Научная статья на тему 'Зарубежные соотечественники как составная часть концепции «Гармоничного общества» в контексте диаспоральной политики КНР (с начала периода «Реформ и открытости»)'

Зарубежные соотечественники как составная часть концепции «Гармоничного общества» в контексте диаспоральной политики КНР (с начала периода «Реформ и открытости») Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

CC BY
37
6
Поделиться
Ключевые слова
HARMONIOUS SOCIETY / SOFT POWER / ПОЛИТИКА КНР В ОТНОШЕНИИ ЗАРУБЕЖНЫХ СООТЕЧЕСТВЕННИКОВ / ГАРМОНИЧНОЕ ОБЩЕСТВО / МЯГКАЯ СИЛА / РЕПАТРИАНТЫ / ДИАСПОРА / PRC POLICY TOWARDS OVERSEAS CHINESE / RETURNED OVERSEAS CHINESE / DIASPORA

Аннотация научной статьи по политологическим наукам, автор научной работы — Сергеева Александра Александровна

В статье исследуется эволюция политики КНР в отношении зарубежных соотечественников в период реформ (с конца 1970-х гг.). Анализируется механизм взаимодействия и интеграции зарубежных китайцев в современную китайскую концепцию гармоничное общество и мягкая сила. Рассматриваются основные государственные и негосударственные организации, занимающиеся работой с диаспорой, основные центры расселения диаспоры.

Похожие темы научных работ по политологическим наукам , автор научной работы — Сергеева Александра Александровна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

PRC Policy Regarding the Foreign Diaspora as Part and Parsel of the Harmonious Society Concept (from the beginning of the reform period)

This paper examines the evolution of the PRC (Peoples Republic of China) policy towards overseas Chinese in the reform period. It analyses the mechanisms of cooperating and integrating the overseas Chinese into the Chinese modern strategy of harmonious society and soft power. To understand the present policy, the paper discusses the PRC policy towards Overseas Chinese including its governmental and nongovernmental organizations and their work, the biggest diaspora communities.

Текст научной работы на тему «Зарубежные соотечественники как составная часть концепции «Гармоничного общества» в контексте диаспоральной политики КНР (с начала периода «Реформ и открытости»)»

ВЕСТН. МОСК. УН-ТА. СЕР. 13. ВОСТОКОВЕДЕНИЕ. 2011. № 1

А.А. Сергеева

ЗАРУБЕЖНЫЕ СООТЕЧЕСТВЕННИКИ КАК СОСТАВНАЯ ЧАСТЬ КОНЦЕПЦИИ «ГАРМОНИЧНОГО ОБЩЕСТВА» В КОНТЕКСТЕ ДИАСПОРАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ КНР (с начала периода «реформ и открытости»)

В статье исследуется эволюция политики КНР в отношении зарубежных соотечественников в период реформ (с конца 1970-х гг.). Анализируется механизм взаимодействия и интеграции зарубежных китайцев в современную китайскую концепцию «гармоничное общество» и «мягкая сила». Рассматриваются основные государственные и негосударственные организации, занимающиеся работой с диаспорой, основные центры расселения диаспоры.

Ключевые слова: политика КНР в отношении зарубежных соотечественников, «гармоничное общество», «мягкая сила», репатрианты, диаспора.

This paper examines the evolution of the PRC (People's Republic of China) policy towards overseas Chinese in the reform period. It analyses the mechanisms of cooperating and integrating the overseas Chinese into the Chinese modern strategy of «harmonious society» and «soft power». To understand the present policy, the paper discusses the PRC policy towards Overseas Chinese including its governmental and nongovernmental organizations and their work, the biggest diaspora communities.

Key words: PRC policy towards overseas Chinese, «harmonious society», «soft power», returned overseas Chinese, diaspora.

