Научная статья на тему 'Земская деятельность в контексте конституирования культурного пространства провинции'

Земская деятельность в контексте конституирования культурного пространства провинции Текст научной статьи по специальности «Народное образование. Педагогика»

CC BY
11
1
Поделиться
Ключевые слова
КОНСТИТУИРОВАНИЕ / КУЛЬТУРНЫЙ ОБРАЗЕЦ / ГУМНИЩИ / К. Д. БАЛЬМОНТ / ЧЕРНЦЫ-ВОРОТЫНСКИХ / М. П. МИТЬКОВ / INSTITUTIONALIZATION / CULTURAL EXAMPLE / GUMNISHCHY / K. D. BALMONT / CHERNTSY-VOROTYNSKYH / M. P. MITKOV

Аннотация научной статьи по народному образованию и педагогике, автор научной работы — Хмара Д.Н.

На основе анализа культурно-просветительской и хозяйственной деятельности гласных Шуйского уездного земского собрания Д. К. Бальмонта и М. П. Митькова выявлена структура и взаимосвязь элементов культурного пространства усадеб Гумнищи и Чернцы-Воротынских (располагавшихся в Шуйском и Ковровском уездах Владимирской губернии), определены доминантные ценности представителей русского дворянства во второй половине XIX века. Анализ культуросообразных аспектов «личной истории» дворянина эпохи либеральных реформ Александра II позволяет установить, что картина мира владельцев усадеб, сформированная на основе системы ценностей и ориентиров, заложенных в юности в числе прочего в образовательных учреждениях и в усадебном пространстве, развивалась под влиянием реформ. Определено, что для К. Д. Бальмонта и М. П. Митькова одним из основных мотивов деятельности была установка «на благо Отечеству», явившаяся стимулом для активной жизненной позиции. Обосновано, что культурное пространство Шуйского и Ковровского уездов формировалось как симбиоз усадебной культуры и земской деятельности представителей дворянского сословия, что в большей степени способствовало реализации либеральных убеждений.

Territorial activity in the context of institutionalizing cultural space in province

The author analyses cultural, educational and economic activity of town councellors D. K. Balmont and M. P. Mitkov; describes the structure and interrelation of elements in the cultural space of Gumnishchy and Cherntsy-Vorotynskyh estates (Vladimir province) and determines dominant values of Russian nobility in the late XIX century. The analysis of culture-related aspects of a gentleman“s «private history» at the time of liberal reforms shows that the country estate owners“ worldview, based on the values formed in their adolescence at schools and in the estates, was influenced by these reforms. For K. D. Balmont and M. P. Mitkov, the prime motivation for their work was the idea «for the benifit of the Motherland» which was the stimulus for active attitude to life. The article proves that the cultural space in Shuya and Kovrov districts was formed as symbiosis between estate culture and the work of nobility members in district council which contributed to realisation of liberal views.

Текст научной работы на тему «Земская деятельность в контексте конституирования культурного пространства провинции»

УДК 008(091); 069; 069.01

Д. Н. Хмара

Земская деятельность в контексте конституирования культурного пространства провинции

На основе анализа культурно-просветительской и хозяйственной деятельности гласных Шуйского уездного земского собрания Д. К. Бальмонта и М. П. Митькова выявлена структура и взаимосвязь элементов культурного пространства усадеб Гумнищи и Чернцы-Воротынских (располагавшихся в Шуйском и Ковровском уездах Владимирской губернии), определены доминантные ценности представителей русского дворянства во второй половине XIX века. Анализ культуросообразных аспектов «личной истории» дворянина эпохи либеральных реформ Александра II позволяет установить, что картина мира владельцев усадеб, сформированная на основе системы ценностей и ориентиров, заложенных в юности в числе прочего в образовательных учреждениях и в усадебном пространстве, развивалась под влиянием реформ. Определено, что для К. Д. Бальмонта и М. П. Митькова одним из основных мотивов деятельности была установка «на благо Отечеству», явившаяся стимулом для активной жизненной позиции. Обосновано, что культурное пространство Шуйского и Ковровского уездов формировалось как симбиоз усадебной культуры и земской деятельности представителей дворянского сословия, что в большей степени способствовало реализации либеральных убеждений.

