Научная статья на тему 'Жанровое разнообразие танцевального фольклора русских Омского Прииртышья и его специфика'

Жанровое разнообразие танцевального фольклора русских Омского Прииртышья и его специфика Текст научной статьи по специальности «Искусствоведение»

CC BY
1906
169
Поделиться
Область наук
Ключевые слова
ЖАНР / ТАНЕЦ / ФОЛЬКЛОР / ХОРОВОД / ПЛЯСКА / GENRE / DANCE / FOLKLORE / ROUND DANCE / DANCING

Аннотация научной статьи по искусствоведению, автор научной работы — Николаева Лидия Яковлевна

На основании проведённого исследования определены основные жанры и жанровые разновидности танцевального фольклора русского населения Омской области, выявлены их специфика и художественное своеобразие в период конца ХIХ середины ХХ вв. Жанровая группировка танцевального фольклора проведена с учётом хореографической структуры танца и их специфических особенностей. Результаты исследования определяют перспективы для дальнейших разысканий в области межжанровых связей танцевального фольклора.

Похожие темы научных работ по искусствоведению , автор научной работы — Николаева Лидия Яковлевна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Various genres and specificities of dance folklore of Russians of Omsk Priirtyshie

As the result of research, main genres of the dance folklore of the Russian population of Omsk region, their differences, specifications and art variety during the period of the end of 19th century middle of 20th century were defined. Genre grouping of the dance folklore was made with the aspects of choreographic dance structure and their specific features. The result of the research defines the perspectives for the further findings in the area of inter-genre relationship of the dance folklore.

Текст научной работы на тему «Жанровое разнообразие танцевального фольклора русских Омского Прииртышья и его специфика»

КУЛЬТУРОЛОГИЯ «ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК» № 4 (79), 2009

4. Туманик Т.Г. Применение ордерных форм в архитектуре городов Западной Сибири конца XVIII — середины ХХ вв. (На примере Омска, Томска, Барнаула и Новосибирска) : автореф. дис... канд. архитектуры / Т.Г. Туманик. — Новосибирск, 1999. — С. 17.

5. Касьянов В.П. К истории реставрации произведений скульптора В.Ф. Винклера / В.П. Касьянов // Декабрьские диалоги : материалы Всерос. науч. конф. памяти Ф.В. Мелехи-на. 19 — 21 дек. 2005 г.: Вып. 9 / ООМИИ им. М.А. Врубеля. — Омск : Издательский дом «Наука», 2006. — С. 70 —72.

6. Музей Омских железнодорожников. № 4057. Д. 133. ЛЛ.1 - 26.

7. Бартенев И.А. Очерки истории архитектурных стилей / И.А. Бартенев, В.Н. Батажкова. — М. : Изд-во «Изобрази-

тельное искусство», 1983. — С. 116.

8. Баландин С.Н. А.Д. Крячков. Сибирский архитектор / С.Н. Баландин. — Новосибирск : Новосибирское книжное изд-во, 1991.

ГУМЕНЮК Алла Николаевна, кандидат искусствоведения, заслуженный работник культуры РФ, доцент кафедры «Дизайн, реклама и технология полиграфического производства».

Е-шаП: aumenyuk-alla@mail.ru

Дата поступления статьи в редакцию: 09.04.2009 г.

© Гуменюк А.Н.

удк 371. 68008 Л. Я. НИКОЛАЕВА

Омский государственный университет им. Ф. М. Достоевского

ЖАНРОВОЕ РАЗНООБРАЗИЕ ТАНЦЕВАЛЬНОГО ФОЛЬКЛОРА РУССКИХ ОМСКОГО ПРИИРТЫШЬЯ И ЕГО СПЕЦИФИКА____________________________________

На основании проведённого исследования определены основные жанры и жанровые разновидности танцевального фольклора русского населения Омской области, выявлены их специфика и художественное своеобразие в период конца XIX — середины ХХ вв. Жанровая группировка танцевального фольклора проведена с учётом хореографической структуры танца и их специфических особенностей. Результаты исследования определяют перспективы для дальнейших разысканий в области межжанровых связей танцевального фольклора. Ключевые слова: жанр, танец, фольклор, хоровод, пляска.

