Научная статья на тему 'Выражение притяжательности с помощью аффиксов принадлежности в тюркских языках'

Выражение притяжательности с помощью аффиксов принадлежности в тюркских языках Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
776
95
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ПРИТЯЖАТЕЛЬНОСТЬ / АФФИКСЫ ПРИНАДЛЕЖНОСТИ / АФФИКС ОБЛАДАНИЯ / ПОСЕССИВНЫЕ ПОКАЗАТЕЛИ / МОРФОЛОГИЧЕСКИЙ СПОСОБ / POSSESSIVENESS / AFFIXES BELONGINGS / AFFIX OF POSSESSION / POSSESSIVE INDICATORS MORPHOLOGICAL WAY

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Краснощеков Евгений Владиславович

В предлагаемой статье рассматривается выражение категории притяжательности в тюркских языках морфологическим способом, т.е. с помощью аффиксов принадлежности. В основном, эти аффиксы генетически тождественны с общетюркскими, но не смотря на большое сходство, в отдельных языках, сохранились при этом некоторые особенности, отличающие их от других языков. В тюркских языках аффикс принадлежности выражает лицо и число субъекта обладания. Аффиксы принадлежности кроме значения обладания и собственности в зависимости от сочетающихся семантических групп существительных могут выражать целый ряд других отношений. Аффиксы принадлежности были свойственны тюркским языкам еще в глубокой древности.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

THE EXPRESSION OF POSSESSIVENESS CATEGORY WITH THE AFFIXES BELONGINGS IN TURKIC LANGUAGES

The present article considers the expression of possessiveness category in Turkic languages by morphological method, i.e. by affixes belongings. Basically, these affixes are genetically identical to the common Turkic, but in spite of the great similarity, in some languages there are some features which distinguish them from several other languages. In Turkic languages ​​affix belonging expresses person and number of the possession subject. Affixes belongings except the value of owning property, and depending on the combine semantic groups of nouns can express a range of other relationships. Affixes belongings were peculiar to Turkic languages in ancient times.

Текст научной работы на тему «Выражение притяжательности с помощью аффиксов принадлежности в тюркских языках»

Melnik Olga Genad'evna - Federal State-Owned Autonomy Educational Establishment of Higher Vocational Education “Southern Federal University”; e-mail: olga.g.melnik@gmail.com; 102, Lomonosov street, Taganrog, 347916, Russia; phone: +78634315500; the foreign languages department; cand. of philolog. sc.; associate professor.

УДК 81.366(5), ББК 81.2-2

Е.В. Краснощеков ВЫРАЖЕНИЕ ПРИТЯЖАТЕЛЬНОСТИ С ПОМОЩЬЮ АФФИКСОВ ПРИНАДЛЕЖНОСТИ В ТЮРКСКИХ ЯЗЫКАХ

В предлагаемой статье рассматривается выражение категории притяжательно-сти в тюркских языках морфологическим способом, т.е. с помощью аффиксов принадлежности. В основном, эти аффиксы генетически тождественны с общетюркскими, но не смотря на большое сходство, в отдельных языках, сохранились при этом некоторые особенности, отличающие их от других языков. В тюркских языках аффикс принадлежности выражает лицо и число субъекта обладания.

Аффиксы принадлежности кроме значения обладания и собственности в зависимости от сочетающихся семантических групп существительных могут выражать целый ряд других отношений. Аффиксы принадлежности были свойственны тюркским языкам еще в глубокой древности.

Притяжательность; аффиксы принадлежности; аффикс обладания; посессивные показатели; морфологический способ.

E.V. Krasnoshchyokov

TOE EXPRESSION OF POSSESSIVENESS CATEGORY WITH THE AFFIXES BELONGINGS IN TURKIC LANGUAGES

The present article considers the expression of possessiveness category in Turkic languages by morphological method, i.e. by affixes belongings. Basically, these affixes are genetically identical to the common Turkic, but in spite of the great similarity, in some languages there are some features which distinguish them from several other languages. In Turkic languages affix belonging expresses person and number of the possession subject.

Affixes belongings except the value of owning property, and depending on the combine semantic groups of nouns can express a range of other relationships. Affixes belongings were peculiar to Turkic languages in ancient times.

Possessiveness; affixes belongings; affix of possession; possessive indicators morphological way.

