Научная статья на тему 'Юридическая сущность представительства как универсальной и уникальной формы посредничества'

Юридическая сущность представительства как универсальной и уникальной формы посредничества Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

CC BY
1942
515
Поделиться
Ключевые слова
ПОСРЕДНИЧЕСТВО / ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВО / ПОЛНОМОЧИЕ / ЮРИДИЧЕСКИЕ ФИКЦИИ / СУБЪЕКТЫ ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА / ПРАВОСУБЪЕКТНОСТЬ

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Невзгодина Елена Львовна

Исследуется специфика гражданско-правового института представительства с учётом дискуссионного на протяжении столетий самого понятия представительства как такового. Характеризуются конститутивные признаки представительства в гражданском праве, его юридическая природа как особая форма посредничества.

LEGAL ESSENCE OF REPRESENTATION AS UNIVERSAL AND UNIQUE FORM OF INTERMEDIARY

Specificity of civil-law institute of representation taking into account debatable throughout centuries of that concept is investigated. Are characterized конститутивные representation signs in civil law, its legal nature as special form of intermediary.

Текст научной работы на тему «Юридическая сущность представительства как универсальной и уникальной формы посредничества»

УДК 347

ЮРИДИЧЕСКАЯ СУЩНОСТЬ ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВА КАК УНИВЕРСАЛЬНОЙ И УНИКАЛЬНОЙ ФОРМЫ ПОСРЕДНИЧЕСТВА

LEGAL ESSENCE OF REPRESENTATION AS UNIVERSAL AND UNIQUE FORM OF INTERMEDIARY

Е. Л. НЕВЗГОДИНА (E. L. NEVZGODINA)

Исследуется специфика гражданско-правового института представительства с учётом дискуссионного на протяжении столетий самого понятия представительства как такового. Характеризуются конститутивные признаки представительства в гражданском праве, его юридическая природа как особая форма посредничества.

Ключевые слова: посредничество, представительство, полномочие, юридические фикции, субъекты гражданского права, правосубъектность.

Specificity of civil-law institute of representation taking into account debatable throughout centuries of that concept is investigated. Are characterized конститутивные representation signs in civil law, its legal nature as special form of intermediary.

Key words: intermediary, representation, power, legal fiction, subjects of civil law, personality.

Представительство является одной из форм гражданско-правового посредничества. Поскольку представительство, в отличие от иных форм посредничества, используется не только в договорных отношениях (договорное, или добровольное, представительство), но и при реализации гражданско-правовой правосубъектности малолетних и совершеннолетних недееспособных лиц (обязательное, или законное, представительство), его можно рассматривать как универсальную форму посредничества в гражданском праве. Представительство можно назвать и уникальной формой посредничества, поскольку это единственная форма последнего, при реализации которой правовые последствия действий одного лица - представителя непосредственно порождают правовые последствия у другого лица - представляемого. Иными словами, только в рамках представительства происходит полное замещение представителем фигуры представляемого, что позволяет говорить о представительстве как одной из известных праву юридических фикций.

Представительство расширяет и облегчает возможности приобретения и осуществления субъективных прав и обязанностей, а для недееспособных граждан служит основным средством участия в правовых отношениях. Тем самым представительство выступает как одна из важных гарантий реального и полного осуществления прав и исполнения обязанностей субъектами права. Соответственно, в условиях рыночных отношений, уже сложившихся в России, сфера применения представительства охватывает всё более широкий круг как имущественных, так и неимущественных отношений, становится всё более востребованным, во многих случаях -экономически наиболее целесообразным способом участия граждан и юридических лиц в гражданском обороте.

Представительство раздвигает и территориальные рамки деятельности, даёт возможность одному и тому же субъекту права, имеющему нескольких представителей, вступать в юридические отношения одновременно с разными партнёрами, в одно и то же

© Невзгодина Е. Л., 2012

время становиться стороной разных договоров. Как образно отметил в своё время

Н. О. Нерсесов, при помощи института представительства «юридическая личность человека переходит за пределы, очерченные его физической природой» [1].

