Научная статья на тему 'Западногерманская историография промышленного освоения Сибири (50-80 гг. Хх века)'

Западногерманская историография промышленного освоения Сибири (50-80 гг. Хх века) Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

167
80
Поделиться
Ключевые слова
ПРОМЫШЛЕННОЕ ОСВОЕНИЕ СИБИРИ / ЗАПАДНОГЕРМАНСКАЯ ИСТОРИОГРАФИЯ / «ОСТФОРШУНГ» / "OSTFORSCHUNG" (EAST STUDIES)

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Ломакин Константин Владимирович

В статье рассмотрены взгляды западногерманских авторов, работавших в научных учреждениях системы «Остфоршунг» («Изучение Востока»), на проблемы промышленного освоения Сибири, изучены их оценки реализации крупных проектов от создания Урало-Кузнецкого комбината до строительства Байкало-Амурской магистрали, а также проанализировано отношение немецких исследователей к социальным и национальным аспектам промышленного освоения Сибири.

WESTGERMAN HISTORIOGRAPHY OF SIBIRIAN INDUSTRIAL DEVELOPPMENT

The article deals with the views on the problems of industrial development of Siberia of the West German authors who worked in the scientific institutions of "Ostforschung" (East Studies). It also examines their assessments of major projects starting with the construction of the Ural-Kuznetsk industrial combine and ending with Baikal-Amur Mainline Railroad construction. The article analyzes German researchers' attitude towards the social and national development of Siberia.

Текст научной работы на тему «Западногерманская историография промышленного освоения Сибири (50-80 гг. Хх века)»

ЗАПАДНОГЕРМАНСКАЯ ИСТОРИОГРАФИЯ ПРОМЫШЛЕННОГО ОСВОЕНИЯ СИБИРИ (50-80 ГГ. ХХ ВЕКА)

Константин Владимирович Ломакин

Сибирский государственный университет телекоммуникаций и информатики, 630102,

г. Новосибирск, ул. Кирова, 86, доцент кафедры философии и истории, тел. (383)286-80-33, email: klm@sibsutis.ru

В статье рассмотрены взгляды западногерманских авторов, работавших в научных учреждениях системы «Остфоршунг» («Изучение Востока»), на проблемы промышленного освоения Сибири, изучены их оценки реализации крупных проектов - от создания УралоКузнецкого комбината до строительства Байкало-Амурской магистрали, а также проанализировано отношение немецких исследователей к социальным и национальным аспектам промышленного освоения Сибири.

Ключевые слова: промышленное освоение Сибири, западногерманская

историография, «Остфоршунг».

WESTGERMAN HISTORIOGRAPHY OF SIBIRIAN INDUSTRIAL DEVELOPPMENT

Konstantin V. Lomakin

Sibirian State University of Telecommunication and Informatics Sciences, 86 Kirov Str., Novosibirsk, 630102, associate professor, department of philosophy and history, tel. (383)286-80-33, e-mail: klm@sibsutis.ru

The article deals with the views on the problems of industrial development of Siberia of the West German authors who worked in the scientific institutions of "Ostforschung" (East Studies). It also examines their assessments of major projects starting with the construction of the Ural-Kuznetsk industrial combine and ending with Baikal-Amur Mainline Railroad construction. The article analyzes German researchers' attitude towards the social and national development of Siberia.

Key words: industrial development of Siberia, West-German historiography, “Ostforschung” (East Studies).

Проблемы промышленного освоения Сибири вызывали повышенный интерес во всём мире, в том числе и в Западной Германии. В этой стране этой тематикой занимались в первую очередь исследователи, работавшие в учреждениях «Ostforschung», которые образуют систему региональных исследований (по американской классификации, area studies) и ставят своей целью изучение истории, особенностей социально - экономического, политического и культурного развития Восточной Европы и России (Советского Союза). Становление системы «Ostforschung» в Германии было связано в первую очередь с деятельностью «Немецкого общества по исследованию Восточной Европы», возникшего в 1913 г. После окончания Второй мировой войны и раскола страны учреждения системы «Ostforschung» была воссозданы в Западной Германии в 1949 г. при активном участии и финансировании

государственных структур, прежде всего министерства иностранных дел. Основными печатными изданиями были и остаются журналы "Osteuropa", «Osteuropa-Wirtschaft», «Osteuropa - Recht».

В развитии западногерманской историографии проблем промышленного освоения Сибири можно выделить два периода:

I период - 50-е - конец 60-х гг. ХХ века. Появление первых публикаций о Сибири приходится на годы «холодной войны» и характеризуется сильным влиянием политической конъюнктуры и эмигрантской литературы, неприятием и непониманием советской действительности, незначительной фактической базой и слабым использованием советских источников и литературы.