Ключевые слова: конституирование, культурный образец, Гумнищи, К. Д. Бальмонт, Чернцы-Воротынских, М. П. Митьков.

D. N. Khmara

Territorial activity in the context of institutionalizing cultural space in province

The author analyses cultural, educational and economic activity of town councellors D. K. Balmont and M. P. Mitkov; describes the structure and interrelation of elements in the cultural space of Gumnishchy and Cherntsy-Vorotynskyh estates (Vladimir province) and determines dominant values of Russian nobility in the late XIX century. The analysis of culture-related aspects of a gentleman"s «private history» at the time of liberal reforms shows that the country estate owners" worldview, based on the values formed in their adolescence at schools and in the estates, was influenced by these reforms. For K. D. Balmont and M. P. Mitkov, the prime motivation for their work was the idea «for the benifit of the Motherland» which was the stimulus for active attitude to life. The article proves that the cultural space in Shuya and Kovrov districts was formed as symbiosis between estate culture and the work of nobility members in district council which contributed to realisation of liberal views.

Key words: institutionalization, cultural example, Gumnishchy, K. D. Balmont, Cherntsy-Vorotynskyh, M. P. Mitkov.

Рассмотрим основания конституирования культурного пространства Шуйского уезда Владимирской губернии методом

реконструкции ценностей дворянского сословия II пол. XIX века, анализа их включенности в культурное пространство России в целом.

Использование исторических источников, фактов биографии и коммуникативных связей дает возможность выяснить особенности, определяющие характер и способ реализации культурно-просветительной деятельности

владельцев усадеб - земских деятелей. Ценности и нормы по своей сути имеют тесную

связь с историческим временем. II пол. XIX века - время проведения крестьянской реформы (отмены крепостного права), земской и судебной реформ. Деятельность по конституированию культурного пространства России в соответствии с целями этих реформ определяла социальное и коммуникативное поведение передовых людей. В Шуйском уезде в этот период большую роль в формировании новых ценностных ориентаций и этических норм играли гласные земского собрания; среди них - крупный петербургский чиновник

© Хмара Д. Н., 2016

М. П. Митьков и помещик из Шуйской глубинки Д. К. Бальмонт.

М. П. Митьков в 1853 году окончил Императорский Александровский Лицей [22, с. 169]. Работал в Государственной канцелярии, участвовал в подготовке реформы по отмене крепостного права [24]. Впоследствии Действительный Статский советник М. П. Митьков с основной службой в Санкт-Петербурге совмещал земскую деятельность: как землевладелец Шуйского уезда, он неоднократно избирался почетным мировым судьей, гласным уездного и губернского земских собраний. Основа его такой активной жизненной позиции сформировалась в детстве и юности. В Лицее М. П. Митьков изучал право, политическую экономию, иностранные языки; постигал основы гражданской архитектуры [22, с. 73-118]; сельское хозяйство преподавалось «как ремесло, искусство, наука» [22, с. 480]1 Здесь были заложены исходные принципы как ориентиры для дальнейшей деятельности. Интересный факт свидетельствует о взглядах лицеистов. В 1850 году, провожая на пенсию Ф. П. Калинича, воспитанники посвятили ему стихи; они выражали признательность Учителю, который «взрастил 20 поколений», учил писать «бессмертного Пушкина». Но, обучаясь в привилегированном учебном заведении, лицеисты критически оценивали действительность: назвали свое время «расчетливым веком», в который «корыстной целью Дом считать стал человек и честь -отвагой неуместной» [22, с. 82-84]. Возможно, Михаил Митьков был согласен с такой характеристикой современности и стремился к переменам. Система ценностей,

сформированная в Лицее, предполагала комплекс принципов и представлений о мире, необходимых для выработки стратегии принятия решений и действий в жизненных ситуациях. Программа предусматривала подготовку воспитанников Лицея к ведению дел в различных отраслях хозяйства; ее важными составляющими были попечение о народном здравии, попечение о народном образовании, поддержание и устройство местных путей сообщения [22, с. 108].

