Научная статья на тему 'Время сбора камней… (обзор диссертаций по русскому року)'

Время сбора камней… (обзор диссертаций по русскому року) Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
378
127
Поделиться

Похожие темы научных работ по языкознанию и литературоведению , автор научной работы — Гавриков В. А.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Время сбора камней… (обзор диссертаций по русскому року)»

совой песне общность, являющаяся источником проекции мифологической системы, должна быть тождественной политической общности государства, и сама мифологическая система должна быть проекцией государственной мифологической системы. Во-вторых, массовая песня обладала закрытой семиотической системой знаков, в то время, как в популярной степень открытости семиотической системы соответствует открытости языка повседневной культуры.

Говоря о популярной песне в контексте культурных, экономических и политических реалий СССР и стран социалистического лагеря, следует отметить, что они сказывались на обилии феноменов стыка популярной и массовой песни, а также на наличии эха массовой тоталитарной культуры в поэтике культуры популярной. Эти феномены, однако, далеки от идеальных моделей, анализом которых мы здесь занимались (впрочем, дело обстоит не иначе и со свойственным реалиям рыночных отношений стыком рок- и поп-песни), и, безусловно, заслуживают отдельного детального рассмотрения.

Предложенные же категории анализа позволяют, как мы пытались показать, уяснить немалый пласт внутренней динамики песенных текстов культуры ХХ века, принадлежащих к феноменам, границу между которыми сложно выявить, прибегая лишь к традиционным литературоведческим инструментам.

1. Ср .: Садовски Я. Рок как антисистема? К дерзкой и сжатой постановке проблемы // Рус-

ская рок-поэзия: текст и контекст. Вып. 9. Тверь; Екатеринбург, 2002. С. 272.

2. См.: McLuhanM. Zrozumiec media. Przediuzenia czlowieka. Warszawa, 2004. C. 57-67.

3. См.: Лотман Ю.М. Структура художественного текста // Об искусстве. Структура ху-

дожественного текста. Семиотика кино и проблемы киноэстетики. Статьи. Заметки. Выступления (1962-1993), СПб., 2000, C. 280.

4. См.: Паперный В. Культура Два. М., 2006.

5. См.: Czeremski M. Utopia i mit // Homo utopicus, terra utopica. O utopii i jej lekturach.

Warszawa, 2006. T. 1. С. 31.

6. См.: McLuhanM. Указ. соч. C. 58.

7. См.: там же. С. 65-66.

8. Эту тенденцию блестяще описал Оруэлл с помощью теории новояза в романе «1984».

9. См.: Садовски Я. Указ. соч. С. 270-275.

© Я. Садовски, 2008

В.А. Гавриков (Брянск)

ВРЕМЯ СБОРА КАМНЕЙ...

(обзор диссертаций по русскому року)

Я стану хранителем Времени Сбора Камней. АлександрБашлачёв, «Черные дыры».

ВВЕДЕНИЕ. Двухтысячные. Год восьмой. Эта дата отмечена сразу несколькими рок-юбилеями: 10 лет со дня издания первого сборника «Русская рок-поэзия: текст и контекст», 15 лет со дня защиты первой диссертации по русскому року, 20 лет со дня смерти Александра Башлачёва, чей

уход, по мнению многих, знаменует конец рок-эпохи в нашей стране (или, по крайней мере, начало конца).

За истекший срок интерес в научной среде к рок-искусству неуклонно возрастал. Прямо пропорционально ему возрастало и количество написанных о роке диссертаций, в частности, диссертаций филологических. Уже в первой из них, принадлежащей перу Т.Е. Логачевой, содержится попытка «литературоведческого оправдания» русского рока: «Рок-поэзия, точнее, ее лучшие образцы, вполне могут рассматриваться как часть поэзии как таковой, а следовательно, эту поэзию необходимо анализировать в контексте мировой литературы, выявляя реминисценции, аллюзии, различного рода влияния и заимствования»1.

