Научная статья на тему 'Высшая духовная школа России в 1917-1918 гг. Письма Анатолия (Грисюка), епископа Чистопольского, викария Казанской епархии и ректора Казанской духовной Академии, к Василию (Богдашевскому), епископу Каневскому, викарию Киевской епархии и ректору Киевской духовной Академии'

Высшая духовная школа России в 1917-1918 гг. Письма Анатолия (Грисюка), епископа Чистопольского, викария Казанской епархии и ректора Казанской духовной Академии, к Василию (Богдашевскому), епископу Каневскому, викарию Киевской епархии и ректору Киевской духовной Академии Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
196
74
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Сухова Н. Ю.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Высшая духовная школа России в 1917-1918 гг. Письма Анатолия (Грисюка), епископа Чистопольского, викария Казанской епархии и ректора Казанской духовной Академии, к Василию (Богдашевскому), епископу Каневскому, викарию Киевской епархии и ректору Киевской духовной Академии»

Вестник ПСТГУ

II: История. История Русской Православной Церкви.

2008. Вып. II:1 (26). С. 91-105

Высшая духовная школа России в 1917—1918 гг.

Письма Анатолия (Грисюка), епископа Чистопольского, викария Казанской епархии и ректора Казанской духовной академии, к Василию (Богдашевскому), епископу Каневскому, викарию Киевской епархии и ректору Киевской духовной академии

Автором публикуемых писем является епископ Чистопольский Анатолий (Гри-сюк Андрей Григорьевич) (20.08.1880—23.01.1938), викарий Казанской епархии и ректор КазДА. Епископ Анатолий окончил Кременецкое ДУ (1894), Волынскую ДС (1900), КДА (1904), был оставлен профессорским стипендиатом по кафедре общей церковной истории (1904—1905). В 1903 г., еще будучи студентом 4-го курса Академии, был пострижен в монашество, в 1904 г. рукоположен в сан иеромонаха. С июня 1905 г. исполнял должность доцента; в 1905/1906 учебном году находился в командировке в Русском археологическом институте в Константинополе. В 1911 г. был удостоен ученой степени магистра богословия (диссертация «Исторический очерк Сирийского монашества до половины 6-го века» (Киев, 1911) и утвержден в должности доцента; возведен в сан архимандрита. В 1912 г. был назначен экстраординарным профессором; 8 июня 1912 г. был переведен в МДА инспектором и профессором кафедры Истории Древней Церкви. 30 мая

1913 г. его назначили ректором КазДА, а с 29 июня 1913 г. он стал епископом Чистопольским, викарием Казанской епархии. Владыка Анатолий руководил КазДА даже после ее официального закрытия, вплоть до марта 1921 г. Но неофициальная деятельность корпорации была обнаружена, и 26 марта 1921 г. епископ Анатолий вместе с большей частью своей корпорации был арестован и осужден на год принудительных работ. По выходе из заключения 28 февраля 1922 г. был назначен епископом Самарским и Ставропольским, но 24 февраля 1923 г. вновь арестован Самарским ГПУ. Это заключение было недолгим: 4 августа владыка Анатолий был освобожден, возведен в сан архиепископа. 18 сентября 1923 г. вновь арестован, из ссылки вернулся в 1927 г., временно жил в Москве. В 1928 г. был назначен на Одесскую кафедру, и с этого же года стал членом Временного Синода при Заместителе Патриаршего Местоблюстителя митрополите Сергии (Страгородском). 21 октября 1932 г. был возведен в сан митрополита, выдвинут кандидатом на освободившийся пост Экзарха Украины, но по скромности от этого поста уклонился. В 1934—1935 гг. исполнял должность временно управля-

ющего Харьковской епархией, с 1936 г. он вновь в Одессе. Был арестован 8 августа 1936 г., перевезен в Киев, затем в Москву. 21 января 1937 г. был осужден по статье 54—10 («систематическая контрреволюционная работа») и приговорен к пяти годам заключения и отправлен в Ухт-Печорский исправительно-трудовой лагерь.

Преосвященный Анатолий быстро прошел путь, характерный для представителей российского ученого монашества: преподаватель, инспектор, ректор Духовной академии и епископ. Жизнь свою он не мыслил без служения «духовной учености» и дорогой его сердцу alma mater, Академии. Но в 1917 г. Россия вступила в полосу тяжелых испытаний, и старая жизнь, с ее проблемами и радостями, достижениями и упованиями, рушилась на глазах. Особые удары были направлены на Русскую Церковь, ее епископат, школы, богословскую науку. Представителям духовной учености выпал жребий актуализировать свои теоретические знания в реальных испытаниях, пройдя крестным путем, явить миру стойкость, жертвенность и высоту последователей Христа. Духовная школа — в виде конкретных церковных учреждений — была разрушена, но духовная школа — как целенаправленное познание Божественного Откровения человеческим разумом, как особая система воспитания и жизни — взошла в лице своих питомцев на новую ступень, их исповедничеством и мученичеством показав свою плодотворность «во сто крат» (Мф: 13.8).

Одним из новомучеников, засвидетельствовавших свою веру и богословское знание верностью и подвигом, стал епископ, а в дальнейшем митрополит Анатолий (Грисюк). Подвигом было и его руководство Казанской академией, которая действовала вплоть до 1921 г. при отсутствии зданий, средств, на домах у преподавателей; и епископское служение в Казанской епархии, на Самарской и Одесской кафедрах; и мужественное поведение при многократных арестах и допросах; и стойкость в лагерных условиях; и кончина в лагерном лазарете, с крестом и Евангелием. Определением Синода Украинской Православной Церкви от 11 июня 1997 г. митрополит Анатолий был причислен к лику местночтимых святых, а на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви 2000 г. был включен в Собор новомучеников и исповедников Российских для общецерковного почитания.

В публикуемых письмах епископа Анатолия отражен начальный период эпохи гонений на Русскую Православную Церковь и ее славы: с мая 1917 г. по июль 1918 г. духовные академии еще действуют и пытаются решать свои проблемы, определившиеся в предыдущий период: борьба за «автономию», либерализм определенной части преподавателей, борьба за включение в академические Советы младших членов корпораций, выборность ректоров академий. Но все яснее становится, что перед духовной школой, Русской Церковью и всем отечеством стоят испытания более тяжелые, ибо наступает эпоха беззакония.