Работа в земстве требовала соответствующих подходов, принципов, концептуальных разработок. Просвещенные деятели понимали необходимость строительства дорог в регионе, в особенности - железной дороги.

М. П. Митьков служил в Санкт-Петербурге, мог принять «участие в ходатайствах Шуйского земства» и в 1866 году был приглашен «через местную управу в состав комиссии для приготовления проекта по устройству железной дороги от с. Иванова через г. Шую до Шуйско-Ивановской станции Московско-Нижегородской железной дороги». Проект был утвержден [6, с. 28; 7, с. 65]. М. П. Митьков безвозмездно выделил «из имения своего земли под линию железной дороги» [7, с. 67]. Для того, чтобы сократить и сделать более удобным тракт от с. Иванова к с. Тейкову, управа предполагала изменить его направление. М. П. Митьков предложил «сделать земству по устройству оного тракта взаимопомоществование» [7, с. 9]. М. П. Митьков «находил параллель категорий оценки земли неравномерною», и она была пересмотрена [9, с. 14]. Будучи в составе комиссии для составления проекта новых правил о содержании проселочных дорог, «г.Митьков полагал, что по устройству их необходимо составить предварительно карту» [9, с. 4-5]. Как председатель комиссии, М. П. Митьков читал доклад по сооружению мостов и гатей. Несмотря на то, что было высказано мнение о бесполезности работы, так как в Шуйском уезде -топи и болота, доклад был принят как руководство к действию [10, с. 356]. Управа ежегодно стала включать в план работы ремонт и мощение дорог в уезде, сооружение мостов и гатей в болотистой местности. Так, мысля и модифицируя каждое явление в его исторической конкретности, свою деятельность Михаил Фотие-вич Митьков подчинял девизу Лицея - «Для общей пользы».

В круг знакомых, соотносимых со служебной деятельностью М. П. Митькова в г. Шуе, входил гласный уездного земского собрания Д. К. Бальмонт. В 60-е-80-е гг. XIX века они совместно решали вопросы о строительстве дорог, попечительстве в школах... В августе 1877 года тайный советник М. П. Митьков присутствовал на крестинах сына Д. К. Бальмонта в качестве восприемника, что считалось в обществе знаком уважения [4]. Назвали мальчика Михаилом; возможно, в честь крестного - Михаила Платоновича. Петербургский чиновник М. П. Митьков и шуйский помещик Д. К. Бальмонт участвовали в конституирующей деятельности в качестве партнеров. Современники видели в провинции реальную основу России: «То, что в столице является по большей

части идеей, ... в провинции - реальная борьба живых лиц и явлений», - писал В. Г. Короленко. Д. К. Бальмонт непосредственно претворял в жизнь крестьянскую реформу: в качестве мирового посредника Шуйского уезда занимался составлением и утверждением Уставных грамот -соглашений между помещиками и крестьянами. Д. К. Бальмонт не получил специального образования, обучался во Владимирской гимназии. Начинал службу с низшего чина (в должности писца), а закончил в чине статского советника [3]. Семья Д. К. Бальмонта проживала в усадьбе Гумнищи; организация усадебного пространства требовала многих усилий, и казалось, что «ничего не ценил он в мире, кроме вольности и деревни» [2, с. 132]. Но участие в крестьянской, земской, судебной реформах - переломных жизненных событиях - стало профессиональным занятием, работой. Изменился устоявшийся жизненный уклад помещика с его привычной нормативной повседневностью. Много лет Д. К. Бальмонт избирался членом и председателем управы, мировым судьей. Плотность событийного ряда увеличилась: он участвовал в заседаниях собраний, комитетов, учебных и врачебных советов. В рамках такого рода деятельности неповседневное стало привычным, но не ординарным. Со сменой социокультурной парадигмы предметом внимания общества становится жизнь «маленького человека» - простого крестьянина, вчерашнего крепостного - его нравы, нужды, ментальности. Еще при составлении Уставных грамот Д. К. Бальмонт видел «крайне недостаточную степень благосостояния народа». В качестве члена управы он участвовал в «дознании об уменьшении выкупных платежей» [12, с. 8], предлагал ходатайствовать перед губернским земским собранием «об изменении порядка зачисления земских сборов» [20, с. 53], предложил «в разряд земских трактов причислить все проселочные дороги, имеющие важное значение для интересов местного населения» [21, с. 86]. Управа под председательством Д. К. Бальмонта указывала уездному земскому собранию на «плохое качество земельных угодий» и «скудость почвы» [12, с. 8; 18, с. 117], «жалкое положение крестьянского скотоводства» [20, с. 53]; предлагала знакомить крестьян с сельскохозяйственными машинами, приобретать их на механическом заводе и «продавать крестьянам по той же цене», так как «бедность представляет непреодолимое препятствие ко взысканию ссуд» [18, с. 117]; объясняла, что

