Научная статья на тему 'Жандармско-полицейский надзор на железных дорогах России в начале XX века'

Жандармско-полицейский надзор на железных дорогах России в начале XX века Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
1574
214
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
железные дороги / жандармские полицейские управления / Отдельный корпус жандармов / полиция / войска / railways / gendarme-police superintendence / Separate Corps of gendarmerie / police / troops

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — С. С. Гостева, В. В. Мыцыков

статье рассмотрены некоторые вопросы жандармско полицейского надзора на железных дорогах России в начале XXвека, проекты реформирования полиции и Отдельного корпуса жандармов, организационно штатное состояние жандармских полицейских управлений, расформирование Корпуса жандармов.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — С. С. Гостева, В. В. Мыцыков

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

gendarme-police supervision at the railways of Russia at the beginning of the XXth century

This article is devoted to some problems of the gendarme-police supervision at the railways in Russia at the beginning of the XX century; to some projects of reformation of the police and Separate Corps du gendarmerie; to the reformation of the staff and the organization of the superintendence of gendarme-police board; to the disbandment of Corps of gendarmes.

Текст научной работы на тему «Жандармско-полицейский надзор на железных дорогах России в начале XX века»

11. Токмаков, И. Краткий обзор материалов к истории лесоводства по документам московских архивов / И. Токмаков. - СПб.: Тип. Канцелярии СПб Градоначальника, 1887. - 8 с.

12. Шелгунов, Н. История русского лесного законодательства/ Н. Шелгунов. - СПб.: Тип. Мин-ва Гос. Имуществ, 1857.-378 с.

13. Энциклопедия русского лесного хозяйства. Свод ле-сохозяйственных знаний в алфавитном порядке: В 2-хтт.-Т. 1.-СПб.: Издание А. Ф. Девриена, 1903.-1343 с.; Т. 2. - СПб.: Издание А. Ф. Девриена, 1908. - 1418 с.

С. С. ГОСТЕВА, доктор исторических наук, профессор В.В. МЫЦЫКОВ (г. Воронеж)

ЖАНДАРМСКО-ПОЛИЦЕЙСКИЙ НАДЗОР НА ЖЕЛЕЗНЫХ ДОРОГАХ РОССИИ В НАЧАЛЕ XX ВЕКА Статья рекомендована к печати доктором исторических наук, профессором А. В. Перепелицыным, доктором исторических наук, профессором В.Н. Фурсовым

Аннотация. В статье рассмотрены некоторые вопросы жандармско - полицейского надзора на железных дорогах России в начале XXвека, проекты реформирования полиции и Отдельного корпуса жандармов, организационно - штатное состояние жандармских полицейских управлений, расформирование Корпуса жандармов.

Ключевые слова: железные дороги, жандармские полицейские управления, Отдельный корпус жандармов, полиция, войска.

S.S. Gosteva,

doctor of history, professor V.V. Mytsykov (Voronezh)

GENDARME-POLICE SUPERVISION AT THE RAILWAYS OF RUSSIA AT THE

BEGINNING OF THE XX™ CENTURY

Abstract. This article is devoted to some problems of the gendarme-police supervision at the railways in Russia at the beginning of the XXh century; to some projects of reformation of the police and Separate Corps du gendarmerie; to the reformation of the staff and the organization of the superintendence of gendarme-police board; to the disbandment of Corps of gendarmes.

Key words: railways, gendarme-police superintendence, Separate Corps of gendarmerie, police, troops.

В 1900-1913 гг. темпы строительства железных дорог несколько снизились, за этот период было построено около 15 тыс. верст новых линий. Строительство частных железных дорог было сосредоточено в руках крупных централизованных обществ, но велось главным образом за счет государственных средств.

Во время предвоенного промышленного подъема постройка новых железных дорог, рост пропускной способности существующих отставали от общего темпа развития хозяйства в стране. Прирост грузов опережал рост сети и рост подвиж-

ного состава, правительство экономило на всем -на строительстве, на паровозах, на вагонах.

Как отмечает Погребинский А.П., до 1910 года железнодорожное дело было убыточным для государственного казначейства [1]. Но за пятилетие (1909-1912 гг.) железные дороги дали 1,827,6 млн рублей чистой прибыли [2].

В 1900 году функционировало 40 железных дорог - введено в эксплуатацию 3122 версты;

1901 г. - 39 железных дорог - введено 2987

верст;

1902 г. - 41 железная дорога - введено 1063 версты;

1903 г. - 40 железных дорог - введена 721 верста;

1904 г. - 44 железные дороги - введено 1211

верст;

1905 г. - 48 железных дорог - введено 1382 вер-

сты;

1906 г. - 48 железных дорог - введено 2352 вер-

сты;

1907 г. - 47 железных дорог - введено 1658

верст;

1908 г. - 48 железных дорог - введено 333 вер-

сты;

1909 г - 49 железных дорог - введено 396 верст;

1910 г. - 49 железных дорог - введено 166 верст;

1911 г. - 50 железных дорог - введено 459 верст;

1912 г. - 52 железные дороги - введено 652 вер-

сты;

1913 г. - 54 железные дороги - введено 1347

верст;

1914 г. - 56 железных дорог - введена 1581 верста;

1915 г. - 60 железных дорог - введено 3323 версты;

1916 г - 67 железных дорог - введено 5074 версты; 1917 г. - 73 железные дороги - введено 776 верст.

К 1914 г. длина эксплуатируемых участков дорог (со вторыми путями) составляла 63335 верст, в 1917 - 59281 версту [3].

В этот период достраивались преимущественно линии в азиатской части России. В 1905 г. была открыта Кругобайкальская дорога. В 1906 г. завершено строительство железной дороги Ташкент - Оренбург, важной для привоза хлопка из Средней Азии. Был построен ряд разветвлений Великого Сибирского пути и в 1908 г. начато сооружение Амурской дороги в объезд Манчжурии, законченный в 1916 г. В годы войны строительство ускорилось.

В 1913 г. персонал рабочих и служащих железных дорог составлял 815 тыс. человек.

Война оказала глубочайшее влияние на железнодорожный транспорт тыла. Она изменила направление грузовых потоков. Миллионы беженцев забивали десятки тысяч вагонов. Дороги не справлялись с перевозками. Перевезено пассажиров: в 1913 г. - 234,8 млн человек;

1914 г. - 264,4 млн человек;

1915 г. - 294 млн человек;

1916 г. - 347,9 млн человек; грузов:

1913 г. - 13826 млн пудов;

1914 г. - 13737 млн пудов;

1915 г. - 14612 млн пудов;

1916 г. - 17228 млн пудов.

Залежи грузов на станциях стали хроническим явлением, нарушая тем самым нормальный ход экономической жизни страны.

Юго-Восточные железные дороги к началу XX века состояли из следующих линий: Козлов - Ростов (780 верст) - 55 станций; Орел -Грязи (290 верст) - 30 станций; Грязи - Царицын (565 верст) - 32 станции; Харьков - Балашов (630 верст) - 38 станций; Елец - Валуйки (310 верст) -18 станций; Купянск - Попасная (157 верст) -11 станций; Таловая - Калач (88 верст) - 4 станции; Луганск - Дебальцево (72 версты) - 6 станций; Попасная - Зверево (208 верст) - 17 станций; Графская - Анна (83 версты) - 5 станций; Графская - Рамонь (16 верст) - 3 станции и Волго-Донская (73 версты) - 6 станций [4].

В 1911 г. эксплуатационная длина ЮВжд составила 3252 версты (193 станции). К 1916 году число станций насчитывалось - 225, казарм - 332, сторожевых домов - 1492, пассажирских зданий - 286, жилых домов - 995, больниц - 16.

Увеличивалось число служащих на ЮВжд, в 1914 году их насчитывалось уже 28686 человек, в 1914 г. - 29643, в 1915 г. - 2938, в 1916 г. -29541 человек.

Надо отметить, что несмотря на крупные перемены во всех областях жизни, происшедшие в России в начале XX в., структура и функционирование жандармских полицейских управлений железных дорог принципиально реформированы не были, хотя и подверглись некоторым изменениям. Расширение рабочего движения, совершенствование форм и методов революционной борьбы, а также рост уголовной преступности, требовали увеличения численности жандармерии.

Правительство предпринимало меры по "усовершенствованию" личного состава полиции и жандармерии. С 1906 г. по 1911 г. при Министерстве внутренних дел под председательством товарища министра А.А. Макарова действовала постоянная комиссия по подготовке реформы полиции. Комиссия наметила ряд мер по "европеизации" полиции: по улучшению ее состава, повышению жалования и образова-

тельного ценза, подготовке слияния жандармерии и полиции. Все эти просьбы остались нереализованными и свелись к частным мерам.

События революции 1905 г. с новой силой высветили недостатки организации и функционирования всего государственного механизма царской Росси и его передового отряда полиции и жандармерии.

С проектом полицейской реформы в 1907 г. выступил премьер-министр и министр внутренних дел Столыпин. Ее содержание он изложил в своей речи на заседании II Государственной Думы. Столыпинский проект содержал ряд положений. Во-первых, это усиление взаимодействия различных полицейских служб как на министерском, так и особенно на губернском уровне. Дело в том, что Отдельный корпус жандармов, хотя и был передан в 1880 г. в состав МВД, а его оперативной деятельностью руководил Департамент полиции через свой Особый отдел, однако в строевом, административном и финансовом отношении все жандармские органы (в том числе и жандармско-полицейские управления железных дорог) подчинялись не Департаменту полиции, а штабу Корпуса. Кадровая политика также была сосредоточена в руках штаба Корпуса. Департамент полиции, руководя оперативной деятельностью жандармских управлений, не мог перемещать жандармских офицеров, награждать или наказывать их.

Еще большая разобщенность имела место на губернском уровне. Достаточно сказать, что в губернии так и не было создано какого-либо органа, объединявшего деятельность губернской полиции. Исправники уездных управлений и полицмейстеры городов напрямую подчинялись губернатору.

Кроме того, губернские жандармские управления были независимы от губернатора. Они должны были лишь взаимодействовать с ним. Вместе с тем независимость жандармских органов от губернских властей имела и свои плюсы. Правительство стремилось через местные жандармские органы контролировать губернаторов и местную администрацию. Однако в сложных и кризисных ситуациях революционных событий разобщенность действий губернаторов, местной полиции и жандармских органов играла негатив-

Отечественная история

ную роль. Еще большую разобщенность внесло создание охранных отделений. Они были независимы не только от губернаторов, но и от жандармских управлений, хотя в правовых актах, регламентировавших деятельность охранных отделений, достаточно четко была распределена компетенция охранных отделений и жандармских управлений, конкуренция между ними нередко вела к конфликтным ситуациям, которые не мог разрешать на месте губернатор, так как ни те, ни другие органы в губернии ему не подчинялись.

Столыпин предлагал следующие меры.

Во-первых, ввести на местах должности помощников губернаторов по полиции, которым подчинить общую и жандармскую полицию и охранные отделения. Согласно этому плану губернские жандармские управления подлежали ликвидации, а на их основе Столыпин предлагал учредить губернские полицейские управления, подчиненные губернаторам через их помощников по делам полиции.

Во-вторых, учитывая новые реалии в жизни Российского государства, принятия основных законов Российской империи 1906 г., многопартийности, разрешения свободы слова, печати, союзов и т.д., свести все многочисленные правовые акты в единый "Устав полицейский".

В-третьих, создать сеть полицейских учебных заведений, так как принимаемые в общую полицию и жандармерию армейские офицеры, как правило, не знали особенностей полицейской службы и не были к ней готовы в новых условиях.

В-четвертых, увеличить оклады служащим жандармерии и полиции в три раза, так как только при достаточной оплате труда возможна борьба с коррупцией в полиции [5].

Однако реформа, предлагаемая Столыпиным, так и не была проведена в жизнь. Либеральная общественность требовала принять прежде всего законы, гарантирующие права и свободы личности, на что самодержавие не могло пойти. Кроме того, предлагаемая реформа требовала значительных финансовых затрат.

Проект коренной "реконструкции" полицейских органов России был разработан в этом же году членом Совета министра внутренних дел, действительным статским советником В.Э. Фришем.

о. ¿V V ' ' -

На основе законодательства и деятельности полиции Западной Европы и России Фриш предлагал создать единый на всю Россию корпус государственной стражи. Под общим руководством должны быть все силовые структуры (отдельный Корпус жандармов, охранные отделения, все виды общей полиции). Предполагалось двойное подчинение корпуса, возглавляемого единым командиром: в строевом и дисциплинарном отношении - военному министру, а в отношении исполнения служебных обязанностей по охране безопасности и охране порядка -министру внутренних дел. Административно-территориальному делению империи должна была соответствовать структура корпуса. В городах - роты, в уездах - отделения, в губерниях -бригады. Территориальные формирования государственной стражи должны были находиться в подчинении местных губернаторов через их помощников по наружной части.

