Научная статья на тему 'Зачем нужна Электоральная социология: Российская версия рубежа тысячелетий'

Зачем нужна Электоральная социология: Российская версия рубежа тысячелетий Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

CC BY
208
57
Поделиться
Ключевые слова
ЭЛЕКТОРАЛЬНАЯ СОЦИОЛОГИЯ / ПОЛИТИЧЕСКИЕ ВЫБОРЫ / НЕОЛИБЕРАЛЬНАЯ ИДЕОЛОГИЯ / ИЗБИРАТЕЛЬНАЯ КАМПАНИЯ / СОЦИОЛОГИЧЕСКОЕ СОПРОВОЖДЕНИЕ ВЫБОРОВ

Аннотация научной статьи по политологическим наукам, автор научной работы — Шевцов Алексей Владимирович

Статья посвящена обоснованию необходимости существования и развития электоральной социологии в России. Используются материалы российских научных и ученых изданий, российской профессиональной прессы. Рассмотрены основные способы аргументации по организации политической коммуникации, оптимизации предвыборной борьбы, поддержанию политико-правовой стабильности, изучению электорального поведения личностей и социальных групп. Также освещены основные проблемы философского, политического и экономического характера, препятствующие реализации данных положений в социальной практике.

Похожие темы научных работ по политологическим наукам , автор научной работы — Шевцов Алексей Владимирович

Why electoral sociology: Russian version at the turn of the millennium

The article aims at justifying the necessity to develop electoral sociology in Russia. It refers to the Russian scientific and academic publications, Russian professional press. It argues in favour of organization of political communication, optimization of the election campaign, maintenance of political and legal stability, study of voting behavior of individuals and social groups. In addition, it highlights the key issues of philosophical, political and economic impediments to the implementation of these provisions in the social practice.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Зачем нужна Электоральная социология: Российская версия рубежа тысячелетий»

УДК 316.334.3:324(470)

Вестник СПбГУ. Сер. 12. 2013. Вып. 2

А. В. Шевцов

ЗАЧЕМ НУЖНА ЭЛЕКТОРАЛьНАЯ СОЦИОЛОГИЯ: РОССИЙСКАЯ ВЕРСИЯ РУБЕЖА ТЫСЯЧЕЛЕТИЙ

При подготовке доклада к VII Ковалевским чтениям о функциях (названных «высоким штилем» «предназначением»), приписываемых электоральной социологии современными российскими учеными и/или специалистами, будущий докладчик задумался о, так сказать, более значительной проблеме. Речь идет о бытующих в научной и профессиональной среде представлениях об общественной необходимости социологического обеспечения политических выборов.

Разумеется, неизбежны возражения: к чему тратить время на столь очевидные истины? Варианты ответов будут достаточно предсказуемы, они преимущественно связаны с: 1) уточнением процесса становления и позиционирования конкретной отраслевой социологической дисциплины (раздела дисциплины, междисциплинарной отрасли и т. п.), 2) выяснением специфики современного российского обществозна-ния через рассмотрение определенного сегмента, 3) выявлением тенденций развития и/или критикой современного социально-гуманитарного знания (в том числе и российского). Добавим к этому происходящее на наших глазах превращение современной отечественной социологии в «раздел истории социологии» (новейшая история российской социологии, так сказать). Автор надеется, что данная аргументация является достаточной для обоснования актуальности темы.

В первую очередь стоит обратить внимание на «дух эпохи», или, если хотите, «мейнстрим». Многие отечественные исследователи превратились в добросовестных неофитов, исповедующих неолиберальную идеологию, в рамках которой институт политических выборов превращается в предмет поклонения. Отсюда идея «судьбоносности», выраженная в следующей и подобных ей сентенциях: «Выборы становятся для российского общества функциональным императивом — условием выживания или существования» [1, с. 6].

Неоднократно описаны историками науки трансформации идеала политического правления, приведшего совсем недавно к сведению демократической идеи к осуществлению «честных и ответственных выборов» в сочетании со все увеличивающимся кругом прав и свобод. Сложно возражать апологетам, опирающимся на столь мощный постулат, напоминающий подобные ему: «боговдохновенность власти», «отеческое правление», «благородство истинных правителей» и т. п. Сразу вспоминается черчил-левское: «Иные политические формы еще хуже».