«техника земледельческая находится здесь на первобытной ступени развития» [21, с. 14]. Не изучавший основ политической экономии, Бальмонт анализировал факторы производства: «Крестьянин вынужден содержать свое хозяйство, даже если земля и капитал не приносят прибыли» [21, с. 14]. Земцы начинали строить этику экологии: «ходатайствовали об отмене народного обычая срубать березки в день Святой Троицы (губится более 150 тыс. деревьев в год), предлагая сажать их у домов» [6, с. 8]; видели обязанности «хозяйственного деятеля в том, чтобы улучшать землю, вводить ее в большую силу и полноту бытия», но признавали, что «самая система полеводства не соответствует почвенным и климатическим условиям» [21, с. 14].

Являясь руководителем земства,

Д. К. Бальмонт входил в состав комиссий по строительству больниц, амбулаторий. Как председатель врачебного совета, он участвовал в составлении программы деятельности земства по медицинскому обслуживанию населения [16, с. 40], ходатайствовал о разрешении отпусков в университетские города для

усовершенствования медицинских познаний [16, с. 42], выносил благодарности врачам за их труды, представлял к награждению «за полезную деятельность орденом» [15, с. 4; 16, с. 7], рекомендовал знакомить детей с «Народными чтениями о здравии и болезнях» [13, с. 10].

Сам не получивший полного образования, Д. К. Бальмонт всячески поощрял строительство начальных училищ в уезде и реального училища в Иваново-Вознесенске, учебу на земскую стипендию хотя бы нескольких крестьянских мальчиков в сельскохозяйственных училищах [14, с. 5; 17, с. 7], реорганизацию Шуйской прогимназии в гимназию [11, с. 26], премирование сельских учителей [14, с. 4], устройство педагогических курсов для ознакомления с лучшими способами обучения [14, с. 3], «ассигнование единовременной суммы на приобретение дома в С-Петербурге для высших женских курсов» [12, с. 80]. Благодаря его вмешательству больше выделяли денег на школы и библиотеку [14, с. 1; 20, с. 201]. В 1883 году в земском собрании обсуждался доклад Тверской губернской управы: оправдало ли земство доверие царя Александра II - Прозвучала критическая оценка земской деятельности: в народном образовании - «жалкое положение»

[12, с. 60]. А в Шуйском уезде в 1883 году было «вновь открыто 6 училищ» [12, с. 32]. Только за первые пять лет пребывания Д. К. Бальмонта на посту председателя управы количество земских школ в уезде выросло почти в два раза [26, с. 38].

Новые стереотипы сознания содействовали включению элементов культуры в повседневную социальную жизнь. Когда крестьяне не пускали в школу детей -помощников по хозяйству, земцы предлагали: «Пусть дети несут пряжу из дома и разматывают в школе, слушая учителя. Хоть что-то услышат человеческое, а не то, что слышат дома.» [6, с. 8]. В ознаменование 900-летия крещения России Бальмонт во главе училищного совета «просил уездное земское собрание оказать особое содействие обучению церковному пению в земских школах уезда, указав, что .земство уже отпускает особое содержание учителям пения» [17, с. 72]. Для способных ребят открыли воскресный класс рисования [15, с. 89]. Управа ассигновала средства на развитие садоводства и огородничества при школах [19, с. 155], учителей посылали на курсы, где они овладевали практическими навыками по уходу за растениями [19, с. 20]. Учителя писали благодарственные письма Д. К. Бальмонту за предоставленную возможность посетить такие курсы [19, с. 20].

