Научная статья на тему 'Земельные отношения в Забайкальской области во второй половине XIX века'

Земельные отношения в Забайкальской области во второй половине XIX века Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
417
81
Поделиться
Ключевые слова
ГОРНОЗАВОДСКИЕ КРЕСТЬЯНЕ / ЗАБАЙКАЛЬЕ / ЗАИМКА / ЗЕМЛЕВЛАДЕНИЕ / ЗЕМЛЕПОЛЬЗОВАНИЕ / ОБЩИНА

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Гарбуз Ирина Викторовна

Статья посвящена проблемам земельных отношений в Забайкальской области второй половины XIX в. Автор рассматривает особенности землепользования и землевладения на государственных землях Западного и кабинетских землях Восточного Забайкалья, проблему урегулирования земельных споров. В статье проанализированы различные виды и формы земельных владений, роль крестьянской общины мира в поземельных отношениях.

Land Relations in Transbaikalian Region in the Second Half of the 19th century

The article deals with land relations problems in Transbaikalian region in the second part of the 19th century. The author looks though the features of land using and property on the state lands of Western and Eastern Transbaikalia, the problem of settling land disputes. Different kinds and forms of land ownership, the role of the peasant community a world of land relations are analyzed in the article.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Земельные отношения в Забайкальской области во второй половине XIX века»

История УДК 947.1/.9 ББК 63.3(2Рос-4) Г20

И. В. Гарбуз

г. Улан-Удэ, Россия

Земельные отношения в Забайкальской области во второй половине XIX века

Статья посвящена проблемам земельных отношений в Забайкальской области второй половины XIX в. Автор рассматривает особенности землепользования и землевладения на государственных землях Западного и кабинетских землях Восточного Забайкалья, проблему урегулирования земельных споров. В статье проанализированы различные виды и формы земельных владений, роль крестьянской общины - мира в поземельных отношениях.

Ключевые слова: горнозаводские крестьяне, Забайкалье, заимка, землевладение, землепользование, крестьяне, община.

I. V. Garbuz

Ulan-Ude, Russia

Land Relations in Transbaikalian Region in the Second Half of the 19th century

The article deals with land relations problems in Transbaikalian region in the second part of the 19th century. The author looks though the features of land using and property on the state lands of Western and Eastern Transbaikalia, the problem of settling land disputes. Different kinds and forms of land ownership, the role of the peasant community - a world of land relations are analyzed in the article.

Keywords: mining and metallurgical peasants, Transbaikalia, zaimka, land ownership, land use, peasants, the community.

Одним из самых сложных, запутанных и наименее изученных аспектов аграрной истории Забайкальской области остается вопрос о природе земельных отношений. Сложность этого вопроса нашла своё отражение в историографии. Дореволюционная историография представлена работами различных направлений в исторической науке. Однако только в 1890-е гг. появляются работы, посвящённые истории и экономике региона, основанные на материалах обследования землепользования и хозяйственного быта крестьян [20].

На основе материалов комиссии статс-секретаря А. Н. Куломзина была написана работа А. А. Кауфмана «Земельные отношения и общинные порядки в Забайкалье по местному исследованию 1897 г.» [16]. Характеристику земельных отношений в Забайкалье второй половины

XIX в. дает в свое работе П. Дюшен [11]. Работа

Н. М. Ядринцева «Сибирь, как колония» содержит материалы по экономическому и социальнополитическому развитию региона в 1870-90-х гг. В данном труде также содержатся материалы по истории землевладения в Сибири, крестьянской общины. Работы дореволюционных авторов часто носили описательный характер, не имели критического анализа, но содержали большой фактический материал.

© Гарбуз И. В., 2011

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В 1920-30-е гг. выходят работы о современном положении Забайкалья, в которых затрагиваются вопросы землеустройства, классового расслоения крестьянства второй половины XIX в. [17]. Во второй половине XX в. выходит ряд трудов, в которых затрагивались проблемы землепользования и землевладения в Забайкальской области: «История Бурят-Монгольской АССР», «История Сибири» и «Крестьянство Сибири в эпоху капитализма» [14]. Но так как это были не специальные исследования истории забайкальского крестьянства, то здесь не даётся полной характеристики особенностей земледельческого освоения края. В 1960-80-е гг. выходит ряд работ, рассматривающих своеобразие форм земельной собственности, земельных отношений в Забайкалье, степень развития капитализма в деревне, образование и развитие торгового земледелия [3]. Значительный вклад в изучение истории края, взаимоотношений царского правительства с коренными жителями, аграрной политики самодержавия, а также вопросов местного самоуправления внесли работы А. Т. Топчего, Л. М. Дамешека [10].

Важнейшим монографическим трудом по изучению кабинетского землевладения в Нерчинском округе является монография Г. Б. Жидкова [13]. Автор на основе богатого фактического материала отметил большую пестроту форм землев-

ладения в Восточном Забайкалье, чем на Алтае. В работе автор приходит к выводу, что кабинетское землевладение препятствовало крестьянской колонизации Забайкалья. Истории развития земледелия у бурят посвящены диссертации Б. Б. Зан-дараева, И. Б. Батуевой [5].

