Научная статья на тему 'Высшая школа и креативные индустрии: возможности взаимодействия'

Высшая школа и креативные индустрии: возможности взаимодействия Текст научной статьи по специальности «Науки об образовании»

CC BY
614
111
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ВЫСШЕЕ ОБРАЗОВАНИЕ / КРЕАТИВНЫЕ ИНДУСТРИИ / КОМПЕТЕНТНОСТНЫЙ ПОДХОД / КОЛЛАБОРАЦИИ / АРХИТЕКТОНИКА КУЛЬТУРЫ / HIGHER EDUCATION / CREATIVE INDUSTRIES / COMPETENCE-BASED APPROACH / COLLABORATION / ARCHITECTONICS OF CULTURE

Аннотация научной статьи по наукам об образовании, автор научной работы — Дробышева Е.Э.

Архитектоника современного образовательного пространства претерпевает существенные изменения в связи с интенсивными социокультурными изменениями, фундированными, прежде всего, технологическим развитием. Классическая модель университета / института, основанная на знании, меняется на системно-деятельностную / компетентностную. Одновременно меняется и система культуры как в целом, так и отдельные ее области (художественной жизни, досуга, развлечений, моды), в частности. Нарастает тренд индустриализации культурных практик, отмеченный еще в середине ХХ в. Т. Адорно и М. Хоркхаймером. Культурные / творческие / креативные индустрии наращивают свои «мощности» и занимают все большее место в структуре социальной активности. В статье анализируются возможности и перспективы взаимодействия образовательной среды с креативными индустриями, претендующими на статус драйвера развития общества по многим ключевым направлениям. Констатируется принципиальное отставание института высшей школы от темпов развития креативных культурных практик как в концептуальном, так и в институциональном ключеплане. Высшее образование на данный момент в подавляющем большинстве вузов России не использует механизмы и технологии креативных институций, которые, в свою очередь, претендуют на свое место в образовательном процессе и успешно реализуют собственные амбиции в рамках программ дополнительного образования, лекториев и лабораторий, мастер-классов и альтернативных курсов. Очевидна необходимость создания устойчивых коллабораций данных институций в целях теоретического и прикладного взаимодействия, взаимного привлечения специалистов, создания баз практик, расширения пространства реализации актуальных образовательных технологий, в полной мере отвечающих задачам компетентностного подхода в рамках Федерального государственного образовательного стандарта.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Higher education institutions and creative industries: opportunities of intercommunion

The architectonics of the modern educational space is undergoing significant progress in connection with intensive sociocultural changes, which are based, first of all, on technological development. The classical model of university / institute, based on knowledge, changes to the system-activity / competence-based. At the same time, cultural system itself is changing both in general, and its separate areas (artistic life, leisure, entertainment, fashion) in particular. There is a growing trend in the industrialization of cultural practices, noted in the middle of the twentieth century by Theodor Adorno and Max Horkheimer. Cultural/artistic/creative industries are expanding their “capacities” and occupying an ever increasing place in the structure of social activity. The article analyzes the opportunities and prospects for interaction between the educational environment and creative industries that claim to be a driver in many key areas of society development process. The principal delay of development of the institution of higher education against the pace of development of creative cultural practices is stated, both in conceptual and institutional terms. Higher education in the vast majority of Russian universities, at the moment, does not use the mechanisms and technologies of creative institutions, which, in turn, claim to be in the educational process and successfully implement their own ambitions in the programs of additional education, lectures and laboratories, master classes and alternative educational courses. It is obvious that it is necessary to create stable collaborations of these institutions for the purposes of theoretical and applied interaction, mutual attraction of specialists, creation of practice bases, expansion of space for the implementation of relevant educational technologies that fully meet the tasks of the competence-based approach within the framework of the Federal State Educational Standard.

