Научная статья на тему 'Высшее женское образование и женское движение во Франции в XIX - начале XX в.'

Высшее женское образование и женское движение во Франции в XIX - начале XX в. Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
4852
403
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Высшее женское образование и женское движение во Франции в XIX - начале XX в.»

Т. В. Королева

ВЫСШЕЕ ЖЕНСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ

И ЖЕНСКОЕ ДВИЖЕНИЕ ВО ФРАНЦИИ В XIX - НАЧАЛЕ XX в.1

Французские женщины добились возможности получать высшее образование уже в конце 60-х гг. XIX в., намного раньше, чем женщины в других европейских странах. Произошло это, с одной стороны, благодаря женскому движению, а с другой стороны, было частью политики государства по изменению системы женского образования. Однако большинство француженок правом на получение высшего образования не пользовались, и в течение долгого времени большую часть студенток во французских университетах составляли иностранки.

Эта специфика во многом определялась внешними факторами социально-экономического, политического, идеологического и организационного характера, а также гендерными стереотипами, распространенными во французском обществе.

Хронологические рамки исследования определяются периодом с 1789 по 1924 год. Оно начинается с Великой Французской революции, когда появились первые женские общества, и заканчивается периодом после первой мировой войны, во время которого, с одной стороны, движению удалось реализовать большинство поставленных целей, а с другой стороны, оно перестало быть массовым, и большинство организаций прекратили свое существование.

Женское движение во Франции в период с 1789 по 1924 г. прошло в своем развитии два этапа, отличающихся по целям, идеологии, репертуару коллективных действий и типу организационных структур.

Период с 1789 по 1860 г. был временем начала фундаментальных изменений: в политике, экономике, психологии, быте и нравах общества. Кризис и разрушение «старого порядка» способствовали постепенному развитию новых производственных отношений, которые содействовали процессу модернизации и связанным с ней процессам урбанизации и индустриализации. Это привело к формированию новых социальных классов, постепенному изменению социальной структуры общества, доминирующего типа организационной структуры и положения различных социальных групп и общностей; создало принципиальную возможность для возникновения различных общественно-политических движений, в том числе женского.

Отличительной особенностью политической жизни Франции в этот период была закрытость политической системы для большинства граждан. Избирательными законами 1791 и 1830 гг. был установлен высокий имущественный ценз, в соответствии с которым решительное большинство в парламенте вплоть до 1848 г. имела только крупная буржуазия. Число политических партий, групп и фракций, способных переводить требования различных социальных групп на официальный язык парламентской политики, было минимальным, они сами только вступали в стадию формирования и закрепления в политической жизни.

Политическая нестабильность, постоянная смена режимов, отсутствие развитой системы политических партий, способных представлять и защищать интересы различных социальных общностей, делали вероятность формирования любых общественно-политических движений, в том числе женского, очень высокой.

1 Работа выполнена при поддержке программы «Развитие социальных исследований образования в России» Европейского университета в СПб. и фонда Спенсера.

Однако существовали внешние факторы2, которые делали вероятность развития организованного женского движения в рассматриваемый период очень низкой. Женщины не имели опыта осознания и презентации своих интересов. Степень пространственной концентрации женских групп с однородными интересами и потребностями была минимальной: практически отсутствовала первоначальная организованность женского населения (добровольные общества и объединения разных групп женского населения). Основная часть общества не осознавала существования женского вопроса и была настроена враждебно к проявлениям женской активности.

Эти факторы обусловили специфику и циклы развития женского движения во Франции в 1789—1860 гг. В этот период движение возникало только во время революционных подъемов (1789, 1830 и 1848 гг.) на волне общих циклов протеста населения. Затем, вследствие конфликта интересов движения и власти, государство проводило политику прямого подавления, а движение прекращало свое существование.

После революций наступал период реакции, прямого подавления женского движения, запрета женских обществ. Республиканский тип правления менялся на монархический, происходило ограничение гражданских свобод: введение цензуры, запрет собраний и усиление позиций антидемократических сил, поддерживающих реакцию, в частности позиций католической церкви, которая проводила целенаправленную политику распространения и усиления своего влияния на женщин. Эта политика церкви закрепляла в сознании важность для общества единственных функций, предназначенных для женщин существующей гендерной системой, — жены, матери и истовой католички. Пропаганда и политика церкви имели большой успех во Франции, где большинство женщин поддерживало традиционные религиозные ценности и выступало против теорий эмансипации и равноправия.

Все эти внешние условия определили специфику развития первого этапа женского движения за высшее образование в 1789—1860 гг.

Проблема организации женского образования в это время была тесно связана с изменением роли женщины в обществе, вызванным промышленным переворотом. Работа по дому в этот период впервые за всю историю перестала быть чисто женской обязанностью, так как она утратила свой производительный характер. Помимо традиционного подчинения женщины мужчине появилась еще одна причина порабощения слабого пола: мужчина в конце XVIII в. стал единственным кормильцем семьи. Претензии мужчины на власть объективно основывались на его труде вне дома, приносившем доход3. Вследствие этих процессов женщина оказалась заключена в частной сфере дома, а мужчине достался внешний мир. Поэтому женщине были приписаны черты характера, будто бы предопределившие ее для семьи и домашнего очага.

Во Франции это концептуальное изменение образа женщины было осуществлено Ж-Ж. Руссо в его работе «Эмиль или о воспитании» (1762). Исходя из физической, умственной и нравственной неполноценности женщин, он отводил им роль подчиненного существа, способного только на воспроизводство человеческого рода. Женщина определялась Руссо как «другое», т. е. чужеродное существо, с которым мужчину

2 Согласно парадигме коллективного действия (теория мобилизации ресурсов) любое общественно-политическое движение (в том числе и женское) формируется под воздействием ряда причин социально-экономического, политического, идеологического и организационного характера. Эти факторы представляют собой возможности, которые предоставляет движению общество и которые движение может сознательно использовать. В ресурсы движения эти предпосылки превращаются лишь в условиях мобилизации, которую проводит движение для достижения своих целей. Внутренние ресурсы — это факторы, которые продуцирует само движение. Подробнее о социологических парадигмах общественных движений см.: Здравомыслова Е. Парадигмы западной социологии общественных движений. СПб., 1993; Темкина А. Женское движение как общественное движение: история и теория // Гендерные тетради. СПб., 1997. С. 45— 94.

3 Зидер Р. Социальная история семьи в Западной и Центральной Европе (конец XVIII—XX вв.). М., 1997.

связывает только задача рождения потомства, поэтому для него естественным являлся вывод, что жизнь женщины должна быть иной, чем у мужчины, начиная с воспитания и еды и кончая особенной моралью. «Нравиться мужчинам, быть им полезной, внушать им любовь и почтение, воспитывать их, пока они молоды, заботиться о них, когда они станут

~ ~ 4

взрослыми, советовать им, утешать их, делая им жизнь приятной и отрадной»4 — вот, по мнению Руссо, обязанности женщины во все времена, и именно этому их надо учить с детства.