Одновременно представительство во многих случаях позволяет субъектам гражданского права решать свои проблемы более квалифицированно, пользуясь услугами профессиональных представителей. С развитием института собственности и увеличением разнообразия видов сделок, заключаемых участниками гражданского оборота, появились сферы гражданско-правовых отношений, установление и реализация которых путём совершения юридических действий заведомо предполагает участие высококвалифицированных специалистов - представителей, в частности, когда речь идёт о сделках с недвижимостью, ценными бумагами, о биржевых сделках и др. «Заслуга представителя, -писал К. Маркс, - состоит в том, что благодаря его деятельности менее значительная часть рабочей силы и рабочего времени общества затрачивается на непроизводительные функции» [2].

Поскольку представительство способно «вторгаться» в процесс заключения и исполнения большинства гражданско-правовых сделок и совершения многих иных юридических действий, от чёткого соблюдения всех формальностей, связанных с оформлением доверенностей, осуществлением полномочия, зависит и судьба (действительность) сделок, заключаемых при посредстве представителя, наступление юридических последствий иных совершаемых представителем юридических действий, что также определяет значимость института представительства.

Будучи универсальной формой посредничества и важнейшей гарантией реального и полного осуществления прав и обязанностей (правосубъектности) субъектов гражданского (и не только гражданского) права, институт представительства вместе с тем в течение многих десятилетий не привлекал к себе должного внимания цивилистической доктрины.

В постсоветской литературе в условиях перехода к рыночным отношениям проблемы представительства как весьма востребован-

ного практикой правового института в отечественной цивилистической доктрине стали обсуждаться более оживленно, в том числе прослеживается явный интерес учёных не только к прикладным, но и к теоретическим проблемам данной формы посредничества, предпринимаются попытки осмыслить юридическую природу и структуру представительства и полномочия, критерии классификации представительства на виды с обоснованием специфических особенностей этих видов и форм, а также критерии разграничения представительства и иных форм посредничества в гражданском праве, предлагается сравнительный анализ представительства в различных отраслях права, исследуются специфические особенности осуществления представительства и последствия ненадлежащей реализации полномочия или превышения его пределов, юридическая значимость и возможные формы одобрения действий от имени другого лица без полномочия.

Однако основные понятия данного института - «представительство» и «полномочие» - продолжают оставаться дискуссионными. Нет единства мнений исследователей относительно самого понятия представительства и, как следствие, его структуры, юридической природы возникающих в связи с ним правоотношений, а также объекта представительства как правоотношения. До сих пор не достигнуто единства взглядов по вопросу о наличии или отсутствии отношений представительства в действиях руководителей, учредителей и работников юридического лица при их взаимодействии с третьими лицами в рамках своих служебных, трудовых обязанностей. Представительство иногда усматривают там, где в действительности оно отсутствует. Один и тот же термин нередко используется для обозначения разных правовых категорий [3]. К имеющимся в литературе уже не одно столетие различным концепциям понимания полномочия добавляются новые, порою весьма неожиданные («экслю-зивные»). Между тем точность терминологии, необходимая в любой науке, особенно важна в правоведении, поскольку обозначения понятий, выработанные правовой доктриной, затем воспроизводятся в законодательстве и используются в правоприменительной практике.

Одновременно следует констатировать, что, кроме статей профессора В. А. Рясенце-ва, наиболее глубоко исследовавшего институт отечественного гражданско-правового представительства советского периода и его же докторской диссертации, защищённой в 1950 г. и опубликованной только в постсоветский период, а также двух монографий автора настоящей работы, опубликованных с разрывом более тридцати лет [4], весьма немногочисленны опубликованные монографические или учебные издания, специально посвящённые теоретическим проблемам представительства в гражданском праве [5]. Глава о представительстве включается во все учебники по гражданскому праву, но так же, как и полвека, и даже столетие назад, трудно назвать и два из них, в которых проблемы представительства излагались бы с тождественных позиций.