Текст научной работы на тему «Высшая школа и креативные индустрии: возможности взаимодействия»

УДК 378.1; 304.2

Е. Э. Дробышева

доцент, доктор философских наук; профессор каф. философии,

истории и теории искусства Академии Русского балета имени А. Я. Вагановой,

Санкт-Петербург; e-maiL pesteLena@yandex.ru

ВЫСШАЯ ШКОЛА И КРЕАТИВНЫЕ ИНДУСТРИИ: ВОЗМОЖНОСТИ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ

Архитектоника современного образовательного пространства претерпевает существенные изменения в связи с интенсивными социокультурными изменениями, фундированными, прежде всего, технологическим развитием. Классическая модель университета / института, основанная на знании, меняется на системно-деятельност-ную / компетентностную. Одновременно меняется и система культуры - как в целом, так и отдельные ее области (художественной жизни, досуга, развлечений, моды), в частности. Нарастает тренд индустриализации культурных практик, отмеченный еще в середине ХХ в. Т. Адорно и М. Хоркхаймером. Культурные / творческие / креативные индустрии наращивают свои «мощности» и занимают все большее место в структуре социальной активности. В статье анализируются возможности и перспективы взаимодействия образовательной среды с креативными индустриями, претендующими на статус драйвера развития общества по многим ключевым направлениям. Констатируется принципиальное отставание института высшей школы от темпов развития креативных культурных практик - как в концептуальном, так и в институциональном ключеплане. Высшее образование на данный момент в подавляющем большинстве вузов России не использует механизмы и технологии креативных институций, которые, в свою очередь, претендуют на свое место в образовательном процессе и успешно реализуют собственные амбиции в рамках программ дополнительного образования, лекториев и лабораторий, мастер-классов и альтернативных курсов. Очевидна необходимость создания устойчивых коллабораций данных институций в целях теоретического и прикладного взаимодействия, взаимного привлечения специалистов, создания баз практик, расширения пространства реализации актуальных образовательных технологий, в полной мере отвечающих задачам компетентностного подхода в рамках Федерального государственного образовательного стандарта.

Ключевые слова: высшее образование; креативные индустрии; компетентност-ный подход; коллаборации; архитектоника культуры.

E. Drobysheva

PhD, Professor Department of PhiLosophy, History and Theory of the Arts, Vaganova BaLLet Academy, Saint-Petersburg; e-maiL: pesteLena@yandex.ru

HIGHER EDUCATION INSTITUTIONS AND CREATIVE INDUSTRIES: OPPORTUNITIES OF INTERCOMMUNION

The architectonics of the modern educationaL space is undergoing significant progress in connection with intensive sociocuLturaL changes, which are based, first

of aLL, on technoLogicaL development. The cLassicaL modeL of university / institute, based on knowLedge, changes to the system-activity / competence-based. At the same time, cuLturaL system itseLf is changing - both in generaL, and its separate areas (artistic Life, Leisure, entertainment, fashion) in particuLar. There is a growing trend in the industriaLization of cuLturaL practices, noted in the middLe of the twentieth century by Theodor Adorno and Max Horkheimer. CuLturaL/artistic/creative industries are expanding their "capacities" and occupying an ever increasing pLace in the structure of sociaL activity. The articLe anaLyzes the opportunities and prospects for interaction between the educationaL environment and creative industries that cLaim to be a driver in many key areas of society deveLopment process. The principaL deLay of deveLopment of the institution of higher education against the pace of deveLopment of creative cuLturaL practices is stated, both in conceptuaL and institutionaL terms. Higher education in the vast majority of Russian universities, at the moment, does not use the mechanisms and technoLogies of creative institutions, which, in turn, cLaim to be in the educationaL process and successfuLLy impLement their own ambitions in the programs of additionaL education, Lectures and Laboratories, master cLasses and aLternative educationaL courses. It is obvious that it is necessary to create stabLe coLLaborations of these institutions for the purposes of theoreticaL and appLied interaction, mutuaL attraction of speciaLists, creation of practice bases, expansion of space for the impLementation of reLevant educationaL technoLogies that fuLLy meet the tasks of the competence-based approach within the framework of the FederaL State EducationaL Standard.