Воспитание и образование женщин высших и средних классов строилось согласно идеалу, разработанному Руссо, и предусматривало формирование милых, кокетливых, послушных, ничего, по сути дела, не умеющих и не знающих о жизни девушек. Часть из них получала домашнее образование: чтение, арифметика, обязательно музыка и рисование. Девочки из богатых аристократических семей воспитывались в частных закрытых школах, образованных еще в XVII в. по инициативе Фенелона. Большинство же девушек отдавали в «пансионаты» — закрытые учебные заведения при монастырях, где они жили в полной изоляции до замужества, устраиваемого родителями, либо до 16-летнего возраста5.

Трансформация семейного уклада, развитие новых производственных отношений требовали пересмотра системы воспитания, образования и изменения социально-правового статуса женщин. Но господство идеала женщины, как пассивной и подчиненной во всем мужу домохозяйки, делало возможность этих изменений маловероятной. На самом деле, на протяжении всего периода наблюдалась тенденция к еще большему ограничению прав женщин. Это противоречие способствовало осознанию женщинами своего положения, как неудовлетворительного, и началу женского движения.

Первая фаза женского движения началась во Франции в период революции 1789 г., когда появились многочисленные женские клубы, общества и объединения, которые не выдвигали четких требований, а добивались улучшения положения женщин в целом. Их действия носили спонтанный характер, так как причины социального недовольства и способ разрешения структурного напряжения были неосознанны. Определенностью требований выделялось лишь феминистское крыло женского движения, которое впервые поставило на повестку дня вопрос о праве женщин получать приемлемое образование и участвовать в политической жизни страны.

Однако, в отличие от начального женского образования, за изменение которого выступали как отдельные женские общества, так и участники революции, такие, как Кондорсе, Лаканаль, Лепелетье, ни одна женская организация, ни один общественный деятель в этот период не решились поднять вопрос о возможности для женщин получать равное с мужчинами высшее образование. Объяснить это можно рядом факторов.

Во-первых, консервативностью общества, которое даже в этот период не решилось ввести равное начальное образование для обоих полов.

Во-вторых, влиянием католической церкви, которая играла весьма существенную роль в женском образовании. Большинство женщин, получивших образование при монастырях, были воспитаны для выполнения традиционной роли жены и матери и не претендовали на доступ к «мужским профессиям», для освоения которых нужно высшее образование. Новая система женского образования не была создана в период революции, поскольку альтернативой религиозному образованию выступало образование, равное мужскому, идея которого противоречила закрепленной гендерной системе.

В-третьих, сама система дореволюционного высшего образования требовала кардинальной перестройки в новых социально-экономических и политических условиях.

Новая модель государственного образования во Франции впервые была разработана и внедрена при Наполеоне I. Закон от 1 мая 1802 г. упразднял все ранее существовавшие

4 Руссо Ж.-Ж. Эмиль или о воспитании // Руссо Ж.-Ж. Избранные сочинения. Т. 1. М., 1961. С. 559.

5 Женщина в XVIII в. (по Гонкуру) / А. Н. Плещеев. СПб., 1898.

школы и вводил трехступенчатую систему образования: 1) низшую — начальные школы, организованные коммунами; 2) вторую — средние школы и лицеи; 3) высшую — специальные учебные заведения6.

Реформа была продолжена в 1808 г., когда декретом от 17 марта был создан императорский Университет. По уставу 1808 г. во главе Университета стояли великий магистр и университетский совет. Далее шли канцлер и казначей, старшие и младшие инспектора, затем директора и профессора специальных школ, директора, цензоры и профессора лицеев, директора и профессора колледжей, репетиторы и адъюнкты; все эти должностные лица были в строго иерархическом порядке подчинены великому магистру, и каждое из них имело свою специальную функцию и свой порядковый номер в этой громадной корпорации, с правилами продвижения по службе, как у армейских офицеров. Исключение составляли только специальные школы, где кафедры замещались конкурсным порядком. Университет, единый для всей Империи, был разделен на 5 округов, называемых академиями, во главе с ректором и академическим советом.

В рамках этой системы высшее образование можно было получить на пяти факультетах: богословском (католическое и протестантское отделение), юридическом, медицинском, физико-математическом и словесном. При новой организации народного просвещения богословские, юридические и медицинские факультеты выполняли функции традиционного университетского обучения, а физико-математические и словесные факультеты представляли собою совершенно новые органы, предназначенные почти исключительно для присуждения ученых степеней «бакалавра наук»7.

В законе и уставе об учреждении Университета была употреблена формулировка «для всех французов». Однако, используя традиционную систему «умолчания», законодатели не определили, кто относится к этой категории, а поскольку было принято считать, что это только мужчины, то на женщин действие этого закона не распространялось.

Под влиянием революции 1830 г. началась следующая фаза женского движения. Из-за запрета на существование женских организаций оно приняло специфическую форму. Женская активность в 30—40-х гг. проявлялась только через различные периодические издания. В историю этот период вошел под названием «газетного феминизма», так как с 1834 по 1838 г. выходило огромное количество самостоятельных женских газет и журналов, на страницах которых обсуждались вопросы положения женщин, их участия в общественной жизни, возможность и необходимость реформирования законодательства и изменения общественного мнения.

Наиболее влиятельной и крупной из либеральных газет этого периода была «Gazzette des femmes» — «Женская газета», выходившая с июля 1836 г. под редакцией Путре де Мошамп, ориентированная на женщин средних слоев и составляемая по письмам мужчин и женщин. Первого июля 1836 г. в этом издании за подписью редактора была опубликована петиция, в которой Мошамп на основании формулировки «для всех французов», использованной законодателями в университетском уставе, требовала у Луи-Филиппа предоставить женщинам право посещать курсы и слушать лекции на различных факультетах. Она убеждала родителей разрешить девочкам посещать университетские курсы, существующие при College de France и Jardin des Plantes8.

Поводом для подачи этой петиции послужил отказ, который получила одна женщина-акушерка (к сожалению, имя ее неизвестно), желавшая расширить свои медицинские знания и получить диплом врача. Она обратилась с просьбой разрешить ей посещать медицинские курсы в высших школах Парижа и Монпелье. В обоих местах ей было отказано. Изучив университетский устав, правила которого прямо не исключали

6 История XIX века / Под ред. Лависса и Рамбо. М., 1938. Т. 1. С. 258.

7 Там же. С. 262.

8 Abensour L. Le feminisme sous le regne Louis-Philipe en 1848. Paris, 1920. Р. 84.

возможности для женщин получать высшее образование, она обратилась с просьбой решить ее проблему к министру народного просвещения.

«Женская газета» использовала этот случай как повод для того, чтобы начать кампанию за доступ женщин к высшему образованию. Первого января 1837 г. Университетскому совету от «Женской газеты» было подано ходатайство, которое включало следующее требование: «Мы хотим, чтобы женщины так же и на тех же условиях, что и мужчины, становились членами пяти академий Университета»9.

Прямого отказа на это ходатайство не последовало, оно осталось без ответа со стороны государства. Университеты отреагировали на эту петицию по-разному: большинство из них проигнорировали желание женщин получать высшее образование, но были и такие, как Лионский университет, которые разрешили женщинам слушать курсы по истории и зарубежной литературе. Однако, в целом, это требование не нашло поддержки в обществе, не готовом к мысли, что женщина может стать дипломированным специалистом. Даже большинство сторонников женского высшего образования имели в виду лишь свободное посещение женщинами публичных курсов, не требуя для них права на сдачу экзаменов и возможности получать ученые степени.