В большинстве тюркских языков основным способом выражения категории принадлежности является морфологический способ, который передается "с помощью особых морфем, так называемых аффиксов принадлежности, присоединяемых к основе существительного" [7: 22].

По этому способу образуются формы слов, обозначающие степени родства, части человеческого тела, предметы личного употребления, различные предметы и явления и т.п. При этом лексическое значение соответствующего слова не меняется, так как аффикс принадлежности рассматривается как словоизменительная

форма: якут. а^а-а^ам ’отец-мой отец', ат-атым ’конь-мой конь', ийэ-ийэтэ ’мать-его мать' и т.п.

Формы принадлежности в тюркских языках, которые выражаются аффиксами, подразделяются на три группы: 1) аффиксы принадлежности 1 л. ед. и мн.ч.; 2) аффиксы принадлежности 2 л. ед. и мн.ч.; 3) аффиксы принадлежности 3 л. ед. и мн.ч.

Примеры: Ийэм, бырааттарым туох эрэ дииллэр [7:199]. 'Что же скажут моя

мать, мои братья'. Улэкиттэрик то^о хойутаатылар? 'Почему твои работники опоздали?' Твбвм ыалдьар 'Голова (моя) болит'.

Второй тип выражения принадлежности морфологическим способом отличается от первого тем, что обычно служит для выражения сложных понятий: саха тыла 'якутский язык', муора кыыла 'морской зверь', остуол оонньуута 'настольные игры'. На русский язык первый компонент подобных сочетаний переводится прилагательным, а не существительным. Вторым членом выступает притяжательное слово, которое может принять аффиксы падежей.

Категория принадлежности в якутском языке и в других тюркских языках находит свое непосредственное выражение в аффиксах принадлежности.

Формы принадлежности в якутском языке ед. ч.

Аффиксы после гласного Аффиксы после согласного

1 л. -м 2 л. -к 3 л. -та (-тэ, -то, -те) -ым (-им, -ум, -ум) -ык- (-к, -ук, -ук) -а (-э, -о, -е) а§ам ‘мой отец’, атым ‘мой конь' а§а^ 'твой отец', атът 'твой конь' а§ата 'его отец', ата 'его конь'

Формы принадлежности в якутском языке мн. ч.

Конечные звуки основы аффикс

1 л. Г ласные -быт (-бит, -бут, -бут) а§абыт 'наш отец',

дифтонги, -пыт (-пит, -пут, -пут) уолбут 'наш сын'

й, л, р, к, п, с, т, х -мыт (-мит, -мут, -мут) кыыспыт 'наша дочь',

м, н, к -§ыт (-§ит, -§ут,-§ут) аппыт 'наш конь'

е о, э, а, л. <м -гыт (-гит, -гут, -гут) ороммут 'наша кровать'

ы, и, у, у, -кыт (~кит, -пут, -кут) а§а§ыт 'ваш отец',

й, л, р -хыт (-хит, -хут, -хут) дьиэбит 'ваш дом'

к, н. с, т -кыт (-кит, -кут, -кут) харчыгыт 'ваши деньги',

х -лара (-лэрэ, -лоро, -лвре) уолгут 'ваш сын'

м, н, к -тара (-тэрэ, -торо, -тере) кыыскыт 'ваша дочь',

3 л. Гласные, -дара (-дэрэ, -доро, -дере) аккыт 'ваш конь'

дифтонги, -нара (-нэрэ, -норо, -нере) ынаххыт 'ваша корова',

к, п, с, х окоххут 'ваша печь'

й, р ороккут 'ваша кровать',

м, н, к илимкит ваша сеть

а§алара 'их отец', уоллара

'их сын'

кыыстара 'их дочь',

аттара 'их конь'

ампаардара 'их амбар',

ейдере 'их дом'

ааннара 'их дверь',

илимнэрэ 'их сеть'

Выбор варианта аффикса в пределах каждого числа определяется типом основ слов и их вокальным составом в соответствии с законами гармонии гласных. Так, в ед.

ч. при присоединении аффикса принадлежности к основам, оканчивающимся на согласные, перед аффиксом принадлежности вставляется соединительный гласный.

Пример: Мунуураптаах бала^аннара уларыйбат [7: 355]. 'Юрта Мугуровых не меняется'.