С приходом к власти четвертого поколения руководства КПК во главе с Ху Цзиньтао на шестом пленуме ЦК КПК 16 созыва в 2006 г. был выдвинут новый лозунг — построения «социалистического гармоничного общества» (шэхуэй чжуи хэсе шэхуэй) на основе «научной концепции развития» (кэсюе фачжань гуань)1. Это понятие явилось развитием идей «общества среднего достатка» («сяокан») и «выхода вовне» (цзоу чу цюй) (связанной с вступлением КНР в ВТО в 2001 г.), в свете которых зарубежные китайцы стали рассматриваться как часть «мягкой силы», позволяющей КНР выстраивать свой позитивный имидж, а также решать некоторые вопросы внутренней и внешней политики и экономики.

Концепция гармоничного общества тесно смыкается с китайским миропониманием и национальной культурой. «Гармония» — важное понятие традиционной культуры Китая, а также социальный идеал,

1 См.: Смирнов Д.А. Формирование политической системы КНР // Ежегодник КНР: политика, экономика, культура. М., 2009. С. 37.

43

появившийся еще во времена Конфуция. В условиях глобализации, в которую все больше втягивается Китай, в продолжение китайского замысла о «гармоничном обществе» появился замысел «гармоничного мира», они взаимосвязаны, у них сходные ценностные ориентиры и общая политическая логика. Одной из движущих сил в реализации этой концепции для Китая является китайская диаспора, которую называют «важной сокровищницей китайской нации», «драгоценным богатством», «связующим мостом между зарубежными странами и их родиной»2. Диаспора, во-первых, стала одной из движущих сил модернизации в КНР, в построении экономики инновационного типа, а во-вторых, как подчеркивает китайское руководство, она активно участвует «в деле мирного воссоединения родины» (с Тайванем), в распространении китайской культуры, и, таким образом, в процессе выстраивания позитивного имиджа Китая.

Прежде всего необходимо пояснить, кого подразумевают под определением «зарубежные китайцы», «диаспора». Жителей Сянгана, Аомэня и Тайваня в КНР официально называют с «соотечественниками» (тунбао). Этнические китайцы, проживающие в других странах, делятся на несколько категорий: «хуацяо» — это «китайский гражданин, постоянно проживающий за границей и имеющий гражданство КНР». «Вайцзи хуажэнь» (букв. «китайцы с иностранным гражданством», сокращенная форма — «хуажэнь») — это хуацяо или их потомки, принявшие или получившие иностранное гражданство и в силу этого автоматически утратившие китайское гражданство; иностранцы китайского происхождения. «Гуйцяо»-это реэмигранты или репатрианты, «цяоцзюань»-родственники гуйцяо и хуацяо в КНР. Словосочетание «хуацяо хуажэнь» означает: китайские эмигранты в совокупности, как граждане Китая, так и иностранные граждане; «хайвай хуажэнь» — «заморские», т.е. зарубежные китайцы, независимо от гражданства»3. Все эти определения были приняты примерно с конца 1990-х гг. в официальных и полуофициальных текстах. В работах, относящихся к более раннему периоду, можно встретить менее строгое употребление того или иного из названных терминов. Зачастую всех зарубежных китайцев называли «хуацяо».

Китайская диаспора — крупнейшая в мире, насчитывающая по разным данным от 30 до 50 млн человек. Китай и его диаспора связаны тесными узами: родственными и земляческими, культурными, деловыми, информационными. Сегодня они исключительно важны для Китайской Народной Республики, государство задает

2 Степанова Г. О некоторых тенденциях в политике руководства КНР // Проблемы Дальнего Востока. 2005. № 4. С. 44.

3 Цит. по: Ларин А.Г. Китай и зарубежные китайцы // Экспресс-информация. 2008. № 2. С. 7.