Письма адресованы епископу Каневскому Василию (Богдашевскому), в те годы викарию Киевской епархии и ректору КДА. При его ректорстве прошла учеба преосвященного Анатолия в академии, год профессорского стипенди-атства, при его поддержке были сделаны первые преподавательские шаги. Под его руководством как профессора кафедры Священного Писания Нового Заве-

та познавались евангельские истины и апостольские учения. Епископ Василий был и настоятелем Братского монастыря, насельником которого, как и все академические монахи, являлся иеромонах Анатолий и в котором начинал он свой иноческий подвиг. Почтение, любовь и доверие к преосвященному Василию как к учителю, ректору, старшему другу и коллеге, а затем и собрату по архиерейскому служению преосвященный Анатолий пронес через всю жизнь.

Преосвященный Василий (Богдашевский Дмитрий Иванович) (19.10.1861— 25.02 (10.03).1933) окончил Волынскую ДС (1882), КДА (1886), был оставлен профессорским стипендиатом (1886—1887) и и. д. доцента. В 1890 г. он был удостоен ученой степени магистра богословия (диссертация «Лжеучения, обличаемые в первом послании святого Апостола Иоанна» (Киев, 1889)) и утвержден в должности доцента по кафедре Священного Писания Нового Завета. В 1904 г. он стал доктором богословия (диссертация «Послание святого Апостола Павла к Ефесянам» (Киев, 1904)), в 1905 г. назначен сверхштатным ординарным профессором, в 1907 г. — штатным ординарным профессором. В 1907 г. Д.И. Богда-шевского назначили инспектором КДА. В 1910 г. он рукоположен в священство; в 1913 г., овдовев, принял монашество, возведен в сан архимандрита. С 6 августа

1914 г. началось его епископское служение: епископ Каневский, викарий Киевской епархии и ректор Академии. Преосвященный Василий руководил Академией вплоть до окончательного ее закрытия в 1922 г. В апреле 1923 г. был арестован, перевезен в Москву, затем сослан в Зырянский край. С августа 1924 г. был поставлен епископом Прилукским, с 1925 г. вновь получил именование Каневским, но архиепископом, с правом ношения креста на клобуке. В 1920-е гг. архиепископ Василий выступал как решительный противник обновленчества и других расколов на Украине, сохраняя верность Патриарху Тихону и Местоблюстителю митрополиту Петру (Полянскому).

Письма епископа Анатолия очень ярко, на конкретных примерах, иллюстрируют ситуацию, сложившуюся в России и в Русской Православной Церкви в 1917—1918 гг. Автором писем является историк, который, несмотря на сиюминутные опасности, проблемы, беды, личную боль, старается оценить современную ему ситуацию с точки зрения более основательных и глубоких критериев.

Публикуемые письма выявлены в личном фонде епископа (в дальнейшем — архиепископа) Василия (Богдашевского) в Институте рукописей Национальной библиотеки Украины им. В.И. Вернадского (НБУВ) (Ф. 191. Д. 327—330).

Документы публикуются по оригиналам, хранящимся в архиве, в соответствии с нормами современного русского языка. Сохранены стилистические особенности писем. Во вступительной статье и примечаниях к письмам используются принятые сокращения названий духовных учебных заведений: СПбДА — СанктПетербургская духовная академия (до 1914 г.), ПгДА — Петроградская духовная академия (с 1914 г.), МДА — Московская духовная академия, КДА — Киевская духовная академия, КазДА — Казанская духовная академия; ДС — духовная семинария; ДУ — духовное училище.

Вступ. статья, публ. и примеч. Н.Ю. Суховой.

№ 1

12 мая 1917 г.

f Ваше Преосвященство, дорогой и досточтимый Владыко!

Приветствую Вас с великим праздником Пятидесятницы!

Не писал я Вам давно, в частности после 1 марта с. г. не отправил Вам ничего, кроме официального поздравления с Светлым Христовым Праздником. Помимо неисправности и медленности почты (достаточно сказать, что Ваше поздравление с Св. Пасхой шло из Киева в Казань ровно месяц) и нежелания подвергаться цензуре, которая, по-видимому, существует для писем таких черносотенных людей, как епископы, и незнания, — о чем писать, — в виду быстрой смены событий и явлений, когда положение вещей каждые 24 часа приобретает новый и часто неожиданный вид, — вот что способствовало моему молчанию и воздержанию эпистолярному. Но теперь, ввиду утвержденной уже Св. Синодом автономии Академий1 и ввиду отставки московского ректора2, поспешившего с прошением об увольнении, я вынуждаюсь взяться за перо и обратиться за братским и отеческим советом к Вам, дорогой Владыко. До меня доходили извещения, что Вы не легко пережили эру возвещенной академической свободы. Надо и то сказать, что другой такой свободолюбивой академической корпорации, как киевская Ваша, нет3. Даже в Московской Академии персональный момент ограничился одним именем Ректора Преосв[ященного] Феодора, быть может, возбудившего личные неудовольствия нескольких членов корпорации. Но касаться всей администрации или вводить студентов в Совет и там не пожелали. У нас, к моему утешению, корпорация, хотя вся единомысленно приветствовала академическую автономию, но пока не заявляла и, по-видимому, не думает заявлять об увольнении всей администрации Академии. Наоборот, и открыто раздавались голоса, даже лидера либералов, и подавляющим большинством в закрытой баллотировке было решено, что ректор должен быть непременно в священном сане4. Светский ректор собрал всего 4 шара из 33! Но, конечно, у отдельных членов корпорации, б[ыть] м[ожет], и таятся какие-л[ибо] планы относительно торжества выборного начала. Студенты на своих сходках высказались, впрочем, определенно против о. инспектора, который, кажется, и собирается теперь уже подать прошение об увольнении от должности помощника ректора5.

Но сравнивать свое положение с положением о. Гурия я не могу уже по одному тому, что мой о. Гурий и по увольнении его от административной должности останется ординарным профессором6. Острый для него, да и для всех академических монахов-доцентов, живущих в корпусе, вопрос о квартире он хочет решить довольно радикально, построив на военном кладбище возле церкви целое подворье. Деньги у него, думаю, водятся, во всяком случае больше, чем у меня, у которого при обилии всяких больных и неудачных родственников ничего, кроме долгов, нет. Но солидарность всех, кто имел «несчастье» быть назначенным при прежнем порядке, остается. Для меня, т[аким] обр[азом], возникает вопрос, — когда подавать прошение.