В якутском языке кроме указанных способов выражения категории принадлежности для обозначения значений принадлежности употребляются:

а) аффикс обладания -лаах со значением обладания: аттаах 'имеющий коня', дьиэлээх 'имеющий дом', ыттаах 'имеющий собаку', соболоох 'имеющий карася' и т.п.

б) аффикс -таабы, обозначающий местонахождение: куораттаабы 'находящийся в городе', ойуурдаабы 'находящийся в лесу', оройуонаабы 'находящийся в районе и т.п.

Такое употребление отмечено в работах Л.Н. Харитонова, У.И. Убрятовой, а также академической грамматике якутского языка.

Аффикс -лаах со значением обладания чем-либо (кем-либо) в различных тюркских языках звучит как: -лы, -ле (в тат.) -лы, -ли, -лу, -лу (в азерб.), -лы/-л/,

-ды/-дг, -ты/тг (в каз.), -лыг, -лиг, -луг, -луг (в тув.) и т.д.' [: 163]. Исследование формы -лаах заняло значительное место в работах Е.И. Убрятовой [9 : 71, 79, ВВ-91, 194-196, 232-236].

Примеры употребления: аттаах 'имеющий коня' - ата суох 'не имеющий коня', саалаах 'имеющий ружье' -саата суох 'не имеющий ружья', эттээх 'имеющий мясо' - этэ суох 'не имеющий мяса 'и т.п.

Аффикс -таабы образует слова, обозначающие принадлежность к месту: тыатаабы 'находящийся в тайге', оннообу 'тамошний', олунньутаабы 'февральский', сайьигнытаабы 'летний' и т.п. Как замечено, данный аффикс 'выражает признак через посредство понятия места и времени, заключенного в значении основы' [11: 135]. 'Афф. -таабы по значению и по фонетическому составу соответствует тюркским аффиксам: -дабы, -даги (узб.),-дабы (хак.), -дагы (шор.) и т.д., где элемент да - окончание местного падежа' [2: 163].

В кумыкском языке, морфологический способ выражения принадлежности характеризуется присоединением к основе объекта принадлежности одного из посессивных аффиксов (в зависимости от лица обладателя, числа и вокального/ консонантного исхода основы)- формы принадлежности.

Формы принадлежности при основах с конечным согласным:

Ед.ч. (субъекта принадлежности) Мн.ч. (субъекта принадлежности)

1-е лицо - ым, ат-ым 'мой конь' -ыбыз ат-ыбыз 'наш конь'

- ум ёл-ум 'мой путь' -убуз ёл-убуз 'наш путь'

-им ит-им 'моя собака' -ибиз ит-ибиз 'наша собака

-юм юз-юм 'мое лицо' -юбюз юз-юбюз 'наше лицо'

2-е лицо - ынг ат-ынг 'твой конь' ыгъыз ат-ыгъыз 'ваш конь'

-унг ёл-унг 'твой путь' -угъуз ёл-угъуз 'ваш путь'

-инг ит-инг 'твоя собака' -ибиз ит-игиз 'ваша собака'

-юнг юз-юнг 'твое лицо' -юбюз юз-югюз "ваше лицо'

3-е лицо - ы ат-ы 'его конь' - ы ат-ы 'их конь'

- У ёл-у 'его путь' - у ёл-у 'их путь1

-и ит-и 'его собака' -и ит-и 'их собака'

- ю юз-ю его лицо - ю юз-ю 'их лицо'.

Существительные с аффиксом принадлежности могут иметь четыре разновидности форм с соответствующими значениями:

♦ объект принадлежности и субъект принадлежности в единственном числе;

♦ объект принадлежности в единственном, субъект принадлежности во множественном числе;

♦ объект принадлежности во множественном, субъект принадлежности в единственном числе;

♦ объект принадлежности и субъект принадлежности во множественном числе [10: 19].

В тофаларском языке морфологический способ выражения отношения принадлежности состоит в том, что к слову, называющему предмет обладания, присоединяется соответствующий этому лицу аффикс принадлежности.