44

импульс для их развития, и, безусловно, китайская диаспора, как и сама метрополия, от этого только выигрывают. В Пекине хорошо осознают, каким колоссальным материальным, научно-техническим и культурно-языковым потенциалом обладает китайская диаспора, как важно сохранить с ней хорошие отношения. Диаспора же заинтересована в усилении исторической Родины и интенсификации отношений с ней по многим причинам: во-первых, усиление престижа и авторитета метрополии зачастую влечет за собой улучшение (гармонизацию) взаимоотношений с принимающими странами (смена негативного отношения на толерантное), а с экономической точки зрения широкое инвестиционное сотрудничество на основе национальной и культурной идентичности (в условиях предоставления разного рода привилегий и преференций) сопровождается безусловной экономической выгодой обеих сторон. Не говоря уже о факторах свободного перемещения на родину предков, налаживания тесных социокультурных связей, усиления процессов этнической самоидентификации (с «глобальной китайской цивилизацией»).

Грамотное (последовательное) выстраивание соответствующей политики КНР по отношению к зарубежным соотечественникам и их родственникам в стране дает положительные результаты.

На современном этапе поддержка пришла от диаспоры на самом начальном этапе периода реформ и открытости (конец 1970-х — начало 1980-х гг.), когда страна приняла решение о проведении реформ, для которых потребовались массированные инвестиции и технологии. Помощь пришла в первую очередь от соотечественников за рубежом, в том числе из Гонконга, Макао и Тайваня. Для реализации этой политики была необходима соответствующая законодательная база, здесь надо упомянуть о следующих документах: «Постановлении Госсовета о поощрении иностранных инвестиций» (1986)4, «Постановлении Госсовета о поощрении инвестиций тайваньских соотечественников» (1988)5, «Постановлении Госсовета о поощрении инвестиций хуацяо и соотечественников из Сянгана и Аомэня» (1999)6. В 1977 г. была создана «Корпорация по делам иностранных кредитов и инвестиций», а в 1988 г. в г. Сямыне организованы курсы юристов для изучения различных правовых вопросов управления предприятиями, находящимися в ведении ВАР (Всекитайская Ассоциация Репатриантов)7.

4 Гоуюань гуаньюй гули вайшан тоуцзы гуйдин. Хуацяо хуажэнь байкэ цяньшу. Фалю тяоле цжэньцэ (Энциклопедия зарубежных китайцев. Политический курс и законы). Пекин, 2000. С. 154.

5 Там же. С. 150.

6 Там же. С. 153.

7 См.: БорисоваА.И. Концепция КНР по китайской эмиграции и ее реализация // «Китай и мир»: История, современность, перспективы. Тезисы докладов 3-й международной научной конференции. Ч. I. М., 1992. С. 136.

45

На основании этой системы правил государство активно поощряет хуацяо (эмигрантов с китайским гражданством), равно как и соотечественников из Сянгана, Аомэня и Тайваня, предоставляя им ряд льгот, поощряя ввоз технологий и экспорт готовой продукции. При этом этнические китайцы с иностранным гражданством в вопросах инвестиций фактически приравнены к эмигрантам, сохранившим китайское гражданство. В общей сложности помощь со стороны соотечественников составляла в начале реформ 90%, и сейчас — примерно 60-70% от общего объема инвестиций в экономику страны. С начала 1990-х гг. Китаем был взят курс на стимулирование высокотехнологичных производств, таких как электроника, аэрокосмическая промышленность, производство компьютерных систем, программного обеспечения и т.п. Для решения задачи импорта технологий привлекаются зарубежные китайские предприниматели, работающие в сфере высоких технологий. Эту проблему в определенной степени помогают решить реэмигранты — специалисты в данных областях, особенно из США и Европы. Необходимо упомянуть о существовании феномена возвращения пожилых зарубежных китайцев, чтобы «провести остаток дней на Родине и послужить ей»8. Не следует забывать и об этнокультурном факторе важности для хуацяо и всех этнических китайцев быть похороненными на земле предков.