Автор проекта предлагал увеличить штаты и установить численность корпуса из расчета один стражник на 1 ООО жителей в уездах и на 500 жителей в городах. Производство офицеров в следующий чин должно было осуществляться по согласованию двух министров. Проект закреплял следующий порядок комплектования: наряду с привлечением служащих по военному найму предполагалось комплектовать корпус офицерами и военнослужащими срочной (5 лет) службы. Новобранец служил первые три года с одержанием 5 руб., а два последних года, также с зачетом в срок срочной службы, по контракту с полным содержанием. Автор предлагал существенное увеличение окладов.

Предполагалось выделить два вида полиции: полицию безопасности, в том числе политической, и специальную судебную полицию, которая работала бы по заданиям судебных органов и в контакте с ними. Единые централизованные в масштабах всей империи системы полиции безопасности и судебной полиции не зависели бы от местных органов управления и, более того, осуществляли бы за этими органами контроль. Исполнение обязанностей, связанных с полицией благосостояния, предполагалось целиком передать в ведение городских и земских общественных учреждений. Разделение по-

лиции дало бы территориальным органам управления возможность самим решать на местах все вопросы. Предполагалось пересмотреть действующее законодательство, освободить полицию от несвойственных ей функций.

Руководство министерства внутренних дел не сомневалось в необходимости перемен, увеличения численности и улучшения материального положения полицейских. Выдвинутые предложения комплектования полиции за счет служащих срочной службы могли бы привести к снижению качественного состава кадров, гак как не все призывавшиеся были пригодны для службы в полиции по своим личным и моральным качествам. Не было необходимых финансовых средств и квалифицированных кадров для создания судебной полиции. Двоевластие породило бы серьезные проблемы в организации работы. Губернаторы также возражали против принятия данного проекта.

Представляется, что полная перестройка полиции вызывала серьезные опасения и была рискованна. Реализация проекта Фриша привела бы к ликвидации Отдельного корпуса жандармов - важнейшего отряда политической полиции России.

Правительство посчитало принятые в 1905-1906 гг. меры по увеличению штатов и некоторому улучшению материального положения полицейских достаточными.

Позднее неоднократно предпринимались попытки преобразования полиции России. Однако реформ проведено не было.

С.Ю. Витте в своих воспоминаниях писал: "Я вступил в управление империей при полной ее, если не помешательстве, то замешательстве. Ближайшими признаками разложения общественной и государственной жизни было общее полное недовольство существующим положением, что объединяло все классы населения; все требовали коренных мер государственного переустройства" [6] и далее: "все вели атаку на самодержавную власть" [7]; "после манифеста 17 октября началось разложение общественных русских масс" [8]. Российская империя с ее 130-миллионным населением резко политизировалась. И основной формой проявления политической активности стала массовая стачка, в том

числе на железных дорогах. Отсутствие криминологического прогнозирования форм и методов политико-экономической борьбы, привело к тому, что ни исполнительная власть, ни руководство МПС не смогли подготовиться к противодействию забастовкам.

"Массовые железнодорожные стачки, -отмечалось в 1906 году. - заставшие в 1905 году русские железные дороги совершенно не подготовленными к борьбе со стачечным движением, представляют для России явление совершенно новое, небывалое" [9].

Руководство Отдельного корпуса жандармов самокритично в 1905 г. отмечало, что "последние железнодорожные забастовки выяснили, что в большинстве случаев для чинов жандармских полицейских управлений железных дорог эти беспорядки произошли совершенно неожиданно, почему ими и не могли быть приняты соответствующие меры к предотвращению или ограничению таковых...

Вышеперечисленных ненормальные явления возможно объяснить только новизною забастовок в столь грандиозных размерах и тот быстротой, с которой они охватили всю нашу рельсовую сеть, а также отсутствием соответствующего руководства и указаний по этому делу" [10].

П.Г. Курлов отмечал, что офицеры корпуса жандармов привыкли работать по определенным шаблонам, усиленно разыскивая подпольные типографии и нелегальную литературу, которые они принимали за серьезные факты противоправительственной деятельности, охватить же развивавшееся и видоизменившееся революционное и общественное движение они не могли за недостаточностью сил и средств [11].

В рассматриваемый период на железных дорогах получил значительное распространение террор, связанный с покушениями на служащих железных дорог и чинов жандармской полиции.

19 ноября 1905 г. начальник Петербургского охранного отделения А.В. Герасимов в своем донесении управляющему МВД П.Н. Дурново сообщал, что "В вагонных мастерских Николаевской ж.д. сформированы 3 боевые дружины в составе 47 чел., вооруженные холодным оружием. Во главе этих дружин стоит центральная боевая дружина в составе 7 человек. Централь-

ная боевая дружина приговорила к смерти жандармского унтер-офицера С.-Петербургского отделения С.-Петербургского жандармского полицейского управления железных дорог Ивана Осипова и околоточного надзирателя Шлис-сельбургского участка Борейко ..."[12]

Начальник карательного отряда Н.К. Риман 22 декабря 1905 г. в рапорте командиру Семеновского полка докладывал, что на станции Люберцы "явился обезоруженный жандарм, доложил, что другой жандарм также обезоружен бунтовщиками и что они оба, а также начальник станции, его помощники и между прочими, также местный сельский староста за свою неготовность подчиниться требованиям бунтарей приговорены ими к смерти и скрываются, особенно на ночь" [13.]

Так, 19 октября 1905 года, то есть в период железнодорожной забастовки, на станции Кобулет неизвестным преступником был убит начальник станции Левашев, отказавшийся принять участие в забастовке [14].

22 ноября 1905 г. "группа польских служащих, ворвавшись в правление Привислинских дорог в кабинет начальника службы телеграфа Соколова, стала требовать от него, чтобы он подал в отставку и ходатайствовал о назначении на свое место лица польского происхождения. Когда же Соколов отказался исполнить такое требование, его хотели выбросить из окна четвертого этажа службы" [15].

20 декабря в слободе Покровской Рязанс-ко-Уральской железной дороги при производстве обысков у железнодорожнико, двое жандармов были убиты [16].

11 октября 1905 года на Екатерининской дороге забастовщики потребовали от сотрудников телеграфа прекратить работу, а так как последние незаконных требований не выполнили, то один из них был тяжело ранен [17].

Наглядным примером являются события на Владикавказских дорогах. В мае 1905 года на Тифлисском участке полторы тысячи железнодорожников выступали с антиреволюционной инициативой, отказались поддержать забастовку и объединились в "патриотическую партию", члены которой продолжали выполнять свои обязанности. А так как со стороны революционеров раздавались угрозы в адрес "патриотов", то они на-

правили депутацию к наместнику с просьбой обеспечить охрану работающих железнодорожников. Однако отсутствие возможности для обеспечения личной безопасности железнодорожников привело к массовым покушениям на них. Один железнодорожник был убит на улице, другой - застрелен у себя в квартире. Потом одновременно десять человек во время приема пищи были отравлены. 21 августа был убит старший рабочий Цепкин и тяжело ранен цеховой мастер Пржедовский. 27 августа в поезде тремя выстрелами из револьвера убит контролер Закавказской железной дороги князь Туманов. 2 ноября около вокзала убит помощник начальника станции Кузнецов, выступавший против забастовки [18].

По сути дела, в отношении "добросовестных" железнодорожников, продолжавших исполнять свои функциональные и договорные обязанности, проводился деморализационный террор. Цель - заставить присоединиться к части забастовщиков.

"Перед нашими глазами проходит ряд преступлений, - отмечалось в публикациях времен революции 1905-1907 гг., - жертвою которых становится бесчисленное множество лиц, повинных разве только в верности служебному долгу... Убивают служащих всех рангов и положений, от почтальонов дорог и служб до сторожей и рабочих включительно, убивают пассажиров, грузохозяев, и третьих лиц, чинов охраны и железнодорожных войск" [19].

На заседании Юго-Восточного комитета, исполнительной комиссии и представителей партии социал-демократов и социал-революционеров, происходившем в г. Воронеже, был рассмотрен вопрос об организации террористических актов против управляющего Юго-Восточными дорогами инженера Павлова и против Воронежского губернатора Андриевского. Принципиальных возражений эта мера на собрании не встретила; некоторые только высказывали сомнения в возможности осуществления, на что представитель Воронежского комитета партии с.-р. (С.А. Виткович) заявил, что в случае положительного решения данного вопроса правомочными представителями трудящихся города Воронежа исполнение возьмет на себя Воронежский комитет партии социал-революционеров [20].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

- 14 -Ии|--

Голосованием смертный приговор Павлову был признан нежелательным и подавляющим большинством вынесен смертный приговор губернатору Андриевскому. Боевая организация с.-р. принялась за организацию террористического акта, но таковой выполнен не был, Р.И. Андриевский, напуганный событиями, из губернаторского дома не показывался, а затем вскоре был отстранен от должности, а на его место был назначен губернатор Бибиков [21].

Тамбовский губернский комитет партии социал-революционеров дал указание боевой организации провести террористические акты в отношении лиц, виновных в репрессиях против железнодорожных рабочих, крестьян и студентов. Приговор был исполнен в отношении Тамбовского вице-губернатора Н.Е. Богдановича и старшего советника губернского правления, лидера монархистов Т.Н. Луженковского [22]. 16 января 1906 года при выходе с поезда № 6 на станции Борисоглебск Луженковский был смертельно ранен М.А. Спиридоновой, одним из лидеров партии левых эсеров.

Также были убиты летучим отрядом с.р. г. Тамбова подъесаул казачьей сотни Абрамов и помощник пристава 2-части Тамбова Жданов [23].

7 апреля 1907 года боевым отрядом при Воронежском губернском комитете и партии с.р. приведен в исполнение смертный приговор над вахмистром Снуриковым. По этому поводу в нелегальной газете "Борьба и жизнь" № 1 за 1907 г. было напечатано извещение. Газета характеризует его выдающимся по таланту сыщиком, что он главный инициатор, "руководитель повальных обысков, и без сожаления давил и расправлялся с железнодорожными тружениками", поэтому он, Снуриков, "являлся крайне вредным лицом для освободительного движения. Действительно, вахмистр Снуриков был опытным жандармом.

В приказе № 106 от 2 июля 1906 года по Отдельному корпусу жандармов отмечалось, что "Вахмистр Воронежского отделения Воронежского жандармского полицейского управления железных дорог Илларион Снуриков, отличаясь всегда энергичною служебною деятельностью, в особенности проявил много такта и умения во время бывших в минувшем году железнодорожных забастовок и беспорядков, причем неоднократно рискуя

собственной жизнью, задерживал вооруженных, разъезжавших агитаторов и распространителей противоправительственных прокламаций. В ноябре месяце им были с большою находчивостью переловлены в разных местах 29 бежавших из Воронежского дисциплинарного батальона нижних чинов, причем некоторые из них имели при себе винтовки, из которых в пьяном виде стреляли по проходившим поездам. Несмотря на постоянно получаемые письма с угрозой быть убитым, вахмистр Снуриков продолжает, по-прежнему энергично и самоотверженно нести службу, неуклонно наблюдая и изобличая появляющихся в районе отделения агитаторов и главарей революционного движения. За таковую высоко выдающуюся полезную службу вахмистра Снурикова объявляю ему мое спасибо и предлагаю начальнику Воронежского ЖПУ железных дорог выйти с представлением о награждении его медалью "За усердие"". Подписал: Командующий Корпусом Свиты Его Величества генерал-майор Дядюлин [24].

Боевая дружина Ухтомского в декабре 1905 г. на Московско-Казанской ж.д., разъезжая на особо оборудованном поезде, состоявшем из четырех вагонов, "обезоруживала жандармскую и общую полицию, отбирала оружие и другое имущество от непричастных к восстанию служащих, от воинских чинов, проезжавших в санитарных поездах...

Путем насилия и угроз огнестрельным оружием были обезоружены жандармские унтер-офицеры: 11 декабря - ст. Люберцы Якубик, 13 декабря - ст. Бронницы Никитин, ст. Раменс-кое Хвостик, ст. Фаустово Андреев, 16 декабря -ст. Егорьевск Иван Ефимов и др. Ворвавшаяся 13 декабря, посредством взлома замка у входных дверей, в квартиру проживающего при ст. Брон-ница станового пристава 2-стана Бронницкого уезда Богатова, толпа вооруженных дружинников, угрожая револьверами, потребовала выдачи оружия "для революции" [25].

