Научная статья на тему 'Закономерности и тенденции младенческой и детской смертности в Российской Федерации'

Закономерности и тенденции младенческой и детской смертности в Российской Федерации Текст научной статьи по специальности «Науки о здоровье»

CC BY
883
108
Поделиться
Ключевые слова
МЛАДЕНЧЕСКАЯ СМЕРТНОСТЬ / ДЕТСКАЯ СМЕРТНОСТЬ / ОХРАНА ЗДОРОВЬЯ МАТЕРИ И РЕБЕНКА / ПРИОРИТЕТЫ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ / INFANT MORTALITY / CHILDREN MORTALITY / MOTHER AND CHILD HEALTH CARE / HEALTH CARE PRIORITIES

Аннотация научной статьи по наукам о здоровье, автор научной работы — Баранов А. А., Намазова-баранова Л. С., Альбицкий В. Ю., Терлецкая Римма Николаевна

Представлены причины и динамика младенческой и детской смертности в Российской Федерации в постсоветском периоде (1990-2012 гг.) в условиях проведения демографической политики и реформирования системы здравоохранения. Проанализированы данные официальной статистики Росстата (1990-2012 гг.). Проведен сравнительный анализ аналогичных показателей стран Евросоюза. Установлено значительное (более чем в 2 раза) снижение младенческой смертности за счет всех ее составляющих (ранняя неонатальная, неонатальная, постнеонатальная смертность) и почти от всех основных причин (состояния перинатального периода, инфекционные заболевания, болезни органов дыхания, врожденные аномалии, несчастные случаи). Особенностью этого показателя в Российской Федерации является сокращение неонатальной и увеличение постнеонатальной смертности, в отличие от стран Европейского союза, где ее снижение происходит именно за счет поздних потерь. Показано, что эта особенность обусловлена недорегистрацией умерших новорожденных в раннем неонатальном периоде. Отмечается более высокий уровень младенческой смертности в сельской местности, однако разрыв между городскими и сельскими показателями сокращается. В Российской Федерации младенческая смертность имеет региональные особенности: наиболее неблагополучными являются Сибирский и Дальневосточный регионы. Сокращается смертность детей в возрасте до 5 лет, однако ее уровень остается выше, чем в странах Европейского союза. Среди причин гибели детей этой возрастной группы на первые места выходят внешние факторы, увеличивается значимость злокачественных новообразований. Таким образом, совершенствование системы охраны материнства и детства в Российской Федерации позволило значительно снизить младенческую и детскую смертность.

Похожие темы научных работ по наукам о здоровье , автор научной работы — Баранов А. А., Намазова-баранова Л. С., Альбицкий В. Ю., Терлецкая Римма Николаевна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

The regularities and tendencies of infant and children mortality in the Russian Federation

The article presents dynamics and causes of infant and children mortality in the Russian Federation during post-soviet period (1990-2012) in conditions of implementation of demographic policy and reforming of health care system. The data of official statistics of Rosstat (1990-2012) is analyzed. The comparative analysis with similar indicators in countries of European Union was made. The significant decreasing of infant mortality more than twice at the expense of all its components (early neonatal, neonatal, post-neonatal mortality) and because of almost all causes (conditions of perinatal period, infectious diseases, respiratory organs diseases, malformations, accidents) is established. In the Russian Federation, the characteristic of this indicator is decreasing of neonatal mortality and mortality and increasing of post-neonatal mortality in contrast with countries of European Union where its decreasing occurs just at the expense of late losses. It is demonstrated that this particularity is conditioned by under-registration of infants died in early neonatal period. The higher level of infant mortality in rural territories is established. However, the gap between urban and rural indicators shortens. In the Russian Federation infant mortality has regional characteristics and the Siberian and Far-East regions are the most unfavorable ones. The mortality of children aged before 5 decreases. However, its level is still higher than in countries of European Union. Among causes of death of children in this age group the first places are for external factors and significance of malignant neoplasms increases. Therefore, development of system of mother and child health care in the Russian Federation made it possible to significantly decrease infant and children mortality.

Текст научной работы на тему «Закономерности и тенденции младенческой и детской смертности в Российской Федерации»

К юбилею Научного центра здоровья детей

© Коллектив авторов, 2015

УДК 614.2:616-036.88-053.3]:312.2(470 + 571)

Баранов А.А., Намазова-Баранова Л.С., Альбицкий В.Ю., Терлецкая Р.Н.

ЗАКОНОМЕРНОСТИ И ТЕНДЕНЦИИ МЛАДЕНЧЕСКОЙ И ДЕТСКОЙ СМЕРТНОСТИ

В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Федеральное государственное бюджетное научное учреждение "Научный центр здоровья детей", 119991, Москва, Россия

Представлены причины и динамика младенческой и детской смертности в Российской Федерации в постсоветском периоде (1990—2012 гг.) в условиях проведения демографической политики и реформирования системы здравоохранения.

