Научная статья на тему 'Выборные представители церковного управления и система местных сословно-представительных учреждений России в XVI-XVII вв'

Выборные представители церковного управления и система местных сословно-представительных учреждений России в XVI-XVII вв Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
59
24
Поделиться
Ключевые слова
ИСТОРИЯ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ / RUSSIAN ORTHODOX CHURCH / ВЫБОРНЫЕ ОРГАНЫ ЦЕРКОВНОГО УПРАВЛЕНИЯ / ELECTIVE BODIES OF THE CHURCH ADMINISTRATION / СОСЛОВНО-ПРЕДСТАВИТЕЛЬНЫЕ УЧРЕЖДЕНИЯ РОССИИ XVI-XVII ВВ. / СТОГЛАВЫЙ СОБОР / LOCAL MANAGEMENT

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Маландин Владимир Владимирович

В статье автор рассматривает решение Стоглавого Собора о выборах поповских старост, последовавшего после реформы местного управления, которая позволила включить выборные органы в систему государственного управления. Автор полагает, что в XVI-XVII вв. церковное управление в Русской православной церкви развивалось как часть государственной системы России.

Elected Representatives of Church Administration and the System of Local Estate and Representative Institutions in Russia in XVI-XVII Centuries

Stoglavi Council takes a decision on the election of priests heads (stewards) after the reform of local government, which afforded them to include elective bodies in the system of state administration. Church administration of the Russian Orthodox Church is developing as part of the state system of Russia in the XVI-XVII centuries.

Текст научной работы на тему «Выборные представители церковного управления и система местных сословно-представительных учреждений России в XVI-XVII вв»

ВЫБОРНЫЕ ПРЕДСТАВИТЕЛИ ЦЕРКОВНОГО УПРАВЛЕНИЯ И СИСТЕМА МЕСТНЫХ СОСЛОВНО-ПРЕДСТАВИТЕЛЬНЫХ УЧРЕЖДЕНИЙ РОССИИ В ХУ!-ХУИ вв.

В. В. Маландин

270

Аннотация. В статье автор рассматривает решение Стоглавого Собора о выборах поповских старост, последовавшего после реформы местного управления, которая позволила включить выборные органы в систему государственного управления. Автор полагает, что в XVI-XVII вв. церковное управление в Русской православной церкви развивалось как часть государственной системы России.

Ключевые слова: история Русской православной церкви, выборные органы церковного управления, сословно-представительные учреждения России XVI-XVII вв., Стоглавый собор.

Summary. Stoglavi Council takes a decision on the election of priests heads (stewards) after the reform of local government, which afforded them to include elective bodies in the system of state administration. Church administration of the Russian Orthodox Church is developing as part of the state system of Russia in the XVI-XVII centuries.

Keywords: Russian Orthodox Church, elective bodies of the church administration, local management.

Завершение процесса формирова- первоначально губа могла соответство-

ния единого русского государства вать волости, стану и даже крупной мо-

ставило новые задачи перед системой настырской или боярской вотчине. По-

управления России, и их решение было повские старосты отвечали за церков-

тесно связано с развитием сословно- ные десятины, граница которых также

представительных учреждений страны. соответствовали уездному делению. В этих условиях закономерно проведе- Наделение поповских старост функ-

ние губной реформы в 30-40-х гг. XVI в. циями надзора за священниками и дья-

и земской реформы середины XVI в. конами сближало их с губными старо-

Однако к этому же периоду относится и стами. Первоначально губные старосты

решение церковно-государственного ведали только поимкой разбойников,

Стоглавого Собора 1551 г. о повсемест- татей и беглых. Но постепенно возрас-

ном избрании поповских старост и про- тала их роль в решении земельных во-

топопов местных соборов [1, с. 278]. просов, в том числе в вопросах отказа и

Власть губного старосты распро- отдела земли, ее найма, сдачи на оброк,

странялась, как правило, на уезд, хотя земельных споров. На губных старост

ф

Исторические науки

также возлагаются обязанности удостоверения кабальных актов и взимания соответствующих пошлин [2, с. 48].

Фактическое расширение объема полномочий, по сравнению с традиционно установленными по основной деятельности, характерно и для поповских старост. Прежде всего, они должны были дозирать священников и дьяков на предмет соответствия «священным правилам и церковному уставу» [1, с. 278]. Но важнейшей стороной их деятельности становятся различные сборы с духовенства в пользу главы епархии.

