Научная статья на тему 'Жертвы российской преступности: Геронтологический аспект (криминологический анализ виктимологической статистикиза 2014-2015 гг. )'

Жертвы российской преступности: Геронтологический аспект (криминологический анализ виктимологической статистикиза 2014-2015 гг. ) Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
839
152
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Журнал
Виктимология
Область наук
Ключевые слова
ЖЕРТВА / ВИКТИМОЛОГИЯ / ПОЖИЛАЯ ЖЕРТВА / СТРУКТУРА ЖЕРТВ / КРИМИНАЛЬНАЯ СМЕРТНОСТЬ / КРИМИНАЛЬНЫЙ ТРАВМАТИЗМ / VICTIM / VICTIMOLOGY / AN ELDERLY VICTIM / THE STRUCTURE OF VICTIMS OF CRIMINAL DEATHS / CRIMINAL INJURIES

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Кабанов П.А.

На основе официальных статистических данных МВД России за 20142015 гг. произведено статистическое измерение последствий современной российской преступности для лиц пожилого возраста. Установлена структура последствий преступности для лиц пожилого возраста, выявлены недостатки современной официальной виктимологической статистики и некоторые тенденции.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

VICTIMS OF RUSSIAN CRIME: GERONTOLOGICAL ASPECT (CRIMINOLOGICAL ANALYSIS VICTIMOLOGICAL STATISTICS FOR 2014-2015 YEARS)

Based on the official statistics Ministry of Internal Affairs of Russia for 20142015 years. produced a statistical measurement of the effects of modern Russian crime for the elderly. The structure of crime consequences for the elderly, revealed the shortcomings of current statistics and official victimological some trends.

Текст научной работы на тему «Жертвы российской преступности: Геронтологический аспект (криминологический анализ виктимологической статистикиза 2014-2015 гг. )»

х т личность

у и преступность

▼ УДК 343.988 Виктимология 1(7) / 2016, стр. 9-17

Кабанов П. А.

ЖЕРТВЫ РОССИЙСКОЙ ПРЕСТУПНОСТИ: ГЕРОНТОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ

(криминологический анализ виктимологической статистики за 2014-2015 гг.)

На основе официальных статистических данных МВД России за 20142015 гг. произведено статистическое измерение последствий современной российской преступности для лиц пожилого возраста. Установлена структура последствий преступности для лиц пожилого возраста, выявлены недостатки современной официальной виктимологической статистики и некоторые тенденции.

Ключевые слова: жертва, виктимология, пожилая жертва, структура жертв, криминальная смертность, криминальный травматизм.

Процессы старения населения во всем мире привлекают внимание не только специалистов в области медицины, но и других отраслей знания, в том числе и социального цикла. Формируется и активно развивается социальная геронтология как учение о деятельности по адаптации лиц пожилого возраста к новым условиям жизни, обусловленным их социальным статусам [28. С. 52]. Не обошли исследования отдельных вопросов, связанных с процессами старения и юридические науки криминального цикла. В первую очередь это отразилось на создании нового научного направления «правоохранительная геронтология», направленного на защиту лиц пожилого возраста [8. С. 122-134].

Российские юридические науки криминального цикла также уделяли внимание лицам пожилого возраста, но чаще с позиции совершения ими преступлений [10; 12. С. 67-73; 15; 19. С. 35-38; 24; 30. С. 132-135; 42]. Еще в конце ХХ века известный советский (российский) крими-

нолог профессор Ю. М. Антонян предлагал создание самостоятельного направления криминологических знаний «криминальной геронтологии», изучающей преступность лиц пожилого возраста [11. С. 25-35]. Однако в силу различных причин это направление криминологических знаний на территории СССР и современной России быстрого развития не получило. Хотя формирование «криминальной геронтологии» (криминогерон-тологии) призналось и признается отечественными специалистами необходимым, важным и перспективным направлением криминологических знаний [9. С. 145-147; 35. С. 13-14].

В настоящее время виктимологиче-ское направление познания жертв пожилого возраста как наиболее уязвимой от преступного поведения категории населения ограничивается лишь несколькими небольшими исследованиями и публикациями как общетеоретического характера [13. С. 385-389; 20. С. 11-21; 27; 29. С. 127-129; 36; 37; 38. С. 77-79; 39.