Данная конструкция имела своим следствием гипертрофию института выборов. «В XVII веке выборы считались аристократическим способом определения персонала власти в противоположность демократическому жребию. Сегодня подобное заявление вызовет как минимум непонимание. Сегодня выборы стали символом демократии, ее отличительной чертой. Результатом демократизации общества стало использование

Шевцов Алексей Владимирович — д-р филол. наук, профессор, Российский государственный педагогический университет им. А. И. Герцена, Санкт-Петербург; e-mail: monografia.schevtsov@yandex.ru

© А. В. Шевцов, 2013

выборов не только в политической сфере, но и в рамках общественных организаций (партий, профсоюзов), коммерческих организаций (акционерные общества), учреждений (университеты). И здесь выборы считаются лучшим способом определения руководства.

Современное общество уже не может позволить себе отказаться от выборов. Выборы позволяют сменить власть и изменить жизнь без применения насилия, что представляется особенно важным. Отказ от выборов неизбежно толкает часть общества на путь вооруженной борьбы, что расценивается как проявление неприемлемого экстремизма» [2, с. 3].

Столь важная цель требовала очередного поворота (уже какого по счету) социального знания лицом к общественной практике. В. А. Пилипенко указал на основные причины, затрудняющие использование методологией политической социологии и политологии опыта, накопленного в рамках социальной и политической философии:

— отсутствие общепризнанных теоретических подходов, в том числе и на уровне «теорий среднего ранга», в которых выборы как социально-политический институт являлись бы специальным предметом социологического или политологического анализа;

— чрезвычайная подвижность границ и содержания основных понятий в политических науках и социологии;

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

— господство в исследовательской практике описательного подхода к рассматриваемым проблемам, вследствие чего вопросы теоретической обоснованности используемых методов сбора и анализа эмпирической информации остаются на втором плане;

— проблема «эмпиризма» и ситуативности существующих теорий выборов, не позволяющих определить основные тенденции эволюции выборов как социального института в современных обществах (см. [3]).

Исправление данных недостатков можно рассматривать как программу преобразования политологии и социологии с целью развития опытной и прикладной составляющих.

Рассмотрев вкратце философский и политический контекст, перейдем к узкопрофессиональным вопросам. Собственно социологическая компонента избирательного процесса вычленяется разными учеными по-разному. В качестве критерия и одновременно «дисциплинарной цели» могут выступать способы организации политической коммуникации, высшим воплощением которой и является «неуловимое» гражданское общество. П. Г. Уткин определяет общественную роль выборов через свидетельство эффективности или неудовлетворительности деятельности «одной из важнейших ветвей властных структур», а относительно обществ демократических — через «раскрытие» триады «гражданское общество — политические движения — государство», не реализованной полностью в России. «В этих условиях особую значимость приобретает социологический анализ выборов, изучение технологии избирательных кампаний и их прогнозирования» [4, с. 58].

Также может быть использована специфика предвыборной борьбы в условиях современной политической системы, где сбор информации неотделим от агитации и пропаганды («пиара» и «рекламы» в современной терминологии). По мнению сотрудников Саратовской государственной академии права, «сердцевиной социологии выборов служат социально-политические исследования. Именно вопросы изучения

общественного мнения, электоральных предпочтений, получение объективной, достоверной и оперативной информации об особенностях конкретного избирательного округа и его населения составляют основное направление социально-политических исследований в выборных кампаниях» [5, с. 3], а полученные в рамках электоральных социологических исследований данные в первую очередь — «это оружие в борьбе за информационную власть в ходе избирательной кампании» [5, с. 6].

В качестве критерия-цели зачастую выступает поддержание политико-правовой стабильности. Объясняя свой интерес к социологии выборов, С. Ю. Калинин выделил следующие позиции: 1) суть политической системы общества определяется не победой партий на очередных выборах, а стабильно действующей, хотя бы некоторое продолжительное время, Конституцией страны, а также стабильностью избирательной системы, которая не претерпевает трансформацию от выборов к выборам; 2) каким образом влияние науки сказывается на постановке задач, целей и итогов выборов в плане решения неотложных острейших проблем в сфере экономики, политики, государственного строительства, культуры и т. п.; 3) необходимость выбора — неотъемлемое свойство реальной жизни человека, выбором пронизаны все поступки, он составляет стержневое звено любой сферы человека (см. [6, с. 105-106]).

Особое значение имеет бихевиоральный подход, выводящий нас на компоненты политической деятельности личностей и социальных групп. Своеобразной «классикой» (во всяком случае, по числу ссылок) стала дефиниция Ю. С. Колесникова, определившего электоральную социологию как «отрасль социологии» (отраслевую социологическую дисциплины), выделившего в качестве ядра социологию электората (избирателей), в качестве проблемного поля — поведение населения в избирательных кампаниях (см. [7]).

