Научная статья на тему 'Выразительные возможности паремий как отражение гендерных отношений (на материале романа М. Шолохова «Тихий Дон»)'

Выразительные возможности паремий как отражение гендерных отношений (на материале романа М. Шолохова «Тихий Дон») Текст научной статьи по специальности «Языкознание»

CC BY
37
6
Поделиться
Ключевые слова
РУССКИЙ ЯЗЫК / ГЕНДЕРНАЯ ЛИНГВИСТИКА / ГЕНДЕР / ГЕНДЕРНЫЕ ОТНОШЕНИЯ / М.А. ШОЛОХОВ / ЯЗЫК ПИСАТЕЛЯ / ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИЕ ЕДИНИЦЫ / ПАРЕМИЯ / ТВОРЧЕСТВО М. ШОЛОХОВА

Аннотация научной статьи по языкознанию, автор научной работы — Алейникова Татьяна Валентиновна, Бутырина Людмила Никитична

Целью статьи является выявление гендерных отношений посредством использования паремий, что дает возможность показать особенности их употребления со стороны мужчин и женщин, а также проследить взаимоотношения между героями произведения.

Текст научной работы на тему «Выразительные возможности паремий как отражение гендерных отношений (на материале романа М. Шолохова «Тихий Дон»)»

Раздел II. Русский язык

Т.В. Алейникова, Л.Н. Бутырина

ВЫРАЗИТЕЛЬНЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ ПАРЕМИЙ КАК ОТРАЖЕНИЕ ГЕНДЕРНЫХ

ОТНОШЕНИЙ (НА МАТЕРИАЛЕ РОМАНА М. ШОЛОХОВА «ТИХИЙ ДОН»)

Понятие «гендер» было введено в научное описание сравнительно недавно, но тендерные исследования в языкознании уже оформились в самостоятельное научное направление. Гендерная проблематика находится в центре внимания многих исследователей, является предметом дискуссий конференций, симпозиумов, презентаций.

Терминологически данное направление определяется следующим образом: «...тендерная лингвистика - направление в языкознании, изучающее различия в языке, обусловленные полом говорящих» [3, 89]. Данное определение соотносится с социолингвистической моделью функционирования языка и речи.

Одним из ключевых направлений гендерных исследований является «выявление семантических различий, которые объясняются особенностями перераспределения социальных функций в обществе, подход исключительно с гендерных позиций, связанный с социальной природой языка и мужчин и женщин» [2, 159]. Важное место в гендерной лингвистике отводится изучению построения психолингвистических теорий, в которых «женский» и «мужской» языки сводятся к особенностям языкового поведения женщин и мужчин.

Проявление гендерных отношений является той речевой манифестацией, которая позволяет выявить языковые особенности, формирующие их.

Само понятие «гендер» означает совокупность социальных и культурных норм, которые общество предписывает выполнять людям в зависимости от их биологического пола. «Не биологический пол, а социально-культурные нормы определяют в конечном счете психологические качества, модели поведения, виды деятельности профессии женщин и мужчин. Быть в обществе мужчиной или женщиной означает не просто обладать теми или иными анатомическими особенностями - это означает выполнять те или иные предписанные нам гендерные роли. Гендер конструируется обществом как социальная модель женщин и мужчин, определяющая их положение и роль в обществе и его институтах (семье, политической структуре, экономике, культуре, образования), которое оно надстраивает над физиологической реальностью» [1, 33].

Уровень социальных условий, культуры, образования, быта определяет положение мужчины и женщины в обществе.

В социологии принято выделять несколько поведенческих стереотипов гендерных отношений. Это патриархальные, фемининные, партнерские, эклектические. Такие модели соответствуют тем отношениям, которые исторически складываются с развитием общества.

В своей работе мы обращаем внимание на выявление гендерных отношений посредством использования паремий, что дает возможность показать особенности их употребления со стороны мужчин и женщин, а также проследить взаимоотношения между героями произведения.

В романе М. Шолохова «Тихий Дон» широко представлены фразеологические единицы, отражающие тему любви. Многогранность и сложность отношений героев подч!ркивается особенностями употребления фразеологических единиц.