С. 128—131], так и познанием специальных видов (категорий) жертв [14. С. 205209; 43. С. 224-230; 44. С. 60-63]. Вместе с тем, зарубежными и отечественными специалистами последовательно проводятся криминологические исследования виктимологических аспектов лиц пожилого возраста (возрастная криминогенная виктимность лиц пожилого возраста [16. С. 60-64; 17. С. 123-124; 18. С. 23-27; 21. С. 51-59; 26. С. 315-318; 32. С. 45-49]) от различного рода преступлений (криминального насилия, мошенничества, краж [1. С. 183-198; 2. С. 76-84; 3. С. 632645; 4. С. 92-109; 5; 6. С. 357-374; 7; 22. С. 69-77; 23. С. 446-449; 33. С. 31-34; 34. С. 26-49; 45. С. 42-44]). Однако системных исследований криминальной виктим-ности лиц пожилого возраста как негативного социально-правового последствия преступности с использованием данных официальной ведомственной виктимоло-гической статистики не проводилось.

Объектом проведенного нами исследования являются негативные последствия современной российской преступности для лиц пожилого возраста (мужчин старше 60 лет и женщин старше 55 лет), отраженные в официальной ведомственной виктимологической статистике МВД Российской Федерации.

Цель проведенного исследования -установление масштабов негативных последствий российской преступности для лиц пожилого возраста.

Задачи проведенного исследования: а) поиск, описание и объяснение последствий российской преступности для лиц пожилого возраста; б) выяснение количества жертв среди лиц пожилого возраста в структуре жертвоприношения российской преступности; в) выяснение структуры жертв преступлений пожилого возраста.

Методологической основой проведенного исследования являются диалектический материализм и основанные на нем общенаучные и частно-научные методы познания криминальных явлений и процессов, используемых в современной российской криминологической науке.

Эмпирической базой проведенного исследования выступают официальные статистические данные о количестве потерпевших от различного рода преступлений за 2014-2015 гг., полученные из Центра статистической информации ФКУ «Главный информационно-анали-

тический центр Министерства внутренних дел Российской Федерации». Представленная статья является продолжением публикаций автора по результатам криминологического исследования вопросов криминальной геронтологической виктимологии [25. С. 230-241].

Современная российская преступность - явление сложное, многогранное, устойчивое и многоаспектное. Официальная российская криминальная статистика правоохранительных органов свидетельствует о том, что в последние несколько лет просматривались устойчивые тенденции по её снижению. Если в 2009 году в Российской Федерации было зарегистрировано и учтено 2994820 преступлений, то в 2014 году только 2190578, или на 19% меньше, и лишь только в 2015 году наметился рост статистических показателей преступности на 8,6% по сравнению с предыдущим годом. Наравне со снижением (повышением) криминальной активности населения почти такими же темпами изменялась и его криминальная виктимность. Так, если в 2009 году было зарегистрировано и учтено 1953179 физических лиц, потерпевших от преступлений, то в 2014 году 1562660 человек, или на 20% меньше, и вновь эти показатели стали увеличиваться лишь в 2015 году на 6,6% и достигли в числовом выражении 1949050.

Требуется обратить внимание на то обстоятельство, что в рамках российской официальной виктимологической статистики с 2007 по 2014 г. в числе потерпевших от преступлений из числа физических лиц выделялись только две категории жертв по возрасту и полу: несовершеннолетние жертвы и женщины-жертвы. В 2014 году впервые была осуществлена группировка потерпевших от преступлений и по иным основаниям (гражданству, состоянию здоровья, месту жительства), в том числе и дополнительно по возрасту ещё на одну категорию - лиц пожилого возраста (мужчин старше 60 лет и женщин старше 55 лет). Такое нововведение российских правоохранителей заслуживает не только одобрения и поддержки, но и активного исследования получаемых статистических данных для оценки негативных последствий современной российской преступности.

По данным официальной ведомственной виктимологической статистики, в

2014 году в Российской Федерации было зарегистрировано и учтено 224 736 жертв преступлений пожилого возраста, или 0,7% от общего количества всех лиц пожилого возраста, проживавших в России в 2014 году [40. С. 693], и 14,4% от общего количества всех потерпевших от преступлений из числа физических лиц. При этом удельный вес потерпевших от преступлений пожилого возраста по сравнению с показателями региональной преступности десятилетней давности увеличился в 4,5 раза [41. С. 37]. В 2015 году количество жертв преступлений пожилого возраста составило 258321 человек, или на 14,9% больше, чем в предыдущем году. Этот годичный прирост потерпевших от преступлений лиц пожилого возраста выше, чем общий прирост как преступности, так и виктимности в России. При этом произошло увеличение доли жертв пожилого возраста в общем количестве потер-

певших от преступлений до 15,5%. Это лишь подтверждает общемировые тенденции - возрастания количества жертв преступлений пожилого возраста [31. С. 29].