Передовые дворяне и до реформ воспринимали потребность в знании как одну из базовых потребностей человека. В своей усадьбе Черн-цы-Воротынских Ковровского уезда М. П. Митьков открыл школу для крестьянских ребятишек в год отмены крепостного права [24]; выделил средства для стипендии гимназистам [3]. Усвоив еще в Лицее представление об «основном назначении библиотеки - приносить пользу распространением средств к воспитанию и образованию» [22, с. 95], Михаил Митьков всю жизнь собирал книги, пополняя семейную библиотеку. Будучи попечителем сельских начальных школ, «снабжал училища книгами»2, и в Чернцкой школе библиотека стала богатейшей среди школ уезда, содержала в разные годы до 2-х тысяч томов книг [23, с. 120]. Когда вопрос, нужны ли школы народу, еще только обсуждался, в усадьбе Гумнищи В. Н. Бальмонт «в определенные дни недели учила крестьянских детей грамоте» [1, с. 343]. В усадьбе была богатая библиотека: «любовно хранились то-

мики Байрона и Шелли по-английски, немецкие классики, романы В. Гюго и Ж. Санд, книги по ботанике.» [1, с. 329]. С началом земской деятельности произошла определенная перенастройка на расширение сферы приложения опыта: строительство школ в уезде, открытие народных читален. В земскую библиотеку благодаря влиянию семьи Бальмонт были приобретены произведения всех крупных русских писателей и «все сколько-нибудь ценные писания, бывшие в эпоху реформ ходовыми» [1, с. 335]. Управа сделала замечание Шуйской земской библиотеке: нет педагогических журналов - и вменила в обязанность выделять треть денег на «подписку педагогических сочинений и давать бесплатно учителям». Через год в библиотеке можно было взять, кроме произведений классиков, «книги научных отделов: педагогического, исторического, медицинского, географического и др.» [16, с. 91-93]. Д. К. Бальмонт избирался в члены комитета библиотеки, вносил разные суммы денег на ее пополнение.

Роль земской библиотеки (равно как домашних и школьных) трудно переоценить: по воспоминаниям современников, «до 1905 г .в Шуе книгу для чтения купить было нельзя, наградные книги ученикам гимназия выписывала и покупала в Москве» [25, с. 237].

Культурное пространство, развиваясь в уезде, активно воздействовало и на усадебную культуру. В Гумнищах открыли народную школу. При попечительстве Д. К. Бальмонта здесь был правильно оборудован школьный приют (общежитие); открыта библиотека; работал сельскохозяйственный класс. Педагог-специалист обучал детей агрономическим дисциплинам: почва, ее обработка и удобрение; луговодство и травосеяние; скотоводство; лесоводство; землемерные работы и элементарная геодезия. Школа в Гумнищах имела сад, огород и пчеловодческую пасеку [26, с. 41].

В первые десятилетия земской деятельности Д. К. Бальмонт был старостой Якиманнской церкви [26, с. 39]. Понимая значение храма не только в религиозном, но и в эстетическом воспитании народа, воспринимал его как неотъемлемую составляющую культурного пространства имения и уезда. «Кроме необходимых расходов по церкви», он делал вклады «на улучшение и украшение храма» [26, с. 40]. Новые стереотипы культурного сознания и поведения регулировали практическую жизнь

в усадебном пространстве.

М. П. Митьков и Д. К. Бальмонт проявляли активность сознания людей созидающих в организации культурного пространства Шуйского уезда. Значимость их деятельности еще более очевидна в оценках современников. Земское собрание неоднократно «приносило благодарность» М. Ф. Митькову: «за участие в ходатайствах земства» [8, с. 122], за выделение земли под линию железной дороги [7, с. 67], «за готовность жертвовать на пользу земства» [7, с. 9]. Д. К. Бальмонт, кроме устных благодарностей (за организацию народных чтений, «просвещенное, сердечно-теплое участие к делу народного образования», «заботу о строительстве земской больницы» и др.), получал денежные вознаграждения: сын - студент Московского университета - был зачислен стипендиатом Шуйского уезда; «за 30-летнюю безупречную работу г. Бальмонта» выделено пособие «на воспитание детей его» [15, с. 8; 17, с. 18; 20, с. 8]. За заслуги в земских делах Д. К. Бальмонт награжден орденами св. Анны 2-й и 3-й степеней и медалями [25, с. 40].