Мне ничуть не жаль почетного места ректора, для которого я никогда не считал себя не то что удовлетворительным, но и достаточным. И то сказать, что положение будущего автономного ректора с увеличившимся почти на 3А Советом и невозможным экономическим положением в сносном существовании общежития, с постоянными сходками увеличившегося количественно, но умалившегося качественно студенчества будет не из легких и не из приятных7. Среди бушующего моря страстей без прочной мирной свободы едва ли что можно сделать. Но невыразимо жаль покидать Академию вообще. Хоть и преле-нивый ее сын, я сильно привязался к ней, к этой сфере академических, книжных и научных интересов, к среде академических профессоров и хороших студентов. Вот почему, ни секунды не колеблясь относительно ректорства, я размышляю над вопросом: нельзя ли вообще остаться на академической службе.

Вот теперь вспоминаешь, какую неважную прибыль получил я, променяв скромное место профессора по Истории Древней Церкви в родной Академии на более видные места инспектора и ректора в других Академиях. Спасибо Вам, Владыко, за то, что по Вашей инициативе и под влиянием Вашего авторитета Совет родной Киевской Академии внес мое имя в списки членов Академии, связав т[аким] обр[азом] меня идеальной связью с воспитавшей и поставившей меня на ноги Киевской старейшей Академией8. Прошу в случае моей «безработности» принять меня хотя бы в качестве переводчика латинских творений церковных писателей и сотрудника академического журнала. Не на кафедру же, в самом деле, Истории Древнего Востока проситься к Вам в Академию?

Неопределенность положения действует, конечно, неприятно. Не знаешь даже, где приютишься от дождя и непогоды. Хотелось бы все-таки поближе к Академии быть и хотя косвенно пользоваться академической библиотекой. Если бы в корпусе Братского монастыря нашлась бы келлия для бывшего монаха этого монастыря, я был бы очень рад. Впрочем, на первых порах можно будет приютиться у Преосв[ященного] Амвросия, который получил в управление Свияж-ский монастырь9.

Но нечего прибавлять, что в тягость быть не хотелось бы никому.

Будьте здоровы! Поклон братии, яже о Вас.

С любовию и почтением Епископ Анатолий.

Р. 8. На шее висит диссертация М.Э. Поснова10 . Если бы не переворот, да не речь профессоров, в частности, первого рецензента Л.И. Писарева11 о том, что с нею можно подождать до августа, я бы написал отзыв еще к июню . Но когда 2 месяца были начисто вычеркнуты, то пусть автор извиняет. Е.А.

НБУВ. Институт рукописей. Ф. 191. Д. 327. Л. 1—2 об.

Подлинник. Рукопись.

№ 2

13 августа 1917 г.

f Ваше Преосвященство, дорогой и досточтимый Владыко!

Очень Вам благодарен за сочувственное в моем горе письмо. Долго я буду переживать уход из сей жизни моей матушки, и, кажется, чем дальше, тем сильнее. Правда, современность, столь трагическая и бурная, заглушает личную скорбь, но это относится только к части переживаемого. По временам, зато с особенною силою, прорывается на фоне общей печали твоя собственная живая печаль.

По возвращении из Чистополя, куда я сейчас еду на праздник Успения и Спаса, вышлю обещанную лепту в Братскую обитель.

Я на Собор12 не попал, как успокаиваю себя, по грехам моим. Очень хотелось бы мне, как в известном смысле церковному историку, видеть собственными очами большой Собор, обещающий иметь столь важное историческое значение. Но Совет избрал меня только в заместители, от Епархии прошли клирики и ми-ряне13. О. Гурий попал на Собор от монашеского съезда. В общем, от нашей Академии на Соборе будет 7 лиц: кроме избранных советом сначала двоих, а потом трех (Ив.М. Покровский, М.Н. Васильевский, Вл. Ал. Керенский, П.Д. Лапин, о. Н.Н. Писарев14) и о. Гурия от епархиального собрания отправился проф. Л.И. Писарев. Архиеп[ископ] Иаков15 шутя обещал до конца заседаний не досидеть, а вызвать меня на свое место. Пока же я по его воле являюсь управляющим епархией. Так как до сих пор нет временного Устава Академий16, то и академическое мое положение не обещает скоро выясниться.

Получил я как-то телеграфное срочное предложение выставить свою кандидатуру на Владимирскую кафедру17. Конечно, я категорически отказался. Как теперь известно, на эту старейшую кафедру избрали не кого меньшего, как Преосв[ященного] Сергия Финляндск[ого]18. Был слух, что и Вас, Владыко, про-мовируют в Харьков, но сейчас я вычитал, что там избрали прежнего Архипастыря, т. е. Владыку Антония19. Если так, то можно порадоваться и за Вас, и за него. Если я, сравнительно молодой, решил никуда из Академии не уходить, то что сказать о Вас, всю жизнь проведшем в Академии.

Будьте здоровы! Поклон братии. С истинным уважением и преданностью Еп[ископ] Анатолий.

НБУВ. Институт рукописей. Ф. 191. Д. 328. Л. 1—2 об.

Подлинник. Рукопись.

№ 3

Казань, 30 января 1918 г.

f Ваше Преосвященство, досточтимый и дорогой Владыко!

С наилучшими Вам пожеланиями доброго здоровья, мира и благополучия поздравляю Вас по поводу дня Вашего Ангела20. Теперь почта так расстроена, а Киев, по-видимому очутился за границей21, что я не уверен, что настоящее пись-

мо в скором времени дойдет по назначению. Дожили мы до лютых времен и в отношении более существенных дел, чем почтовые сношения. Не касаясь общеполитических вопросов, в которых трудно разобраться теперь даже и специалисту, скажу только об испытаниях для Русской Церкви и, в частности, для наших Духовных Академий.