Танцевальный фольклор русского населения Омского Прииртышья богат по своему содержанию и разнообразен в жанровом отношении. Об этом свидетельствуют полевые материалы, собранные в Омской области фольклористами, этнографами, краеведами, культурологами, в том числе на рубеже ХХ — XXI вв. Однако подробных сведений, позволяющих исчерпывающе судить о характере танцевального творчества сибиряков, до сих пор крайне недостаточно. Тем не менее обобщение и анализ имеющихся архивных материалов, видеозаписей, результатов полевых исследований дают возможность выявить основные тенденции развития и современное состояние танцевальной традиции на территории рассматриваемого региона. Целью нашей работы является определение жанровой специфики и художественного своеобразия танцевального фольклора русского населения Омской области в период конца ХК — середины ХХ вв. Источниковую базу исследования составили прежде всего полевые материалы фольклорных экспедиций студентов кафедры хореографии Омского государственного университета имени Ф.М. Достоевского, под руководством автора в 2005 — 2008 гг. по ряду районов Омской области. Помимо экспедиционных

материалов использованы архивные документы и опубликованные фактические данные по фольклору Западной Сибири.

В соответствии с принципами систематизации, принятыми в современной этнохореологической науке, материал исследования мы разделяем на две жанровые группы: 1) — хороводы, 2) — пляски. Проведение жанровой группировки хореографических форм танцевального фольклора осуществляется на основе положений, которые нашли отражение в работах К.Я.Голейзовского, А.И.Климова, Т.А.Устиновой, В.Н.Всеволодского-Гернгросса. Одним из основных классификационных признаков становится хореографическая структура танца и совокупность его устойчивых хореографических признаков (форма, стиль, тематика, половозрастной состав и пр.).

До конца ХГХ в. самым многочисленным и представительным жанром танцевальной культуры на исследуемой территории оставался хоровод. Его выделение обусловлено высоким художественным результатом, многоплановостью жанровых подвидов и форм, огромным числом образцов каждого из них, наличием стереотипизированных моделей, позволяющих репродуцировать новые образцы. Как и в

ряде других танцевальных традиций, жанр хоровода в Омской области в соответствии со своими структурно-композиционными признаками мы разделяем на два основных вида: орнаментальные (фигурные хороводы) и игровые хороводы. К орнаментальнохореографическим формам относятся хороводы в текстах песен, которых, нет конкретного действия, ярко выраженного сюжета, действующих лиц [1], траектория передвижения участников образует ломаные, извивающиеся или переплетающиеся линии. Хореографическая структура орнаментальных хороводов Омской области представлена композиционным построением двух видов:

1) круговое построение — круг и его модуляции;

2) некруговое построение — линейные, «рядовые», «стреловые», «стенка на стенку», «колонной», «цепочные», зигзагообразные и пр.

К первому виду мы относим многочисленные медленные круговые хороводы, метро-ритмическая структура которых вытекает из функциональных особенностей данного вида и порождена неторопливым, мерным шагом вождения хоровода, тексты круговых песен были очень длинны и позволяли напеться и наиграться вдоволь [2]: «Во донских-то лесах», «Так и вы, лужья», «Сею-вею беленький леночек», «На улице, мамонька», «Пимы мои, пимы» и др. Второй вид образуют орнаментальные хороводы, исполняемые в различных темпах (медленном и быстром) с ярко выраженным элементом изобразительности в построении разнообразных фигур хоровода, например, хоровод «улиткой» «Чёрный ворон воду пил», «спиралевидный» хоровод «Заплетайся плетень», хоровод «колонной» «Разлука, ты разлука», линейный хоровод «А ты, заря моя, зоренька», хоровод «шеренгой» «Эй, мой горох садовый, полевой» [3]. Главной особенностью пространственной организации орнаментальных хороводов Омской области является малое количество фигур (одна — две). Так, в хороводе «Чёрный ворон воду пил» существуют фигуры «завивание улитки» и следующее за ним «развивание», в хороводе «Заплетайся плетень» — фигуры «заплетение» и «расплетение». Хореографическая лексика орнаментальных хороводов очень скупа, сводилась, по существу, к разновидностям шага, соотнесённого с ритмом песни. Основным выразительным средством становятся регламентированное поведение и пластика танцующих, а также рисунок их перемещений.