В структуре жертв преступлений пожилого возраста в 2014 году 154 992, или 69%, составляли женщины, и только 69 744, или 31%, мужчины. В 2015 году структура жертв преступлений среди лиц пожилого возраста изменилась не значительно: женщины составили 176526, или 68,3%, а мужчины - 81795, или 31,7%. Такое соотношение среди жертв пожилого возраста близко к общим демографическим пропорциям соотношения мужчин и женщин в числе лиц, пожилого возраста: 71,3% и 28,7%. Этот показатель соответствует ранее проводимым исследованиям 2000-2009 гг., где удельный вес женщин среди жертв преступлений пожилого возраста составлял 72% [36. С. 8] (см. рис. 1 и рис. 2).

Структура жертв преступлений пожилого возраста в России в 2014 году

П мужчины ■ женщины

Рис. 1

Структура жертв преступлений пожилого возраста в России в 2015 году

□ мужчины ■ женщины

Рис. 2

По правовому критерию «степень общественной опасности преступлений», совершаемых в отношении лиц пожилого возраста в 2014 году, структурные статистические показатели выглядели следующим образом:

а) жертвами особо тяжких преступлений оказалось 3 626 человек, или 1,6% от их общего количества;

б) жертвами тяжких преступлений -50 566, или 22,5%;

в) жертвами преступлений средней тяжести - 102 389, или 45,6%;

г) жертвами преступлений небольшой тяжести - 68 155, или 30,3%.

По итогам 2015 года ситуация несколько изменилась и стала выглядеть следующим образом:

а) жертвами особо тяжких преступлений оказалось 3 898 человек, или 1,5% от их общего количества;

б) жертвами тяжких преступлений -52 526, или 20,3%;

в) жертвами преступлений средней тяжести - 123 919, или 48,0%;

г) жертвами преступлений небольшой тяжести - 77 978, или 30,2%.

Следовательно, в 2014-2015 гг. лица пожилого возраста наиболее часто становились жертвами преступлений средней и небольшой тяжести, а жертвами тяжких и особо тяжких преступлений оказалось лишь менее четверти всех лиц, признанных потерпевшими этой возрастной категории. При этом очевидно небольшое снижение удельного веса жертв пожилого возраста от совершения тяжких и особо тяжких преступлений с 24,1% в 2014 году до 21,8% в 2015.

Обратившись к структурному анализу количественных показателей учтенных жертв преступлений пожилого возраста, необходимо отметить, что значительная доля их приходится на три группы преступлений: преступлений против собственности, преступлений против жизни и здоровья и преступлений против безопасности движения и эксплуатации транспорта. В совокупности всех жертв преступлений пожилого возраста, зарегистрированных в 2014 году на них долю приходилось 213 315 человек, или 94,9%, а 2015 году 246 003, или 95,2%. В то же время среди жертв всех иных групп преступлений доля лиц пожилого возраста незначительна и составляла всего около 5%.

В рассматриваемый нами период наибольшее количество жертв преступлений лиц пожилого возраста зарегистрировано от совершения преступлений против собственности - 380 708 человек. Ели в 2014 году было учтено 175 024 человек, или 77,9% от общего количества жертв преступлений этой возрастной группы, то в 2015 году они составили 205 684, или 79,6%. Годовой прирост этого показателя оказался значительным как в количественном выражении на 17,5%, так и в структурном на 1,7%.

Учитывая важность и значимость структурного анализа для проводимого нами исследования, мы осуществили группировку данной категории жертв по способу совершения преступлений на отдельные подгруппы. В результате такой группировки статистических данных в 2014 году обнаружили следующее:

• жертвами тайного хищения имущества (кражи) оказались 110 558 лиц пожилого возраста;

• жертвами различных видов криминального мошенничества (ст. 159-159.6 УК РФ) - 39 133;

• жертвами грабежа - 12 752;

• жертвами разбоя - 1 985;

• жертвами вымогательства - 551.

