Научная статья на тему 'Законодательство Российской империи, регулирующее ответственность за нарушение порядка осуществления предпринимательской деятельности'

Законодательство Российской империи, регулирующее ответственность за нарушение порядка осуществления предпринимательской деятельности Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

CC BY
799
121
Поделиться
Ключевые слова
ПРЕСТУПЛЕНИЕ / НАРУШЕНИЕ ПОРЯДКА ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ / УЛОЖЕНИЕ О НАКАЗАНИЯХ УГОЛОВНЫХ И ИСПРАВИТЕЛЬНЫХ 1845 Г. И УГОЛОВНОЕ УЛОЖЕНИЕ 1903 Г / ПРЕСТУПЛЕНИЯ / НАРУШАЮЩИЕ ПОРЯДОК ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ПРОМЫСЛОВ И ТОРГОВЛИ / СRIME

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Беларёва Ольга Александровна

В статье исследовано законодательство Российской империи, регулирующее ответственность за нарушение порядка осуществления предпринимательской деятельности. Автор провел сравнительный анализ Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. и Уголовного уложения 1903 г. пришел к выводу, что в Уголовном уложении 1903 г. законодатель отказался от разделения преступлений в зависимости от вида осуществляемой деятельности и объединил их в одну главу преступления, нарушающие порядок осуществления промыслов и торговли. Диспозиции статей Уложения 1903 г. включали в себя признаки, позволяющие четко отграничить преступления, нарушающие порядок осуществления предпринимательской деятельности, от иных правонарушений.

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Беларёва Ольга Александровна,

Legislation of the Russian empire, regulating responsibility for violation of a procedure of business activity

In the article is investigated the legislation of the Russian Empire, regulating responsibility for violation of a procedure of business activity, and researched the comparative analysis of the Criminal Code 1845 and the Criminal code 1903. The author came to a conclusion, that in the Criminal code 1903 the legislator refused of division of crimes depending on a type of carried-out activity and united them in one chapter the crimes breaking a procedure of crafts and trade. Dispositions of articles of the Criminal Code 1903 included the signs allowing to delimit crimes, breaking a procedure of business activity, from other offenses.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Законодательство Российской империи, регулирующее ответственность за нарушение порядка осуществления предпринимательской деятельности»

Вопросы истории права

Законодательство Российской империи, регулирующее ответственность за нарушение порядка осуществления предпринимательской деятельности

О.А. Беларёва

В статье исследовано законодательство Российской империи, регулирующее ответственность за нарушение порядка осуществления предпринимательской деятельности. Автор провел сравнительный анализ Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. и Уголовного уложения 1903 г. пришел к выводу, что в Уголовном уложении 1903 г. законодатель отказался от разделения преступлений в зависимости от вида осуществляемой деятельности и объединил их в одну главу - преступления, нарушающие порядок осуществления промыслов и торговли. Диспозиции статей Уложения 1903 г. включали в себя признаки, позволяющие четко отграничить преступления, нарушающие порядок осуществления предпринимательской деятельности, от иных правонарушений.

Ключевые слова: преступление; нарушение порядка осуществления предпринимательской деятельности; Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. и Уголовное уложение 1903 г.; преступления, нарушающие порядок осуществления промыслов и торговли.

В определении истоков российского предпринимательства, основных этапов его развития следует исходить из методологической предпосылки, что предпринимательство как тип экономического поведения зародилось не одновременно с хозяйственной деятельностью человека, поэтому неверно относить к нему любую целесообразно организованную хозяйственную деятельность индивидов и общества в целом. Говоря иначе, не всякая хозяйственная деятельность является предпринимательством.

