Научная статья на тему 'Заимствования коми, тюркского и западноевропейского происхождения в наименованиях леса в диалектах Европейского севера России'

Заимствования коми, тюркского и западноевропейского происхождения в наименованиях леса в диалектах Европейского севера России Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
115
11
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ЛЕКСЕМА / СЕМАНТИКА / ЗНАЧЕНИЕ / ЗАИМСТВОВАНИЕ / РУССКИЙ / КОМИ ЯЗЫКИ / ТЮРКСКИЕ / ЗАПАДНОЕВРОПЕЙСКИЕ ЯЗЫКИ / LEXEME / SEMANTICS / MEANING / BORROWING / RUSSIAN LANGUAGE / KOMI LANGUAGE / TURKIC LANGUAGES / WESTERN EUROPEAN LANGUAGES

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Теуш О. А.

Введение. Статья посвящена заимствованным из коми, тюркских и западноевропейских языков лексемам русских диалектов Европейского севера России, номинирующим лес и лесные локусы. Выявленный комплекс лексем анализируется с точки зрения происхождения слов: определяются языки-источники заимствования, основным из которых является коми язык. Особое внимание уделяется лексемам тюркского происхождения. Все заимствованные наименования леса и лесных локусов анализируются в лингвогеографическом аспекте и описываются с точки зрения фонетической, словообразовательной и семантической адаптации.Цель: выполнить анализ заимствованных лексем диалектов Европейского севера России с разноаспектной характеристикой лексического материала.Материалы исследования: рассматриваемые в статье лексемы извлечены из картотек и лексикографических источников, содержащих материалы по диалектной лексике Европейского севера России.Результаты и научная новизна. Выявляются лексемы языков-источников, послужившие оригиналом заимствования; проводится разноаспектная характеристика лексических материалов, избранных для анализа. В настоящем исследовании в научный оборот введены лексические материалы, не интерпретировавшиеся прежде; предложены авторские этимологические решения; скорректированы предлагавшиеся ранее научные интерпретации. Результаты анализа материалов показывают, что основной особенностью коми, тюркских и западноевропейских заимствований в севернорусских обозначениях лесного пространства следует считать специфику семантической адаптации.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Borrowings of Komi, Turkic and Western European origin in the names of forestin dialects of the European North of Russia

Introduction: the article is devoted to the lexemes of Russian dialects of the European North of Russia, which are borrowed from the Komi, Turkic and Western European languages, nominating forest and forest loci. The identified complex of lexemes is analyzed from the point of view of the origin of words: the languages-sources of borrowing, the main of which is the Komi language, are identified. Special attention is paid to the lexemes of Turkic origin. All borrowed names of forest and forest loci are analyzed in the linguo-geographical aspect and described in terms of phonetic, word-formation and semantic adaptation.Objective: to analyze the borrowed lexemes of dialects of the European North of Russia with a diverse characteristic of the lexical material.Research materials: the lexemes considered in the article are extracted from the files and lexicographical sources containing materials on the dialect vocabulary of the European North of Russia.Results and novelty of the research: the lexemes of source languages, which served as the original of borrowing, are revealed; the multi-aspect characteristic of the lexical materials chosen for the analysis is carried out. In the study never interpreted before lexical materials are introduced into scientific circulation; the author’s etymological solutions are presented previously proposed scientific interpretations are corrected.Results and novelty of the research: the results of the analysis of the materials show that the main feature of the Komi, Turkic and Western European borrowings in the North Russian designations of forest space should be considered the specificity of semantic adaptation.

Текст научной работы на тему «Заимствования коми, тюркского и западноевропейского происхождения в наименованиях леса в диалектах Европейского севера России»

УДК 8ПЛ61Л'373.215(470Л1)

DOI: 10.30624/2220-4156-2019-9-4-728-734

Заимствования коми, тюркского и западноевропейского происхождения в наименованиях леса в диалектах Европейского севера России

О. А. Теуш

Уральский федеральный университет им. Первого Президента России Б. Н. Ельцина,

г. Екатеринбург, Российская Федерация, olga.teush@yandex.ru

АННОТАЦИЯ

Введение. Статья посвящена заимствованным из коми, тюркских и западноевропейских языков лексемам русских диалектов Европейского севера России, номинирующим лес и лесные локусы. Выявленный комплекс лексем анализируется с точки зрения происхождения слов: определяются языки-источники заимствования, основным из которых является коми язык. Особое внимание уделяется лексемам тюркского происхождения. Все заимствованные наименования леса и лесных локусов анализируются в лингвогео-графическом аспекте и описываются с точки зрения фонетической, словообразовательной и семантической адаптации.

