Научная статья на тему 'Язык науки и проблема интеграции психологического знания и сообщества'

Язык науки и проблема интеграции психологического знания и сообщества Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

CC BY
489
50
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
язык науки / интеграция / психологическое знание / психологиче-ское сообщество / language of science / integration / psychological knowledge / psychological com-munity

Аннотация научной статьи по психологическим наукам, автор научной работы — Ю. Н. Слепко

Статья посвящена проблеме интеграции в психологии интеграции психологического знания и психологического сообщества. Дается краткое представ-ление о современных интеграционных процессах в психологии, о двух типах инте-грации стихийной и искусственной. Ставится вопрос о месте проблемы языка пси-хологии в решении вопросов интеграции психологического знания и сообщества. В статье утверждается, что понимание специфики языка психологического знания дает возможность поиска собственных (психологических) путей интеграции, отлич-ных от моделей интеграции в естественных науках

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Language of science and the problem of integration of psychological knowledge and community

The article is devoted to the problem of integration in psychology the integra-tion of psychological knowledge and the psychological community. A brief presentation of modern integration processes in psychology, two types of integration spontaneous and artificial. The question is raised about the place of the problem of the language of psychology in addressing the integration of psychological knowledge and the community. The article states that understanding the specifics of the language of psychological knowledge makes it possible to search for one's own (psychological) ways of integration that are different from integration models in the natural sciences.

Текст научной работы на тему «Язык науки и проблема интеграции психологического знания и сообщества»

Ю.Н. Слепко

Язык науки и проблема интеграции психологического

знания и сообщества1

Сведения об авторе

Аннотация. Статья посвящена проблеме интеграции в психологии - интеграции психологического знания и психологического сообщества. Дается краткое представление о современных интеграционных процессах в психологии, о двух типах интеграции - стихийной и искусственной. Ставится вопрос о месте проблемы языка психологии в решении вопросов интеграции психологического знания и сообщества. В статье утверждается, что понимание специфики языка психологического знания дает возможность поиска собственных (психологических) путей интеграции, отличных от моделей интеграции в естественных науках

Ключевые слова: язык науки, интеграция, психологическое знание, психологическое сообщество.

1 Исследование выполнено при поддержке задания № 25.8407.2017/8.9 на выполнение проекта по теме «Методология интеграции психологии: от интеграции психологического знания к интеграции психологического сообщества»

В современной психологической науке реализуется достаточно большое количество исследований - эмпирических, экспериментальных, теоретико-методологических. Выпускаются многочисленные научные журналы, издаются учебники, монографии, проводятся многочисленные конференции (очные, заочные, очно-заочные, интернет, веб и пр., и пр., и пр.), публикуется не поддающееся подсчету количество статей и тезисов, идет подсчет цитирований и научных публикаций в многочисленных наукометрических системах, психологов приглашают на ток-шоу, новостные и аналитические передачи. Такое положение дел не может не радовать - психология уверенно движется к тому, чтобы занять центральное место в структуре современного человекознания.

На этом фоне казалось бы странно слышать слова о том, что психология находится в состоянии кризиса - внешне, для стороннего наблюдателя, для обывателя ситуация как нам кажется воспринимается обратно. Между тем, примеров

описания современного состояния психологии как кризисного достаточно. Стоит лишь сослаться на авторитетные определения кризиса Ф.Е. Васи-люком (1996), А.В. Юревичем (1999), В.А, Мазило-вым (2017), Т.В. Корниловой и С.Д. Смирновым (2011) и мн.др. При этом кризисное состояние психологии было интересно описано Е.Е. Соколовой, метафорично сравнившей ее с «архипелагом в океане, состоящем из крупных и маленьких островов, жители которых мало общаются друг с другом. Каждый остров - это одна из общепсихологических концепций, океан - психологическая реальность, которую так или иначе пытаются исследовать жители всех островов. Реальность -одна, но она по-разному выглядит с того или другого острова» [8, 2005; с. 7].