Подлинное развитие предпринимательства в России начинается с правления Екатерины II.1 В период правления Александра I развитие предпринимательства продолжалось, набирая темп. Это время справедливо рассматривают как период, который «привел впоследствии к возникновению и развитию современного промышленно-производственного предпринимательства»2. Главными условиями становления и развития предпринимательства становятся государственные гарантии собственности и правовое обеспечение рынка. Именно в этот период принимается множество нормативно-правовых актов, положивших начало регулированию предпринимательской деятельности. Стоит назвать Устав о банкротстве 1800 г., Указ о вольных хлебопашцах 1803 г., Манифест «О дарованных купечеству новых выгодах, отличиях и преимуществах и новых способах к распространению и усилению торговых

1 Галаган А.А. История предпринимательства российского. От купца до банкира. - М.: Ось-89, 1997. С. 5253.

2 Аистова Л.С. Незаконное предпринимательство. - СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2002. С. 17.

предприятий» 1807 г., вошедший в историю как закон о товариществах. Указанный манифест установил формы частно-коллективных предпринимательских объединений3, пределы их прав и ответственность. Расширяя перечень лиц, имеющих право заниматься предпринимательской деятельностью, возможности для осуществления экономической деятельности, государство устанавливало жесткий контроль за деятельностью компаний. Согласно Положению «О компаниях на акциях» ни одна компания не могла быть учреждена без особого разрешения правительства, определялся порядок подачи просьб об учреждении компаний, рассмотрения их властями. Эти и другие нормативные акты положили начало регулированию предпринимательской деятельности. Благодаря ним «в стране были созданы минимально необходимые юридические нормы акционерного учредительства с сохранением за правительством эффективных средств воздействия на этот процесс»4.

Реформа 1861 г. положила начало новому этапу развития предпринимательской деятельности в России. Период с 1861 по 1913 гг. был самым благоприятным в развитии российского предпринимательства. Развивается и законодательство, регулирующее предпринимательскую деятельность. Принимаются Торговый Устав 1887 г., Устав о промышленности 1893 г., Свод законов гражданских. В этих нормативных актах закреплялось право заниматься торговой и предпринимательской деятельностью всем лицам обоего пола, как российским подданным, так и иностранцам. Однако государство, предоставляя широкую свободу предпринимательства, вместе с этим определяло и границы дозволенного. Сохранилась жесткая разрешительная система. Отдельным слоям населения было запрещено заниматься предпринимательской деятельностью. За нарушение установленных правил и запретов предусматривались различные виды ответственности, в том числе и уголовная.

Основным источником уголовно-правовых норм в XIX в. являлось Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. (в ред.1857, 1866 и 1885 гг.). Хотя в нем не было специального раздела или главы о преступлениях и проступках в сфере экономической деятельности, в различных разделах Уложения можно найти большое количество статей, устанавливающих ответственность за преступления, которые на современном юридическом языке можно отнести к разряду экономических. В разделе VIII Уложения о наказаниях уголовных и исправительных, который назывался «О преступлениях и проступках против общественного благоустройства и благочиния», содержались

3 Устанавливались два вида товариществ (торговых домов): полное товарищество и товарищество на вере. Кроме того, допускалось создание акционерных компаний («товариществ по участкам»). Как правило, в России полные товарищества складывались на базе семьи. Если же для осуществления экономических проектов привлекались средства «со стороны», такое объединение называлось товарищество на вере. Если для участия в торговых домах требовалась обязательная приписка к купеческой гильдии, то участие в акционерных обществах было всесословным (См.: Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1866 г. с дополнениями по 1-е декабря 1879 г. Составлено проф. С-петербурскаго ун-та Н.С. Таганцевым. Изд. III. - СПб.: Типография М.М. Стасюлевича, 1880.

4 Поткина И.В. Законодательное определение предпринимательской деятельности // История предпринимательства в России. - М., 1999. С. 18.