Цель: выполнить анализ заимствованных лексем диалектов Европейского севера России с разно-аспектной характеристикой лексического материала.

Материалы исследования: рассматриваемые в статье лексемы извлечены из картотек и лексикографических источников, содержащих материалы по диалектной лексике Европейского севера России.

Результаты и научная новизна. Выявляются лексемы языков-источников, послужившие оригиналом заимствования; проводится разноаспектная характеристика лексических материалов, избранных для анализа. В настоящем исследовании в научный оборот введены лексические материалы, не интерпретировавшиеся прежде; предложены авторские этимологические решения; скорректированы предлагавшиеся ранее научные интерпретации. Результаты анализа материалов показывают, что основной особенностью коми, тюркских и западноевропейских заимствований в севернорусских обозначениях лесного пространства следует считать специфику семантической адаптации.

Ключевые слова: лексема, семантика, значение, заимствование, русский, коми языки, тюркские, западноевропейские языки.

Для цитирования: Теуш О. А. Заимствования коми, тюркского и западноевропейского происхождения в наименованиях леса в диалектах Европейского севера России // Вестник угроведения. 2019. Т. 9. № 4. С. 728-734.

Borrowings of Komi, Turkic and Western European origin in the names of forest

in dialects of the European North of Russia

O. А. Teush

Ural Federal University named after the first President of Russia B. N. Yeltsin, Yekaterinburg, Russian Federation, olga.teush@yandex.ru

ABSTRACT

Introduction: the article is devoted to the lexemes of Russian dialects of the European North of Russia, which are borrowed from the Komi, Turkic and Western European languages, nominating forest and forest loci. The identified complex of lexemes is analyzed from the point of view of the origin of words: the languages-sources of borrowing, the main of which is the Komi language, are identified. Special attention is paid to the lexemes of Turkic origin. All borrowed names of forest and forest loci are analyzed in the linguo-geographical aspect and described in terms of phonetic, word-formation and semantic adaptation.

Objective: to analyze the borrowed lexemes of dialects of the European North of Russia with a diverse characteristic of the lexical material.

Research materials: the lexemes considered in the article are extracted from the files and lexicographical sources containing materials on the dialect vocabulary of the European North of Russia.

Results and novelty of the research: the lexemes of source languages, which served as the original of borrowing, are revealed; the multi-aspect characteristic of the lexical materials chosen for the analysis is carried out. In the study never interpreted before lexical materials are introduced into scientific circulation; the author's etymological solutions are presented previously proposed scientific interpretations are corrected.

Results and novelty of the research: the results of the analysis of the materials show that the main feature of the Komi, Turkic and Western European borrowings in the North Russian designations of forest space should be considered the specificity of semantic adaptation.

Key words: lexeme, semantics, meaning, borrowing, Russian language, Komi language, Turkic languages, Western European languages.

For citation: Teush O. A. Borrowings of Komi, Turkic and Western European origin in the names of forest in dialects of the European North of Russia // Vestnik ugrovedenia = Bulletin of Ugric Studies. 2019; 9 (4): 728-734.

Введение

В диалектах Европейского севера России лексика коми происхождения, номинирующая лес, его разновидности, лесные участки отмечается на востоке и северо-востоке региона. Лексемы тюркского и западно-европейского происхождения не имеют устойчивых ареалов, спорадически отмечаются в отдельных населённых пунктах.

Целью работы является разноаспектная характеристика лексических материалов, избранных для анализа. Рассматривается специфика топографической семантики, определившая необходимость заимствования. Определяются особенности фонетической адаптации. Анализируется трансформация семантического объёма слова как в процессе заимствования, так и в ходе функционирования слова в русских диалектах. Уделяется внимание случаям развития географической семантики на основе ботанической и хозяйственной. Выявляются случаи паронимической аттракции, реэтимологиза-ции, контаминации гетерогенных фактов. Интерпретируются описательные по внутренней форме лексемы.