Положение, сложившееся в науке гражданского права, не могло не отразиться в гражданском законодательстве о представительстве, в течение многих десятков лет характеризующемся рядом пробелов и противоречий, использованием одних и тех же терминов в качественно разных значениях, что не может не оборачиваться существенными трудностями в правоприменительной практике. При таких обстоятельствах вполне обоснованно то, что в Концепции развития гражданского законодательства и разработанном на её основе Проекте изменений в Гражданский кодекс Российской Федерации, подготовленных в соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 18 июля 2008 г. № 1108 «О совершенствовании гражданского законодательства», совершенствованию норм о представительстве с учётом сложившихся экономических отношений уделено существенное внимание. Тем не менее и в этих документах не решены многие проблемные вопросы, касающиеся института представительства.

Соответственно, очевидна необходимость дальнейшего теоретического освоения института посредничества и представительства как его универсальной формы, единообразного толкования существующих правовых норм и совершенствования действующего законодательства, используемых терминов и устранения имеющихся пробе-

лов в современных реалиях рыночных отношений.

Институт гражданско-правового представительства имеет весьма существенное значение для правоприменительной практики. Во многих случаях от вопроса о том, были ли соблюдены нормы права о представительстве и доверенности при совершении сделки, в том числе многомиллионной по сумме и поистине судьбоносной (например, сделки с жильём для граждан), зависит судебное решение, касающееся самого факта совершения сделки с тем или иным субъектным составом, или её действительность.

Представительство является одной из форм гражданско-правового посредничества. Поскольку представительство, в отличие от иных форм посредничества, используется не только в договорных отношениях (договорное, или добровольное, представительство), но и при осуществлении гражданско-правовой правосубъектности малолетних и совершеннолетних недееспособных лиц (обязательное, или законное, представительство), его можно рассматривать как универсальную форму посредничества в гражданском праве. Учёные, исследующие посреднические договоры, используя различные критерии разграничения, выделяют в качестве посредников финансовых, страховых, информационных, торговых (коммерческих), маркентиговых посредников, посредников в канале продвижения, агентов [6] (консигнационный агент, агент-делькредере, брокер, аукционист, дистрибьютор, агент с исключительными правами [7]), эксклюзивных и авторизованных дилеров, биржевых и таможенных брокеров [8], коммивояжеров, комиссионеров, консигнаторов, дистрибьюторов, в том числе оптовых маклеров и дистрибьюторов регулярного типа, аукционистов и др. Анализ особенностей правового положения каждого возможного вида посредников требует отдельного рассмотрения, что выходит за рамки настоящей работы.

В данной работе исследуется институт представительства как форма посредничества, имеющего юридическое значение, т. е. связанного с совершением сделок или иных юридических действий (в отличие от посредничества, выражающегося лишь в фактической помощи - услуги посыльного, например).

Все иные формы посредничества, по сравнению с представительством, используются в основном в сфере торгового оборота, при этом посредническая деятельность обычно выступает как предпринимательская, во многих случаях требующая лицензирования и в экономическом смысле слова реализующаяся в качестве оказания услуг. В юридической литературе представительство и посредничество справедливо оцениваются как сравнимые, но не совпадающие понятия: при посредничестве одна из сторон - всегда предприниматель, посредничество часто требует лицензирования, тогда как представительство в нём не нуждается, иной посредник (в отличие от представителя) может действовать и без доверенности [9].