Таким образом, в ходе газетной кампании 1836—1837 гг. для женщин средних слоев был определен круг задач, требующих решения: изменение системы высшего образования, установление равноправия полов. Сторонницы этого направления предполагали добиться своих целей в рамках существующего строя путем реформирования законодательства. Их реформы не предполагали резкого изменения существующей гендерной системы.

Во время революции 1848 г. вновь возникли феминистские женские клубы и общества, но проблемам образования они уделяли мало внимания, так как на первый план выдвинулись социальные вопросы: об организации труда, о праве на труд, о сокращении продолжительности рабочего дня, то есть преимущественно пролетарские вопросы. Однако отдельные выступления в поддержку идей, выдвинутых в предшествующий период, публиковались на страницах феминистских изданий. Так, например, в «Opinion des femmes» («Женское мнение») был опубликован призыв открыть для женщин университеты и дать им возможность получать свободные профессии10.

На дальнейшее решение женского вопроса огромное влияние оказал режим Наполеона III. Реакция, наступившая за провозглашением 2-й Империи, постепенно подавила все гражданские права. Была введена строжайшая цензура, в высших учебных заведениях были упразднены кафедры истории и философии. Вместе с тем, это было время чрезвычайного усиления клерикальной реакции и почти ничем не ограниченной католической пропаганды. Такое положение общества в течение 20 лет отразилось и на женском движении. За весь этот период мало было сделано для изменения женского образования, а отношение к женскому вопросу проявлялось только в литературной полемике и работах философов, публицистов и общественных деятелей того времени.

Постановка и артикуляция проблемы положения женщин в обществе, ее обсуждение известными общественными деятелями, писателями и журналистами способствовали дискуссиям по различным аспектам женской эмансипации среди всех слоев населения. Традиционные взгляды на решение этих вопросов продолжали преобладать, но были заложены основы либеральной концепции. Ее специфика во Франции заключалась в том, что она базировалась на абсолютно нелиберальной идее различия между полами. Основой этого различия являлось моральное превосходство женщин, из которого следовало, что решение женского вопроса повлечет за собой положительные изменения в моральном климате общества. Этот подход определял особенности решения проблемы равноправия полов. Защитники женской эмансипации не пересматривали существующую гендерную

9 Цит. по: Charrier E. L'évolution intellectuel feminine. Paris, 1931. Р. 142.

10 Вилье М. де. Женские клубы и легионы амазонок. М., 1912. С. 302.

систему, а хотели расширить права женщины в рамках существующей системы, обеспечив ей правовую защиту путем реформирования законодательства11.

В целом, женское движение за доступ к высшему образованию во Франции первого периода можно отнести к разряду «общих» движений12, так как оно представляло собой форму некоординированных усилий многих людей, которых объединяла лишь общая направленность — желание улучшить положение женщин. Как «общее», женское движение во Франции первого периода не имело конкретных целей и выполняло латентные функции — привлечения внимания населения к женскому вопросу и изменения общественного мнения по некоторым параметрам. Поскольку эти функции связаны с процессом социокультурных изменений, анализировать успех или поражение движения в этот период сложно. Его результативность выразилась в изменении отношения общества к проблеме женской эмансипации. Произошло осознание того, что проблема существует и намечены основные пути достижения равноправия.

Важность и позитивность этого периода женского движения состояла в том, что он дал француженкам совместный опыт общественной борьбы, опыт осознания своих групповых интересов и представления их в обществе, что позволило им во втором этапе начать организованную борьбу за свои права.

В 1860—90-х гг. в жизни французского общества произошли глобальные изменения. Бурное развитие массового производства, рост женского труда, постепенное изменение политического режима от консервативной республики (с преобладающим влиянием церкви) к демократической (с разрешением всех гражданских свобод, в том числе свободы собраний), процесс либерализации политической системы, который сделал ее более открытой и способствовал мобилизации политических ресурсов в интересах движения, процесс партигенеза и снижение влияния католической церкви — все эти явления в совокупности позволили женскому движению перейти на качественно новый уровень развития.

Основным в этот период развития движения был вопрос об образовании женщин. Это право считалось главным условием женской эмансипации.

Необходимость получения для женщин доступа к высшему образованию в этот период была обусловлена, прежде всего, экономическими и демографическими причинами. Структурные изменения в экономике расширили область применения женского труда. Если в предшествующий период основную часть женщин, занятых оплачиваемым трудом вне дома, составляли женщины низших классов, то развитие торговли, новых средств связи значительно увеличило количество рабочих мест для женщин средних классов: женщины-продавщицы в магазинах, служащие в конторах и учреждениях, учительницы стали повсеместным явлением. Но продолжало сохраняться противоречие между потребностями общества и традиционным отношением к женскому труду, который все еще считался менее квалифицированным, чем мужской, и на самом деле таковым являлся из-за отсутствия специализированной подготовки.

Постановка и артикуляция проблемы женского образования и определение путей ее решения произошли в начале 60-х гг. XIX в., когда эта тема была предметом широкого обсуждения на публичных собраниях и в рамках газетных, публицистических и литературных дискуссий.

11 Дюпанлу Ф. Женщины ученые и учащиеся. М., 1870; Пельтан Е. Женщина в XIX веке. СПб., 1870; Буа Ж. Женщина будущего. Киев; Харьков, 1900; Помпери Э. Женщины по отношению к мужчине в исполнении ею материнских, сестринских и супружеских обязанностей. М., 1866; Лями Э. Призвание женщины в школе и обществе. М., 1901; Lacoste F. de. Éducation de la Femme. Paris, 1868; Barrau C. La femmes et l'éducation. Paris, 1870; Legouvé E. Histoire morale des femmes. Paris, 1850.

12 Для определения периодов развития движения была использована периодизация, предложенная Г. Блумером. Она подразделяет все движения на общие и специфические. В основе деления лежит анализ целей движения и уровня координации действий его участников. Подробнее о классификации Г. Блумера см: Здравомыслова Е. Указ. соч. С. 20.

Теоретические разработки сочетались с определенными практическими шагами в этой области. Раньше других прав в сфере образования француженкам удалось добиться формального права на высшее образование. К высшим учебным заведениям, согласно французскому школьному законодательству, относились те учебные заведения, которые предоставляли возможность продолжить учебу окончившим средние учебные заведения и для поступления в которые был необходим диплом бакалавра. Юноши могли получить диплом бакалавра, закончив государственный или частный лицей и сдав там выпускной экзамен.

Однако на женщин это положение не распространялось, так как до 80-х гг. XIX века во Франции не было государственных средних учебных заведений для девушек. Большинство молодых француженок получали среднее образование в пансионатах — закрытых учебных заведениях при монастырях, где образование преследовало несколько целей: привитие хороших манер и послушания; обучение навыкам ведения домашнего хозяйства; воспитание религиозных дам, которые впоследствии не отойдут от церкви и будут подчинены ее влиянию13. Программы в них значительно отличались по содержанию от программ мужских учебных заведений, поэтому сдать по окончании пансионата экзамен на степень бакалавра женщины не могли.