Отличительной чертой омских хороводов можно назвать очень развитое игровое начало. Под игровым хороводом чаще всего подразумевается действо, в котором хор движется по кругу, а в центре круга «персонажи» хороводной песни «разыгрывают» её сюжет [4]. По своему содержанию игровые хороводы весьма богаты, поскольку всесторонне отражали многогранные стороны жизни и быта сибиряков: трудовые процессы, любовные отношения, выбор пары, взаимоотношения мужа и жены, свёкра и снохи и т.д. Большой популярностью пользовались игровые хороводы с символикой свадьбы, структурообразующим мотивом которых является выбор «невесты» или «жениха», выбор родственников (тестя, тёщи, шурина и т.д.). При исполнении хоровода «Вдоль по улице хоровод вожу» холостой парень выбирает себе «невесту» из девушек, поочерёдно предлагаемых «матерью». Другим примером может служить хоровод «Хожу я гуляю вдоль по карагоду», в котором «парень-солист» выбирает себе «невесту», «тёщу», «тестя», «шурина». Существует целая группа хороводов, содержание которых связано с мотивом

«женитьбы»: «На стульчике купчик», «У нас Петенька нынче женится», «У нас Коленька женится», «У нас Ванюшка женится», «Поплыли гуси, поплыли серы». Во всех вариантах, как правило, смысл хоровода заключался в «переженивании» участников, концовки хороводов могли варьироваться. Самым притягательным для сибирской молодежи были, конечно, игровые хороводы с поцелуями — парень и девушка ходили в центре круга или полукруга, обыгрывая содержание песни, завершалась песня традиционным поцелуем, закрепляющим любовные отношения между молодыми людьми («Я качу кольцо», «Во тереме доски тонки», «Рассевали девки лен», «Хожу я гуляю вдоль по карагоду», «На стульчике купчик», «Ты шкатулка, ты шкатулка моя»). Поцелуи сопровождали почти каждую игру. Во всех хороводах поцелуй в кругу выступает в любовно-брачном контексте. Строго обрядовый характер поцелуя был утрачен, он носил скорее игровой характер .

В своих построениях игровые хороводы менее разнообразны, чем орнаментальные. Наиболее характерным является круговой рисунок («Ещё, Коленька, выбирай себе жену», «Ой, да кому вечер», «Шёл, прошёл Иван»), реже линейный — «стенка на стенку» («А мы просо сеяли», «Конь по бережку похаживает»). Во всех приведённых примерах мы наблюдаем взаимосвязь танцевально-игрового движения и словесного текста, их общую глубинную семантику. Так, с одной стороны, песенный текст был подчинён пластическому действию, с другой активно воздействовал на него. Пластические движения в сочетании с игровыми элементами выполняли значительную роль в развитии сюжета, задавали ритм хороводной игре. Танцевальные композиции игровых хороводов основывались на использовании драматических действий, игровых элементов, разнообразных пространственных рисунков в сочетании с индивидуально-импровизационной хореографической лексикой. В некоторых игровых хороводах («Мы сеяли, сеяли лён») появляются элементы припляса, представляющие собой разнообразные по ритмическому рисунку притопы. Припляс — это новый элемент, который отсутствовал в северном игровом хороводе, но присутствует в среднерусской хороводной традиции. Проведенный анализ позволяет утверждать, что по своему структурно-композиционному построению, характеру хореографического движения, исполнительской манере орнаментальные и игровые хороводы исследуемого региона сохранили близость хороводным традициям Русского Севера. Однако их смешанный состав, появление элементов припляса обнаруживают значительное сходство с хороводными традициями среднерусской зоны России. Характерной особенностью хороводов Омской области является то, что они никогда не соединялись с пляской, хотя пляска здесь получила широкое распространение.