II период - 70-е - конец 80-х гг. ХХ века. Он совпадает с началом периода разрядки международной напряженности и расширением экономического сотрудничества между СССР и ФРГ, приведшим к выделению в рамках системы «Ostforschung» сибиреведческого направления исследований. Ученые из Западной Германии обращаются к анализу советских источников, у них появляется возможность изучать проблемы освоения сибирского региона непосредственно на местах, выполнять совместные исследовательские проекты.

Данная периодизация в общих чертах отражает смену господствовавших парадигм в освещении истории нашей страны немецкими исследователями: консервативного и либерально-объективистского направлений. Консервативное направление отстаивало идеи «незаконности» русской революции, абсолютной исторической оригинальности коммунистического тоталитаризма, советского экспансионизма и главенства аппарата принуждения. Либеральнообъективистское направление, сложившееся в конце 60-х гг. ХХ в. под влиянием марксистских идей и успехов стран «реального социализма», трактовало советский опыт как одну из моделей модернизации обществ, отставших в экономическом, политическом и культурном развитии. Представители данного направления акцентировали внимание на технократической односторонности и импровизационном характере процесса государственно-социалистической модернизации и ставили под сомнение саму возможность сознательного долгосрочного планирования, в том числе и курса на ускоренное освоение Сибири. К достоинствам либерально-объективистских исследований следует отнести попытки выявления реальных механизмов функционирования советской системы и анализ интересов разных социальных и региональных групп внутри советского общества.

Западногерманские исследователи исходили из того, что ведущую роль в экономическом развитии Сибири, как до революции, так и в советское время играло государство[1, 145]. По их мнению, данный процесс происходил в рамках этатистской системы, в которой человек рассматривался как объект приложения политики государства, направленной на всемерное использование природных ресурсов. Как считают А. Каргер и К. Либманн, процесс индустриализации Сибири начался с сооружения Урало - Кузнецкого комбината - «ключевого проекта первого пятилетнего плана»[2, 13]. Он являлся воплощением в жизнь модели «регионального комбината», ориентированного на добычу сырья и широкое использование принудительного труда. В середине

пятидесятых годов ХХ века, по их мнению, произошла смена модели освоения, нашедшая своё воплощение в концепции территориально - производственных комплексов (ТПК). Позитивно оценивая идею создания ТПК, учёные Западной Германии вместе с тем подчёркивали, что данные комплексы не имели чёткого юридического и экономического статуса, а «ошибки Братска» тиражировались по существу на каждой стройке (ведомственная разобщенность, отставание в развитии социальной инфраструктуры и т.д.)[3, 161].

В немецкой историографии господствовало представление, что наличие энергоносителей является мощным катализатором развития сибирского региона. Вместе с тем ряд исследователей исходил из того, что сооружение мощных электростанций в Сибири было вызвано не экономическими соображениями, а страстью к гигантомании[4,512]. Известный исследователь Норберт Вайн, внимательно изучавший историю сооружения и эксплуатации Братской ГЭС, обратил внимание на доминирование производственного сектора над остальными секторами экономики[5,32].

Семидесятые и первая половина восьмидесятых годов ХХ века прошли в СССР под знаком форсированного развития Западносибирского нефтегазового комплекса. Этот процесс получил высокую оценку за рубежом. Западногерманские авторы отмечали, что "осуществление грандиозных проектов подобного рода принадлежит к сильным сторонам централизованно управляемой экономики"[6,18]. Однако высокие цены на энергоносители в те годы, по мнению исследователей из Западной Германии, подействовали на советскую экономику как наркотик. Как пишет Й. Беткенхаген, "неожиданно полученные прибыли были израсходованы не на модернизацию экспортных отраслей, а на импорт, который способствовал поддержанию имеющегося уровня производства"[7,648]. В настоящее время становится всё более очевидным, что западносибирский нефтегазовый комплекс долгие годы был тем компенсатором, который смягчал провалы в социальной и экономической политике страны, оттягивал принятие необходимых мер по коренной модернизации экономики СССР.

Большинство немецких авторов считало, что поток "нефтедолларов" вызвал в Советском Союзе атмосферу "сибирской эйфории", подтолкнувшую политическое руководство страны к осуществлению ряда крупных проектов, таких, как строительство Байкало-Амурской магистрали. Говоря о целях форсированного строительства, исследователи выдвигали на первый план геополитические и военно-стратегические цели возведения второй транссибирской магистрали[8,56]. А Бернд Кнабе полагал, что массовое сознание советского общества в семидесятые годы двадцатого века было отмечено печатью "идеологической усталости", поэтому авторитарная система попыталась направить общественные интересы на внутриполитические новации, к которым относилась и "стройка века"[9,36]. Необходимость промышленного освоения природных ресурсов районов, прилегающих к магистрали, перегруженность Транссиба, намерение увеличить объем контейнерных перевозок между Западной Европой и Японией западногерманские ученые отодвигали на задний план.