По этой причине борьбу за доступ к высшему образованию француженки начали с выдвижения требования разрешить им сдавать экзамены на степень бакалавра при поступлении в высшие учебные заведения. В 1861 г. преподавательница одного из частных пансионов г. Парижа — Ж. Добье14 предприняла попытку получить диплом бакалавра, чтобы поступить в университет. Необходимость получения для женщины университетского диплома Добье объяснила в своей статье «О среднем женском образовании»: «Из доклада парижских инспекторов видно, что положение женщин-учительниц в пансионах воистину ужасно. Некоторые из них совсем не получают жалованья и работают за довольствие, другие получают от 200 до 400 франков в год. Все они вынуждены браться за дополнительную работу, чтобы хоть немного прибавить к своему скудному жалованью... Между тем, по отношению к мужчинам-преподавателям Университета Правительство проявляет отеческую заботу. Наполеон III специальным декретом установил для них жалование в размере от 1500 до 1800 франков в год, плюс 100 франков компенсации, если их продвижение по иерархической лестнице будет недостаточно быстрым. Лица мужского пола могут стать профессорами, получить кафедру; девушки же, даже одаренные возвышенным умом и желающие учиться, явно имеющие призвание к научной деятельности — занимают или ищут место учительницы, чтобы вести полуголодное существование, это лучшее, чего они могут достигнуть»15.

Сначала Жюли-Виктуар Добье подала заявление в Парижскую академию с просьбой допустить ее к экзаменам на степень бакалавра наук на том основании, что нет ни одной статьи закона, ни одного специального постановления, где это бы запрещалось. Однако ей было отказано под тем предлогом, что «женщине это совсем ни к чему»16. Тогда Ж. Добье обратилась с аналогичной просьбой к декану словесного факультета Лионского университета Ф. Буйе. Она была допущена до экзаменов и стала первой дипломированной женщиной-бакалавром во Франции. Получив диплом, она опровергла утверждение, что женщины не способны к полноценному развитию разума и доказала возможность изменения системы образования. Во многом благодаря «образовательным дискуссиям» середины 60-х гг. и созданному Добье прецеденту, женщины во Франции получили право на высшее образование.

13 Moses C. French Feminism in the Nineteenth Century. London, 1990. Р. 32.

14 Жули-Виктуар Добье (1824—1874) — преподавательница, первая во Франции дипломированная женщина-бакалавр, получила диплом 17 августа 1861 г.

15 Daubie J. L'Enseignement secondaire pour les femmes // Journal des Economistes. 1865. Vol. 47/48. № 141. P. 384, 389, 392.

16 Charrier E. L'evolution intellectuel feminine. Paris, 1931. P. 144.

Воодушевленные успехом Добье, женщины по всей Франции стали обращаться в высшие учебные заведения с просьбой разрешить им сдавать экзамены на степень бакалавра наук. Факультеты многих вузов Парижа, Бордо, Монпелье стали выдавать женщинам дипломы в области естественных наук и филологии.

18 апреля 1863 г. на факультете естественных наук в Париже мадмуазель Эмма Шеню получила диплом бакалавра с оценкой «хорошо». 19 ноября 1863 г. Полина Перес получила диплом бакалавра филологии в университете Бордо с общей оценкой «очень хорошо»17.

Однако успехи отдельных женщин не могли решить проблему женского высшего образования в целом, требовалась поддержка этой идеи государством и ее законодательное оформление.

В середине 1860-х гг. некая Мадлен Брэ, ссылаясь на то, что в Америке женщины уже с 40-х гг. XIX в. имеют возможность получать степени в области медицины, подала прошение о приеме в Парижский университет и допущении к слушанию лекций медицинского факультета. Ее требование поддержал В. Дюрюи18 — министр народного просвещения. 4 февраля 1866 г. он написал письмо императрице Евгении, в котором обосновывал необходимость предоставления женщинам права на высшее образование тем влиянием, которое оказывают матери на воспитание сыновей. «Прежде всего, хочу обратить внимание Вашего Величества на то, что во Франции нет высшего образования для женщин. Мне не хотелось бы делать из них "синих чулков", но слишком велико влияние матерей на нравственное воспитание и направление мыслей их сыновей, чтобы нас не беспокоила недоступность для наших женщин интеллектуальных достижений

19

современности»19.

Императрица Евгения поддержала Дюрюи, и в том же 1866 г. было опубликовано постановление, согласно которому женщины могли сдавать экзамены на степень бакалавра в высших учебных заведениях. Через год вышло специальное постановление, разрешавшее прием женщин на все факультеты всех вузов, кроме теологического, с правом получения той же ученой степени (бакалавра, кандидата наук, доктора наук и агреже20 на факультетах права, медицинском и фармацевтическом), что и для мужчин. Однако это постановление носило двоякий характер. С одной стороны, оно разрешало женщинам получать высшее образование, но, с другой стороны, не обязывало университеты допускать женщин до занятий и до экзаменов. По этой причине многие высшие учебные заведения не принимали женщин в качестве слушательниц. Так, например, Сорбонна не допускала женщин на лекции вплоть до 1880 г.21.

Оставалась нерешенной проблема среднего образования. Высшее образование могло оказаться только иллюзией, так как отсутствовали необходимые подготовительные учреждения среднего звена, а монастырского образования было явно недостаточно для поступления в университеты. Поэтому до конца 1880 г. высшее образование для большинства француженок существовало dе jure, но не de facto. Подтверждением служат следующие данные: во французских университетах среди студенток француженки являлись редкостью, несмотря на то, что доступ для иностранок в Парижские университеты был затруднен22. По статистике, в 1888 г. в Париже на медицинском

17 Ibid. P. 145.

18 Дюрюи Виктор (1801—1894) — историк, преподаватель античности, автор большого числа научных исследований, министр народного образования в 1863—1869 гг., пользовался большой поддержкой Наполеона III.

19 Duruy V. Notes et souvenirs (1811—1894). Paris, 1901. Vol. 2. P. 190.

20 Ученое звание, примерно соответствующее кандидату наук.

21 Зелдин Т. Франция 1848—1945: Честолюбие, любовь и политика. Екатеринбург, 2004. С.

297.

22 Женское образование во Франции // Первый женский календарь / Сост. Л. Н. Ариян. СПб., 1901. С. 268.

факультете обучалось 114 женщин, из них 70 русских, 20 полячек, 8 англичанок и лишь 12 француженок23.

Однако даже учреждение регулярной системы среднего женского образования не изменило кардинально ситуацию с количеством француженок в высших учебных заведениях. На наш взгляд, объяснить это можно целым рядом причин.

Программа обучения в средних заведениях для девушек отличалась от программы мужских лицеев, она была более «легкой» по содержанию и дополнена введением предметов, направленных на «сохранение женственности». Латынь и философия были исключены как сложные для женского ума. Срок обучения составлял 5 лет и был разделен на два периода: первый из них — законченный — продолжался 3 года, чтобы девушки могли покинуть лицей в 14 лет и начать поиски мужа. Заканчивался этот период вручением свидетельства об образовании. Дополнительный период обучения в два года вводился для желающих более углубленно изучить предметы и подготовиться для поступления в учительскую семинарию. По своей сути, это были скорее курсы повышения квалификации. Венцом нового образования являлся не диплом о присуждении степени бакалавра (как в мужских лицеях), а «декоративный» диплом24.

Государство, проводя реформу среднего образования, преследовало две цели: с одной стороны, ограничить влияние католической церкви и укрепить республику, с другой стороны — подготовить женщин к тому, чтобы они стали образованными матерями. «Всякая ученость, могущая напомнить "femmes savants" (ученую женщину), была в них отброшена в сторону»25.