Именно финансово-податная сфера объединяет земских и поповских старост. Вроде бы различен адресат податей - в первом случае государство, во втором - Церковь. Но необходимо принять во внимание, что обеспечение функционирования Русской православной церкви являлось неотъемлемой обязанностью государственной власти. Об этом свидетельствует выделение руги, средств и хлебных запасов на содержание церквей и монастырей из государственной казны.

Земские старосты взимали подати и обеспечивали их доставку в Москву, осуществляли сбор недоимок с привлечением воеводской администрации, собирали таможенные пошлины, участвовали в сысках и судах [3, с. 38].

Источниковый материал позволяет рассмотреть роль поповских старост в этих сферах деятельности.

Во Владимире для определения межи ружной церкви Зачатия Пресвятой Богородицы наряду с посадскими людьми, патриаршими крестьянами и крестьянами Рождественского монастыря свидетелями выступали представители приходского духовенства: Троицкий поп Иван, Богородский поп Алексей,

Сретенский поп Яков, попы Дмитрий, Алексей, Антип [4, оп. 2, ед. хр. 2, л. 1].

В Серпуховской и Щитовской десятинах поповский староста Воскресенский поп Никита принимал участие в дозоре всех дворов, приписанных к церквям десятины. Там же встречаем должность поповского десятского - Успенского попа Никифо-ра, так же привлеченного к дозору вместе с представителями лучших попов - Богоявленским попом Тимофеем и Мироносяцским попом Тимофеем [4, оп. 2, ед. хр. 4, л. 1]. При этом указывались традиционно установленные размеры обязательных выплат с каждой церкви: дани, десятильничих, заезда и казенных платежей [там же, л. 2]. В Пехрянской десятине староста поповский Никольский поп Иван до-зирал и сыскивал новоприбыльные церкви [там же, ед. хр. 5, л. 473].

Дозирали поповские старосты новые церкви и в Нижнем Новгороде, Боровские, Торопце, других десятина [там же, ед. хр. 6, л. 133, 293, 324, 354; ед. хр. 7, л. 124, 351, 367, 446].

В случае если церковь получала жалованную грамоту, освобождающую от финансового контроля поповских старост, окладные сборы с нее увеличивались в два раза. Так называемые грамотчики самостоятельно доставляли их главе епархии, увеличивая доход епархиальной казны. В 1631 г. в патриаршей области их было так много, что грамотчиков стали выносить в приходных книгах в отдельный список после церквей десятины. В Галиц-кой десятине таких церквей было 109 из 182, то есть более половины, чуть меньше - в Карачеве (10 из 20), Арзамасе (40 из 101), Алатыре (18 из 39), Кинешме (7 из 17), немного в Темни-кове (8 из 88) и почти все - в Вятской

4 / 2011

Преподаватель XXI

(55 из 61) и Пенежской и Кеврольской (53 из 55) десятинах. Из крупных десятин отсутствовали грамотчики в Юрьеве Польском (60 церквей), Переславле-Залесском (150 церквей), Боровской десятине (68 церквей), То-ропце (45 церквей), Пехрянской десятине (56 церквей), Брянске (56 церквей) [там же, ед. хр. 5].

Как для грамотчиков, так и для поповских старост устанавливался определенный день уплаты окладных денег в Патриаршем Казенном приказе на Москве. Причем, периодически менялся день, а иногда - и месяц оплаты. Так, в январе платили деньги с Балханы, Луха, Галича, Вятки, Пенеги и Кевроля, Можайска, Звенигорода, Рузы, Брянска, Севска, Путивля и Мосальска; в феврале - с Нижнего Новгорода, Гороховца и Ядрина, Торопца, Пехрянской и Вохонской десятины, Курска и Белгорода; в марте - с Владимира, Юрьева Польского, Переславля-Залесского, Костромы, Плесо, Боровска, Ржева, Рыль-ска, Карачева; в апреле - с Кинешмы, Юрьевца Повольского, Волоколамска, десятин Московского уезда; в мае - с вотчин Троицкого монастыря, Белоозе-ра и Пешехони; в июне - с Кайгорода, Валуйки, Оскола, Дмитрова, сел Горица и Стоянец Кашинского уезда. Незначительное количество десятин, плативших в конце ноября - декабре 1627 г. -вотчины Ипатьевского монастыря, Серпухов и Хатунь.