Для разработки и воплощения в жизнь данной активной политики в структуре государственно-административных органов руководство делами зарубежных соотечественников осуществляет Канцелярия Госсовета КНР по делам хуацяо, учрежденная в 1978 г. вместо «Центральной комиссии по делам китайцев, проживающих за границей». В ее задачи входит разработка общей концепции и практической политики в отношении соотечественников, механизма вовлечения финансовых и материально-технических средств зарубежных китайцев в процессы модернизации экономики КНР. Большой объем практической работы осуществляется Всекитайской ассоциацией репатриантов, которая действует под непосредственным руководством Канцелярии и под эгидой ЦК КПК. Эта организация была создана в 1950 г. на основе «Ассоциации по спасению Родины», образованной 1938 г. в Яньани, в которую входили представители хуацяо и гуйцяо, вернувшиеся на Родину во время китайско-японской войны (1937-1945).

Действует также Комитет по делам китайских эмигрантов, образованный при Постоянном Комитете Всекитайского собрания народных представителей (ПК ВСНП) в 1983 г., выполняющий большую законодательную и практическую работу. В 1988 г. при На-

8 Гуйго чжихоу вэй цзуго фуву (Вернувшись, послужить родине) // Цяобао. 2009. № 28. С. 3.

46

родном Политическом Консультативном Совете Китая (НПКСК) был создан Комитет по делам китайцев, проживающих за рубежом. Его предшественник — «Группа по делам хуацяо», созданная в 1949 г. и преобразованная в 1995 г. в «Комитет по делам соотечественников Гонконга, Тайваня и Аомыня». Следует упомянуть партию Чжигун-дан («стремление к справедливости»), членами которой являются вернувшиеся на родину эмигранты и родственники-«цяоцзюань». Делами зарубежных китайцев занимаются также Всекитайская Ассоциация промышленников и торговцев, Китайская ассоциация зарубежных связей, Общество одноклассников, обучавшихся в Европе и США, и ряд других общественных организаций. Основной целью этих организаций является защита благополучного существования соотечественников за рубежом, пропаганда китайской культуры, «продвижение своих соотечественников в основной костяк общества»9 в местах проживания, содействие экономическому развитию и социальному прогрессу страны проживания, а также содействие дружеским связям и сотрудничеству между страной их обитания и Китаем. Эти общественные организации для зарубежных китайцев являются символом их сплочения, а для связей с Китаем-основным звеном для контактов.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Китайская диаспора — важный посредник между Китаем и развитыми странами. Ее финансовый и политический потенциал способствует постепенному формированию нового экономического объединения, повышающего совокупную государственную мощь КНР, ее мировую конкурентоспособность. Здесь следует упомянуть концепцию «Большого Китая»10, возникшую на рубеже 1980-1990-х гг. (совпавшую с окончанием холодной войны), которая сразу стала популярной в кругах политиков, экономистов и политологов. Многие исследователи, анализирующие положение в АТР, признают, что становление «Большого Китая», под которым следует понимать экономическое единство, скрепленное этнической общностью, является одной из важнейших долгосрочных тенденций, формирующихся в АТР и современном мире в целом. Надо сказать, что географические границы «Большого Китая» до сих пор строго не определены. Одни исследователи включают сюда Сянган, Аомынь, Тайвань и континентальный Китай. Другие причисляют к нему и Сингапур (в этом случае иногда употребляют понятие «Экономическое сообщество Большого Китая»). Наконец третьи учитывают также и всех китайцев, проживающих в Юго-Восточной Азии,

9 Цит. по: Тан Вэй. Хуацяо цюаньидэ фалюй баочжан цзичжи (Механизм обеспечения законных прав хуацяо ). Шаньдун, 2006. С. 138.

10 Некоторые ученые полагают, что благодаря этой концепции Китай собирается расширить свои политические и экономические возможности методами дипломатии «мягкой силы».