Запрещение преподавания Закона Божия даже в частных школах и отобрание даже зданий, прямое толкование религиозной веры как заблуждения и суеверия — все это, превосходя своим радикализмом самые революционные французские законы, обещает нам много горя-горемычного22. В Синоде образована Комиссия по изысканию средств на содержание Академий, но от комиссионного обсуждения о деньгах до самих денег, конечно, не близко. А тут ожидаешь со дня на день наскока на академические здания и имущество красногвардейцев, и этому насилию не имеешь, что противопоставить. На силу мусульман, которые одно время собирались стать хозяевами Казани, рассчитывать не приходится, помимо разности религий, потому, что это пока сила не слишком надежная. Законы же не действуют, кроме последних новелл из Смольного, а они-то против нас. Ума не приложишь, что бы такое можно было выдумать из разряда действенных средств защиты церковного достояния. И вот студенты, насколько можно судить по прорывающимся у них замечаниям, прямо-таки хоронят Академию, будучи почти уверены, что существовать ей status quo впредь нельзя будет. Конечно, веришь, что Бог даст, все так или иначе обойдется, но как переживешь этот тяжелый кризис.

В Киеве, судя по газетам, в половине января было сражение23. Вот вам, киевлянам, пришлось пережить ужас.

Рад по кр[айней] м[ере] за то, что Сергей Леонтьевич24 сделан Вами магис-

тром24.

Читаю все «Гностицизм» М.Э. Поснова. Л.И. Писарев обещает в скором времени представить рецензию.

Привет по поводу 30 янв[аря] и о. В.Д. Прилуцкому25.

Будьте здоровы! С уважением и любовию Епископ Анатолий.

НБУВ. Институт рукописей. Ф. 191. Д. 329. Л. 1—2 об.

Подлинник. Рукопись.

№ 4

2 (15) июля 1918г.26

f Ваше Преосвященство, дорогой Владыко!

Пользуясь случаем («оказией»), приветствую Вас из Москвы, где нахожусь в качестве заместителя своего Митрополита В[ысоко]пр[еосвященного] Иакова27.

Мое пасхальное Вам приветствие было возвращено почтою. Мы почти ничего не знаем, что происходит в Киевской Академии, как, вероятно, и там мало знают об остальных русских Академиях. М.Э. Поснову 7 июня мы присудили за его «Гностицизм» доктора, правда, с наклоном весов благожелательною рукою.

Но факт тот, что М.Э. — доктор, хотя и «заграничный»28. К сожалению, официальной бумаги к моему отъезду из Казани не приготовили, а дополнительно пока не прислали, и ее переслать сейчас я не могу. Впрочем, надо думать, что у вас в данное время каникулы и заседаний Совета не бывает. След[овательно], и промоции пока нельзя устроить.

Мы испытываем в Казанск[ой] Академии большие материальные затруднения. С 1 окт[ября] 1917 г. нас рассчитали по новым штатам Вр[еменного] Правительства29, но даже по этим скромным в сравнении с потребностями штатами денег наших хватило только до июля включительно, а дальше надежда вся на общецерковную казну, кажется, довольно-таки скудную. Конечно, ученая работа совершается еле-еле. Правда, был в мае диспут одного доцента (Верещацкого)30, но докторских диссертаций теперь не напечатаешь, да и «Прав[ославный] собеседник» вышел пока единственною тоненькой книжкой за 1918-й год31.

Будьте здоровы, Владыко! Благодарный и уважающий Вас Епископ Анатолий.

Помета: «Получено 19 марта 1920 г.»

НБУВ. Институт рукописей. Ф. 191. Д. 330. Л. 1—2.

Подлинник. Рукопись.

Примечания

1 Под «автономией Академий» подразумевается ряд положений, впервые сформулированных членами академических корпораций в 1905 г. Главными были идеи: 1) подчинения духовных академий напрямую Святейшему Синоду, без посредства Учебного комитета; 2) сведение власти епархиального архиерея над академией к почетному покровительству; 3) выборность инспекторов и ректоров академий; 4) введение в состав Советов академий младших членов корпораций — доцентов и и. д. доцентов; 5) предоставление Советам академий права не только присуждать высшие ученые степени, но и окончательно утверждать в них. Авторы этих положений считали, что некоторые «свободы», предоставленные академиям, позволят значительно улучшить качество образования, стимулируют развитие богословской науки и поставят высшую духовную школу на современный уровень общественных отношений. Введенные в конце 1905 —начале 1906 г. в виде «Временных правил» для духовных академий, эти положения действовали до 9 февраля 1909 г., когда были отменены определением Святейшего Синода, как не оправдавшие возлагаемых на них надежд. После Февральской революции 1917 г. 22 марта, по предложению нового обер-прокурора В.Н. Львова, в заседании Учебного комитета, при участии членов Государственной думы — протоиереев А.В. Смирнова и Ф.Д. Филонен-ко, В.А. Потулова, И.С. Клюжева и Н.Ф. Каптерева, — были выработаны главные основания изменений в жизни духовных академий, сформулированные в 12 пунктах новых Временных правил. Потребность изменений была обоснована необходимостью «согласования существующего порядка академического управления с современными задачами Православной Церкви и богословской науки» (РГИА. Ф. 802. Оп. 11. 1917 г. Д. 78. Л. 8). Через два дня Временные правила были одобрены Святейшим Синодом (определение от

24—27 марта 1917 г. за № 1796) и отправлены в Советы всех четырех духовных академий для обсуждения (Там же. Л. 3—6). Временные правила 1917 г. не многим отличались от таковых же 1905—1906 гг. Новыми по сравнению с 1905 г. были два положения — отмена требования действующего Устава о вхождении в состав академического Совета не менее половины всех членов в священном сане (примечание к § 65 Устава духовных академий 1911 г.) и выборность Советом редакторов издаваемых при академиях журналов, а также предложения депутатов Государственной думы: о разрешении приема в академии семи-наристов-второразрядников и отмене вступительных экзаменов. По получении отзывов от Советов академий Временные правила с некоторыми исправлениями были утверждены определением Святейшего Синода за № 2880 от 5—6 мая 1917 г.

2 «Московский ректор» — ректор МДА епископ Волоколамский Феодор (Поздеев-ский) (19.08.1909—01.05.1917). Его конфликт с частью преподавательской корпорации и со студентами привел к экстренной ревизии, проведенной в марте 1917 г. в МДА профессором ПгДА Б.В. Титлиновым, посещению МДА в апреле того же года лично обер-прокурором В.Н. Львовым, увольнению преосвященного Феодора от должности ректора и назначению его управляющим на правах настоятеля московским Даниловым монастырем (см. синодальное дело «Об увольнении епископа Феодора»: РГИА. Ф. 796. Оп. 204. 1 отд. 2 ст. 1917 г. Д. 146; см. также: Голубцов С., протодиак. Московская духовная академия в эпоху революций. М., 1999. С. 60—67).