Качество полученного среднего образования не давало француженкам реальных знаний для поступления в университеты или для участия в экзамене на степень бакалавра. Для этого требовалась дополнительная и весьма существенная подготовка.

По свидетельству Круазет-Бен-Абен26 «в 1887 году женщина, претендующая на степень бакалавра, все еще считалась чем-то из ряда вон выходящим. При написании сочинения на сотню кандидатов приходилось, в лучшем случае, два, облаченных в платье; и одно из них было сутаной. В одном из университетов, чтобы девушка не оказалась одна среди кандидатов-мужчин, ей отвели специальное место за столом экзаменаторов. Сообщая результаты, президент комиссии счел необходимым подчеркнуть необычность

27

ситуации»2'.

И в начале XX века женщины, претендующие на степень бакалавров, по-прежнему были во Франции редким явлением. В 1905 г. 26 женщин смогли сдать этот экзамен, из них 21 по философии и 5 по математике. В том же году мужчин, получивших степень бакалавра по философии, было 4469, а по математике — 166428.

Столь медленное проникновение женщин в систему высшего образования можно объяснить тем фактом, что большинство женщин во Франции оставалось консервативным религиозным элементом и ориентировалось только на получение начального образования. Эмансипация сталкивалась с тендерными стереотипами, согласно которым получать серьезное образование должны были только те девушки, которые лишены семейного счастья. Вот как описывает эту ситуацию в своем дневнике лицеистка Севра накануне выпускного экзамена: «Из-за чего мы хлопочем? Всем известно, что нас ожидает недоверие и зависть коллег-мужчин, подозрение и холодность общества, в котором мы

23 Новости из-за границы // Мир божий. 1896. № 11. С. 47.

24 Janet P. L'éducation des filles // Revue des Deux Mondes. 1883. Vol. 85. L. 1. Septembre. P. 80.

25 Французские женские школы // Образование. 1893. № 12. С. 24.

26 Круазет-Бен-Абен — журналистка, ведущая постоянной рубрики «Бюллетень среднего женского образования» в журнале «Revue Universitaire».

27 Crouzet-Ben-Aben. Monografie d'une education masculine de femmes // Revue Universitaire. 1917. Vol. 1. P. 333—334.

28 Tableau XXV «Nombre de baccalaureats obtenus par les femmes 1905—1926 annes» // Charrier E. L'evolution intellectuel feminine. Paris, 1931. Р. 196.

парии, особенно в провинции. Здоровая, красивая девушка создана, чтобы быть матерью, но многим ли из нас, бесприданниц, суждена такая карьера? Большинство осуждено на безбрачие, поэтому остается учиться, чтобы заработать себе на хлеб»29.

Французский писатель А. Доде (1840—1897) в парижском журнале «Ревю де Ревю» приводил мнения известных своих современниц по этому вопросу. Наиболее распространенной была точка зрения «неформального влияния». Принято было считать, что женщины во Франции и так играют огромную роль в жизни общества. Они — существа высшего порядка, олицетворение тайной власти, и в семье, и в деловых отношениях с ними считаются. Через мужчин — своих мужей и любовников, они могут оказывать влияние на политику, играть определенную роль в науке и искусстве, поэтому серьезное образование необходимо только для одиноких женщин — вдов и старых дев, которые не смогли реализовать себя по-другому в жизни. «Наука бесполезна для женщин, если только они в виде исключения не берутся за мужские обязанности. Обходились же многие женщины без науки, и это не мешало им группировать вокруг себя

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

" 30

интеллигентных людей, вдохновлять их и влиять на прогресс»30.

Государственные деятели, проводившие реформу, имели по этому вопросу традиционное мнение и отстаивали его в своих выступлениях. К. Сэ31 во время дебатов во французском парламенте об организации женского образования выступил с речью, в которой сказал: «Особенно большой потребности для женщин в высшем образовании не существует, так как в 18—20 лет им надлежит исполнять обязанности другого рода»32.

Если к получению высшего образования стремилась замужняя женщина, то это вызывало недоумение общества. Так, например, «первой студенткой юридического факультета в Париже стала замужняя женщина. Она была вынуждена долгое время ходить на занятия в сопровождении мужа и секретаря факультета, опасавшегося возможного скандала»33.

Ситуация практически не изменилась и в начале XX века. Материнство по-прежнему считалось главным предназначением женщины. Образование воспринималось большинством женщин как освобождение от необходимости выходить замуж в юном возрасте и как возможность получить работу и выбирать между независимым существованием и подходящей брачной партией. Однако большинство даже образованных женщин высказывались против того, чтобы замужние женщины работали по полученной специальности и участвовали в политической жизни страны. Одна из популярнейших романисток начала XX в. Коллет Ивер писала, что женщины — «синие чулки» — это одинокие неудачницы, которые не смогли по-другому реализовать себя в жизни: «женщина создана скорее для любви, нежели для знаний»34.

На сохранение и распространение этих взглядов большое влияние оказал демографический кризис. В то время, когда во всех западноевропейских странах наблюдался значительный рост населения, во Франции происходило постоянное снижение уровня рождаемости (с 1901 по 1913 г. — на 13%). Население Франции за последние 30 лет XIX в. осталось почти неизменным: в 1871 г. — 36,1 млн человек, в 1901 г. — 39 млн человек. В то же время население в других странах росло значительно

29 Реваль А. Академическая женщина во Франции: лицеистка, курсистка, профессор. СПб., 1907. С. 38.

30 Доде А. Французская женщина // Женщина. СПб., 1898. С. 48.

31 Сэ К. (1847—1919) — юрист, адвокат, политический деятель. С 1876 г. депутат Парламента, республиканец, последовательно отстаивал идею организации женского среднего образования, подготовил основные проекты законов по этому вопросу.

32 Отчет о заседании французской палаты депутатов от 7 января 1880 г. // Женское образование. 1880. № 1. С. 51.

33 Зелдин Т. Указ. соч. С. 297.

34 Yver C. Dans le jardin du feminisme. Paris, 1920. P. 111.

быстрее. В 1871 г. население Германии превосходило французское на 5 млн человек, а в 1891 г. — уже на 18 млн человек35.

Уменьшение численности населения было национальной проблемой, которая сильно влияла на формирование отношения общества к изменению традиционных гендерных ролей: несмотря на все экономические и социальные трансформации, для замужних женщин по-прежнему атрибутировалась роль матери, а аргументы за сохранение такого статуса даже усиливались.

Был еще один фактор, ограничивающий количество француженок, желающих получать высшее образование. Даже получение университетского диплома не означало для женщин возможность работать по специальности, так как перечень профессий, разрешенных для женщин, был ограничен. Поэтому в ходу было два вида дипломов: государственный, дающий право практиковать, и университетский, имеющий только научное значение. Студентки, желавшие получить высшее образование, делились на две категории: 1) действительные, которые при поступлении сдавали экзамены, а по окончании вуза получали диплом; 2) вольные слушательницы — все желающие, посещавшие лекции и семинары без вступительных экзаменов, но не получавшие диплома об окончании. Подобная система особенно была распространена в столичных вузах: Сорбонне, College de France и других36.