Разумеется, в большинстве работ можно проследить процесс «отсечения лишнего», сведения всей проблематики дисциплины к социологическому сопровождению избирательных кампаний. Такое вроде бы «минималистское отношение» к предмету социологической дисциплины как к массовому опросу относительно политических предпочтений населения все равно выводит нас на вопрос о «судьбоносных выборах». Например, в такой версии: «Если в нашей стране будут проходить честные и справедливые выборы, то наше общество получит возможность формировать стабильную политическую систему, способную эффективно влиять на протекающие в стране социальные процессы и в конечном итоге на нашу с вами жизнь» [8, с. 107].

В любом случае мы выходим на представление об особой роли электоральной социологии в нашей стране, политическая система которой проходит через сложный и противоречивый процесс становления либерально-демократических избирательных процедур. Развернутая объяснительная схема содержится в Заключении к учебному пособию А. В. Зимина.

Вводные положения: 1) выборы являются реальным воплощением народовластия, позволяя через механизмы избирательной кампании конструировать коммуникационное пространство между избирателями и властью, гражданским обществом и государством; 2) для победы кандидату и его команде необходимо как можно полнее учесть и оправдать электоральные ожидания граждан; 3) выборы все больше превращаются в интеллектуальное соревнование штабов, использующих самые разнообразные избирательные технологии (в том числе «черного пиара», что требует разработки эффек-

тивных средств противодействия недобросовестному ведению предвыборной борьбы и манипуляции сознанием).

Далее, через российскую практику осуществляется выход на роль и значение социологии выборов: 4) избирательные кампании в России на федеральном, региональном и муниципальном уровнях власти стали неотъемлемой частью общественного бытия; 5) труд социолога становится все более и более востребованным, ибо ни один предвыборный процесс не обходится без социологических исследований электорального поведения; 6) социология выборов востребована не только акторами, но и политически активными избирателями; 7) социология выборов аккумулирует предвыборные программные положения кандидата, позволяя трансформировать их в случае его победы в реальную политику, направленную на улучшение жизни избирателей (см. [9, с. 106-107]).

На практике этот процесс был тяжел и мучителен не только для постоянно «ломаемых через колено» общественных структур, но и для ответственной части социологического сообщества.

О новой дилемме (научная истина и/или расположение властей с денежными вливаниями) говорилось неоднократно. Оценивая итоги первых кампаний рубежа 19801990-х годов, С. В. Туманов отмечал: «Можно и нужно дискутировать о допустимых границах влияния социологов на процесс формирования общественного мнения, об их ответственности за сознательную дезинформацию последнего, о путях реализации принципа равных условий ведения предвыборной борьбы для всех кандидатов на депутатский мандат. Вместе с тем следует ясно осознавать, что в условиях многопартийности и приватизации собственности нельзя моральными заклинаниями отменить реальной потребности в социологическом обеспечении предвыборной борьбы» [10, с. 45].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Особое значение для становления электоральной социологии имел «большой кризис» («провал») конца 1993 г., когда большинство социологов «смешали» политическую агитацию с прогнозированием выборов в Госдуму (краткую историю вопроса см.: [11]). Особенно забавно звучали призывы к «очищению социологии» из уст председателя ЦИК РФ Н. Т. Рябова (см. [12, с. 80-81]).

Для некоторых исследователей «празднование политического Нового года» является точкой отсчета. Так, И. А. Безрукавников даже утверждал, что именно «в 19941995 гг. в таких периодических изданиях, как "Социологические исследования", "Политические исследования", "Социологический журнал" и др., появляются первые публикации российских обществоведов, объектом которых стали выборы как особый феномен российской социально-политической жизни, поведение избирателей; публикации, в которых появились такие понятия, как "электорат", "электоральное поведение", "структура электоральных предпочтений"» [13, с. 3; 14, с. 3].

Представители «новой социологической оппозиции» заостряли внимание на дилемме «качество проводимых исследований — политическая ангажированность». «Власти, несмотря на некоторую культурную ограниченность ее представителей, вот уже несколько лет как осознали, что общественное мнение — основа легитимности их существования. Стало быть, сегодня опрос представляет их обычную апелляцию к суждениям людей. Именно поэтому одновременно выявляется и неравенство опрашиваемых, и тех, кто заказывает, кто проводит и кто интерпретирует опросы.