нормы, предусматривавшие уголовную ответственность за незаконное осуществление различных видов деятельности. Основанием уголовной ответственности служило занятие определенными видами деятельности без дозволения соответствующего начальства либо с нарушением правил и порядка их осуществления. Так, глава 12, называемая «О нарушениях постановлений о кредите», содержала ст. 1152, в которой устанавливалась ответственность «за открытие частного банка без дозволения правительства или без соблюдения предписанных законом для сего правил». В качестве наказания было предусмотрено закрытие такого заведения, кроме того, виновные подвергались денежному взысканию до 500 руб. Глава 13 «О нарушении уставов торговых» включала в себя статьи, предусматривавшие ответственность за нарушение постановлений о праве на торговлю, правил производства торговли, постановлений о торговых обществах, товариществах и компаниях, уставов торговых учреждений и т. д. Например, предусматривалась ответственность за производство торговли лицами, которые по закону не имеют на это права (ст. 1169). Ответственность лиц, не имеющих права осуществлять торговлю, определялась «смотря по времени, в течение которого они производили незаконную торговлю и по количеству обращавшихся в оной капиталов и товаров»5. Иными словами, размер наказания зависел от продолжительности осуществления незаконной торговли и размера оборота товаров или капитала, а не от суммы дохода, полученного в результате такой деятельности. Более строгое наказание в виде ареста сроком от 3 недель до 3 месяцев следовало за незаконную торговлю, совершенную лицами, которые «хотя и имели прежде право торговать, но впоследствии лишены онаго по судебному приговору»6.

Комментируя данную статью Уложения 1845 г., Н.С.Таганцев разъяснял, что «одного удостоверения того, что торговля производилась без разрешения недостаточно для применения ст. 1169. Напротив того, случаи этого рода ве-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

7

даются административными местами».

Следует отметить, что постановление о торговле без свидетельства, охранявшее, прежде всего, интересы казны и правильное поступление торговых сборов, первоначально содержавшееся в Уложении о наказаниях в редакции 1845 г., было исключено из него в 1866 г. За это правонарушение была установлена административная ответственность (ст. 113 Положения о пошлинах за производство без надлежащего свидетельства или билета торговли или торговых действий такого рода, для производства коих необходимо иметь такие свидетельства или билеты). Кроме того, в ст. 11 и 13 Торгового устава указывались разряды лиц, которые вообще не имели права получить торговые свидетельства. С учетом этого можно сделать вывод, что уголовная ответственность

5 Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1866г. с дополнениями по 1 декабря 1879 г. (составлено проф. С-Петербурскаго ун-та Н.С. Таганцевым). Изд. 3. - СПб.: Типография М.М. Стасюлевича, 1880. С.510.

6 Там же.

7 Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1885 г. - СПб., 1910. С. 696-698.

предусматривалась для лиц, которые не только не имели торгового свидетельства, но и не могли его получить, а также тех, кто был лишен права на торговлю по приговору суда. Под действие ст. 1169 вполне подпадала торговля лицом, которое было признано банкротом с лишением права торговли, а также принятие к себе такого лица на службу в качестве приказчика.

Отделение 4 «О нарушении постановлений о торговых обществах, товариществах и компаниях» содержало статьи, предусматривавшие ответственность за открытие какого-либо торгового общества, товарищества или компании без разрешения правительства или без соблюдения предписанных законом правил (ст. 1197), за допуск к участию в торговле кого-либо из живущих в России, не принадлежащих к сему дому или компании (ст. 1200), за участие в торговле купеческим домом лица, не указанного в свидетельстве, выданном на торговлю (ст. 1201). Причем наказание за такие правонарушения увеличивалось в зависимости от того, в какой раз оно было совершено. При совершении подобных правонарушений в третий раз, виновный лишался права на производство торговли.