Существующие ограничения в допуске женщин к либеральным профессиям были связаны с представлениями, что эти профессии являются сугубо мужскими. Это, прежде всего, касалось специальностей врача, адвоката и инженера. Так, например, к клиническим и хирургическим занятиям женщины либо вообще не допускались, либо допускались в виде исключения. В 1891 г. в Париже из всего числа женщин, изучавших медицину, не было ни одной, которая имела бы свою практику. Мнение мужчин по этому вопросу было однозначным: «Это не в традициях нашего общества. Мы не можем себе представить, как бы мы консультировались с женщиной-врачом»37.

В начале 70-х гг. началась волна женского движения за возможность для женщин работать по полученной специальности. Первоначально движение развивалось в форме инициатив отдельных женщин, получивших высшее образование и желавших применить свои знания и навыки на практике. Женщины начали активно осваивать новые профессии. Преимущественно это были одинокие женщины, относившиеся к нижней границе среднего класса, вынужденные проявлять инициативу в поисках работы для обеспечения своего существования.

Процесс был связан с тем, что женский пол во Франции в этот период численно превосходил мужской, а следовательно, было множество незамужних женщин, вынужденных искать себе заработок. Так, в 1891 г. на 1000 мужчин приходилось 1007 женщин. На 100 женщин брачного возраста имелось 17 незамужних и вдов38. Браки среди буржуазии имели тенденцию к постоянному снижению ввиду невозможности мужчин из-за роста цен обеспечить должный уровень жизни своей семье. Следствием был быстрый рост труда незамужних женщин.

Не способствовала вовлечению замужних женщин в общественное производство и доминировавшая во Франции правовая доктрина, согласно которой замужняя женщина была экономически недееспособной и не имела права распоряжаться доходами от своего труда. Благодаря успехам женского движения за реформу гражданских законов это положение будет изменено в 1907 г., но существенное расширение социального состава женщин, работавших в либеральных профессиях, произойдет лишь во время Первой мировой войны. В конце 90-х гг. одна из сотрудниц «La Fшnde»(«Фронды») озвучила эту

35 Антюхина-Московченко В. И. История Франции. 1870—1918. М., 1963. С. 149.

36 Женское образование во Франции // Первый женский календарь. С. 267.

37 Новости из-за границы // Мир божий. 1896. № 6. С. 178.

38 Браун Л. Женский вопрос, его историческое развитие и экономическое значение. СПб., 1903.С. 171.

проблему на публичных лекциях о феминизме: «Открытие университетов, средних учебных заведений и допуск женщин к буржуазным профессиям было необходимо для решения женского вопроса, однако, при существующих условиях все эти меры имели

39

значение только для улучшения положения одиноких женщин»39.

Кроме идей равноправия и желания женщин реализоваться в трудовой деятельности, существовали и другие причины для начала практического применения женского либерального труда. Государство способствовало решению вопроса женского трудоустройства по ряду причин: во-первых, женский труд был на 30—40% дешевле мужского; во-вторых, женщины относились к своим обязанностям ответственнее и, боясь потерять полученное место, предпочитали не идти на конфликты. В-третьих, это решало проблему одиноких женщин, для которых работа была не столько возможностью для самореализации, сколько необходимостью для выживания. Новые трудовые возможности возникли «в меньшей степени из-за требований феминисток, но скорее как ответ на потребности предпринимательства, рынка труда и правительства в послушной, образованной и дешевой рабочей силе»40.

Пытаясь реализовать возможность работать по полученной специальности,

многие женщины были вынуждены сотрудничать с феминистскими организациями для достижения своих целей, так как их индивидуальные усилия не увенчались успехом. Так, первые контакты М. Пельтье41 с феминизмом начались после того, как ей отказали в назначении в госпиталь на том основании, что она — женщина. Жанна Шовен42 оказалась вовлечена в женское движение, желая завоевать право на адвокатскую практику. М. Бонневиаль43, желая восстановить диплом учителя, аннулированный из-за ее участия в Коммуне, стала сотрудничать с буржуазными женскими обществами. Опыт сотрудничества с феминистскими организациями, опыт достижения поставленной цели путем коллективных действий, опыт общественной деятельности сделал их активными участниками женского движения.

Все это привело к тому, что в 90-е гг. женское движение за расширение перечня профессий, предназначенных для женщин, приняло характер организованной борьбы, сменив усилия отдельных женщин получить работу. Возглавила это движение газета «^а Fгonde»(«Фронда»), основанная 9 сентября 1897 г. в Париже Маргаритой Дюран44. Это

39 Нцтапйагцт // Мир божий. 1901. № 5. С. 52.

40 Брайсон В. Политическая теория феминизма. М., 2001. С. 91.

41 Мадлен Пельтье (1874—1939) — в 1899 г. получила диплом врача, радикальная феминистка, суфражистка, одна из основательниц социалистического направления феминизма во Франции, с 1891 г. возглавляла «Солидарность».

42 Жанна Шовен (1842—1926) — первая во Франции женщина — кандидат наук в области права. С 1868 г. — адвокат, известная феминистка, участница «Фронды».

43 Мария Бонневиаль (1841—1918) — представительница умеренного направления феминистского движения, одна из основательниц наиболее известной феминистской организации — Французской лиги прав женщин.

была еженедельная политическая газета, которая редактировалась, составлялась и печаталась одними женщинами.

Газета смогла завоевать широкую популярность благодаря активному участию в полемике по «делу Дрейфуса» (1898). Придерживаясь радикально-республиканских позиций, она не только отстаивала невиновность Дрейфуса, но и открыла две кампании в поддержку Э. Золя и мадам Дрейфус. Своей четкой позицией газета привлекла к себе симпатии общества, доказав, что женщины во Франции могут быть не только консервативным антиреспубликанским элементом. Благодаря этому «ее стали читать не только женщины, а все французское общество того времени прислушивалось к ее голосу»45.

В качестве организатора газета выполняла следующие функции: она печатала на своих страницах мнения различных представителей женского движения и видных общественных деятелей по данной теме; используя тактику индивидуального рекрутирования, привлекала к борьбе заинтересованных женщин, помогала в организации узконаправленных обществ, публиковала петиции и воззвания к властным структурам с требованиями решить эти проблемы.

Позиция «Фронды» по этому вопросу сводилась к следующему заявлению М. Дюран, опубликованному в одном из номеров: «Мы требуем уравнения женщин с мужчинами. Если учительница пригоднее учителя, то ей должны предоставить лучшее место. Женщину надо ценить только по ее способностям, и если они у нее есть для дипломатии, то она может быть послом»46.

При содействии Маргариты Дюран студентки медицинского факультета Сорбонны организовали свое общество («Ассоциация студенток»), которое стало требовать медицинской практики после получения диплома. В 1893 г. им удалось добиться возможности для всех выпускниц столичных медицинских факультетов работать в парижских больницах в качестве практикантов в течение четырех лет. Позднее они получили право сдавать высший экзамен на получение диплома практикующего врача. В 1903 г. в Париже имели свою практику уже 77 женщин-врачей47. К 1906 г. насчитывалось 573 работающих женщин-медиков и 58 женщин-фармацевтов48.