При таком неравенстве мнению легко придать представительную и отрежиссированную формы, которые и преподносят публике. И здесь душевные призывы ведущих социологов (Грушин Б. А., Заславская Т. И., Здравомыслов А. Г., Осипов Г. В., Рут-кевич М. Н., Ядов В. А.) к более молодым и предприимчивым организаторам опросов к методологической и методической "чистоте" и "ответственности", к сожалению, не нашли адекватного ответа» [15, с. 42-43].

Характерен скептицизм Б. А. Грушина по поводу «исправления ошибок» в процессе работы по парламентским выборам 1995 г.: фиаско не повторилось, но основные трудности так и не преодолены. «Неопытные» не испытывают интереса к методологическим проблемам и не имеют навыка в такой работе, у «занятых» — «нет времени на пустую теорию», «самодовольным» и так уже «все известно и все трудности у них позади» (см. [16, с. 142]).

Ситуация постепенно менялась к лучшему, во всяком случае, относительно точности рейтингов и прогнозов, однако болезни роста остались. Так, Н. В. Соколов, начав «за здравие» (социология является естественным элементом электорального процесса, всех интересуют публикации результатов социологических опросов накануне выборов, профессиональные социологи составляют значительный сегмент среди избирательных технологов), тут же переходит к «негативу». «В львиной доле избирательных кампаний социологии де-факто отводится роль то ли свадебного генерала, то ли шута при короле. Вести кампанию, не проведя ни одного опроса (или хотя бы не купив какой-нибудь краденый отчет), считается неприличным. Но как только исследование показывает, что реальное положение дел хуже, чем его представляют себе менеджеры, последние заявляют, что эти результаты не вызывают доверия. И уж совсем большой редкостью является готовность кандидата и его команды вносить изменения в свои стратегию и тактику. Очень часто это просто невозможно при распространенных технологиях организации и управления компанией. Вместе с тем исследование, не предполагающее в итоге никакой коррекции избирательной технологии, бессмысленно — это пустая трата ресурсов. Ну зачем платить несколько тысяч долларов за репрезентативный опрос и выяснять рейтинги кандидатов за неделю до голосования, если все равно невозможно предпринять на последней неделе ничего, кроме заранее запланированных мероприятий и акций?

Социологи платят за профессиональные обиды звонкой монетой — «лечат» клиентов, «раскручивают» их на сбор ненужной информации, выставляют завышенные счета за сопровождение кандидата и, что греха таить, не столь уж редко искажают или некорректным образом интерпретируют результаты. Достаточно типичным является и стремление списать «на социологию» существенно больше денег, чем действительно необходимо для эффективного обеспечения избирательной кампании. Однако итог «перетягивания одеяла» пока редко оказывается в пользу социолога. Реальные бюджеты социологического обеспечения большинства российских кампаний просто смешны не только в равнении с аналогичными затратами на Западе, но и при сопоставлении с расходами на другие компоненты избирательной технологии. Сегодня на социологические исследования выделяется в несколько раз (а иногда и на порядок) меньше ресурсов, чем, скажем, на полиграфическое обеспечение кампании или на полевую работу» [17, с. 132].

На наш взгляд, все «болячки» 1990-х годов сохранились в новом тысячелетии. Кардинальное решение политического вопроса «кто победит» в 1991, 1993 и 1996 гг.

облегчило поиск ответа на социологический вопрос «с каким счетом» в «нулевое десятилетие». Неспособность правящей верхушки создать видимость выбора, безразлично связанную со страхом и/или неумением, облегчает жизнь «опросчика», но подрывает основу существования «социолога». Чего стоит абсолютно бессмысленная и, возможно, даже вредная для существующего режима битва за квалифицированное большинство в Госдуме. И это происходит на фоне: 1) все более утомляющего зрителей «боя с тенью» «болотной оппозиции», 2) нешуточных страстей, кипевших по поводу переизбрания абсолютно безальтернативного (в данной системе координат) Б. Х. Обамы.

* * *

Таким образом, обоснование необходимости существования и развития электоральной социологии осуществляется российскими учеными и практиками по нескольким направлениям. В первую очередь речь идет об утверждении в нашей стране неолиберальной идеологии, ставящей в основу функционирования демократической формы правления проведение честных и ответственных выборов. Последние превращаются в символ демократии, а идея выборности активно осваивается большинством социальных структур.

Для научного обеспечения реализации данного общественного института требовалось всемерно развивать прикладную и эмпирическую составляющие политологии и политической социологии. В числе целей отраслевой социологии называются: организация политической коммуникации; оптимизация предвыборной борьбы; поддержание политико-правовой стабильности; изучение электорального поведения личностей и социальных групп. Всячески проводится мысль о невозможности проведения эффективной избирательной кампании без использования социологии.