47

а иногда даже и в Америке, и в Европе. Известный американский синолог Г. Хардинг насчитал 41 определение этой структуры — от «Китайского Общего рынка Азии», «Китайского Экономического Сообщества», «Экономической сферы Большого Китая» до «зоны свободной торговли Юго-восточного Китая»11. Как представляется, такая географическая неопределенность связана с условностью самого понятия «Большой Китай», отражающего, на взгляд многих исследователей, переходный этап в трансформации политической картины мира. «В свете данной теории следует признать, что отличительной чертой мировой китайской «неформальной культурной группы» (китайской диаспоры) является то, что она в силу своих численности, экономического веса, а также глубокой интеграции в экономику «Большого Китая» и региона АТР в целом играет поистине уникальную роль в мировой экономике. К тому же она, безусловна, «ведома» исторической родиной и в целом лояльна ей»12. Существуют разные взгляды на данную точку зрения. Скептики, например, убеждены в том, что попытки включить в «Большой Китай» китайские общины в других странах, прежде всего в Юго-Восточной Азии, вряд ли окажутся успешными, поскольку это поставило бы под сомнение их лояльность по отношению к странам проживания. Здесь следует отметить тот факт, что этнические китайцы в силу своих способностей сумели занять лидирующие позиции в важных сферах национальных экономик некоторых стран Юго-Восточной Азии, сосредоточив в своих руках огромные финансовые потоки. Как отмечают многие специалисты, «страны ЮВА испытывают враждебность по отношению к «национализму Большого Китая», ввиду чего многие китайские эмигранты делают все, чтобы раствориться в местной атмосфере, максимально ассимилироваться в принимающих странах»13.

Китайцев подталкивает к поиску работы за границей напряженная ситуация на отечественном рынке труда. Без работы часто оказываются не только вчерашние выходцы из деревни, но и квалифицированные специалисты. Однако для человека, решившего уехать из КНР в другую страну, существует множество бюрократических преград. Еще недавно выехать за границу помогали частные фирмы, которые за солидное вознаграждение подыскивали нанимателей за рубежом и брались оформить все бумаги. Чаще всего такие конторы

11Harding H. The concept of Greater China: Themes, Variations and Reservations // The China Quarterly. 1993. № 136. С. 666.

12 Цит. по: Верлин Е.В. Проблема формирования и эволюции «Большого Китая»: Автореф. дисс. ... канд. ист. наук. М., 2001. С. 10.

13 Цит. по: БергерЯ.М. Китайская модель развития и «большой Китай». М., 1996. С. 29.

48

организовывались мошенниками — китайские СМИ полны историй о доверчивых китайцах, обманутых подобными посредниками14.

Феномен «новых мигрантов» активно используется китайскими политологами и футурологами, ведущий исследователь зарубежной диаспоры, профессор Чжуан Готу называет эту категорию мигрантов «квинтэссенцией китайской нации»15. Термин «новые мигранты» относится к эмигрантам из Китая, Гонконга, Тайваня и других стран Юго-Восточной Азии, уехавшим в другие страны с началом периода «реформ и открытости». С точки зрения расовой принадлежности единства культуры и традиций — это однородная группа с ярко выраженной и стабильной этнической идентификацией. Одной из причин масштабности данного явления является послабления в «Законе КНР о порядке въезда в страну и выезда из страны», принятом в 1985 г. Претерпела трансформацию и политика в отношении выехавших на учебу в другие страны китайских студентов16. С одной стороны, возвращение на Родину после учебы за границей называется «славной традицией», в то же время тем, кто после окончания обучения сделал выбор в пользу проживания и работы за границей, партия и правительство, по словам Ху Цзиньтао, «высказывают свое уважение и понимание», а с 1993 г. проводится политика «12-ти иероглифов»: «поддерживать образование за границей, поощрять возвращение домой, свободу въезда и выезда» (чжици люсюэ,гули хуэйго, лайцю цзыъю). Для стимулирования возвращения выпускников зарубежных вузов китайское правительство разработало систему разного рода льгот и программ. Для вернувшихся из за рубежа студентов и специалистов создаются «стартовые парки». Например, такой «парк» в Шэньчжэне ежегодно получает 300 млн юаней в свои инвестиционные фонды от провинциального правительства17. Развитая система льгот создает серьезные стимулы для возвращения дипломированных специалистов на Родину, хотя ситуация в Китае, вероятно, еще далека до того, чтобы в глазах большинства перевесить преимущества на Западе. В то же время не всегда успешно складывается жизнь в эмиграции. Это и фактор карьерного барьера, своего рода «стеклянного потолка» для «белых воротничков» азиатского происхождения, и до сих пор сохранившиеся явления дискриминации и т.д.