Развернулась широкая кампания за допущение женщин к адвокатуре. В 1897 г. несколько женщин — кандидатов наук в сфере права во главе с Жанной Шовен подали заявления с просьбой допустить их на должность адвоката, но им было отказано. Их инициативу поддержала «Фронда». Газета опубликовала исследование, в котором приводилось «научное обоснование», подкрепленное традиционными аргументами о необходимости допущения женщин, имеющих специальное образование, ко всем должностям и профессиям, в том числе и к адвокатуре. «Да! Может быть назначение женщины в ведении хозяйства и материнстве, но во Франции за последнее десятилетие число браков упало на 40%, с каждым годом растет число женщин, которые по социальным причинам остаются незамужними. Во Франции 2.060.778 вдов, 2.622.178 незамужних девушек и 924.286 бездетных, а всего свыше 5,5 млн, которые вынуждены трудом приобретать средства к существованию, так неужели для некоторых из этой

44 Маргарита Дюран (1864—1936) — одна из наиболее известных французских феминисток, основательница газеты «Фронда».

45 Новости о женском деле во Франции // Первый женский календарь / Сост. Л. Н. Ариян. СПб., 1900. С. 359.

46 Цит. по: Кечерджи-Шаповалов М. В. Женское движение в России и за границей. СПб.,

1902. С. 103.

47 Женские общества во Франции // Первый женский календарь / Сост. Л. Н. Ариян. СПб.,

1903. С. 455.

48Monique A.-P. Le condition feminine. Paris, 1968. P. 264.

огромной массы будет запрещено воспользоваться дипломами и применить свои знания на практике?»49

18 июня 1900 г. палата депутатов приняла 319 голосами против 174 предложение Р. Вивиани50 о разрешении женщинам заниматься адвокатурой51. В 1907 г. в силу негативного отношения общества было всего 4 женщины-адвоката (Пети, Шовен, Венели, Мишле), а к 1912 г. их стало 2052.

Влияние «Фронды» было столь велико, что в конце 90-х гг. XIX в. министр народного образования Лейг пригласил одну из сотрудниц газеты, г-жу Кергамар, в высший учебный совет. Благодаря ее пропаганде учительницы получили право голоса в местных советах по образованию. Вскоре преподавательницы добились возможности выдвигать свои кандидатуры на пост государственного образования, в том числе и в советы университетов. К началу века повсюду во Франции женщинам доверяли преподавание точных и гуманитарных дисциплин в школах, лицеях и даже в высших учебных заведениях. На такой смелый шаг в то время еще не решилась ни одна из развитых европейских стран. Это было одно из наиболее важных завоеваний французских женщин того времени, поскольку впервые в какой-либо свободной профессии женщины оказались столь полно допущены в мужской мир.

Однако в целом количество женщин, занимающих «мужские либеральные специальности», было незначительным. В 1911 г. только 7,5% всех работающих женщин принадлежали к представителям свободных профессий, и это были, в основном, незамужние женщины.

Начавшаяся Первая мировая война способствовала массовому вовлечению женщин в общественное производство и увеличению среди них спроса на высшее образование и качественное среднее образование. Однако это не привело к глобальным изменениям в общественном сознании, каких можно было бы ожидать. Наоборот, большинство женских обществ в начале войны отошли от активной политической позиции, так как война не изменила традиционных гендерных стереотипов. Произошла замена противопоставления «частное — публичное» на более глобальное: «фронт — тыл». Мужчина по-прежнему занимал активную позицию на фронте, а женщина продолжала играть пассивную роль домашней хозяйки, в данном случае — хозяйки страны. Но, несмотря на расширение масштабов глобального проникновения, взаимопроникновения частного (пассивного) и публичного (активного) не произошло.

Уже к 1915 г. стало ясно, что надежды на быстрое окончание войны не оправдались. В войну вступало все больше стран, возникали новые фронты, в сражениях гибли миллионы людей. Франция несла значительные человеческие потери, а с учетом предвоенного демографического кризиса это означало демографическую катастрофу. Поэтому, несмотря на ту активную социальную позицию, которую заняли женщины во время войны, становилось понятно, что основной задачей замужних женщин после войны будет не работа, а рождение детей, восстановление количественного состава населения. Уже в 1915 г. эти настроения явно присутствовали во французском обществе.

Показателем этих настроений стала конференция, которую в апреле 1915 г. провел Французский Суфражистский Союз Женщин (ФССЖ)53 на тему «Социальная роль

49 Цит. по: Зинченко Н. Женщина-адвокат (по Луи Франку). СПб., 1898. С. 110.

50 Вивиани Р. (1863—1925) — член радикальной партии, министр труда в правительстве Клемансо (1906—1909).

51 Новости о женском деле во Франции // Первый женский календарь / Сост. Л. Н. Ариян. СПб., 1900. С. 356.

52 Хвостов В. М. Женщина и человеческое достоинство, исторические судьбы женщин, природа женщин, женский вопрос. М., 1914. С. 215.

53 ФССЖ — суфражистская женская федерация, основанная в 1909 г. Д. Мизм и Ж. Шмаль. Союз имел отделения по всей стране. Кроме завоевания политических прав для женщин концентрировался на решении социальных проблем общества. С началом Первой мировой войны

женщины в обществе после войны». На конференции С. Брауншвейг — генеральный секретарь Союза — выступила с программной речью, в которой заявила: «После войны многие женщины вынуждены будут стать единственными кормильцами семьи, поэтому наша организация предлагает новый лозунг: "женщина-кормилец не является конкурентом мужчине за равные способности, равные права и равные зарплаты". Но при этом не надо забывать, что экономическая роль женщин не может и не должна противостоять их социальным ролям в семье, среди которых наиболее важными будут роли по восстановлению популяции населения и уход за детьми младенческого возраста»54.

По мере продолжения войны эти настроения усиливались и к моменту подписания Компьенского перемирия 11 ноября 1918 г. стали преобладающими во французском обществе.

Таким образом Первая мировая война еще больше усилила гендерные стереотипы, согласно которым в категорию тех, кто мог получать высшее образование, бороться за «мужские профессии», т. е. быть вовлеченным в публичную сферу и изменить свой гендерный контракт, входили только одинокие женщины, в силу обстоятельств ориентированные на внесемейную реализацию. Поэтому рассматривая проблему реформирования женского образования на протяжении и после войны необходимо постоянно учитывать, что эти реформы должны были касаться только одиноких женщин.

С 1916 г. две самые влиятельные феминистские организации во Франции — Национальный Совет Французских Женщин55 (НСФЖ) и Французский Суфражистский Союз Женщин поддержали движение преподавательниц лицеев, начавшееся еще в 1909 г., и выступили за изменение программ женских лицеев и колледжей таким образом, чтобы они реально могли готовить женщин для поступления в институты и для получения степени бакалавра. «Если мы хотим подготовить женщин к карьере в либеральных профессиях, то мы должны добиться полной идентичности мужского и женского образования»56. В поддержку этого требования разворачивается мощная общественная кампания.

Был разработан проект закона, рассмотрение которого в палате депутатов было назначено на декабрь 1919 г., однако в ноябре 1919 г. во Франции состоялись первые после окончания войны парламентские выборы, на которых победу одержал Национальный блок правых сил (Демократический альянс и Республиканская федерация). Консервативная политика нового правительства отразилась на решении в этот период вопроса о реформе женского бакалавриата. Исходя из традиционной концепции о надлежащих для мужчин и женщин гендерных ролях и ссылаясь на демографический кризис, который можно преодолеть, только если женщины будут рожать детей, а не сдавать экзамены на степень бакалавра и получать высшее образование, правительство

прекратил суфражистскую кампанию, занял патриотическую позицию и работал по реализации благотворительных проектов, однако в 1916 г. вновь занял активную политическую позицию.