Вряд ли окажемся неправыми, если заметим, что именно тот сборник, юбилейную десятую «главу» которого вы сейчас держите в руках (или, быть может, читаете с монитора), открыл дорогу филологам-исследовате-лям к фактически запретному ранее плоду - рок-диссертации. Кто же отстоял «право на рок» в литературоведении и лингвистике? И через какие препоны им пришлось пройти? Возможно, когда-нибудь и об этом будет написано отдельное исследование в каком-нибудь мемуарно-детективном жанре... Имена же героев этой борьбы за рок-филологию слишком известны, чтобы поминать их всуе.

Итак, двухтысячные. Год восьмой. Ситуация с рок-литературоведением и рок-лингвистикой, изменилась, смеем надеяться, к лучшему. Подтверждением тому - факт, что в последние годы множатся и множатся филологические диссертации по поэзии русского рока, интересные и не очень, фундаментальные и. тоже не очень. Но прежде, чем обращаться к ним, к филологическим, скажем несколько слов обо всех остальных.

Итак, список научных специальностей, обративших в своих диссертациях внимание на рок-н-ролл во всех его проявлениях, возможно, не исчерпывается следующими: социология, культурология, педагогика, философия, искусствоведение, филология. Когда читаешь эти работы, удивляешься, насколько же разнообразны темы, выбранные для исследования: от проблем рок-оперы до опыта метафизической реконструкции рок-н-ролла. При таком обилии концепций и подходов мы с сожалением можем констатировать, что терминология, связанная с «роковым» инструментарием, пока еще не устоялась даже по вопросам фундаментальным. Напр., сейчас уже считается аксиомой то, что рок-произведение - это единство трех субтекстов: слова, музыки и действа. Но как назвать единый текст рока: синкретическим или синтетическим? Так, в диссертациях Е.В. Мякотина2 и О.Р. Темиршиной3 это единство названо синкретическим, хотя большинство авторов всё-таки предпочитают пользоваться определением «синте-

„ 4

тический» .

Иногда в работах присутствуют суждения, вызывающие по меньшей мере удивление. Напр., в автореферате А.Р. Тугушевой (напомним, что это диссертация 2006 г.) встречается такая фраза: «Насколько удалось выяс-

нить, нет ни одной работы, посвященной рассмотрению рока с позиции философии, что еще раз подчеркивает новизну данной работы»5. Любопытно, как бы отнеслись к этому высказыванию Е.В. Касьянова6, И.А. Новиков7, Г.Б. Власова8 и И.Л. Набок9? А вот какое утверждение можем найти в автореферате Н.В. Ройтберг (работа 2007 г.): «.теоретиколитературных разработок по рок-поэзии практически нет»10, и это при том, что автор, судя по всему, знакома с «работами, направленными на изучение непосредственно рок-культуры и рок-поэтики (Ю.М. Давыдов, Д.М. Давыдов, Ю.В. Доманский, Г.С. Кнабе, Е.А. Козицкая, Т.Е. Логачева,

С.В. Свиридов, М.А. Солодова, А.В. Щербенок, Т.Б. Щепанская)»11. О курьёзах же и фактических ошибках, встретившихся нам при чтении рок-диссертаций, и говорить не хочется.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Словом, есть большой объект изучения, изоморфный сразу нескольким отраслям знания, но целостной картины выстроить пока как-то не удается. Более того, даже представители одной науки иногда не могут «услышать» друг друга, что уж говорить о междисциплинарных связях? Наша статья также не претендует на «всеохватность» и «истинность в последней инстанции». Это - скажем так - беглый взгляд филолога на защищенные за последние полтора десятилетия диссертации по року, причем взгляд «со своей колокольни». Кроме того, у нас нет возможности одинаково подробно осветить каждую диссертацию, поэтому и на «исчерпывающую полноту» наша статья также не претендует.

Итак, что же может быть интересно филологу в нефилологических диссертациях? Во-первых, методика и методология, которая, правда, должна быть адаптирована к конкретным филологическим нуждам, то есть должна быть органично «вживлена» в филологический инструментарий (если, конечно, мы собираемся исследовать рок-произведение в единстве его субтекстов).