14 См.: Ларин А.Г. Китай и зарубежные китайцы // Экспресс-информация. 2008. № 2. С. 24.

15 Чжуан Готу. Ретроспектива и развитие: зарубежные китайцы. Ьйр://Ьу114'№. bay114.mail.live.com/mail/PrintShell.aspx?type=message&cpids

16 Представляется весьма сложным дать точную цифру обучающихся за рубежом китайских студентов, их численность в мире оценивается примерно более 200 тыс. человек.

17 Сайт стартового парка в Шэньчжэне. http://www.szchuangye.com/

49

4 ВМУ, востоковедение, № 1

Новая политика государства (с середины 90-х гг.) трансформируется от «вернуться на Родину, чтобы послужить ей» и «служить ей» к «служению нации». Следует также отметить явление активной институционализации и централизации объединений зарубежных китайцев. Если в прошлом это были локальные организации, заинтересованные в налаживании бизнес-связей, то с началом периода реформ они трансформируются в крупномасштабные объединения по связям диаспоры с их «родными деревнями» или «родной землей эмигрантов» («цяосян»). Если раньше эти организации были объединены только семейными, земляческими или клановыми связями, то в 90-х наблюдается тенденция объединения под одним региональным руководством. Например, ежегодно проходят съезды Ассоциации европейских китайцев, в 1995 г. создана Ассоциация китайских школ в США, которая объединила 150 школ из 33-х штатов и 40 000 школьников и учителей. Организации различаются по своим целям и задачам, но централизация происходит на всех институциональных уровнях и на всех континентах, где проживает китайская община. Однако следует различать организации эмигрантов, поддерживающих официальную идеологию Пекина, и ряд других, выступающих против нее. Это проявляется и в отношении секты Фалуньгун, официально запрещенной в Китае, и в отношении к вопросу об объединении Тайваня с материком и по некоторым вопросам проявления сепаратизма в Синьцзяне и Тибете. В Европе издается более чем 30 газет на китайском языке, существуют множество ТВ-каналов, радиостанций, освещающих события в Китае и за рубежом. Каждый новогодний концерт по центральному пекинскому каналу ССГУ в канун праздника Весны (который, к слову сказать, смотрят большинство зарубежных китайцев) начинается со слов «поздравляем жителей Китая, тайваньских соотечественников, хуацяо и всех зарубежных китайцев».

Главными направлениями экспансии китайской диаспоры являются стратегически важные для Китая регионы. Прежде всего это Юго-Восточная и Центральная Азия, Африка, Северная и Южная Америка, Европа, Австралия и Новая Зеландия.

Особенно быстрыми темпами растет диаспора китайцев в Канаде, которые в некоторых городах являются самым многочисленным «видимым меньшинством», т.е. группой, которую можно отличить от коренного населения по внешнему признаку (города: Ричмонд, Ванкувер, Торонто). Их в стране более миллиона, и по количеству «чайна-таунов» канадские провинции уступают только Соединенным Штатам. Следует упомянуть тот немаловажный факт, что 26 генерал-губернатором Канады стала этническая китаянка Луиза Кларксон, рожденная в Гонконге. Показателен пример США, где среди этнических китайцев есть мэры городов, конгрессмены,