Проанализированы данные официальной статистики Росстата (1990—2012 гг.). Проведен сравнительный анализ аналогичных показателей стран Евросоюза. Установлено значительное (более чем в 2 раза) снижение младенческой смертности за счет всех ее составляющих (ранняя неонатальная, неонатальная, постнеона-тальная смертность) и почти от всех основных причин (состояния перинатального периода, инфекционные заболевания, болезни органов дыхания, врожденные аномалии, несчастные случаи). Особенностью этого показателя в Российской Федерации является сокращение неонатальной и увеличение постнеонатальной смертности, в отличие от стран Европейского союза, где ее снижение происходит именно за счет поздних потерь. Показано, что эта особенность обусловлена недорегистрацией умерших новорожденных в раннем неонатальном периоде. Отмечается более высокий уровень младенческой смертности в сельской местности, однако разрыв между городскими и сельскими показателями сокращается. В Российской Федерации младенческая смертность имеет региональные особенности: наиболее неблагополучными являются Сибирский и Дальневосточный регионы.

Сокращается смертность детей в возрасте до 5 лет, однако ее уровень остается выше, чем в странах Европейского союза. Среди причин гибели детей этой возрастной группы на первые места выходят внешние факторы, увеличивается значимость злокачественных новообразований.

Таким образом, совершенствование системы охраны материнства и детства в Российской Федерации позволило значительно снизить младенческую и детскую смертность.

Ключевые слова: младенческая смертность; детская смертность; охрана здоровья матери и ребенка; приоритеты здравоохранения.

Для цитирования: Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины. 2015; 23 (1): 35—41.

BaranovA.A., Namazova-BaranovaL.S., Albitskii V.Yu., TerletskaiaR.N.

THE REGULARITIES AND TENDENCIES OF INFANT AND CHILDREN MORTALITY IN THE RUSSIAN FEDERATION

The research center of children health, 119991 Moscow, Russia

The article presents dynamics and causes of infant and children mortality in the Russian Federation during post-soviet period (1990-2012) in conditions of implementation of demographic policy and reforming of health care system. The data of official statistics of Rosstat (1990-2012) is analyzed. The comparative analysis with similar indicators in countries of European Union was made. The significant decreasing of infant mortality more than twice at the expense of all its components (early neonatal, neonatal, post-neonatal mortality) and because of almost all causes (conditions of perinatal period, infectious diseases, respiratory organs diseases, malformations, accidents) is established. In the Russian Federation, the characteristic of this indicator is decreasing of neonatal mortality and mortality and increasing of post-neonatal mortality in contrast with countries of European Union where its decreasing occurs just at the expense of late losses. It is demonstrated that this particularity is conditioned by under-registration of infants died in early neonatal period. The higher level of infant mortality in rural territories is established. However, the gap between urban and rural indicators shortens. In the Russian Federation infant mortality has regional characteristics and the Siberian and Far-East regions are the most unfavorable ones.

The mortality of children aged before 5 decreases. However, its level is still higher than in countries of European Union. Among causes of death of children in this age group the first places are for external factors and significance of malignant neoplasms increases. Therefore, development of system of mother and child health care in the Russian Federation made it possible to significantly decrease infant and children mortality. Keywords: infant mortality; children mortality; mother and child health care; health care priorities.

For citation: Problemi socialnoii gigieni, zdravoohranenia i istorii meditsini. 2015; 23 (1): 35—41.

Уровень младенческой (МС) и детской смертности является одним из основных показателей здоровья и благополучия населения страны и важным фактором, определяющим приоритеты в области здравоохранения, распределения ассигнований на социальные цели.

Проводимые на протяжении десятилетий в Российской Федерации (РФ) социально-экономические и медико-санитарные меры, направленные на охрану здоровья матери и ребенка, дали положительные результаты [1—3]. Считая достижение Целей развития тысячеле-

Для корреспонденции: Терлецкая Римма Николаевна, rterletskaya@mail.tu

тия (ЦРТ) в России приоритетной задачей, Президент и Правительство РФ делают все возможное для их скорейшей реализации [4]. ЦРТ были разработаны на основе Декларации Тысячелетия и подписаны на Генеральной Ассамблее ООН в сентябре 2000 г. 192 странами.

Младенческая смертность является общепризнанным критерием оценки эффективности репродуктив-но-демографического развития [5—10]. На снижение смертности детей первого года жизни направлены главные усилия системы здравоохранения РФ. Указом Президента Российской Федерации от 28 июня 2007 г. № 825 "Об оценке эффективности деятельности органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации" уровень МС включен в показатели оценки эффективности деятельности органов исполнительной власти субъектов РФ. Стратегия развития службы охраны здоровья матери и ребенка включена в Национальный план действий в интересах детей, разработанный в соответствии с ратифицированными Россией международными документами о правах детей [11]. В соответствии с Концепцией демографической политики РФ на период до 2025 г., утвержденной Указом Президента РФ (от 09.10.07, № 1351), важнейшими задачами демографической политики в стране являются сокращение уровня МС не менее чем в 2 раза, укрепление репродуктивного здоровья населения, здоровья детей и подростков. Проблемой остается неравномерное и недостаточное финансирование медицинской помощи детям и матерям. В связи с этим органам исполнительной власти рекомендуется выделять для целей охраны материнства и детства не менее 30% консолидированного бюджета здравоохранения.