Действительно, реальность одна, но признаки кризиса многочисленны: раскол между теоретической и практической психологией [1]; кризис психологического знания и традиционных спосо-

бов его получения [13]; отсутствие общепсихологической теории, выбор адекватного метода исследования, продолжающиеся попытки определения предмета психологии [4] или неадекватное понимание психологической наукой своего предмета [5] и др. Сколь многочисленны определения кризиса, столь и разнообразны пути выхода из него. Не будем углубляться в данную проблематику, сославшись на упомянутые исследования - в них читатель с интересом познакомиться и с проблемой кризиса в психологии, и с пониманием способов ее решения.

Между тем, возвращаясь к метафоре Е.Е. Соколовой, акцентируем внимание на сравнении психологов с островными жителями, мало общающимися друг с другом. Проблемы с коммуникацией здесь могут восприниматься и как причина, и как следствие такого положения дел, которое именуется в психологии кризисом науки. Конечно, это далеко не главная причина ее кризисного состояния, тем более что она в современных теоретико-

методологических исследованиях практически не рассматривается. Описанные выше признаки кризиса относятся прежде всего к методологическим и теоретическим проблемам психологии [6; с. 5-9], тогда как проблема языка науки может рассматриваться как проблема средств их решения. Конечно, данная идея требует более детального анализа, поэтому остановимся лишь на констатации того, что проблеме языка психологической науки, коммуникации психологического сообщества уделяется сегодня незначительное внимание. Однако, как мы покажем ниже, ее разработка представляется важной в решении и теоретических, и практических проблем современной психологии.

Однако прежде еще раз вернемся к проблеме кризиса психологии. Большинство психологов признает, что к числу наиболее актуальных относится проблема целостности современной психологии - целостности как разных ее сторон (теоретической и практической психологии), так и

целостности в плане объединения многочисленных подходов в так называемую общепсихологическую теорию. Ввиду этого на первый план выступает потребность в интеграции - и конкретного психологического знания, и психологического сообщества, продуцирующего это знание.

В одном из наших исследований [7] мы достаточно подробно описали современные исследования интеграционных процессов, выделили виды интеграции, происходящие сегодня в науке, также было предложено описание проекта изучения проблемы интеграционных процессов в современной психологической науке. Ввиду этого лишь кратко остановимся на описании проблемы интеграции в психологии.

1. В современной психологии проблеме интеграции придается достаточно большое значение. Ценности интеграции активно декларируются на самых разных уровнях - как отдельных разделов и дисциплин, так и целостного психологического

знания. Интеграция рассматривается как важнейшее средство решения накопившихся в психологии методологических, теоретических, эмпирических и экспериментальных проблем.

2. Потребность в интеграции рассматривается как на уровне современного психологического сообщества, так и на уровне психологического знания.

3. Несмотря на крайне высокую актуальность и популярность проблемы интеграции реальные интеграционные процессы явно отстают, чему могут быть ряд причин: «Во-первых, наличие не вполне адекватных установок в отношении понимания механизмов, технологии и средств интеграции у психологов исследователей. Во-вторых, отсутствие необходимого методологического аппарата для разработки технологии взаимодействия разных подходов к исследованию проблем психологии. В-третьих, отсутствие позитивных

примеров демонстрации обоих видов интеграционных процессов - в психологическом сообществе и психологическом знании» [7; с. 68].

4. Несмотря на объективно существующие трудности, интеграционные процессы так или иначе происходят. При чем можно говорить о двух видах интеграции - стихийной и искусственной. Если первая реализуется естественным образом на уровне проводимых междисциплинарных исследований, в ходе живого общения и взаимодействия психологов, вторая предполагает целенаправленные действия представителей психологического сообщества по разработке механизмов и средств интеграции. Приведем лишь ряд примеров: разработка интегративной психологии в исследованиях В.В. Козлова (2004, 2007), реализация интегративного подхода в работах В.Н. Панферова (2000, 2003), разработка проблем интегральной индивидуальности Б.А. Вяткиным (2011), разработка коммуникативной методологии психологии В.А. Мазиловым (2017) и мн.др. Не

будет специально загружать читателя перечислением многочисленных исследований проблемы интеграции в психологии, предложив обратиться к уже упоминавшейся статье [7].