3 В начале XX в. часть корпорации КДА была настроена очень либерально и желала радикальных изменений в старом строе духовно-академической жизни. Из этих кругов исходили, начиная с 1905 г., наиболее резкие требования «свобод», выборности ректора и инспектора, отмены требований к священному сану духовно-академического начальства. Это вызывало неприятие другой части корпорации, вставшей, в противовес своим коллегам, напротив, на жестко консервативные позиции и называвшей первых «кадетами». Противостояние продолжалось вплоть до 1917 г. и доставляло много проблем ректору, преосвященному Василию (см., например, его письма 1908—1911 гг. бывшему профессору КДА А.А. Дмитриевскому: ОР РНБ. Ф. 253. Д. 380).

4 Одним из вопросов, поднимаемых при обсуждении «автономии» и в 1905—1906 гг., и в 1917 г., был вопрос о необходимости священного сана для ректора духовной академии. Последний действующий Устав духовных академий в начальной своей редакции

1910 г. требовал духовного сана для ректоров академий, причем для МДА и КДА настаивал на монашестве ректоров (§ 34 и прил. 3 к нему), окончательная же редакция Устава

1911 г. требовала для ректоров высшего иерархического — епископского — сана. Вопрос был болезненным, и, хотя «Временные правила», предложенные Учебным комитетом и утвержденные в качестве проекта определением Синода от 24—27 марта 1917 г., содержали это требование, вопрос был предложен на обсуждение Советам духовных академий.

5 Должность «инспектора» духовной академии была переименована в 1917 г. в должность «помощника ректора».

6 Согласно действующему в 1917 г. Уставу духовных академий 1911 г., инспектор академии мог сохранять за собой преподавательскую должность, ректор же, читая две лекции в неделю по избранному им предмету, не имел преподавательской должности (см.: Устав православных духовных академий. СПб., 1911. § 35, 48).

7 Расширение состава Советов за счет введения, согласно Временным правилам 1917 г., доцентов и и. д. доцентов; увеличение состава студенчества и потеря возможности отказа в приеме абитуриентам, не имеющим должной подготовки, при отмене вступительных экзаменов, согласно тем же Временным правилам.

8 Согласно предложению ректора КДА епископа Василия, Совет избрал в 1915 г. епископа Анатолия почетным членом Академии.

9 Амвросий (Гудко Василий) (28.12.1867—09.08.1918), епископ Сарапульский и Ела-бужский. Окончил Холмскую ДС (1887), СПбДА (1893) со степенью кандидата богословия. В 1891 г. пострижен в монашество; 30 мая 1893 г. рукоположен в иеромонаха. С 1893 г. заведующий катехизаторским училищем на Алтае; с 1897 г. начальник Корейской духовной миссии в сане архимандрита; с 1899 г. смотритель Донского ДУ в Москве; с 1901 г. ректор Волынской ДС. 30 мая 1904 г. хиротонисан во епископа Кременецкого, викария Волынской епархии; с 27 февраля 1909 г. епископ Балтский, викарий Подольской епархии; с 14 февраля 1914 г. епископ Сарапульский, викарий Вятской епархии (с 5 октября 1916 г. Сарапульский и Елабужский). Отлучил от причастия сарапульских либеральных деятелей Михеля (попечителя Николаевского церковно-приходского училища) и Полякова, за что 18 марта 1917 г. был уволен на покой как последовательный монархист с назначением управляющим, на правах настоятеля, Свияжским Богородицким монастырем Казанской епархии. В начале марта 1918 г. был предан суду Свияжского ревтрибунала по обвинению в «контрреволюционных действиях»; в июне арестован, но через несколько дней освобожден. 27 июля (8 августа) 1918 г. был арестован красноармейцами, прибывшими в монастырь, чтобы реквизировать хлебные запасы; на следующий день расстрелян (по другим сведениям, был убит ударом штыка в спину). В 1999 г. канонизирован как местночтимый святой Казанской епархии; в 2000 г. Архиерейским Собором Русской Православной Церкви причислен к лику Новомучеников и Исповедников Российских.

10 Поснов Михаил Эммануилович (1873—13.10.1931), библеист и историк Церкви. Окончил Рязанскую ДС (1894) и КДА (1898) со степенью кандидата богословия. С 1898 г преподаватель русского и церковно-славянского языков в Богуславском ДУ; с 1903 г. помощник инспектора КДА. В том же году защитил магистерскую диссертацию «Идея завета Бога с израильским народом в Ветхом Завете» (Богуслав, 1902); с 1908 г. приват-доцент по кафедре Истории Церкви Киевского университета; с 1910 г. доцент КДА по 2-й кафедре Священного Писания Нового Завета; с 1913 г. экстраординарный профессор по кафедре Истории Древней Церкви. Речь идет о докторской диссертации М.Э. Поснова «Гностицизм II в. и победа христианской Церкви над ним» (Киев, 1918). Она была представлена в Совет КазДА ввиду конфликтной ситуации, связанной с резким выступлением Поснова в Совете КДА 21 декабря 1916 г. при обсуждении докторской диссертации экстраординарного профессора КДА Н.Ф. Мухина (ЦГИАУкраины. Ф. 711. Оп. 3. Д. 3858. Л. 52—56). Степень доктора церковной истории была присуждена Поснову Советом КазДА 7 июня 1918

г.; утверждена указом Святейшего Синода от 20 июня 1918 г. В 1919 г. М.Э. Поснов эмигрировал и был профессором догматики и истории Церкви в Софийском университете.

11 Писарев Леонид Иванович (1865—?), профессор патрологии КазДА. Окончил Нижегородскую ДС (1886), КазДА (1890), был оставлен профессорским стипендиатом (1890—1891). С сентября 1891 г. преподаватель Казанской ДС; с 1895 г. и. д. доцента КазДА. В том же году был удостоен ученой степени магистра богословия (диссертация «Учение блаженного Августина, епископа Иппонского, о человеке в его отношении к Богу» (Казань, 1894)); в 1896 г. утвержден в должности доцента по кафедре патрологии; с 1899 г. экстраординарный профессор. В 1915 г. был удостоен степени доктора церковной истории (диссертация «Очерки по истории христианского вероучения патристического периода. Том первый: век мужей апостольских (I и начало II века)) и должности ординарного профессора. В сентябре 1918 г. бежал вместе с белочехами из Казани; дальнейшая судьба неизвестна.

