Научная статья на тему 'Запад, мусульманский мир и радикальный исламизм'

Запад, мусульманский мир и радикальный исламизм Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

CC BY
1159
129
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
МУСУЛЬМАНСКИЙ МИР / MUSLIM WORLD / ПОЛИТИЧЕСКИЙ ИСЛАМ / POLITICAL ISLAM / РАДИКАЛЬНЫЕ ИСЛАМИСТЫ / "ИСЛАМСКОЕ ГОСУДАРСТВО" / "ISLAMIC STATE" / ISLAMIC EXTREMIST MOVEMENTS

Аннотация научной статьи по политологическим наукам, автор научной работы — Долгов Борис Васильевич

В статье рассматривается вопрос о военно-политическом вмешательстве Запада в странах мусульманского мира с начала XXI в. В то же время дается анализ подъема движений политического ислама и активизации деятельности радикальных исламистов, что привело к возникновению «Исламского государства», террористическая активность которого имеет место на Ближнем Востоке, но направлена также против стран Запада.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The West, the Muslim world and radical islamism

The article touches upon the issue of the extensive military and political maneuvers of the Western countries in the Muslim world since the beginning of the 21 st century. Meanwhile the text gives a valuable information on the rise of political Islam and Islamic extremist movements in the region that led to the emergence of the «Islamic State». The author stresses that its terrorist activities take place in the Middle East, but is also directed against the western countries.

Текст научной работы на тему «Запад, мусульманский мир и радикальный исламизм»

Б.В. Долгов

Запад, мусульманский мир и радикальный исламизм

Аннотация. В статье рассматривается вопрос о военно-политическом вмешательстве Запада в странах мусульманского мира с начала XXI в. В то же время дается анализ подъема движений политического ислама и активизации деятельности радикальных исламистов, что привело к возникновению «Исламского государства», террористическая активность которого имеет место на Ближнем Востоке, но направлена также против стран Запада.

Abstact. The article touches upon the issue of the extensive military and political maneuvers of the Western countries in the Muslim world since the beginning of the 21 st century. Meanwhile the text gives a valuable information on the rise of political Islam and Islamic extremist movements in the region that led to the emergence of the «Islamic State». The author stresses that its terrorist activities take place in the Middle East, but is also directed against the western countries.

Ключевые слова: мусульманский мир, политический ислам, радикальные исламисты, «Исламское государство».

Keywords: Muslim world, political Islam, Islamic extremist movements, «Islamic State».

Первые полтора десятилетия XXI в. характеризовались, с одной стороны, усилением военно-политического вмешательства Запада в мусульманский мир и, с другой стороны, подъемом здесь движений «политического ислама», в том числе -

их радикальных течений. Этот процесс, в свою очередь, привел к активизации деятельности радикальных исламистов и попытке создания ими своей государственной структуры - «Исламского государства» (ИГ), террористическая экспансия которого распространялась на Ближнем Востоке, но была направлена и против стран Запада.

Начало XXI в. было ознаменовано масштабными террористическими актами 11 сентября 2001 г. в США, в результате которых погибло более трех тысяч американских граждан. В осуществлении этих террористических атак была обвинена радикальная исламистская организация «Аль-Каида» и ее лидер Усама бен Ладен. США заявили, что террористы «Аль-Каиды» ненавидят «основополагающие американские ценности - свободу, демократию, права человека» и поэтому «наносят по ним свои удары». Однако в действительности действия радикальных исламистов имеют несколько другую мотивацию. В этой связи необходимо вспомнить, что теракты в США последовали практически сразу после имевших место протестных выступлений палестинцев на Западном берегу реки Иордан и в Иерусалиме, жестко подавленных израильской полицией и войсками. Причем в результате действий израильских силовых структур погибло большое число палестинцев, в их числе подростки и дети. В это же время последовала фетва (религиозное послание) Усамы бен Ладена, в которой он обвинял США, для которых Израиль является стратегическим союзником, в «убийстве мусульман» и, в свою очередь, призывал мусульман «уничтожать американцев и евреев». Таким образом, очевидно, что одной из глубинных причин террористических атак против США являлась неурегулированность палестинской проблемы, которая провоцирует периодическое обострение отношений между мусульманским миром, с одной стороны, и Израилем, США и Западом в целом - с другой.

Данные теракты послужили поводом для провозглашения руководством США борьбы с «Аль-Каидой» и с «международным терроризмом» в глобальном плане - борьбы, к которой присоединились все союзники США и многие другие страны. В то же время реальная история возникновения «Аль-Каиды» показывает, что она создавалась в 1980-е годы при активной поддержке спецслужб Королевства Саудовской Аравии (КСА) и США в целях использова-50

ния радикальных исламистов для свержения просоветского правительства в Афганистане1. Впоследствии афганские джихадисты (выходцы из арабских и других мусульманских стран) составили ядро многих радикальных исламистских группировок как в арабских странах, так и в «горячих точках» по всему миру.

В ходе борьбы с «международным терроризмом» США и их союзники по НАТО вторглись в Афганистан и свергли исламистский режим движения «Талибан», обвиняя его в поддержке «Аль-Каиды». Тут необходимо подчеркнуть, что этот режим пришел к власти во многом в результате поддержки Западом исламистских группировок в Афганистане, в том числе и «Аль-Каиды», во время их «джихада» против просоветского афганского правительства Наджибуллы. В то же время США и их союзники на протяжении своего многолетнего военного присутствия в Афганистане так и не смогли подавить движение «Талибан» - его террористические акции продолжаются до настоящего времени и, более того, с 2014 г. в

1 В тот период, характеризовавшийся холодной войной между двумя военно-политическими блоками, США, возглавлявшие западный блок, пытались использовать радикальных исламистов «Аль-Каиды» для свержения просоветского правительства в Афганистане и тем самым ослабить своего глобального противника - СССР и советский блок. В начале гражданской войны в Афганистане Усама бен Ладен создал «Исламский фонд спасения», а с 1986 г. финансировал строительство тренировочных лагерей в Пакистане и Афганистане, через которые прошли тысячи джихадистов из многих мусульманских стран, военной подготовкой которых занимались, в том числе, инструкторы из стран НАТО. В этих лагерях повстанцы снабжались всем необходимым для ведения боевых действий, включая самое современное вооружение, поступавшее по каналам американских спецслужб. Так, например, по каналам ЦРУ исламистским группировкам бен Ладена было поставлено свыше 2 тыс. современных портативных зенитных ракетных комплексов (ПЗРК) «Стингер», использовавшихся ими против авиации ограниченного контингента советских войск в Афганистане. С 1988 г. Усама бен Ладен начал формировать свою организацию «Аль-Каида» (араб. - База), основой для которой послужила «Бейт аль-ансар» (араб. - Дом приверженцев Аллаха) -информационная база данных (отсюда и это название), включавшая материалы о руководителях джихадистов, проходивших через тренировочные лагеря и пункты приема добровольцев. После окончания войны в Афганистане большинство этих исламистских лидеров вернулись на родину или обосновались не без помощи Усамы бен Ладена в Европе или в США. Руководство «Аль-Каиды» продолжало поддерживать с ними связь и оказывать финансовую поддержку.