Указанные и многие другие исследования ставят своей целью разработку механизмов интеграции психологической науки, что безусловно должно привести к решению проблемы кризиса современной психологии. Между тем в них на наш взгляд недостаточное внимание уделяется принципиальнейшему вопросу языка психологической науки. Является ли это проблемой современной психологии, можно ли ее рассматривать как средство интеграции психологии, какое место она занимает среди других проблем? Эти и ряд других вопросов рассмотрим далее подробно.

В первую очередь хотелось бы акцентировать внимание на роли языка науки в функционировании научного знания. В Энциклопедии эпистемологии и философии науки под языком науки понимаются «особые языковые системы, посредством

которых исследователи организуют производимые ими знания и транслируют получаемую информацию в профессиональной среде» [2; с. 1197]. Безусловно, язык науки не является единственно возможным средством организации и трансляции знания. Но и приуменьшать его роль явно не стоит. Собственно особая его роль в организации научного знания определяется тем, что «сама структура и тип языковых выражений, применяемых в различных областях научного исследования, существенным образом определяет не только характер производимых знаний, но и направленность поисковой деятельности, результатом которой данные знания оказываются» [2; с. 1197].

Конечно, вряд ли стоит предполагать, что корни раскола между теоретической и практической психологией, как одного из признаков кризиса современной психологии, лежат в специфичным образом используемых языковых системах условными «теоретиками» и «практиками». По мнению, например, Ф.Е. Василюка ситуация куда

более сложнее: «К сожалению, - пишет Ф.Е. Васи-люк, приходится диагностировать не кризис, но схизис нашей психологии, ее расщепление. Психологическая практика и психологическая наука живут параллельной жизнью как две субличности диссоциированной личности: у них нет взаимного интереса, разные авторитеты... Наиболее опасное, что консервирует всю ситуацию и в первую очередь нуждается в исправлении, состоит в том, что ни исследователи, ни сами практики не видят научного, теоретического, методологического значения практики. А между тем для психологии сейчас нет ничего теоретичнее хорошей практики» [1; с. 26-27]. Мнение автора можно интерпретировать так, что проблема не столько в противоборстве существующих у «теоретиков» и «практиков» языковых систем, сколько во взаимопонимании друг друга, принятии-отвержении друг друга и т.п. Однако, как мы покажем чуть ниже, язык науки и не сводится к простому набору символов, оперирование которыми приводит к получению знания и его передаче другим. Даже

больше - «языковые средства, используемые специалистами, не являются какой-то внешней формой, в которой просто выражается содержание человеческих представлений о сторонах и свойствах изучаемых объектов и явлений внешнего мира» [2; с. 1197]. Принятая в семиотике трехаспектная модель существования знаковых систем (синтак-тика, семантика, прагматика) [3; с. 854] позволяет лишь в синтаксическом аспекте условно говорить о внешней (условно не смысловой) стороне языковых систем. Все остальное так или иначе связано с их смыслом, пониманием, отношением, переживанием и пр. К сожалению, здесь нет возможности далее развивать поднятую тему, однако заметим следующее. Если проблема в «не видении», в не признании друг друга, то речь идет, по всей видимости, о нарушенной коммуникации.

Итак, согласно традиционному представлению о языке науки, последний может быть представ-

лен в трех аспектах существования знаковых систем - синтаксическом, семантическом и прагматическом [3]. Дадим их краткую характеристику.

Синтаксический аспект направлен на рассмотрение языка «только как некоторой совокупности знаков, которые преобразуются по определенным правилам и образуют в своих связях ту или иную языковую систему» [10; с. 102].

Семантический аспект «требует обращения к содержанию языковых выражений. Он предполагает нахождение идеальных объектов и их связей, которые образуют непосредственный смысл терминов и высказываний языка» [10; с. 103].

Прагматический аспект «предполагает рассмотрение языковых выражений в отношении к практической деятельности и специфике социального общения, характерных для определенной исторической эпохи... Идеальные объекты и их корреляции, образующие область смыслов языковых

выражений, берутся в их отношении к социокультурной среде, породившей ту или иную "популяцию" научных знаний» [10; с. 102].