Во-вторых, интересны могут быть и некие общие, фундаментальные вопросы рок-искусства, главным из которых, пожалуй, является вопрос о происхождении рока, его генезисе. Этой теме уделено внимание во многих работах, напр., в диссертации искусствоведа Е.В. Мякотина. Автор справедливо начинает свое рассмотрение «структурно-семантического инварианта» рока с функциональных особенностей феномена, но: «Первой и самой яркой функцией рок-музыки является, безусловно, музыкальная форма протеста, вызова, нарушения традиций и устоявшегося уклада жизни» (С. 14). Самой яркой - возможно (и то - не факт), но первой ли? В этой связи хочется сделать отсылку к другой работе по искусствоведению, написанной еще в 1993 г. (автор - И.А. Чижова12), где акцент делается на ритуальной, магической функции рока: это «музыка, уводящая за пределы ясно осознаваемого мира - то есть музыка-агент, музыка-посредник, музыка-медиатор» (С. 34). Музыкальные истоки рока исследует и Е.В. Кась-янова13, частично соглашаясь с цитируемым ею же священником Алексием Морозовым14 в том вопросе, что рок-музыка своими корнями уходит в ри-

туальную, магическую деятельность: «В этом утверждении <А. Морозова. - В.Г.> есть доля правды. Ритм-энд-блюз, стоящий у истоков рока, представляет собой негритянскую музыку <добавим от себя: обрядового характера. - В.Г.>, исполняемую белыми исполнителями»15. Таким образом, у некоторых исследователей, на наш взгляд, переоценена игровая природа рок-искусства, связь последнего с традицией постмодернизма.

К сожалению, ограниченные рамки научной статьи не дают нам возможности подробно остановиться на нефилологических работах. Поэтому следующую часть нашего исследования мы «отдаем» лингвистам.

РОК-ЛИНГВИСТИКА

Солодова М.А. Текст и метатекст молодежной субкультуры в лингвокультурологическом аспекте: на материале текстов песен отечественных рок-групп и рецензий на них: Дис. ... канд. филол. наук. -Томск, 2002.

Это первая работа по специальности «русский язык», посвященная рок-поэзии. В работе рассматриваются «когнитивные характеристики особой социальной группы - молодежи мира РК», то есть мира рок-культуры, через анализ художественных текстов, возникших в данной субкультурной среде.

Очень важным нам кажется стремление автора разграничить письменный текст и устный, «песенный», «канторный» текст рок-композиций, рождающийся при непосредственном исполнении рок-произведения. Важно и то, что, основывая свое исследование на «бумагизированном» рок-тексте, автор делает оговорку: «В методологических целях при анализе материала мы абстрагируемся от гетерогенности РК <рок-культуры. -

В.Г> и рассматриваем РТ <рок-текст. - В.Г.> в отрыве от ситуации, в которую они вписаны, как письменно зафиксированный устный текст»16 (С. 7).

В первой главе работы («Основные идеологемы РК») рассматривается историческая ситуация и факторы, влияющие на формирование сознания носителей рок-культуры, среди которых: культурологические, социологические, психологические, психолингвистические детерминанты рок-дискурса. Анализируются основные особенности русского рока как культурного (точнее - субкультурного) образования. Наконец, при описании рок-среды М.А. Солодова выделяет основные идиологемы рока: агрессии, безумия, игры и экспрессии, которые формируют болезненную, «сумеречную» идеологию рок-культуры.

Вторая глава работы - «Воплощение идеологем в рок-текстах». Здесь автор на основании исследования рок-произведений доказывает, что большинство их по своим характеристикам близки разговорной речи (в противовес внутренней речи и письменной речи). Далее при определении признаков рок-текстов, «звукового почерка» рок-групп М.А. Солодова отмечает, что в рок-эстетике доминируют звуки с коннотациями: «темный», «суровый», «зловещий», «угрюмый». Выводы о болезненности,

«сумеречности» анализируемых текстов подкрепляются морфологическим, лексическим, синтаксическим анализами.