Забайкальское казачество также во многом зависело от решения земельной проблемы. Изучению данного вопроса посвятили свои работы В. С. Левашев, А. С. Зуев, О. И. Сергеев, Л. В. Машанова [18].

В 1990-е гг. вышли «Очерки аграрной истории Бурятии», в которых Л. А. Зайцева, Ч. Г. Андреев рассматривают земельную политику царизма, дореволюционное землеустройство, анализируют экономическое и социальное развитие деревни [1]. В конце ХХ в. были защищены кандидатские диссертации, касающиеся отдельных вопросов истории забайкальского крестьянства. Вопросы землепользования русского крестьянского населения Забайкалья рассматривает Ч. Г. Андреев, Ю. Б. Санданов, П. В. Пыкин [2]. На современном этапе проблемам землевладения и землепользования в Забайкалье посвящены работы А. Н. Жеравиной, И. В. Матвеева, Д. Я. Резуна, М. В. Шиловского [12].

Историографический анализ показывает, что тема земельных отношений в Западном и Восточном Забайкалье во второй половине XIX в. нашла свое отражение в научных исследованиях историков. Однако нет работ, изучающих проблему землевладения и землепользования в Забайкальской области в целом.

В сельскохозяйственном производстве земля выполняет две важные функции - как предмет труда, на который воздействует человек в процессе труда, и как орудие труда, при помощи которого человек возделывает растения. Она - активный фактор производства, участвующий непосредственно в образовании сельскохозяйственных продуктов. Сельское хозяйство в пореформенной России продолжало оставаться доминирующей частью экономики, а аграрный вопрос являлся главнейшим в социально-экономической и политической жизни страны.

Собственником земель Западного Забайкалья являлось государство (30,4 млн десятин). Благодаря отсутствию помещичьего землевладения крестьяне были лучше обеспечены землёй, чем в европейской России. Это создавало возможность для более свободного хозяйственного развития. Так, в среднем на одну душу мужского пола в Забайкальской области в конце XIX в. приходилось 16,6 десятин, которые слагались из усадебных мест, пашен, сенокосов, выгонов, и лесов, в то время как в европейской России в 1905 г. на один двор в среднем приходилось у бывших государ-

ственных крестьян по 12,5 десятин всей удобной земли [4, с. 91]. Земли Восточного Забайкалья, а это около 24 млн десятин, были подвластны Кабинету Его Императорского Величества. Земли Нер-чинского горного округа с 1747 г. принадлежали дому Романовых [13, с. 61].

Будучи юридическим собственником забайкальских земель, казна не пользовалась этими землями как объектом хозяйственной деятельности, ограничиваясь взиманием оброчной подати. Кабинет тоже не пользовался землей для организации собственного хозяйства, а получал земельную ренту в виде оброка с бывших приписных крестьян и мастеровых. Несмотря на то, что юридическое понятие «собственность» включает в себя право пользования, владения и распоряжения, казна и Кабинет использовали только право распоряжения. Фактически же забайкальские крестьяне и казаки не только пользовались и владели землёй, но и распоряжались ею. Такое положение способствовало формированию многообразия земельных отношений.

Со времен первых земледельцев в крае государство через воеводские хозяйства регулировало землепользование в Забайкалье. Но с отменой во второй половине XVIII в. таких хозяйств регулирование земельных отношений переходит к крестьянской общине - миру. С этого момента формируется вольнозахватная форма землепользования [21, л. 94]. Захват был общим для всех разрядов населения. Захватное землепользование по содержанию ничем не отличалась от собственности. Лицо, захватившее известный участок земли, «не только пользуется им без срока, не только может завещать его или уступать на время кому пожелает, но даже вправе осуществить фактически самый высший элемент права на собственность - никого, не спрашивая отчуждать свою землю кому угодно» [16, с. 95].

Одной из форм захватного землепользования была заимка, представлявшая типичную при многоземелье форму свободного расселения. Так как крестьянин чаще всего использовал экстенсивные методы ведения хозяйства, то он всё чаще выбирал земли, удалённые от селений. Такая обработка полей становилась всё обременительней, и крестьянин возводил дом и постройки, которые окружались поскотиной. Заимку могла образовать не только одна семья, но и целая группа семей. В Забайкалье заимки - это жильё на пашне, куда владелец переезжал временно, на период летних работ. При этом крестьянин не терял своей связи с селением, где оставалось его постоянное место жительства.

В 1880-90-е гг., когда в Западном Забайкалье характерным становится малоземелье и земельное утеснение, крестьяне возводили заимки пре-

имущественно на оброчной казённой земле, и эти заимки особой самостоятельности приобрести не могли. Для того чтобы устроить заимку, крестьянин вступал в договорные отношения, которые исключали возможность отчуждать эти земли.