На Сибирской ж.д. в Красноярске взбунтовавший железнодорожный батальон совместно с городскими революционерами захватили губернскую типографию, обезоружили жандармов и полицию, арестовали коменданта станции... [26].

В своем донесении 13 декабря 1905 г. управляющий Московско-Казанской ж.д. П.И. Шеста-

ков начальнику управления железных дорог П.Н. Думитрашко сообщал, "что на ст. Москва не имеется жандармской полиции, которая неизвестно куда скрылась и за все эти дни никакого содействия администрации дороги не оказывала. Вчера И. А. Рытенко вызвал нашего начальника жандармского отделения подполковника Смирниц-кого, но последний до сих пор не может вызвать своих нижних чинов с нашего вокзала на Николаевский для сообщения, в каком положении находится ст. Москва, мастерские, в которых собираются все забастовщики" [27].

В записке, датированной 25 декабря 1905 г., в МПС Шестаков сообщал, что "на все мои просьбы дать войска я таковых не имел до 16 декабря, а местная жандармская полиция в лице лишь 6 нижних чинов не только не приняли мер к прекращению забастовки, но и к аресту новых виновников, которые, им наверно, были известны" [28].

А на Сибирской ж.д. командующий войсками Сибирского военного округа П.Н. Сухотин отмечал, что "превыше всего служил службу жандармский надзор с выдающимся из ряда начальником - помощником Сыропятовым" [29].

Как проявили себя в этих событиях некоторые унтер-офицеры Жандармских Полицейских Управлений железных дорог видно из материалов уголовного дела № 4/22, которое рассматривалось Саратовской судебной палатой 25 февраля 1911 г. Выдержки из обвинительного акта по этому делу приводятся ниже:

"Около 11 часов ночи на 14 декабря 1905 г. из пакгауза станции "Балашов" неизвестными лицами был похищен ящик с винтовками, следовавшими по накладной на имя Тифлисского артиллерийского склада. Вскоре после этого в контору дежурного по станции, помощника начальника ея Забавникова пришли техник Васильев, фельдшер Еуляев, телеграфист Павлов, конторщик Дорохов и человек 15-20 слесарей Бала-шовского депо. Забавников, обратившись к Васильеву, как к председателю забастовочного комитета, заметил ему, что боевая дружина плохо охраняет грузы, так как только что из багажного пакгауза похищен ящик с ружьями, на что Васильев, засмеявшись, ответил: "Это дело маленькое". В то же время кто-то из слесарей сказал, что в пакгаузе имеется еще ящик с револьверами.

Тогда Васильев заявил, что револьверы нужно сейчас же конфисковать и, обратившись к сопровождавшим его лицам сказал: "идите за револьверами", а также пригласил и Забавникова идти вместе с ним, но Забавников отказался. После этого Васильев и все бывшие с ним ушли, а минут через десять Павлов в сопровождении тех же лиц принес из пакгауза в контору дежурного по станции ящик с револьверами, но в виду протеста Забавникова, перенес ящик в соседнюю комнату, называемую технической конторой. Здесь Васильев распорядился вскрыть ящик и сосчитал револьверы, которых оказалось 19, а затем он, Павлов и Гуляев взяли себе по револьверу, а остальные роздали слесарям. Последние следствием обнаружены не были. Во время раздачи револьверов в техническую контору пришел жандармский унтер-офицер Лисенков, но и при нем раздача револьверов продолжалась" [30].

Правительство оказалось неспособным решать возникающие проблемы полицейскими мерами и вынуждено было широко применять войска.

Согласно Правилам "О призыве войск для содействия гражданским властям", утвержденным приказом по Отдельному корпусу жандармов в 1906 г., отдавать распоряжение о привлечении войск имели место сенаторы (во время проведения ими ревизий), генерал-губернаторы, губернаторы, градоначальники, начальники полиции в городах и уездах, начальники жандармских полицейских управлений железных дорог, начальники отделений этих управлений и начальники мест заключения [31].

Согласно Инструкции гражданским и военным властям "По принятию мер для противодействия беспорядкам среди населения", руководство войсками, расположенными в военном округе, осуществлял командующий войсками округа, территория военного округа для удобства управления войсками и установления отношений между военной и гражданской властями разделялась на районы, которые при необходимости объединялись по два и более в отделы (район соответствовал губернии). При расквартировании назначенных в район войск не допускалось их дробление на части меньше полка, отдельного батальона и батареи. В каждом от-

"< т-

деле и районе командующий войсками назначал начальника, которому направлялись требования губернаторов о призыве войск Начальник района обязан был оказывать губернатору помощь в прекращении беспорядков. При совместных действиях войск, полицейской и частной стражи последние подчинялись военному начальству.

В декабре 1905 г. начальником генерального штаба, генерал-лейтенантом Палицыным была утверждена инструкция постоянным и временным комендантам станций и частям войск для поддержания движения на железных дорогах в случае забастовки [32].

Штабом округа определены части войск, состоящие в непосредственном распоряжении заведующего передвижением войск, и без его согласия ни одна часть не могла быть взята со станций для других надобностей. Руководство деятельностью войск возлагалось на комендантов станций по соглашению с начальниками жандармских полицейских отделений железных дорог, преследуя цель — всеми мерами способствовать поддержанию движения на железных дорогах.

Деятельность комендантов станций до начала забастовки заключалась в следующем:

Личным наблюдением и путем получения информации от жандармской полиции знать настроение железнодорожных служащих и их отношение к забастовке; войска, находящиеся на станциях, должны поддерживать внешний порядок путем патрулирования, караулов и постов, в обязанности которых возложено наблюдение за исправностью путей, сооружений и паровозов.

В случае забастовки, нарушения движения поездов, формируется специальный "летучий железнодорожный отряд". При прибытии на бастующую станцию, начальник отряда немедленно принимает меры для охраны телеграфа, водоснабжения, депо, поворотного круга, паровозов. Немедленно вызываются железнодорожные агенты всех служб "хотя бы силой". Команды в сопровождении жандармов производят арест агитаторов, которые водворяются в арестантские вагоны.

Станция, депо, мастерские, вокзал оцепляются, производится обыск. При малейшем вооруженном сопротивлении применяется сила.

Для подавления революционного движения на Сибирской магистрали Николай II 13 декабря 1905 г. приказал снарядить карательную экспедицию под командованием П.К. Ренненкам-пфа. "Для достижения этого применять все меры, которые ген. Рененнкампф найдет необходимым для исполнения поставленной ему обязанности... Не останавливаться ни перед какими затруднениями, чтобы сломить дух сопротивления и мятежа. ..Я и Россия ожидаем от его энергичной деятельности быстрого и окончательного выхода из тяжелого и ненормального положения, в котором находится в настоящее время эта важнейшая государственная линия благодаря службе железнодорожных служащих и подстрекательств из вне" [33].

16 декабря командир Семеновского полка Г. А. Мин назначил карательную экспедицию на станции Перово, Люберцы, Коломна Московско-Казанской железной дороги. Начальником отряда был назначен полковник Риман 1-й. Цель отряда - захватить ст. Перово и обыскать мастерские и строения по указанию станового пристава Вадбольского и жандармского подполковника Смирницкого. Отыскать главарей - Ухтомского, Котояренко, Татаринского, Иванова и других уничтожить боевую дружину. Оказывать содействия железнодорожным агентам для восстановления движения. Занять станцию Люберцы, произвести обыски. "Арестованных не иметь и действовать беспощадно" [34]. На станции Коломна произвести обыск и осмотр. "Каждый дом, из которого будет произведен выстрел, уничтожить огнем или артиллерией" [35].

22 декабря и.о. начальника Генерального штаба А. А. Поливанов направил телеграмму командующему войсками Сибирского военного округа генералу Сухотину о командировании А.Н. Меллер-Закомельского во главе отряда на Самаро-Златоу-стовскую и Сибирскую железные дороги.

"По высочайшему повелению, для восстановления на Самаро-Златоустовской и Сибирской железных дорогах законного порядка и подчинения власти и уничтожения сопротивления железнодорожных служащих командируется генерал-лейтенант Меллер-Закомельский. Генерал отправляется из Москвы с особым отрядом, который предоставляю ему усиливать на извес-

тных участках из состава войск, расположенных на названных дорогах" [36].

24 декабря председатель Совета министров С.Ю. Витте в докладе Николаю II о мерах, принятых для подавления революционного движения в стране отмечал, что "ввиду слабости наших войск и полиции, для поднятия авторитета власти необходимо с кровожадными мятежниками расправляться самым беспощадным образом. На восстановлении порядка на Сибирской дороге я рассчитываю на экзекуционные поезда. Это дело в руках начальника Генерального штаба. Я просил его, кроме поезда Ренненкамп-фа, снарядить один поезд из Омска, а другой -из Европейской России. Кроме того, я просил министра внутренних дел, согласно просьбы генерала Сухотина, все губернии, по которым пролегает Сибирская дорога, объявить на военном положении. Но с Сибирской дорогой будет справиться трудно, так как там бунтующим элементом являются, кроме служащих железной дороги, двигающиеся с театра войны воинские части, особливо отпускные" [37].

Отряд Римана, состоявший из 6 рот, 2 пеших орудий и 2 пулеметов, следовал под номером санитарного поезда с двойной тягой. Впереди для разведки двигался отдельный паровоз с двумя вагонами. Цели, поставленные отряду: захватить станции и участки дороги от Москвы до Голутвина, уничтожив боевые дружины мятежников, восстановить телеграфное и железнодорожное сообщение в течение пяти дней с 16 по 20 декабря были достигнуты.

Начальник Сибирской ж.д. И.К. Ивановский 8 января 1906 г. докладывал министру путей сообщения К.С. Немешаеву: "сегодня прибыл на ст. Иланскую - второй революционный очаг и после Красноярска здесь была главная закупорка движения; подробно осмотрено депо и лично наблюдено за подачей паровозов под воинские поезда, найдено 39 охлажденных паровозов по неимению угля и сделано указание по восстановлению порядка в депо... Организован летучий отряд - поезд для усмирения буйствующих запасных и арестования железнодорожных агитаторов. Сегодня в Иланской арестовано 15 мастеровых и машинистов и 3 телеграфиста; отряд двинулся дальше до Иркутска" [38].

10 января в очередном донесении министру путей сообщения Ивановский сообщил: "Вчера проехал ст. Зима, где до вчерашнего дня царил полный произвол служащих-революционеров. Произвол этот прекратился с приходом на станцию летучего отряда, который арестовал наиболее опасных агитаторов... Охраны на станциях оборотных депо, безусловно, недостаточно, а летучий отряд - прекрасное средство - пока один" [39].

23 января Ренненкампф докладывал Николаю П о подавлении вооруженного восстания в Чите: "... Главные виновники все арестованы, но некоторые скрылись. Предполагаю судить их учрежденным мною временным военным судом.. . Подвигаюсь не особенно быстро, так как произвожу основательную очистку железнодорожных линий" [40].

Военным министром в начале января 1906 г. объявлено "высочайшее" государя императора повеление военным округам: Московскому, С.-Петербургскому, Варшавскому, Казанскому, Одесскому и Виленскому о формировании особых поездов с воинскими командами из всех трех родов оружия для борьбы с забастовками.

Формировались поезда на главных железнодорожных станциях и в узловых пунктах в составе 12-14 вагонов с таким расчетом, чтобы не позднее как в 24 часа по получении приказания могли быть отправлены к месту назначения. Главный комитет по охране железных дорог, 13 марта 1906 г. предоставил правом особым комитетам при управлениях железных дорог определить станции, на которых сформировать особые поезда и держать их в готовности.

В марте 1906 г. утверждена временная инструкция для формирования, снаряжения и отправления на линии Юго-Восточных железных дорогах военно-вспомогательного поезда.

Местом для посадки войск определена пассажирская платформа станции Воронеж.

Начальником штаба Московского военного округа генерал-лейтенантом бароном Рауш Ф. Траубенбергом утверждена инструкция начальнику поездного отряда.

Действия отряда не ограничивались только полосою отчуждения, но и распространялись по согласованию с гражданскими властями на

прилегающие к железной дороге населенные пункты. С началом движения поезда начальник отряда был самостоятелен и руководствовался Правилами о призыве войск для содействия гражданским властям. Железнодорожные агенты и сопровождающие поезд жандармские унтер-офицеры подчинялись начальнику поезда.

"Вся сила боевого отряда поезда - в движении, и в том впечатлении, которые будут произведены действиями отряда при остановке, поэтому остановки поезда на станции должны быть настолько продолжительны, чтобы возвратить на них прочный порядок" [41].