Глава 3 - «Воплощение идеологем в метатекстах», здесь исследуются печатные источники (газеты, журналы и т.д.), принадлежащие культуре русского рока, результаты главы подтверждают выводы главы предыдущей. Словом, М.А. Солодова убедительно доказывает, что дискурс рок-культуры «представляет собой не хаотичное образование, но организованную систему», упорядоченную на основе корпуса идеологем (С. 8), причём идеологем «сумеречных».

При чтении работы удивляет только отбор материала (группы «Мумий Тролль», «Сплин», «Чиж и Ко», «Наутилус», «Алиса», «Чайф»), на котором строится исследование, так как автор заявляет, что имеет дело с творчеством «наиболее талантливых (или признаваемых таковыми в своей среде)» групп.

Нефёдов И.В. Языковые средства выражения категории определенности-неопределенности и их стилистические функции в отечественной рок-поэзии: Дис. ... канд. филол. наук. - Ростов-н/Д., 2004.

В центре работы И.В. Нёфедова - «функционирование ФСП О / НО <функционально-семантического поля определенности-неопределенности. - В.Г> в художественной речи». Автор отмечает, что «вопрос о соотношении ФСП О / НО в системе языка и в поэтическом тексте до сих пор в научной литературе не рассматривался» (С. 4). Из этого (и, конечно, из материала) проистекает актуальность диссертации. Работа выполнена в классическом ключе, с опорой на «бумагизированный» рок-текст: «Многие рок-стихи к настоящему времени изданы в печатном виде, что не только предполагает возможность их восприятия в отрыве от музыки и исполнения, но и, несомненно, свидетельствует о самостоятельном функционировании рок-стихов как факта литературы» (С. 50-51).

В первой главе («Теоретические основы изучения функциональносемантического поля определенности-неопределенности») дается общетеоретическое обоснование понятий определенности-неопределенности, исходя из достижений различных наук: от философии до лингвистики, исследуется ее полевая структура. И.В. Нефёдов излагает ряд научных концепций, рассматривающих особенности функционально-семантического поля определенности-неопределенности, приходя к выводу, что «в современной лингвистике существуют разные подходы к изучению ФСП О / НО, используются разные термины, по-разному определяется полевая структура» (С. 30). В центре многих исследований категории определенности-неопределенности оказывается местоимение, ведь, как отмечает автор, небезосновательным является утверждение, что «местоимения целесообразно рассматривать в качестве ядерных конституентов, вокруг которых формируется ФСП О / НО» (С. 33). В конце главы рассматриваются различные средства выражения значений определенности-неопределён-ности.

Во второй главе («Основные способы репрезентации категории определенности-неопределенности в рок-поэзии») И.В. Нефедов обращается уже к интересующему нас материалу - текстам представителей русского рока. В начале главы дается общая социокультурная характеристика рок-поэзии, а также рассматривается степень изученности феномена. Затем исследователь обращается к анализу категории определенности-неопределенности личных, неопределенных, указательных местоимений в рок-тексте. После чего автор переходит к другим средствам выражения категории определенности-неопределенности, исследует односоставные личные, определенно-личные, неопределенно-личные, сложноподчиненные изъяснительные предложения.

Третья глава называется «Изобразительно-выразительные возможности категории определенности-неопределённости в рок-поэзии». Здесь исследуются возможности использования категории О / НО в художественном тексте для создания выразительности. В частности, И.В. Нефёдов обращается к графике «бумагизированного» рок-текста, благодаря которой рок-авторы акцентируют внимание на том или ином местоимении (напр.: «Местоимение он, выделенное графически, всегда указывает на Всевышнего», С. 107). Далее исследуются риторические фигуры на базе категории определенности-неопределенности в рок-поэзии, антитезы, параллелизмы, предикаты метафорического характера, выражающие данную категорию и повышающие изобразительно-выразительные возможности рок-текста.

Колчина О.Н. Диалог культур в структуре языковой личности (На материале поэзии Б. Гребенщикова): Дис. ... канд. филол. наук. -Н. Новгород, 2004.