Немецкие исследователи обращались и к изучению социальных и национальных аспектов промышленного освоения Сибири. Они полагали, что советское государство на всех этапах своего существования всегда стремилось к увеличению трудового потенциала региона, менялись лишь методы достижения этой цели. Тридцатые - начало пятидесятых годов, по мнению Курта Шписса, автора фундаментальной работы "Периферийная советская экономика", характеризовались применением административно-репрессивных мер в миграционной политике, а после смерти Сталина государство перешло к использованию принципов добровольности при формировании рабочих коллективов и широкому использованию материальных стимулов для привлечения молодёжи в районы нового промышленного освоения[10,48]. Использование принципа материальной заинтересованности при откровенном пренебрежении вопросами развития социально-бытовой инфраструктуры можно трактовать и как попытку чиновников уйти от решения насущных жизненных проблем жителей региона, "откупиться" от них "длинным рублем", сохраняя, однако, прежний контроль бюрократического аппарата над уровнем жизни в районах нового промышленного освоения.

Оценки немецких исследователей проблем развития народов, участвовавших в промышленном освоении Сибири, либо затронутых этим процессом, отличались высоким уровнем политизации[11,6]. Такой подход являлся естественной реакцией зарубежных авторов на многолетнее игнорирование советским государством негативных процессов, инициированных форсированным вторжением промышленного способа производства в районы проживания коренных народов Сибири. Стремление советских средств массовой информации создать благостную картину этого процесса наталкивалось на квалифицированный сравнительный анализ национальной политики, проводимой советским правительством и правительствами Соединенных Штатов Америки и Канады в отношении автохтонного населения Севера американского континента. Исследователи из ФРГ констатировали адекватную реакцию западных государств и частных кампаний на отрицательные моменты воздействия промышленного производства в районах компактного проживания коренных народов Севера. Принятые ими меры позволили свести к минимуму нежелательное воздействие промышленности на среду обитания и образ жизни коренного населения. Отсутствие подобной защиты малочисленных народов в СССР поставило последних на грань физического исчезновения.

Советские авторы в принципе не изучали проблемы, связанные с геополитическим воздействием промышленного развития Сибири на мусульманские народы Средней Азии, да и на развитие зарубежной Азии в целом. А ведь многие негативные процессы, происходившие в среднеазиатских республиках в последние годы существования Советского Союза, были связаны с тем, государство когда политика советского государства в сфере размещения производительных сил по существу полностью игнорировала национальные и религиозные особенности местного населения. Пренебрежительное отношение

к традиционному укладу жизни, культ форсированного развития промышленности имели крайне негативные последствия.

Западногерманские авторы отмечали, что после 1985 года в Советском Союзе происходил пересмотр региональной политики в направлении более трезвого учета реальных возможностей, которыми располагало общество и государство в ходе освоения Сибири. Однако никто из немецких исследователей, десятилетиями следивших за развитием внутриполитических процессов в СССР, не предвидел скорого развала советского государства и существенные изменения в международной обстановке. Это самым отрицательным образом сказалось на функционировании системы «Остфоршунг» в объединённой Германии.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1. Wagener H.- J. Wirtschaftswaschstum in unterentwickelten Gebieten. Berlin - 1972.

2. Karger A., Liebmann C. Strukturen und Funktionen ressourcenorientierter Industrieentwicklung. Köln - 1986.

3. Wein N. Die aktuellen Strategien der Sibirien - Erschließung // Die Erde - 1988 - № 3 -S. 150-161.

4. Wädekin K.-E. Der Wirtschaftsaufbau in den östlichen Regionen // Osteuropa - 1966 - № 7/8- S. 508-520.

5. Wein N. Bratsk. Dreißig Jahre sozialistischer Stadtentwicklung in Sibirien // Geographische Rundschau - 1988 - № 9 - S. 21-40.

6. Bethkenhagen J., Clement H. Die sowjetische Energie - und Rohstoffwirtschaft in den achtziger Jahren. München - Wien - 1985.

7. Bethkenhagen J. Ost - West- Zusammenarbeit im Energie- und Umweltbereich // Osteuropa - 1988 - № 7/8- S. 642-664.

8. Gehrig U. Heißer Tee von Moskau bis Wladivostok. Erlebnisse im Transsibirien -Express. Augsburg - 1980.

9. Knabe B. Die Vertagung des BAM - Programms. Köln - 1982.

10. Spiss K. Periphere Sowjetwirtschaft. Das Beispiel Russisch - Fernost. (1897-1970). Zürich - Freiburg - 1980.

11. Dahllman W. Indigene Völker im Norden Russlands und Sibiriens // Die kleinen Völker des hohen Nordens und fernen Ostens Russlands. Ein aktueller Lagebericht mit geschichtlich -ethnographischer Einführung. Bozen 1998.

© К.В. Ломакин, 2012