В этом же месяце был сформирован особый состав военно-вспомогательного поезда № 6/в, предназначенный для обслуживания участков Козлов - Чертково, Поворино - Грязи, Балашов - Валуйки и Валуйки - Касторное Юго-Восточных железных дорог, Воронеж -Касторное Московско-Киево-Воронежской дороги и Козлов - Ртищево - Балашов Рязано-Уральской дороги [42].

По распоряжению начальника гарнизона г. Воронежа воинский отряд состоял из 2-х рот пехоты, одного взвода казаков и двух орудий. Начальником отряда назначен полковник Россо-лавский, в июне - подполковник Андреев. От жандармско-полицейского управления - начальник жандармского отделения и 5 жандармских унтер-офицеров.

Поезд предназначался для подавления вооруженного восстания на линии, для восстановления движения, для поддержания порядка. "Он обязан восстанавливать движение, устраняя и арестовывая зачинщиков, а где обстоятельства требуют прекращать сопротивление силою оружия" [43].

Начальник поездного отряда находился в подчинении заведующего передвижением войск, в районе которого поезд действовал. В случае перерыва телеграфного и телефонного сообщения на линии, заведующий передвижением войск мог поручать начальнику поездного отряда в движении объявлять по линии о применении на дороге или на участках Положения о чрезвычайной охране, на основании Высочайшего указа от 14 декабря 1905 г.

Начальнику поездного отряда подчинялись все находящиеся в поезде железнодорожные

агенты и сопровождающие поезд жандармские унтер-офицеры.

Впереди поезда должен идти особый паровоз с вагоном под надежной охраной.

Казаки, приданные в отряд, предназначены для прикрытия рабочих, исправляющих путь, и разведки, в случае надобности они действовали в пешем строю.

Артиллерия предназначалась для обстреливания паровозных депо, мастерских и других зданий, в том числе, если в них "засели мятежники", оказывающие вооруженное сопротивление отряду. Пулеметы - для обстреливания толпы, оказывающей вооруженное сопротивление или портящей железнодорожные сооружения, а также для обстреливания встречных поездов мятежников.

В случае производства арестов на линии, арестованные берутся с собой и помещаются в особый вагон. Машинисты, ведущие поезд, всегда охраняются часовыми.

При подавлении восстания начальник поездного отряда приступал к возобновлению железнодорожного движения, для чего призывал всех железнодорожных служащих к выполнению ими своих обязанностей. По соглашению с агентами, сопровождающими поезд, начальник отряда отбирал подписки от желающих продолжать службу, о полном повиновении, а не желающих подвергал аресту.

7 июня 1906 г. управляющим Юго-Восточными железными дорогами Павловым направлен секретный циркуляр № 126 начальникам дистанций, участков тяги, депо, главных мастерских, начальникам отделений по движению, начальникам всех станций с пакетом за № 125, который должен был вскрыт немедленно по получении телеграммы следующего содержания: "На основании ст. 11 Высочайшего указа 14 декабря 1905 г. объявляю, что с такого-то числа месяца на всех линиях Юго-Восточных дорог или на таких-то участках их вводится положение о чрезвычайной охране" [44].

При вскрытии пакета № 125 надлежало в экземплярах находящегося в нем приказа проставить чернилами от руки время объявления на дорогах положения о чрезвычайной охране (месяц и число), и немедленно вывесить экземпляры приказа, высочайшего указа 14 декабря 1905 г.

и Обязательных постановлений Особого комитета при управлении Юго-Восточных дорог по делам чрезвычайной охраны, для всеобщего сведения служащих и публики.

Согласно приказу, на основании ст. IV Указа Правительствующему Сенату от 14 декабря 1905 г., дорога поступала в ведение Особого комитета при управлении Юго-Восточных железных дорог под председательством управляющего, начальника Воронежского жандармского полицейского управления железных дорог и коменданта станции Воронеж.

Обязательные постановления Особого комитета при управлении Юго-Восточных железных дорог, изданные на основании ст. VI Указа от 14 декабря 1905 г., были утверждены 12 апреля 1906 г.

Запрещалось самовольное образование комитетов, комиссий и организаций, присвоение распорядительной власти отдельными лицами и организациями, сбор денег и пожертвований без разрешения.

Запрещались собрания и сходки, публичные речи, продажа произведений печати, пребывания посторонних лиц в полосе отчуждения железных дорог, продажа спиртных напитков и оружия.

Все агенты дорог, проживающие в полосе отчуждения дорог, обязаны немедленно предъявить и впредь предъявлять чинам жандармской железнодорожной полиции виды на жительство всех прибывших к ним лиц.

Запрещалось служащим отлучаться со своего места жительства.

Запрещались всякие действия, клонящиеся к нарушению правильного движения поездов, действия телеграфа, а также неповиновение и противодействие распоряжениям железнодорожного начальства, полиции и войск охраны, грубое обращение с ними, явка на службу в нетрезвом виде.

Запрещалось самовольно выпускать пары из паровозов, прекращать отопление вагонов.

Главный путь должен всегда поддерживаться свободным для сквозного движения.

В случае порчи пути, подвижного состава и телеграфа, железнодорожные агенты должны принять все меры к скорейшему их исправлению, подвергаясь ответственности за промедле-

ние в исправлении, начальствующие лица, заметившие неисполнение подчиненными им служащими возложенных на них обязанностей, или уклонения от таковых, или небрежное отношение к делу, а равно и действия, клонящиеся к возбуждению на дороге к забастовке или другим волнениям, обязаны немедленно доносить о таких лицах начальству.

Каждый служащий, заметивший нарушение кем-либо "Обязательных постановлений", обязан немедленно принять все зависящие от него меры к восстановлению порядка и поставить в известность свое ближайшее начальство и жандармскую полицию.

Лица, виновные в нарушении "Особых постановлений", согласно статьи У1-й Высочайшего Указа Правительствующему Сенату 14 декабря 1905 г, подвергались аресту до трех месяцев или денежному штрафу до пятисот рублей, или (служащие дорог) увольнению от службы.

Наказание это налагалось административным порядком по постановлению Особого комитета.

25 октября 1906 г. Особым комитетом при управлении Юго-Восточных железных дорог утверждены дополнения к Обязательным постановлениям для служащих дорог и посторонних лиц, находящихся в пределах отчуждения Юго-Восточных железных дорог.

Запрещалось существование комитетов, бюро и других организаций, неразрешенных в установленном порядке; изготовление и ремонт в мастерских дорог всяких предметов, которыми могут быть причинены ранения, увечья и смерть; расклеивание объявлений, воззваний, провоз и проезд посторонних лиц на паровозах, на тормозных площадках, на крышах вагонов, в багажных, почтовых и товарных вагонах.

Наблюдение за исполнением этих, так и утвержденных Особым комитетом 12 апреля 1906 г. Обязательных постановлений и принятие мер к недопущению их нарушения, а также задержание и доставление в распоряжение чинов жандармской полиции лиц, нарушающих постановления, возлагалось на всех железнодорожных служащих и багажных артелей.

В 1906 году чрезвычайное положение было введено на участках более чем 27 железных дорог [45]. Специальные поезда курсировали по желез-

ным дорогам вплоть до весны 1907 года. На ряде дорог руководство распорядилось держать в боевой готовности составы на случай новых забастовок. На Московско-Казанской, Московско-Курской, Либаво-Роменской, Екатерининских железных дорогах были расквартированы воинские части.

Во всеподданнейшем докладе по военному министерству за 1906 год отмечалось, что войска командировались для охраны от покушений злоумышленников на Самаро-Златоустовской и Сибирской железных дорогах, объявленных на военном положении.

Кроме того, для восстановления порядка на Забайкальской, Сибирской и Самаро-Златоус-товской железных дорогах были командированы по высочайшему повелению с особыми отрядами генералы: Ренненкампф из Манчжурии и барон Меллер-Закомельский из Москвы. [46]

Секретным циркуляром № 52 от 25 января 1907 г. для обеспечения скорейшего прибытия чинов жандармской железнодорожной полиции на места беспорядков в полосе железнодорожного отчуждения, угрожающих правильности и безопасности железнодорожного движения или имущественным интересам железных дорог министр путей сообщения отнес указанные случаи к категории железнодорожных происшествий и приказал снаряжать для следования чинов к месту беспорядков вспомогательные поезда и паровозы, согласно § 125 Правил технической эксплуатации железных дорог. Кроме того, при следовании с очередными поездами разрешил остановки товарно-пассажирских и товарных поездов на перегонах.

В феврале 1907 г. Высочайше одобрен проект инструкции начальника железнодорожного летучего отряда. Инструкция состояла из 12 разделов. Прежде всего в ней определялись признаки забастовки:

а) большая часть железнодорожных агентов перестает исполнять свои обязанности, не принимаются и не отправляются поезда, кондукторские бригады отказываются обслуживать паровозы. Телеграфисты не передают и не принимают депеш, кроме забастовщиков;

б) часть служащих действует очень активно, вынуждая других путем угроз и насилия не исполнять свои обязанности;

в) активные забастовщики портят телеграфные аппараты и провода, водоснабжение, выпускают пары из паровозов, снимают регуляторы и рычаги, устраивают сход паровозов на стрелках, выпускают на встречу поезда паровозы без машинистов, снимают или разбалтывают рельсы;

г) иногда забастовщики вооружаются, чтобы открытым сопротивлением помешать восстановить движение поездов.

Для подавления забастовок и восстановления движения предлагались следующие меры: а) подавление силой вооруженного сопротивления, с проведением арестов агитаторов и других участников забастовки; б) защита железнодорожников, желающих работать; в) охрана железнодорожных сооружений и подвижного состава, восстановление испорченного и движения даже путем принуждения железнодорожных агентов исполнять их обязанности, под наблюдением надежных лиц.

Начальник отряда и подчиненные ему лица назначались из лиц энергичных, опытных, распорядительных и находчивых. Главная задача: немедленно сломить сопротивление и восстановить порядок и движение. В примечании к инструкции указано, "что быстрота уничтожения сопротивления важна потому, что иногда каждая лишняя минута промедления увеличивает число злонамеренных лиц и грозит разрушением как пути, подвижному составу, так и другим станционным сооружениям" [47].

Состав отряда: 1 рота пехоты в 24 ряда, 1 взвод кавалерии (18 рядов), 2-4 пулемета, 12 саперов, 2 телеграфиста, один военный фельдшер, а в случае необходимости 2 артиллерийских орудия. В этом же поезде должны находиться один жандармский офицер, 6 жандармских унтер-офицеров, железнодорожный персонал, 30 человек рабочих с необходимым инструментом и запасная паровозная бригада.

При получении приказа о командировании отряд должен быть готов не более как через четыре часа.

Инструкция определяла также порядок подчинения личного состава отряда, готовность отряда, движение поезда.

Порядок действия отряда на станции, захваченной мятежниками: на основании примеча-

ний 1 и 2 статьи 2 Высочайше утвержденных 20 августа 1906 г. Правил о военно-полевом суде, начальнику отряда предоставлялось право объявлять станцию на военном положении и учреждать военно-полевой суд из состава железнодорожного летучего отряда. Для овладения станцией начальник отряда действует оружием.

На бастующей станции по прибытии отряда принимаются меры для охраны телеграфа, депо водоснабжения, паровозов и т.д. на телеграф назначаются военные телеграфисты [48].

Разделы 8-11 инструкции регламентировали отношение к заведующему передвижением войск, снабжение, довольствие, донесение начальника отряда.

При выполнении своей задачи отряд возвращается на станцию отправления и расформировывается не иначе как по получении на основании ст. 36 "Правил призыва войск" письменного заявления местного участкового комитета о миновании надобности в войсках.

В рассматриваемый период продолжают увеличиваться штаты жандармских полицейских управлений железных дорог на строящихся линиях, усиление полицейского надзора на крупных станциях, происходит изменение границ и участков обслуживания, переименование и образование некоторых ЖПУ.

Так, например, в 1900 г. в штаты жандармских управлений было добавлено 3 начальника отделения, 3 вахмистра и 94 унтер-офицера. На строящейся железной дороге от г. Киева до станции Ковель (414 верст) Юго-Западных железных дорог увеличены штаты Киевского ЖПУ на 38 чинов. Для сооружаемой железнодорожной линии Витебск - Жлобин (262 версты) - 29 чинов с включением их в штат Смоленского ЖПУ. Для учреждения жандармского полицейского надзора на вновь строящейся линии Арзамас - Нижний Новгород (120 верст) увеличены штаты Московского ЖПУ на 10 унтер-офицеров. Также увеличены штаты Московского, Кременьчуг-ского, Уссурийского, Варшавского, Санкт-Петер-бурго-Варшавского и Забайкальского ЖПУ [49].