Афганистане активно действуют боевики «Исламского государства» (ИГ).

Следующей страной мусульманского мира, подвергшейся вторжению США и их союзников в 2003 г., стал Ирак. Американская интервенция началась под предлогом наличия у режима Саддама Хусейна оружия массового поражения. Затем, когда это оружие так и не было обнаружено, предлогом стала необходимость свержения «диктатора и тирана Саддама Хусейна» и продвижения демократии. В этой связи надо отметить, что политика США и Запада в целом в отношении мусульманского мира (так же как и в отношении других регионов) мотивируется конкретными целями и интересами, и «демократическая» риторика играет роль пропагандистского прикрытия. Так, например, диктаторский характер режима Саддама Хусейна не помешал США поддерживать его (в том числе - поставками вооружений) во время ирано-иракской войны (1980-1988). Поэтому можно констатировать, что подлинными целями американской агрессии против Ирака являлись, во-первых, разгром Ирака, как наиболее мощного в военном плане арабского государства, активно противостоявшего Израилю. Напомним, что Ирак (так же как и Сирия) не заключил, в отличие от Египта и Иордании, мирного договора с Израилем. Ирак активно поддерживал как в финансовом, так и в военном плане палестинские организации, боровшиеся за создание независимого палестинского государства (в Ираке проходили лечение, а также военную подготовку бойцы палестинских группировок, действовавших против Израиля). Во-вторых, целью США был доступ к иракским нефтяным месторождениям, одним из наиболее перспективных в мире. В итоге военной операции данные цели были достигнуты - Ирак был разгромлен и оккупирован. В то же время произошла частичная дезинтеграция Ирака - район иракского Курдистана де-факто стал независимым. Обострились суннитско-шиитские противоречия, в стране резко возросла активность радикальных исламистских группировок.

Затем в 2011 г. вмешательство НАТО, инициаторами которого выступили Франция, Англия и США, было осуществлено в Ливии, причем наибольшую активность проявляло французское ру-

ководство президента Николя Саркози1. В данном случае наряду со стремлением «избавиться от непредсказуемого Муаммара Каддафи» и получить доступ к ливийским нефтегазовым ресурсам у членов коалиции имелись и политико-идеологические мотивы. Руководители Запада, несмотря на нормализацию отношений с Ливией в 2000-х годах, не забывали, что Каддафи после прихода к власти в 1969 г. ликвидировал американскую и английскую военные базы в Ливии, национализировал нефтегазовый комплекс, провозгласил (как Саддам Хусейн в Ираке и Хафез Асад в Сирии) альтернативный западному путь развития ливийского общества, а именно - строительство в Ливии джамахирии (доктрины народовластия, соединившей в себе ливийский национализм, ислам и элементы социализма).

С предполагавшейся ликвидацией режима Каддафи соответственно прекращалось бы осуществлявшееся им финансирование радикальных антизападных группировок, а также (как и в случае с режимом Саддама Хусейна) поддержка палестинских организаций, боровшихся за создание независимого палестинского государства. В то же время между режимом Каддафи и Западом с 2000-х годов и до начала протестных выступлений в Ливии в 2011 г. существовали достаточно тесные торгово-экономические и межгосударственные связи. Ливия снабжала углеводородными энергоносителями страны ЕС, сотрудники американского ЦРУ совместно с ливийскими спецслужбами проводили допросы арестованных радикальных исламистов, а между Ливией и Италией существовали также соглашения по борьбе с нелегальной эмиграцией. Тем не менее это не помешало подконтрольным западным правительствам СМИ за какой-то месяц превратить Каддафи в глазах мирового общественного мнения из лояльного экономического партнера в «кровавого диктатора».

1 По утверждениям сына М. Каддафи Сейф аль-Ислама (не подтвержденным тем не менее документально), озвученным в его телеинтервью агентству Евроньюс в апреле 2011 г., Н. Саркози получил от семьи Каддафи 50 млн евро на свою предвыборную кампанию в 2007 г. [Saif al-Gaddafг.., 2011]. Автор этих строк, находясь в Сирии в 2012 г. в составе международной делегации, слышал такие же утверждения от французских журналистов, членов этой же делегации.

Предлогом для вмешательства НАТО в Ливии стало выступление противников режима Муаммара Каддафи, поднявших в г. Бенгази мятеж, который руководство Каддафи пыталось жестоко подавить. Наличие в Ливии достаточно немногочисленных оппозиционных движений было обусловлено существовавшим у части населения недовольством узурпировавшей власть семьей Каддафи, межплеменным и межклановым противоборством, связанным с распределением нефтедолларовых финансовых потоков, а также направленными против режима Каддафи действиями исламистских группировок (таких как «Ливийская исламская боевая группа» (ЛИБГ), которая действовала в Ливии с 1990-х годов наряду с проникавшими сюда боевиками из алжирской группировки «Аль-Каида исламского Магриба» (АКИМ)). Протестные манифестации вскоре переросли в вооруженное восстание, которое поддерживалось и разжигалось из-за рубежа. Ливийские власти в тот период опубликовали имевшиеся в их распоряжении свидетельства о финансировании «оппозиционных лидеров» и организаторов «проте-стных манифестаций» сотрудниками спецслужб США, о завозе и складировании оружия и пропагандистских материалов [Егорин, 2012, с. 30].