Key words: higher education; creative industries; competence-based approach; coLLaboration; architectonics of cuLture.

Современное образовательное пространство можно проанализировать в различных дискурсах, мы предлагаем сделать это с точки зрения проблемы его взаимодействия с креативными индустриями, занявшими свою достойную нишу в архитектонике современной культуры и претендующими на статус драйвера развития общества по многим ключевым направлениям.

Культурные индустрии в архитектонике современного социокультурного пространства

Феномен «культурных / творческих / креативных индустрий», как предмет исследовательского интереса, был актуализирован в последние десятилетия ХХ в. в связи со структурными изменениями в процессе производства и потребления в сфере культуры. На данный момент эта тема все чаще привлекает внимание специалистов в области культурологии, социологии, философии и экономики культуры, арт-менеджмента и маркетинга - как теоретиков, так и практиков. Особое

значение данного сегмента социокультурного пространства подчеркивается в активно разрабатываемых концепциях и программах федерального, регионального и городского развития, проектах в рамках государственной культурной политики [Зеленцова, Мельвиль 2010; Зеленцова, Мельвиль 2011].

Междисциплинарный характер феномена культурных индустрий обусловлен сложностью контекста, сформировавшего ситуацию, в которой творческие процессы приобрели индустриальный характер. «Творческая экономика», «экономика впечатлений», «творческий город», «креативный класс» - все эти концепты, введенные в научный оборот социогуманитаристики в конце ХХ - начале нынешнего века маркируют глубинные изменения, происходящие в архитектонике социокультурного пространства под влиянием, прежде всего, технологических, но, кроме того, и геополитических, социально-экономических, ментальных - процессов [Лэндри 2011; Нордстрем, Риддерстрале 2005; Пайн, Гилмор 2005; Флорида 2007; Хезмондалш 2014; Хокинс 2007].

Поскольку архитектоничность является базовым принципом организации самой культуры и способов ее (само)описания1, мы исходим из априорности взаимовлияния различных ее сфер. В данной статье нас будет интересовать алгоритм взаимодействия системы образования и области художественных практик, досуга, социальной активности, функционирующей в режиме креативных / культурных индустрий. Дискурс предполагает обращение к широкому спектру вопросов социогуманитаристики и находится на стыке философии, культурологии, социологии, экономики, психологии и урбанистики. Как справедливо отмечают исследователи, специализирующиеся на данной проблеме, «креативные пространства действительно становятся площадками для разнообразных событий и проектов (культурных, образовательных). Но их роль в создании и продвижении новых просветительских и образовательных продуктов недооценивалась и редко изучалась» [Гордин, Кузьмина, Никольская 2017].

1 См. об этом: Дробышева Е. Э. Архитектоника культуры: опыт культур-философского анализа [монография]. СПб. : Изд-во СПбГУСЭ, 2010; Дробышева Е. Э. Архитектоника культуры в аксиологическом измерении: дис. ... д-р филос. наук. СПб., 2011.

Креативные технологии в сфере культурного производства параллельно разрабатываются и используются в двух направлениях: на традиционных площадках (театральных, концертных, музейных) и в рамках креативных пространств, изначально создаваемых для соответствующего вида деятельности. Традиционные культурные институции, особенно музеи и библиотеки, сейчас довольно активно развивают просветительско-образовательную активность, внедряя в свою деятельность новые инструменты привлечения посетителей, организуя лектории, мастер-классы, квесты. Однако наибольший потенциал в этом направлении демонстрируют креативные культурные пространства, поскольку алгоритм их функционирования имплицитно заложена идея постоянного творческого развития, создания инно-вативных форматов деятельности, перекодирования и распространения актуальной информации.