Глава 14 Уложения о наказаниях «О нарушении уставов фабричной, заводской и ремесленной промышленности» содержала ряд норм, предусматривающих ответственность за незаконное устройство фабрики, завода или мануфактуры. Надо отметить, что законодательство конца XIX в. подробно регламентировало порядок устройства промышленных и торговых заведений. Так, согласно предписаниям Устава о фабричной и заводской промышленности, Устава о строительстве содержать промышленное заведение, т.е. быть предпринимателем могло только лицо, по состоянию или званию своему имеющее право на взятие купеческого (ст. 251 Устава о промысловом налоге) или промыслового свидетельства (ст. 262 Устава о промысловом налоге). Исключение составляли случаи содержания заведений, отнесенных согласно п.п. 7 и 8 ст. 216, 218, 219, 222 и 257 Устава о промысловом налоге, к торговым и промышленным действиям, дозволяемым без платежа установленных пошлин. Согласно ст. 280 Устава о промышленности в редакции 1893 г. содержание ремесленных заведений причислялось к торговым и промышленным действиям, которые могли осуществлять представители всех сословий, и производилось либо без платежа пошлин либо с платежом на основании правил, изложенных в Положении о пошлинах.

Учреждение завода, фабрики или мануфактуры лицом, не имеющим по закону права на содержание таких заведений, признавалось, согласно ст. 1346 Уложения о наказаниях, уголовно-наказуемым деянием. Виновный в этих нарушениях подвергался денежному взысканию от 50 до 500 руб. и обязан был в течение шести месяцев передать это заведение другому лицу, имеющему право на его содержание.

В некоторых случаях законом было предусмотрено обязательное получение не только свидетельства на учреждение завода, фабрики или мануфактуры, но и специального разрешения на устройство промышленного заведения. В частно-

сти, на устройство мануфактуры, фабрики или завода в губернских, уездных городах и их округах следовало получить дозволение губернского начальства (ст. 69 Устава о промышленности 1893 г.). Там, где было введено в действие городовое положение, разрешение устраивать в городах фабрики, заводы и иные промышленные заведения выдавали губернские управы (ст. 70 Устава о промышленности). В округах казенных горных заводов, мануфактуры, фабрики и иные промышленные заведения могли быть учреждаемы только с разрешения горного начальства и с соблюдением правил, изложенных в Уставе горном (ст. 74). Соблюдение указанного правила также обеспечивалось уголовно-правовыми мерами. Так, в соответствии со ст. 1347 Уложения 1845 г. лицо, получившее нужное на учреждение завода, фабрики или мануфактуры свидетельство, однако учреждавшее какое-либо из этих заведений без надлежащего разрешения, подвергалось денежному взысканию от 20 до 100 руб. Закон содержал и некоторые ограничения относительно права отдельных лиц «устраивать на принадлежащей им в городе земле заводы, фабрики и другие промышленные заведения, представляющие, по условиям их эксплуатации или по самому их устройству, опасность для имущественных интересов соседних владельцев» (ст. 1348 Уложения).

Уложение о наказаниях содержало еще несколько статей, предусматривавших ответственность за нарушение порядка осуществления определенных видов деятельности. Однако для этих правонарушений основной объект посягательства определялся исходя из других интересов государства. Например, ст. 881 устанавливала ответственность за учреждение аптеки лицом, не получившим на то дозволения надлежащего начальства, а ст. 882 - за перенос аптеки из того места, где ее разрешено содержать, в другое место, без получения на то разрешения надлежащего начальства. Эти правонарушения были отнесены законодателем к преступлениям и проступкам против постановлений, ограждающих народное здравие (гл. 1 разд. VIII Уложения).