Но захват пашен продолжался и в 1890-е гг. в Восточном Забайкалье и размер его не ограничивался. При захватной форме землепользования права на земельные угодья определялись фактом расчистки земли из-под леса, её распашки. Заимки могли продаваться внутри мира, передаваться по наследству. Имели разные размеры. Величина их зависела от возможностей крестьянской семьи. «Всякий мог облюбовать в понравившемся ему месте участок для поселения, пашни и пользоваться им исходя из своих хозяйственных соображений. Площадь заимок могла составлять несколько десятин земли, а некоторых одну-две сотни десятин» [19, с. 294]. Заимочники по своему социальному положению также были разными и принадлежали к разным социальным группам деревни. Однако зажиточный крестьянин, имевший десятки лошадей и деньги на наемных работников, мог ежегодно расширять своё землепользование путём новых расчисток, вводить в хозяйственную эксплуатацию новые земельные массивы. Бедный крестьянин не имел такой возможности.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Одни заимки устраивались на период летних работ, поэтому носили вспомогательный характер. Но были и такие заимки, которые становились началом новых поселений. Некоторые крестьяне возводили избы и постройки, поднимали целину, заводили хозяйство и постепенно переезжали на новое место. За ними следовали другие. Постепенно заимки обрастали всё новыми и новыми соседями, образовывая новую крестьянскую общину.

Расчищенные из-под леса земли не состояли в ведении общины, а находились в индивидуальном пользовании и могли передаваться по наследству. Заимочник являлся полным собственником захватных земель: он мог их продать, сдать в аренду, заложить, т. е. распоряжался этими землями как юридический собственник.

Захват способствовал концентрации земли у отдельных семейств, создавая тем самым неравенство в некогда единой среде крестьянства. Для дальнейшего расслоения крестьянства необходимо было перерастание захватно-заимочного землепользования в подворно-индивидуальное землевладение, но для этого необходимо было передать крестьянам в собственность земли, которые находились в их пользовании. Однако этот путь был неприемлем для государства, которое в течение столетий насаждало и поддерживало общинные порядки в России и не могло допустить

уничтожения государственной монополии на землю.

Постоянный рост крестьянского населения в Западном Забайкалье привёл к ситуации, в которой при наличии огромных земельных пространств наблюдалась нехватка сельскохозяйственных угодий. Оказывается такое возможно, ведь в Забайкалье ценилась не просто земля, а земля, в которую вложен крестьянский труд. Земельное «утеснение» в Западном Забайкалье привело к сокращению захватной формы землепользования, росту влияния мира. Это проявлялось в дозволении или недозволении пользоваться землёй в районе, тяготеющему к данному селению, лицам посторонним, не принадлежащим к коренному крестьянскому населению деревни и сельскому обществу. Если же в отдельных многоземельных селениях они и допускались к пользованию угодьями, то за отбывание податного тягла.

Первоначально мир не вмешивался в земельные отношения своих членов, но когда население становилось многолюднее, всё чаще возникала борьба за угодья не только между домохозяевами одного поселка, но и между жителями разных селений. Это особенно заметно в 1880-90 гг., когда нет прежнего простора в землепользовании. Правительственные органы после ликвидации воеводческих хозяйств в Сибири вплоть до начала

ХХ в. мало вмешивались в земельные отношения крестьянских общин и большей частью предоставляли им самим устанавливать как границы, так и формы землепользования. Постепенно между селениями устанавливались границы. Теперь границы захвата ограничивались пределами границ каждой деревни [19. с. 289]. Прежняя форма захвата, когда каждый руководствовался только личными соображениями и желаниями, подвергается регулированию со стороны мира. Общине принадлежали права регулирования земельных отношений внутри общества. По признанию правительства, право пользования и право владения землёй принадлежало в забайкальской деревне общине, а право распоряжения землёй - казне и Кабинету. Только с согласия общества крестьянин имел право приписаться к обществу и получить участок земли, остававшейся общественной собственностью, размеры которого устанавливал сельский сход. Только сход мог разрешить передачу земли другому лицу или сдачу его в аренду. Крестьянин также не мог передать надел по наследству [21, л. 64 об.]. Внутри общины устанавливались следующие хозяйственные порядки: выгоны для пастьбы скота, лесные участки во всех общинах находились в нераздельном мирском пользовании; пахотными, сенокосными участками пользовались на праве захвата; усадебные места, занятые домами, постройками и огородами,

состояли в подворно-наследственном владении отдельных домохозяев.

В этот период в Восточном Забайкалье формируется новая форма пользования пашнями -ограниченный захват. Разработанные на светлых, степных местах пашни остаются за их хозяином, пока он их обрабатывает и три года спустя после того, как он их бросает в залежь. «Владение пашней начинается тогда, когда хозяин приступил к её начальной обработке, и истекает с истечением срока залежности. Такая земля переходит во владение общины, которая распределяет её между своими членами» [6, с. 80]. Срок для потери права заимочного пользования не одинаков - 40, 10 и 3 года. В Читинском округе трехлетний срок основывался на мнении, что пашня может отдыхать только три года и что каждая способная земля не должна лежать втуне. Расчищенные из-под леса пашни находятся в чисто захватном пользовании и передаются по наследству. Владение такой пашней прекращается со смертью последнего наследника. В Западном Забайкалье во второй половине XIX в. было всего четыре селения, в которых практиковался ограниченный захват.