Материалы и методы

Объектом исследования послужила когорта детей, родившихся живыми и умерших на первом году жизни, за период 1990—2012 гг.

Проведен сравнительный анализ данных официальной статистики с использованием базы Росстата [12] и следующих статистических форм Госкомстата РФ: форма 13 "Сведения о прерывании беременности (в сроки до 28 недель)"; форма 32 "Сведения о медицинской помощи беременным, роженицам и родильницам"; форма А-05 "Сведения о числе мертворожденных и умерших в возрасте 0—6 суток по полу и причинам смерти"; форма С51 "Распределение умерших по полу, возрастным группам и причинам смерти".

Кроме этого, использовались данные, содержащиеся в Европейской базе "Здоровье для всех" Европейского регионального бюро ВОЗ (БД — ЗДВ/HFA — DB) [13].

Причины смерти анализировались по классам болезней в соответствии с "Международной классификацией болезней и проблем, связанных со здоровьем" 9-го и 10-го пересмотра.

Проводился региональный анализ МС в разрезе федеральных округов (7) и субъектов (79) Российской Федерации без учета автономных образований, сформировавшихся в середине 1990-х годов. Основой регионального анализа МС было картографическое представление данных в формате Map.Info. Ранговое распределение показателя по величине иллюстрировали гистограммой. Тенденцию процесса определяли в процессе графического анализа диаграммы и путем моделирования трендов.

Результаты исследования

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В организации службы охраны здоровья матери и ребенка в России в 1990—2012 гг. произошли существенные изменения. Была реализована стратегия снижения

младенческой смертности, что не могло не отразиться на динамике младенческой и детской смертности [14].

Указ Президента РФ от 01 июня 2012 г. N° 761 "О национальной стратегии действий в интересах детей на 2012—2017 годы" определил основные направления и задачи государственной политики в интересах детей и ключевые механизмы ее реализации. Последние базируются на общепризнанных принципах и нормах международного права.

В течение постсоветского периода произошло значительное (на 50,6%) снижение уровня младенческой смертности: с 17,4 в 1990 г. до 8,6 в 2012 г. на 1000 родившихся живыми (50,6%). При моделировании трендов отмечался высокий коэффициент аппроксимации, приближающийся к 1,0 (Я2 = 0,921). Максимальные темпы снижения МС наблюдались в последнее десятилетие. Так, если за 1990—2000 гг. ее показатель снизился лишь на 12% (с 17,4 до 15,3), то в последующие годы — на 48,6%. Не стоит забывать, что период 1990-х годов — это время серьезных социально-политических потрясений. В эти годы в стране в силу разных причин, прежде всего социально-экономического порядка, резко возросла сверхсмертность населения. И тот факт, что на этом фоне показатели МС продолжали снижаться, однозначно свидетельствует о том, что сама система детского здравоохранения, имея запас внутреннего организационного ресурса, позволила не только удержать главный показатель детского здоровья, но даже улучшить его. Однако этот процесс не имел линейного характера: в годы начала кризиса в стране (1992 г.) и дефолта (1998 г.) отмечались подъемы МС (рис. 1), что в целом подтверждает тезис о влиянии уровня жизни населения на смертность детей в возрасте до одного года [15].

Последний пик повышения уровня младенческой смертности к 2012 г. до 8,6 на 1000 родившихся связывают с переходом на новые критерии регистрации живорождения. При более детальном анализе данных становится понятным, что стабилизация МС в РФ начиная с 1994 г. произошла за счет уменьшения гибели детей от болезней органов дыхания (в 5,4 раза) и инфекционных болезней (в 4,5 раза). При этом более медленными темпами снижались потери от болезней перинатального периода (в 2,3 раза), врожденных аномалий (в 2 раза), травм и отравлений (1,5 раза).

В результате отмеченных тенденций в структуре причин МС произошли сдвиги (см. таблицу). Болезни перинатального периода и врожденные аномалии остались на 1 и 2-м месте, их суммарный вклад в МС возрос (67,3 и 77,1% соответственно). Болезни органов дыхания с 3-го места в 1990 г. переместились на 4-ю позицию в 2012 г., их значимость заметно снизилась (с 14,2 до 4,7%). Третье место (5-е в 1990 г.) заняли внешние причины (!), и их вклад в смертность детей до 1 года увеличился с 4,1 до 5%. Четвертое место в 1990 г. занимали инфекционные болезни, к 2012 г. их вклад снизился с 7,7 до 3,5% и они переместились на 5-е место. Болезни органов пищеварения как причина МС постоянно находятся на 6-м месте, составляя небольшую долю среди других причин — 0,5% в 2012 г.