Несмотря на то, что заимствованная лексика имеет давнюю историю изучения, например в работах О. В. Вострикова [5], А. К. Матвеева [12], Л. А. Субботиной [20], Т. I. Пкопеп [26], J. КаНта [27; 28], коми, тюркские и западноевропейские элементы изучены крайне недостаточно. Появление новых материалов, представленных в картотеках и словарях, позволяет

значительно расширить представления об описываемом фрагменте севернорусской лексической системы.

Материалы и методы

Рассматриваемые в статье лексемы извлечены из картотек и лексикографических источников, содержащих материалы по диалектной лексике Европейского севера России.

Основным исследовательским методом является этимологический. Используются также метод фонетического анализа, приёмы семантической реконструкции, сопоставительный метод.

Результаты

Лексика коми происхождения отмечается на востоке и северо-востоке региона.

Распространение лексем бухра, бухра-сохра 'труднопроходимый лес (густой, сырой, с буреломом)' (Арх.: Вил.)1 и бахрица 'место в лесу, где много валежника' (Влг.: М.-Реч.)2 указывает на заимствование из коми, ср. коми-язьв. букра 'косматый, распущенный' [10, 170]. Колебание гласного экспрессивно, ср. бухра-бахра 'домовой' (Арх.: Уст.)3. Этимология поддерживается в [1, 245].

Источником вор 'тёмный густой хвойный лес' (Костр.: Халт.)4 является коми вв., вс., вым., иж., лл., нв., печ., скр., сс., уд. вор 'лес' [19, 65].

При описании реалии, обозначаемой словами вотник 'мелкий лес, кустарник, растущий

1 Картотека «Словаря говоров Русского Севера», хранится на кафедре русского языка и общего языкознания Уральского федерального университета (далее - Картотека СГРС).

2 Картотека СГРС.

3 Картотека СГРС.

4 Картотека СГРС..

на сыром месте' (Арх.: Лен.), ботник, бутник 'густой смешаный лес в низине' (Арх.: Вил.)1 информанты в большинстве случаев указывают на то, что это место, где растут ягодные кустарники: «Подле озера лес такой, смородник, черёмошник, смороду в вотнике брали» (Лен., Залужье), «На вотниках ране ето были болотины, вода, потом лесом постепенно зарастат и там по низу всё кусты, кусты, быват, пройти не можно, а ягода там хорошая, крупная» (Лен., Урдома), «Болотины топкие, смородину всё брали, дак вотники. Не просто чистое место, а лес там: ой, смородина в вотнике растёт» (Лен., Большой Остров), «В лесу такой вотник, вроде болота такое, где малина, вязко было» (Лен., Малая Толша), «Курни заросли, дак говорят, вон в вотнике много черёмошника, смородины» (Лен., Некрасовская). Контекстная семантика позволяет сопоставлять лексему вотник с коми вотны 'собирать, собрать, набирать, рвать, нарвать (напр., ягоды, грибы)', вотос 'ягода' [11, 64], вотосаин 'ягодник', вотчанн 'место сбора ягод, грибов' [4, 116], лл. вотод 'островок в лесу, выделяющийся обилием каких-либо ягод' [7, 133]. На русской почве слово оформлено суффиксом -ник, имеющим локативное значение (ср. березник, черемушник и т. п.), возможно, в результате преобразования исходного *вотный лес. География (Арх.: Лен.) подтверждает этимологию. Этимология предложена в [13, I, 97]. При учете сопоставления коми вотны с фин. оиаа 'брать, взять, хватать' [10, 64] финно-угорские истоки следует предполагать для *отник, от которого производно подотник 'мелкий лес, молодой лесок' (Яр.: Люб.)2.

Лексема парма 'дикий, трудно проходимый лес на обширных пространствах' (Арх.), парма 'то же' (Влг.), парма 'лесистый кряж', 'болотистое лесистое место' (Влг.) [18, XXV, 229], 'лес, растущий на влажном грунте на большом протяжении' (Влг.: Усть-Сысол., Ярен.) [6, 348], 'дремучий лес' (Карел.: Сегеж.) [14, 289] заимствована из коми вв., вым., иж., лет., печ., скр., сс. парма 'лесистый кряж, увал' [19, 275], 'ельник на высоком месте', 'девственный лес', 'возвышенность' [8, 520]3.