Ближайшие к деревне пахотные земли были разделены по душам, срок их передела не был ограничен, в результате эти наделы переходили по наследству без какого-либо вмешательства мира. Пашни оставались без передела между двумя ревизиями.

Когда стало ощутимо малоземелье, заимоч-ные земли пускались в уравнительный передел. Право владения всеми землями, каковыми бы они ни были: озера, реки, луга, болота, леса, пашни -принадлежало общине. Но при этом отношение общины к разным угодьям было неодинаково. Земельные владения крестьян складывались из усадьбы, огорода, пашни, сенокоса, выгона, леса [7, л. 5]. Наиболее распространённой формой пользования усадебными местами был ограниченный захват. Пашни и усадебные места не знали переделов, а владение сенокосными угодьями строго регулировалось общиной. Почти во всех крестьянских селениях Забайкалья сенокосы подвергались переделам. Объясняется это тем, что обработка этих угодий не требовала таких больших усилий и затрат, как обработка пашни. Там же, где

Количество крестьянских наделов в хозяйствах

сенокосы удобрялись, они не переделялись. Сенокосные угодья обычно не подвергались полному переделу, а только частичным поравнениям. Чаще всего сенокосы делились между членами общины на один год по душам, с соблюдением равноправия. Все виды крестьянских пастбищ находились в совместном пользовании всех членов общины. Выгоны устраивались чаще всего вблизи селений. Крестьяне, члены одной общины, общими усилиями возводили городьбу, называемую «поскотиной». Уравнивалась городьба между общинниками по числу голов скота на хозяйство. Благодаря обилию лесных угодий, крестьяне пользовались ими без ограничений.

«Пестрота и запутанность в земельных отношениях крестьян Забайкалья складывалась из-за отсутствия чётких границ между наделами каждого домохозяина и общины в целом» [22, л. 329]. Часто возникавшие споры между селениями за угодья были следствием неразмежеванности земель. Не существовало и какого-либо закона о поземельном устройстве крестьян Забайкалья. При возникновении споров администрация Забайкалья руководствовалась некоторыми положениями о государственных крестьянах России. Так, на крестьян края распространялась ст.12 Положения о государственных крестьянах, где указывалось, что государственные крестьяне до окончательного их поземельного устройства пользуются отведенными им землями [21, л. 65].

Отсутствие четких границ между наделами часто приводило пользователей землей к спорам и недовольствам. Крестьяне и казаки вытесняли бурят с привычных мест кочевок. Разрешение споров возлагалось на землемеров, которые не всегда добросовестно относились к своим обязанностям. Много прошений поступало землемерам от крестьян о наделении их землей.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Уже отмечалось, что в среднем в области на наличную крестьянскую душу удобной земли приходилось 16,6 дес. При этом наблюдается резкое колебание размеров землепользования в различных округах и волостях. Даже в отдельных волостях одного округа была существенная разница в размере наделов крестьян. Неравномерность в распределении крестьянских наделов показывает табл. 1.

Таблица 1

Забайкалья в 1884 г. (десятины) [22, л. 331, 332]

Западное Забайкалье Восточное Забайкалье

Баргузинский округ Верхнеудинский округ Селенгинский округ Читинский округ

Волость

Читканская - 15,2 Нижне-Нарымская - 7,9 Кударинская - 9,1 Ундинская - 16,3

Горячинское отдельное общество - 8,9 Бичурская - 9,2 Посольская - 26,4 Николаевская - 17,0

Мухоршибирская - 8,3 Татауровская - 19,6

Кульская - 21 Тыргитуйская - 31,7

Ключевская - 21 Оловская - 32,8

Между отдельными селениями Западного и Восточного Забайкалья существовало ещё большее различие в размерах крестьянских наделов. В западной части области во второй половине XIX в. в Селенгинском и Верхнеудинском округах, местностях наиболее развитого земледелия, складывается малоземелье. А в Восточном Забайкалье, где большинство земель не обрабатывалось, ощущался земельный простор. Поэтому

и количество земель, находившихся во владении крестьян, было различным.

Отмечая относительный земельный простор в крае, нельзя забывать о том, что крестьяне пользовались наделами намного меньше законом положенных 15 десятин. Данные о количестве удобных и неудобных земель в Верхнеудинском и Селенгинском округах содержит табл. 2.

Таблица 2

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Количество удобных и неудобных земель в хозяйствах Верхнеудинского и Селенгинского округов Забайкальской области в 1857 г. (десятины) [8, л. 6-26]

Волость Число дворов Число душ м. п. Кол-во всей земли Кол-во неудобных мест Кол-во удобной земли Кол-во удобной земли на 1 д. м. п.