Аффиксы личной принадлежности

В словах, оканчивающихся на гласный: В ловах, оканчивающихся на согласный:

Ед. число Мн. число Ед. число Мн. число

1 л. 2 л. 3 л. -м -ц -см(-зм), -ci (-зі),-су (-зу, -су (-зу) -бис, -бис -цар, -цер -см(-зм), -сі(-зі), -су (-зу),-су (-зу) -ым, -ім, -ум, -ум -ыц, -іц, -уц, -уц -ы, -і, -у, -у -ыбис, -ібис, -убус, -убус -ыцар, -іцер, -уцар, -уцер, -сы(-зы), -сі(-зі),

При необходимости уточнения числа обладателей в 3-м лице прибегают к форме родительного падежа соответствующего местоимения 3-го лица.

При оформлении аффиксами личной принадлежности у ряда слов восстанавливается их более архаичный звуковой облик, утраченный в основе, например: оол 'мальчик, сын' (<*оуи1) ~ оглу его сын, его мальчик, боос 'горло', (<*6oyuz) боксу 'его горло'; аас 'рот' (<*ay'iz) - аксы 'его рот'; вэн 'игра' <*ojun) - ойнум 'моя игра'; мвэн 'шея' (^то-jun) - мойнуц 'твоя шея'; бвърт 'шапка' (.< *Ъогйк) - бвьр-Нум моя шапка [6: 22].

В современном чувашском литературном языке морфологический способ выражения принадлежности малоупотребителен, особенно в верховых говорах. Обычно используются аналитические формы: сочетание личного местоимения в притяжательном падеже и определяемого имени. Аффиксы принадлежности 1-го и 2-го лица выступают главным образом для передачи различных эмоциональных оттенков: нежности, уважения, вежливости и т.д. Левитская Л.С. ссылаясь на

Н.И. Ашмарина отмечает, что и аффикс принадлежности 3-го лица может выражать уменьшительность, ласкательность, например: кшэ 'глазок' (букв.: 'его глаз'), uli 'сыночек', upi - ласкательное название медведя в сказке.

Чувашские аффиксы принадлежности генетически тождественны с общетюркскими:

1-е л. ед.ч. -т ~ общетюрк. -т;

1-е л. мн.ч. -тэг ~ общетюрк. -miz, где r ~ z - показатель множественности;

2-е л. ед.ч. -и (-и), -э (-э), вероятно, < общетюрк у;

2-е л. мн.ч. -r < *(i)rir ~ общетюрк. (i)yiz, где у идентичен с аффиксом принадлежности 2-го л. ед.ч., a z ~ г - показатель множественности;

3-е л. ед. и мн.ч. -э (после согласных) < *i ~ общетюрк, i; -i (после (гласных), возможно, < *jэ < *ji: его 'нога', uri 'его нога' <иго +-э < и^э.

Наряду с аффиксами принадлежности 3-го лица -э, -i в чувашском языке существует аффикс -s (-э$э, - э&э, -£э), который употребляется главным образом с терминами родства: а$$э' его, их отец' < ata +-$э; атэ$э, атэ$ <его их мать < ama + -$э>' рксэп 'его, их старший брат' и т.д.

Этот же аффикс входит в состав аффикса порядковых числительных -шэ$ может быть выделен в некоторых местоимениях [4: 15 ].

В тюркских языках для образования порядковых числительных кроме аффикса -Щ1, -тс1 (в различных его вариантах) используются и другие аффиксы, правда, генетически близкие. Например, в туркменском языке встречаются аффиксы ~ш]1 (-ТтрТ), -1вп)1 (-¡ап]Т), в азербайджанском (диалектах): -ТтрТ (-Ттр). Интерес представляют и узбекские формы ¡кИашС1 'второй', 'второй раз', ыс1ашс1 'третичный', туркм. IкПвп 'второй раз', 'вторично', а также 1кИйпС1 и т.д. [4: 47].

В башкирском языке употребляются следующие аффиксы.

