Научная статья на тему 'Языковая репрезентация паремиологических единиц концепта «Труд/лень» в английском и французском языках'

Языковая репрезентация паремиологических единиц концепта «Труд/лень» в английском и французском языках Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
675
164
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
КОНЦЕПТ / ПАРЕМИОЛОГИЧЕСКИЕ ЕДИНИЦЫ / ЯЗЫКОВАЯ РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ / CONCEPT / PAREMIOLOGICAL UNITS / LANGUAGE REPRESENTATIONS

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Солдаткина Татьяна Альбертовна

Проведенное исследование позволило выявить общие процессы формирования, реализации и восприятия паремиологических единиц концепта «труд/лень» в английском и французском языках; отметить сходства и различия антропоцентрически направленного восприятия окружающей действительности представителями разноязычных культур.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Language Representation of Paremiological Units in the Concept «Labour/ Idleness» in English and French

The study reveals the general processes of formation, realization and perception of paremiological units in the concept “work/idleness” in English and French; similarities and differences in anthropocentric perception of reality by the representatives of multilingual cultures have been analysed.

Текст научной работы на тему «Языковая репрезентация паремиологических единиц концепта «Труд/лень» в английском и французском языках»

УДК. 811.161.1

Т. А. Солдаткина T. A. Soldatkina

Марийский государственный университет, Йошкар-Ола Mary State University, Yoshkar-Ola

Языковая репрезентация паремиологических единиц концепта «труд/лень»

В АНГЛИЙСКОМ И ФРАНЦУЗСКОМ ЯЗЫКАХ

Language Representation of Paremiological Units in the Concept «Labour/ Idleness» in English and French

Проведенное исследование позволило выявить общие процессы формирования, реализации и восприятия паремиологических единиц концепта «труд/лень» в английском и французском языках; отметить сходства и различия антропоцентрически направленного восприятия окружающей действительности представителями разноязычных культур.

The study reveals the general processes of formation, realization and perception of paremiological units in the concept “work/idleness” in English and French; similarities and differences in anthropocentric perception of reality by the representatives of multilingual cultures have been analysed.

Ключевые слова: концепт, паремиологические единицы, языковая репрезентация.

Key words: concept, paremiological units, language representations.

Базовым понятием лингвокультурологии является концепт, который в настоящей статье, вслед за исследователями Н. Д. Арутюновой, В. А. Масловой,

В. Н. Телия, определяем как единицу картины мира, квант знания, комплексную единицу, которая в процессе мыслительной деятельности актуализирует разные признаки и слои. В концептах аккумулируется культурный уровень каждой языковой личности, а сам концепт реализуется не только в слове, но и в словосочетании, высказывании, дискурсе, тексте. При исследовании концепта «труд/лень» в рамках лингвокультурологии на первый план выходит вопрос о содержании концепта и его лингвокультурной специфики.

Раскрытие особенностей мироощущения и миропонимания представителями разных народов, отражающихся в концептах, возможно через изучение значений лексем и паремиологических единиц (ПЕ), репрезентирующих их в языке. В основе процесса па-ремиологической номинации лежит фразеологическое переосмысление, которое связано с воспроизведением реальных или воображаемых особенностей отраженных объектов на основе установления связей между ними. Важнейшим типом переосмысления является метафора.

Языковая репрезентация концепта «труд/лень» имеет сложное содержательное значение в связи с тем, что он непосредственно связан с жизнедеятельностью человека и трактуется, во-первых, как когнитивный феномен, а во-вторых, как явление культуры. Концепт «труд/лень» — значимый лингвокультурный концепт, об актуальности которого свидетельствует семантическая плотность. Его изучение способствует реконструкции картины мира социума, раскрытию ценностной ориентации культуры и построению ее иерархии.