Это одно из двух диссертационных исследований, посвященных творчеству Бориса Гребенщикова, о второй работе (Темиршина О.Р. Поэтическая семантика Б. Гребенщикова) мы поговорим в следующем разделе нашей статьи, где будут рассматриваться литературоведческие диссертации. Главным выводом работы О.Н. Колчиной становится утверждение, что «что мировоззренческой основой поэзии Б. Гребенщикова оказывается

17

толкинизм » .

Шинкаренкова М.Б. Метафорическое моделирование художественного мира в дискурсе русской рок-поэзии: Дис. ... канд. филол. наук. - Екатеринбург, 2005.

В центре диссертации М.Б. Шинкаренковой - концептуальная метафора, рассмотренная на материале русской рок-поэзии. В начале работы постулируется, что автор рассматривает рок-текст (точнее - «специфику концептуальных метафор») «с точки зрения соотношения вербальных и невербальных компонентов» (С. 7). Затем выясняется, что под невербальными компонентами диссертант понимает альбомные обложки, хотя далее в работе и признается, что «рок-композиция представляет собой синтез трех взаимодействующих начал: музыки, текста и шоу» (С. 55). То есть

выхода на звучащий текст не наблюдается, что свойственно пока большинству филологических работ о рок-поэзии, особенно лингвистическим (как ни странно).

Некоторые вопросы вызывает следующие заявления автора: «Внешний уровень дискурса русского рока имеет в качестве основной презента-тивную функцию, установку на массового реципиента... <выделено нами. - В.Г>» (С. 12); «Несмотря на распространенное представление о русском роке как контр-культурном явлении <выделено нами. - В.Г.>, далеком от национальных традиций, метафорические модели, активно функционирующие в дискурсе русской рок-поэзии, традиционны для русского национального сознания.» (там же). Во-первых, рок-поэзия как минимум столь же элитарна, сколь массова; и, во-вторых, рок-поэзия как минимум столь же субкультурна, сколь контркультурна. Отметим, правда, что некоторые из процитированных нами формулировок «смягчаются» М.Б. Шинкаренковой при анализе «характеристик русской рок-поэзии» (С. 48-52).

В 1 главе «Теоретические основы исследования концептуальной метафоры в дискурсе русской рок-поэзии» М.Б. Шинкаренкова рассматривает дискурс рок-поэзии как структуру, состоящую из внешнего уровня (здесь - визуальный ряд: обложка и вербальный ряд: названия фестивалей, рок-коллективов, альбомов и текстов), основного уровня (все субтексты рока) и ядерного уровня (поэтические тексты рок-авторов). Далее диссертант делает экскурс в теорию метафоры, в частности, вводит понятие метафорической модели, анализу которого (применительно к рок-поэзии) посвящена вторая глава работы - «Продуктивные метафорические модели на ядерном уровне дискурса русской рок-поэзии».

Во второй главе М.Б. Шинкаренкова предлагает «классификацию концептуальных метафор по понятийным сферам-источникам метафорической экспансии», то есть классификацию, говоря образно, на основании «почвы», на которой «вырастают» метафоры русского рока (напр., зооморфная метафора, метафора пути, всего - 11 моделей). В ходе анализа выясняется, что в русском роке преобладает морбиальная метафора, «соответствующие рассматриваемой <морбиальной. - В.Г.> концептуальной метафоре образы объединяются настроением тревожности, в них отражаются безысходность, дурные предчувствия или неверие в возможность счастья...» (С. 70), то есть мы видим здесь выводы, которые перекликаются с результатами диссертации М.А. Солодовой. Затем в работе М.Б. Шинкаренковой исследуется продуктивность метафорических моделей, после чего автор приступает к рассмотрению конкретных (фреймовых, слотовых) проявлений данных моделей, большинство из которых (проявлений) так или иначе соотносятся с болезненностью, дисгармоничностью.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Глава 3 «Метафорические модели на внешнем уровне дискурса русской рок-поэзии» «посвящена исследованию концептуальной метафоры,