3 июля 1900 г. переименованы: а) жандармское полицейское управление Закаспийской военной железной дороги - в ЖПУ Средне-Азиатской железной дороги; б) Тифлисское - в ЖПУ

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Закавказских железных дорог; и в) временное Омское жандармское полицейское управление Сибирской железной дороги - в жандармское полицейское управление Сибирской железной дороги, с перемещением штаб-квартиры управления из г. Омска в г. Томск [50].

В 1901 г. для учреждения жандармского полицейского надзора на строящейся железнодорожной линии от г. Варшавы до г. Калшис добавлено в штат Варшавского ЖПУ два начальника отделения, одного помощника начальника пограничного отдела, два вахмистра и 32 унтер-офицера.

13 августа утверждено положение Военного Совета "О сформировании С.-Петербурго-Виндовского жандармского полицейского управления железных дорог и об изменении штатов С.-Петербургского и С.-Петербурго-Варшав-ского жандармских полицейских управлений железных дорог".

Управление состояло из начальника управления, адъютанта, 9 начальников отделений, помощника начальника отделения, 10 вахмистров и 178 унтер-офицеров, 2 писарей. На строящуюся С.-Петербурго-Витебскую линию Мос-ковско-Виндаво-Рыбинской железной дороги добавлено 2 начальника отделения, 1 вахмистра и 32 унтер-офицера. Между этими тремя управлениями были перераспределены участки и границы обслуживания. Спустя месяц для надзора на строящейся С.-Петербурго-Витебской линии добавлено 18 унтер-офицеров в штат С.-Петербурго-Виндовского ЖПУ. Изменялись границы обслуживания Киевского ЖПУ путем присоединения участка Юго-Западных железных дорог, общим протяжением 336 верст.

Для усиления надзора на более значительных станциях сети железных дорог Европейской России принято решение с 1 января 1902 года увеличить штаты Варшавского на 31 унтер-офицера, С.-Петербургского - 21, с.-Петербурго-Варшавско-го - 18, Московского - 18, Киевского - 12, Харьковского -10, Смоленского - 6 и Одесского - 4.

В связи со сложной обстановкой увеличены штаты на 20 унтер-офицеров ЖПУ Закавказских железных дорог.

Для увеличения надзора на участке Северной железной дороги С.-Петербург - Вологда

увеличены штаты Московско-Архангельске го ЖПУ на 2 начальников отдела, 2 вахмистров и 52 унтер-офицеров.

В этом же году Ростово-Владикавказское ЖПУ переименовано во Владикавказское с переводом штаб-квартиры из города Ростова-на-Дону в г. Владикавказ.

Екатеринбургское ЖПУ - в Пермское с переводом штаб-квартиры в г. Пермь. Кроме того увеличены штаты Варшавского, Воронежского, Минского, Среднеазиатского ЖПУ в расчете 2-4 унтер-офицера.

В районе производства железнодорожных работ по линии Северного участка Оренбург-Ташкентского железной дороги введены четыре должности становых приставов и пятнадцать конно-полицейских урядников [51].

В мае 1905 года в связи с большой нагрузкой на Сибирскую железную дорогу правительство вынуждено было увеличить штаты жандармского полицейского управления на 30 унтер-офицеров. Комплектование производилось путем перевода личного состава из жандармских управлений центральной России с выдачей путевого довольствия и подъемных денег по 25 рублей каждому [52].

В этом году Оренбурго-Ташкентское ЖПУ переименовано в Ташкентское, Забайкальское ЖПУ Сибирской железной дороги переименовано в ЖПУ Забайкальской железной дороги.

Вновь строящуюся железнодорожную линию Пермь - Екатеринбург, протяжением около 367 верст, подчинили ведению чинов Пермского ЖПУ с добавлением 2-х начальников отделений, 2 вахмистров и 40 унтер-офицеров. [53]

Государственный Совет, рассмотрев представление Министерства внутренних дел, разрешил учредить жандармский полицейский надзор на Приморской железной дороге с добавление 11 должностей унтер-офицеров в ЖПУ Финлядских железных дорог [54].

13 октября 1905 года последовало Высочайшее повеление, объявленное Военным министром, "Об изменении штатов четырех жандар-мско-полицейских управлений железных дорог" [55].

1) Харьковское и Харьково-Царицынского ЖПУ железных дорог переименовать: первое -

в Екатерининское, с назначением штаб-квартиры в городе Екатеринославле, и второе - в Харьковское.

2) Включить в район ведения жандармско полицейских управлений железных дорог:

Воронежского: Козлово-Воронежско-Рос-товскую и Грязе-Царицынскую линии, с ветвями Юго-Восточных железных дорог;

Харьковского: Харьково-Балашовскую и Елец-Валуйскую линии с ветвями Юго-Восточных железных дорог и Курско-Харьково-Севас-топольскую железные дороги с ветвями.

Штат Воронежского жандармского полицейского управления составлял: начальник управления, адъютант управления, 2 писаря, 10 начальников отделений, 10 вахмистров и 280 унтер-офицеров;

Харьковского: начальник управления, адъютант управления, 12 начальников отделений, 12 вахмистров, 263 унтер-офицеров, 2 писаря;

Московско-Камышинского: начальник управления, адъютант управления, 2 писаря, 9 начальников отделений, 9 вахмистров, 216 унтер-офицеров;

Тамбово-Уральского: начальник управления, адъютант управления, 2 писаря, 10 начальников отделений, 10 вахмистров, 213 унтер-офицеров.

Но численность чинов ЖПУ не соответствовала протяженности железнодорожных линий. Не было четких согласованных действий и предоставления соответствующей информации между МПС и Штабом Отдельного корпуса жандармов.

Штаб корпуса вынужден был в октябре 1906 г. обратиться к начальникам ЖПУ с требованием "При получении сведений о приступе к сооружению каких-либо железнодорожных линий, прилегающих к дорогам, входящим в район вверенных им Управлений, надлежит доносить в Штаб Корпуса:

1) какая линия и кем будет строиться, т.е. обществом, лицом или Управлением по сооружению железных дорог, 2) протяжение и сколько предполагается к сооружению на оной станций и 3) когда предполагается приступить к работам по сооружению линий" [56].

В 1907 г. были увеличены штаты С.-Петербургского ЖПУ на 4 унтер-офицера, Московско-

Архангельского - 4 унтер-офицера, Екатерининского - 24, Владикавказского -11, Киевского -10, Харьковского - 8. С.-Петербурго-Варшавское - ЖПУ переименовано в жандармское управление Северо-Западных железных дорог [57].

Всего на октябрь 1907 года функционировало 28 жандармско-полицейских управлений железных дороги: Варшавское, Вилецкое, Владикавказское, Воронежское, Екатеринское, Забайкальской жел. дор., Закавказских жел. дор., Китайской Восточной ж. д., Киевское, Кременчугское, Московское, Московско-Архангельское, Московско-Камышинское, Московско-Киевское, Московско-Рижское, Одесское, Пермское, Самарское, С.-Петербургское, С.-Петербурго-Виндав-ское, Сибирской жел. дор., Средне-Азиатской жел. дор., Северо-Кавказских жел. дорог, Тамбо-во-Уральское, Ташкентской ж. д., Уссурийской ж. д., Финляндских жел. дорог, Харьковское [58].

Особенности в организации Отдельного Корпуса жандармов побудили Совет Министров в 1907 году признать, что изменения штатов жандармских полицейских управлений железных дорог не требующих новых из государственного казначейства затрат, могут быть осуществлены в порядке военного законодательства.

При обсуждении на заседании 27 января 1908 года представления министра внутренних дел об учреждении жандармского полицейского управления Амурской железной дороги Совет Министров высказался "за направление в том же порядке и связанных с новыми расходами из казны штатных предположений об организации новых железнодорожных частей, по предварительном разрешении через законодательные учреждения потребных кредитов".

Вопрос о порядке "направления законодательных дел", касающихся организации Отдельного Корпуса жандармов и Корпуса пограничной стражи, был затронут Советом Министров при рассмотрении в мае 1904 года проекта правил о применении статьи 96 Основных государственных законов.

Согласно разъяснениям Совета министров, законодательные дела, которые в отношении армии и флота представляются в качестве предметов военного законодательства, на непосред-

ственное утверждение Императора, в таком же порядке подлежат представлению и по двум корпусам.

Во исполнение этих указаний Совета министров внесенные МВД в 1909-1910 гг. на одобрение законодательных учреждений законопроекты об образовании жандармского полицейского надзора и об увеличении штатов ЖПУ на отдельных железных дорогах предусматривали отпуск кредитов через Военный Совет в порядке военного законодательства.

На третьей сессии Государственной Думы третьего созыва обсуждался доклад комиссии о путях сообщений по внесенному министром внутренних дел законопроекту по вопросу об установлении порядка в распределении расходов по содержанию жандармско-полицейских чинов на построенных казенных железных дорог.

Решено было фиксировать расходы вместо того, чтобы оставлять их в неопределенных суммах.

При обсуждении законопроекта о сформи-рованнии жандармского полицейского управления Амурской железной дороги для учреждения жандармского надзора (докладчик Сафонов) возникли проблемы.

Признав, что жандармское управление составляет часть гражданского управления, комиссия по направлению законодательных предположений нашла, что ей необходимо обсудить и вопрос о штатах. Комиссия составила штат, по которому годовой расчет был исчислен в 73.875 руб. Бюджетная же комиссия нашла, что учреждать в таком размере жандармские команды на Амурской ж.д. не следует, так как население там слишком редкое, станций мало и уменьшила этот штат на половину (45.200 руб.).

Начальник штаба Отдельного корпуса жандармов Гершельман возразил против мнения комиссии о принадлежности корпуса жандармов.

"Устройство корпуса жандармов, - отметил он, - в числе прочих местных войсковых частей и военных учреждений, помещено в книге III Свода военных постановлений 1869 года. Вся организация корпуса жандармов чисто военная, причем к его чинам в отношении строевом, хозяйственном и дисциплинарном применяются

в полном объеме одинаково с армией законоположения.

Содержание корпуса жандармов полностью производится по сметам Военного министерства. .. Вся служба чинов жандармских железнодорожных управлений в военное время всецело, а в мирное - в большей своей части выполняет задачи управления военных сообщений главного управления Генерального штаба и идет рука об руку с чинами по передвижению войск. Приведенные основания, - замечает Гершель-ман, - казалось бы, указывают, что корпус жандармов входит в состав Военного министерства наравне с прочими войсковыми частями вспомогательного назначения" [59].

Сафонов, возражая, заявил, "что никаких военных обязанностей жандармы не несут, что их обязанности чисто полицейские по составлению протоколов преследования преступников, поэтому в Государственной Думе необходимо утверждать штаты и должной по штатам сумме" [60].

Далее были рассмотрены законопроекты:

1) Об учреждении жандармского надзора на Кувшиновском подъездном пути. (Кувшиновс-кий подъездной путь открыт для правильного движения 28 января 1911 года);

2) Об увеличении штата жандармского полицейского управления Финляндских железных дорог;

3) Московского;

4) Об учреждении жандармского полицейского надзора на ж.д. линии Одесса - Бахмач;

5) Об увеличении штата Московско-Киевского ЖПУ на две унтер-офицерские должности;

6) Об учреждении жандармского полицейского надзора на строящейся Ейской ж.д.;

7) Об увеличении штата Владикавказского ЖПУ железных дорог;

8) Об учреждении жандармского надзора на Северо-Донецкой ж.д. и увеличении для чего штата Кременчугского ЖПУ железных дорог;

9) Об увеличении штата Варшавского, Ви-ленского и Екатерининского ЖПУ железных дорог;

10) Об увеличении штата Екатерининского ЖПУ;

11) Об учреждении жандармского надзора на ж.д. линии Ченстохов - Кельцы;

12) Об учреждении жандармского полицейского надзора на Верейцевской ж.д. линии;

13) Об учреждении жандармского полицейского надзора на железнодорожной линии Тюмень - Омск.

Бюджетная комиссия нашла, что некоторые штаты жандармских управлений преувеличены, и что следует их сократить.

П.Г. Курлов, которому пришлось выступать в Государственной Думе при обсуждении бюджета, и два раза по приказанию министра внутренних дел заменять его при общих прениях по поводу сметы министерства, так характеризовал обстановку в Думе: "Общие прения по смете Министерства внутренних дел никакого отношения к смете не имели и заключались в разных суждениях о деятельности министерства, особенно деятельности департамента полиции и корпуса жандармов... Такие суждения отличались сгущением красок и выражались в инсинуациях, а подчас и в заведомой лжи" [61].