В этом плане сложно согласиться с тезисом о том, что торговое представительство в отличие от посредничества - более ёмкое понятие и более емкая категория, направленная на оказание содействия клиентам именно в области торговли [10]. В этой же связи спорно мнение о том, что к числу разграничительных критериев представительства и посредничества относится то, что «всякий посредник выступает в чужих интересах от собственного имени. Это и различает оба института» [11]. Точнее было бы говорить о том, что представитель - тоже посредник, но в отличие от иных посредников выступающий в гражданском обороте в интересах представляемого лица от своего имени. Представительство, в том числе в сфере торгового оборота, является лишь одной из возможных форм посредничества, предусмотренных гражданским законодательством. Как справедливо отмечает С. В. Николюкин,

«торговое представительство следует квалифицировать как вид посредничества в экономическом смысле. Экономическую основу торгового представительства как раз и обеспечивает наличие посредничества. В ходе расширения международной торговли, сопровождаемой развитием посредничества в рамках правовых норм и принципов, и появился институт торгового представительства.

Представительство как самостоятельная гражданско-правовая категория и соответствующий правовой институт сформировалось преимущественно под влиянием торговых сводов и обобщения обыкновений практики

коммерсантов. Именно торговля и экономический оборот с их отчётливо выраженными стремлениями максимально увеличить число контактов, устранить территориальные границы, нивелировать национальные, этнические и прочие различия вызвали к жизни так называемое свободное (договорное) представительство» [12]. В связи с этим в литературе отмечается, что коммерческое представительство (понимаемое как представительство в сфере торговли) возникло ранее общегражданского [13]. Думается, однако, что коммерческое представительство (понимаемое и как любое представительство в сфере торговли, и в современном его значении - по ст. 184 ГК РФ) не может квалифицироваться в качестве какого-либо принципиально самостоятельного вида представительства, а, напротив, является одним из видов гражданско-правового представительства.

Принципы, цели и задачи посредничества в торговом обороте определили и определяют в сегодняшних экономических условиях «основные тенденции развития правового регулирования представительства» [14].

Как справедливо отмечает Е. А. Токар, представительство - это результат потребностей общественного развития, прежде всего -признания самоценности отдельной автономной личности. Лишь по итогам длительного процесса, в том числе и социальных катаклизмов, это обстоятельство привело к формированию адекватных правовых воззрений, позволивших в правоспособности всякого человека усматривать юридически значимые возможности, позволяющие ему действовать не самому, а через представителя.

Своеобразным «двигателем» разработки современных правовых конструкций представительства, ускорителем перемен в правовом регулировании данных отношений традиционно выступала торговля в её широком понимании как форма организации экономического обмена. Именно под влиянием практических потребностей коммерсантов, желающих действовать вне зависимости от границ и расстояний, сложился современный правовой институт представительства» [15].

П. П. Цитович, характеризуя юридическую сущность торгового представителя, отмечал, что «торговый представитель есть всякий, кто совершает торговые действия за

чужой счёт и на чужое имя; действует он так с ведома и воли того, кого представляет; но он действует - сам решает дело, имеет своё усмотрение, а не передаёт лишь чужое решение» [16]. Практически так же П. П. Цитович определял распорядителя при совершении торговых сделок: «он вполне заступает хозяина подобно тому, как опекун заступает малолетнего или сумасшедшего», «он играет роль хозяина», «он распоряжается фирмой» [17], при этом распорядителя П. П. Цитович противопоставлял приказчику, который не «заступает хозяину, а лишь содействует ему» [18].

Авторы, исследующие институт представительства, кроме классификации его по отраслевому признаку, в ряде случаев предлагают и иные критерии классификации. Так, в литературе высказано предложение классифицировать представительство на виды, беря за основу характер и объём (точнее было бы сказать - конкретное содержание) полномочия, которым представляемый наделяет своего представителя. Соответственно, предлагается выделять активное и пассивное представительство: при активном - представитель уполномочен на оферту третьему лицу от имени представляемого на заключение той или иной сделки, а при пассивном - полномочие состоит лишь в получении акцепта на ранее направленную самим представляемым третьему лицу оферту [19]. Конечно, можно избрать и такой критерий для классификации. Но не говоря уже о том, что предложенная классификация вряд ли может иметь сколько-нибудь значимое практическое значение, она не сообразуется с законами логики, так как по данному критерию невозможно классифицировать представительство в целом и даже только гражданско-правовое представительство, так как эта классификация годится лишь для добровольного (договорного) представительства и лишь для случаев, когда речь идёт о заключении договоров. Кроме того, в условиях современных экономических отношений, развивающегося гражданского оборота, широкого внедрения представительства в сферу предпринимательства трудно представить себе такие отношения представительства, когда доверитель уполномочивает своего поверенного на совершение только одной из