Образовательный потенциал креативных пространств

Архитектоника современного образовательного пространства претерпевает существенные подвижки в связи с интенсивными социокультурными изменениями, фундированными, прежде всего, технологическим развитием. Классическая модель университета / института, основанная на знании, меняется на системно-деятельностную / компетентностную. Образование как важнейший социальный институт постоянно трансформируется. Специалисты предлагают выделять следующие образовательные парадигмы: «традиционалистско-консервативную (знаниевую), основанную на передаче молодому поколению культурно-исторического опыта и наследия цивилизации, рационалистическую (бихевиористскую, поведенческую), основной формой которой являются научение, тренинг, тестовый контроль, феноменологическую (гуманистическую), рассматривающую и педагога, и обучающегося как равноправных субъектов образовательного процесса, технократическую, провозглашающую основой точное научное знание, неинституциональную, ориентированную на организацию образования вне традиционных социальных институтов (школ и вузов), с помощью сети Internet, в условиях открытых школ, дистантного обучения, гуманитарную, ориентированную на обучающегося в формате субъект-субъектного взаимодействия» [Шелковникова 2015].

Не вдаваясь в дискуссию с авторами данной (довольно спорной) типологии, отметим наиболее интересующую нас здесь неинституциональную модель. Именно в рамках ее и происходит образовательная (в режиме «дополнительности») деятельность на базе креативных площадок. Федеральный закон от 29 декабря 2012 г. N 273-Ф3 «Об образовании в Российской Федерации» определяет, что «дополнительное образование детей и взрослых направлено на формирование и развитие творческих способностей детей и взрослых, удовлетворение их индивидуальных потребностей в интеллектуальном, нравственном и физическом совершенствовании, формирование культуры здорового и безопасного образа жизни, укрепление здоровья, а также на организацию их свободного времени» [ФЗ № 273 «Об образовании в Российской Федерации»]. Дополнительное образование «включает в себя общее дополнительное образование и профессиональное дополнительное образование»1.

Можно говорить, что на базе креативных пространств формируется рынок малых образовательных форм в рамках досуговой и просветительской деятельности. «В креативных пространствах в настоящее время на первый план выходят не стандартные учебные программы, а активно формируются новые, дополнительные, отвечающие более узким запросам со стороны потребителей. Такие специальные корот-

1 Общее дополнительное образование - это «дополнительное образование, направленное на развитие личности, способствующее повышению культурного и интеллектуального уровня человека, его профессиональной ориентации в соответствии с дополнительными общеобразовательными программами, приобретению им новых знаний». Профессиональное дополнительное образование - это «дополнительное образование, направленное на непрерывное повышение квалификации и профессиональную переподготовку лиц, имеющих профессиональное образование, в соответствии с дополнительными программами, квалификационными требованиями к профессиям и должностям и способствующее развитию деловых и творческих способностей этих лиц, повышению их культурного уровня». Программы общего дополнительного образования, в отличие от профессионального, не ориентированы на подготовку профессиональных деятелей культуры, спортсменов и т. п. Данные программы могут позиционироваться как досуговые занятия, а организация подобных программ позиционируется как досуговая деятельность» [№ 273-Ф3 «Об образовании в Российской Федерации»].

кие дополнительные программы называют малыми образовательными формами, а новый рынок таких услуг - рынком малых образовательных форм» [Ксенофонтова 2006]. Таким образом, «креативные пространства обладают большим потенциалом в качестве площадок дополнительного образования для взрослых и детей, но не заменяют на данный момент традиционные учреждения культуры. Они нашли свою нишу, связанную с предоставлением краткосрочных программ в виде семинаров, лекций, тренингов с непостоянной аудиторией и выполняют важную просветительскую функцию. При этом наравне с традиционными учреждениями культуры они реализуют и долгосрочные образовательные программы. Образовательные практики креативных пространств меняют городскую образовательную среду, дают возможность запуску новых форм в виде творческих проектов, тренингов, семинаров, встреч с интересными специалистами» [Гордин, Кузьмина, Никольская 2017].