Заимствовано из коми сорд 'разновидность леса' [11, 261] русск. диал. сорд 'роща' (Сев.) [16, II, 269].

Является обратным заимствованием из коми языка п0тчек 'мелкий лес' (Киров.: Халт.)4: < коми уд. потчек 'подсека, росчисть' [19, 389].

Лексемы тюркского происхождения редки.

Связано с татар. басарга 'зарастать, зарасти, покрываться, покрыться (напр., сорной травой) ' [21, 49] басаргá 'труднопроходимые лесные заросли' (Арх.: Леш., Мез.)5.

Различные лексикографические издания и картотеки содержат лексему MaüdáH 'место, где выкуривают, сидят смолу; также: выкапываемая в земле яма для добывания из сожига-емых сосновых бревен смолы' (Арх.: Пин., Шенк.) [15, 87], 'выжженное место в лесу, где курят смолу' (Влг.) [6, 247], 'место в лесу, где добывали смолу' (Арх.: В.-Т.), 'глинистое место в лесу, где делали кирпичи' (Арх.: Вин.)6. Источник заимствования усматривают в тюрк., ср. татар., казах., туркм. maidan 'ровное, свободное место' [22, 424].

Вторично дендрологическое значение для елáнь 'участок смешанного леса' (Арх.: Уст.) [3, XI, 95], 'участок елового леса' (Яр.: Перв., Преч.) [25, IV, 34]: лексема интерпретируется из тюрк., ср. башк., татар. jalan 'поле, долина, равнина' [23, II, 13].

Семантика лесного локуса неисконна и для лексемы мыс и её производных: мыс 'участок густого высокого хвойного леса' (Влг.: Ник.) [17, V, 13], 'хороший и качественный лес, растущий не на возвышенном, а на ровном месте' (Влг.: Ник.)7, 'полоса леса, отделенная от большого леса и выходящая клином между полями и сенокосами' (Влг.: Ник.) [6, 265], 'лес клином либо отдельный массив' (Арх.: Вин., Карг., Пин.; Влг.: Бел., Ник., Сок., Хар.), 'высокий еловый лес' (Влг.: Бабуш.)8, мысов0й лес 'хороший и качественный лес, растущий не на возвышенном, а на ровном месте' (Влг.: Ник.), мыс0к 'клин леса' (Арх.: Карг.)9. М. Фасмер считает русск. мыс неясным [23, III, 24]. В ТСРЯ для мыс 'часть

1 Картотека СГРС.

2 Картотека СГРС.

3 Этимологию см. в: [28, 35; 23, III, 208].

4 Картотека СГРС.

5 Картотека СГРС.

6 Картотека СГРС.

7 Картотека СГРС.

8 Картотека СГРС.

9 Картотека СГРС.

суши, выдающаяся острым углом в море, озеро или реку', 'выдающийся остриём участок, часть чего-н.' высказывается предположение о возможности заимствования из тюрк., ср. др.-тюрк. müjüz 'рог' [22, 469]. К этой этимологии присоединяется А. Е. Аникин: «возможно, из тюрк. myjys ~ тув. myjys 'рог, рога', ср. др.-тюрк. miqiz, müqüz, mügüz, müjüz 'то же'» [2, 398].

Метафорой от табун 'стадо лошадей, оленей и некоторых животных' (< тюрк., ср. чагат., татар. tabun 'то же', крым.-татар. tabun 'стадо') [22, 967] является табун, табун0к 'скопление ягод, грибов' (Арх.: Вил.)10.

Из русской литературной профессиональной терминологии в диалект проник ряд заимствований из языков Европы.

Производно от шрта 'чертёж поверхности земли' (заимствовано через посредство польск. karta из нем. Karte, восходящего к лат. charta 'бумага', греч. chartes 'лист бумаги') [22, 326]), шрта 'казённый лес', 'большой лес' (Киров.: Халт.)11. Поскольку посадки нового леса производились по выделенным кварталам 'молодой лес' номинируется шдрик, шдровый лес (Костр.: Пыщуг.)12, ср. франц. cadre, заимствованное из итал. quadro 'четырёхугольный', восходящего к лат. quadrus 'квадратный, четырёхугольный' [22, 314].