стадий заключения договора - либо оферту, либо акцепт. Напротив, всё чаще полномочие представителя предполагает и заключение, и исполнение сделки (и не только договора, но и односторонней сделки), и одновременно совершение действий, необходимых для защиты прав и интересов представляемого в связи с заключаемой сделкой.

При представительстве действует один субъект права, но имеется в виду, что в его лице действует другой - представляемый, т. е. «воля, выраженная одним, признаётся волею другого» [20], что позволяет говорить о «фикции воли» [21], квалифицировать

представительство как «искусственный юридический институт», как «правовую фикцию» [22].

Легального определения понятия «представительство» в действующем гражданском законодательстве нет, как не было его ни в одном из ранее действующих гражданских кодексов. Легальное же определение сущностных признаков гражданско-правового представительства и указание на его цели есть, и содержится таковое в п. 1 ст. 182 ГК РФ, в силу которого сделка, совершённая одним лицом (представителем) от имени другого лица (представляемого) в силу полномочия, основанного на доверенности, указании закона либо административном акте публично-правового образования, непосредственно создаёт, изменяет и прекращает гражданские права и обязанности представляемого.

Интересно отметить, что, обобщив взгляды наиболее известных российских цивилистов своего времени, практически то же определение представительства (в выражениях, характерных для той эпохи) дал представительству более века назад К. Анненков, указав, что представительство - это «заступление одного лица другим перед третьими лицами, когда одно лицо совершает юридическое действие именем другого и вместо другого лица - принципала, вследствие чего и последствия юридической сделки, совершённой им вместо и от имени последнего, т. е. установленные ею права и обязанности, должны относиться исключительно к принципалу, а не к представителю» [23].

Таким образом, цель представительства (а не его определение, как полагают некоторые авторы [24]) - это сделка (иногда и иное

юридическое действие), совершаемая представителем с третьим лицом от имени представляемого и с непосредственными для него для него юридическими последствиями [25].

Что же касается признаков гражданско-правового представительства, то из п. 1 ст. 182 ГК РФ следует, что необходимым и специфическим признаком такового является выступление одного лица от имени другого. Само существо представительства состоит в том, что одно лицо отправляет юридическую деятельность вместо другого, замещая его [26]. Содержание выделенного выражения трактуется в литературе как действие по отношению к третьим лицам, как действие, совершённое при осведомленности третьих лиц о представительном характере действия [27], как юридическое целенаправленное действие, или, наконец, как действие, порождающее непосредственный правовой результат для другого лица.

Думается, что каждая из этих трактовок характеризует выступление одного лица от имени другого правильно, но односторонне.

Представительство в гражданском праве характеризуется полным замещением [28] представляемого представителем в процессе совершения тех или иных юридических действий.

Представительство может предполагать и совершение каких-либо фактических действий представителем, но лишь как сопутствующих юридическим (т. е. порождающим правовые последствия непосредственно для представляемого). В противном случае нет оснований говорить о представительстве, что не всегда учитывается в судебной практике. Так, рассматривая спор между клиентом и риэлтерским агентством по вопросам, связанным с заключением и исполнением между ними договора, предусматривающего подбор агентством вариантов продажи квартиры, составление текста договора купли-продажи, сопровождение сделки в регистрационном органе, суд не усомнился в квалификации этого договора как договора поручения [29], хотя на самом деле это обычный договор возмездного оказания услуг, регулируемый гл. 39 ГК РФ.