Таким образом, в структуре причин МС произошли противоречивые изменения. С одной стороны, удалось существенно сократить потери от ряда предотвратимых причин, занимавших ведущие позиции в смертности детей до года — болезней органов дыхания и инфекций. С другой стороны, их место заняли также полностью предотвратимые в этих возрастах случаи смерти от отравлений и травм, а также неточно обозначенные состояния, которые, по данным отдельных исследований, маскируют часть смертей от внешних причин.

Рис. 1. Динамика МС в РФ по компонентам (на 1000 родившихся живыми) в 1990—2012 гг.

Произошедшие изменения в возрастной и причинной структуре МС свидетельствуют о ведущей роли эндогенных причин, связанных во многом с состоянием здоровья матерей, внутриутробным состоянием плода, влиянием на беременную женщину и плод экологически неблагоприятных факторов, экономической нестабильности в стране, психоэмоциональных стрессов и других причин. Изменение структуры причин МС, когда ведущими являются отдельные состояния, возникающие в перинатальном периоде, и врожденные аномалии развития, привело к тому, что дальнейшее снижение смертности детей в возрасте до 1 года является чрезвычайно сложной задачей.

Сомнения в достоверности представляемых в России статистических данных возникают при оценке структурных показателей МС в динамике и в сравнении с данными европейских стран. Установлено, что в отличие от стран Евросоюза (ЕС), снижение составляющих МС в России было неравномерным. За анализируемый период наиболее значительно (на 77,9%) сократилась, ранняя неонатальная смертность (с 9,5%о до 2,1 в 1990 г. и 2012 г. соответственно), что определило высокие темпы снижения неонатальной составляющей — с 11% до 5,5%, соответственно (на 50%). Не менее интенсивно снижалась (на 51,6%) постнеонатальная смертность (с 6,4 до 3,1%). Обращает на себя внимание непропорционально быстрое снижение неонатальных потерь, уровень которых стремительно приближается к европейским значениям и при сохранении сегодняшней тенденции в ближайшие годы должен достичь их.

Принципиальной особенностью динамики МС в России, качественно отличающей ее от стран ЕС, является устойчивая тенденция ее "старения" — снижение доли неонатальной (с 63,2 до 56% за 1990—2010 гг.) и увеличение постнеонатальной (с 36,8 до 44%) смертности — при противоположной динамике составляющих МС в странах ЕС (снижение доли постнеонатальной смертности с 41,6 до 33% за те же годы).

В постсоветский период стремительными темпами (с 54,6% в 1990 г. до 37,3% в 2010 г.) снижалась доля

ранней неонатальной смертности, что не соответствует действительной ситуации с состоянием здоровья и смертностью новорожденных детей в России и не согласуется с динамикой МС в странах ЕС. По мнению большинства исследователей, эта особенность динамики МС обусловлена недорегистрацией умерших детей в первую неделю жизни — "перебросом" их в нереги-стрируемые мертворожденные или "плоды" массой тела менее 1000 г. [1—3].

По мере изменения критериев перинатального периода в 2012 г. в России произошла трансформация ге-стационной структуры прерываний беременности: увеличение числа абортов в сроке менее 22 нед при одновременном их уменьшении числа прерываний в сроке 22—27 нед., так как они стали регистрироваться как роды. Сократилось общее число родившихся детей с экстремально низкой массой тела (ЭНМТ) с 0,88% от общего числа родившихся живыми и мертвыми в 2011 г. до 0,53% в 2012 г. Увеличилась доля живорожденных ЭНМТ с 32,5 до 63,5% соответственно. Изменилось соотношение численности детей двух низших весовых категорий за счет снижения числа родившихся с массой тела 500—999 г на 36,1% и увеличением числа детей "очень низкой массы тела" 1000—1499 г на 20,5%. Уровень МС по новым критериям рождения на 11,6% превышает таковой без учета детей ЭНМТ (рис. 2).

Необходимо отметить, что по мере снижения уровня МС в России продолжает увеличиваться разница между показателем в селе и городе: степень превышения сельского показателя над городским устойчиво рас-

Младенческая смертность от отдельных причин в РФ в 1990—2012 гг. (на 10 000 родившихся живыми)

Причины по МКБ-10

1990 г.

1995 г.

2000 г.

2005 г.

2012 г.

Все причины

Некоторые инфекционные и паразитарные болезни Болезни органов дыхания Болезни органов пищеварения Врожденные аномалии (пороки развития) Отдельные состояния перинатального периода

Внешние причины

174,0 13,4 (4)

24,7 (3) 1,1 (6) 37,0 (2) 80,1(1)

181,2

12.7 (4)

24,2 (3) 1,1 (6)

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

41.8 (2) 78,5 (1)

153,3 9,2 (5)

16,5(3) 0,9 (6) 35,5 (2) 67,7 (1)

109,7 5,0 (5)

8,3 (3) 0,7 (6) 26,9 (2) 49,1 (1)

86,1

3.1 (5)

4.2 (4) 0,5 (6) 19,0 (2) 49,4 (1)

7,1 (5) 10,1 (5) 9,7 (4) 7,6 (4) 4,4 (3)

Примечание. В скобках — ранговое место.