Отделение 2 «О нарушениях постановлений о книгопечатании и торговле книгами, эстампами и т.п., а равно о театральных представлениях» содержало главу «О нарушении постановлений о печати», в которой предусматривалась ответственность за открытие или содержание тайной типографии, литографии или металлографии (ст. 1008). Тайной типография, литография или металлография признавалась, если была открыта или принята от другого лица без разрешения надлежащего начальства. Кроме того, ст. 1016 устанавливала ответственность «за продажу внутри империи печатных станков и шрифтов лицами, коим продавать оные не дозволено»8. Требовалось надлежащее разрешение для открытия книжного магазина или лавки, или же кабинета для чтения. Для продажи дозволенных книг и изданий не в лавках, а на улицах и площадях, помимо торгового свидетельства необходимо было получить разрешение местного полицейского начальства. Совершенно ясно,

8 Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1866 г. с доп. по 1 декабря 1879 г. (составлено проф. Санкт-Петербурскаго ун-та Н.С. Таганцевым). Изд. 3. - СПб.: Типография М.М. Стасюлевича, 1880. С. 467.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

что такая деятельность запрещалась не по экономическим, а скорее по политическим соображениям.

Кроме того, запрещалось без дозволения правительства открывать учебные заведения или воспитательные заведения любого рода (ст. 1049). Виновный подвергался денежному взысканию и должен был закрыть заведение в установленный срок. Если заведение не ликвидировалось, то сумма взыскания увеличивалась в два раза, и сверх того виновный отдавался под надзор полиции на срок от одного года до трех лет. Если же виновный был иностранцем, то он высылался из России (ст. 1050).

В главе 11 «О нарушении уставов почтовых и телеграфных» ст. 1114 устанавливала ответственность за учреждение частного заведения для пересылки мимо почтового ведомства писем, денег и маловесных вещей. Ответственность определялась продолжительностью существования такого заведения (за каждый месяц от 50 до 100 руб.), а само оно ликвидировалось.

С принятием Устава о наказаниях, налагаемых мировыми судьями 1885 г.9 серьезных изменений в отношении уголовно-правовых запретов, предусматривающих ответственность за нарушение порядка осуществления предпринимательской деятельности, не произошло. К разряду проступков были отнесены, например, торговля крепкими напитками по патенту, но в таком месте, где торговля эта запрещена, либо в заведении, на открытие которого не получено специального разрешения или устройство которого не соответствует требованиям закона (ст. 51.5, 51.6 Устава); несоблюдение предписанных мер предосторожности при хранении и употреблении ядовитых и сильнодействующих веществ, лицами, которым разрешено иметь такие вещества для продажи или употребления в промысле или ремесле, не повлекшее смертельного случая (ст. 104.2 Устава), несоблюдение правил производства и продажи маргарина и искусственного масла (ст. 115.1 Устава), нарушения правил торговли, в особенности продовольственными товарами (ст. 115.2, 115.3, 116 Устава).

В целом можно отметить, что к разряду проступков были отнесены нарушения требований, установленных для занятия конкретными видами деятельности. Нарушения же порядка осуществления деятельности, направленной на получение дохода, признавались преступлениями. Это свидетельствует о повышенной общественной опасности таких нарушений и серьезной оценке законодателем ответственности за их совершение.

Ряд небезынтересных решений в сфере уголовной ответственности за незаконное предпринимательство содержало и Уголовное уложение 1903 года.10.

9 Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями 1885 г. с доп. по продолжению 1895 г., с приложением мотивов и извлечений из решений кассационных департаментов Сената (издан Н.С. Таганцевым). Изд. 13, доп. -СПб., 1900.

10 Подробнее по этому вопросу см.: Фецыг Г.В. К вопросу подготовки и издания Уголовного уложения 1903 г. // Проблемы правоведения. Вып. 41. - Киев, 1980. С.45-49; Российское законодательство Х-ХХ вв. / Под ред. Чистякова О.И. - М., 1994. Т.9. С. 271.