В 1629 г. в январе перестали платить Галич, Вятка, Пенега и Кевроль, Можайск, Руза, но появились Серпухов, Ржев, Вохонская и Пехрянская десятины. В феврале Курск, Пехрянскую и Во-хонскую десятины, Белгород, заменили Дмитров, Боровск, Карачев, Темников, Пенега и Кевроль. В марте -- вместо Юрьевца Повольского, Боровска, Рже-

ва и Карачева - Галич, вотчины Ипатьевского монастыря, Курск, Белгород, Волоколамск, Белоозеро и Пешехонь. В апреле - вместо десятин Московского уезда и Волоколамска - Юрьев Польский, Вятка, вотчины Троицкого монастыря, О скол, Арзамас, Алатырь, Кур-мыш. В мае сменились все десятины и на их место были поставлены Кайгород и Можайск, а в июне останутся только небольшие новые десятины Московского уезда - Радонежская, Селецкая и За-городская. Зато Валуйки будет назначен срок в июле. В конце ноября 1628 г. сохраняется срок у Хатуни, а в декабре -только у Рузы. В 1630 и 1631 гг. можно также проследить подобные резкие изменения сроков. На протяжении четырех лет сохранялся срок в рамках одного и того же месяца лишь в двух десятинах - Владимирской и Мосальской. Но если в 1628 г. сбор дани начинался с ноября 1627 г. и заканчивался в июне 1628 г., то в 1631 г. эти сроки сдвигаются: вторая половина декабря 1630 г. -июль 1631 г. При этом сохраняется положение, когда основное количество доходов поступает в течение трех месяцев (январь, февраль, март) [там же, ед. хр. 5, 7, 42; оп. 3, ед. хр. 183].

Поповские старосты ведали сбором и неокладных доходов с духовенства: за венчание, похороны, с перехожих, новоявленных грамот, с явочных от обеден [4, оп. 2, ед. хр. 5, л. 52, 505]. Доставлялись ими и пенные деньги - штрафы за различные нарушения представителей духовенства [там же, л. 646].

Выполнение судебных функций так же позволяло пополнить казну главы епархии. Так, поповский староста Сретенский поп Семион участвовал в разборе иска боровского посадского человека Трушки Морозова против боровского посадского Пречистенского

Исторические науки

дьячка, обвинявшегося в бесчестье, увечье и грабеже жены Морозова. Только с одного этого дела поступило «пошлин и присуда и правого десятка» 5 рублей 19 алтын [там же, л. 422].

Штрафы за нарушение процедуры сыска так же поступали в епархиальную казну. Так, 27 января 1636 г. с попа Микиты, делавшего обыск про попа Луку села Мещерена Коломенского уезда и не подписавшего соответствующие документы, взято 2 рубля пени и 17 алтын, 2 деньги кормовых и прогонных ездившему к нему дополнительно за подписью сыну боярскому Семиону Рагозину [там же, л. 645].

Призванные надзирать за поповскими старостами протопопы так же занимались сбором окладных и неокладных доходов с церквей епархии: Богородский протопоп Иван - во Владимире, протопоп Семен - в Юрьеве Польском, Архангельский протопоп Иосиф - в Нижнем Новгороде, протопоп Иван - в Арзамасе, протопоп Кирилл - в Можайске [там же, л. 54, 75, 151, 394, 139; ед. хр. 6, л. 35, 390, 442], Покровский протопоп Левонтий - в Брянске [там же, ед. хр. 6, л. 510].

В случае необходимости полученные средства направляли сразу на нужды Патриаршего Дворца. Так сборы неокладных доходов с Владимирской десятины и окладных - с Медышской десятины отданы протопопом Иваном сыну боярскому Ивану Соболеву на медвяную покупку. [там же, ед. хр. 5, л. 47, 50).

Нижегородский протопоп Иосиф совместно с поповскими старостами до-зирал новоприбыльные церкви [там же, оп. 3, ед. хр. 183, л. 134]. А Арзамасский протопоп Иван по патриаршей грамоте доправлял на попе Филиппе села Титова недополученные вовремя венчальные и похоронные пошлины, а

так же начисленные за просрочку уплаты пени [там же, оп. 2, ед. хр. 5, л. 397).

Проверяли протопопы по указу патриарха и поповских старост. Протопоп Юрьевской десятины Серепи-он сыскивал утаенные старостой поповским Степаном и архимандритом деньги, досылал их вместе с пенными деньгами и таможенными пошлинами в Патриарший Казенный приказ [там же, оп. 2, ед. хр. 5, л. 546]. В то же время известны случаи, когда протопопы злоупотребляли своим положением, осуществляя сбор венчальных пошлин с десятины без патриаршей грамоты. Так, на Арзамасском протопопе Петре было доправлено 127 рублей 9 алтын, незаконно собранных с Арзамасской десятины [там же, л. 531].