При анализе лексем, в которых эксплицирован признак отношения к труду, мы обнаружили отражение различных сторон рассматриваемого концепта. В основу классификации практического материала кладется признак уточнения элементов семантики слов, репрезентирующих понятия труда и работы. Материалом исследования послужили паремиологические статьи словарей английского языка: «The Concise Oxford Dictionary of Proverbs (CODP)» [11], «Russian-English Dictionary of Proverbs and Sayings» А. Маргу-лис [12], «Английские пословицы и поговорки и их русские аналоги» И. Е. Митиной [5], «Большой англорусский фразеологический словарь» А. В. Кунина [3], «Сборник английских пословиц и поговорок»

С. Ф. Кусковской [4]. Паремиологические статьи для французского языка были исследованы по таким словарям как: «Словарь пословиц. Французско-русский и русско-французский» И. Е. Шведченко [7], «Французско-русский словарь пословиц и поговорок»

В. Г. Гнездиловой [2], «Французско-русский фразеологический словарь» Я. И. Рецкера [10]. Выбор данных словарей в качестве лексикографических источников обусловлен их актуальностью для практического исследования паремиологии английского и французского языков. Русский язык выступает в статье в качестве метаязыка исследования.

Труд в исследуемых языках представлен как процесс, направленный на достижение положительного результата, сочетающегося с прилежанием, а с другой стороны, — отражение профессиональной направленности (труд земледельца) и гендерного фактора (женский труд). В английском и французском языках паремии, дающие характеристику трудовой деятельности

человека, способны показать труд как сложный процесс, требующий обязательного планирования.

Понятийная и ценностная составляющие концепта «труд/лень» в паремиях исследуемых языков предполагают рассмотрение различных групп ПЕ: характеристика работника, в англ. a bad workman quarrels with his tools; во фр. à méchant ouvrier, point de bon outil — у плохого работника всегда инструмент виноват; описание результатов труда, работы, в англ. as you sow, so shall you reap; nul bien sans peine — без труда нет плода.

Проведенный нами анализ паремий концепта «труд/лень» выявил значительное сходство положительного отношения к труду в обеих лингвокульту-рах, a lazy man is the beggar’s brother — станешь лениться, будешь с сумой волочиться; on ne fait pas d’omelette sans casser des œufs — чтобы рыбку съесть, надо в воду лезть. Вместе с тем были выявлены примеры ироничного отношения к труду: as you sow, so shall you reap; on récolte ce que l’on a semé — что посеешь, то и пожнешь.

В английских паремиологических единицах труд рассматривается не только как средство выживания, но и как источник материального благополучия. Однако, в английском языке есть пословицы, которые характеризуют труд с отрицательной стороны: a woman’s work is never done — работе по дому конца нет; work like a horse — работать как каторжный; hard labour — каторжные работы.

Цель паремиологических единиц — охаректеризо-вать качества человека посредством его сравнения с предметом, имеющим отрицательные и положительные свойства. В качестве предмета сравнения могут выступать различные концепты живой и неживой природы, что создает образную номинацию, сопровождаемую положительной или отрицательной коннотацией. Данная группа пословиц и поговорок выделена неслучайно: ПЕ с зоонимами и орнитонимами являются одной из самых представленных групп паремио-логического фонда сравниваемых языков.

Принцип ценностной идеализации трудолюбия особым образом проявляется в словах метафорического происхождения — зооморфизмах. В исследуемых языках за многие столетия народного творчества сложились и впоследствии закрепились определенные образно-ассоциативные стереотипы трудовой деятельности. В английском и французском языках встречаются названия целого ряда животных, с названиями которых ассоциируется такая черта человека, как «трудолюбивый». В качестве примера приведем такие лексические пары, как: horse — cheval (лошадь), wolf — loup (волк), в англ. a horse that will not carry a saddle must have no oats — кто не работает, тот не ест; the wolf that wants to find the meat must trot all day on his own feet (букв. — волка ноги кормят); во фр. la faim chasse le loup hors du bois — нужда и голод погонят на холод (букв. — голод гонит волка из леса);

l’argent ne se trouve pas sous le sabot d’un cheval — деньги под ногами не валяются.

Следует отметить также, что большое количество идиоматических выражений с именами животных выражают одобрение приобретению положительного жизненного опыта, побуждают молодых брать пример с более старших, бывалых и компетентных в какой-либо области, тех, кого «не проведешь», например, в англ. you cannot catch an old bird with chaff — воробья на мякине не проведешь, в англ. an old dog barks not in vain — старый пес на ветер не лает; old fox wants no tutors (букв. — старой лисе учителя не нужны, старая лиса дорогу найдет). Подчеркнем, что дескрипция «опытный» в английском языке выражена эксплицитно посредством прилагательного (англ.) — old. В данном случае это вполне оправдано, так как с возрастом человек становится мудрее, опыт позволяет ему быстрее ориентироваться в ситуации, а, следовательно, с прагматической точки зрения он более успешен, приспособлен к жизни.