используемой на внешнем уровне дискурса русской рок-поэзии» (С. 138). Как мы помним, на внешнем уровне дискурса находятся обложка рок-альбома и разные виды названий (групп, фестивалей и т.п.), примечательно, что исследуются здесь «606 - названий рок-групп, 580 - названий альбомов и рок-фестивалей, а также 2 394 - названия текстов» (С. 139), такая статистика впечатляет, особенно цифра в графе «названия рок-групп». Диссертант проводит сопоставление составляющих внешнего и ядерного уровней дискурса русской рок-поэзии. Интересно отметить, что хотя мор-биальная метафорическая модель доминирует в текстах, с названиями дело обстоит иначе: там, по М.Б. Шинкаренковой, преобладает абиотическая метафорическая модель. Расходятся данные и в контексте продуктивности метафорических моделей (в текстах лидирует милитарная модель, в названиях - зооморфная). В конце главы анализируется креолизованный текст рок-альбомов, то есть идет выход на синтез изобразительного (имеется в виду художественное оформление альбома) и словесного.

РОК-ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ

Логачева Т.Е. Русская рок-поэзия 1970-х-1990-х гг. в социокультурном контексте: Дис. ... канд. филол. наук. - М., 1997.

Как уже было отмечено, это первая филологическая диссертация, посвященная русскому року. Несколько удивляет структура работы: в первой главе идет обзор рок-поэзии в общем, вторая преимущественно посвящена творчеству Бориса Гребенщикова, в центре третьей - «петербургский текст» (точнее - «петербургский миф») у Б.Г., Шевчука и Башлачёва. В начале работы, говоря об особенностях рок-культуры, автор отмечает, что одним из важнейших проявлений рок-движения является протест: «Очень важным аспектом рок-культуры как составляющей контркультуры выделено нами. - В.Г> является и то, что “музыкальная контркультура” выступает как ритуал отрицания культуры старшего поколения» (С. 30). Говорит диссертант и об истоках рок-искусства: «Синтез музыкального, поэтического и театрального начал, сцементированных личностью исполнителя, возвращает рок к древнейшим формам ритуальной, обрядовой деятельности родо-племенных сообществ» (С. 50). В итоге диссертант приходит к выводу, что «определяющими для рок-поэзии являются три типа контекста: во-первых, контекст литературный; во-вторых, контекст общественно-политический; в-третьих, контекст “магического сознания”» (С. 66). К открытиям работы можно отнести то, что Т.Е. Логачева чуть ли не первой обратила внимание на мифопоэтический аспект поэзии Башла-чева: «“Петербургская свадьба” Башлачева посвящена созданию монументальной картины Города, картины, где совмещаются временные планы, сближается история и современность. Специфика построения этого образа носит мифопоэтический характер <выделено нами. - В.Г.>» (С. 137-38). И последнее, что хочется сказать об уникальности работы Т.Е. Логачёвой: следующая литературоведческая диссертация по русскому року была за-

щищена только через семь (!) лет, и это было исследование Д.О. Ступни-кова.

Ступников Д.О.Традиционная и авторская символика в современной поэзии: Юрий Кузнецов и московские рок-поэты: Дис. ... канд. филол. наук. - М., 2004.

В качестве основного материала для своего исследования Д.О. Ступ-ников взял произведения Юрия Кузнецова, поэта, связь которого с рок-искусством выглядит достаточно «экзотической». Да и «историческая репутация» (напомним, что родился Кузнецов в 1941 г.) позволяет отнести поэта скорее к «шестидесятникам». Однако несколько текстов Кузнецова было положено на музыку, в частности, «роковыми группами» (примеры: «Мегаполис», «28 гвардейцев-панфиловцев» (ныне - «Разнузданные Волей»)).

Хотя в названии диссертации заявлены только московские рок-поэты, автор периодически «оглядывается» и на питерскую «рок-школу». Напр., исследуя символику чисел, диссертант обращает свое внимание на значение ноля в творчестве питерца-уфимца Юрия Шевчука. Да и в целом «петербургский текст» то и дело вторгается в исследование Д.О. Ступникова: «Совсем не случайно из “петербургского текста” Кузнецов усваивает сугубо негативные коннотации» (С. 101); «урбанизм является едва ли не самой доминирующей темой в творчестве столичных рок-поэтов» (С. 96). Напомним, в питерском роке урбанистические тенденции также весьма сильны. А главной особенностью работы Д.О. Ступникова, на наш взгляд, является то, что это первая и пока единственная диссертация по «рок-филологии», где делается упор не на творчество «растиражированного» рок-автора, а на наследие человека, мало известного в рок-кругах.