Верхнеудинский округ

Тарбагатайская (13 селений) 1857 5466 190399 145913 44486 8,37

Мухоршибирская (13 селений) 1693 4800 49089 7690,25 41399 10,57

Куналейская (29 селений) 1582 4398 90934 16876 74058 19,83

Урлукская (43 селения) 2780 7970 127593 73936 53657 8,21

Селенгинский округ

Ильинская (40 селений) 2072 6269 366663,5 2496 34167,5 6,16

Итанцинская (22 селения) 714 1878 10704 - 10704 8,11

Кульская (16 селений) 374 999 8453 1315 7138 8,12

Иволгинская (16 селений) 365 986 9661 925 8736 12,82

Баянхосунская (19 селенийя) 407 1259 14964,5 10592 4372,5 4,17

Итого: 211 селений 11817 28935 534562 259743 274819 9,50

Распределение земельных угодий показывает, что у крестьян Верхнеудинского и Селенгинского округов на 1 д. м. п. наделы включали почти в равных долях как удобные, так и неудобные земли.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Размеры наделов в Тарбагатайской

Рассмотрим на примере трех крестьянских обществ Тарбагатайской волости Верхнеудинско-го округа, размеры наделов различных сельскохозяйственных угодий.

Таблица 3

волости в 1850 г. (десятины) [9, л.52—54]

Тарбагатайская волость (деревня) Пашня Сенокос Выпуск Усадьба Лес Итого удобных мест Неудобные места Число ревизских душ Всего на 1 рев. д.

Десятникова 1305 397 798 110 106 2716 5556 312 8,5

Бурнашева 1014 213 405 37 172 1841 3725 201 9,2

Жиримская 1238 260 560 49 189 2296 5947 235 9,8

Дача каждой из деревень состояла из усадебных мест и огородов, пашни, сенокоса, выгона, леса, удобного для сельскохозяйственных работ. Кроме этого, во владение крестьян входили лес, неудобные для хлебопашества или сенокошения земли , проселочные дороги, болота и реки.

После принятия православия некоторые «инородцы» - буряты и эвенки изменяли свой хозяйственный уклад. Бывшие кочевники расставались с привычным образом жизни и переходили к оседлости. По закону от 22 июля 1822 г. оседлые инородцы перечислялись в разряд государственных крестьян. Согласно этому закону оседлые буряты должны иметь с государственными крестьянами одинаковую земельную норму. Оседлые буряты наделялись землями в одних общих дачах с кочевыми одного с ними рода или получали наделы в особых дачах. Размер пашни составлял

12,2 дес. Землеустройство оседлых проводилось в целом сходно с землеустройством государственных крестьян. Но с тою лишь особенностью, что в то время как крестьянам отводятся земли только из тех пространств, которые находятся уже в пользовании русского населения или еще лежат втуне в виде пустопорожних казенных и оброчных земель, инородцы наделяются как из этих последних земель, так и из земель кочевых инородцев, из среды которых они произошли.

Наделение землёй крестьян и инородцев Западной и Восточной Сибири и в составе её Забайкальской области было определено 10 ст. Устава о благоустройстве казённых селений от 1857 г. Согласно этой статье, крестьяне-старожилы наделялись участком земли в размере 15 дес. на ревизскую душу. При этом дополнительно должны были получать по 3 дес. в запас, для будущей ре-

визии, и по 3 дес. в счет будущих ссыльнопоселенцев, приписанных к обществу [23, л. 71]. Обнаруженные излишки земли в обществах должны быть отрезаны и перейти во владение государством. Однако работы по размежеванию в области так и не были проведены до конца XIX в. В 1896 г. правительство возвращается к этому вопросу. Был принят Закон о главных основаниях поземельного устройства крестьян Сибири на казенных землях. Затем в дополнение этого закона были приняты Правила 1898 г. о порядке определения земельных наделов. По этим законам крестьяне-старожилы Забайкалья имели право на получение таких же наделов, какие были установлены ранее для переселенцев, т. е. наделены по 21 дес. земли. Несмотря на то, что земельный вопрос в крае оставался одним из самых острых, межевые работы так и не были проведены. Созданное Николаем II в декабре 1896 г. в Санкт-Петербурге совещание о поземельном устройстве населения Забайкальской области под председательством тайного советника А. Н. Куломзина должно было выявить состояние земельных отношений в крае. Результатом работы этого совещания должно было стать разрешение земельных споров между жителями края, ликвидация захватного землевладения и введение надельного землепользования. Однако, несмотря на огромную работу, которую провела комиссия под руководством Куломзина, землеустроительные работы в Забайкалье так и не были завершены к 1917 г.

По-другому складывались земельные отношения на территории, принадлежащей Кабинету. Комиссия Куломзина, обследовавшая землевладение в 1890-х гг., выявила крайнюю пестроту форм землепользования. Здесь были казенные земли, земли, «дарованные» Кабинетом частным золотопромышленникам, земли забайкальских казаков и государственных крестьян, земли горнозаводских крестьян, полоса отчуждения Забайкальской железной дороги и железнодорожные лесные дачи, а также громадные территории пустующих земель и участки бесспорного кабинетского владения. Такая пестрота объясняется особенностями заселения края.