12 Поместный Собор Российской Православной Церкви (Священный Собор) открылся 15 августа 1917 г., в праздник Успения Пресвятой Богородицы, в Москве. Имел в общей сложности три сессии, с августа 1917 г. по сентябрь 1918 г.

13 В состав Собора должны были войти епископы, клирики и миряне. Все члены Собора делились на 3 разряда: «по выборам», «по должностям» и «по приглашению». «По должности» членами Собора должны были стать все члены Святейшего Синода, правящие епархиальные архиереи и 62 члена Предсоборного Совета, а также некоторые представители высшего белого и черного духовенства по занимаемым местам служения. Разряд членов «по избранию» составляли представители епархий — 330, по 5 от каждой епархии: 2 клирика, из которых один обязательно пресвитер, и 3 мирянина. Эти делегаты избирались последовательно: приходские собрания тайным голосованием избирали представителей на благочиннические собрания, там таким же образом выдвигались делегаты на епархиальный съезд, который и избирал 5 членов на Собор. Кроме того, должны были быть избраны: 10 представителей от монашествующих (монастырских), 10 представителей военного и морского духовенства и 15 мирян от действующей армии, 10 делегатов от единоверцев, по 3 представителя от каждой духовной академии, по одному представителю от Академии наук и каждого университета (разумеется, православного исповедания), а также представители некоторых больших викариатств (всего их было 11). 15 мест были предоставлены представителям Государственного совета и Государственной думы, остававшиеся формально законными органами государственной власти. «По приглашению» на Собор могли попасть представители Восточных Патриархатов и других автокефальных Поместных Церквей, архиереи, находящиеся на покое и викарные епископы. В результате в состав Собора вошло 564 члена: 80 епископов, из белого духовенства 129 пресвитеров и 10 диаконов, 27 псаломщиков, 20 монашествующих (причем половину из них составляли преподаватели духовных школ и не было ни одного монаха без сана) и 299 мирян. 12 епархиальных архиереев не смогли прибыть на Собор, прислав вместо себя заместителей — викариев или протоиереев. От Казанской епархии на Собор отправился сам правящий архиерей — архиепископ Иаков (Пятницкий).

14 Покровский Иван Михайлович (17.01.1965—19.04.1941), профессор по кафедре Истории Русской Церкви. Окончил Тамбовскую ДС (1886); служил в должности псаломщика в г. Липецке Тамбовской губ., затем в должности надзирателя в Тамбовском ДУ Окончил КазДА (1895) со степенью кандидата богословия; был оставлен профессорским стипендиатом (1895—1896); затем и. д. доцента по кафедре Истории Русской Церкви. В 1898 г. был удостоен ученой степени магистра богословия (диссертация «Русские епархии в XVI — XIX вв., их открытие, состав и пределы. Т. I. XVI и XVII вв.» (Казань, 1897)) и утвержден в должности доцента. В 1907 г. удостоен ученой степени доктора церковной истории (диссертация «Казанский архиерейский дом, его средства и штаты, преимущественно до 1764 г. Церковно-археологическое, историческое и экономическое исследование» (Казань, 1906), с дополнительным к нему очерком «Средства и штаты архиерейских домов со времени Петра I до учреждения духовных штатов в 1764 г.»), в 1908 г. утвержден в звании экстраординарного профессора; с 1909 г. являлся ординарным профессором по кафедре Русской истории. Летом 1917 г. был членом Предсоборного Совета, затем членом Священного Собора от Казанской епархии. После революции был членом и председателем комиссии по охране архивных фондов и музейных памятников Казани и Казанской губернии, а также заведующим историко-культурной и бытовой секцией Казанского губернского архива, заведующим объединенной библиотекой Татарского ЦИКа, Совнаркома и Госплана; продолжал принимать активное участие в работе Общества археологии, истории и этнографии Казанского университета. В конце 1918 г. с группой университетских и академических профессоров пытался сохранить от большевиков Раифский монастырь, ходатайствуя о передаче Раифских земель Казанскому университету. 6 октября 1921 г. был осужден в числе других профессоров вместе с ректором КазДА епископом Анатолием (Грисюком) за незаконное преподавание в Академии; приговорен к одному

году лишения свободы условно. В 1930 г. вновь арестован, 5 января 1932 г. приговорен к

3 годам ссылки в Казахстан; но через 7 месяцев амнистирован по состоянию здоровья. Проживал до кончины в г. Казани.

Васильевский Михаил Николаевич (1873 — после 1930), профессор КазДА по кафедре истории и обличения русского раскола старообрядчества. Окончил КазДА (1899), был оставлен профессорским стипендиатом (1899—1900). С 13 августа 1900 г. казанский противораскольнический и противосектантский миссионер; с 16 августа 1911 г. и. д. доцента КазДА. В 1915 г. удостоен ученой степени магистра богословия (диссертация «Государственная система отношений к старообрядческому расколу в царствование Императора Николая I» (Казань, 1915)) и утвержден в должности доцента по кафедре истории и обличения русского раскола старообрядчества; с 4 ноября 1915 г. экстраординарный сверхштатный профессор; с 30 января 1916 г. штатный экстраординарный профессор. Летом 1917 г. член Предсоборного Совета и Поместного Собора (как член Предсоборного Совета). 6 октября 1921 г. был осужден в числе других профессоров вместе с ректором КазДА епископом Анатолием (Грисюком) за незаконное преподавание в Академии; приговорен к 1 году лишения свободы условно. В 1928—1930 гг. председатель церковного совета Богородской общины, образовавшейся после закрытия Богородицкого женского монастыря. В августе 1930 г. вновь арестован, 5 января 1932 г. приговорен к 3 годам ссылки в Казахстан.