Пляска является не менее популярным жанром танцевального фольклора русских Омского Прииртышья. В отличие от хороводов, пляски характеризовались значительно большей отвлечённостью и обобщённостью движений, вариативностью отдельных танцевальных элементов, наличием и повторением наиболее излюбленных фигур, что способствовало их быстрой адаптации и распространению. К концу

XIX в. пляски, благодаря именно этим своим качествам, стали доминирующим хореографическим жанром, оттеснив на второй план традиционные хороводы. Набор плясок в разных местах Омской области мог быть очень разным, встречались как общераспространённые, так и локальные, малоизвестные виды.

«ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК» № 4 (79), 2009 КУЛЬТУРОЛОГИЯ

КУЛЬТУРОЛОГИЯ «ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК» № 4 (79), 2009

В северных районах области очень популярными были разнообразные «кадрели», «лентеи», часто, по большинству свидетельств, плясали «Чижика», «Лысого», «Зеркало», «Звёздочку». Повсеместно исполняли «Барыню», «Вальс», «Цыганочку», «Подгорную», «Коробочку», «Трепак», «Польку-бабочку», «Тустеп», «Краковяк», «Казачок», «Фокстрот», «Падеспань», «Парижанку».

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В соответствии со своими структурными признаками в жанре пляски можно выделить два танцевально-стилевых слоя:

1) ранний танцевально-стилевой слой, являющийся воплощением стиля традиционной пляски;

2) поздний танцевально-стилевой слой, восходящий к стилю городской танцевальной культуры;

К традиционным видам, бытующим в этом регионе, относятся сольные, парные, групповые переплясы, массовые пляски под пение частушек и под гармонь. Главными чертами традиционных плясок раннего периода по-прежнему оставалась импровизация, простота движений. Заметим, что образцы ранней пляски единичны. Из повседневного репертуара они, как и в других русских традициях, вытесняются танцами позднего происхождения. В конце XIX — начале

XX вв. в связи с развитием новых социально-экономических отношений, усилением влияния городских форм культуры, наблюдается процесс проникновения городских танцев в деревенский быт. В сибирском танцевальном фольклоре появились такие городские танцы, как краковяк, полька, парижанка, танго, тустеп, твист, вальс, падеспань, падекатр, кадриль, которые прочно вошли в быт русских крестьян и исполнялись на праздниках, гуляньях и вечёрках.

В Омской области танцы позднего периода представлены значительным набором жанровых разновидностей: а) городские бальные танцы; б) кадрили и лансье; в) танцы, созданные в подражание городским на основе слияния традиционной и городской бальной хореографии. Материалы полевых исследований позволили нам выявить некоторые специфические особенности бытования этого вида танца на исследуемой территории. Набор городских бальных танцев, зафиксированных в районах области, практически одинаков. Повсеместно исполняли кадрили, польки, вальс, краковяк, тустеп, фокстрот, падеспань. При сравнении городские бальные танцы в деревне, на первый взгляд, представляют собой достаточно точную копию исполняемых в городах. Однако их важной особенностью является упрощение хореографической композиции, манеры исполнения, музыкального сопровождения. Движения городских бальных танцев в Омской области носят усреднённый, общерусский характер. Они обнаруживают родство с подобными танцами других регионов России (Русского Севера, Зауралья, Сибири, Поволжья и пр.), поэтому в меньшей степени представляют локальные особенности танцевальной традиции данного региона.