Высшее образование: вызовы времени

«Западный университет мертв. В это трудно поверить, поскольку он у всех на виду, но такова реальность. Однако история университета говорит о его необыкновенной способности к обновлению: его долголетие - свидетельство умения адаптироваться. Так что вполне может появиться новый университет» [Барнетт 2013]. Эти слова Рональда Барнетта, профессора Института образования Лондонского университета, произнесенные в 1997 г., сейчас повторяют на все лады теоретики и практики в сфере высшего образования. «Мы не можем вернуться в мир, где было известно, что нам делать. Нет традиций, которых мы могли бы придерживаться, нам приходится начинать с нуля. Нам нужны новый словарь и новая цель», - говорит Барнетт. Пафос его речи заключается в том, что должна быть сформирована новая повестка, сориентированная на компетентностную модель образования, поскольку «границы тех форм деятельности, которые носят имя университет, проницаемы и подвижны». Каждое учреждение высшего образования должно для себя решать, «в какой степени университет может и должен становиться совокупностью коммерческих предприятий, помогающих академическим работникам - особенно тем из них, которые преодолевают технологические и научные барьеры, -продавать свой товар, где заканчивается исследование и начинается

консалтинг». Это связано с диверсификацией системы знания: «существует не одно, а множество знаний»: процессуальное, неявное, практическое, опытное, - все эти термины указывают на множество наших способов познания в современном мире. «Знанию всё больше придается перформативный характер: при пособничестве и поддержке государства в зачет идет только то, что работает, знание ценится за его полезность». Эта оценка Барнетта перекликается с мыслью, высказанной еще в 1979 г. Ж.-Ф. Лиотаром: «Университеты и институты высшего образования подчиняются отныне требованию формирования компетенции, а не идеалов» [Лиотар 1997].

Останавливаясь на проблеме «концептов современного университета», Барнетт выделяет, в том числе, личностное развитие, самовыражение и самореализацию и отмечает: «Проблема, с которой сталкивается этот набор понятий, очень проста, в их основе лежит вера в существование персональной идентичности, а также в то, что задача высшего образования - развивать ее». Современный университет находится в сложном двойственном положении: «Технический разум и диалогический разум продолжают бороться друг с другом, неизбежно вызывая смещение пластов» [Барнетт 2013]. Невозможность реализации традиционалистской знаниевой парадигмы в чистом виде задается сегодня множеством факторов, игнорировать которые образовательная система уже не может.

В итоговом коммюнике Всемирной конференции по высшему образованию (июль 2009 г., Париж) специальный раздел посвящен исследованиям и инновациям. В нем отмечается, что организация научных исследований должна предполагать некую гибкость для того, чтобы поставить фундаментальную науку и междисциплинарные исследования на службу обществу. При этом высшие учебные заведения должны искать такие области исследовательских работ и такие направления обучения, которые будут связаны с проблемами благосостояния населения и построением прочного фундамента для новых технологий и областей развития науки, значимых для данного конкретного региона [Всемирная конференция по высшему образованию - 2009. Итоговое коммюнике].

Говоря о современной образовательной парадигме, Г. А. Мкрты-чян подчеркивает значимость системы трансфера знаний, призванной обеспечить их передачу, «включая технологии, опыт и навыки от

университета к внешним заказчикам - предприятиям, общественным и государственным структурам, приводя к инновациям в экономике и общественной жизни. Трансфер знаний в университете имеет два основных направления реализации: коммерциализацию результатов научных исследований и реализацию рыночно-ориентированных образовательных программ. В первом случае речь идет о трансфере технологий, который понимается организационный процесс передачи научно-технического know-how из научной лаборатории в производство в условиях рыночной экономики. Это направление деятельности включает в себя проведение научных исследований в рамках договоров с предприятиями и организациями, использование прав интеллектуальной собственности на результаты научных разработок университета, участие в национальных и региональных программах развития, работу технологических инкубаторов и научных парков» [Мкртычян 2011]. Именно в данном аспекте нам представляется интересной и перспективной модель взаимодействия вузов и креативных площадок.