Главной вооруженной силой оппозиции стали радикальные исламистские группировки, ранее преследовавшиеся режимом Каддафи. В их рядах находились также наемники-исламисты, которые начали прибывать в Ливию из арабо-мусульманских стран и мусульманской диаспоры Европы. По инициативе ведущих стран НАТО была принята резолюция СБ ООН № 1973, которая предполагала помимо закрытия ливийского воздушного пространства также принятие необходимых мер для недопущения использования ливийскими властями военной силы против мирного населения. За такую рекомендацию для СБ ООН проголосовала большинством голосов Лига арабских государств (ЛАГ) на экстренном заседании по ситуации в Ливии (против голосовали Алжир и Сирия). Таким образом, была санкционирована возможность для открытого военного вмешательства в Ливии. Последовавшие за этим семимесячные военные действия (с марта по октябрь 2011 г.) привели к падению режима Каддафи. Причем в августе 2011 г., на последних этапах в «битве за Ливию» (взятие «повстанцами» ливийской столицы г. Триполи), наряду с продолжающимися ракетно-54

бомбовыми ударами авиации на стороне «повстанцев» непосредственно сражались спецподразделения ряда западных стран.

Таким образом, режим Каддафи был ликвидирован и основные цели инициаторов вмешательства в Ливии достигнуты. Для ведущих стран Запада результатом крушения режима Каддафи стало обеспечение доступа к нефтегазовым ресурсам Ливии, являющимся одними из самых крупных в арабском мире, а также к ее недвижимости за рубежом и многомиллионным авуарам в иностранных банках, распорядителями которых в качестве доверенных субъектов новых ливийских властей стали финансово-экономические структуры все тех же стран Запада. В то же время в результате разрушения государственности произошел фактический распад Ливии. Власть на местах была захвачена местными кланово-племенными структурами, имевшими свои вооруженные формирования. Причем многие из них были представлены воевавшими против Каддафи «повстанцами», часть которых исповедует радикальный исламизм. Так, в районе г. Дерна (на востоке Ливии) был создан живущий по законам шариата эмират, лидеры которого в 2014 г. объявили о поддержке «Исламского государства». В настоящее время радикальные исламисты достаточно открыто действуют на территории Ливии, вербуя новых боевиков и используя оружие, захваченное со складов бывшей ливийской армии или поставленное НАТО во время борьбы с режимом Каддафи. По данным египетских СМИ, в Ливии в 2014-2015 гг. функционировали 19 тренировочных лагерей по подготовке исламистских боевиков. Таким образом, на территории Ливии возник очаг радикального исламизма, имеющий тенденцию к распространению в соседние с Ливией регионы и способствующий их дестабилизации. Наряду с этим в Ливии в 2014-2016 гг. продолжалась как межклановая борьба за власть на местах, так и противоборство двух центров власти - радикальных исламистских группировок, захвативших власть в парламенте (Всенародном национальном конгрессе - ВНК) и обосновавшихся в г. Триполи, - и признанного ООН правительства, представленного умеренными исламистскими и светскими силами, сформированного в г. Тобруке. В свою очередь, ряд армейских руководителей, таких как генерал Хафтар, вступили в борьбу с радикальными исламистами. На протяжении 2015-2016 гг. группа посредников во главе со спецпредставителем ООН неоднократно

пыталась склонить противоборствующие стороны к компромиссу. Однако, несмотря на ряд договоренностей о создании коалиционного правительства, реальных позитивных результатов пока не достигнуто.

Затем произошло вмешательство Запада в сирийский конфликт. После начавшихся в Сирии в марте 2011 г. протестных выступлений США и их союзники сразу же объявили о своей поддержке сирийских оппозиционных сил и «нелегитимности» действующего руководства Сирии. В то же время сирийский кризис приобрел характер глобального конфликта, в котором сталкиваются интересы не только государств, представляющих собой региональные центры силы, но и великих держав. Наряду с этим поддержка ведущими странами НАТО (включая Турцию) и монархиями Персидского залива вооруженной сирийской оппозиции, представленной в основном исламистскими группировками, в рядах которых присутствуют тысячи джихадистов из более чем 80 стран, стимулировала возникновение в Сирии (так же как и в Ливии) очага радикального исламизма. А это, в свою очередь, способствовало формированию здесь так называемого «Исламского государства» (ИГ) и его экспансии в регионе.

Нужно отметить, что сирийский внутренний конфликт начался на фоне событий «арабской весны». При этом социальный протест, представлявший собой начальный этап «арабской весны» в 2010-2011 гг. в таких странах, как Тунис, Египет, Йемен, Бахрейн, был обусловлен внутренними факторами, а именно - социально-экономическим кризисом, коррупцией, полицейским произволом, непотизмом правившей десятки лет властной элиты, отсутствием реальных демократических свобод при показной «фасадной демократии». В то же время в Сирии (так же как и в Ливии) - при наличии, хотя и в меньшей степени, внутренних проблем - главными причинами продолжающегося кризиса стали внешние факторы: поддержка вооруженной оппозиции вышеуказанными внешними силами, которые стремятся любым способом свергнуть действующее сирийское руководство для достижения на Ближнем Востоке своих геополитических целей.

США и их союзники по НАТО, а также Израиль, стратегический союзник США на Ближнем Востоке, видят в Сирии государство, противостоящее Израилю, оказывающее поддержку ливанскому 56

движению «Хизбалла», а также поддерживающее Иран, с которым со времен ирано-иракской войны (1980-1988) Сирия имеет союзнические связи, в том числе - на конфессиональной основе (значительная часть руководства Сирии представлена алавитами)1. В то же время Израиль и США рассматривают Иран, несмотря на все достигнутые с ним соглашения по иранской ядерной программе, как враждебное государство. Стратегическими целями США и Израиля являются ослабление Ирана и минимизация его влияния в Ираке с возможным приведением к власти в Ираке суннитских сил, лояльных США и враждебных шиитскому Ирану. США и Израиль не раз обвиняли Сирию в поддержке «международного терроризма», а именно - палестинских организаций и движения «Хизбал-ла». Поэтому смена режима в Сирии отвечает интересам данных стран.