1990 г.

Без ЭНМТ

Рис. 2. МС с учетом и без учета детей ЭНМТ (на 1000 родившихся живыми) в 1990 г., 2012 г.

тет в диапазоне от 7,6% в 1990 г. (в городе 17%о, в селе 18,3%«) до 37,9% в 2011 г. (в городе 6,6%о, в селе 9,1°/%). В 2012 г. разрыв сократился до 24,7%. Это характеризует рост дифференциации города и села как по уровню медицинской помощи (нарастающее отставание уровня сельского здравоохранения от городского), так и по социальным условиям жизни в городе и селе [2].

На протяжении всего постсоветского периода уровень и динамика МС отличались заметным региональным разнообразием, которое аккумулирует суммарную роль социальных, климатогеографических, этнокультурных факторов, а также различий в существующих возможностях охраны и укрепления здоровья детей. Общей закономерностью на протяжении длительного периода являлось сокращение межрегиональной вариации показателей здоровья и смертности детей, которое обеспечивалось ускоренным прогрессом на неблагополучных территориях. Это был результат целенаправленной политики, касавшейся не только здоровья детей, но в целом регионального социально-экономического развития. С конца 80-х — начала 90-х годов XX века поляризация регионов заметно усилилась, прежде всего под влиянием проводимых реформ, а механизмы межрегионального выравнивания заметно ослабли. Все это не могло не привести к новым тенденциям региональной вариации, в том числе и показателей МС, что необходимо учитывать при разработке соответствующей региональной политики.

До 2001 г. территория РФ была разделена на 11 районов, в последующем были сформированы 7 федеральных округов (ФО). По данным официальной статистики, показатели смертности у детей в возрасте до 1 года в РФ имели заметные региональные особенности, т. е. отмечался значительный разброс показателей МС по субъектам РФ.

Так, в 2012 г. уровень данного показателя колебался от 4,1 на 1000 родившихся живыми в Тамбовской области до 21,2 в Чукотском автономном округе, а разброс составил 17,1. Ниже российского уровня показатели МС до и после 2001 г. отмечались на территориях СевероЗападного, Центрального, Приволжского и Уральского регионов РФ, наиболее неблагоприятными регионами по уровню МС являлись Сибирский и Дальневосточный (рис. 3). В большинстве федеральных округов за последнее десятилетие произошло значительное (более чем в 2 раза) снижение МС. Более медленными темпами снижалась смертность детей в Центральном и Дальневосточном ФО (в 1,9 раза).

Таким образом, при всем благополучии складывающейся картины необходимо отметить, что Сибирь и особенно Дальний Восток остаются регионами относительного неблагополучия как по уровням МС, так и по темпам ее снижения. Обращает на себя внимание устойчивая ранжировка российских округов по уровню МС и большое сходство рангов регионов на протяжении всего анализируемого периода. Северо-Западный округ — единственный российский регион, по уровню МС в последние годы приближающийся к экономически развитым странам.

Смертность детей в возрасте до 5 лет за последние два десятилетия снизилась в 2 раза (с 21,3 в 1990 г. до 10,6 в 2012 г. на 1000 детей соответствующего года рождения). Однако достигнутый уровень является достаточно высоким, т.к. по данным ВОЗ в экономически развитых странах он в среднем составляет 6/ (рис. 4).

Показатель смертности детей до 5 лет имеет прямую корреляцию с показателем МС, что подтверждается долей умерших в возрасте до 1 года от числа умерших 5 лет. Их доля сократилась с 82,1% до 77,5% за период 1991—2010 гг. при стабильной возрастной структуре смертности детей в возрасте до 5 лет в странах ЕС, где доля детей до года превышает 83%. При этом отчетливо видно увеличение разброса данных в странах ЕС и РФ в течение 2000-х годов в период чрезмерных темпов снижения МС в России. Следует отметить, что в последние 2 года ситуация значительно изменилась и доля детей, умерших в возрасте до 1 года, в 2012 г. составила 83,3%.

В структуре причин смертности детей до 5 лет ведущие места, так же как и в структуре МС смертности, занимают отдельные состояния, возникающие в перинатальном периоде, (в 2012 г. 46,4% от всех причин), и врожденные аномалии (20%). Обращает внимание, что на 3-м месте (10,6%) находятся внешние причины смерти — травмы, отравления, несчастные случаи. Значительную долю составляют управляемые причины: болезни органов дыхания (5,4%) и инфекционные заболевания (4,3%). Особенностью причинной структуры смерти детей до 5 лет является смертность от злокачественных новообразований, доля которых достигает 2%. Существенно меняется структура смертности детей в возрасте от года до 4 лет, в которой первое ранговое место занимают уже травмы, отравления и другие внешние причины (38,8%), а доля злокачественных новообразований составляет 9,4%.