Можно говорить о принципиальном отставании института высшей школы от темпов развития креативных культурных практик - как в концептуальном, так и в институциональном аспекте. Высшее образование в настоящее время в подавляющем большинстве вузов России не использует механизмы и технологии креативных институций, которые, в свою очередь, претендуют на свое место в образовательном процессе и успешно реализуют собственные амбиции в рамках программ дополнительного образования, лекториев и лабораторий, мастер-классов и альтернативных курсов. Очевидна необходимость создания устойчивых коллабораций данных институций в целях теоретического и прикладного взаимодействия, взаимного привлечения специалистов, создания баз практик, расширения пространства реализации актуальных образовательных технологий, в полной мере отвечающих задачам компетентностного подхода в рамках ФГОС.

Возьмем для примера Федеральный государственный образовательный стандарт специальности 50.04.01 «Искусства и гуманитарные науки», в рамках которой, в том числе, может осуществляться реализация учебных программ, связанных с проблематикой культурных индустрий. По окончании программы выпускник магистратуры должен получить набор «универсальных и общепрофессиональных

компетенций». Среди универсальных компетенций хочется особо отметить: «УК-1 - способность осуществлять критический анализ проблемных ситуаций на основе системного подхода, вырабатывать стратегию действий; УК-2 - способность управлять проектом на всех этапах его жизненного цикла; УК-3 - способность организовывать и руководить работой команды, вырабатывая командную стратегию для достижения поставленной цели». Среди общепрофессиональных компетенций выделим: «ОПК-2 - способность формулировать исследовательские задачи и управлять проводимыми исследованиями в выбранной области профессиональной деятельности; ОПК-4 -способность к педагогической деятельности, а также к деятельности по организации процесса воспитания и обучения в образовательных организациях; ОПК-5 - способность руководить коллективом в выбранной сфере профессиональной деятельности, толерантно воспринимая социальные, этнические, конфессиональные и культурные различия, готовность брать на себя всю полноту профессиональной ответственности» [ФГОС специальности 50.04.01 Искусства и гуманитарные науки].

Из всех вышеперечисленных компетенций только УК-1, ОПК-2 и ОПК-4 могут быть частично реализованы в рамках собственно вузовской среды. В идеале же они максимально полно формируются в режиме синергии образовательного учреждения и профессиональной среды. УК-2, УК-3 и ОПК-5, в свою очередь, вообще немыслимо обеспечить без баз практической деятельности. На деле же ситуация с прохождением практики оставляет желать лучшего. Учреждения культуры неохотно берут на практику выпускников, мотивируя это сложностями юридического и организационного характера. Даже на стадии заключения договоров мы сталкиваемся с трудно разрешимыми ситуациями относительно материальной ответственности сторон, алгоритма взаимодействия в части учебных планов, границ полномочий руководителей практик. Возникают сложности даже на уровне понимания характера будущей деятельности выпускника программы, поскольку для традиционных культурных институций это неочевидная реальность.

Пункт 3.4. ФГОС гласит, что «профессиональные компетенции, устанавливаемые программой магистратуры, формируются ... на основе анализа требований к профессиональным компетенциям,

предъявляемых к выпускникам на рынке труда, обобщения отечественного и зарубежного опыта, проведения консультаций с ведущими работодателями, объединениями работодателей отрасли, в которой востребованы выпускники» (курсив авт - Е. Д.) [ФГОС специальности 50.04.01 Искусства и гуманитарные науки]. И если для подготовки бакалавра проблема соотнесенности учебных планов с реальной экономической ситуацией в большей степени решается достаточно умозрительно, то для программ магистратуры такой подход совершенно недопустим. Сама парадигма магистерского образования предполагает подготовку узкого специалиста с высоким уровнем профессиональной готовности, заточенной на решение практико-технологических задач. И в этом смысле роль баз практик невозможно переоценить.

