Научная статья на тему 'Защита докторской диссертации Н. Ю. Суховой'

Защита докторской диссертации Н. Ю. Суховой Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
211
47
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Защита докторской диссертации Н. Ю. Суховой»

15 сентября 2011 г. на заседании диссертационного совета по защите докторских и кандидатских диссертаций ДМ 521.086.01 при Православном СвятоТихоновском гуманитарном университете состоялась защита диссертации на соискание ученой степени доктора исторических наук Наталии Юрьевны Суховой, кандидата исторических наук, доктора церковной истории, профессора кафедры истории Русской Православной Церкви и заведующей Научным центром истории богословия и богословского образования. Заседание проходило под председательством доктора философских наук профессора В. Н. Катасоно-ва. Для диссертационного совета это большое событие — состоялась первая защита докторской диссертации в совете. Это и важный результат работы ПСТГУ в целом, так как Н. Ю. Сухова — выпускница университета. После его окончания она осталась преподавать на богословском факультете, является членом факультетского Совета и Рабочей группы при этом Совете, руководит написанием большого количества курсовых, квалификационных и научных работ. В мае 2010 г. Н. Ю. Сухова защитила докторскую диссертацию по церковной истории, так что это — ее вторая докторская диссертация и вторая защита.

Представленное диссертационное исследование подготовлено на историческом факультете ПСТГУ (кафедра истории России и архивоведения), где Н. Ю. Сухова также читает лекции по истории Русской Православной Церкви синодального периода и ведет специальный курс по истории духовного образования в России. Н. Ю. Сухова автор около 100 статей, в том числе 15 статей в изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ, двух монографий — «Высшая духовная школа России: проблемы и реформы (вторая половина XIX в.)» (М., 2006) и «Система научно-богословской аттестации в России в XIX — начале XX в.» (М., 2009), авторского сборника статей по истории высшего духовного образования в России «Вертоград наук духовный» (М., 2007). Первая монография в 2007 г. была удостоена Макарьевской премии.

В качестве докторской диссертации Н. Ю. Сухова представила исследование под названием «Подготовка и аттестация научно-педагогических кадров в православных духовных академиях в контексте высшего образования в России (1808— 1918 гг.)». Научным консультантом диссертанта был доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института российской истории РАН Анатолий Евгеньевич Иванов. Оппонентами на защите выступили лучшие специалисты по

истории высшего образования в России, доктор исторических наук А. Ю. Андреев (МГУ им. М. В. Ломоносова), доктор исторических наук Ф. А. Петров (Отдел письменных источников Исторического музея), доктор исторических наук Е. А. Виш-ленкова (Национальный исследовательский проект «Высшая школа экономики»).

В своем выступлении соискатель представила членам совета обоснование темы, кратко охарактеризовала источниковую базу диссертации, сформулировала основные выводы исследования, выделила тезисы, выносимые на защиту. Н. Ю. Сухова обратила особое внимание ответу на вопрос, почему тема потребовала специального изучения. Во-первых, научно-педагогическая аттестация показывает динамику развития определенной области исследований — хотя, разумеется, этот показатель не является абсолютным. Представители дореволюционных духовных академий неоднократно замечали, что российская богословская наука разрабатывалась главным образом в магистерских и докторских диссертациях. Во-вторых, критерии, предъявляемые к диссертациям, относятся не столько к формальной, сколько к содержательной стороне и помогают изучить процесс становления и развития науки в высшей духовной школе. В-третьих, изучение проблем, связанных с аттестацией, выводит на более общие вопросы: о справедливости для богословия общих научных принципов и требований, о внутренней структуре богословия и его месте в системе научного знания, о задачах, которые стоят перед богословской наукой, о месте богословской науки в Церкви, роли церковной иерархии в оценке научно-богословских исследований, значении церковного авторитета для богослова-исследователя и преподавателя духовной школы. Наконец, изучение подготовки и аттестации ученых-богословов очень важно для восстановления подлинной истории духовного образования, так как проведение научных исследований, их представление в виде диссертаций, обсуждение, защита занимали важное место в жизни преподавателей и выпускников российских духовных академий.

Н. Ю. Сухова отметила, что история высшего образования является одним из значимых направлений в российской науке. В последние годы особым направлением в мировой и отечественной историографии стала история ученых степеней. Однако особое положение богословской науки и духовной школы в России обусловило некоторую лакуну в их изучении: историки высшей школы и отечественной науки лишь касаются деятельности духовных академий, не входя в подробное изучение. Такая ситуация привела к необходимости проведения данного исследования.