В новом здании школы в Чернцах-Воротынских, выстроенном Ю. Детловой, почетное место занимал портрет М. П. Митькова -основателя учебного заведения. В с. Якиманн-ском была построена школа им. Д. К. Бальмонта (в фонд строительства школы земством было передано пособие 2500 р., от которого при жизни Д. К. Бальмонт отказался) [26, с. 43].

В социокультурной сфере земской деятельности в Шуйском уезде отражена интеграция, со-бытие, со-существование пространства и времени, индивидуальности и социума. Системы ценностей имплицированы в человеческом поведении. Реконструкция ценностей дворянского сословия как результата проведения реформ второй половины XIX века позволяет сделать вывод о их включенности в ойкумену русской культуры, дает основание интерпретировать конституирующую деятельность гласных Шуйского уезда М. П. Митькова и Д. К. Бальмонта как одновременно типичную для России и формирующую общезначимый культурный образец для культурного пространства Шуйского уезда Владимирской губернии.

Библиографический список

1. Бальмонт, К. Д. Под новым серпом // Под новым серпом. Избранные стихотворения и проза [Текст] / К. Д. Бальмонт. - Иваново. Составитель Л. Н. Таганов. - Издательство «Талка», 2007.

2. Бальмонт, К. Д. На заре // Под новым серпом. Избранные стихотворения и проза [Текст] / К. Д. Бальмонт. - Иваново. Составитель Л. Н. Таганов. Издательство «Талка», 2007.

3. ГАВО Ф. 449. Оп. 2. Ед. хр. 174. Л. 1-6 об.

4. ГАИО Ф. 160. Оп.1. Ед.хр.13. Л.2 6-31.

5. ГАИО Ф.858. Оп.2. Ед.хр. 37. Л.8 об.-9.

6. Журналы очередного Шуйского уездного собрания (ЖОШУС) 1866 г. [Текст]. - Владимир, 1867.

7. ЖОШУС 1867 г. [Текст]. - Владимир, 1868.

8. ЖОШУС 1868 г. [Текст]. - Владимир, 1869.

9. ЖОШУС 1870 г. [Текст]. - Владимир, 1871.

10. 1873. ЖОШУС 1872 г. [Текст]

11. 1879. ЖОШУС 1878 г. [Текст]

12. 1884. ЖОШУС 1883 г. [Текст]

13. 1885. ЖОШУС 1884 г. [Текст]

14. 1886. ЖОШУС 1885 г. [Текст]

15. 1887. ЖОШУС 1886 г. [Текст]

16. 1888. ЖОШУС 1887 г. [Текст]

17. 1889. ЖОШУС 1888 г. [Текст]

18. 1890. ЖОШУС 1889 г. [Текст]

19. 1892. ЖОШУС 1891 г. [Текст]

20. 1896. ЖОШУС 1895 г. [Текст]

21. 1897. ЖОШУС 1896 г. [Текст]

22. Селезнев, И. Исторический очерк Императорского бывшего Царскосельского, ныне Александровского Лицея за первое его пятидесятилетие, с 1811 по 1861год [Текст] / И. Селезнев. С-Петербург, 1861.

23. Куприяновский, П. В., Молчанова, Н. А. Бальмонт [Текст] / П. В. Куприяновский, Н. А. Молчанова. - М. : Молодая гвардия, 2014.

24. Полуярова, Д. Н. «Человеку предназначено творцом жить.»: особенности культуры провинциального имения Чернцы-Воротынских // «Известия высших учебных заведений. Серия гуманитарные науки» Выпуск 2. Том 1 (2010) [Текст] / Д. Н. Полуярова. - Иваново, 2010. -С.108-112

24. Розанова, Л. А. Шуйские родники [Текст] / Л. А. Розанова. - Шуя : Изд-во «Весть» ГОУ ВПО «ШГПУ», 2007.