На протяжении всего XVIII в. заселение Восточного Забайкалья осуществлялось преимущественно насильственными мерами правительства. Начиная с 1708 г. следовала серия указов о поселении в Даурии крестьян различных категорий, а также ссыльных и ссыльнокаторжных для обслуживания Нерчинских сереброплавильных заводов. С 1733 г. в состав заводских крестьян было разрешено переводить ссыльных. Государственные крестьяне на территории заводского округа появились только после указа 17 октября 1799 г. о заселении Даурии. Благодаря росту государствен-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ной деревни за счёт притока новоселов удельный вес приписного крестьянства в русском земледельческом населении Восточного Забайкалья в середине XIX в. снизился до 58 %. Но оно всё же составляло основную массу и определяло характер земледельческого освоения края [13, с. 102]. В XIX в. переселение на земли Кабинета было обусловлено обязательной припиской к заводам. Не запрещая переселение формально, Кабинет своей экономической политикой фактически воздвиг заслон для крестьянской колонизации. Таким образом, земельный простор Восточного Забайкалья -результат того, что крестьяне добровольно не селились в округе, чтобы не стать приписными к заводам.

По предложению генерал-губернатора Восточной Сибири Н. Н. Муравьева-Амурского 21 июня 1851 г. 28992 нерчинских приписных крестьянина были переведены в казачье сословие, войдя в состав образованного Забайкальского казачьего войска.

До 1861 г. сельские обыватели мастеровых и горнорабочих при заводах, рудниках и золотых промыслах состояли в ведении горного начальства и исполняли обязательные работы, за что получали денежное вознаграждение в размере 1 р. 80 к. и пользовались заводской землёй.

Меры по землеустройству бывших приписных крестьян впервые были приняты в 1860-х гг. 8 марта 1861 гг. было составлено положение, согласно которому «всему населению горных заводов ведомства Министерства финансов даровались права состояния свободных сельских обывателей» [20, с. 61]. Эти права распространились и на горнозаводских людей ведомства Кабинета Его Императорского Величества. Кабинет обратился с просьбой к генерал-губернатору Восточной Сибири о земельном устройстве горнозаводских крестьян. На что Корсаков ответил: «Горнозаводское население исстари занимается хлебопашеством и скотоводством, которое, давая средства населению, даёт припасы и заводам, а потому население необходимо обеспечить земельным наделом, при этом освободить их от взыскания посаженных... денег, т. к. иначе освобождённое население будет уходить в другие места Амурской области, где существовал полный земельный надел и нет взыскания денег за лесной материал» [22, л. 20 об.]

Результатом этой переписки стало высочайше утвержденное положение от 17 декабря 1862 г., которое постановило передать население заводов в гражданское ведомство, наделив их землей за оброк на основании положения от 8 марта 1861 г. [22, л. 20] А отвод земель сверх надела зависел от заводского начальства. Затем последовало определение порядка землеустройства и общественного управления нерчинских заводских людей. Соглас-

но Положению 8 марта 1861 г. бывшие горнозаводские крестьяне наделялись различными видами сельскохозяйственных угодий. Так, усадебная земля предоставлялась каждому домохозяину в безвозмездную собственность. Каждому на неё выдавались нерчинским горным правлением владетельные акты беспошлинно. «Дома, усадебные строения, равно земли под усадьбами со всеми их принадлежностями и необходимым выгоном отдаются безвозмездно освобождённому горнозаводскому населению. Покосная земля по 1 дес. на ревизскую душу предоставлялась в пользование сельских обывателей за поземельно-оброчную плату в размере 18 к. за дес. [22, л. 20 об.].

Конечно, покос в размере 1 дес. не удовлетворял потребности хозяйства в сене. Поэтому возникают новые отношения между Кабинетом и сельским населением - аренда. Как только покос поступал в пользование владельца с ведома горного управления, то за участок платился оброк в размере 30 коп. за дес. Пахотные земли отдавались в оброчное пользование по 18 коп. за дес., но обработанные в неудобных местах пашни оставались в пожизненном и бесплатном пользовании домохозяев. Выгоны и водопой находились в общем с заводоуправлением пользовании, бесплатно. Часто крестьяне пользовались выпусками совместно с соседями-инородцами, иногда за плату или вознаграждение. «Бывают случаи, когда целая волость пользуется одним общим выгоном. Иногда общий выгон допускается только в известное время сезона, когда разгораживаются поскотины (осенью) [11, с. 57].

На землях Кабинета было образовано четыре волости: Петровская, в Верхнеудинском округе Западного Забайкалья, площадью 111975 дес. и Шилкинская, Александровская, Дучарская, в Нерчинско-Заводском округе Восточного Забайкалья. Согласно т. VII, ст. 1234 Горного устава подтверждалось, что «все находящиеся на пространстве Нерчинской горной округи земли, леса, реки, озера, рудники, заводы, прииски цветных камней составляют частную собственность Государя Императора» [21, л. 144] 35. Вопрос о наделении освобождённого населения землёю оставался без движения до 1864 г.