Глава 16 «О нарушении постановлений о надзоре за промыслами и торговлею» Уголовного Уложения 1903 г. содержала ст. 310, которая предусматривала ответственность за устройство завода, фабрики, аптеки, или иного промышленного или торгового заведения. По ч. 1 ст. 310 ответственность наступала, если виновный устроил или приступил к устройству названных заведений без надлежащего разрешения, а по части 2 - за устройство такого заведения, хотя бы и при наличии разрешения соответствующей власти, но лицом, не имеющим на то права, или в таком месте, где устройство таких заведений запрещалось. Комментируя указанную норму, Н.С.Таганцев отмечал, что нарушение, предусматриваемое ч. 1 ст. 310 Уголовного уложения, состоит из двух моментов: «отрицательного», выражающегося в неисполнении лежавшей на виновном обязанности получить разрешение на устройство промышленного заведения, и «положительного» - противозаконной деятельности виновного, заключающейся в устройстве или покушении на устройство промышленного заведения. При наличии обоих этих моментов рассматриваемое нарушение следовало считать оконченным. При этом для квалификации не имело значения, приступил ли виновный только к устройству промышленного заведения до получения им установленного разрешения, или ему удалось привести его в совершенную готовность для начала в нем производства, поскольку до получения разрешения правительственной власти начинать устройство фабрики или завода вообще было нельзя.

Ответственность по п. 1 ч. 2 ст. 310 Уголовного уложения наступала в тех случаях, когда виновное лицо в силу закона, не имело права на содержание данного промышленного заведения или же было лишено этого права по суду. Субъектом этого преступления являлись как лица, не имевшие, согласно примечаниям к ст. 216 Устава о промысловом налоге права на получение купеческого или промыслового свидетельства, так и те, которые имели прежде такое право, но впоследствии утратили его по судебному приговору. В случае устройства этих заведений в запрещенных местах или без соблюдения предписанных мер охраны здоровья населения содеянное квалифицировалось по п. 2 ч. 2 ст. 310 Уголовного уложения.

В главе 16 «О нарушении постановлений о надзоре за промыслами и торговлею» Уголовного уложения 1903 г. специально был выделен ряд норм, касающихся нарушения правил о порядке учреждения, устройства заведений для торговли крепкими напитками. Согласно предписаниям ст. 316 Уложения, ответственности подлежал виновный в производстве торговли крепкими напитками: в таком месте, где торговля крепкими напитками воспрещена; без права производить торговлю крепкими напитками вообще или в данной местности; в заведении, на открытие которого не получено надлежащего разрешения или внутреннее устройство которого не соответствует требованиям закона. В соответствии с разъяснением совещания при Министре юстиции, все указанные ст. 316 преступные деяния могли быть совершены только лицом, снабженным патентом или имеющим специальное разрешение на торговлю, как в районе казенной продажи питей, так и вне этого района. Такое разреше-

ние выдавалось не только на продажу спирта или водки, но также пива, портера, меда, браги, виноградных вин, вообще крепких напитков.

По ст. 318 Уголовного Уложения привлекалось к ответственности лицо, виновное в открытии, без соблюдения установленных правил или без надлежащего разрешения торгового или промышленного общества или товарищества; частного или общественного кредитного установления банкирского заведения или меняльной лавки; комиссионерской или справочной конторы для дел частных; ссудной кассы. В качестве наказания предусматривался арест или денежная пеня не свыше пятисот рублей. В отличие от ст. 1197 Уложения о наказаниях (в ред. 1885 г.), в данной норме наряду с торговыми товариществами были упомянуты частные и общественные кредитные установления, а также некоторые торговые предприятия, на открытие которых требовалось правительственное разрешение. Особое присутствие Департамента Государственного Совета указало, что «по п. 1 ст. 318 нельзя привлекать к ответственности учредителей таких промышленных товариществ, для учреждения коих законом не требуется получения какого-либо разрешения. К таковым, в частности, были отнесены артели, действующие без письменных уставов»11. Открытие кредитного установления, а также банкирского заведения и меняльной лавки с отступлением от указанных правил охватывалось ч. 2 ст. 318 Уголовного уложения.