На следующий 2015 год эти показатели выглядели следующим образом:

• жертвами тайного хищения имущества (кражи) оказалось 129 416 лиц пожилого возраста, или на 17,1% больше, чем в предыдущем году;

• жертвами различных видов криминального мошенничества (ст. 159-159.6 УК РФ) - 51 395, или на 31,3% больше, чем в предыдущем году;

• жертвами грабежа - 12 084, или на 5,2% меньше, чем в предыдущем году;

• жертвами разбоя - 2 075, или на 4,5% больше, чем в предыдущем году;

• жертвами вымогательства - 356, или на 35,4% меньше, чем в предыдущем году.

Структурный анализ официальных статистических данных показал, что пожилые жертвы краж чужого имущества составили в 2014 году 63,2% от общего количества жертв преступлений против собственности, совершаемых в отношении их, и 49,2% от общего количества всех жертв преступлений этой категории. В 2015 году этот показатель составил 62,9% и 50,1% соответственно.

На втором месте по количеству жертв среди лиц пожилого возраста от преступлений против собственности оказалось мошенничество в различных видах и формах его проявления. В 2014 году оно составляло 22,4% от общего количества жертв преступлений против собственности, совершаемых в отношении их, и 17,4% от общего количества всех жертв преступлений этой возрастной категории. В 2015 году это показатель составил 25,0% и 19,9% соответственно.

На третьем месте по количеству учтенных жертв среди лиц пожилого возраста оказался грабеж чужого имущества. Он составлял в 2014 году 7,3% от общего количества жертв преступлений против собственности, совершаемых в отношении их, и 5,7% от общего количества всех жертв преступлений этой категории. В 2015 году этот показатель составил 5,9% и 4,7% соответственно.

Значительно меньше жертв пожилого возраста, чем от преступлений против собственности, приходится на преступления против жизни и здоровья, но это не уменьшает их трагичность и вредоносность.

В 2014 году жертвами преступлений против жизни и здоровья стали 33 004 лица пожилого возраста, или 14,7% всех попавших в официальную виктимологиче-скую статистику. В числе жертв преступлений против жизни и здоровья пожилого возраста оказалось:

а) жертв убийств и покушений на него 1 660 человек;

б) жертв причинения тяжкого вреда здоровью - 2 617, в результате которого погибло 1 047 человек;

в) жертв побоев - 10 563;

г) жертв истязаний - 468;

д) причинения тяжкого вреда здоровью по неосторожности - 469.

В 2015 году жертвами преступлений против жизни и здоровья стали 34 914 лиц пожилого возраста, или на 5,8% больше, чем в предыдущем году. При этом они составили 13,5% всех учтенных жертв этой возрастной категории. По видам преступлений, совершенных в отношении лиц пожилого возраста, и степени их тяжести количественные показатели выглядят следующим образом:

а) жертв убийств и покушений на него учтено 1 665 человек, или на 5 человек больше, чем в предыдущем году;

б) жертв причинения тяжкого вреда здоровью - 2 545, в результате которого погиб 1 041 человек;

в) жертв побоев - 10 504, или на 0,6% меньше, чем в предыдущем году;

г) жертв истязаний - 539, или на 15,2% больше, чем в предыдущем году;

д) причинения тяжкого вреда здоровью по неосторожности - 515, или больше, чем в предыдущем году, на 9,8%.

Проведенный статистический анализ показывает, что среди преступлений против жизни и здоровья, совершенных в отношении лиц пожилого возраста, наиболее часто они подвергаются физическому насилию в форме побоев. Однако из представленных данных официальной викти-мологической статистики трудно подсчитать размер наиболее тяжких последствий от их совершения - криминальной смертности лиц пожилого возраста, учитывая, что статистическими данными представлена лишь криминальная смертность лиц пожилого возраста от причинения тяжкого вреда здоровью. Вне статистических рамок осталось количество криминальных смертей лиц пожилого возраста от убийств (ст. 105, 107, 108 УК РФ) и причинения смерти по неосторожности (ст. 109 УК РФ).

Из-за несовершенства официального статистического учета мы не можем в полном объеме исследовать показатели криминального травматизма лиц пожилого возраста, поскольку в официальной статистике отсутствуют показатели причинения средней тяжести вреда здоровью этой категории лиц. К тому же показатели причинения тяжкого вреда здоровью отражены частично - лишь от совершения преступлений, предусмотренных ст. 111 и 108 УК РФ, а не всех норм, расположенных в главе 16 УК РФ, в содержании которых учитываются аналогичные последствия (ст. 113 и 114 УК РФ). Более того, полностью отсутствуют статистические данные о причинении лицам пожилого возраста легкого вреда здоровью. Поэтому в ближайшее время необходимо уточнение (расширение) виктимологических статистических показателей.