Значения лексем пашша 'мелкий лес' (Влг.: Бел.), пашéнник 'мелкий лесочек' (Влг.: Бел.)13 производны от пашша 'хворост' (Петерб.), ná-шина 'то же' (Новг.), 'связка хвороста, камыша; фашина' (Арх.: Холм.; Влг.) [18, XXV, 305], являющихся «народными» формами к фашина 'связка хвороста для укрепления плотины', которое заимствовано через нем. Faschine из итал. fascina 'вязанка хвороста', восходящего к лат. fascis 'пучок' [23, IV, 188].

География вариантов рустойка 'сорт леса низшего качества' (Арх.: Пин.) [9, 166], ру-стойник 'подсохший на корню лес' (Влг.: М-Реч.), ручтойка 'тонкий невысокий лес' (Влг.: Сямж.)14 - отмечены точечно на далёких друг от друга террриториях - указывает на проникновение лексем в диалект через профессиональную среду (древесина вяза используется в столярных работах, при строительстве судов, плотин, оборудовании каналов). Приведённые диалектизмы заимствованы из профессиональной лексики, в которую лексемы попали из др.-в.-нем. ruost 'вяз' (при современном нем. Rüster 'вяз') [цит. по 24, 315].

Обсуждение и заключение

В целом, обилие и многообразие источников заимствования для обозначений лесных локу-сов свидетельствует о широком использовании лесного пространства в деятельности жителей Европейского севера России, активном взаимодействии русского и иноязычного населения в освоении лесных богатств.

Коми заимствования семантически соотносятся с различными идеограммами, соотносимыми со специфическими для Европейского севера России характеристиками лесного пространства. Семантика лесного локуса для лексем тюркского происхождения вторична и является либо описательной, либо метафоричной. Заимствования западноевропейского происхождения связаны преимущественно с прагматическими характеристиками леса.

При усвоении заимствований отмечается как расширение, так и сужение значения; исходная дескриптивная семантика трансформируется в номинативную; нередок метонимический перенос.

Сокращения

1. В названиях языков и диалектов:

башк. - башкирский язык; греч. - греческий язык; др.-в.-нем. - древневерхненемецкий язык; др.-тюрк. - древнетюркский язык; итал. - итальянский язык; казах. - казахский язык; коми - коми-зырянский язык (вв. - верхневычегодский диалект, вс - верхнесысольский диалект, вым. - вымский диалект, иж. - ижем-ский диалект, лет. - летский диалект, лл. - лузско-летский диалект, нв. - нижневычегодский диалект,

10 Картотека СГРС.

11 Картотека СГРС.

12 Картотека СГРС.

13 Картотека СГРС.

14 Картотека СГРС.

печ. - печорский диалект, скр. - присыктывкарский диалект, сс. среднесысольский диалект, уд. - удорский диалект, язьв. - коми-язьвинский диалект); крым.-татар. - язык крымских татар; лат. - латинский язык; нем. - немецкий язык; польск. - польский язык; русск. - русский язык; татар. - татарский язык; тув. - тувинский язык; туркм. - туркменский язык; тюрк. - тюркские языки; фин. - финский язык; франц. - французский язык; чагат. - чагатский язык.

2. В географических названиях.

Арх. - Архангельская область (губерния): Вил. - Вилегодский район, Вин. - Виноградовский район, В.-Т. - Верхнетоемский район, Лен. - Ленский район, Леш. - Лешуконский район,Мез. - Мезенский район, Пин. - Пинежский район, Уст. - Устьянский район, Холм. - Холмогорский район, Шенк. - Шенкурский район.

Влг. - Вологодская область (губерния): Бабуш. - Бабушкинский район, Бел. - Белозерский район, М.-Реч. - Междуреченский район, Ник. - Никольский район, Сок. - Сокольский район, Сольв. - Соль-вычегодский уезд, Сямж. - Сямженский район, Усть-Сысол. - Усть-Сысольский уезд, Хар. - Харовский район, Ярен. - Яренский уезд.

Карел. - республика Карелия: Сегеж. - Сегежский район.

Киров. - Кировская область: Халт. - Халтуринский район.

Костр. - Костромская область: Пыщуг. - Пыщугский район.

Новг. - Новгородская область.

Петерб. - г. Санкт-Петербург

Сев. - Север России.