25. Ставровский, Е. С. Род Бальмонтов в лицах и судьбах [Текст] / Е. С. Ставровский. -Шуя : Изд-во «Поли-центр», 2007.

Bibliograficheskij spisok

1. Bal'mont, K. D. Pod novym serpom // Pod no-vym serpom. Izbrannye stihotvorenija i proza [Tekst] / K. D. Bal'mont. - Ivanovo. Sostavitel' L. N. Taganov. - Izdatel'stvo «Talka», 2007.

2. Bal'mont, K. D. Na zare // Pod novym serpom. Izbrannye stihotvorenija i proza [Tekst] / K. D. Bal'mont. - Ivanovo. Sostavitel' L. N. Taganov. Izdatel'stvo «Talka», 2007.

3. GAVO F. 449. Op. 2. Ed. hr. 174. L. 1-6 ob.

4. GAIO F. 160. Op.1. Ed.hr.13. L.2 6-31.

5. GAIO F.858. Op.2. Ed.hr. 37. L.8 ob.-9.

6. Zhurnaly ocherednogo Shujskogo uezdnogo sobra-nija (ZhOShUS) 1866 g. [Tekst]. - Vladimir, 1867.

7. ZhOShUS 1867 g. [Tekst]. - Vladimir, 1868.

8. ZhOShUS 1868 g. [Tekst]. - Vladimir, 1869.

9. ZhOShUS 1870 g. [Tekst]. - Vladimir, 1871.

10. ZhOShUS 1872 g. [Tekst]. - Vladimir, 1873.

11. ZhOShUS 1878 g. [Tekst]. - Vladimir, 1879.

12. ZhOShUS 1883 g. [Tekst]. - Vladimir, 1884.

13. ZhOShUS 1884 g. [Tekst]. - Vladimir, 1885.

14. ZhOShUS 1885 g. [Tekst]. - Vladimir, 1886.

15. ZhOShUS 1886 g. [Tekst]. - Vladimir, 1887.

16. ZhOShUS 1887 g. [Tekst]. - Vladimir, 1888.

17. ZhOShUS 1888 g. [Tekst]. - Vladimir, 1889.

18. ZhOShUS 1889 g. [Tekst]. - Vladimir, 1890.

19. ZhOShUS 1891 g. [Tekst]. - Vladimir, 1892.

20. ZhOShUS 1895 g. [Tekst]. - Vladimir, 1896.

21. ZhOShUS 1896 g. [Tekst]. - Vladimir, 1897.

22. Seleznev, I. Istoricheskij ocherk Imperator-skogo byvshego Carskosel'skogo, nyne Aleksan-drov-skogo Liceja za pervoe ego pjatidesjatiletie, s 1811 po 1861god [Tekst] / I. Seleznev. S-Peterburg, 1861.

23. Kuprijanovskij, P. V., Molchanova, N. A. Bal'-mont [Tekst] / P. V. Kuprijanovskij, N. A. Molchanova. - M. : Molodaja gvardija, 2014.

24. Polujarova, D. N. «Cheloveku prednaznache-no tvorcom zhit'...»: osobennosti kul'tury provinci-al'nogo imenija Cherncy-Vorotynskih // «Izvestija vysshih uchebnyh zavedenij. Serija gumanitarnye nauki» Vypusk 2. Tom 1 (2010) [Tekst] / D. N. Polujarova. - Ivanovo, 2010. S. 108-112

24. Rozanova, L. A. Shujskie rodniki [Tekst] / L. A. Rozanova. - Shuja : Izd-vo «Vest'» GOU VPO «ShGPU», 2007.

25. Stavrovskij, E. S. Rod Bal'montov v licah i sud'bah [Tekst] / E. S. Stavrovskij. - Shuja : Izd-vo «Policentr», 2007.

Дата поступления статьи в редакцию: 06.09.2016 Дата принятия статьи к печати: 29.09.2016

1 Полученные знания, несомненно, были востребованы при организации М. П. Митьковым при организации усадебного пространства: строительстве дома, устройстве сада [24].

2 М. П. Митьков «принял почетное попечительство также в д.Колесницы Шуйского уезда и прислал в школу учебники» [8, 180].