Суннитские монархии Персидского залива, противостоящие шиитскому Ирану и рассматривающие его в качестве потенциальной угрозы со времен иранской исламской революции 1979 г., занимают примерно такую же позицию. Саудовская Аравия и Катар, обладающие сейчас значительным влиянием в Лиге арабских государств (ЛАГ), всячески поддерживают сирийскую суннитскую исламистскую оппозицию, рассчитывая привести ее к власти и устранить, таким образом, руководство Б. Асада как союзника Ирана. В этом отношении интересы монархий Персидского залива совпадают с интересами ведущих западных стран. Тем не менее такие страны - члены ЛАГ, как Алжир, Египет, Ливан, Ирак, значительная часть общественно-политических сил Иордании, поддерживают сирийское руководство, хотя и не выражают этого достаточно решительно.

У Турции имеются свои стратегические интересы в отношении Сирии.

Во-первых, поддержка турецким руководством сирийских суннитских исламистских группировок, часть которых составляют

1 Алавиты - направление в шиитском толке ислама, возникшее в X в. н.э. Оно представляет собой эклектическое смешение элементов шиитского вероучения, гностического христианства и домусульманских культов и верований. Ала-виты отвергают многие предписания ислама, почитают Иисуса Христа и ряд христианских святых, отмечают некоторые христианские праздники.

боевики сирийских «Братьев-мусульман», обусловлена тем, что нынешнее турецкое руководство, связанное с Партией справедливости и развития (ПСР), представлено умеренными исламистами, идеологически близкими ассоциации «Братьев-мусульман». Президент Турции Р. Эрдоган в молодые годы входил в руководство двух исламистских партий, а в период военных режимов в Турции отбывал тюремное заключение за публично высказываемую приверженность исламистским идеям. Нынешнее турецкое руководство исламизирует общественно-политическую жизнь страны. Это проявляется прежде всего в выдвижении на ключевые посты в государственном руководящем звене активных членов ПСР, а также членов суфийских тарикатов (орденов), в частности таких, как «Накшбандийя» и «Искандер-паша». Исламские суннитские ценности играют все большую роль в общественно-политической и культурной жизни Турции. В связи с этим свержение светского баа-систского режима в Сирии и вероятный приход к власти суннитских исламистских сил отвечают интересам турецкого руководства.

Во-вторых, турецкие руководители позиционируют себя как преемников Османской империи и, проводя политику неоосма-низма, стремятся закрепить за Турцией роль регионального центра силы и даже лидера мусульманского суннитского мира, каковым была Османская империя, в состав которой на протяжении 400 лет (XVI - начало ХХ в.) входила Сирия. Поэтому в политике Турции присутствуют экспансионистские тенденции в отношении Сирии, и расчленение Сирии, которое вполне возможно в случае гипотетического падения режима Б. Асада, также отвечает интересам турецкой верхушки.

В-третьих, политические усилия Турции, направленные на свержение руководства Б. Асада, совпадают с аналогичной позицией суннитских монархий Персидского залива, прежде всего Саудовской Аравии и Катара. Эти страны стремятся устранить Сирию как союзника Ирана и тем самым ослабить шиитский Иран, которому они противостоят в настоящее время в конфликте в Йемене. Турция, соперничающая с Ираном за лидерство в регионе, также заинтересована в его ослаблении. В то же время турецкий проправительственный истеблишмент и политологи оправдывают поддержку сирийской вооруженной оппозиции, утверждая, что в Сирии якобы имеет место «народная революция», являющаяся продолжением 58

революций в Восточной Европе в конце 1980-х - начале 1990-х годов. Такую риторику автор слышал, участвуя в международной конференции в Турции в марте 2012 г.

Через Турцию идет поставка оружия для сирийских антиправительственных вооруженных группировок, которое закупается на деньги Саудовской Аравии и Катара. В Турции в районе г. Адана (100 км от сирийско-турецкой границы) неподалеку от американской военной базы Инджирлик, где размещены военнослужащие и сотрудники разведслужб США, находится командный центр сирийской вооруженной оппозиции. Район Сирии вдоль сирийско-турецкой границы, где в основном проживает сирийское тюр-коязычное население (туркоманы), фактически оккупирован Турцией. Здесь действуют вооруженные исламистские группировки, воюющие против сирийской правительственной армии, которых, как подтверждает французский исследователь Мишель Рембо, негласно поддерживают турецкие спецслужбы [КагтЪаи^ 2015, р. 550]. Эти группировки прикрывают также проход бензовозов с захваченной ИГ сирийской нефтью, обеспечивая ее продажу по заниженным ценам турецким фирмам, связанным с турецким руководством и получающим баснословные прибыли от ее перепродажи на мировом рынке. В свою очередь, ИГ также ежедневно получает на этом «бизнесе» миллионные прибыли, финансируя, таким образом, свою террористическую экспансию. Именно по этим целям в ноябре 2015 г. наносил удары российский бомбардировщик СУ-24, который был намеренно сбит турецкими истребителями.

В то же время руководство Эрдогана проводит политику военного подавления курдского национального движения и репрессий в отношении других оппозиционных сил. Необходимо отметить, что значительная часть турецкого общества не поддерживает нынешней политики турецкого руководства. Это подтверждают массовые протестные демонстрации и критические высказывания представителей парламентской оппозиции в прессе. Так, например, Беркат Кар, представитель турецкой оппозиционной партии «Демократия народов», подтвердил в беседе с автором, что турецкие власти оказывают давление на оппозиционную прессу и осуществляют репрессии против оппозиционных сил. По его словам, ряд штаб-квартир политических партий, отражающих интересы

курдов, подвергся поджогам, а некоторые их представители были убиты. По сфабрикованным обвинениям были арестованы многие журналисты и закрыты некоторые оппозиционные издательства. В этой связи можно отметить, в частности, закрытие известного издания «Джумхуриет» и арест двух его журналистов, написавших статью, подтверждающую поставки оружия турецкими властными структурами исламистским боевикам, связанным с ИГ и воюющим против сирийской правительственной армии. При этом турецкие власти обвинили этих журналистов в «пособничестве террористам». Беркат Кар отметил также «возможность скатывания Турции к авторитарному фашистскому режиму»1. Такие настроения вполне объяснимы. На фоне экономических потерь от свертывания отношений с Сирией в Турции увеличивается внутренняя нестабильность. Активизируется деятельность курдских радикальных организаций, на территорию Турции вместе с беженцами из Сирии проникают экстремистские и криминальные элементы, которые также дестабилизируют обстановку в стране.