Отношение к женщине можно проследить по различным высказываниям. Например, в сцене сватовства Натальи:

- За нашу наезжали сваты ишо на провесне. Наша не засидится. Девка - нечего бога гневить - всем взяла: что на полях, что дома... (к. 1, с. 68).

Разговорный, экспрессивный фразеологизм всем взяла употребляется в значении «иметь много разных достоинств, преимуществ».

- ... Хучь бы и Наталья - да таких девок по белу свету поискать! Работа варом в руках:

что рукодельница, что хозяйка! И собою, уж вы люди добрые, сами видите, - она разводила с приятной округлостью руками, обращаясь к Пантелею Прокофьевичу и надутой Ильиничне.

Или:

- Мне ее красоту за голенищу не класть. Я бы на тебе женился (к. 1, с. 56).

Приведенные фразеологические единицы говорят о том, что в женщине ценили трудолюбие, хозяйственность, целомудрие, а красота могла уступать названным качествам, это звучит из уст, прежде всего, мужчин.

Измена мужу сурово осуждалась в обществе, о чем свидетельствуют следующие примеры:

- Ты что ж это?.. А? Не остыл мужьин след, а ты хвост набок! Гришке я кровь спущу за это самое, а Степану твоему пропишу!.. Пущай знает!.. (к. 1, с. 50);

Синоним «крутить хвостом» - флиртовать, кокетничать с кем-либо.

Или:

После того как услышал Петро про Степана, полегчало., но все же решил: «Пойду в отпуск - кровь из Дашки выну!». Просто решил избить, но так, чтобы на всю жизнь отбило у бабы охоту хвост трепать (к. 1, с. 59).

Змею ты пригрел! - вдруг резким фальцетом выкрикнул дед Сашка, нелепо топыря руки. -Гадюку прикормил! Она с Евгением свалялась! Каков голос? (к. 1, с. 378).

В первом примере фразеологическое выражение «хвост набок» звучит осуждающе в устах Пантелея Прокофьевича, он возмущен поступком Аксиньи, которая в отсутствии мужа открыто пошла на связь с Григорием.

Второй пример показывает, как дед Сашка характеризует поступок жены, изменившей мужу. «Змею пригрел» соответствует по семантике фразеологизму «пригреть / пригревать змею на груди (за пазухой)» - проявлять внимание, заботу, любовь к человеку, который впоследствии платит неблагодарностью. Видоизмененный фразеологизм не утрачивает своего значения в тексте. Употребление его в таком виде связано, возможно, с незнанием полного перевода, так как данное выражение возникло из древнегреческой притчи, которая была положена Эзопом в основу его басни «Крестьянин и змея». Лафонтен заимствовал этот сюжет у Эзопа, и выражение превратилось в поговорку, известную многим европейским языкам. В русском языке он появляется в 18 веке.

Любовная связь Григория и Аксиньи осуждалась. Родители Григория, Пантелей Прокофье-вич и Ильинична, не могли смириться с мыслью, что их сын изменяет жене.

М.А. Шолохову удалось с яркой выразительностью передать их чувства. Восклицание, выражающее крайнее возмущение, негодование звучит в адрес Григория:

- Нехай идет... Нехай, будь он проклят!... - гремел старик, настежь распахивая двери (к. 1, с. 158).

- Чтоб с нонешнего дня и ноги твоей на моем базу не ступало. Шашлы заводить с парнем, а Степан придет да мне же... (к. 1, с. 50).

Органично вписывается в речь фразеологическая единица «ноги твоей не ступало», так как в нее включаются другие слова: «на моем базу», т.е. единица воспринимается говорящим как свободное словосочетание, происходит и замена слов (чтоб ноги твоей не было, а в тексте - «не ступало»).

Приведенный фразеологизм употребляется дважды в ситуации с Аксиньей: он звучит из уст Пантелея Прокофьевича и Ильиничны, которая после смерти Натальи острее чувствует горе, причиненное Аксиньей ее семье. Родители встают на защиту своей семьи, они переживают за семейное благополучие, поэтому и подчеркивают « на моем базу», для них это не просто территория, а это семейная близость, единение.