Доманский Ю.В. Вариативность и интерпретация текста (парадигма неклассической художественности): Дис. ... докт. филол. наук. -М., 2006.

Работа Ю.В. Доманского стоит пока особняком, так как это первая филологическая докторская диссертация, частично основанная на материале рок-поэзии. В центре исследования - вариативность текста (песенного и театрального) в парадигме неклассической художественности. Автор на множестве примеров доказывает, что синтетический рок-текст обладает совершенно особым механизмом вариантообразования. Так, рассматривая вербальные авторские вступления к песням и экспликацию названия, Ю.В. Доманский исследует то, как эти факторы актуализируют основной текст, меняют его субъектную установку, расширяют границы произведения. С позиции вариантообразования анализируются и внутритекстовые замены, которые также порой несут геройно-субъектные «сдвиги» и прочие смысловые изменения. Далее в работе рассматривается контекстуальное и паратекстуальное вариантообразование в рок-поэзии, отмечается «важность ближнего песенного контекста <...> - предшествующей и последующей песен» (С. 392), а также макроконтекстов, реализующихся в

структуре рок-альбома или концерта. «Таким образом, в устном исполнении вариантообразующие изменения могут происходить внутри текста (на вербальном уровне особенно), на границах текста (паратекстовые преамбулы), за счет контекстов - ближних и дальних» (С. 405). Ю.В. Доманский обращается и к метатекстовому вариантообразованию, показывая, как тексты-источники (а иногда и высказывания, факты биографии) влияют на смыслопорождение в рок-произведениях. Такие тексты можно назвать «вторичными», производными то какого-то художественного или даже нехудожественного «факта». Важным способом вариантообразования оказывается и переведение синтетического рок-текста в бумажный, графические особенности последнего, а также отношения «редуцированного» авторства, возникающие при исполнениях чужих песен.

Никитина О.Э. Биографический миф как литературная проблема: на материале русского рока: Дис. ... канд. филол. наук. - Тверь, 2006.

В центре исследования - достаточно узкая проблема: биографический миф, однако в контексте рока она видится более чем актуальной, так как большинство рокеров либо сами (намеренно) творят автобиографический миф, либо их жизнь (а иногда и смерть) мифологизируется их поклонниками (биографический миф). Во введении О.Э. Никитина справедливо проводит параллель, напр., между биографическим мифотворчеством в Серебряном веке и в рок-искусстве, отмечая, что «русский рок, как третий этап генезиса биографического мифа, на сегодняшний день предлагает наиболее сложный по своей структуре вариант биографического мифа» (С. 17).

Первая глава («Возникновение биографического мифа») посвящена выяснению основных особенностей героя биографического мифа, определению его аутентичной дефиниции: «.под образом поэта как героя биографического мифа следует понимать образ, который складывается из основных черт творчества поэта и максимально соответствующих им особенностей его творческого поведения» (С. 21). Далее автор рассматривает наиболее распространенные «семы» биографических мифов у рок-поэтов: суицид, «стимуляторы» (алкоголь, наркотики), нонконформизм в разных его проявлениях (от политического протеста до аскетизма), одиночество. Для конструирования биографического мифа важным оказывается и сценический имидж рок-героев, сценическое воплощение основных «сем» биографического мифа. В завершение главы О.Э. Никитина анализирует творческую репутацию рок-поэта в структуре биографического мифа, складывающуюся из различных факторов: от мнений коллег по «рок-цеху» до оценок критики.