Главным принципом подбора источников для диссертации была комплексность, определяемая задачами: надо было учесть и документы, отражающие деятельность научно-богословской аттестации, и сами диссертации. Поэтому потребовался анализ различных видов источников и обращение к фондам синодального архива, духовных академий, личным фондам профессоров и церковных деятелей. Исследователю пришлось привлечь более 1000 дел из 44 фондов девяти архивов четырех «академических» городов (Санкт-Петербурга, Москвы, Киева, Казани) и более 1200 опубликованных источников.

В числе тезисов, вынесенных на защиту Н. Ю. Суховой, было утверждение, что развитие подготовки и аттестации научно-педагогических кадров в духов-

ных академиях России было обусловлено тремя источниками: 1) европейским опытом научной аттестации в целом и богословской в частности; 2) опытом российской научно-образовательной системы, прежде всего университетской, учитывающим национальные особенности; 3) собственным опытом высшей духовной школы, определяемым ее спецификой.

На начальном этапе, при действии Устава 1814 г., духовная школа опиралась преимущественно на опыт европейских научно-образовательных заведений, учитывая при этом опыт российской системы XVIII в. и уставы российских университетов 1803—1804 гг. Модифицированный вариант подготовки и аттестации научно-педагогических кадров, зафиксированный Уставом духовных академий 1869 г., ориентировался в основном на опыт российских университетов 1830— 1860-х гг., хотя учитывал и идеи европейского образования (университета исследования (Гумбольдта)). Последующие коррективы — в 1884, 1900—1910-х гг. — были обусловлены преимущественно собственным опытом академий, хотя и с учетом современных тенденций в университетской научной аттестации. Однако и в этот период европейская система образования — прежде всего немецкие университеты «классического типа» — оказывали влияние на проекты подготовки и аттестации научно-педагогических кадров, разрабатываемые в академиях.

Еще одним тезисом, представленным на защиту, было утверждение Н. Ю. Суховой, что система подготовки и аттестации научно-педагогических кадров, действовавшая в высшей духовной школе России в 1808—1918 гг., дает пример жизнеспособного сочетания государственной и церковной составляющих. Тезис был подтвержден конкретными фактами: ученые степени присуждались и утверждались согласно уставам духовных академий, имевшим силу государственного закона; эти степени входили в единую научно-квалификационную систему, признавались всеми учебными и научными учреждениями России наравне со степенями, присуждаемыми российскими университетами; обладатели ученых степеней, полученных от духовных академий, имели в Российской империи те же служебные и гражданские права, преимущества, табельно-правовой статус, что и обладатели соответствующих светских ученых степеней.

Автор диссертации обратила внимание на то, что на протяжении 110 лет церковная система подготовки и аттестации научно-педагогических кадров претерпела изменения, главным из которых было превращение в 1869 г. магистерской степени из учебной в ученую, а докторской — из наградной в рабочую, что свидетельствовало о важности науки для Церкви. Эти изменения позволили системе аттестации эффективно выполнять ее главную задачу: стимулирование научных исследований.

Ряд тезисов относился к проведенному Н. Ю. Суховой сравнению двух систем подготовки и аттестации научно-педагогических кадров — университетской и духовно-учебной.

На основании своего исследования соискатель сделала вывод о том, что духовно-академическая система подготовки и аттестации научно-педагогических кадров, хотя и использовала опыт европейского образования, была менее связана с ним, чем университетская. Европейские ученые практически не приглашались в корпорации духовных академий, зарубежные стажировки имели меньшее

значение для подготовки преподавателей высшей духовной школы. Поэтому духовная школа была самой национальной школой России.

При этом Н. Ю. Сухова отметила, что две системы подготовки и аттестации научно-педагогических кадров имели общие черты и взаимное проникновение, о чем свидетельствует возведение магистров богословия в ученые степени докторов исторических, философских или филологических наук. Общими были и проблемы: включение элементов научной работы в учебный процесс, специальная подготовка к академическим кафедрам, повышение научного уровня членов корпораций, «степенные» экзамены, научное руководство, корпоративная замкнутость аттестационного процесса.

В заключение автор исследования выделила три главные проблемы, обусловленные спецификой высшей духовной школы: сложности с определением области и методологии научно-богословских исследований; соотнесение подготовки преподавательских кадров по небогословским дисциплинам с их аттестацией богословскими учеными степенями; исполнение церковной властью функций высшей аттестационной комиссии.

Речь соискателя сопровождалась показом презентации, в которой Н. Ю. Сухова представила основные выводы и наглядные результаты своего исследования. Соискатель обратила особое внимание членов диссертационного совета и присутствующих на защите на диаграммы, отражающие состав докторов и магистров, получивших ученые степени от духовных академий; графики количества докторских степеней, присужденных в 1869—1918 гг. каждой академией в отдельности и всеми четырьмя академиями вкупе; научную палитру докторских и магистерских диссертаций. Чрезвычайно важными для темы диссертации являются и сравнительные данные по ученым степеням, присужденным в академиях и в университетах Российской империи, находящихся в «академических» городах.