Реализация принципа ценностной идеализации трудолюбия четко прослеживается и в других зооморфных метафорах, образованных от наименований насекомых, в англ. a busy bee has no time for sorrow — трудолюбивой пчелке некогда грустить; во фр. abeille ouvrière — рабочая пчела. В представленных ПЕ зооморфизм «пчела», представляющий трудолюбивого человека, семантизируется позитивно: воспринимаемая активность характерна для соответствующих насекомых. Вместе с тем в этой зооморфной метафоре не находит отражение другая негативно-оцениваемая чувственным восприятием человека биологическая характеристика исходного значения, а именно: «жалящее насекомое». Однако ценностная идеализация одного семантического признака, транспонированного из исходного значения в метафорическое, делает нерелевантными другие семантические признаки.

В речевом общении представителей исследуемых языковых коллективов отражаются как уникальные черты, так и этноспецифические закономерности, характеризующие культурно-национальные особенности каждого народа и его языка.

В соответствии с проведенным анализом, аксиологическая идеализация трудолюбия в зооморфных метафорах реализуется через подчеркивание привлекательных сторон фаунистической реалии, отрицается наличие какого-либо принуждения или использования силовых методов, в англ. a good horse must not be spurred — хорошей лошади хлыст не нужен; во фр. l'homme naquit pour travailler, comme l'oiseau pour voler — человек рожден для работы, как птица для полета. В приведенных примерах для человека труд является приятным, увлекательным, интересным и желанным занятием.

В рассматриваемых языках нами проанализированы паремии, объединенные в тематическую группу «отношение человека к труду». В языках и национальных культурах содержательный признак «отношение

человека к труду» входит в ряд основополагающих абстрактных понятий, имеющих непосредственное отношение к жизни людей. В семантическом пространстве сублимированных оценок важная роль принадлежит интегральному дескриптивному компоненту «трудолюбивый», который находится в отношении семантической противоположности к семантическому микрополю с общей дескрипцией «ленивый». Отношение к труду позволяет раскрыть систему общественных отношений и базовые ценности общества.

На основе классификации свойств человека, предложенной Т. Н. Писановой, нами дана классификация наиболее частотных положительных и отрицательных человеческих качеств и объективирующих их частных оценок. Отмечено также, что число пословиц и поговорок с положительной оценкой в исследуемом материале гораздо меньше, чем с отрицательной.

В исследованных паремиях приветствуется активная созидательная деятельность человека, его желание хорошо и качественно работать, честное отношение работника к своим обязанностям, работе. При этом однозначно порицаются лень и безделье. Эта группа самая представительная, что свидетельствует о плотности концептов «лень», «безделье».

В «Толковом словаре современного русского языка»

С. И. Ожегова и Н. Ю. Шведовой содержатся следующие значения лексемы «лень»: 1. «Отсутствие желания действовать, трудиться, склонность к безделью». 2. «Не хочется, не охота» (разг.) [6]. Можно заметить, что в данном определении никак не выражено «авторское» отношение к описываемому явлению. В «Этимологическом словаре» М. Фасмера обнаруживаются интересные параллели с другими языками. Родственные понятию «лень» лексемы имеют значения: «вялость, медлительность, спокойствие, кротость, мягкость, нежность» [9]. Так выглядит картина мира, представленная в словарях. Необходимо рассмотреть, как проявляются первичные значения ПЕ и какой образ лени создается в народном представлении. Англичане и французы единодушны во мнении, что праздность — мать всех пороков: an idle brain is the devil’s workshop; by doing nothing we learn to do ill. Во французском языке: l’oisiveté est (la) mère de tous les vices — праздность — мать всех пороков; pour les paresseux chaque jour est fête — ленивому всегда праздник. Праздность и безделье отрицательно сказываются на умственной деятельности: idleness rusts the mind — безделье ум притупляет; стоячая вода киснет; standing pools gather filth — в стоячей воде ил собирается; в русском языке: стоячее болото гниет. Во французском языке: l’oisiveté roulle l’esprit — праздность притупляет ум. Лодыри не могут правильно распре -делить свое время: idle folks have the least leisure — у лодырей нет досуга. У лодырей на все есть свое оправдание: idle folks lack no excuses, бездельники всегда трудятся языком: the tongue of idle persons is never idle. Леность наводит на бедность: they must hunger in winter that will not work in summer — кто ленив сохой,