Яр. - Ярославская область: Люб. Любытинский район, Перв. - Первомайский район, Преч. - Пречи-стинский район.

3. Прочие сокращения:

диал. - диалектное, ср. - сравни, т. п. - тому подобное.

Список источников и литературы

1. Аникин А. Е. Русский этимологический словарь. М.: Рукописные памятники Древней Руси, 2007. Вып. 1. 368 с.

2. Аникин А. Е. Этимологический словарь русских диалектов Сибири: Заимствования из уральских, алтайских и палеоазиатских языков. М., Новосибирск: Наука, 2000. 772 с.

3. Архангельский областной словарь. В 18 вып. / Под ред. О. Г. Гецовой. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1980. Вып. 1. 168 с.

4. Безносикова Л. М., Айбабина Е. А., Коснырева Р. И. Коми-роч кывчукор = Коми-русский словарь. Сыктывкар: [б. и.], 2000. 811 с.

5. Востриков О. В. Финно-угорские лексические элементы в русских говорах Волго-Двинского междуречья // Этимологические исследования. Вып. 2. Свердловск: изд-во Урал. ун-та, 1981. С. 3-45.

6. Дилакторский П. А. Словарь областного вологодского наречия в его бытовом и этнографическом применении. Вологда: [б. и.], 1902. 677 с.

7. Жилина Т. И. Лузско-летский диалект коми языка. М.: Наука, 1985. 274 с.

8. Коми-русский словарь / Под ред. В. И. Лыткина. М.: ГИИНС, 1961. 923 с.

9. Левичкин А. Н., Мызников С. А. Словарь пинежских говоров: Проект. Пробные словарные статьи. СПб.: Нестор-История, 2014. 200 с.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

10. Лыткин В. И. Коми-язьвинский диалект. М.: изд-во АН СССР, 1961. 228 с.

11. Лыткин В. И., Гуляев Е. И. Краткий этимологический словарь коми языка. М.: Наука, 1970. 431 с.

12. Матвеев А. К. Финно-угорские заимствования в говорах Русского Севера II // Финно-угорское наследие в русском языке. Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 2002. Вып. 2. С. 44-49.

13. Материалы для словаря финно-угро-самодийских заимствований в говорах Русского Севера / под ред. А. К. Матвеева. Екатеринбург: изд-во Урал. ун-та, 2004. Вып. 1. 142 с.

14. Мызников С. А. Русские говоры Беломорья. Материалы для словаря. СПб.: Наука, 2010. 496 с.

15. Подвысоцкий А. Словарь областного архангельского наречия в его бытовом и этнографическом применении. СПб.: Тип. Имп. АН, 1885. 198 с.

16. Полякова Е. Н. Словарь лексики пермских памятников XVI - начала XVIII века. В 2-х томах. Пермь: Пермский гос. университет, 2010. Т. 1, 428 с.; Т. 2, 424 с.

17. Словарь вологодских говоров / Под ред. Т. Г. Паникаровской. Вологда: ВГПИ, 1990. Вып. 5. 129 с.

18. Словарь русских народных говоров. М.; Л.: Наука, 1965. Вып. 1. 303 с.

19. Сравнительный словарь коми-зырянских диалектов. Сыктывкар: Коми книгоиздат, 1961. 455 с.

20. Субботина Л. А. Субстратные географические термины в топонимии Белозерья // Этимологические исследования. Свердловск: изд-во Урал ун-та, 1984. Вып. 3. С. 98-118.

21. Татарско-русский словарь / Под ред. Ф. А. Ганиева. Казань: Татар. кн. изд-во, 1988. 462 с.

22. Толковый словарь русского языка с включением сведений о происхождении слов. М.: Ин-т рус. яз. им. В. В. Виноградова, 2008. 1175 с.

23. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. В 4-х т. М.: Прогресс, 1964-1973.

24. Янышкова И. О некоторых славянских названиях деревьев // Этимология 2009-2011. М.: Про-бел-2000, 2012. С. 309-319.

25. Ярославский областной словарь. В 10 вып. / под ред. Г. Г. Мельниченко. Ярославль: ЯГПИ им. К. Д. Ушинского, 1985. Вып. 4. 148 с.

26. Itkonen T. I. Lappische Lehnwörter im Russischen // Suomen Tiedeakatemian Toimituksia. Ser. B. Helsinki, 1931. Bd. XXVII. S. 47-65.