Большинство исследователей русского танца (В.Н.Всеволодский-Гернгросс, А.И.Климов, Г. Ф.Богданов) из группы городских бальных танцев, бытующих в деревне, выделяет в отдельную группу кадриль, характеризующуюся, по сравнению с остальными танцами, сложным структурно-композиционным построением [5]. В Омской области основными факторами, влияющими на места распространения кадрили, являются особенности заселения и освоения русскими данного региона. Широкое распространение получили кадрили в северных районах области, основу населения которых составили выходцы поморских уездов. Танцевальные традиции этой зоны

обнаруживают наибольшее сходство с танцевально-игровыми традициями Европейского Севера, богатыми, как хороводами, так и разнообразными плясками и кадрилями. Плясали кадриль в Тарском, Усть-Ишимском, Муромцевском, Большереченском районах. Кадрилями выделяется Седельниковский район, в котором зафиксированы «Саратовская кадриль», «Крестовая кадриль», «Денисовская кадриль», «Спасская кадриль», кадрили деревень Седельниково, Ельничное, Соловьёвка. Значительно реже встречается кадриль в южных районах области, заселённых в основном переселенцами из южных губерний России, в танцевальной традиции которых, кадриль встречается очень редко, в большинстве мест отсутствует. Кадриль, появившаяся в танцевальном репертуаре исследуемого региона в поздний период (начало XX в.), становится главной на молодёжных вечерках и праздниках, заменив многие традиционные хороводы и пляски. Многочисленные и разнообразные по построению и содержанию кадрили придают танцевальной культуре Омской области наиболее яркую отличительную черту.

Следующую группу составили деревенские танцы, созданные в подражание городским. Эти танцы несли в себе черты, как традиционной лексики, так и лексики бальной хореографии. К ним мы относим «Польку-бабочку», «Бешеную бабочку», «Подгорную», «Общую подгорную», «Лысого», «Коробочку», «Звёздочку». Характерной чертой танцев этой группы, является постоянно повторяющаяся танцевальная композиция и небольшой музыкальный фрагмент как ритмо- и темпо-образующий фон. В их структуре четко выделяются, помимо традиционных, новые элементы: наличие драматургии, усиление зрелищности переходами одного рисунка в другой. Несмотря на существенные отличия, танцы, созданные в подражание городским можно считать прямыми потомками традиционных хореографических форм, в которых сохраняются все ценности, обуславливающие ее неповторимость и практическую реализацию. Эти танцы были очень любимы жителями, наиболее популярные из них танцевались в сельских клубах Омской области вплоть до 50 — 60-х годов.

Таким образом, в хореографическом фольклоре русского населения Омского Прииртышья доминируют две группы жанров: хороводы и пляски, которые в свою очередь подразделяются на многочисленные ис-торически-стадиальные жанровые подгруппы (виды, разновидности) от старинных, традиционных до более поздних танцевальных форм, заимствованных из городской танцевальной культуры и адаптированных к стилистике деревенских танцев. Региональные особенности танцевальных жанров русских Омской области во многом предопределили природно-климатические, хозяйственные, исторические, социальные факторы, иноэтническое окружение. В основе своей русский танцевальный фольклор в регионе, несмотря на активные контакты с местными народами (татарами, остяками, казахами), сохранил структурную целостность, типологическую близость традиционной хореографии севернорусских и среднерусских регионов России. Имеются также и некоторые привнесения в сибирскую крестьянскую танцевальную культуру отдельных элементов исходно-южнорусских танцевальных традиций. В целом, несмотря не некоторые локальные отличия, хороводам и пляскам Омской области присущи общесибирские черты.