Интересна на наш взгляд оценка деятельности жандармских полицейских управлений железных дорог депутата Кузнецова (Екатеринос-лавская губ.). "Тот штаг, который существует на Екатеринославской железной дороге, мне лично известен, - заявил Кузнецов, - и, несмотря на его малочисленность, он довольно деятелен в области полицейского сыска и фильтрации железнодорожных служащих и рабочих, он достаточно успешно работает и без всякого увеличения, и если вы увеличите еще оклады, то в этой области увеличится еще больше успех этих жандармских управлений; это увеличение не принесет пользы народу, а только вред" [62].

Законопроекты большинством голосов 120 против 38 были приняты.

Четырнадцать законопроектов по Отдельному корпусу жандармов были одобрены Государственным Советом. 17 июня 1910 года Императором законопроекты были утверждены.

Стремясь и дальше идти этим путем, МВД по соглашению с военным ведомством остановилось на решении - передавать такого рода законодательные проекты через Военное министерство.

В 1911 г. Военным министром было внесено в Государственную Думу представление об

отпуске средств на содержание в 1912 г. жандармского надзора на железных дорогах.

Однако Дума, Комиссия Государственной Думы по направлению законодательных предположений нашла, что статья 96 Основных государственных законов, устанавливая изъятия из общего порядка рассмотрения законодательных предположений правительства, имеет применение лишь по отношению военного и военно-морского ведомств. Поэтому, ссылаясь на установившуюся в 1901 г. практику, названная комиссия на заседании 1 ноября 1911 г. высказалась за отклонение законопроекта, как внесенного в неправильном порядке.

Министр внутренних дел, по соглашению с председателем Совета Министром и Военным министром внес в начале 1912 г. на рассмотрение Совета Министров вопрос о порядке рассмотрения законопроектов по Отдельному корпусу жандармов.

Совет Министров на заседании 23 февраля 1912 г. постановил слушание дела отложить до подготовки ряда других законопроектов, намеченных к внесению на рассмотрение Государственной Думы IV созыва.

Тем временем МВД передало в Военное министерство для представления на высочайшее утверждение через Военный Совет ряд предложений об увеличении штатов некоторых ЖПУ железных дорог и об изменении штатов Сибирского и Забайкальского ЖПУ в связи с передачей станции Иннокентьевская из ведения Сибирской в ведение Забайкальской железной дороги. Однако эти законопроекты хотя и не требовали дополнительных средств, не получили дальнейшего движения из-за нерешения принципиального вопроса о порядке направления законодательных дел по Отдельному корпусу жандармов. Вследствие чего в декабре министр внутренних дел Макаров вошел в Совет Министров с представлением, ссылаясь на необходимость безотлагательного установления жандармского полицейского надзора на строящихся железных дорогах, ходатайствовал о скорейшем разрешении этого вопроса.

Приступив к обсуждению этого вопроса, Совет Министров выслушал заявление камергера Маклакова, объяснившего, что неразрешение

принципиального вопроса о порядке направления законодательных предложений по Отдельному корпусу жандармов препятствует осуществлению многих штатных мероприятий, направленных на увеличение личного состава корпуса. МВД лишено возможности произвести необходимое расширение штатов ЖПУ для установления постоянного полицейского надзора на вновь строящихся железнодорожных линиях, хотя бы в соответствии с теми, сравнительно скромными, нормами, которые предусмотрены Высочайшим повелением 16 марта 1867 года об учреждении жандармских полицейских управлений при проведении новых железных дорог (в составе: начальника управления, участковых офицеров - по одному на каждые 200 верст - и нижних чинов в унтер-офицерском звании - на каждую станцию по два, а в столицах - по три человека).

В результате чего, на начало 1913 года на рельсовой сети России недоставало 460 жандармских чинов, в том числе 130 чинов на казенных и 330 чинов - на частных железных дорогах.

Отсутствие жандармской полиции на строящихся железных дорогах, особенно на начальном периоде их сооружений, затрудняло должную охрану порядка в рядах производства строительных работ.

На необходимость скорейшего установления жандармского полицейского надзора на строящихся ж.д. линиях неоднократно указывало как Министерство путей сообщения, так и местные высшие административные власти. Равным образом, соответствующие ходатайства поступали и от строителей частных железнодорожных обществ, внесших в казну суммы на содержание полиции и вынужденных производить постройку без надлежащей полицейской охраны.

Естественно МВД, не выжидая утверждения штатов, вынуждено было откомандировывать для несения полицейской службы на некоторые строящиеся железнодорожные линии жандармских чинов, обслуживающих другие железные дороги, и тем самым ослаблять полицейский надзор.

Совет Министров рассуждал следующим образом, что распространение на законодатель-

ные предложения Отдельного корпуса жандармов положений статьи 96 Основных законов на практике встречает серьезные затруднения, так как Государственная Дума давала свое согласие на выделение денежных средств не иначе, как при условии одновременного утверждения мероприятий в порядке статьи 86 Основных законов. В виду чего, отказ правительства от направления законодательных предположений по ст. 86, связанных с новыми расходами из государственного казначейства, равносилен было бы приостановлено осуществлению штатных мероприятий. Вместе с тем, трудно было бы отрицать, что доводы в пользу применения статьи 96 Основных законов к мероприятиям по отдельному корпусу жандармов в столь безусловной какой они применяются к мероприятиям их военному ведомству, едва ли могли бы найти себе твердую опору в действующем законе. Хотя необходимые на содержание Отдельного корпуса жандармов кредиты ассигнуются во сметам Военного министерства, однако названный Корпус не принадлежит к составу этого министерства, а находится в ведении МВД. Так, согласно действующим законоположениям (свод воен. Пост. 1869 г. кн. 14, из. 2-е), главное начальствование над означенным Корпусом принадлежит Министру внутренних дел со званием шефа жандармов, ближайшее же заведование Корпусом вверяется одному из "Товарищей Министра Внутренних Дел с наименованием Командиром Отдельного Корпуса жандармов (ст. 656). Далее, Шеф Жандармов имеет высший надзор за точным исполнением чинами Корпуса своих обязанностей и заботится о благосостоянии всех частей Корпуса (ст. 659); ему же принадлежит высшее руководство деятельностью чинов Корпуса жандармов, по обнаружению и исследованию преступлений (ст. 660). С другой стороны, если организация Отдельного корпуса жандармов и приближает его до известной степени к военной части, то в то же время названный Корпус по задачам своей деятельности едва ли может быть причислен к вооруженным силам Российского Государства, образующим армию. В этом отношении нельзя не указывать, что Отдельный корпус жандармов даже во время войны в состав армии не входит и участия в военных действиях не принимает. Обязанности же чинов

Отдельного корпуса жандармов, как в мирное, так и в военное время носят преимущественно полицейский характер и сводятся, согласно статьи 689 книги III свода военных постановлений 1869 года (издание второе), к обнаружению и исследованию преступлений, к охранению внешнего порядка, благочиния и общественной безопасности в районе железных дорог, к содействию местным гражданским властям для охранения порядка и внутренней безопасности, к осмотру паспортов в некоторых портах и пограничных местах Империи, к надзору за содержавшимися в местах заключения государственными преступниками и лицами, обвиняемыми в государственных преступлениях и, наконец, к несению военно-полицейской службы в пределах крепостей и их районах. В частности же, жандармские полицейские управления железных дорог несут, на основании статьи 692 той же книги свода военных постановлений, все обязанности и пользуются всеми правами наружной полиции, принимая участие в охранении внешнего порядка и в предупреждении и пресечении нарушений общественных благочиния и безопасности на определенных районах по железным дорогам. Во всяком случае, Отдельный корпус жандармов носит на себе несравненно менее признаков военной части, нежели Отдельный корпус пограничной Стражи. По приведенным соображениям и дабы не ставить препятствий к осуществлению многих весьма насущных по Корпусу жандармов мероприятий, сопряженных с новыми расходами из государственного казначейства, Совет Министров полагал бы возможным, применительно к действующему по Отдельному корпусу пограничной стражи порядку, направлять законодательные предложения во всей их совокупности в общем законодательном порядке. Что же касается предложений по Отдельному корпусу жандармов, не требующих новых из казны расходов, ибо таковые, по мнению Совета Министров должна утверждаться Императором через Военный Совет в порядке военного законодательства или же по всеподданейшим докладам Министра внутренних дел - шефа жандармов" [63].

К 1913 г. Отдельный корпус жандармов состоял из следующих частей: 74 губернских жандармских управлений, 29 жандармских полицей-

ских управлений железных дорог и кроме того, для несения разных нарядов и поддержания наружного порядка 3 строевых жандармских дивизионов: в Петербурге, Москве и Варшаве, Одесской конной команды и двух пеших команд Сахалинской и Камчатской. Численность Корпуса составляла 12000 чинов, из них 1000 генералов, штаб и обер-офицеров, остальные 11000 - нижние чины.

Все дела Отдельного корпуса жандармов были сосредоточены в штабе корпуса. Помимо начальника штаба и его помощника в штабе числилось 4 старших адъютанта, секретарь, смотритель дома и казначей и 23 писаря [64].

В 1914 г. для учреждения жандармского полицейского надзора введены в штаты ЖПУ дополнительные должности:

а) Московского - 1 должность начальника отделения, 1 вахмистра и 21 унтер-офицера для надзора на строящейся железнодорожной линии Бугульма - Чишма Волго-Бугульминской железной дороги;

б) Кременчугского - 16 должностей унтер-офицеров для надзора на строящихся ветвях Северо-Донецкой железной дороги; Никитовс-кой и Родаково - Шмитковская - Лихая;

в) Закавказских железных дорог - 16 должностей унтер-офицеров для надзора на строящейся Кахетинской железной дороге;

г) Средне-Азиатской железной дороге - 6 должностей унтер-офицеров для надзора на вновь отстроенной Коканд-Наманганской железной дороге;

д) Владикавказского - 2 должности начальников отделений, 2 вахмистров и 38 унтер-офицеров для надзора на вновь строящихся Благо-дарненской линии и Дивенской ветви Армавир-Туапсинской железной дороге;

ж) Московско-Киевского - 19 должностей унтер-офицеров для надзора на Одессо-Бахмач-ской железнодорожной линии Московско-Киево-Воронежской железной дороге [65].

6 июня высочайше утверждены штаты нового Казанского ЖПУ для надзора на строящихся обществом Московско-Казанской ж.д. - железнодорожных линиях: Казань - Екатеринбург, Нижний Новгород - Котельнич и Арзамас -Михраны с ветвями. Штат состоял из начальника

г 27

управления (полковник или генерал-майор), адъютанта (обер-офицер), 7 начальников отделений (ротмистры или полковник), 7 вахмистров с годовым окладом жалованья по 540 рублей, 22 унтер-офицера высшего оклада (420 рублей в год), 22 - среднего оклада (360 рублей), 45

- низшего оклада (300 рублей), 1 писарь среднего оклада (60 рублей) и 1 писарь низшего оклада (36 рублей) [66].

По докладу Министра внутренних дел в июне увеличены штаты ЖПУ Финляндских железных дорог на 1 адъютанта управления, 6 начальников отделений, 8 переводчиков, 6 вахмистров и 194 унтер-офицера [67].

В августе введены дополнительные штаты ЖПУ:

Средне-Азиатской ж.д. - 2 должности начальников отделений, 2 - вахмистров и 44 унтер-офицеров для надзора на ж.д. линии Качан

- Термез;

Тамбово-Уральского - 1 должность начальника отдела, 1 вахмистра и 13 унтер-офицеров для надзора на линии Уральск - Ипецк Рязанс-ко-Уральской ж.д.;

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Сибирской ж.д. - 1 должность начальника отделения, 1 вахмистра и 13 унтер-офицеров для надзора на Кулундинской ж.д.;

Киевского - 28 должностей унтер-офицеров для надзора на Ржищевской, Таращанской, Чер-мановской ж.д.;

также увеличены штаты Московско-Киевского, Московско-Камышинского и Кременчугского ЖПУ. [68]

В 1915 г. Высочайше утверждено положение Венного Совета об увеличении штатов ЖПУ Амурской железной дороги:

а) для надзора на головном и западном участках - на 53 унтер-офицера и

б) для надзора на среднем и восточном - на 6 начальников отделений, 6 вахмистров и 116 унтер-офицеров. В штат Петроградского ЖПУ введены 2 начальника отделений, 2 вахмистра и 20 унтер-офицеров для надзора по ж.д. линии Петрозаводск - Сороцкая бухта [69].

С января образовано на Владикавказской железной дороге второе жандармское полицейское управление надзора на южной части дороги и на линиях Армавир - Туапсинской и Чер-

номорской ж.д. в составе: 1 начальника управления, 1 адъютанта, 11 начальников отделений,

1 помощника начальника отделения, 11 вахмистров, 276 унтер-офицеров и 2 писарей со штаб-квартирой в г. Владикавказе, а бывшее Владикавказское преобразовано в Ростовское, со штаб-квартирой в г. Ростов-на-Дону в составе: 1 начальника управления, 1 адъютанта, 8 начальников отделений, 1 помощника начальника отделения, 8 вахмистров, 239 унтер-офицеров и в писарей [70].