На третьем месте по количеству жертв среди лиц пожилого возраста стала группа преступлений против безопасности движения и эксплуатации транспорта. Потерпевшими от преступлений

против безопасности движения и эксплуатации транспорта в 2014 году в России оказалось 5 287 лиц пожилого возраста, или 2,4% от всех жертв этой категории лиц, попавших в официальную статистику. Здесь наибольшее количество жертв среди лиц пожилого возраста приходится на автотранспортную преступность, в результате которой жертвами стало 5 248 человек, из которых 2 034 погибли. Криминальная смертность от автотранспортной преступности для лиц пожилого возраста составляет 38,8%. Вместе с тем по аналогичным показателям 2015 года ситуация немного изменилась, и не в лучшую сторону. Потерпевшими от преступлений против безопасности движения и эксплуатации транспорта оказалось зарегистрировано 5 405 лиц пожилого возраста, или на 2,2% больше, чем в предыдущем году. Однако в общей структуре жертв пожилого возраста эта категория жертв составила 2,1%. Как и в предыдущий год, эта категория жертв чаще всего страдала от автотранспортной преступности, в результате которой пострадали 5 365 человек, из которых 2 246 погибли. Криминальная смертность от автотранспортной преступности составила 41,9%, увеличившись за год на 3,1%. При этом неосторожная криминальная смертность от автотранспортной преступности оказалась выше более чем в два раза от причинения тяжкого вреда здоровью потер -певшего, повлекшего по неосторожности его смерть, предусмотренного главой о преступлениях против жизни и здоровья.

Проведенное нами статистическое исследование последствий российской преступности для лиц пожилого возраста за 2014-2015 гг. позволяет нам сформулировать некоторые выводы.

Во-первых, значительную долю жертв преступлений среди лиц пожилого возраста в Российской Федерации занимают женщины, доля мужчин составляет менее одной трети всех жертв этой возрастной категории. Такая структура распре-

деления потерпевших от преступлений среди лиц пожилого возраста в первую очередь обусловлена социально-демографической ситуацией в стране.

Во-вторых, лица пожилого возраста в современной России наиболее часто становятся жертвами преступлений средней и небольшой тяжести, а жертвами тяжких и особо тяжких преступлений — менее одной четверти всех жертв этой возрастной категории.

В-третьих, в современном российском обществе лица пожилого возраста наиболее часто становятся жертвами преступлений против собственности (краж, мошенничества, грабежей), а также против жизни и здоровья, но в основном такого преступления, как причинение физического насилия в форме побоев.

В-четвертых, наиболее опасным видом преступности для лиц пожилого возраста в современном российском обществе является автотранспортная преступность, которая наиболее часто приводит к гибели лиц этой возрастной категории (автотранспортной криминальной смертности).

Безусловно, что проведенное нами исследование не является полным и исчерпывающим. Оно лишь в самом общем виде позволяет оценить размеры негативных последствий современной российской преступности для лиц пожилого возраста. Для более качественного исследования данного феномена необходимо проанализировать статистические показатели за более длительный период и, возможно, с использованием иных методов.

Для объединения всех виктимологи-ческих исследований, связанных с исследованием негативных последствий преступности для лиц пожилого возраста, возможно, следует начать разработку частной виктимологической теории криминальной геронтологической викти-мологии, изучающей пожилых жертв криминального поведения.

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Bachman R., Dillaway H., Lachs M.S. Viólense Against the Elderly: A Comparative Analysis of Robbery and Assault Across Ade and Gender Croups // Research on Ageing. — 1998. - №2. - P.183-198.

2. Cantrell B. Triad: Reducing Criminal Victimization of the Elderly // The FBI Law Enforcement Bulletin. - 1994. - Vol. 63. - No. 2. - P.76-84.

3. Cooh F. L., Cooh T. D. Evaluating the rhetoric of crisis: A case study of criminal Victimization of the elderly // Social Service Review. - 1976. - No. 50. - P.632-645.

4. Dietz T., Wright J. D. Victimization of the Elderly Homeless // Care Management Journals. - 2005. - Vol. 6. - No. 1. - P. 92-109.