В юридической литературе в качестве самостоятельного признака представительства иногда указывают на то, что представи-

тельство может опосредовать только правомерные действия - в первую очередь действия представляемого и представителя, а также третьего лица, с которым представитель вступает в отношения от имени представляемого [30]. Думается, что это подразумевается само собой, поскольку представительство направлено на совершение сделок или иных юридических действий, которые всегда подразумеваются как правомерные.

Статья 182 ГК РФ, указывая сущностные признаки гражданско-правового представительства, в то же время не содержит понятия представительства как такового. Это обстоятельство, а также многозначность терминов «представитель», «представительство» в обиходном словоупотреблении нашли своё отражение в науке советского гражданского права, в которой не выработано единого понятия представительства.

Отношения по представительству не являются имущественными, ибо не опосредуют отношения собственности ни в статике, ни в динамике. Посредством представителя устанавливаются и осуществляются как имущественные, так и неимущественные правовые связи. Неимущественный характер полномочия (основного элемента содержания представительства), данного на приобретение прав и обязанностей представляемого, очевиден. Но правоотношение представительства не становится имущественным и в случае, когда полномочие дано на осуществление имущественных прав или обязанностей. Имущественное право (или обязанность) представляемого и полномочие на их осуществление не тождественны: последнее представляет собой возможность осуществить первое. На неимущественный характер полномочия указывает и то, что при осуществлении имущественного права (обязанности) представляемого полномочию не соответствует какая-либо имущественная обязанность (право) ни представляемого, ни третьего лица: права и обязанности, возникшие из сделки, заключенной представителем с третьим лицом, не касаются имущества представителя. Сама по себе связь неимущественных прав и обязанностей, составляющих юридическое содержание правоотношения представительства, с правоотношениями имущественными, выражающаяся в том, что в силу полномочия представитель

приобретает и осуществляет имущественные права и обязанности представляемого, отнюдь не превращает неимущественные правовые связи в имущественные.

Будучи неимущественным гражданским правоотношением, представительство характеризуется тем, что в результате его реализации происходит «организация» (возникновение, изменение, прекращение) других правоотношений (между представляемым и третьим лицом), что позволяет отнести его к числу организационных правоотношений.

В связи с тем, что субъектный состав представительства охватывает три категории лиц, структура представительства состоит из правовых связей, не совпадающих по субъектному составу, - участие третьих лиц в отношениях представительства предполагает различение внутренних связей по представительству (между представляемым и представителем) и внешних - с участием третьих лиц.

Представительство как гражданское правоотношение характеризуется следующими признаками:

1) в рамках этого правоотношения одно лицо выступает от имени другого: представитель в силу имеющегося у него полномочия устанавливает или осуществляет своими целенаправленными действиями права и обязанности представляемого по отношению к третьим лицам;

2) будучи средством юридической трансмиссии прав и обязанностей между представляемым и третьим лицом, правоотношение представительства тем самым является средством «организации» (возникновения, изменения или прекращения) правоотношения между представляемым и третьим лицом, что позволяет отнести его к числу неимущественных организационных гражданских правоотношений;

3) исследуемое правоотношение связывает трёх самостоятельных субъектов;

4) структура представительства содержит два или три звена - внутреннее и внешнее (внешние) правоотношения, объединенные фигурой представителя; внутреннее и одно из внешних правоотношений представительства являются организационно-пред-посылочными, другое внешнее выступает как организационно-информационное;

5) возникновение структурных элементов в рамках правоотношения представительства носит поэтапный характер.

Указанные признаки позволяют определить представительство как неимущественное организационное правоотношение, в силу которого юридические действия, совершаемые одним лицом (представителем) от имени другого лица (представляемого) по отношению к третьим лицам, осведомленным о представительном характере этих действий, влекут за собой возникновение, изменение или прекращение прав и обязанностей непосредственно для представляемого в его отношениях с третьими лицами.

1. Нерсесов Н. Понятие добровольного представительства в гражданском праве. - М., 1876. -С. 1.

2. Маркс К., Энгельс Ф. Собр. соч. - Т. 24. -С. 150.