Подчеркнем еще раз - интеграция психологического знания и психологического сообщества не может сводиться к решению проблемы интеграции собственных психологических языковых систем, между которыми на уровне знания и существуют определенные противоречия. Между тем нельзя не обращать внимания на то, что именно в языковых системах и выражены противоречия между многочисленными подходами, направлениями, научными школами в психологии. Другой вопрос - насколько та или иная система адекватно репрезентирует содержание того или иного подхода. Критический анализ функционирующих в психологии языковых систем позволит приблизиться к решению многих проблем - и методологических, и теоретических, и феноменологических и мн. др. Поясним нашу мысль.

Когда говорят о синтаксическом аспекте функционирования языка науки, имеют ввиду производимые «формальные операции со знаками, например, при оперировании физическими величинами (входящими в математические выражения для физических законов) в соответствии с правилами математики. В процессе таких операций исследователь отвлекается от смысла терминов языка и рассматривает термины только как знаки, образующие в своих связях формулы, из которых выводятся другие формулы по правилам данной языковой системы» [10; с. 103]. В отношении математики и большинства других естественных наук проблем с соотношением знака и выражаемой в нем величины чаще всего не возникает. В содержании естественнонаучного знания между учеными давно существуют договоренности о соотнесении определенной величины с определенным знаком. В отношении же гуманитарных наук, к которым относится и психология, ситуация не только сложнее, но и значительно запутанней.

Во-первых, в с сравнении, например, с математикой, психология очень молодая наука, в связи с чем говорить о выработке ею собственного языка рано. Выделившись в 19 веке из философии и физиологии, психология вынужденно использовала язык и языковые системы этих научных дисциплин. Используя экспериментальные схемы физиологических исследований и объяснительные схемы философии, психология должна была каким-то образом их объединить для получения собственного научного знания. История психологии в 20 веке показала, что эффективность такой интеграции пока достаточно низкая. Стоит вспомнить, с одной стороны, бихевиористов, отказавших психологии в возможности объективно наблюдать собственные психологические феномены (сознание, бессознательное и др.), с другой, Ж. Пиаже [12], предложившего классификацию существующих в психологии объяснений. В последних зачастую психологическое сводится к непсихологическому, то есть редуцируется до более простых, объективно фиксируемых феноменов.

Во-вторых, вынужденно используя язык естественных наук, психология объективно снижает эффективность собственных исследований, объяснения и понимания психологических феноменов. Примеров тому можно привести множество. Так, в классификации методов психологии [11] самостоятельное место отводится группе методов, позволяющих обрабатывать данные исследований - методы обработки данных. Ведущее место среди них занимают количественные методы, многообразие которых позволяет не только подсчитать медианное значение какой-то переменной в выборке, но и факторизовать эти переменные методом главных компонент. В результате мы имеет вполне конкретные знаки, отражающие, как нам представляется, психологические величины - вербальный интеллект, фактор эмоциональной стабильности - нейротизма и пр. Или еще проще. Зачастую первым шагом обработки данных является использование первичных описательных статистик - мер центральной тенденции, изменчивости и т.д. Подсчет среднего арифметического какого-

то признака в выборке дает возможность выявить некоего «среднего» испытуемого. При этом зачастую высокие показатели среднего квадратиче-ского отклонения указывают на бессмысленность усреднения ввиду значительной асимметрии полученных данных. Конечно, и сами психологи, и математики вырабатывают методы повышения надежности используемых методов математической статистики, однако количество объяснений психологических феноменов ненадежными средствами значительно. Речь идет не о том, чтобы психология отказалась от заимствований средств исследований из естественных наук, а о необходимости выработки собственных знаковых систем, соответствующих характеру психологических фактов. Здесь перспективным видится разрабатываемая сегодня В.А. Мазиловым концепция факта в психологии, позволяющая определить собственную специфику фактов психологической науки [5].

Понимание синтаксического аспекта языка

науки напрямую связано с другим аспектом - семантическим, направленным на выделение идеальных объектов, образующих смысл терминов и высказываний языка науки. Его цель состоит в установлении того, «какие стороны внеязыковой реальности репрезентированы посредством указанных идеальных объектов» [10; с. 103]. В психологии этот аспект языка тесно связан с большим классом феноменологических проблем.