50

министры. Как минимум пять человек, являющихся этническими китайцами, занимают высокие посты в администрации Барака Обамы: это министр энергетики Стивен Чу, министр торговли Гэри Лок, бывший губернатор штата Вашингтон (с 1997 по 2005 г.), который активно развивал торговое сотрудничество между «своим» штатом и Китаем, секретарь кабинета министров Белого Дома Лу Пэйнин, Чэн Юаньмэй — глава отдела по связям с общественностью администрации президента США, Фан Фуюй — юридический советник министерства государственной безопасности. Бывший министр труда — американка китайского происхождения Эйлин Чжао. Американские медиа называет эту пятерку «Знатоки Китая» (China Knowers). Этот политический феномен связывают с быстрым ростом и усилением мощи Китая и привлечением тех лиц, которые имеют что-то общее с Поднебесной и достаточно хорошо знакомы с этой страной. Следует отметить, что в 2002 г. правительство Новой Зеландии, как и правительство Канады, принесло извинения китайской общине за гонения в начале XX в., когда практически во всех англоговорящих странах были приняты «Акты об исключении», согласно которым запрещалась любая китайская иммиграция и/или натурализация уже проживающих в данной стране китайцев. Так, в 2006 г. премьер-министр Канады Стефен Харпер принес официальные извинения китайским канадцам за установленный в 1885 г. подушный налог на их предков и за «Закон о высылке китайцев», принятый в 1923 г. В поздравительной же речи по случаю Нового 2010 г. по китайскому лунному календарю он поздравил этнических китайцев, проживающих в Канаде, добавив: «.. .этот момент (ожидания Нового года). символизирует признание Канадой важного вклада этнических китайцев, а также говорит о роли более миллиона этнических китайцев в Канаде в укреплении отношений между двумя странами, и о богатом наследии их предков»18.

Изучение и анализ китайского опыта устанавливают, что частью диаспоральной политики Пекина становится приобщение зарубежных китайцев к китайской культуре в широком смысле слова, включая историю, знания о современном Китае и китайский язык. Правительство считает важным, чтобы «заморские собратья» ощущали постоянную живую связь со своей родиной, гордились великой китайской цивилизацией и укреплением мощи современного Китая, а идея «продолжающегося кровного родства» должна стать главной образующей идеей «всемирного единения китайской нации», но не в геополитическом плане, а в контексте глобальной китайской цивилизации.

18 Статья на сайте Синьхуа ван.Премьер -министр Канады С.Харпер опубликовал поздравительную речь по случаю Нового года пот китайскому лунному календарю. http://russian.news.cn/culture/2010-02/16/c_13176759.htm

51

В этой связи характерны и показательны слова премьера Госсовета КНР Вэнь Цзябао, который в докладе о работе правительства на открытии 3-й сессии ВСНП 11 созыва 5 марта 2010 г., подчеркнул, что «следует со всей серьезностью претворять в жизнь политику партии относительно хуацяо. Притом охранять законные права и интересы зарубежных соотечественников, реэмигрантов и их родственников, поддерживать их в унаследовании и распространении китайской культуры, поощрять их к участию в модернизации страны и великом деле мирного воссоединения Родины»19. Твердая и решительная позиция китайского руководства в данном вопросе способствует развитию и улучшению механизмов по взаимодействию с зарубежными соотечественниками, повышает эффективность и выводит политику на качественно новый уровень.

Список литературы

Бергер Я.М. Китайская модель развития и «Большой Китай». М., 1996. Бирюков В.И. Китайцы в США и американо-китайские отношения на современном этапе. М., 1983. Борисова А.И. Концепция КНР по китайской эмиграции и ее реализация //«Китай и мир»: История, современность, перспективы: Тезисы докладов 3-й международной научной конференции.Ч. 1. М., 1992. Верлин Е.В. Проблема формирования и эволюции «Большого Китая»: Автореф.

дисс. ... канд. ист. наук. М., 2001. Выступление премьер-министра Госсовета КНР Вэнь Цзябао на открытии 3-й

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

сессии ВСНП 11 созыва. http://russian.people.com.cn/31521/6910061.htm Гельбрас В.Г. Китайские мигранты в Москве // Азия и Африка сегодня. 1999. № 11; 2000. № 1.

Гельбрас В.Г. Китайская реальность России // Азия и Африка сегодня. 1999. № 10.

Гоуюань гуаньюй гули вайшан тоуцзы гуйдин. Хуацяо хуажэнь байкэ цяньшу. Фалю тяоле цжэньцэ (Энциклопедия зарубежных китайцев. Политический курс и законы). Пекин, 2000. Гуйго чжихоу вэй цзуго фуву(Вернувшись, послужить родине) // Цяобао. 2009. № 28.