Согласно ст. 54 Торгового устава для открытия комиссионерской или справочной (посреднических) контор для дел частных необходимо было разрешение министра внутренних дел. Несоблюдение этих правил при учреждении комиссионерской или справочной конторы для дел частных наказывалось по ч. 3 ст. 318 Уголовного уложения. Согласно ст. 1 Правил о порядке открытия и содержании ссудных касс 1890 г., лицо, желающее заниматься выдачею ссуд под заклады, обязано было испросить на то разрешение: в Санкт-Петербурге - у градоначальника, в Москве и Варшаве - у обер-полицмейстера, а по остальным городам - у губернатора или градоначальника. Ответственность за нарушение этих правил устанавливала ч. 4 ст. 318 Уложения 1903 г.

Статья 325 Уголовного Уложения предусматривала уголовную ответственность за производство страховых операций от имени не имеющего надлежащего разрешения страхового общества или, хотя и от имени получившего такое разрешение общества, но несогласно с полученным разрешением. В связи с тем, что по действовавшему в то время Закону о лотереях требовалось разрешение для проведения любой лотереи, ст. 332 Уголовного Уложения предусматривала ответственность за устройство публичной лотереи, направленной на обогащение устроителей, без надлежащего разрешения или с нарушением установленных правил. Виновный мог быть заключен в тюрьму на срок не свыше шести месяцев.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Ст. 335 Уголовного Уложения предусматривала ответственность за незаконное производство торговли или промысла. В качестве субъекта данного преступления были названы лица, не имевшие по закону права на производство

11 Уголовное уложение 22 марта 1903 г. Изд. Н.С. Таганцева. С. 453.

торговли или промысла вообще или на производство повсеместно или в данной местности, определенного рода торговли или промысла. Это, прежде всего, лица, которые по своему состоянию или званию не имели права производить торговлю, либо утратившие это право по судебному приговору; а так же лица, в силу особых предписаний закона, ограниченные в своем праве производить торговлю или промысел либо пределами определенной местности, либо запрещением заниматься некоторыми видами торговли или промысла. К последней категории относились: а) евреи, для которых в отношении производства всякого рода торговли и промыслов вне черты еврейской оседлости существовали особые правила (Устав о паспортах в ред. 1890 г. ст. 12, 13, 157, 158 и 161); б) ссыльнопоселенцы и сосланные на житье, которым разрешение заниматься торговлей и промыслами в пределах места ссылки или известных сибирских губерний и областей предоставлялось только генерал-губернатором (Устав о ссыльных в ред. 1902 г. ст. 381, прим. 1 и ст. 503). Кроме того, по ст. 335 привлекались к уголовной ответственности лица, самовольно производящие такого рода торговые действия, право на производство которых обусловливалось по закону получением установленного разрешения.

Хотя нормы Уголовного уложения 1903 г., регламентирующие ответственность за нарушение постановлений о надзоре за промыслами и торговлей12, так и не были введены в действие, однако они вызывают значительный интерес. По сравнению с Уголовным уложением 1845 г. система преступлений в сфере предпринимательской деятельности приобрела большую стройность, так как законодатель отказался от разделения преступлений в зависимости от вида осуществляемой деятельности и перешел к обобщению, объединив в одну главу преступления, нарушающие порядок осуществления промыслов и торговли. Диспозиции статей Уложения давали детальное, в ряде случаев излишне казуистическое, описание признаков конкретных составов преступлений. Однако это позволяло четко отграничивать преступления, нарушающие порядок осуществления предпринимательской деятельности, от правонарушений, влекущих административную ответственность. Деяния, влекущие уголовную и административную ответственность, различались строго определенными в законе признаками.

12 Промысел - деятельность, направленная на приобретение материальных средств посредством постоянного занятия. Такое определение дано в работе видного дореволюционного цивилиста Г.Ф. Шершеневича. (Шершеневич Г.Ф. Торговое право. - М., 1994. С. 89). Мы считаем возможным рассматривать преступления данной группы как совершаемые в сфере предпринимательской деятельности.