Если в естественных науках семантические аспекты языка достаточно хорошо разработаны, в психологии дело обстоит иначе. Так, в исследовании В.А. Мазилова это описано следующим образом: «Любая наука имеет дело с некоторой феноменологией, эмпирическими явлениями. В психологии это психические явления. Так, в психологии могут быть выделены явления памяти, мышления, восприятия и т.д. Хотя на первый взгляд может показаться, что этот феноменологический уровень относительно самостоятелен, это

не так. Психика изначально целостна, поэтому выделение в ней тех или иных явлений определяется теоретическими и методологическими представлениями. Номенклатура психических явлений определяется исходя из теории, в действительности же это серьезная методологическая проблема» [6; с. 6].

Таким образом проблема семантического аспекта языка многостороння. С одной стороны, речь идет о валидности вообще тех психологических конструктов, которые сегодня составляют корпус психологического знания. Чего только стоит одна из ведущих категорий современной психологии - категория деятельности. С другой, необходимо ставить вопрос о соответствии выделенных и существующих идеальных объектов тем сторонам внеязыковой реальности, которые они представляют. Крайне высокая степень актуальности этой проблемы была поставлена уже давно и касается она центральных категорий психологи-

ческого знания. Можно привести пример описания Г. Оллпортом [9] «типичной проблемы», с которой сталкиваются исследователи при разработке обобщающей теории научения. Задаваясь вопросом о том, как обобщить множество существующих теорий научения с множеством выделяемых в них форм и типов научения, Г. Оллпорт предлагает три варианта его решения: «1. Мы можем прибегнуть к стратегии отрицания, которая, по сути своей, заключается просто в жонглировании словами, используемыми нами, чтобы устранить не устраивающие нас доказательства. 2. Мы можем придерживаться эклектичного подхода и принести все теории научения в наше галочье гнездо. 3. Или, наконец, мы можем пытаться сформулировать исчерпывающую концепцию, в которой нашлось бы должное место для всех валидных факторов: субъективных и объективных, биологических и социальных, периферических и пропри-ативных. Эти три возможности есть у нас не только тогда, когда мы занимаемся проблемами научения, но и при разработке любой другой

нашей проблематики, будь то перцепция, эмоции, конфликты, познание, сознание или что-то еще» [9; с. 17]. Заметим, речь не идет об отказе от той или иной категории науки. И, конечно, не о первом варианте решения проблемы, описанном Г. Оллпортом. Типичность сформулированной им проблемы для большинства изучаемых категорий ставит вопрос не только о разработке обобщающей концепции, но и возможности самих идеальных объектов соответствовать заявляемым в них сторонам внеязыковой реальности.

Если первые два аспекта языка науки тесно переплетаются с проблемой интеграции психологического знания, то третий - прагматический, может вывести нас на решение проблемы интеграции психологического сообщества. Напомним, в прагматическом аспекте «идеальные объекты и их корреляции, образующие область смыслов языковых выражений, берутся в их отношении к социокультурной среде, породившей ту или иную "популяцию" научных знаний» [10; с.

103]. Как уже говорилось [7] одной из причин крайне медленного осуществления интеграционных процессов на современном этапе развития психологии является наличие не вполне адекватных установок в отношении понимания механизмов, технологии и средств интеграции у психологов исследователей. Эти установки затрудняют в том числе взаимодействие между представителями теоретической и практической психологией. Предполагается, что язык, используемый теоретиками и практиками, относится к одной и той же внеязыковой реальности, обозначаемой в предмете психологической науки. Однако противоречия между ними - это противоречия не между конкретными учеными - исследователями, практиками, а между социокультурными средами, в которых используемое ими научное знание было произведено. Источником многочисленных практик, столько активно развивающихся в современной российской психологии, является социокультурная среда, отличная от той, которая породила теоретическое знание. Ввиду этого бесконечные

попытки "подружить" теоретиков и практиков обречены, по всей видимости, на провал до тех пор, пока исходные основании обеих сторон не будут приведены к какому-то общему основанию. При чем вряд ли эффективным будет выбор в качестве такого основания той или иной теории или практики - и та, и другая вряд ли могут существовать друг без друга.