54 Le role social des femmes après la geurre // Revue Universitaire. 1915. Vol. 1. Bulletin de l'enseignement secondaire des Jeune Filles. № 5. P. 309—310.

55 НСФЖ был основан в 1900 году. Выступал за моральное улучшение общества посредством филантропии, борьбы с проституцией, алкоголизмом и т.п. Возглавляли его женщины-протестантки, жены видных общественных деятелей — Сара Моно и Жюлия Зигфрид. Союз имел секцию «образование», которая добивалась проведения реформ в сфере женского образования от имени Совета. Пользовался большой популярностью в обществе, насчитывал в своих рядах около 100 000 членов по всей стране. Самая сильная феминистская организация во Франции в начале XX века.

56 Crouzet-Ben-Aben. Vers la reforme de l'enseignement feminine // Revue Universitaire. 1916. Vol. 1. № 1. P. 52—54; Crouzet-Ben-Aben. Conferance sur l'enseignement feminine // Revue Universitaire. 1916. Vol. 1. № 4. P. 289—290; Le Congres de l'Union français pour le suffrage des femmes et la reforme de l'enseignement secondaire feminine // Revue Universitaire. 1917. Vol. 1. № 5. P. 356—358.

Национального блока отложило рассмотрение этого вопроса и на протяжении 1919—1923 гг. не возвращалось к его обсуждению.

Только 25 марта 1924 г., накануне новых парламентских выборов, был принят закон о женском бакалавриате. Удовлетворяя потребности радикально настроенной части общества, он закрепил принцип идентификации учебных программ при подготовке к бакалавриату для мальчиков и девочек, с другой стороны, принимая во внимание консервативные настроения и необходимость восстановления популяции населения, для женщин, выбирающих семейную жизнь, оставил без изменения старую систему обучения.

Следуя программе, желающие сдавать экзамен на степень бакалавра проходили подготовку по трем секциям — «А», «В», «С», кроме того, вводились курсы философии и математики для желающих сдавать экзамен по секции «Е»57. Желающие получить «диплом о среднем образовании» за 6 лет обучения кроме общеобразовательных предметов осваивали швейное мастерство, рисование, пение и иностранные языки, то есть дисциплины, которые еще в начале XIX в. считались обязательными для приличной матери семейства, чтобы развлекать гостей, уметь вести приятную беседу и находить себе занятия дома.

Фактически в этом законе соединились два идеала женского образования: патриархальный (традиционный) идеал XIX века и либеральный идеал — новой активной женщины XX века. Право выбора оставлялось за девушками или их родителями.

Принятие этого закона способствовало росту числа женщин-бакалавров, продолжающих обучение в высших учебных заведениях. В 1926 г. 2134 женщины смогли получить эту степень. Однако по сравнению с числом мужчин — 9138, получивших степень бакалавра в этом же году, количество женщин продолжало оставаться незначительным58.

Таким образом, на втором этапе своего развития (1860—1924) женское движение во Франции можно определить как «специфическое»59. Оно стало политическим субъектом, ориентированным на стратегическую деятельность. Каждое направление движения имело четко сформулированные цели, для достижения которых создавались организации со структурой ролей, норм и правил.

Женское движение за право на высшее образование развивалось в двух направлениях: 1) борьба за возможность обучаться на всех факультетах вузов и получать те же ученые степени, что и мужчины; 2) борьба за возможность работать по полученной специальности.

Была разработана стратегия и тактика движения, исходя из реальной оценки сложившейся ситуации. По социальному составу участники движения были либо представительницами нижней границы среднего класса, вынужденные работать и учиться для обеспечения своих нужд, либо пролетарской элиты, которые, осваивая либеральные профессии (в основном, учителей), повышали свой статус. Лидерами движения были обеспеченные женщины среднего класса, которые на собственные средства организовывали газеты, финансировали женские объединения. Для достижения своих целей оба направления использовали мирные формы коллективных действий: подачу петиций, пропаганду целей и задач через печатные органы, рекрутирование заинтересованных женщин в ряды участниц движения.

57 Бакалавриат во Франции включал в себя две ступени. Первая ступень — «общий бакалавриат» — включала 4 секции: «А» — греко-латинская (классические языки), «В» — латинский язык, «С» — научно-латинская, «D» — научно-языковая. Вторая ступень — «специальный бакалавриат» — включала две специальности: философия и математика по секции «Е».

58 Tableau XXV «Nombre de baccalauréats obtenus par les femmes 1905—1926 annes» // Charrier E. L'evolution intellectuel feminine. Paris, 1931. Р. 196.

59 Классификацию Г. Блумера см.: Здравомыслова Е. Указ. соч. С. 20.

К началу XX в. женщины средних классов декларативно добились права получать высшее образование и работать по полученной специальности, однако успех движения в этой сфере был не абсолютным, а лишь частичным: несмотря на то, что цель была достигнута, женское движение за равное образование не было признано оппонентами и властями. Во Франции в начале XX в. сохранялись стереотипы, согласно которым в категорию тех, кто мог получать высшее образование, бороться за «мужские профессии», т. е. быть вовлеченным в публичную сферу и изменить свой гендерный контракт, входили только одинокие женщины, в силу обстоятельств ориентированные на внесемейную реализацию.

Борьба женского движения за создание системы идентичного (эквивалентного) образования для представителей обоих полов не увенчалась полным успехом, так как эти требования не соответствовали традиционным установкам общества. Католическая религия, воспитывавшая женщин в духе подчинения и имевшая на них огромное влияние, не способствовала распространению эгалитарных концепций. Закреплению традиционных представлений способствовала Первая мировая война, которая еще четче, чем прежде, закрепила гендерные стереотипы и определила для замужних женщин роль рождения потомства для восстановления популяции населения, а для одиноких женщин — роль кормильца семьи, которые по этой причине могли претендовать и на более высокое образование.

Преобладание таких взглядов привело к тому, что большинство женщин во Франции были ориентированы только на получение начального образования, достаточного для выполнения функции образованной жены и матери. Превалирование традиционных взглядов и стереотипов значительно снижало процент возможных рекрутов для женского движения. Его участницами становились женщины, получившие образование, ориентированные на деятельность в публичном пространстве, осознававшие несправедливость своего положения и желавшие его изменить. Большинство женщин, отвергая необходимость получения высшего образования, оставалось консервативным элементом, ориентированным на частную сферу.

В целом, государственную политику в сфере высшего женского образования можно определить как патриархальную, так как формально разрешив доступ женщин в университеты, государство целенаправленно формировало и поддерживало общественное мнение, согласно которому этим правом могли пользоваться только одинокие женщины, для всех остальных женщин сохранялся традиционный контракт «жены и домохозяйки».

Женское движение оказало определенное влияние на положительное решение государством проблемы допуска женщин к высшему образованию и к некоторым либеральным профессиям, но большее влияние оказали потребности промышленного производства и рынка труда в образованной и дешевой рабочей силе.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.