После основ, оканчивающихся на гласные:

Ед. число Мн. число

1 л. -м 2 л. -ц 3 л.-кы, -he, -ко, -кв балам 'мой ребенок' балац 'твой ребенок' балакы 'его ребенок' 1 л. -быд, -бе$, -бод, -бв-3 2 л. -§ьі$, -гед, -год, -ге§ 3 л. -лары, -лэре балабыд 'наш ребенок' балаты§ 'ваш ребенок' балалары 'их ребенок'

1 л. ым, -ем, -ом, -вм 2 л.-ыц, -ец, -оц, - вц 3 л. -ы, -е, -о, -в кылысым 'моя сабля' кылысыц 'твоя сабля' кылысы 'его или их сабля' 1л. ыбъ§, -ебед, -обо$ 2 л. - ъцы$, -еге§, -о§од, вгвд 3 л. -тары, -тэре, -дары, -дэре, -дары, -дэре балабы^ 'наш ребенок' балаты§ 'ваш ребенок' балалары 'их ребенок'

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Аффиксы принадлежности присоединяются к основе слова, а при наличии показателей мн. числа - после них. Падежные аффиксы располагаются в слове после форм принадлежности: игендэр-е-бер-зе 'наших хлебов', дус-тар-ы-гыз-зап 'от ваших друзей' и т. п. [3: 122].

В хакасском языке категория принадлежности морфологически выражается следующими аффиксами принадлежности:

лицо Ед. число Мн. число

1 л. м -ьім/-ім -быс / -біс, -ыбыс/ -ибіс

2 л. нъ -ынъ/-тъ -нъар/-нъер, -ынъар /- тъер

3 л. ы/i -зы/ -зі -ы / -і, -зы/ -зі

Аффиксы принадлежности могут быть присоединены ко всем именам и производным формам глагола в позиции определяемого.

Изменения имён, оканчивающихся на гласный

лицо Ед. число Мн. число

1 л. миннъ паба-м 'мой отец' niстiнъ паба-быс 'наш отец'

миннъ ¡че-м 'моя мать' тсттъ іче-біс 'наша мать'

2 л. синнъ паба-нъ 'твой отец' сірернт паба-нъар 'ваш отец'

снннъ ¡че-нъ 'твоя мать' сiрернiнъ iче-нъер 'ваша мать'

3 л. анынъ паба-зы 'его отец' оларнынъ паба-зы 'их отец'

анынъ ¡чв-з1 'его мать' оларнынъ іче-зі 'их мать'

Изменения имён, оканчивающихся на согласный

лицо Ед.число Мн. число

1 л. минтъ хол-ым 'моя рука' пгстгнъ хол-ыбыс 'наша рука' пгсттъ

минтъ тшчм 'мой язык' тіл-ібіс 'наш язык'

2 л. синтъ хол-ынъ 'твоя рука сгрертнъ хол-ынъар 'ваша рука'

сингнъ -тшчнъ 'твой язык' сiрернiнъ тш-тъер 'ваш язык'

3 л. анынъ хол-ы 'его рука' анынъ оларнынъ хол-ы 'их рука'

тт-1 'его язык оларнынъ тіл-і 'их язык'

Иногда (чаще в 1 и 2 лице множественного числа) аффиксы принадлежности при определяемом могут отсутствовать, напр.: пгсттъ чон 'наш народ' [1:440].

Изменение производных форм глагола

лицо Ед. число Мн. число

1 л. 2 л. 3 л. мннтъ парган-ым 'мой уход' минтъ килгенчм 'мой приход' сингнъ парган-ынъ 'твой уход' сингнъ килгенчнъ 'твой приход' анынъ парган-ы 'его уход' анынъ килген-1 'его приход' пкттъ парган-ыбыс 'наш уход' пгстгнъ килгенчбк 'наш приход' арврнгнъ парган-ынъар 'ваш уход' сгрертнъ килгенчнъер 'ваш приход' оларнынъ парган-ы 'их уход' оларнынъ килген-1 'их приход'

По такому же типу изменяются и все прочие имена, причём аффиксы принадлежности, присоединяясь к именам числительным (количественным, порядковым и пр.), местоимениям (указательно-субстантивным, определительным, вопросительным) и междометиям, находящимся в позиции определяемого, субстантивируют последние, например: аттарнынъ чахсызы 'лучшая из лошадей' (определяемое - прилагательное); аргызымнынъ тра 'один из моих товарищей' (определяемое - имя числительное количественное или собирательное); оларнынъ 1ктч1з1 'второй из них' (определяемое - порядковое числительное); тс прайзыбыс парар-быс 'мы все пойдём' (определяемое - определительное - местоимение); пулар-нынъ хайзы 'кто из этих' (определяемое - вопросительное местоимение) и пр. [1: 440].