В связи с изменением границ обслуживания изменены штаты Московского, Казанского, Московско-Киевского и Одесского ЖПУ [71].

Для Омской железной дороги образовано Омское ЖПУ путем изменения штатов Пермского ЖПУ и Сибирской железной дороги. Жандармское полицейское управление Сибирской ж.д. переименовано в Томское ЖПУ [72].

К 1917 г. в России насчитывалось 75 губернских и областных жандармских управлений, 3 дивизиона, 1 конная жандармская команда,

2 пеших жандармских команды, 2 портовых и 21 крепостная команда.

На 67 железных дорогах функционировало 33 жандармско-полицейских управления, в состав которых входило 332 жандармских отделения [73].

Перед отречением от престола 2 марта 1917 года Император Николай II подписал Указ о назначении Председателем Совета Министров князя Г.Е. Львова. Его кандидатура была выбрана не самим царем, а Временным Комитетом Еосударственной Думы, взявшем на себя управление страной в дни Февральской революции. Председатель Совета Министров, который вскоре стал называться Временным правительством, одновременно занял пост Министра внутренних дел. Возглавив министерство, бывшие думские депутаты были поставлены перед необходимостью не только овладеть государственным аппаратом, но и значительно изменить его. Прежде всего это относилось к органам внутренних дел.

Правительство было сформировано из представителей правой буржуазной и крупных помещиков, важные посты были отданы кадетам. В своей Декларации правительство объявило амнистию политическим заключенным, граждан-

ские свободы, замену полиции "народной милицией", реформу местного самоуправления. Временное правительство соединило в себе в своем лице законодательную и исполнительную власть, заменив царя, Госсовет, Думу и Совет Министров и подчинив себе высшее учреждение (Сенат и Синод). Оно считало себя преемником монархического государства. Однако на волне демократизации в состав ведомств и учреждений включились представители Советов, профсоюзов и других общественных организаций. Овладеть ситуацией Временное правительство не смогло. Разрушению подвергалась вся система власти. Главной тактикой Временного правительства стало не разрешение проблем, а потакание толпе, и чем дальше, тем больше. Были свергнуты не только носители власти, но была свергнута и упразднена идея власти, разрушены те необходимые устои, на которых строится всякая власть. Безвластие коснулось буквально каждого человека.

Массовые антиправительственные выступления в дни Февральской революции сопровождались разгромом полицейских учреждений, избиением их служащих. Как отмечали очевидцы и участники революционных событий февраля-марта 1917 года, запасы ненависти вдруг разлились и мутным потоком вылились на улицы Петрограда.

С началом насильственных действий первым кандидатом на роль врага пришедших в движение масс явился институт полиции - жандармы, городовые, иные чины полиции, по долгу службы вынужденных находиться в тесных контактах с городским населением. В первые два-три дня революционных событий в Петрограде поводом к избиению полицейских являлось их стремление предотвратить общественные беспорядки - разгром хлебных магазинов, лавок, не допустить разбушевавшуюся толпу на территории заводов и фабрик.

Согласно полицейским донесениям, во время "демонстраций" первых февральских дней часть толпы нередко врывалась в ювелирные магазины, похищая драгоценные изделия, громила хлебные лавки, кусками льда били стекла магазинов и трамваев.

Как только в толпах зазвучали политические лозунги, направленные против самодержа-

вия, полицейский, как представитель власти, сразу превратился в идеологического врага № 1.

По образному сравнению американского историка Голдера, находившегося в те дни на Петроградских улицах, охота за полицейскими превратилась в общенациональный спорт.

Начальник Петроградского охранного отделения К.И. Глобачев так описывает эти дни: "Те зверства, которые совершались взбунтовавшейся чернью в февральские дни по отношению к чинам полиции, корпуса жандармов и даже строевых офицеров, не поддаются описанию... Городовых, прятавшихся по подвалам и чердакам, буквально раздирали на части: некоторых распинали у стен, некоторых разрывали на две части, привязав за ноги к двум автомобилям, некоторых изрубали шашками. Были случаи, что арестованных чинов полиции и жандармов не доводили до мест заключения, а расстреливали на набережной Невы, а затем сваливали трупы в проруби. Кто из чинов полиции не успел переодеться в штатное платье и скрыться, тех беспощадно убивали" [74].

Во время переговоров между делегациями Исполнительного комитета Петроградского Совета и Временного комитета Государственной Думы по вопросу о программе будущего Временного правительства было выдвинуто требование о полном обновлении службы охраны общественного порядка. В итоге в декларацию Временного правительства был внесен пункт: "Замена полиции народной милицией с выборным начальством, подчиненным органам местного самоуправления" [75].

На I Всероссийском съезде Советов рабочих и солдатских депутатов была принята специальная резолюция "О жандармах и полицейских". Согласно ей полицейские и жандармы должны быть разжалованы и отправлены на фронт с ближайшими маршевыми ротами". Они не должны были занимать командные должности, а в их документах должно быть обязательно указано место прежней службы.

В связи с призывом в действующую армию жандармские чины ходатайствовали о присвоении им прав сверхсрочнослужащих. Так, бывшие жандармские унтер-офицеры Бугурусланс-кого отделения Самарского ЖПУ в телеграмме

председателю Государственной Думы Радзянко писали: "...с получением первого извещения, присоединяемся к новому правительству и собравшись сегодня для явки воинскому начальнику, постановили: принести сердечную благодарность новому Правительству за призыв нас в ряды дорогой армии для спасения Отечества от угрожающего врага русской земли - немца. Уходя на защиту Отечества, мы, вследствие получаемого малого содержания, оставляем семьи наши совершенного без куска хлеба, разбросанными по дороге, вдали от родных. Осмеливаемся просить присвоить нам права сверхсрочнослужащих чинов частей войск" [76].

4 марта 1917г.

Временное правительство постановило упразднить особые гражданские суды, охранные отделения, Отдельный корпус жандармов, включая железнодорожную полицию. Офицеров и нижних чинов жандармерии решено было немедленно передать на учет соответствующих воинских начальников для отправления в армию. Тогда же Временное правительство упразднило "Главный" и "Особые комитеты" при управлениях железных дорог, которые были созданы царской властью для "подавления беспорядков на железных дорогах".

10 марта 1917г.

Последовал официальный приказ об упразднении Департамента полиции, 19 марта - о расформировании Отдельного корпуса жандармов. Его вещевое имущество передавалось военному ведомству, архивы - Главному штабу, а дела местных жандармских отделений и охранный отделений - особым комиссиям из представителей суда и местного комиссара Временного правительства для разбора.

Что же касается большинства губерний, где смена власти произошла мирно, "по телеграфу", то там в упразднении местных органов полиции, жандармерии и охранных отделений данные постановления Временного правительства сыграли заметную роль.

Министр путей сообщения Н.В. Некрасов принял ряд решений в духе революционного времени. В ведомстве путей сообщения было подготовлено представление "О назначении комиссаров на железные дороги". Комиссары, не пользуясь

распорядительной властью, должны были, как предполагалось в этом документе, следить за состоянием станций, за содержанием и ремонтом путей, подвижного состава, оборотов вагонов, за организацией охраны на железной дороге.

13 марта 1917 г.

Некрасов направил министру внутренних дел и военному министру телеграмму следующего содержания: "В виду принципиального решения Совета Министров о расформировании Корпуса жандармов, прошу Ваших срочных распоряжений об удалении чинов жандармской полиции из пределов полосы отчуждения эксплуатируемых и строящихся железных дорог и передаче их в распоряжение надлежащих воинских начальников. Одновременно с сим мною делается распоряжение всем начальникам дорог и работ о принятии мер к охране порядка и имущества дорог их ведением, с обращением за помощью в случаях надобности к местным комитетам, милиции и воинским частям. Прошу распоряжений об оказании содействия в случаях обращения начальников дорог и работ за помощью" [77]. Как складывалась обстановка на железных дорогах в этот период, видно из приведенных ниже телеграмм.

10 марта 1917 г.

Военный министр и военный комиссар Харьковского губернского комитета Поддуб-ный телеграфировал общественным комитетам гг. Новохоперска, Острогожска, Боброва и Ва-луек, в воинские управления и заведения военного ведомства: "Харьковская губерния в полосе отчуждения. Железные дороги подчинены исключительно комиссару по военным делам Харьковского губернского комитета. Все чины ж/д жандармской полиции несут чрезвычайно важную ответственную работу для разведывательных отделов, штабов своих армий, фронта. Замена новыми лицами отнюдь не допустима.

Прежняя организация, согласно распоряжения военного министра Временного Правительства остается в силе. Жандармская железнодорожная полиция с сего числа переименовывается в военную железнодорожную службу. Команды разоружению не подлежат. Всем гражданам необходимо оказывать новому органу вся-

ческое содействие, общественным комитетам на местах согласовывать свои действия и распоряжения, согласно содержанию телеграммы. Приказ о введении железнодорожной стражи последует своевременно" [78].

12 марта 1917 г.

Начальник военных сообщений МВО, инженер Семеновский, согласно приказа командующего войсками МВО подполковника Грузино-ва, телеграфировал циркулярно губернским и уездным комиссарам, "что всякого рода оружие, отобранное от жандармской полиции использовать для вооружения военнонаемных стражников и чинов милиции, несущих охрану железных дорог. Цейхгаузы передать по описи комендантам. Текущие дела по принадлежности начальнику станции (комендантам станций). Секретные дела опечатать и держать в комендантских управлениях до особого распоряжения" [79].

18 марта 1917 г.

Управляющий ЮВЖД сообщил губернскому комиссару, что на основании телеграммы начальника управления железных дорог от 11 марта, им дано распоряжение начальникам станций вверенной (ему) дороги, что уволенные чины жандармского надзора должны быть направлены к воинским начальникам. Устранение жандармских чинов в большинстве случаев состоялось по распоряжениям общественных организаций [80].

19 марта 1917 г.

Воронежский губернский комиссар Тома-новский (телеграфно) запросил Харьковского военного комиссара Поддубного, что на основании приказа военного министра, сделано распоряжение об оставлении на службе жандармской железнодорожной полиции Харьковского управления, обслуживающей также и Воронежскую, Саратовскую и Тамбовскую губернии поставить в известность, относительно означенного распоряжения [81].

20 марта 1917 г.

Военный комиссар Харьковского округа Поддубный телеграфировал Воронежскому губернскому комиссару, что положение жандармской полиции до сих пор окончательно не выяснено, ждем распоряжения Временного Правительства. По получении уведомлю.

Советую возбудить перед правительством ходатайство к скорейшему разрешению вопроса [82].

21 марта 1917 г.

Губернский комиссар Томановский (телеграфно) запросил Харьковского военного комиссара Поддубного, что издавалось ли им распоряжение, согласно приказа военного министра, об оставлении на службе чинов жандармской полиции, или же упомянутая телеграмма является подложной [83]?

24 марта 1917 г.

Поддубный отвечает Томановскому, что распоряжение об оставлении на службе чинов жандармской полиции было дано в первые дни образования ж/д комитетов и телеграммы Начальника Генерального Штаба от 6 марта, о предстоящем упразднении корпуса жандармов . Мое распоряжение теряет силу [84].

28 марта 1917 г.

Воронежский губернский комиссар Тома-новский телеграфировал в Петроград министру внутренних дел, что : "Положение устраненной жандармской ж/д полиции остается невыясненным, что создает различные затруднения. Ожидаю указаний" [85].

30 марта 1917 г.

За министра внутренних дел, князь Урусов, по соглашению с военным (министром) телеграфировал губернскому комиссару (Тома-новскому), что считает настоятельно необходимым, чтобы переписка по вопросам о военном шпионаже, находящаяся в делопроизвод-ствах жандармских управлений и охранных отделений не подвергались огласке и если можно сохранена: "Примите меры к опечатыванию соответствующих делопроизводств, являющихся военною тайною. Дальнейшие указания следуют" [86].

6 апреля 1917 г.

Временное правительство, (так написано) Временное управление по делам милиции переслало всем комиссарам копию циркуляра главного интендантского управления, что: "В упраздненных частях жандармского корпуса, запасы предметов вещевого довольствия немедленно распорядитесь о приеме их в интендантские вещевые склады" [87].

17 апреля 1917 г.

Воронежским губернским комиссаром получено циркулярное распоряжение Временного Правительства, Министерства внутренних дел, что по соглашению с министерствами военным и юстиции, необходимо произвести (цитирую дословно) о расформировании учреждений, упраздненного ОКЖ.