Стабильно низкий уровень смертности детей в этой возрастной группе отмечается в Северо-Западном ФО (7,7 на 1000 детей соответствующего года рождения) и высокий — в Сибирском (11,8), Дальневосточном (13,3) ФО, где, несмотря на интенсивное снижение, не достигает среднероссийского показателя.

Заключение

Перспективы снижения младенческой и детской смертности в России нами оцениваются как весьма обнадеживающие при реализации ряда мероприятий [2]. В первую очередь это принятие закона Российской Федерации "Об охране здоровья детей в Российской Федерации". Внесение дополнений и изменений в федеральный закон "Об иммунопрофилактике" с включением в Национальный календарь вакцинации прививок против гемофильной инфекции типа Ь для всех детей первых лет жизни, ротавируса, ветряной оспы, менингококка, гепатита А, а также папилломавирусной инфекции для подростков.

Необходимо продолжить приоритетное финансирование службы охраны материнства и детства (не менее 35% консолидированного бюджета здравоохранения).

20

15

10

-X—

■О-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Российская Федерация Северный р-н Северо-Западный р-н Центральный р-н Волго-Вятский р-н Центрально-Черноземный р-н Поволжский р-н Северо-Кавказский р-н Уральский р-н Западно-Сибирский р-н Восточно-Сибирский р-н Дальневосточный р-н

-1-1-1-1-1-1-1-1-1-1-1

1990 г. 1991г. 1992 г. 1993 г. 1994 г. 1995 г. 1996 г. 1997 г. 1998 г. 1999 г. 2000 г.

20

18 -

16 -

14

12 -

10 -

8 -

6 -

-О--

Российская Федерация Центральный ФО Северо-Западный ФО Южный ФО Приволжский ФО Уральский ФО Сибирский ФО Дальневосточный ФО

-1-1-1-1-1-1-1-1-1-1-1-1

2001 г. 2002 г. 2003 г. 2004 г. 2005 г. 2006 г. 2007 г. 2008 г. 2009 г. 2010 г. 2011 г. 2012 г.

Рис. 3. Динамика МС (на 1000 родившихся живыми) в районах — а (1990—2000 гг.) и федеральных округах — б (2000—2012 гг.) РФ.

Рис. 4. Динамика смертности детей в возрасте до 5 лет (на 1000 детей соответствующего года рождения)

в РФ и в странах ЕС в 1990—2012 гг.

Важным направлением является реорганизация на принципе регионализации перинатальной помощи, оказывающей все виды квалифицированной, высокотехнологичной и дорогостоящей медицинской стационарной помощи в области акушерства, гинекологии, неонатоло-гии и хирургии новорожденных. При этом оснащение учреждений системы охраны материнства и детства современной диагностической и лечебной медицинской техникой и оборудованием, расходными материалами, лекарственными препаратами должно иметь приоритетный характер. Оценку и пренатальную диагностику анатомического развития и состояния будущего ребенка (врожденные аномалии и пороки развития, наследственные заболевания и внутриутробные инфекции) необходимо проводить современными методами.

Важными направлениями в снижении младенческой и детской смертности являются широкое внедрение современных методов терапии на этапах неотложной помощи новорожденным, активное развитие кардиохирургии и нейрохирургии новорожденных, профилактика врожденной патологии (элиминация патологических эмбрионов и плодов, управление экспрессивностью генов), в том числе активная вакцинация беременных.

ЛИТЕРАТУРА

1. Альбицкий В.Ю., Байбарина Е.Н., Сорокина З.Х., Терлецкая Р.Н. Смертность новорожденных с экстремально низкой массой тела при рождении. Общественное здоровье и здравоохранение. 2010; 2: 16—21.

2. Баранов А.А., Альбицкий В.Ю. Младенческая смертность: уроки истории и перспективы снижения. Казанский медицинский журнал. 2011; 92: (5): 690—4.

3. Баранов А.А., Альбицкий В.Ю. Смертность детского населения России (тенденции, причины и пути снижения). Выпуск 9. М.: Союз педиатров России; 2009.

4. Цели тысячелетия в области развития, связанные со здоровьем (доклад Секретариата) / ВОЗ ЕВ 117/INF.DOC/2 12 декабря 2005 г. Копенгаген; 2005.

5. Bassani D.G., Kumar R., Awasthi S. et al. Causes of neonatal and child mortality in India: a nationally representative mortality survey. Lancet. 2010; 27: 1853—60.

6. Latini G., De Felice C., Giannuzzi R., Del Vecchio A. Survival rate and prevalence of bronchopulmonary dysplasia in extremely low birth weight infants. Early Hum. Dev. 2013; 89 (Suppl. 1): 69—73.