Актуальность заявленной проблематики обусловлена тем, что танцевальная культура региона до сих пор не была предметом специального культуро-

логического исследования. Научная новизна работы определяется как самой постановкой проблемы, так и привлекаемым материалом. Впервые объектом изучения становятся танцевальные традиции русских Омской области, определившие многие качественные особенности танцевальной культуры региона.

Материалы настоящей работы могут быть использованы в преподавании дисциплин «Областные особенности русского танца», «Мастерство хореографа», «Танцевальный фольклор и этнография народов России» для студентов-хореографов факультета культуры и искусств Омского государственного университета им. Ф.М. Достоевского, при разработке специализированных курсов по танцевальному фольклору и региональным особенностям русского танца Омской области в системе среднего специального образования. Кроме того, результаты исследования могут использоваться и как пособие по народному танцевальному творчеству в практической деятельности руководителей любительских танцевальных коллективов Омского региона.

Библиографический список

1. Климов А.Основы русского народного танца. — М., 1994. — С. 42.

2. Народная культура Муромцевского района / Сост. Т.Г. Леонова. — Омск, 2000. — С. 194.

3. Фольклор Западной Сибири / Сост. Т.Г.Леонова. — Омск, 1974. — Вып.1. — С. 18-43, 84-93.

4. Кукин А., Лапин А. К проблеме русских хороводов // Народный танец. Проблемы изучения. — СПб., 1991. — С. 13.

5. Всеволодский-Гернгросс В. Н. Крестьянский танец // Народный танец. Проблемы изучения. — СПб., 1991. — С. 152.

НИКОЛАЕВА Лидия Яковлевна, доцент кафедры хореографии факультета культуры и искусств.

Е-шаП: dompama@rambler.ru

Дата поступления статьи в редакцию: 20.03.2009 г.

© Николаева Л.Я.

УДК 008+7 01 Г. Ю. ОСМАНКИНА

Омский государственный технический университет

КАНОН ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОГО ИСКУССТВА ДРЕВНИХ ЕГИПТЯН КАК СИНЕХОЛОГИЯ КУЛЬТУРЫ

Идеал той или иной культуры, являясь аккумулятором мировоззрения своего народа, есть высшая ступень в развитии этого общества. Каждый культурный период создаёт собственное свое искусство, которое не может повториться однозначно, но может преображаться в культурном пространстве времени. Духовно-нравственное искусство изобразительной линии в культурном идеале древних цивилизаций явилось отражением мировосприятия в канонах древних египтян.

Ключевые слова: Древний Египет, идеал, изобразительная линия, искусство, канон.

Понятие культуры обозначает универсальное отношение человека к миру, через которое человек создает мир и самого себя. Каждая культура — это неповторимая Вселенная, созданная определенным отношением человека к миру и к самому себе. Иными словами, рассматривая различные культуры, изучаются не просто книги, художественные произведения, архитектура или археологические находки, — открываются иные человеческие миры, в которых люди и жили, и чувствовали иначе, чем последующие поколения. Каждая культура есть способ творческой самореализации человека. Поэтому постижение иных культур обогащает нас не только новым знанием, но и новым творческим опытом.

Художественная концепция любой культуры — это способ выражения мировоззрения и мироощущения людей, живущих в данную эпоху. Существует

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

представление, что каждая культура подобна личности, имеющей свое лицо, свой характер. Идеи любого времени с необходимостью содержат в себе мировоззренческое начало, опираясь на систему определенных представлений о мире и месте в нем человека, об отношении людей к окружающей их действительности и самим себе, а также на обусловленные этими представлениями принципы познания и деятельности, убеждения, идеалы, ценностные ориентации. В зависимости от исходных мировоззренческих установок и формируемого в их рамках целостного образа окружающей действительности, который принято называть картиной мира, вырабатывается и соответствующая система знаний о власти и властвовании, о закономерностях и особенностях становления и развития политических отношений, систем, институтов и процессов в обществе, о причинах, условиях и

«ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК» № 4 (79), 2009 КУЛЬТУРОЛОГИЯ