В случае нарушений со стороны поповских старост к контролю над ними привлекались и воеводы. Так, Волуй-ский воевода Микита Чоглоков доправ-лял пенные деньги в размере 2 рублей 14 алтын на волуйском поповском старосте Егорьевском попе Ларионе, долгое время не привозившем в Москву окладные доходы [там же, л. 653].

Показательно, что неокладные доходы, полученные с крестьян Ржевской слободы, передаются в Патриарший казенный приказ представителем местного земского управления - старостой Нефедко Оленьевым [там же, л. 464]. Так же доставляет явочные, пивные, судные и пересудные пошлины из Рождественской слободы староста Ермак Данилов [там же, л. 546].

Это подтверждает, что в системе церковного управления используется не только выборные представители духовенства, но и земские органы власти.

В отличие от губных старост, избираемых всеми категориями населения, поповские старосты выбираются

273

4 / 2011

Преподаватель XXI

в рамках своей социальной группы. Их количество в одной десятине, как и в губном управлении, зависело от различных факторов.

Два поповских старосты одновременно были в Переяславле-Залесском (150 церквей) [там же, л. 111], Нижнем Новгороде (164 церкви) [там же, оп. 3, ед. хр. 183, л. 133-137], в Костроме (225 церкви) [там же, оп. 2, ед. хр. 5, л. 226], Вятке (59 церквей) и в небольших десятинах: Торопец (42 церкви), Ржев (24 церкви) [там же, ед. хр. 42, л. 174, 172], Радонежская, Се-лецкая и Загородская десятины (59 церквей) [там же, оп. 3, ед. хр. 183, л. 381], Путивль (27 церквей) [там же, оп. 2, ед. хр. 42, л. 120].

Один поповский староста справлялся с делами в Кайгороде (8 церквей) Волуйке (6 церквей), Волоколамске (11 церквей) [там же, л. 108, 122, 115].

Как и у губных старост, сроки пребывания поповских старост на должности не были регламентированы и зависели от различных конкретных причин. Анализ приходных книг Па-2'4 триаршего Казенного приказа 16271632 гг. [там же, оп. 2, ед. хр. 5-7, 42; оп. 3, ед. хр. 183] позволяет прийти к некоторым выводам, но при этом следует учитывать, что источниковый материал распределен очень неравномерно по годам и территориям. В этот период ежегодно сменяются поповские старосты в крупных десятинах: Владимирской, Нижегородской, Пе-реяславльской и, возможно, Костромской. Тот же процесс происходит и в небольшой Луховицкой десятине. Длительное время остаются поповские старосты, как правило, в малых десятинах: Кайгород, Торопец, Радонеж, Волуйка. Исключение - Плесская

десятина (144 церкви) [там же, оп. 2, ед. хр. 5, л. 236], где с 1627 по 1632 гг. упоминается как поповский староста Никольский поп Русин. В 1630 г. произошла смена поповских старост в Ба-лахне, Боровске, Рузе, Карачеве, Галиче, причем новые попы были заменены не ранее 1633 г. С 1627 по 1630 г. был один поповский староста и в Ка-рачеве - Фроловский поп Григорий. В 1631 г. сменился поповский староста в Пехрянской волости и Курске, а также в небольших десятинах - Ржев, Пу-тивль, Волоколамск.

В целом можно говорить о близости поповских, губных и земских старост как элементов одной системы. Источниковый материал позволяет сделать вывод, что функционирование выборного института поповских старост и протопопов является составной частью характерного для XVI-XVII вв. процесса, когда «внутри-церковное управление строится с учетом общегосударственных тенденций развития системы управления в России» [5, с. 38].

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

1. Российское законодательство Х-ХХ веков: В 9 т. - Т. 2. - М., 1985.

2. Введенский Р. М., Маландин В. В., Колесникова Е. А. и др. История России XVII-XVIII вв. - М., 2008.

3. Колесникова Е. А. Местные органы власти в России после Смуты 1613-1645 гг.: Дис. ... канд. ист. наук. - М., 1995.

4. Российский государственный архив древних актов (РГАДА). - Ф. 235. - Оп 2. - Ед. хр. 2, 4-7, 42; Оп. 3. - Ед. хр. 183.

5. Маландин В. В. Особенности государственно-общественного взаимодействия в системе управления Русской православной церковью в Х'^-Х'УП вв. // Общество и власть в России: история и современность. - М., 2010. ■