Помимо этого, обращаясь к прагматическому аспекту языка психологии, мы можем также говорить о проблеме трансляции психологического знания в профессиональной среде. Принятие профессиональным сообществом позиций входящих в него членов возможным будет тогда, когда влияние разных социокультурных сред, породивших научное знание, будет нивелировано более общими основаниями.

Конечно, в настоящей статье было поставлено скорее больше вопросов, чем дано ответов. Это является следствием сложности рассмотренных вопросов - и методологической, и теоретической. Тем не менее, постановка проблемы языка психологической науки позволяет приблизиться к пониманию ее роли в решении вопросов интеграции

психологического знания и психологического сообщества.

Рассмотренные в работе вопросы показывают, что проблема языка науки и интеграции психологии теснейшим образом переплетается с многочисленными вопросами, актуальными для современной психологической науки - вопросами

теоретического и методологического знания, проблематики эмпирических и экспериментальных исследований, междисциплинарных связей психологии с другими гуманитарными и естествен-

ными науками. Ввиду этого дальнейшая разработка проблематики языка психологической науки потребует расширения исследовательских задач.

Литература

1. Василюк Ф.Е. Методологический смысл психологического схизиса // Вопросы психологии. - 1996. -

№ 6. - С. 25-40.

2. Гусев, С. С Язык науки / в кн. Энциклопедия эпистемологии и философии науки. - М. : «Канон+»

РООИ «Реабилитация», 2009. - С. 1197-1198.

3. Гутнер, Г. Б Семиотика / в кн. Энциклопедия эпистемологии и философии науки. - М. : «Канон+»

РООИ «Реабилитация», 2009. - С. 853-855.

4. Корнилова Т.В., Смирнов С.Д. Методологические основы психологии. - М.: Издательство Юрайт,

2011. - 483 с.

5. Мазилов В.А. Методология психологической науки: История и современность. - Ярославль: РИО

ЯГПУ, 2017. - 419 с.

6. Мазилов В.А. Методология психологии. - Ярославль: МАПН, 2007. - 344 с.

7. Мазилов В.А., Слепко Ю.Н. Интеграция в психологии // ЧФ: СОЦИАЛЬНЫЙ' ПСИХОЛОГ. - 2017. -

Выпуск № 1 (33). - С. 67-75.

8. Общая психология: В 7 т. / Под ред. Б. С. Братуся. Том 1. Соколова Е. Е. Введение в психологию. -

М.: Издательский центр «Академия», 2005. - 352 с.

9. Оллпорт, Г. Личность в психологии / Г. Оллпорт. - М. : «КСП+»; СПб. : «Ювента», 1998. - 345 с.

10. Степин В.С. Теоретическое знание. - М.: Прогресс-Традиция, 2003. - 744 с.

11. Шадриков В.Д., Мазилов В.А. Общая психология. Учебник для академического бакалавриата. - М.: Юрайт, 2015. - 411 с.

12. Экспериментальная психология / ред.-сост. П. Фресс, Ж. Пиаже. Вып. I и II; общая ред. А. Н. Леонтьева. - М. : Издательство «Прогресс», 1966. - С. 157-194.

13. Юревич А.В. Системный кризис в психологии // Вопросы психологии. - 1999. - № 2. - С. 3-10.

teopemnrn gocaig^ehhh y ncnxoaorii. tom iii. 2018

Yu. Slepko

Language of science and the problem of integration of psychological knowledge

and community

Abstract. The article is devoted to the problem of integration in psychology - the integration of psychological knowledge and the psychological community. A brief presentation of modern integration processes in psychology, two types of integration - spontaneous and artificial. The question is raised about the place of the problem of the language of psychology in addressing the integration of psychological knowledge and the community. The article states that understanding the specifics of the language of psychological knowledge makes it possible to search for one's own (psychological) ways of integration that are different from integration models in the natural sciences.

Keywords: language of science, integration, psychological knowledge, psychological community.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.