В случае с программами подготовки, так или иначе связанными с культурными / творческими индустриями, креативные пространства (лофты, арт-инкубаторы, коворкинги) могут и должны стать полноправными участниками образовательной коллаборации с высшими учебными заведениями. Такая синергия имеет, прежде всего, огромный творческий потенциал. Ведь выпускники-магистранты, находящиеся в стадии подготовки выпускной квалификационной работы, смогут собрать и проанализировать конкретный «полевой» материал, а креативная площадка - расширить ассортимент уже предоставляемых услуг или получить разработанный start-up проект.

Заключение

Специалисты в сфере культурных / творческих индустрий отмечают ряд ключевых проблемных точек в их функционировании. Первая сложность - «раздробленность профессиональных сообществ» [Зеленцова, Мельвиль 2011]. И здесь, на наш взгляд, есть огромный потенциал: привлечение креативных площадок к образовательным проектам вузов не только поможет сформировать актуальную теоретико-технологическую базу, но и будет способствовать консолидации специалистов, задействованных в подобного рода коллабора-циях.

Вторая сложность - территориальная неравномерность в развитии креативной среды. По мнению крупнейшего специалиста в этой сфере Е. В. Зеленцовой, «сегодня только Москву и Санкт-Петербург

можно назвать постиндустриальными центрами; другие крупные города несут в себе больше черт индустриальной эпохи, чем постиндустриальной. Соответственно и предприятия творческих индустрий сконцентрированы преимущественно в Москве и Санкт-Петербурге, в меньшей степени - в других региональных центрах. Российская ситуация связана с недостаточной насыщенностью потребительского рынка, неразвитостью сферы услуг и недостаточным уровнем спроса на культурную продукцию в силу того, что российские регионы пока еще только вступают в ту зону, где определяющей становится «экономика переживаний» [Зеленцова, Мельвиль. 2011].

Среди «специфических проблем» культурных индустрий отмечаются также следующие: «молодость рынков»; предпочтение импорта, противоречие между культурой и коммерцией; слабость сетевых структур во многих секторах; отсутствие профессионального сообщества, корпоративной этики, внутрицеховых правил и стандартов деятельности; дефицит качественных творческих продуктов, неразвитое профессиональное образование и дефицит кадров» (курсив авт. - Е. Д.). Особо отмечается, что «при наличии большого количества образовательных предложений, особенно в секторе рекламы, комплексное практико-ориентированное образование в сфере творческих индустрий получить можно только в Москве и Санкт-Петербурге» [Зеленцова., Мельвиль .2011].

Представляется, что предлагаемая нами модель коллаборации между системой высшего образования и креативными кластерами могла бы быть взаимообразно полезной. Подобное предложение, несколько в иной плоскости, прозвучало от группы петербургских исследователей: «Нужно подчеркнуть не просто инновационный, но экспериментальный характер деятельности КП, где апробируются различные, ранее не применявшиеся формы творческой активности. Это ставит на повестку дня вопрос о создании на базе КП арт-инкубаторов по аналогии с бизнес-инкубаторами, поддерживающими инновации в производственной сфере» [Гордин., Кузьмина., Никольская., 2017].

Имеющийся на данный момент дисбаланс в темпах обновления методов и инструментария деятельности, очевидно выводит вперед креативные институции относительно традиционных учреждений культуры, не обладающих таким потенциалом в силу большей

инерционности развития, специфики кадрового обеспечения, изначально иной парадигмы функционирования. «Существуя в режиме постоянного структурного усложнения за счет взаимодействия с запросами разных людей и содружеств, креативные пространства эволюционирует быстрее, чем среда города в целом, предлагая тому некую стратегическую модель бытования. Внедрение креативных площадей в плоть городов разительно перелицовывает их характер в лучшую сторону, способствует обогащению культурной среды», обеспечивая «высокую концентрацию креативных процессов, плотность коммуникации между их участниками и группами участников с прогнозируемым синергетическим эффектом» [Косолапова, Стеклова 2014].