1. Запасы вооружения нижних чинов передать воинским начальникам и направить в артиллерийские склады.

2. Для разбора архивов, дел и переписок губернских, областных и городских жандармских управлений, охранных отделений и розыскных пунктов и для разбора архивов жандармских полицейских управлений ж/д - образовать особые комиссии.

3. Дела неприятельского шпионажа и политического общеуголовного характера передать прокуратуре военных округов.

4. Обнаруженные в кассах наличные деньги, составлять протоколы и направлять в МВД, суммы вносить в депозит окружного суда, определяя кому принадлежат эти деньги [88].

15 и 21 марта 1917 г. министр внутренних дел Г.Е. Львов на вопросы с мест о том, возможен ли прием в милицию бывших полицейских, уклонился от прямого ответа, сообщив, что это целиком находится в компетенции губернских комиссаров Временного правительства.

Но прием на службу в милицию бывших полицейских в большинстве городов, особенно центральной России был практически невозможен. Связано это было с "антиполицейскими" настроениями, овладевшими значительной частью населения, негативным отношением к ним местных властей, комиссаров Временного правительства и особенно Советов.

Третирование сотрудников наружной полиции, жандармерии, заставило их обратиться за поддержкой к правительству. В июне председатель Совета Министров и министр внутренних дел Г.Е. Львов распорядился через бюро печати министерства юстиции опубликовать письмо бывших служащих полиции. В нем они жаловались на то, что их и их семьи подвергают бой-

коту, не принимают на службу, и заявляли о том, что в дни Февральской революции они не стреляли в восставший народ.

Вот что писал министру внутренних дел бывший жандармский унтер-офицер Иван Русаков, проживающий на станции Лиски Юго-Восточных железных дорог.

"Господин Министр Свободной России!

К Вам обращаюсь, бывший жандармский унтер-офицер с просьбой Вашего просвещенного содействия, урегулирования отношений между обществом и бывшей жандармской полицией, в лице ее низших служащих - унтер-офицеров. Я понимаю, что законна та ненависть общества, которая проявилась в первые дни революции. Народ, получивший свободу, не мог более выносить ига тех, кто так много принес ему, народу, зла, кто часто издевался над свободою народа. Но ненависть тяжелым бременем легла не на тех, кто больше всего виноват, а на тех, кто только исполнял волю пославших, то есть на унтер-офицеров. В обществе раздались возгласы: не принимать бывших жандармов на службу, а съезд делегатов Юго-Восточных железных дорог привел уже в жизнь такое решение, а всех поступивших предписывает возмущенно уволить. Где же справедливость?

Я - крестьянин Владимирской губернии Шуйского уезда Семеновской волости деревни Харитоново, отбыв военную службу в полку, был принужден остаться на сверхсрочную службу, вследствие недоставка и малого плодородия надельной земли. Затем в 1886 году я перешел на службу писарем в жандармское отделение на железной дороге, где вел переписку по строевой и политической части. Оторванный от сохи, получивший кое-какую грамотность на службе, я рад был тем грошам, которые в то время получал жандарм (15 рублей в месяц), я рад был потому, что мне не нужно было возвращаться в деревню и влачить полуголодную крестьянскую бедную жизнь...

К счастью для меня, господин начальник милиции пригласил меня, как хорошо знакомого с ведением дел канцелярии, своим секретарем, испросив предварительно разрешение Исполни-

тельного комитета Совета рабочих и солдатских депутатов, которые, не найдя ни одного темного пятна в моей прежней деятельности, решили принять меня на службу. Тогда я вздохнул свободно в "свободной России" и от всей души благословил совершившийся переворот. Но, увы, радость моя оказалась непродолжительной. На съезде делегатов Юго-Восточных железных дорог в Воронеже решено было жандармов ни на какую службу на железной дороге не принимать, а поступивших ранее уволить, вследствие чего я был уволен. Читая газеты, я узнал, что все получили полную свободу, далее воры, грабители и уголовные преступники, которым просят забыть все их прежние преступления, принять их в свою среду и дать возможность, как свободным гражданам, жить честным трудом... А жандармам, из которых далеко не все, а только некоторые участвовали в подавлении восстания в 1905 году, не простили их проступка, и из-за кучки виновников должна страдать нас вся масса. Прослужив 32 года на железной дороге, я не внес никакого зла в общество, как в 1905 году, так и ранее... Я покорнейше прошу, господин министр, не отказать в зависящем распоряжении о допущении меня на службу на железной дороге.

Бывший жандармский унтер-офицер, ныне крестьянин Иван Русаков.

27 марта 1917 года

ст. Лиски " [89].

Письма и прошения не изменили положение бывших чинов полиции и жандармерии. Более того, в конце июня, после провала наступления Российской армии на германском фронте, в военных корреспонденциях многих газет сообщалось, что полицейские и жандармы, отправленные на фронт, являются "заразой армии", готовят контрреволюцию в войсках, вместе с большевиками подстрекают солдат к неповиновению командирам. Предлагалось выделить полицейских в отдельные воинские формирования и отметить их специальными черными нашивками на мундирах, которые они будут носить, пока не смоют собственной кровью.

Проблема охраны общественного порядка и борьбы с преступностью стала одной из важней-

ших для Временного правительства. Решение ее во многом зависело от решения вопроса о кадрах милиции. Милицию, которая должна была быть призвана заменить полицию, сгубило слишком легкомысленное отношение к ее формированию и первой главной ошибкой было огульное, без исключения, признание бывших полицейских и жандармов "неблагонадежным элементом".

Примечания:

1. См.: Погребинский, А.П. Государственные финансы царской России в эпоху империализма. -М., 1968; с. 109.

2. Очерки по истории Октябрьской революции. Под ред. М.Н. Покровского. -М.ТЬ: Госизд., 1927.-с.127.

3. Статистический сборник за 1913-1914 гг. - М., 1922. Вып. 2. С. 142-148.

4. Подсчитано по: Памятная книжка Воронежской губер-нии-Воронеж, 1899.-С. 82-83.

5. История полиции России. Краткий исторический очерк и основные документы/ Под ред. В. М. Курицына. М., 1998.-С. 42.

6. Витте, С.Ю. Воспоминания. Т.З. - М., 1960. - С. 133.

7. Там же. С. 134.

8. Там же. С. 136.

9. Рихтер, И. Подготовка железных дорог к борьбе со стачками. СПб., 1996.-С.4.

10. Тимофеев, Л.Л. Общие обязанности жандармской железнодорожной полиции: Справочная книга для чинов жандармских управлений железных дорог по жандармско-полицейской части.-СПб, 1908.-С. 932.

11. Курлов, П.Г. Гибель императорской России. М., 1992, С. 86.

12. Высший подъем революции 1905-1907 гг. Вооруженные восстания ноябрь-декабрь 1905 года. Часть первая. Под ред. ЛТТ. Сидорова.-М., 1955.-С. 409.

13. Там же. С. 804.

14. См.: Рихтер, И. Подготовка железных дорог к борьбе со стачками.-С. 115.

15. Там же С. 118.

16. См.: Литвинов, Н.Д., Рожков, А.Е. Борьба с терроризмом на железнодорожном транспорте Российской империи. - Воронеж, 2000. - С. 142.

17. Там же. С. 147.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

18. См.: Рихтер, И. Подготовка железных дорог к борьбе со стачками. С. 106.

19. Там же. С. 102.

20. См.: Вестник Юго-Восточных железных дорог 1925. №5. -С. 18.

21. См.: 1905 год на Юго-Восточных железных дорогах (историческийочерк).-М., 1925.-С. 85.

22. См.: Неизвестная Россия, XX век.-М., 1992.-С. 11.

23. Там же. С. 54.

24. Государственный архив Саратовской области (ГАСИ) ф. 52, он. 2, д. 17, л. 139-140.

25. Высший подъем революции 1905-1907 гг. Вооруженные восстания. Ноябрь-декабрь 1905 года. Часть первая. Под ред. Сидорова АЛ и др. - М., 1955. - С. 817.

26. См.: Высший подъем революции 1905-1907 гг. Часть вторая. - С. 896.

27. Высший подъем революции 1905-1907 гг. Часть пер-вая.-С. 651.

28. Там же. С. 742.

29. Высший подъем революции 1905-1907 гг. Часть вторая. - С. 896.

30. Балашовский филиал государственного архива Саратовской области. Ф. 1,оп. 1,д. 4, л. 126-127.

31. Собрание узакононений и распоряжений правительства. 1908. № 86. Ст. 607.

32. Государственный архив Воронежской области (ГАВО) ф. 6 оп. 1, д. 679, л. 3-4.

33. Высший подъем революции 1905-1907 гг. Часть пер-вая.-С. 152.

34. Там же. С. 800-801.

35. Там же. С. 801.

36. Там же. С. 162.

37. Там же. С. 162-163.

38. Там же. С. 897.

39. Там же. С. 898.

40. Там же. С. 987.

41. ГАВО, ф. 6, оп. 1, д. 679, л. 7-10.

42. ГАВО, ф. 6, оп. 1, д. 679, л. 7.

43. Там же, л. 10.

44. Там же, л. 17-18.

45. Пушкарева, И.М. Железнодорожники России в буржуазно-демократических революциях. - М., 1975. -

С. 236.

46. См.: Царизм в борьбе с революцией 1905-1907 гг. Сборник документов. Под ред. А.К. Дрезена. - М., 1936. - С. 8.

47. Там же. С. 105.

48. Порядок действия тот же, что и в инструкции 1905 года.

49. Полное собрание законов Российской империи (ПСЗР) собр. 3. Т. 20 №№ 18464,18609,19043,19157,19163,19199, 19318.

50. Там же № 19046.

51. ПСЗР собр. 3 Т. 21 №№ 19688,19696,20066,20433,20585, 20612,20650,20665,20669,20720,20828,20866.

52. ПСЗР собр. 3 Т. 25 № 26168.

53. Там же, № 26896.

54. Там же, № 27078.

55. Там же, № 26783.

56. Тимофеев, Л.А. Общие обязанности жандармской железнодорожной полиции: Справочная книга для чинов жандармских управлений железных дорог по жандармско-полицейской части.-СПб, 1908.-С. 155.

щшШ ■

57. Собрание узакононений и распоряжений правительства за 1907 год. № 10 ст. 33, № 17 ст. 133, № 35 ст. 405, № 57 ст. 565, № 65 ст. 652.

58. Циркуляр штаба Отдельного корпуса жандармов № 127 от 26 октября 1907 г.

59. Стенографический отчет. Государственная Дума. Третий созыв, сессия 3, заседание 130. 5.6.1910 г. - С. 35263527.

60. Там же. С. 3527.

61. Курлов, П.Г. Гибель императорской России М., 1992.-С. 107.

62. Стенографический отчет. Государственная Дума. Третий созыв. Сессия 3.-С. 3529.

63. ЦГИАЛ, ф. 268, оп. 3, д. 768, л. 131-137.

64. См.: Джунковский В.Ф. Воспоминания. Т. 2. - М., 1997. -С.132.

65. См.: Собрание узакононений и распоряжений правительства за 1914 г. №275, ст. 2477.

66. Там же. № 283, ст. 2597.

67. Там же. № 337, ст. 3194.

68. Там же. № 359, ст. 3486.

69. См.: Собрание узакононений и распоряжений правительства за 1915 г. № 192, ст. 1495.

70. Там же. № 62, ст. 536.

71. Там же. № 63, ст. 540.

72. Там же. № 63, ст. 541.

73. См.: Перегудова, З.И. Политический сыск России (1880-1917).-М.,2000.-С. 116.

74. Глобачев, К.И. Правда о русской революции. Воспоминания бывшего начальника Петроградского отделе-ния//Вопросы истории, 2002, № 9. - С. 68.

75. Революционное движение в России после свержения самодержавия.-М., 1957.-С. 419.

76. Литвинов, Н.Д., Нурадинов, ГЬ1.М. Противодействие терроризму на железных дорогах Российской империи М, 1999.-С. 142.

77. Там же. С. 141.

78. Центр документации новейшей истории Воронежской области (ЦДНИВО) ф. 5, оп. 1 д. 339 л. 33.

79. Там же. Л.42.

80. Там же. Л. 56.

81. Там же. Л. 59.

82. Там же. Л. 61.

83. Там же. Л. 62.

84. Там жег Л. 63.

85. Там же. Л. 69.

86. Там же. Л. 79.

87. Там же. Л. 86.

88. Там же. Л. 101.

89. Литвинов, Н.Д., Нурадинов, Ш.М. Противодействие терроризму на железных дорогах Российской империи,- М., 1999.-С. 142-143.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.