5. Fattah E. A., Sacco V. F. Criminal and Victimization of the Elderly. - N-Y., 1989.

6. Hirschel J. D., Rubin K. B. Special Problems Faced by the Elderly Victims of Crime // The Journal of Sociology & Social Welfare. - 2014. - Vol. 9. - No. 2. - P. 357-374.

7. James M. P. The Elderly as Victims of Crime, Abuse and Neglect. - Australian Institute of Criminology, 1992.

8. Pykert U. L. Law Enforcement Gerontology // The FBI Law Enforcement Bulletin. -1994. - Vol. 63. - No. 2. - P. 122-134.

9. Ананиан Л. Л. Рецензия на книгу: Антонян Ю. М. Волкова Т. Н. Преступность стариков /Академия права и управления. - Рязань, 2005. - 159 с. // Социальные и гуманитарные науки. Отечественная и зарубежная литература. Серия 4: Государство и право: Реферативный журнал. - 2007. - No. 1. - С. 145-147.

10. Антонян Ю. М. Волкова Т. Н. Преступность стариков : монография. - 2-е изд. -Рязань, 2005.

11. Антонян Ю. М. Криминальная геронтология // Актуальные проблемы советской криминологии и исправительно-трудового права: сборник научных трудов / отв. ред.

B. Е. Эминов. - М.: ВЮЗИ, 1989. - С. 25-35.

12. Антонян Ю. М. Преступность пожилых людей // Советское государство и право. -1991. - № 11. - С. 67-73.

13. Байбарин А. А. Пожилой возраст потерпевшего от преступления // Научные труды РАЮН. В 3-х т. Вып. 9. Т. 3. - М.: Юрист, 2009. - С. 385-389.

14. Барсукова О. В. Домашнее насилие и его пожилые жертвы // Молодые юристы -науке и практике : материалы конференции молодых ученых, аспирантов и студентов, 14 апреля 2005 г. - Владивосток, 2005. - С. 205-209.

15. Барсукова О. В. Старческая преступность и преступления против лиц пожилого возраста (криминологические и уголовно-правовые проблемы) : дис. ... канд. юрид. наук. - Владивосток, 2003.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

16. Вишневецкий В. А. Проблемы виктимности пожилых людей в современном обществе // Современные проблемы противодействия преступности : материалы всероссийской научно-практической конференции (22-23 июня 2010 г.). - Волгоград, 2010. -

C. 60-64.

17. Вишневецкий К. В. Криминогенная виктимность социальных статусов в современном обществе. - Краснодар, 2005. - С. 123-124.

18. Вишневецкий К. В. К вопросу о виктимизации людей преклонного возраста // Теория и практика общественного развития. - 2012. - № 12. - С. 23-27.

19. Волкова Т. Преступность пожилых людей // Законность. - 2005. - № 6. - С. 35-38.

20. Горфан Я. Ю. Some Psychological aspects of Elderly people victimization // Психология и право. - 2011. - № 4. - С. 11-21.

21. Горфан Я. Ю. К проблеме виктимизации пожилых людей: обзор зарубежных исследований // Современная зарубежная психология. - 2013. - № 1. - С. 51-59.

22. Горфан Я. Ю., Ениколопов С. Н. Личностные особенности и отношение к возрастным стереотипам пожилых людей, пострадавших от психологического насилия // Социальная психология и общество. - 2014. - № 3. - С. 69-77.

23. Дорохина С. А., Ярославцева И. В. К проблеме коррекции критического мышления у пожилых людей - жертв мошеннических действий // Проблемы теории и практики современной психологии : материалы XIII ежегодной Всероссийской (с международным участием) научно-практической конференции. - Иркутск: Иркутский государственный университет, 2014. - С. 446-449.

24. Земенгоф А. Ф. Преступность стариков. - СПб., 1915.

25. Кабанов П. А. Пожилые жертвы российской преступности: анализ виктимологи-ческой статистики за 2014 год // Полицейская деятельность. - 2015. - № 4. - С. 230-241.

26. Кадырова Н. Н. Возрастная виктимность как криминологическая проблема // Правовая защита частных и публичных интересов : сборник статей международной научно-практической конференции (20-21 апреля 2012 г.) - Челябинск, 2012. - С. 315-318.

27. Карпышева Ю.О. Виктимологическая характеристика и предупреждение преступлений, совершаемых в отношении лиц пожилого возраста : монография. - М.: Юр-литинформ, 2012.