Соответственно, на практике обоснования превратились в препятствия («за что боролись, на то и напоролись»). Обретение нового истинного учения препятствовало разработке методического инструментария (ведь уже есть используемые десятилетиями западные технологии). Стремление утвердить новый режим вело к политической ангажированности (манера «подыгрывать» «своим» никуда не исчезла, во всяком случае, на уровне: «Ах, опять креативные либералы проиграли реакционерам-мракобесам»). Идея утверждения рыночных отношений воплотилась в наплыве неквалифицированных участников, а то и в прямой фальсификации социологических исследований («срубить бабки по легкому»). Таковы симптомы то ли «болезни роста», то ли «хронического заболевания».

Литература

1. Бандорин К. В. Социальная организация избирательной кампании: автореф. дис. ... канд. наук. Саратов, 1999. 18 с.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

2. Желтов М. В. Институт выборов: становление, соц. функции, роль в политике. Кемерово: Кузбасс-вузиздат, 2003. 253 с.

3. Пилипенко В. А. Выборы как объект философского анализа: проблемы методологии социальных наук // Наука, искусство, образование на пороге III тысячелетия: Материалы II междунар. науч. конгр. г. Волгоград, 6-8 апр. 2000 г. Волгоград: Изд-во Волгогр. гос. ун-та, 2000. Т. 1. С. 98.

4. Уткин П. Г. Социология выборов // Актуальные проблемы естественных и гуманитарных наук. Ярославль: Изд-во Ярослав. гос. ун-та, 1995. С. 58-60.

5. Электоральная социология: учеб. пособие / С. Б. Суровов, И. О. Кузнецова, Е. С. Григорьев и др.; под ред. С. Б. Суровова. Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», 2009. 216 с.

6. Калинин С. Ю. Социология выборов и социологическое обеспечение избирательных кампаний // Сборник научных трудов гуманитарного факультета. Алтайский гос. техн. ун-т. Барнаул: Изд-во АГТУ 2002. С. 105-109.

7. Колесников Ю. С. Электоральная социология // Socio net on: Социология и маркетинг в сети. URL: http://spasi.narod.ru/socionet/borya/soc_35.html; http://psyfactor.org/lib/socis1.htm (дата обращения 31.10.2012).

8. Дзюбан В. В. Социология выборов // Актуальные проблемы социогуманитарного знания. М.: Изд-во Моск. авиац. ин-та (гос. техн. ун-т), 2006. Вып. 36. С. 101-107.

9. Зимин А. В. Социология выборов: учеб. пособие для студентов, обучающихся по спец. «Социология» и «Политология». Тамб. гос. ун-т им. Г. Р. Державина. Тамбов: Изд-во ТГУ 2005. 142 с.

10. Туманов С. В. Социологическое обеспечение выборов народных депутатов (методические аспекты изучения и учета общественного мнения) // Методика изучения общественного мнения. М.: Изд-во МГУ, 1992. С. 45-70.

11. Шевцов А. В. Политическая социология и современная Россия: учебно-метод. пособие. СПб.: Изд-во Рос. гос. пед. ун-та, 2009. С. 297-309.

12. Социологическое обеспечение избирательных кампаний: Круглый стол / материал подгот. А. И. Кравченко // Социол. исследования. 1996. № 4. С. 80-90.

13. Безрукавников И. А. Теоретические и практические проблемы изучения электорального поведения избирателей муниципальных образований. Астрахань: Изд-во Астрахан. гос. техн. ун-та, 1999. 110 с.

14. Безрукавников И. А. Участие в выборах как форма политического действия: проблемы методологии и методики социологических исследований: автореф. дис. ... канд. социол. наук. Волгоград, 1999. 24 с.

15. Дмитриев А. В., Тощенко Ж. Т. Социологический опрос и политика // Социол. исследования. 1994. № 5. С. 42-51.

16. Грушин Б. А. Электоральная социология в России: Что мешает ее успеху: Полемические заметки // Российский избиратель: сб. ст. / соред. В. И. Бакштановский, В. А. Чурилов. Тюмень; М.: Центр приклад. этики: Фин.-инвестиц. корпорация «Югра», 1996. С. 141-150.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

17. Соколов Н. В. Социологическое обеспечение избирательной кампании: цели, методы, ресурсы // Политический менеджмент: электоральный процесс и технологии: [Сб. ст.] / С.-Петерб. гос. ун-т, С.-Петерб. избират. комиссии; под ред. Л. В. Сморгунова. СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 1999. С. 132-145.

Статья поступила в редакцию 20 декабря 2012 г.