Далее на заседании выступил научный консультант диссертанта, доктор исторических наук А. Е. Иванов. Он отметил, что работа Н. Ю. Суховой отвечает взыскательным требованиям к научной работе самого высокого класса, а автор является специалистом высшей квалификации. Также он заметил, что лично для него «беседовать с Наталией Юрьевной было чрезвычайно интересно, поэтому это было не просто научное консультирование, а взаимное обогащение новыми знаниями».

Ученый секретарь диссертационного совета священник Константин Поль-сков зачитал отзыв ведущей организации по диссертации — Московского педагогического государственного университета и пять положительных отзывов на автореферат диссертации. Затем последовали выступления официальных оппонентов.

Во всех отзывах отмечались высокий уровень диссертации, ее актуальность, несомненная новизна и оригинальность, обширность источниковой базы, логичность структуры. В диссертации детально исследован комплекс вопросов и проблем высшего духовного образования в России XIX — начала XX в., так или иначе связанных с подготовкой и аттестацией научно-педагогических кадров: профиль и структура духовных академий, их специализация, структура учебных курсов, организация учебного процесса и научных исследований, распределе-

ние выпускников, состав преподавательских корпораций, организация научных командировок, контакты с высшими светскими учебными заведениями в учебных и научных областях (привлечение университетских профессоров для чтения лекций в академиях и профессоров духовных академий для чтения курсов богословия в университетах). Авторы всех отзывов были единодушны в том, что диссертация и автореферат во всей полноте соответствуют требованиям, предъявляемым ВАК Министерства образования и науки РФ к работам докторского уровня.

Первый оппонент А. Ю. Андреев особо отметил, что в диссертации затрагивается целый ряд проблем, чрезвычайно важных и актуальных сегодня не только в научном, но и в практическом отношении: соотношение светского и духовного образования в системе отечественной высшей школы, роль в этой системе богословских ученых степеней, их место в общей структуре государственной научной аттестации, значение богословской науки в деле подготовки служителей Церкви, наконец, эволюция положения и статуса богословия в общем пространстве наук в России. Изучение исторического опыта, накопленного Российской империей, может помочь преодолению разрыва между научно-богословской и светской системами аттестации кадров, произошедшего в советское время, тем более что к преодолению этого разрыва Россию призывает и ее интеграция в международный Болонский процесс, в рамках которого богословие равноправно с другими областями научных знаний признается государством и включено в номенклатуру степеней. Все это повышает значимость диссертации.

Второй оппонент — Ф. А. Петров — обратил особое внимание на то, что Н. Ю. Сухова показала формирование и развитие системы подготовки и аттестации ученых и педагогов православных духовных академий на широком поле истории высшего образования дореволюционной России в целом как ее неотъемлемую часть. Для исторической науки и современной интеллектуальной жизни чрезвычайно важно изучение традиционных связей духовных академий с российскими университетами, определение того, как и в какой степени духовные академии учитывали опыт российских университетов при организации учебно-научного процесса, выявление конкретных фактов взаимного признания ученых степеней и взаимного проникновения двух аттестационных систем.

В отзыве третьего оппонента, Е. А. Вишленковой, отмечалось и то, что Н. Ю. Суховой удалось выявить действующие нормы «включения-исключения» в ученое сообщество. Очень интересен сюжет, раскрывающий оценочные практики научных исследований, которые всегда были самым больным вопросом корпоративных отношений. Важны и выявленные соискателем зазоры между задекларированной нормой и реальным положением вещей. Одним из новых вопросов, не затрагиваемых ранее исследователями, но внимательно изученным Н. Ю. Суховой, является дисциплинарное «растяжение богословия изнутри», включение в него пограничных вопросов и тем, расширение исследовательского инструментария за счет смежных дисциплин (прежде всего истории и филологии).

В ответном слове Н. Ю. Сухова поблагодарила оппонентов за пожелания и замечания и подробно ответила на заданные вопросы.

После зачитывания отзывов и ответов диссертанта была проведена дискуссия по представленному диссертационному исследованию. Со стороны членов диссертационного совета был задан ряд вопросов. Так, Н. Ю. Сухову попросили более подробно рассказать о процессе диссертационных защит, материалах, которые подавались в Советы (авторефераты, отзывы оппонентов). Кроме того, интерес вызвала классификация ученых степеней, присуждаемых высшими духовными школами. Диссертантом были даны подробные ответы на все эти вопросы.

После нескольких устных отзывов членов совета была произведена процедура тайного голосования. По результатам голосования (подано голосов — 15, против — нет, недействительных бюллетеней — нет) диссертационный совет единогласно вынес решение о присуждении Н. Ю. Суховой ученой степени доктора исторических наук.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.