В данной статье лишь намечены контуры проблемы и способов ее реализации. Хотелось бы, чтобы поставленные вопросы нашли отклик в профессиональной среде.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Барнетт Р. Осмысление университета // Теоретические вопросы образования [Электронный ресурс]: хрестоматия / сост., под ред. : М. А. Гусаков-ского, А. А. Полонникова, А. М. Корбута. Минск : БГУ, 2013. С. 5-29. URL : elib.bsu.by/bitstream/123456789/104684/1/%D0%91%D0%B0%D1 %80%D0%BD%D0%B5%D1%82%D1%82.pdf Всемирная конференция по высшему образованию - 2009. Итоговое коммюнике // Высшее образование сегодня. 2009. № 8. С. 13-17. Гордин В.Э., Кузьмина К.А., Никольская М. В. Анализ образовательного потенциала креативных пространств // Международный журнал исследований культуры. № 1 (26). 2017. URL : www.culturalresearch.ru/ru/ archives/108--126.

Зеленцова Е. В., Мельвиль Е. Х. Развитие творческих индустрий в России: проблемы и перспективы // Культурологический журнал. 2011. № 4 (6). URL : www.cr-journal.ru/rus/journals/92.html&j_id=8 . Зеленцова Е., Мельвиль Е. Культурная политика и экономика культуры: тезисы для сборки региональных стратегий. М. : Арт-транзит, 2010. Косолапова Е. А., Стеклова И. А. Креативное пространство: диалектика мотивации // Современные проблемы науки и образования. 2014. № 3. URL : www.science-education.ru/ru/article/view?id=13096. Ксенофонтова О. Л. Специфика образовательных услуг: маркетинговый

аспект. URL : main.isuct.ru/files/publ/snt/2006/02/HTM/45.htm. Лиотар Ж.-Ф. Состояние постмодерна. URL : www.lib.ru/CULTURE/ LIOTAR/liotar.txt_with-big-pictures.html.

Лэндри Ч. Креативный город. М. : Классика-ХХ1, 2011. 400 с.

Мкртычян Г. А. Модель инновационного университета на основе использования метафоры мозга. URL : www.hse.ru/pubs/share/direct/ document/53791524

Нордстрем К.А., Риддерстрале Й. Бизнес в стиле фанк: Капитал пляшет под дудку таланта : пер. с англ. СПб. : Стокгольмская школа экономики в Санкт-Петербурге, 2005. 280 с.

Пайн Дж., Гилмор Дж. Экономика впечатлений: работа - это театр, а каждый бизнес - сцена : пер. с англ. М. : Вильямс, 2005. 168 с.

Стеклова И. А., Рагужина О. И. Архитектоника креативного пространства: лофты // Архитектон: известия вузов. 2014. № 5. URL : archvuz.ru/ cont/2557.

ФГОС специальности 50.04.01 Искусства и гуманитарные науки // Справочник кодов общероссийских классификаторов. URL : classinform.ru/ fgos/50.04.01-iskusstva-i-gumanitarnye-nauki.html.

Федеральный закон от 29 декабря 2012 г. N 273-Ф3 «Об образовании в Российской Федерации» с изменениями 2017-2016 гг. URL : zakon-ob-obrazovanii.ru/.

Флорида Р. Креативный класс. Люди, которые меняют будущее. М. : Классика-ХХ1, 2007. 421 с.

Хезмондалш Д. Культурные индустрии. М. : Изд-во НИУ ВШЭ, 2014.

Хокинс Дж. Креативная экономика. Как превратить идеи в деньги. М. : Классика XXI, 2011. 256 с.

Шелковникова Л. Ф. К вопросу о знаниевой парадигме в образовании // Преподаватель XXI век. 2015. URL : cyberleninka.ru/article/n/k-voprosu-o-znanievoy-paradigme-v-obrazovanii.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.