Что же касается сирийской вооруженной оппозиции, то в Сирии действует, по информации сирийских властей, более одной тысячи вооруженных антиправительственных групп, численность боевиков в каждой из них варьируется от нескольких человек до нескольких тысяч. Общее число боевиков определить достаточно сложно; по различным данным, приблизительное их число составляет 70-80 тыс. Наиболее значительные их силы представлены такими исламистскими группировками, как «Джабхат ан-Нусра» (Фронт помощи народу), «Джейш аль-фатх» (Армия победы), «Ах-рар аш-Шам» (Освободители Сирии), «Джунуд аль-ислам» (Солдаты ислама), «Фирак Аллах» (Бригады Аллаха), «Джейш аль-ислам» (Армия ислама), «Джабхат аш-Шам» (Сирийский фронт), военное крыло «Братьев-мусульман» - «Ат-Талиа аль-мукатила» (Сражающийся авангард), группировками, связанными с «Аль-Каидой», а также так называемой «Аль-джейш аль-хурр ас-сурий» (Свободная сирийская армия - ССА), которой руководит офицер, дезертировавший из сирийской правительственной армии. США и их союзники провозглашают ССА «умеренной оппозицией» и оказывают ей поддержку.

1 Беседа автора с Беркатом Каром. - Дамаск, 16.11.2015. - Архив автора.

Боевики данных группировок ведут террористическую войну в Сирии и совершают варварские преступления. Так, министр информации Сирии Имран аз-Зааби подтвердил, что «радикальные исламистские группировки использовали современное оружие западного производства, включая системы залпового огня, артиллерию, а также химические отравляющие вещества в густонаселенных районах Хан Асаль, Гута, Хама, а также в других районах, в результате чего погибло большое число мирных жителей» [Мувад-жахат.., 2015]. Министр указал также на то, что радикальные исламисты «уничтожают наследие сирийской цивилизации - исторические и архитектурные памятники разных эпох, храмы, церкви, мечети, монастыри и в их числе - уникальные комплексы в гг. Маалюля, Сейдная, Пальмира, Алеппо. От их рук погибли сотни представителей сирийской интеллигенции, преподавателей, ученых, религиозных деятелей, мусульман и христиан, а также тысячи мирных жителей, убитых боевиками во время массовых расправ в районах гг. Дейр аз-Зор, Хама, Хомс, Латакия, Дараа, Джиср аш-Шухур, Алеппо»1.

Президента Б. Асада многие сирийцы считают подлинным национальным лидером. Подтверждением этому стали результаты президентских выборов 3 июня 2014 г., которые явились важной вехой в политическом развитии Сирии. Впервые в истории страны в них участвовали несколько кандидатов - действующий президент Башар Асад2, депутат парламента, представитель леводемократических сил из г. Алеппо Махер Абдель Хафиз Хаджар и бывший министр, бизнесмен либеральных взглядов Хасан Абдель Илляхи ан-Нури. В соответствии с законом кандидаты должны были получить поддержку не менее 35 депутатов 250-местного Законодательного собрания (парламента), возраст кандидата должен был быть не менее 40 лет, из которых последние десять лет он прожил в Сирии. Наличие иностранного гражданства у претендента не допускалось. В результате голосования президентом Сирии с подавляю-

1 Беседа автора с министром информации САР г-ном Имраном аз-Зааби. -Дамаск, 26.07.2015. - Архив автора.

2 В мае 2007 г., согласно Конституции САР, действующий президент Сирии Башар Асад был переизбран на второй президентский мандат по итогам общенационального референдума, получив поддержку 97,62% избирателей.

щим преимуществом был избран Башар Асад, за которого проголосовали 88,7% избирателей. Хасан Абдель Илляхи ан-Нури получил 4,3%, за Махера Абдель Хафиз Хаджара отдали свои голоса 3,2%. Явка на выборах составила 73,42% [Аль-интихабат.., 2014].

Выборы состоялись во всех 14 провинциях Сирии, за исключением отдаленной и малонаселенной провинции Ракка, контролируемой боевиками ИГ. Причем из-за высокой явки голосование на выборах было продлено на пять часов. В такой поддержке президента Башара Асада нет ничего удивительного, так как очевидно, что безопасную мирную жизнь для простых граждан может обеспечить только действующий режим, подавив экстремистские исламистские группировки, в рядах которых немало откровенно криминальных элементов, совершающих варварские преступления против мирного населения. Так называемая «внешняя оппозиция» в лице «Национальной коалиции оппозиционных и революционных сил» (НКОРС), базирующаяся в Катаре, лидеры которой представлены в основном эмигрантами, много лет назад покинувшими Сирию, не имеет никакой поддержки в стране. Тем более не пользуется поддержкой населения воюющая против сирийских властей вооруженная исламистская оппозиция, основные группировки которой представлены суннитскими джихадистами, провозглашающими своей целью создание в Сирии «исламского государства».

В то же время итоги президентских выборов в Сирии не были признаны странами Запада, хотя проходившие в этом же году президентские выборы на Украине были признаны Западом абсолютно легитимными, несмотря на то что целые регионы (Донецкий и Луганский) в них не участвовали, а число украинских граждан, не принимавших участие в голосовании, в процентном отношении намного превышало число сирийских граждан, не участвовавших в президентских выборах в Сирии. В этой связи необходимо признать, что Запад ведет против Сирии открытую и циничную информационную войну, главным постулатом которой является обвинение руководителей Сирии в «жестоком подавлении народного протеста», а цель состоит в том, чтобы любым способом свергнуть действующее сирийское руководство. В этой войне участвуют более ста международных информационных агентств. Надо отметить, что на начальном этапе конфликта сирийское руководство проигрывало на поле информационной войны, и внешние силы, использовавшие подконтрольные им СМИ, во многом могли фор-

мировать выгодное для себя мировое общественное мнение. Это неудивительно, так как против Сирии выступали наиболее мощные мировые информационные агентства, которые не гнушались искажением действительного положения дел и даже откровенной дезинформацией. В 2014-2015 гг. ситуация на информационном поле стала меняться в основном благодаря активизации сирийских и российских СМИ, а также публикациям некоторых европейских журналистов, объективно освещающих конфликт в Сирии.