Керенский Владимир Александрович (1868—?), профессор КазДА по кафедре истории и разбора западных исповеданий. Окончил Симбирское ДУ (1883), Симбирскую ДС (1889), КазДА (1893); был оставлен профессорским стипендиатом (1893—1894). В 1894 г. удостоен ученой степени магистра богословия (диссертация «Старокатолицизм, его история и внутреннее развитие преимущественно в вероисповедном отношении» (Казань, 1894)). С 23 сентября 1894 г. по 11 мая 1895 г. состоял преподавателем в Пензенской ДС по истории и обличению раскола и по истории и разбору западных исповеданий; 11 мая 1895 г. избран и утвержден доцентом КазДА по кафедре истории и разбора западных исповеданий; с 26 июня 1902 г. экстраординарный профессор. В 1904 г. удостоен ученой степени доктора богословия (диссертация «Школа ричлианского богословия в лютеранстве. Исследование в области новейшей лютеранской догматики» (Казань, 1903)); с 9 марта 1905 г. сверхштатный ординарный профессор; с 23 октября штатный ординарный профессор; с 16 августа 1911 г. ординарный профессор по кафедре истории и обличения западных исповеданий в связи с историей западной Церкви от 1054 г. до настоящего времени. Член Поместного Собора по избранию от КазДА.

Лапин Павел Дмитриевич (1877—?), экстраординарный профессор по кафедре церковного права. Окончил КазДА (1902), был оставлен профессорским стипендиатом (1902—1903). С 1903 г. преподаватель Курской ДС; с 1905 г. Казанской ДС. В 1910 г. удостоен ученой степени магистра богословия (диссертация «Собор, как высший орган церковной власти (историкоканонический очерк)» (Казань, 1910)); с 1911 г. доцент КазДА по кафедре церковного права; с 1914 г. сверхштатный экстраординарный профессор; с

1915 г. штатный экстраординарный профессор. Член Собора по избранию от КазДА. Был избран в члены Высшего Церковного Совета, в котором участвовал до 1922 г

Писарев Николай Николаевич (1876—01.1921), протоиерей, профессор по кафедре русской гражданской истории. В 1904 г. удостоен ученой степени магистра богословия (диссертация «Домашний быт русских патриархов» (Казань, 1904)) и утвержден в степени доцента; экстраординарный профессор.

15 Иаков (Пятницкий Иван Андреевич) (22.09.1844 — после 1922), архиепископ Казанский и Свияжский, впоследствии митрополит. Окончил Калужскую ДС (1866) и МДА (1870); был оставлен помощником секретаря Совета Академии; с 1871 г. помощник инс-

пектора; с 18 августа 1872 г. смотритель Мещевского ДУ; с 16 октября 1873 г. преподаватель основного и догматического богословия Вифанской ДС, преподавал также Священное Писание, литургику, французский язык. В 1878 г. был удостоен ученой степени магистра богословия. 12 августа 1886 г. принял монашеский постриг, с 15 августа иеродиакон, с 17 августа иеромонах. С 22 сентября 1886 г. ректор Вифанской ДС, с возведением в сан архимандрита. С 30 марта 1891 г. епископ Балахнинский, викарий Нижегородской епархии; с 29 сентября 1892 г. епископ Уманский, викарий Киевской епархии; 16.01.1893 г. Чигиринский. С 31 января 1898 г. епископ Кишиневский и Хотинский; с 19 августа 1904 г. архиепископ Ярославский и Ростовский; с 25 января 1907 г. Симбирский и Сызранский; с

10 декабря 1910 г. Казанский и Свияжский. Участник Поместного Собора как правящий архиерей, 28 ноября 1917 г. возведен в сан митрополита. На Соборе был почетным председателем Отдела о духовных академиях. 1 сентября 1918 г. с белочехами покинул Казань. С 1919 г. возглавлял Иркутскую кафедру, с 1920 г. Томскую епархию, в апреле 1921 г. ушел на покой и был назначен настоятелем Московского Симонова монастыря. В марте 1922 г. находился в тюремном заключении в Москве.

16 После утверждения Временных правил для духовных академий в мае 1917 г. в Петрограде был созван съезд выборных представителей от Советов духовных академий (по

3 от каждой академии) для составления нового Устава, более соответствующего задачам духовных академий и требованиям времени. Съезд академических профессоров выработал: 1) проект Временного устава православных духовных академий, подлежащий введению в жизнь с начала 1917/18 учебного года; 2) проект Нормального устава; 3) общую Объяснительную записку к обоим проектам. Проект Временного устава был утвержден с некоторыми поправками Святейшим Синодом в заседании 21 июля 1917 г., но Святейший Синод признал необходимым внести его «на уважение» Временного Правительства и введение Временного устава задержалось.

17 Указом Святейшего Синода от 29 апреля 1917 г., в согласии с тенденциями времени, вводилось в качестве определяющего в епархиальной и приходской жизни выборное начало. Выборной стала, в частности, должность епископа. Выборы происходили пораз-ному: в некоторых епархиях и приходах паства подтверждала своим доверием достоинства своих архипастырей, в других — превращались в низвержение правящих архиереев. В частности, оказался забаллотирован архиепископ Владимирский и Суздальский Алексий (Дородницын) (на кафедре с 30 июля 1914 г.). Кафедра оказалась вакантной, и ряду архиереев было предложено подать свои кандидатуры на замещение кафедры.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

18 Сергий (Страгородский Иван Николаевич) (11.01.1867—15.05.1944), патриарх Московский и всея Руси. Окончил Нижегородскую ДС (1886) и СПбДА (1890), был направлен в Японскую православную миссию. В 1894—1896 гг. служил настоятелем церкви в российском посольстве в Афинах. В 1895 г. удостоен ученой степени магистра богословия (диссертация «Православное учение о спасении» (Сергиев Посад, 1895); в 1897—1899 гг. вновь назначен в Японию в качестве помощника начальника миссии. С июля 1899 г. ректор СПбДС; с октября 1899 г. инспектор, с 24 января 1901 г. ректор СПбДА. С 25 февраля 1901 г. епископ Ямбургский, викарий Санкт-Петербургской епархии. С 6 октября 1905 г. архиепископ Финляндский и Выборгский; с 10 августа 1917 г. Владимирский и Шуйский (по избранию); в ноябре получил сан митрополита. В дальнейшем (с марта 1924 г.) митрополит Нижегородский, с 27 апреля 1934 г. Московский и Коломенский; патриарший местоблюститель; с сентября 1943 г. Патриарх Московский и всея Руси.