27. Kalima J. Die ostseefinnischen Lehnwörter im Russischen. MSFOu, XLIV. Helsinki: SUS, 1919. 265 s.

28. Kalima J. Syrjänisches Lehngut im Russischen // Finnisch-ugrische Forschungen. 1927. XVIII. Pp. 1-56.

References

1. Anikin A. Е. Russkij etimologicheskij slovar' [Russian etymological dictionary]. Moscow: Rukopisnye pamyatniki Drevnej Rusi Publ., 2007. Vol. 1. 368 p. (In Russian)

2. Anikin A. Е. Etimologicheskij slovar' russkih dialektov Sibiri: Zaimstvovaniya iz ural'skih, altajskih i paleoaziatskih yazykov [Etymological dictionary of the Russian dialects of Siberia: Borrowings from the Ural, Altai and Paleoasian languages]. Moscow; Novosibirsk: Nauka Publ., 2000. 768 p. (In Russian)

3. Arhangel'skij oblastnoj slovar'. V18 vyp. [Arkhangelsk regional dictionary. In 18 vol.]. Moscow: Izd-vo Mosk. un-ta Publ., 1980. Vol. 1. 168 p. (In Russian)

4. Beznosikova L. M. , Aybabina E. A., Kosnyreva R. I. Komi-roch kyvchukor = Komi-russkij slovar' [Komi-Russian dictionary]. Syktyvkar: [w/p], 2000. 877 р. (In Komi, Russian)

5. Vostrikov O. V. Finno-ugorskie leksicheskie elementy v russkih govorah Volgo-Dvinskogo mezhdurech'ya [Finno-Ugric lexical elements in the Russian dialects of the Volga-Dvina interfluve]. Etimologicheskie issledovaniya [Etymological research]. Sverdlovsk: izd-vo Ural. Un-ta Publ., 1981. Vol. 2. pp. 3-45. (In Russian)

6. Dilaktorskiy P. A. Slovar'oblastnogo vologodskogo narechiya v ego bytovom i etnograficheskomprimenenii [The dictionary of the regional Vologda adverb in its everyday and ethnographic use]. Vologda: [w/p], 1902. 677 p. (In Russian)

7. Zhilina T. I. Luzsko-letskij dialekt komi yazyka [The Luza-Letka dialect of the Komi language]. Moscow: Nauka Publ., 1985. 274 p. (In Russian)

8. Komi-russkij slovar' [Komi-Russian dictionary]. Moscow: GIINS Publ., 1961. 923 p. (In Komi, Russian)

9. Levichkin A. N., Myznikov S. A. Slovar'pinezhskih govorov: Proekt. Probnye slovarnye stat'i [Dictionary of the Pinega dialects: Project. Experimental dictionary articles]. Saint-Petersburg: Nestor-Istoriya Publ., 2014. 200 p. (In Russian)

10. Lytkin V. I. Komi-yaz'vinskij dialekt [Komi-Yazva dialect]. Moscow: Izd-vo AN SSSR Publ., 1961. 228 p. (In Russian)

11. Lytkin V. I., Gulyaev Е. I. Kratkij etimologicheskij slovar' komi yazyka [Brief etymological dictionary of the Komi language]. Moscow: Nauka Publ., 1970. 431 p. (In Russian)

12. Matveev A. K. Finno-ugorskie zaimstvovaniya v govorah Russkogo Severa II [Finno-Ugric borrowings in the dialects of the Russian North II]. Finno-ugorskoe nasledie v russkom yazyke [Finno-Ugric heritage in the Russian language]. Yekaterinburg: UrGU Publ., 2002. Vol. 2. pp. 44-49. (In Russian)

13. Materialy dlya slovarya finno-ugro-samodijskih zaimstvovanij v govorah Russkogo Severa [Materials for the dictionary of Finno-Ugric-Samoyed borrowings in the dialects of the Russian North]. Ed. by A. K. Matveev. Yekaterinburg: UrGU Publ., 2004. Vol. 1. 142 p. (In Russian)

14. Myznikov S. A. Russkie govory Belomor 'ya. Materialy dlya slovarya [Russian dialects of the White Sea. Materials for the dictionary]. Saint-Petersburg: Nauka Publ., 2010. 496 p. (In Russian)