7. Lau C, Ambalavanan N., Chakraborty H. et al. Extremely low birth weight and infant mortality rates in the United States. Pediatrics. 2013; 31 (5): 855—60.

8. Liu L.J., Johnson H.L., Cousens S. et al. Global, regional, and national causes of child mortality: an updated systematic analysis for 2010 with time trends since 2000. Lancet. 2012; 1: 2151—61.

9. Louis J.M., Mogos M.F., Salemi J.L. et al. Obstructive sleep apnea and severe maternal-infant morbidity/mortality in the United States, 1998—2009. Sleep. 2014; 37 (5): 843—9.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

10. Tagare A., Chaudhari S., Kadam S. et al. Mortality and morbidity in extremely low birth weight (ELBW) infants in a neonatal intensive care unit. Indian J. Pediatr. 2013; 80 (1): 16—20.

11. Резолюция 2200 A (XXI), приложение (995 043) Генеральной Ассамблеи ООН от 20 ноября 1989 года "Конвенция о правах ребенка". Копенгаген; 1989.

12. Федеральная служба государственной статистики. Available at: www.gks.ru

13. Европейская база данных "Здоровье для всех" [онлайновая база данных]. Копенгаген, Европейское региональное бюро ВОЗ. 2012; Available at: http://data.euro.who.int/ hfadb/shell_ru.html

14. Баранов А.А., Намазова-Баранова Л.С., Альбицкий В.Ю. Профилактическая педиатрия — новые вызовы. Вопросы современной педиатрии. 2012; 2 (11): 3—6.

15. Ткаченко А. Демографическая ситуация и национальная экономика России в первом десятилетии XXI в. Власть. 2012; 10: 4—9.

REFERENCES

1. Al'bitskiy V.Yu., Baybarina E.N., Sorokina Z.Kh., Terletskaya R.N. Mortality of newborns with extremely low body weight at the birth. Obshchestvennoe zdorov'e i zdravookhranenie. 2010; 2: 16—21. (in Russian)

2. Baranov A.A., Al'bitskiy V.Yu. Infant's mortality: lessons of history and prospect of decrease. Kazanskiy meditsinskiy zhurnal. 2011; 92 (5): 690—4. (in Russian)

3. Baranov A.A., Al'bitskiy V.Yu. Mortality of the children's population of Russia (Tendency, Reason and Way of Decrease). Release 9. [Smertnost' detskogo naseleniya Rossii (tendentsii, prichiny iputi snizheniya). Vypusk 9]. Moscow: Soyuz pediatrov Rossii; 2009. (in Russian)

4. The Purposes of the Millennium in the Field of Development Connected with Health (the Report of the Secretariat). [Tseli tysyacheletiya v oblasti razvitiya, svyazannye so zdorov'em (doklad Sekretariata)] / VOZ EV117/INF.DOC/2 12 dekabrya 2005 g. Kopengagen; 2005. (in Russian)

5. Bassani D.G., Kumar R., Awasthi S. et al. Causes of neonatal and child mortality in India: a nationally representative mortality survey. Lancet. 2010; 27: 1853—60.

6. Latini G., De Felice C., Giannuzzi R., Del Vecchio A. Survival rate and prevalence of bronchopulmonary dysplasia in extremely low birth weight infants. Early Hum. Dev. 2013; 89 (Suppl. 1): 69—73.

7. Lau C., Ambalavanan N., Chakraborty H. et al. Extremely low birth weight and infant mortality rates in the United States. Pediatrics. 2013; 31 (5): 855—60.

8. Liu L.I., Johnson H.L., Cousens S. et al. Global, regional, and national causes of child mortality: an updated systematic analysis for 2010 with time trends since 2000. Lancet. 2012; 1: 2151—61.

9. Louis J.M., Mogos M.F., Salemi J.L. et al. Obstructive sleep apnea and severe maternal-infant morbidity/mortality in the United States, 1998—2009. Sleep. 2014; 37 (5): 843—9.

10. Tagare A., Chaudhari S., Kadam S. et al. Mortality and morbidity in extremely low birth weight (ELBW) infants in a neonatal intensive care unit. Indian J. Pediatr. 2013; 80 (1): 16—20.