3. Редкостный разнобой в применении терми-

нологии к категориям представительства как в науке, так и в законодательстве стал причиной того, что этому вопросу специально уделено существенное место в кандидатском исследовании. См.: Туранин В. Ю. Проблемы формирования и функционирования юридической терминологии в гражданском законодательстве Российской Федерации : автореф. дис. ... канд. юрид. наук. - Белгород, 2002. [Электронный ресурс]. - иЯЬ:

http://www.diss.rsl.ru.

4. См.: Невзгодина Е. Л. Представительство по советскому гражданскому праву. - Томск, 1980 ; Представительство. Гражданско-правовой аспект. - Омск, 2007.

5. В то же время следует отметить, что постепенно представительство или его отдельные виды (применительно к отраслевому признаку либо основаниям возникновения) становятся предметом диссертационных исследований. См., например: Скловский К. И. Представительство в гражданском праве и процессе (вопросы теории: сущность, содержание, структура) : автореф. дис. . канд. юрид. наук. - Харьков, 1982 ; Спиридонов С. А. Посредничество как комплексный институт гражданского права : автореф. дис. . канд. юрид. наук. - М., 2007 ; Субботин Н. А. Представительство в англо-американском праве : дис. ... канд. юрид. наук. - М., 1983 ; Табак И. А. Новые положения судебного представительства в гражданском судопроизводстве : автореф. дис. . канд. юрид. наук. -Саратов, 2006 ; Сидоров Р. А. Представительство в гражданском процессе : автореф. дис. ... канд. юрид. наук. - Тверь, 2003; Панте-

лишина О. В. Правовое регулирование отношений представительства в гражданском праве : автореф. дис. ... канд. юрид. наук. -Краснодар, 2007 ; Сергеева-Левитан М. В. Коммерческое представительство как юридическая конструкция в гражданском праве : дис. ... канд. юрид. наук. - Екатеринбург, 2008 ; Войтович Л. В. Ведение дел в гражданском и арбитражном процессе посредством действий представителя : автореф. дис. ... канд. юрид. наук. - Хабаровск, 2004 ; Карпычев М. В. Проблемы гражданско-правового регулирования представительства в коммерческих отношениях : автореф. дис. ... канд. юрид. наук. - М., 2002 ; Згонников А. П. Правовое регулирование коммерческого представительства в гражданском праве : дис. . канд. юрид. наук. - Волгоград, 2006 ; Галу-шина И. Н. Посредничество как гражданско-правовая категория : дис. . канд. юрид. наук. - Екатеринбург, 2006 ; Дороженко М. Ю. Гражданско-правовое регулирование представительства: проблемы теории и законодательства : автореф. дис. . канд. юрид. наук.

- М., 2007 ; Дурнева П. Н. Добровольное

представительство по гражданскому праву России : дис. ... канд. юрид. наук. - Краснодар, 2007 ; Ерохина Е. В. Семейно-правовое представительство по законодательству Российской Федерации : дис. ... канд. юрид. наук. - Казань, 2007 ; Королева С. О. Представительство сторон и третьих лиц в арбитражном процессе : автореф. дис. . канд. юрид. наук. - М., 2007 ; Орешин Е. И. Договоры о представительстве в российском гражданском праве : автореф. дис. ... канд. юрид. наук. - М., 2007 ; Носкова Ю. Б. Представительство в российском гражданском праве : дис. . канд. юрид. наук. - Екатеринбург,

2004 ; Мангутова Т. Е. Правовое регулирование отношений по торговому посредничеству : дис. ... канд. юрид. наук. - М., 1988; Майфат А. В. Понятие и организационно -правовые формы посредничества в гражданском праве : автореф. дис. ... канд. юрид. наук. - Екатеринбург, 1992 ; Кузнецов С. А. Коммерческое представительство по российскому гражданскому праву : дис. ... канд. юрид. наук. - Самара, 2004 ; Коротков Д. Б. Представительство как гражданское правоотношение. - Екатеринбург, 2011. Все названные выше диссертации см.: Электронный ресурс (Фонд Российской Государственной библиотеки). - иКЬ: http://www.diss.rsl.ru.