15. Podvysotskiy A. Slovar' oblastnogo arhangel 'skogo narechiya v ego bytovom i etnograficheskom primenenii [Vocabulary of the regional Arkhangelsk dialect in its everyday and ethnographic use]. Saint-Petersburg: Tip. Imp. AN Publ., 1885. 198 p. (In Russian)

16. Polyakova Е. N. Slovar'leksikipermskihpamyatnikovXVI- nachalaXVIIIveka. V2-h tomah [Dictionary of vocabulary of the Perm monuments of the XVI - beginning of the XVIII centuries. In 2 volumes]. Perm: Perm. Gos. un-t Publ., 2010. Vol. 1, 428 p; Vol. 2, 424 p. (In Russian)

17. Slovar' vologodskih govorov [Dictionary of the Vologda dialects]. Vologda: Rus' Publ., 1990. Vol. 5. 129 p. (In Russian)

18. Slovar' russkih narodnyh govorov [Dictionary of the Russian folk dialects]. Moscow; Leningrad: Nauka Publ., 1965-2016. Vol. 1-49. (In Russian)

19. Sravnitel'nyj slovar'komi-zyryanskih dialektov [Comparative dictionary of the Komi-Zyryan dialects]. Syktyvkar: Komi knigoizdat Publ., 1961. 455 p. (In Russian)

20. Subbotina L. A. Substratnye geograficheskie terminy v toponimii Belozer 'ya [Substrate geographical terms in the toponymy of Belozero]. Etimologicheskie issledovaniya [Etymological research]. Sverdlovsk: Izd-vo Ural. un-ta Publ., 1984. Vol. 3. pp. 98-118. (In Russian)

21. Tatarsko-russkij slovar' [Tatar-Russian dictionary]. Kazan: Tatar. Kn. Izd-vo Publ., 1988. 462 p. (In Russian, Tatar)

22. Tolkovyj slovar' russkogo yazyka s vklyucheniem svedenij o proiskhozhdenii slov [Explanatory dictionary of the Russian language with the inclusion of information about the origin of words]. Moscow: In-t rus. yaz. im. V. V. Vinogradova Publ., 2008. 1175 p. (In Russian)

23. Fasmer M. Etimologicheskij slovar'russkogo yazyka. V4-h tomah [Etymological dictionary of the Russian language. In 4 volumes]. Moscow: Progress Publ., 1964-1973. (In Russian)

24. Yanyshkova I. O nekotoryh slavyanskih nazvaniyah derev'ev [About some Slavic names of trees]. Etimologiya 2009-2011 [Etymology 2009-2011]. Moscow: Probel-2000 Publ., 2012. pp. 309-319. (In Russian)

25. Yaroslavskij oblastnoj slovar'. V10 vyp. [Yaroslavl regional dictionary. In 10 iss.]. Yaroslavl: YAGPI im. K. D. Ushinskogo Publ., 1985. Vol. 4. 148 p. (In Russian)

26. Itkonen T. I. Lappische Lehnwörter im Russischen. Suomen Tiedeakatemian Toimituksia. Ser. B. Helsinki, 1931. Bd. XXVII. рр. 47-65. (In German)

27. Kalima J. Die ostseefinnischen Lehnwörter im Russischen. MSFOu, XLIV. Helsinki: SUS, 1919. 265 р. (In German)

28. Kalima J. Syrjänisches Lehngut im Russischen. Finnisch-ugrische Forschungen, 1927, XVIII, pp. 1-56. (In German)

ИНФОРМАЦИЯ ОБ АВТОРЕ:

Теуш Ольга Анатольевна, доцент, Уральский федеральный университет им. Первого Президента России Б. Н. Ельцина (620083, Российская Федерация, г. Екатеринбург, пр. Ленина, д. 51), кандидат филологических наук. olga.teush@yandex.ru ORCID ID 0000-0002-7273-6629

ABOUT THE AUTHOR:

Teush Olga Anatolyevna, Associate Professor, Ural Federal University named after the first President of Russia B. N. Yeltsin (620083, Russian Federation, Yekaterinburg, Lenin pr., 51), Candidate of Philological Sciences.

olga.teush@yandex.ru ORCID ID: 0000-0002-7273-6629

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.