11. The Resolution 2200 A (XXI), the Appendix (995_043) United Nations General Assemblies of November 20, 1989 "Convention on the Rights of the Child". [Rezolyutsiya 2200 A (XXI), prilozhenie (995 043) General'noy Assamblei OON ot 20 noyabrya 1989 goda "Konventsiya оpravakh rebenka'"]. Kopengagen; 1989. (in Russian)

12. Federal State Statistics Service. Available at: www.gks.ru [Federal'-naya sluzhba gosudarstvennoy statistiki.] Available at: www.gks.ru (in Russian)

13. European Database "Health for All" [an On-line Database]. [Evro-peyskaya baza dannykh "Zdorov'e dlya vsekh"] [onlaynovaya baza dannykh]. Kopengagen, Evropeyskoe regional'noe byuro VOZ. 2012; Available at: http://data.euro.who.int/hfadb/shellru.html (in Russian)

14. Baranov A.A., Namazova-Baranova L.S., Al'bitskiy V.Yu. Prevention pediatrics — new calls. Voprosy sovremennoypediatrii. 2012; 2 (11): 3—6. (in Russian)

15. Tkachenko A. Demographic situation and national economy of Russia in the first decade of the XXI century. Vlast'. 2012; 10: 4—9. (in Russian)

Поступила (received) 10.09.2014

© Коллектив авторов, 2015 УДК 614.2:616-053.2-084

Альбицкий В.Ю., Модестов А.А., Косова С.А., Бондарь В.И., Волков И.М., Терлецкая Р.Н., Иванова А.А. ЦЕНТРЫ ЗДОРОВЬЯ ДЛЯ ДЕТЕЙ: ПЕРВЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ РАБОТЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ

ФГБНУ "Научный центр здоровья детей", 119991, Москва, Россия

В статье представлен анализ работы центров здоровья (ЦЗ) для детей, организованных во всех субъектах Российской Федерации. Впервые, по данным отчетной Формы 68, получены сведения о визитах детей в следующих возрастных группах: 0—4 года, 5—9 лет; 10—14 лет; 15 и 16—17 лет. Рассчитаны среднероссийские показатели посещений ЦЗ, что может использоваться в территориях в качестве маркеров их эффективности. Выявлены основные потоки поступления детского населения в ЦЗ и факторы их определяющие. Особое внимание уделено анализу повторных посещений, а также представлен региональный опыт в части их оплаты в системе обязательного медицинского страхования. Изучен опыт использования интернет-ресурсов в пропаганде здорового образа жизни у подростков и молодых родителей. На основе проведенного исследования выявлены проблемные зоны профилактической работы медико-организационного, технологического и информационного характера ЦЗ, даны предложения по совершенствованию их деятельности.

Ключевые слова: профилактика; здоровье; здоровый образ жизни; центры здоровья для детей; население.

Для цитирования: Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины. 2015; 23 (1): 41—45.

Albitskii V.Yu., ModestovA.A., KosovаS.A., Bondar V.I., VolkovI.M., TerletskaiaR.N., IvanovaA.A.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

THE CHILDREN HEALTH CENTERS: FIRST RESULTS OF FUNCTIONING AND PERSPECTIVES OF DEVELOPMENT

The research center of children health, 119991 Moscow, Russia The article presents analysis offunctioning of children health centers organized in all subjects of the Russian Federation. For the first time, according data of report form 68, the information are received concerning visits of children in following age groups: 0-4 years, 5-9 years, 10-14 years, 15 and 16-17 years. The average Russian indicators of visits of children health centers are calculated that can be applied in territories as markers of their effectiveness. The main flows of arrival of children population to health centers and determining factors are established. The particular attention is paid to analysis of repeated visits. The regional experience of their payments in the system of mandatory medical insurance is presented. The experience of implementation of Internet resources in propaganda of healthy life-style in adolescents and young parents is examined. The results of the carried out study were used as a basis to establish in n prevention activities of children health centers problem zones of medical organizational, technological and informational character. The proposals are given concerning enhancement of children health centers functioning. Keywords: prevention; health; healthy life-style; children health center; children population. For citation: Problemi socialnoii gigieni, zdravoohranenia i istorii meditsini. 2015; 23 (1): 41—45.

Фундаментом современной системы педиатрической помощи, доброжелательной к ребенку и его семье, призвана стать медицинская профилактика, базирующаяся на инновационных организационных, медицинских и информационных технологиях [1—3]. Одной из инноваций является открытие 204 центров здоровья для детей.

Их создание стало ответом на неэффективность профилактической работы [4, 5]. Центры здоровья (ЦЗ) ориентированы на новую систему взаимодействия: не врач—пациент, а в большей степени врач — здоровый человек, что должно занять ключевую позицию в формировании единой профилактической среды в стране [6].

Организация профилактической деятельности в настоящее время имеет весьма солидную законодатель-

ную базу, отражающую стратегические направления охраны здоровья детского населения (Федеральные законы от 29 ноября 2010 г. № 326-Ф3 "Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации", от 21 ноября 2011 г. № 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" и Указ Президента РФ от 01 июня 2012 г. № 761 "О национальной стратегии действий в интересах детей на 2012—2017 годы"). На уровне первичного звена медицинской помощи она определяется приказами и методическими рекомендациями, направленными на формирование здорового образа жизни (ЗОЖ) детского населения (Приказ Минздравсоцразвития РФ от 19 августа 2009 г. № 597н "Об организации деятельности центров здоровья по формированию здорового образа жизни у граждан Рос-

Для корреспонденции: Модестов Арсений Арсеньевич, modestov@yandex.ru