Отношение к семье, верности семейным узам отразилось и в следующей фразе, обращенной к Наталье:

- Прощай, милушка!.. Ты не горюй по нем, по сукинову сыну, ногтя он твоего не стоит (к. 1, с. 180). Так оценивает Пантелей Прокофьевич уход своего сына из семьи.

В бранном выражении «по сукинову сыну» содержится крайне отрицательная характеристика человека. Это выражение используется на страницах романа чаще в конфликтных ситуациях.

- Цыц, сукин сын! (Пантелей Прокофьевич - Григорию).

- За что, батя ? - За дело, су-у-у-кин сын!

- Женить сукиного сына!... (к. 1, с. 51).

- Я ее не сужу. Хучь и страмно и перед богом грех, а я не сужу: не за ней вина, а вот за этим сукиным сыном! - Пантелей Прокофьевич указал на прислонившегося к печке Григория (к. 1, с. 158).

Следует отметить любопытную деталь: выражение «сукина дочь» - бранная, оскорбительная характеристика женщины - употреблено только дважды на протяжении всего романа и только из уст Пантелея Прокофьевича по отношению к своей дочери, когда он находился в сильном эмоциональном состоянии:

Но тут в разговор вступил Пантелей Прокофьевич. Грохнув по столу кулаком, заорал:

- Ты, сукина дочь, цыц у меня! А то я тебе такое сердце пропишу, что и волос с головы не соберешь (к. 4, с. 63).

Наталья всеми силами стремится к созданию дома, гнезда человеческого. Это тонко чувствует и Пантелей Прокофьевич, и старая Ильинична, которые нашли в лице невестки надежную союзницу в борьбе за домашний очаг. Она живет общечеловеческой идеей дома, материнского долга. Эти вечные ценности - семьи, родного очага, заботы о близких, каждодневных житейских хлопот - отнюдь не померкли в столь смутное, тревожное время, когда многое рушится и уже разрушилось. Например: Наталья пришлась Мелеховым ко двору (к. 1, с. 123). Работящая Наталья вошла свекрам в душу (там же).

Сдержанно и категорично отвечает Григорий своему отцу по поводу ухода от жены:

- Что ж, батя, на самом деле... что с возу упало, то пропало (к. 1, с. 213).

Наталья глубоко переживает семейный разрыв, и каждое слово, сказанное ее, эмоционально окрашено. Мы можем только предполагать, какие страсти испытывает Григорий, отвечая отцу одной фразой. В его реплике нет слов «жена», «Наталья», которые ему тяжело произнести, поэтому употреблена пословица, определяющая сложившуюся ситуацию.

В некоторых репликах звучат и шутливые высказывания о семейной верности:

Аксинья, улыбаясь, посторонилась, присела на скособоченные без полоза сани.

- Вон и твоя с тобой сидит.

- Влепилась, как репей в свинячий хвост, а то бы я тебя подвез (к.1, с. 149). Как репей -«неотступно, надоедливо».

За шуткой Аникушки кроются те чувства, которые вызваны гордостью за преданность и верность своей жены.

Между тем любовные отношения между главными героями выписаны М.Шолоховым с большой теплотой. Подтверждением этому служит использование фразеологических единиц с компонентом «сердце»:

- ...Тоскую по нем, родная бабунюшка. На своих глазыньках сохну. Не успеваю юбку ушивать: что ни день, то шире становится... Пройдет мимо база, а у меня сердце закипает... упала б наземь, следы б его целовала... (к. 1, с. 60). Фразеологизм сердце закипает с эмоционально-экспрессивной окраской имеет значение - испытывать страстное желание.

- Вы, братушка, знаете? - Сердцу не прикажешь (к. 4, с. 63);

- Работящий паренек и собой с лица красивенький... - нашептывала по ночам ему жена, приглаживая его засеянную веснушками и рыжей щетиной руку,- а Наталья, Григорич, по нем чисто ссохлась вся... Дюже к сердцу пришелся (к. 1, с. 81)

В первом примере фразеологизм «сердце закипает» синонимичен «сердце падает (отрывается, обрывается)» и имеет значение: «кто-либо испытывает тревогу, волнение, страх», т.е. героиня чувствует сильное волнение при виде любимого.