В 1865 г. бывшие горнозаводские мастеровые и приписные к заводам крестьяне по проведённому межеванию получили надел, на что им вручались уставные грамоты. От горнозаводских работ

было освобождено с 1861 по 1865 гг. 7331 душа м. п. Однако надел в размере 11492 дес. получили всего 6920 чел. за оброк в 1696 р. 50 к. Из них 4572 дес. пашни и 6920 дес. покоса с уплатой оброка по 15 к. за дес. В безоброчное пользование выгонных земель оставлено населению только по 320 кв. саж. на душу. Затем крестьяне разновременно получили, согласно составленных ими приговорам, дополнительные земельные наделы из сенокосной и выгонной земли, что составило 76774 дес. или 75597 дес. [24, л. 161 об.] (данные расходятся в разных документах). Остальным 411 горнозаводским рабочим отвод земель был произведен в 1871 г. Тогда в ходе межевых работ выяснилось, что бывшие горнозаводские крестьяне пользовались 89505 дес. безоброчно, т. е. самовольно. В результате Кабинетом были произведены отрезки излишек выгонной земли сверх 320 кв.саж. Таким образом, в пользовании крестьян оставалось лишь 13908 дес., в том числе пахотной и сенокосной. Произведенные отрезки возвратили во владение Кабинета 1502 дес. [24, л. 161 об].

Устанавливая нищенский надел земли для горнозаводских крестьян и мастеровых, Кабинет рассчитывал заставить их работать на заводах. Но с сокращением производства на сереброплавильных заводах значительная часть мастеровых не могла найти работы. Поэтому большинство из них были вынуждены вступать в арендные отношения с Кабинетом.

Во второй половине XIX в. Кабинет уделял мало внимания Нерчинским заводам, перекинув его на доходы от земельных наделов крестьян. Поэтому Кабинет был заинтересован в том, чтобы крестьяне имели большие наделы. Чем больше земли обрабатывалось крестьянами, тем больший доход имел бы Кабинет. «Главной и необходимой мерой к прочному и постоянному увеличению земельной доходности Кабинета является увеличение крестьянского земельного надела и повышение платы за этот надел» [24, л. 161 об.]. Поэтому крестьяне Дучарской, Шилкинской и Александровской волостей были насильно наделены Кабинетом добавочными земельными наделами не выше 15 дес. на душу м. п. Рассмотрим, каким оказалось соотношение земель, отданных в безвозмездное пользование и в дополнительный надел за плату в 30 к.

Таблица 4

Количество оплачиваемого и неоплачиваемого надела у крестьян в Александровской, Дучарской и Шилкинской волостей

Нерчинско-Заводского округа. (1895 г.) [15, с.47]

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Пользование Александровская волость Шилкинская волость Дучарская волость

Безвозмездное 332 дес. 1280 саж. 156 дес. 1920 саж. 488 дес. 320 саж.

Дополнительный надел за плату в 30 к. 1686 дес. 1075 саж. 232 дес. 1200 саж. 9674 дес. 2310 саж.

На сумму 337 р.29,5 к. 46 руб.50 коп. 1934 р. 1 к.

Весь надел 2018 дес. 2355 саж. 3121 дес. 720 саж. 10163 дес. 230 саж.

% оплачиваемого надела 83,54 7,45 95,2

Как видно из таблицы, только для крестьян Шилкинской волости размер дополнительного надела был незначительным. Но для крестьян Александровской и Дучарской волостей процентное соотношение бесплатного выгона и оплачиваемого по 30 к. за дес. очень велик.

Политика правительства в отношении землеустройства забайкальских крестьян заключалась в попытках заменить захватное землевладение на надельное. Несмотря на все усилия казны и Каби-

нета урегулировать земельные отношения и обеспечить крестьян равными земельными наделами в Забайкальской области, правительству это так и не удалось. Путаница, существовавшая между русским, бурятским, казачьим и кабинетским населением в отношении земельных угодий не была преодолена и в начале XX в. Практически поземельное устройство так и не завершилось вплоть до 1917 г.

Источники и литература

1. Андреев Ч. Г., Зайцева Л. А. Очерки аграрной истории Бурятии. Улан-Удэ, 1993.

2. Андреев Ч. Г Землеустроительная политика царизма в конце XIX - начале XX вв. (1896-1917): дис.. .канд. ист. наук. Иркутск, 1988. Санданов Ю. Б. Сельское хозяйство Забайкальской области в конце XIX - начале XX вв. : дис.. .канд. ист. наук. Иркутск, 1996. Пыкин П. В. Русская деревня Западного Забайкалья на рубеже XIX - XX вв.: население, экономика, культура: дис.канд. ист. наук. Улан-Удэ, 2001.