19 Антоний (Храповицкий Алексей Павлович) (17.03.1863—28.07(10.08).1936), митрополит Киевский и Галицкий, основатель и первый глава Русской Православной Церкви за рубежом. Окончил классическую гимназию и СПбДА (1885); был оставлен профессорским стипендиатом (1885—1886). С 1886 г. преподаватель гомилетики, литур-

гики и канонического права в Холмской ДС; с 1887 г. и. д. доцента СПбДА по кафедре Святого Писания Ветхого Завета. В 1888 г. удостоен ученой степени магистра богословия (диссертация «Психологические данные в пользу свободы воли и нравственной ответственности» (СПб., 1887)) и утвержден в звании доцента. В 1889 г. назначен и.

д. инспектора СПбДА; в 1890 г. возведен в сан архимандрита. С 1890 г. ректор МДА, с 1895 г. ректор КазДА (по 1900 г.) С 7 сентября 1897 г. епископ Чебоксарский, викарий Казанской епархии; с 1 марта 1899 г. епископ Чистопольский. С 14 июля 1900 г. епископ Уфимский и Мензелинский; с 27 апреля 1902 г. архиепископ Волынский и Житомирский. В 1911 г. удостоен ученой степени доктора богословия «за совокупность научных трудов, во внимание к их научным достоинствам». С 1912 г. член Святейшего Синода с оставлением на кафедре. С 14 мая 1914 г. архиепископ Харьковский и Ахтырский. 1 мая

1917 г. уволен на покой (удалился в Валаамский монастырь), но 16 августа вновь избран архиепископом Харьковским и Ахтырским. С 30 мая 1918 г. митрополит Киевский и Галицкий; с 1920 г. в эмиграции в Югославии, где организовал Карловацкий Собор; с 1921 г. до своей кончины возглавлял Русскую Зарубежную Церковь за рубежом.

20 Епископ Василий, постриженный в монашество с именем в честь святителя Василия Великого, праздновал день ангела 30 января (12 февраля по новому стилю), в день Собора вселенских учителей и святителей Василия, Григория Богослова и Иоанна Златоуста.

21 24 января 1918 г. четвертым Универсалом Центральной рады была провозглашена независимость Украинской народной республики (образованной в составе России 20 ноября 1917 г.).

22 Декрет об отделении Церкви от государства и школы от Церкви (20—23 января

1918 г.).

23 26 января 1918 г. Киев был захвачен частями Красной Армии во главе с М. Муравьевым, руководители Центральной рады бежали на Волынь, а в городе был учинен страшный террор.

24 Епифанович Сергей Леонтьевич (1886—1918), выпускник КДА (1910), профессорский стипендиат (1910—1911); с 1911 г. и. д. доцента по 1-й кафедре патрологии. 12 октября 1917 г. защитил магистерскую диссертацию о преподобном Максиме Исповеднике. В условиях военного времени автору не удалось издать свою монументальную диссертацию полностью; были опубликованы и представлены к защите два извлечения (введение ко второму тому — «Преподобный Максим Исповедник и византийское богословие» (Киев, 1915) и приложение к работе — «Материалы к изучению жизни и творений преподобного Максима Исповедника» (Киев, 1917)).

25 Прилуцкий Василий Дмитриевич (1882 (1883)—?), священник. Выпускник КДА (1907), профессорский стипендиат (1907—1908); с 1908 г. и. д. доцента по кафедре церковной археологии и литургики (с 1911 г. литургики). С 1910 г. священник. В 1913 г. удостоен ученой степени магистра богословия (диссертация «Частное богослужение в Русской Церкви в XVI и первой половине XVII в.» (Киев, 1912)) и утвержден в должности доцента; с этого же года экстраординарный профессор. Член Поместного Собора 1917—1918 гг. Преподавал в КДА до ее официального закрытия в 1921 г., участвовал в частных учебных занятиях профессоров КДА вплоть до 1925 г. 30 января (по церковному календарю) он, как и епископ Василий, праздновал день Ангела.

26 14 февраля 1918 г. в России было введено новое летоисчисление — григорианский календарь. После 31 января по юлианскому календарю сразу наступило 14 февраля по григорианскому.

27 Митрополит Иаков не поехал на третью сессию Поместного Собора, послав в качестве заместителя своего викария, епископа Анатолия.

28 В апреле 1918 г. Украинская народная республика была переименована в Украинскую державу, что подчеркивало ее независимость от России.

29 Новые штаты для духовных академий были установлены Временным правительством в первый раз в мае 1917 г. (в связи с увеличением приема абитуриентов), во второй раз — 4 октября 1917 г.

30 Верещацкий Павел Илларионович, выпускник и преподаватель КазДА. С сентября 1910 г. и. д. доцента по 2й кафедре патрологии. 24 мая (6 июня) 1918 г. защитил в Совете КазДА магистерскую диссертацию «Учение блаженного Августина, епископа Иппонского, о Святой Троице» (Казань, 1917) (присуждение степени было утверждено 9 (22) августа 1918 г.).

31 «Православный собеседник» — научно-богословский журнал, издаваемый КазДА с 1855 г. и содержащий оригинальные статьи, богословские, церковно-исторические, церковноканонические источники. Особенность журнала составляла его миссионерская направленность. С 1870 г. в приложениях к «Православному собеседнику» публиковались журналы совета КазДА, а также другие материалы академической деятельности (годовые отчеты академии и учреждений при академии). До 1917 г. издавался ежемесячно (формировался в три тома за год), в июне 1918 г. вышла единственная книга за 1918 г., после чего издание прекратило существование.

High theology schools in Russia in 1917—1918. Letters from Anatoly (Grisyuk),

ARCHBISHOP OF CHISTOPOL, VICAR OF THE KAZAN DIOCESE

and rector of the Kazan Spiritual Academy, to Vasily (Bogdashevsky), archbishop of Kanev, vicar of the Kiev diocese, rector of the Kiev Theological Academy

The first period in prosecution of the Russian Orthodox Church is clearly seen through the letters by saint martyr Anatoly (Grisyuk) addressed to archbishop of Kanev Vasily (Bogdashevsky), who was then rector of the Kiev Theological Academy and vicar of the Kiev Diocese. Theological academies still existed and it was still possible to discuss their work and perspectives. Impressive examples perfectly illustrate the Russian Orthodox Church historical set-up in 1917-1918. The letters themselves were taken from the personal fund of archbishop Vasily (Bogdashevsky) in the Institute for manuscript studies of the Vernadsky National Library in Ukraine.

Introductory article, publication and commentary by N.Y Sukhova.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.