Во втором примере речь идет о сильном чувстве любви, которое невозможно преодолеть.

В третьем - с помощью фразеологической единицы «к сердцу пришелся» выражается отношение страстное, которое подтверждается предыдущей фразеологической единицей «ссохлась вся».

Фразеологические единицы, в состав которых входит слово «сердце», имеют и другие значения. Например: Ты меня к Гришке пихнул ... Ты мне сердце иссушил (к. 3, с. 70);

В данном предложении фразеологизм имеет значение - «лишить любви, чувств», т.е. фактически фразеологизм вступает в антонимические отношения с выражением «сердце закипает»,

«сердцу не прикажешь», т.к. они имеют значение «испытывать волнение от любви, волноваться, страдать».

Анализируемый материал позволяет говорить о том, что фразеологические единицы со словом «сердце» характеризуют проявление чувств в высшей степени, в частности, это могут быть чувства любви, волнения, тоски и т.д.

Бесспорно, женщина больше мужчины сосредоточена на своем внутреннем мире, в ее речи больше слов, выражающих эмоциональное состояние. В женщине полнее проявляется способность к самораскрытию, а в этом усматривается еще одна тенденция - стремление к интимности, о чем свидетельствуют и такие примеры:

- На что ты, проклятый, привязался ко мне? Что я буду делать!.. Гри-и-ишка!.. Душу ты мою вынаешь!.. Сгубилась я. (к. 1, с. 56);

- Ночи длинные... дите не спит... Иссохну по тебе... Вздумай, Гриша, - четыре года! (к. 1, с. 212).

- Зараз, с тобой не боюсь, а посередь дня раздумаюсь - и оторопь возьмет (к. 1, с. 60). Оторопь берет / возьмет - «крайняя растерянность, замешательство».

- Ну, Гриша, как хошь, жить без тебя моченьки нету, - твердо выговорила она (Аксинья) и накрепко сжала губы, ожидая ответа (к. 1, с. 74). Моченьки нет - «нет сил, терпения».

В выражении чувств мужчины более сдержанны. Автор, желая показать зарождающуюся любовь Григория к Аксинье, описывает волнение героя:

Прохлада вкладывает в Григория тугую дрожащую пружину. Тело в колючих мурашках. Через три порожка взбегает к Астаховым на гулкое крыльцо (к. 1, с. 22).

Выражение в колючих мурашках равно по значению ФЕ мурашки бегают - «ощущается озноб, вызываемый чувством сильного волнения, возбуждения и т.п.».

Примечательно то, что о состоянии Григория мы узнаем из уст автора.

Общественное сознание представляет себе образы мужчин и женщин исходя из сложившихся веками стереотипов. Не имеет значение, какие это социальные роли, они могут быть различны в разных обществах, но традиция отводила женщинам второстепенную роль.

Подтверждением этому служит использование М.А. Шолоховым фразеологических единиц, в которых подчеркиваются умственные способности женщин. Мужчины противопоставляют себя женщинам, т.е. происходит своеобразное оппозиционирование не в пользу женщин:

- [Григорий:] Кудинов приезжал. Ходил к нему по своим военным делам совет держать. Это не твоего бабьего ума дело (к. 3, с. 311).

- Отвяжись, репей! Выдавай хучь за Пашку-дурачка, мне-то что? То-то умом бог обнес! «С лица красивенький»... - косноязычил он. - Что, ты с его морды урожай будешь сымать, что ли?.. (к. 1, с. 81).

В приведенных иллюстрациях ситуации различны: в первом случае - Григорий несправедливо упрекает жену, которая догадывалась, что он провел ночь с Аксиньей, и лжет ей, скрывая под грубостью истинные причины своего отсутствия; во втором случае - речь идет о предстоящем замужестве Наталии, ее отец, Мирон Григорьевич, выражает недовольство избранником.

Фразеологические единицы, в состав которых входит компонент «ум», могут иметь и другие значения. Во-первых, подчеркивается неординарность ситуаций. Например:

- Как оно шибанет на берег, переводя дух, рассказывает она, - от ума отошла, спужалась до смерти! Я думала, ты утоп (к. 1, с. 30);

Вы, бабочки, чисто умом тронулись! - обиженно поддержала его Ильинична. - Вы его, добро-то, не наживали, вам легко его кинуть (к. 3, с. 108).