Аффиксы принадлежности были свойственны тюркским языкам еще в глубокой древности. Праязыковая система посессивных показателей может быть реконструирована в следующем виде:

Ед.ч. обладателя Мн.ч. обладателя

1 л. -(1)ш -(1)ш1г

2 л. -(1)1] -(1)]1г

Зл. -1/я1 -1/я1

[8: 238]

Хотя тюркские показатели явно имеют местоименное происхождение, однако это не формы личных местоимений, реконструируемые для пратюркского состояния. Для показателей 2 л. имеется возможная алт. параллель в виде личного местоимения 2 л., сохранившегося в японском *па корейском *пэ [8: 239]. Показатель 3 л. может в принципе быть связан с тунгусо-монгольским местоимением 3 л. -*1 [5: 69-70].

Аффиксы принадлежности существуют во всех тюркских языках. Хотя между ними наблюдается большое сходство, в отдельных языках, сохранились при этом некоторые особенности, несколько отличающие их от других языков, например в якутском языке. Здесь аффиксы принадлежности отличаются от других тюркских языков: в форме 3-го л. вместо общетюркского -ы, -сы употребляется -а, -та, 1-го л. мн. ч. вместо -быз - -быт, 2-го л. вместо -сыз - -дыт. Показатели 3-го л. -а, -та в якутском языке являются результатом дальнейшего развития общетюркского -ы, -сы.

В тюркских языках аффикс принадлежности выражает лицо и число субъекта обладания. В категории принадлежности в отношении их субъекта и объекта обладания можно выразить также и число объекта.

Весь диапазон форм принадлежности пронизывают фонетические явления в сфере консонантизма и вокализма, связанного с распространением в описываемом языке явления сингармонизма.

В связи с этим, в зависимости от того, оканчивается ли основа слова на гласный или на согласный, аффиксы принадлежности бывают двух вариантов: после основ на гласный; после основ на согласный.

Аффиксы принадлежности кроме значения обладания и собственности в зависимости от сочетающихся семантических групп существительных (называющие термины родства, обращения, различные органы или части организма, предметы обихода, отвлеченные понятия, а также понятия, связанные с пространственными отношениями), выражают целый ряд других отношений, основанных на органической связи одного предмета с другими предметами или лицами. Аффиксы принадлежности, являющиеся грамматической формой имени существительного, могут присоединяться и к другим частям речи, когда те употребляются в значении имен существительных или выступают в предложении вместо них.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1. БаскаковН.А. Грамматика хакасского языка. - М.: Наука, 1975.

2. Грамматика современного якутского литературного языка / Под ред. Коркина Е.И., Уб-рятовой Е.И. - М.: Наука, 1982.

3. Грамматика современного башкирского литературного языка / Под ред. Юлдашева А.А.

- М.: Наука, 1981.

4. Левитская Л.С. Историческая морфология чувашского языка. - М.: Наука, 1976.

5. Рамстедт Г. Введение в алтайское языкознание. Морфология. - М., 1957.

6. Рассадин В.И. Морфология тофаларского языка в сравнительном освещении. - М.: Наука, 1978.

7. Сравнительно-историческая грамматика тюркских языков. Морфология. - М.: Наука, 1988.

8. Сравнительно-историческая грамматика тюркских языков. - М.: Наука, 2006.

9. Убрятова Е.И. Исследования по синтаксису якутского языка. I. Простое предложение.

- М.-Л., 1950.

10. Уськин A.C. Лексико-грамматический класс имен (в русском и чувашском языках).

- Чебоксары: Чувашиздат, 1971.

11. Харитонов Л.Н. Современный якутский язык. Фонетика и морфология. - Якутск, 1947.

Статью рекомендовал к опубликованию к.фил.н., доцент О.Г. Мельник.

Краснощеков Евгений Владиславович - Таганрогский государственный педагогический институт; e-mail: judgin58 @mail.ru; 347900, г. Таганрог, ул. Р. Люксембург 44, кв. 13; тел.: 88634613161; 89034702025; кафедра немецкого языка; к.п.н.; доцент.

Krasnoshchyokov Evgeny Vladislavovich - Taganrog Institute of Pedagogical; e-mail judgin58@mail.ru; 44, Rosa Luxemburg, app. 13, Taganrog, 347900, Russia; phones: +78634613161, +79034702025; кафедра немецкого языка; cand. of ped. sc.; associate professor.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.