3. Асалханов И. А. Развитие капиталистических отношений в сельском хозяйстве Забайкалья в конце XIX в. : дис.канд. ист. наук. Л., 1951; Он же. Социально-экономическое развитие Юго-Восточной Сибири во второй половине XIX в. Улан-Удэ, 1963; он же. Сельское хозяйство Сибири в конце XIX - начале XX вв. Новосибирск, 1975. Малахинов П. И. О двух типах аграрной эволюции в России. Улан-Удэ, 1962. Щагин Э. М. Октябрьская революция в деревне восточных окраин России. М., 1974. Дулов В. И. Крестьянство Восточной Сибири в годы первой русской революции. Иркутск, 1956.

4. Асалханов И. А. Социально-экономическое развитие Юго-Восточной Сибири во второй половине XIX в. Улан-Удэ, 1963.

5. Батуева И. Б. История развития хозяйства забайкальских бурят в XIX в. : дис...докт. ист. наук. Иркутск, 2000; Зандараев Б. Б. Исторический опыт развития земледелия у бурят в XVII в. - 1917 г. : дис. канд. ист. наук. Иркутск, 1993.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

6. Высочайше учрежденная под председательством статс-секретаря А. Н. Куломзина комиссия для исследования землевладения и землепользования в Забайкальской области.: в 16 т. СПб., 1898. Т. 10.

7. Государственный Архив Читинской Области (ГАЧО). Ф. 2. Оп. 1. Д. 660.

8. ГАЧО. Ф. 1. Оп. 2. Д. 21 (таблица составлена автором).

9. ГАЧО. Ф. 1. Оп. 2. Д. 4 (таблица составлена автором).

10. Дамешек Л. М. Ясачная политика царизма в Сибири (конец XIX - начало XX вв.). Иркутск,

1983; Он же. Внутренняя политика царизма и народы Сибири (XIX - начало XX вв.). Иркутск, 1986; он

же. Аграрное законодательство самодержавия и история Сибири в пореформенный период (60-70-е гг. XIX в) // Экономическая политика царизма в Сибири в XIX - начале XX вв. Иркутск, 1984; Топчий А. Г. Крестьянские реформы в Сибири. Томск, 1979.

11. Дюшен П. Уравнительное землепользование и крестьянское хозяйство в Забайкальском крае. М., 1901.

12. Жеравина А. Н. Истоки расхождения в определении владельца кабинетного хозяйства в Сибири и социальной сущности приписанных к его заводам крестьян // Российский гуманитарный фонд и фундаментальная наука в Сибири. Улан-Удэ, 2004; она же. Кабинетское хозяйство в Сибири. Томск, 2005. Матвеев И. В. Экономическое и политическое развитие Западного Забайкалья в конце XIX - начале XX вв. (1891-1905 гг.). Улан-Удэ, 2004; он же. Формы землевладения и землепользования в Забайкалье на рубеже XIX-XX веков // Вестник Калининградского юридического института. Калининград. 2009. № 2; он же. История экономического и политического развития Байкальского региона на рубеже XIX-XX вв. (на материалах Иркутской губернии и Забайкальской области с 1891 по 1917 гг.). Улан-Удэ, Калининград, 2009.

13. Жидков Г. П. Кабинетское землевладение (1747-1917 гг.). Новосибирск, 1973.

14. История Бурят-Монгольской АССР. Улан-Удэ, 1950. Т. 1. История Сибири. Т. 3. Сибирь в эпоху капитализма. 1861-1917 гг. Новосибирск, 1968; Крестьянство Сибири в эпоху капитализма. Новосибирск, 1983.

15. Казаки в Сибири. Иркутск, 1994.

16. Кауфман А. А. Земельные отношения и порядки в Забайкалье по местному обследованию. Иркутск, 1900.

17. Козьмин Н. Н. Бурятия в географическом и хозяйственном отношении. Верхнеудинск, 1924; Хаптаев П. Т. Краткий очерк истории Бурят-монгольского народа. Улан-Удэ, 1936.

18. Левашев В. С. К истории забайкальского казачества // Вопросы краеведения Забайкалья. Чита, 1973. Вып.1; Зуев В. С. Русское казачество Забайкалья во второй четверти XVIII первой половины XIX вв. Новосибирск, 1994; Сергеев О. И. Казачество на русском Дальнем Востоке в XVII-XIX вв. М., 1983; Машанова Л. В. Роль служилых людей в освоении Забайкалья // Социально-экономическое развитие Бурятии XVII - начала XX вв. Новосибирск, 1987.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

19. Малахинов П. И. О двух типах аграрной эволюции в России. Улан-Удэ, 1962.

20. Разумов Н. И. Забайкалье. СПб, 1897; Головачев П. М. Бюджеты. СПб, 1898.

21. Российский государственный исторический архив (РГИА). Ф. 229. Оп. 3. Д. 579.

22. РГИА. Ф. 468. Оп. 27. Д. 422.

23. РГИА. Ф. 391. Оп.1. Д. 62.

24. РГИА. Ф. 468. Оп. 22. Д. 1316. Л. 161об. Оп.27. Д. 422.

Рукопись поступила в редакцию 28 марта 2011 г.