28. Каспрук Л. И., Бегун Д. Н., Жакупова Г. Т., Снасапова Д. М. Некоторые актуальные аспекты социальной геронтологии // Современные проблемы науки и образования. -2015. - № 3. - С. 52.

29. Кулакова В. А., Карепанова И. Ю. Пожилые люди как категория населения повышенной виктимизации // Право и государство. - 2009. - № 4. - С. 127-129.

30. Морозов Н. А. Геронтологический аспект преступности в Японии // Общество и право. - 2014. - № 1 (47). - С. 132-135.

31. Морозов Н. А. Преступность в современной Японии: проблемы криминологической и уголовно-правовой политики : автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. - М., 2016.

32. Пищикова Л. Е. Виктимность лиц позднего возраста (глобальные и судебно-пси-хиатрические аспекты) // Клиническая геронтология. - 2014. - Т. 20. - № 11-12. - С.45-49.

33. Попов Н. В. Обман - преступление против стариков // Актуальные вопросы борьбы с преступлениями. - 2015. - № 2. - С. 31-34.

34. Пучков П. В. Геронтологический эбьюзинг как предмет социологического исследования // Социология: методология, методы, математическое моделирование. - 2006. -Т. 23. - С.26-49.

35. Разумов П. В. Криминологическая характеристика геронтологической преступности и меры её предупреждения: дис. ... канд. юрид. наук. - Ставрополь, 2005.

36. Репецкая Ю. О. Виктимологическая характеристика и предупреждение преступлений, совершенных в отношении лиц пожилого возраста : автореф. дис. ... канд. юрид. наук. - М., 2010.

37. Репецкая Ю. О. Виктимологическая характеристика и предупреждение преступлений, совершенных в отношении лиц пожилого возраста : автореф. дис. ... канд. юрид. наук. - М., 2010.

38. Репецкая Ю. О. Виктимологические факторы, детерминирующие совершение преступлений в отношении лиц пожилого возраста // Криминологический журнал Байкальского государственного университета экономики и права. - 2010. - № 3. - С. 77-79.

39. Репецкая Ю. О. Характеристика личности преступника и потерпевшего от преступлений, совершаемых в отношении пожилых людей // Известия Иркутской государственной экономической академии. - 2010. - № 4. - С. 128-131.

40. Российский статистический ежегодник. 2014: статистический сборник. - М., 2014.

41. Судакова Т. М. Личность потерпевшего от региональной преступности и факторы, детерминирующие их виктимизацию // Виктимологическая характеристика региональной преступности и её предупреждение / под ред. проф. А. Л. Репецкой. - М., 2009.

42. Темаев Т. В. Социальный аспект геронтологической преступности: дис. ... канд. социолог. наук. - Саратов, 2005.

43. Турдубаева Э. К. Социальная работа с жертвами насилия пожилого возраста (на примере Кыргызстана) // Социальная политика и социология. - 2008. - № 2. - С. 224-230.

44. Харламов В. С. Старшее поколение и внутрисемейное насилие в мегаполисе (на примере Санкт-Петербурга) // Криминология: вчера, сегодня, завтра. - 2012. - № 27. -С. 60-63.

45. Шикула И. Р. К вопросу о виктимологической профилактике преступного насилия в отношении лиц пожилого возраста // Российский следователь. - 2013. - № 8. -С. 42-44.

КАБАНОВ Павел Александрович, доктор юридических наук, доцент, профессор кафедры криминологии Нижегородской академии МВД России, профессор кафедры уголовного права и процесса Казанского инновационного университета им. В. Г. Тимирясова. E-mail: kabanovp@mail.ru

Kabanov P. A.

VICTIMS OF RUSSIAN CRIME: GERONTOLOGICAL ASPECT (CRIMINOLOGICAL ANALYSIS VICTIMOLOGICAL STATISTICS FOR 2014-2015 YEARS)

Based on the official statistics Ministry of Internal Affairs of Russia for 20142015 years. produced a statistical measurement of the effects of modern Russian crime for the elderly. The structure of crime consequences for the elderly, revealed the shortcomings of current statistics and official victimological some trends.

Keywords: victim, victimology, an elderly victim, the structure of victims of criminal deaths, criminal injuries.

KABANOV Pavel A, Doctor of Law, Associate Professor, Professor of the Department of Criminology of the Nizhny Novgorod Academy of the MOI of Russia, Professor of Criminal Law and the University of Kazan innovation process them. V.G. Timiryasova E-mail: kabanovp@mail.ru

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.