При этом сирийские власти предоставляли иностранным журналистам возможность посещать места боестолкновений и опрашивать местных жителей и внутренних беженцев из районов, захваченных экстремистскими группировками. Кроме того, в Дамаске в июле и ноябре 2015 г. состоялись две международные конференции «Средства массовой информации в противодействии терроризму», в которых участвовали более 200 представителей СМИ из арабо-мусульманских стран, а также из России, Китая, США, Англии, Франции, Швеции, Испании. В результате была создана международная информационная структура «СМИ против терроризма: Международная дамасская информационная сеть». Участники конференций представляли не только СМИ, но и различные общественно-политические силы своих стран. Так, например, депутат парламента Иордании Майсар Сардия отметила, что в настоящее время СМИ, которые являются одной из важнейших ценностей демократии, «становятся соучастниками в кровопролитии и разрушении наследия цивилизации, когда они теряют объективность, чувство ответственности и действуют по указке тех, кто их финансирует» [Аль-харб.., 2015].

Необходимо отметить, что, как подтвердил премьер-министр Сирии Ваиль аль-Хальки, «несмотря на то что часть промышленной инфраструктуры разрушена действиями террористических группировок, тем не менее благодаря помощи дружественных стран, прежде всего России и Ирана, в Сирии продолжают функционировать сотни предприятий, работники которых регулярно получают зарплату»1. Несмотря на существенное сокращение используемых пахотных земель, продолжают работать сельскохозяй-

1 Ваиль аль Хальки. Выступление премьер-министра САР Ваиля аль-Хальки перед участниками конференции «Средства массовой информации в противодействии терроризму». - Дамаск, 16.11.2015. - Архив автора.

ственные структуры Сирии, производящие овощи, фрукты, оливковое масло, хотя в стране ощущается нехватка зерновой продукции. А ведь до начала кризиса в 2011 г. Сирия практически полностью обеспечивала себя сельскохозяйственной продукцией и часть ее, как например, оливковое масло, экспортировала. Сирийское правительство, несмотря на продолжающееся противостояние с террористическими группировками, уже в настоящее время разрабатывает программу восстановления разрушенных производственных и гражданских объектов. По-прежнему функционирует сирийская система высшего образования. Как подтвердили автору представители руководства Дамасского университета, в его стенах в 2015 г. продолжали обучаться 130 тыс. студентов, а во всей Сирии, хотя и с перебоями, тем не менее продолжали учебный процесс 24 университета из 27 существующих.

Однако основной задачей для сирийского руководства остается подавление антиправительственных экстремистских группировок, которые терроризируют местное население. В 2015 г., по данным Министерства информации САР, 85% населения Сирии проживали на территории, контролируемой правительственной армией. Почти вдвое увеличилось население Дамаска за счет притока беженцев из районов, захваченных исламистскими боевиками: жители покидают их, спасаясь от исламистского террора. Они говорят о невозможности нормальной жизни в этих районах из-за отсутствия электро- и водоснабжения, медицинского обслуживания и подвоза продовольствия.

С 2014 г. активную террористическую экспансию в Сирии осуществляет ИГИЛ (араб. Ад-дауля аль-исламийя ли-ль Ирак ва Шам -«Исламское государство Ирака и Леванта»), провозгласившее на части территории Сирии и Ирака свое «Исламское государство» (ИГ). ИГИЛ сформировалось в 2006 г. в период оккупации Ирака войсками США и их союзников. Тогда эта суннитская исламистская группировка вела борьбу как с оккупационными силами, так и с шиитской иракской общиной, на представителей которой опирались в тот период США в своей политике в Ираке. Однако главной своей целью ИГИЛ ставило создание в будущем - как в Ираке, так и в соседних странах - «исламского государства». Этот лозунг провозглашен в самом названии группировки - «Исламское государство Ирака и Леванта» (Левант - латинский перевод арабского тер-

мина аш-Шам, который означает регион, включающий в себя современные Сирию, Ливан, Палестину и часть Иордании). После начала гражданского конфликта в Сирии в 2011 г. ИГИЛ приняло в нем участие на стороне радикальных исламистских группировок, воевавших против руководства Б. Асада. В тот период ведущие страны Запада, Турция, а также монархии Персидского залива поддерживали все стремившиеся свергнуть президента Б. Асада оппозиционные вооруженные группировки, в том числе ИГИЛ. Боевики ИГИЛ захватили на территории Сирии несколько районов отдаленной провинции Ракка, где большинство населения представлено мусульманами-суннитами, объявили о введении здесь законов шариата и провозгласили создание «Исламского государства» (ИГ). Руководящим органом ИГ стал Консультативный совет борцов джихада (араб. Меджлис шура аль-муджахидин). Главой «Исламского государства» был провозглашен лидер ИГИЛ Абу Бакр аль-Багдади. ИГ заявило о намерении строить свои государственные институты «в соответствии с шариатом» и даже отпечатать свои паспорта и выпускать собственную валюту.

Успешное продвижение боевиков ИГ в Ираке летом 2014 г. во многом объяснялось тем, что исламисты использовали недовольство части суннитских племен на севере Ирака доминированием шиитов в руководстве страны и имевшим место ущемлением прав суннитов. ИГ вмешалось в конфликт между иракской суннитской общиной и правительством во главе с премьер-министром Нури аль-Малики. Получив определенную поддержку части суннитских кланов, ИГ предприняло наступление в глубь Ирака, захватило ряд городов, в том числе - второй по величине иракский город Мосул, и продвинулось к Багдаду. При этом исламистские боевики захватили большое количество брошенного отступавшей иракской армией вооружения американского производства. В то же время в ряды ИГ, по сообщениям ряда информационных агентств, вступили некоторые бывшие военнослужащие армии Саддама Хусейна, которые имели опыт применения данного вооружения. В захваченных районах ИГ проводило репрессии и разворачивало террор по отношению к национальным и конфессиональным меньшинствам (мусульманам-шиитам, курдам-езидам, христианам). По сообщениям иностранных СМИ, среди казненных боевиками ИГ был, в частности, судья-шиит, вынесший смертный приговор Саддаму

Хусейну в 2003 г. Лидеры ИГ угрожали Иордании и пытались распространить свое влияние на Ливан. Однако в Ливане этому сумели успешно противодействовать ливанская армия и выступившие в ее поддержку вооруженные формирования движения «Хизбалла». Руководство ИГ обратилось с призывом «ко всем мусульманам поддержать "Исламское государство" и встать на его защиту». Вероятно, данный призыв был в какой-то степени воспринят, так как в рядах ИГ в настоящее время воюет значительное количество иностранных наемников из арабо-мусульманского мира, стран Европейского союза (ЕС), США, России, а также мусульман-уйгуров из Китая. ИГ стало центром притяжения для радикальных исламистов всего мира. Причем наряду с джихадистами-наемниками вести «джихад» приезжают и те, кто действительно верит в торжество «исламского государства», основанного, по их заявлениям, на «справедливых законах шариата, ниспосланных Аллахом».