6. См.: Киселева Е. Н., Буданова О. Г. Организация коммерческой деятельности по отраслям и сферам применения : учебное пособие.

- М., 2008. - С. 82 ; Николюкин С. В. Посреднические договоры [Электронный ресурс]. -

Доступ из справ.-правовой системы «Кон-сультантПлюс».

7. См.: Кокушкина И. В., Воронин М. С. Международная торговля и мировые рынки : учебное пособие. - СПб., 2007. - С. 342.

8. См., например: Жилинский С. Э. Предпринимательское право (правовая основа предпринимательской деятельности) : учебник для вузов. - 8-е изд., пересмотр. и доп. - М., 2007.

- С. 780.

9. Ли А. С. Разграничение сделок представительства и посредничества // Законодательство и экономика. - 1995. - № 11/12. - С. 10-12.

10. Кривенький А. И. Правовое регулирование международных экономических отношений : учебник. - М., 2006. - С. 172.

11. Галушина И. Н. Понятие представительства и посредничества в гражданском праве: сравнительно-правовой аспект // Журнал российского права. - 2006. - № 2. - С. 139-148.

12. Николюкин С. В. Посреднические договоры [Электронный ресурс]. - Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

13. См.: Кузнецов С. А. Коммерческое представи-

тельство по российскому гражданскому праву : дис. . канд. юрид. наук. - Краснодар, 2004 [Электронный ресурс]. - иКЬ:

http://www.diss.rsl.ru.

14. Токар Е. Я. Соотношение посредничества и представительства // Законы России: опыт, анализ, практика. - 2008. - № 7. - С. 68-72.

15. Токар Е. А. Предпринимательство и представительство: тенденции и проблемы правового регулирования [Электронный ресурс]. - Доступ из справ.-правовой системы «Консуль-тантПлюс».

16. Цитович П. П. Очерк основных понятий торгового права. - М., 2001. - С. 109.

17. Там же. - С. 110.

18. Там же. - С. 116.

19. См.: Крашенинников Е. А., БайгушеваЮ. В. Представительство: понятие, виды, допустимость // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. - 2009. - № 12. -С. 12-13.

20. См.: Брагинский М. Договор поручения // Хозяйство и право. - 2001. - № 4. - Приложение. - С. 3.

21. См.: Там же.

22. Пухта Г. Ф. Курс римского гражданского права. - М., 1874. - Т. 1. - С. 143.

23. Анненков А. Система русского гражданского права. - СПб., 1899. - Т. 1. - С. 491.

24. См., например: Барсегян А. Г. Необходимо ли нотариально заверять доверенность на право управления автомобилем // Законодательство.

- 1997. - № 5. - С. 86-88.

25. См.: Гражданское право : учебник : в 2 т. -2-е изд. - М., 1998. - Т. 1. - С. 397-398.

26. См.: Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. Книга третья. Договоры о выполнении работ и оказании услуг. - М. : Статут, 2002. - С. 251.

27. См.: Шерешевский И. В. Представительство. Поручение и доверенность : практический комментарий к ГК РСФСР. - М., 1925. -С. 16-17.

28. В юридической литературе для выражения сущности представительства с одним и тем же содержанием используются термины «замещение», «замена», «заступление» (См., на-

пример: Казанцев Л. Учение о представительстве в гражданском праве. - Ярославль, 1878. - Вып. і. - С. 40).

29. См.: Определение Самарского областного суда от 9 августа 2010 г. по делу № 33-78б7.

30. Представительство и доверенность. Постатейный комментарий главы 10 Гражданского кодекса Российской Федерации / под ред. П. В. Крашенинникова. - М., 2009 [Электронный ресурс]. - Доступ из справ.-право-вой системы «КонсультантПлюс».