Лайнгер С.Р. Социальная организация китайских мигрантов-хуацяо // Народы

Азии и Африки. М., 1978. № 4. Лайнгер С.Р. Община хуацяо в Юго-Восточной Азии: исследование этнокультурной ситуации // Народы Азии и Африки. 1986. № 5. Ларин А.Г. Китай и зарубежные китайцы // Экспресс-информация. 2008. № 2.

Ларин А.Г. Китайцы зарубежья в политике Пекина // Диаспоры. 2006. № 2. Китайские этнические группы в странах Юго-Восточной Азии. М., 1986. Конституция КНР 1982 г. Пекин, 2004.

Котова Т.М. Китайцы за рубежом: их роль в политике Китая. М., 1983.

19 Выступление премьер министр Госсовета КНР Вэнь Цзябао на открытии 3-й сессии ВСНП 11 созыва. http://russian.people.com.cn/31521/6910061.htm

52

Мао Цисюн. Чжунго цяову фалюй фагуй гайшу (Законы и постановления в

отношении хуацяо). Хуацяо чубаньшэ. Пекин,1994. Портяков В.Я. Новые китайские мигранты // Проблемы Дальнего Востока. 2994. № 3.

Сайт ВСНП КНР: http://www.npc.gov.cn/npc/bmzz/huaqiao/2007-03/29/

content_1383615.htm Сайт стартового парка в Шэньчжэне: http://www.szchuangye.com/ Сайт газеты «Жэньминь жибао»: http://russian.people.com.cn/31521/6910061. htm

Там же: http://russian.news.cn/culture/2010-02/16/c_13176759.htm

Смирнов Д.А. Формирование политической системы КНР. Ежегодник КНР:

политика, экономика, культура. М., 2009. Статья на сайте Синьхуа ван. Премьер-министр Канады С. Харпер опубликовал поздравительную речь по случаю Нового года пот китайскому лунному календарю. http://russian.news.cn/culture/2010-02/16/c_13176759.htm Степанова Г. О некоторых тенденциях в политике руководства КНР // Проблемы Дальнего Востока. 2005. № 4. Тан Вэй. Хуацяо цюаньидэ фалюй баочжан цзичжи (Механизм обеспечения

законодательных гарантии прав хуацяо ). Шаньдун, 2006. Чжуан Готу. Ретроспектива и развитие: зарубежные китайцы. http://by114w.

bay114.mail.live.com/mail/PrintShell.aspx?type=message&cpids Чжуан Готу. Дуй цзинь 20 нянь лай хуажэнь гоцзи иминь ходундэ дицзянь сыкао. (Несколько мыслей о зарубежных китайцах в движении новых мигрантов за последние 20 лет) // Хуацяо хуажэнь лиши яньцзю. 1997. № 2. Fitzgerald С.P. The Third China. The Chinese Communities in South-East Asia. L., 1965.

Fitzgerald S. China and Overseas Chinese. A study of Peking's changing policy, 1949-1970.

Harding H. The concept of Greater China: Themes, Variations and Reservations //

The China Quarterly. 1993. № 136. The Encyclopedia of the Chinese Overseas.Second Edition. Singapore, 2006. Leo Suryadinata. Beijing's Policy toward the Overseas Chinese. China and the ASEAN States: The ethnic Chinese Dimension. Singapore University Press, 1985. Leo Suryadinata. China and the ASEAN States: The ethnic Chinese Dimension.

Singapore University Press, 2004. Leo Suryadinata. Ethnic Relations and Nation-Building in Southeast Asia: The Case of the Ethnic Chinese. Singapore, 2004.

Сведения об авторе: Сергеева Александра Александровна, соискатель аспирантуры ИСАА МГУ имени М.В. Ломоносова, кафедра политологии Востока. E-mail: unanimity-sa@hotmail.com