тому весь год плохой. Англичане считают ленивого человека братом нищего: a lazy man is the beggar’s brother — станешь лениться — будешь с сумой волочиться. Французы также предупреждают лентяев, что тот, кто ленивый никогда не разбогатеет: jamais pareses n’a acquis richesse; la paresse marche lentement et trouve la pauvreté en route. В ПЕ единицах исследуемых лингвокультур описываются последствия лени. В английском языке: he that rises late must trot all the day — букв. кто поздно встает, тот должен весь день рысцой бегать; долго спать — с долгом встать; he who sleeps catches no fish — букв. кто спит, тот не поймает рыбу; в русском языке: кто зевает, тот воду хлебает. Во французском языке: (le) renard qui dort la matinée n’a pas la langue/gueule emplumée — спящей лисе куренок на зуб не попадет; la faim regarde la porte de l’homme laborieux, mais elle n’ose pas entrer — где работают, там и густо, а в ленивом доме пусто.

Таким образом, в социуме труд — это благо, а лень — грех. Безделье и бездельники порицаются, особенно прозрачна положительная оценка труда в конкретный период времени. Ценным качеством хорошего работника является его умение обращаться с инструментом и знание своего дела. Английский рационализм проявляется в поощрении только совершенного труда при условии получения результата, который достигается приложенными усилиями, знаниями, в постоянстве, потраченным временем, старанием и сосредоточением на деле.

В целом сравнительно-сопоставительное изучение паремиологических единиц концепта «труд/лень» в рассматриваемых языках попутно показало превалирующее сходство над различиями как на семантическом и структурном уровнях, так и в плане их контекстуальной реализации. Проанализированный нами материал позволяет заключить, что труд, работа, их качественное выполнение положительно оценивались и оцениваются в обществе. Об этом говорят многочисленные ПЕ, выражающие признак отношения к труду. Безделье и лень в противоположность труду и работе однозначно отрицательно оцениваются в паремиологическом фонде сравниваемых языков.

Литература

1. Воркачев С. Г. Национально-культурная специфика концепта любви в русском и испанском языках // Филологические науки. — 1995. — № 3. — С. 55-66.

2. Гнездилова В. Г. Французско-русский словарь пословиц и поговорок. — 3-е изд. стереотип. — М.: Мирта-Принт, 2010. — 72 с.

3. Кунин А. В. Большой англо-русский фразеологический словарь. — М.: Русский язык, 1984. — 944 с.

4. Кусковская С. Ф. Сборник английских пословиц и поговорок. — Мн.: Выш. шк., 1987. — 253 с.

5. Митина И. Е. Английские пословицы и поговорки и их русские аналоги. — СПб.: КАРО, 2006. — 336 с.

6. Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка. — 4-е изд., доп. — М.: Российская академия наук; Институт русского языка им. В. В. Виноградова; М.: Азбуковник, 1999. — 943 с.

7. Словарь пословиц. Французско-русский и русско-французский / под ред. И. Е. Шведченко. — М.: Русский язык - Медиа; Дрофа, 2009. — 165 с.

8. Степанов Ю. С. Константы: Словарь русской культуры. Опыт исследования. — М.: Школа «Языки русской культуры», 1997. — 824 с.

9. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка = Russisches etymologisches Wörterbuch: в 4 т. / пер. с нем. и доп. О. Н. Тру-бачёва. — 4-е изд., стереотип. — М.: Астрель — АСТ, 2007. — Т. 1. — 588 с.

10. Французско-русский фразеологический словарь / под ред. Я. И. Рецкера. — М.: Изд-во иностр. и нац. словарей, 1963. — 1112 с.

11. The Concise Oxford Dictionary of Proverbs (CODP). — Oxford, New-York: Oxford University Press, 1996. — 316 p.

12. Margulis A. Russian-English Dictionary of Proverbs and Sayings. — McFarland & Company, Inc., Publishers, 2000. — 494 p.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.