После значительных военных успехов ИГ, а также после осуществленной его боевиками в сентябре 2014 г. беспрецедентной по своей жестокости казни двух американских граждан, захваченных в Сирии, английского гражданина, также захваченного в Сирии, и французского гражданина, захваченного в Алжире, руководство США и его союзники заявили о создании коалиции из более чем 40 государств для борьбы с ИГ и о «решительном намерении уничтожить террористов из ИГ». Однако меры военного характера ограничились ударами ВВС по позициям ИГ, не нанесшими тем не менее ощутимого урона исламистам. Более того, отмечались случаи, когда вооружение, сбрасываемое авиацией коалиции якобы тем силам, которые боролись с ИГ, попадало в руки боевиков ИГ. В итоге за время длившихся более года бомбардировок позиций ИГ, проводившихся коалицией во главе с США, ИГ не только не было подавлено, но продолжило военную экспансию, существенно расширив подконтрольную себе территорию. Таким образом, можно сделать вывод, что действия возглавляемой США коалиции являются имитацией борьбы с ИГ, а подлинные цели США и их союзников остаются прежними - приведение к власти в Сирии враждебных Ирану суннитских сил путем свержения руководства Б. Асада и дальнейшая экспансия террористического «джихада» против Ирана и тех стран, которые США и их союзники считают враждебными. Для реализации своих планов США, как и ранее, 66

попытаются использовать радикальных исламистов. При этом их поддержка сирийской вооруженной оппозиции в лице ССА также имеет целью отстранение от власти руководства Б. Асада.

В этой связи возрастает роль России - как в борьбе с ИГ, так и в разрешении сирийского кризиса. Между Россией и Сирией исторически сложились отношения дружбы и сотрудничества в экономической, военно-политической, культурной и гуманитарной областях. Многие семьи в Сирии, как и в России, представлены смешанными браками, их дети говорят по-русски и по-арабски. Сирия в настоящее время является одним из немногих союзников России на Ближнем и Среднем Востоке. В конце сентября 2015 г. в соответствии с официальной просьбой сирийского правительства российские Воздушно-космические силы (ВКС) начали наносить ракетно-бомбовые удары по позициям боевиков «Исламского государства» (ИГ) в Сирии. В результате были уничтожены ряд командных пунктов, складов с вооружением, позиций сосредоточения боевиков и военной техники. Сирийская правительственная армия приступила к наступательным операциям по освобождению от исламистских боевиков районов гг. Идлиба, Хомса, Хамы, Алеппо. При этом ставится цель полного подавления террористической группировки ИГ, что является важным условием начала политического урегулирования сирийского конфликта. В то же время необходимо подчеркнуть, что Россия также защищает в Сирии свои национально-государственные интересы и свою национальную безопасность. В случае гипотетического крушения сирийской государственности и прихода к власти в Сирии исламистов следующий удар террористического «джихада» может быть направлен в том числе и против России, о чем открыто заявляли лидеры ИГ, угрожая «освободить» регионы Кавказа и юг России.

Однако нужно добавить, что борьбу с радикальным исламизмом нельзя сводить только к его военному подавлению, поскольку исламизм выработал свою идеологию, которая пользуется достаточной поддержкой части мусульман. Доктрина «исламского государства», берущая за основу ранний и «подлинный», по мнению ее последователей, ислам времен пророка Мухаммада и четырех «праведных халифов» (первые халифы, правившие в VII в. после пророка Мухаммада, - Абу Бакр, Умар, Усман и Али), имеет

достаточно давнюю историю. Ее родоначальниками в новейшей истории были такие видные мусульманские деятели, как Абу Аля аль-Маудуди (1903-1979), основатель исламистской партии «Джа-маат и ислями» (Исламская группа) в Пакистане, и Сейид Кутб (1906-1966), идеолог египетской ассоциации «Братья-мусульмане». По мнению исламистских идеологов, исламские доктрины, законы и морально-этические нормы универсальны применительно к любому времени и месту и сами по себе являются мощным стимулом развития в любую эпоху. Созданное на основе ислама государство, по их утверждениям, разрешит все социально-экономические проблемы и будет способствовать становлению исламской социальной справедливости на основе применения законов шариата. В подтверждение своих доктринальных установок родоначальники исламизма использовали труды видных мусульманских улемов различных эпох, в частности высказывания известного теолога-салафита Ибн Таймийи (1263-1328). В одной из своих фетв (религиозных посланий) на основании аята 49 суры 5 Корана он подтверждал необходимость создания «исламского государства» и «объявления джихада правителю-тирану, управляющему государством не в соответствии с шариатом»1.