В первом примере «от ума отошла», т.е. «сойти с ума», подчеркивает и страх, и волнение, охватившие Аксинью и передающие ее боязнь за жизнь Григория, к которому она испытывала теплые чувства.

Во втором примере «умом тронулись» показана неразумность, по мнению Ильиничны, невесток, которые предлагали бросить хозяйство и уходить от наступавших красных.

М.А. Шолохов не придерживается одностороннего подхода в характеристике умственных способностей героев романа. Например, он неоднократно использует фразеологическую единицу «ума в соседях занимать» по отношению к мужчинам.

- Ты сам до старости ума в соседях занимаешь... - Выпячивая голову из задних рядов, безрукий Алексей частил, примаргивая глазом, судорожно дергал изуродованной щекой (к. 1, с. 140).

Как видим, в обществе с иронией относились к людям, которые не проявляли умственных способностей.

Обращает внимание и тот факт, что по отношению к мужчинам употребляются фразеологизмы «с ума сошел», «умом тронулся», «в уме», которые передают возмущение, эмоции говорящего, а не характеризуют их. Например:

- Ты мне дурочку не трепи! Чего прикидываешься? Ты велел раздеть?

- Сохрани господь! Да ты в уме, Григорий Пантелеевич? (к. 4, с. 127). В уме - выражение удивления, возмущения.

Прямая оценка умственных, деловых качеств мужчин дается только положительная. Например:

- Пантелей Прокофьевич, сын у тебя!..

- Голова у него золотая! Мозговит, сукин кот! (к. 2, с. 322). Голова золотая (светлая) -об умном, сообразительном человеке.

[Пантелей Прокофьевич о Григории:] - Тогда ишо смекнул я, что должон из тебя толк выйтить. Толк выйдет - о толковом, дельном человеке.

Таким образом, в семантике фразеологизмов выделяется гендерный компонент, который можно установить в процессе когнитивного моделирования.

Женщины более мужчин сосредоточены на своем внутреннем мире, речь их более эмоциональна, искренна; они задают больше вопросов и высказывают больше реплик - реакций, чем мужчины.

С помощью фразеологических единиц устанавливаются индивидуальные особенности, которые характеризуют идиолект мужчин и женщин посредством гендерной окраски.

Анализируя ситуации, в которых употребляются фразеологические единицы, характеризующие мужчин и женщин, можно говорить о патриархальных отношениях, сложившихся на данном этапе жизни общества.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1. Надолинская Л.Н. Гендерное партнерство - гендерная идеология XXI века // Гуманитарные науки. Вестник ТГПИ. 2006. № 2.

2. Потапов Р.К., Потапов В.В. Язык, речь, личность. М., 2006.

3. Словарь современных понятий и терминов / Н.Т. Бунимович, Г.Г. Жаркова, Т.М. Корнимова, В.А. Макаренко, С.П. Петрова и др. М., 2002.

4. Фразеологический словарь русского языка / под ред. А.И. Молоткова. М., 1978.

5. Шолохов М.А. Собрание сочинений: в 8 т. М.; Правда, 1962.

Н.А. Гурдаева

СИНТАКСИЧЕСКАЯ СИНОНИМИЯ В РАМКАХ ФСП С ТИПОВЫМ ЗНАЧЕНИЕМ «ЕДИНСТВО ОБЪЕКТА РАЗЛИЧНЫХ ДЕЙСТВИЙ»

Синтаксическое поле единства объекта различных действий складывается из большого количества конституентов, которые представляют собой конкретные реализации структурных моделей микрополей прямых, обратных и комбинированных отношений. В синтаксических конструкциях первого микрополя отношение направлено от понятий о действиях к понятию об объекте, например: Он закрыл книгу, поставил на место; конструкции второго микрополя отражают направленность отношений от объекта к действиям: Богатый урожай тогда хорош, когда он собран, вывезен, не расхищен, не растерян (А. Рыбаков); в конституентах третьего микрополя раскрывает-