Наиболее радикальные сторонники создания «Исламского государства» считают «джихад меча» (священную войну) единственным способом достижения данной цели. Идеологи движений «политического ислама» провозглашают, что «Исламское государство» станет самым справедливым государством в мире, поскольку будет построено на законах, «ниспосланных Аллахом». Данные постулаты, несмотря на свою явную утопичность, привлекают наряду с джихадистами также и тех, кто под влиянием исламистской пропаганды принимает ислам, кто не находит справедливого миропорядка у себя на родине, тем более что ключевой идеей исламского вероучения, которую также используют в своей риторике исламисты, является «идея справедливости и равенства, создание

1 Аят 49 суры 5 Аль-Маида (араб. - трапеза) гласит: «А кто судит не по тому, что низвел Аллах, те - несправедливы» [Коран, 1990, с. 107]. 68

общественной системы перераспределения доходов через закят1, садака2 и другие механизмы» [Наумкин, 2008, с. 690]. Вместе с тем развитие процессов глобализации, международного разделения труда и экономические реформы в арабских странах имели своим негативным последствием расслоение общества и обострение социально-экономических проблем, которые наряду с попыткой вес-тернизации общественно-политической жизни в ряде арабских стран воспринимались многими мусульманами как явления чуждые и навязанные Западом. Поэтому подъем фундаменталистской идеологии можно охарактеризовать, пользуясь понятийным аппаратом известного британского историка А. Тойнби, как своеобразный ответ исламской цивилизации на вызовы современного мира. В то же время доктрина «исламского государства» как альтернатива, по заявлениям ее проповедников, «неверному и погрязшему в пороках Западу» привлекает часть мусульман из стран Запада, которые не нашли себе места в западном обществе, чувствуют себя изгоями, людьми «второго сорта». Этому способствуют как провал политики мультикультурализма в ЕС, что были вынуждены признать руководители ведущих стран Западной Европы - Германии, Франции и Великобритании, - так и обострение социально-экономических проблем не только в арабо-мусульманском мире, но и в странах ЕС и США, где кризисные явления, прежде всего безработица, затрагивают, в первую очередь, мигрантскую мусульманскую общину.

В этой связи представляется, что для успешного противостояния радикальному исламизму и его идеологии наряду с военными мерами необходим комплекс мероприятий, включающий в себя как решение социально-экономических проблем, так и пропаганду классического ислама (в частности, разъяснение концепции

1 Закят (араб. - очищение) - налог в пользу нуждающихся мусульман. Мусульманские правоведы толкуют этот термин как очищение пользования богатством, с которого он уплачен.

2 Садака (араб. - милостыня) - милостыня, раздача которой является нормой, закрепленной в Коране. Садака может даваться деньгами, пищей, одеждой, предоставлением услуг и жилья, прощением долга и обязательств.

«джихада»1), где «священная война» провозглашается только в случае агрессии против ислама.

Что же касается перспектив решения сирийского кризиса, то решение предполагается в рамках политического процесса. Тем не менее очевидно, что политическое решение невозможно без подавления радикальных исламистских группировок, прежде всего таких, как ИГ и «Джабхат ан-Нусра». В этой связи возрастает роль российской военной поддержки, осуществляемой во взаимодействии с сирийской правительственной армией и такими странами, как Ирак, Иран, и всеми силами, которые реально борются против радикального исламизма. Относительно же коалиции государств, возглавляемой США, можно сказать, что, судя по ее действиям, целями данной коалиции продолжают оставаться не столько борьба с ИГ, сколько устранение от власти руководства Башара Асада.

Говоря о радикальном исламизме, необходимо констатировать, что, хотя данный феномен сформировался в мусульманском мире, тем не менее к его возникновению во многом причастен Запад. Как было показано выше, США и их союзники, поддерживая радикальные исламистские группировки, пытались использовать их для достижения своих внешнеполитических целей. В то же время очевидно, что идеология исламизма, стратегической целью которого является построение «исламского государства», имманентно антагонистична современному Западу. Исламизм может пойти на тактический союз с Западом, как показала политическая практика в Афганистане в 1980-е годы, в Ливии, а также в Ираке и Сирии на примере ИГ. Однако в конечном итоге исламизм разворачивает свой «джихад» против Запада. При этом необходимо учитывать,

1 Джихад (араб. - усилие) - первоначально под «джихадом» понималась борьба в защиту и за распространение ислама. В разработанных позднее, в 1Х-Х вв., факихами (мусульманскими правоведами) концепциях термин «джихад» наполняется новым содержанием: проводятся различия между «джихадом сердца» (борьба с собственными дурными наклонностями), «джихадом языка» (повеление одобряемого и запрещение порицаемого), «джихадом руки» (принятие дисциплинарных мер в отношении преступников и нарушителей норм нравственности) и «джихадом меча» (вооруженная борьба с неверными, падшему в которой уготовано вечное блаженство в раю). Термин «джихад» без дальнейших уточнений обычно означает вооруженную борьбу с неверными во имя торжества ислама. [См.: Ми-лославский, Петросян, Пиотровский, 1991, с. 66.] 70

что доктрину «исламского государства» с ее идеей «исламской справедливости», которая в этом аспекте в какой-то степени заменила социалистическую концепцию социального равенства, облекая социальный протест в религиозную форму, продолжает поддерживать определенная часть мусульман (речь идет не о террористических группировках, которые исламской риторикой прикрывают свои преступления). В этом контексте можно говорить об обострении противоречий между частью мусульманского сообщества и Западом.

Список литературы

Егорин А.З. Свержение Муаммара Каддафи: Ливийский дневник, 2011-2012 год / РАН. ИВ. - М., 2012. - 432 с.

Коран / Пер. И.Ю. Крачковского. - М.: Наука, 1990. - 728 с.

Милославский Г.В., Петросян Ю.А., Пиотровский М.Б. Ислам: Энциклопедический словарь. - М.: Наука, 1991. - 316 с.

Наумкин В.В. Ислам и мусульмане: Культура и политика / РАН. ИВ; МГУ. - М.; Н. Новгород: Медина, 2008. - 768 с.

Аль-интихабат ар-риасийя / / Ас-Саура [Президентские выборы (Революция: Газета). - Араб. яз.]. - Дамаск, 2014. - 05.06. - С. 1.

Аль-харб аль-ирхабийя / / Тишрин [Террористическая война (Октябрь: Газета). - Араб. яз.]. - Дамаск, 2015. - 25.07. - С. 3.

Муваджахат аль-ирхаб / / Ас-Саура [Противостояние терроризму (Революция: Газета). - Араб. яз.]. - Дамаск, 2015. - 25.07. - С. 2.

Raimbaud M. Tempête sur le Grand Moyen-Orient. - P.: Ellipses, 2015. -

576 p.

Saif al-Gaddafi «wants money back from Sarkozy»: Exclusive interview / / Euronews. - 2011. - 16 March. - Mode of access: http://euronews.com/2011/ 03/16/ exclusive-saif-al-gaddafi-wants-money-back-from-sarkozy/ (Дата обращения - 19.01.2016).

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.