Глава 2 - «Трансформация биографического мифа в массовом сознании», здесь исследуются различные ступени и степени интерпретация поэтического текста со стороны реципиентов, что также влияет на формирование биографических мифов. В этой связи любопытными кажутся по-

ставленные автором эксперименты по восприятию рок-текста, проведенные при участии школьников. В создании авторского мифа участвуют также СМИ и «фольклор» («байки», анекдоты о рок-авторах и т.д.): «Он <биографический миф, созданный вышеуказанными средствами. - В.Г> может значительно отличаться от существующего или предполагаемого инварианта мифа, хотя и представляет собой лишь его редуцированную или трансформированную разновидность» (С. 125). В итоге диссертант приходит к выводу, что публика чаще всего сакрализует рокера-героя биографического мифа, хотя нельзя сбрасывать со счетов и «желание носителя массового сознания предстать перед божеством, почувствовать себя богоизбранным или даже богоравным» (С. 176).

В третьей главе «Биографический миф Бориса Гребенщикова» исследуются полярные (от обожествления до резкого неприятия) отношения к Б.Г. его коллег, критиков, поклонников; отношения, которые продуцируют развитие и трансформацию биографического мифа лидера «Аквариума».

К преимуществам работы О.Э. Никитиной, на наш взгляд, можно отнести внимание к синтетичности рок-искусства. Также в диссертации присутствует много интересных фактов из жизни рок-поэтов, их мнения друге о друге, о жизни, творчестве, цитаты из газетных и журнальных статей, посвященных рок-н-роллу и т.д. Всё это делает диссертацию интересной самому широкому кругу поклонников русского рока.

Темиршина О.Р. Поэтическая семантика Б. Гребенщикова: Дис. ... канд. филол. наук. - М., 2006.

Поэтика Гребенщикова в работе рассматривается как единая, строго упорядоченная система, существующая по «окказиональным» законам. Справедливо отмечается, что «для того, чтобы адекватно понять и интерпретировать текст. нужно выявить индивидуальную, авторскую структуру значения образа» (С. 14-15), которая может значительно отличаться от «узуальной», общекультурной семантики. В целом в диссертации рассматриваются четыре яруса поэтической системы Гребенщикова: уровень образов-сем (первичных образов), уровень символа, уровень энигматических метафор (сложных образов, появляющихся в результате перекрестного соотношения первичных образов), уровень мотивно-сюжетный.

Первая глава «“Единораздельная целостность”: общие принципы кон-ституирования образной системы Б. Гребенщикова» посвящена анализу образной системы рок-поэта. В начале диссертации проводится анализ конкретных образов-сем творчества Гребенщикова, которые рассмотрены автором через призму двух типов состояния: истинного и ложного. Причем «каждый образ из первой группы <группы сем истинного состояния. -

В.Г> имеет свой “негатив” во второй группе» (С. 39), то есть в поэтике Гребенщикова мы можем наблюдать упорядоченную систему оппозиций.

Глава вторая: «Образная система Б. Гребенщикова в аспекте смыс-лопорождения». В центре главы - гребенщиковский трудноуловимый, «текучий» символ, который «обладает двумя уровнями организации: пара-

дигматическим и синтагматическим. Парадигматический уровень обусловливает порождение образов (третья “ступень” организации семантической системы Гребенщикова), синтагматический уровень - порождение мотивов и сюжета (четвертая “ступень” упорядочивания системы смысла)» (С. 81). Затем автор выходит на третий ярус системы, где функционируют «сложные образы», являющиеся комбинацией «первичных образов». Иными словами, диссертант показывает, что чтобы понять «сложный образ» нужно проанализировать, из каких образов-сем он сконструирован.

В третьей главе («Символика мотивов, сюжетов, героев») О.Р. Те-миршина рассматривает уже четвертый уровень описываемой системы, связанный с мотиво- и сюжетопорождением. Автор отмечает, что «мотив есть средство перехода между двумя противоположными изотопиями», примечательно, что «мотивы имеют не столько “движительную” “событийную”, сколько медиальную природу, ибо они возникают в результате “снятия противоположностей”, что, кстати, роднит этот тип образования мотивов с “мифологическим”» (С. 115). Далее автор выделяет несколько групп мотивов, среди которых мотивы: связанные с пространственной границей, апокалипсические, связанные с обретением лица. И, наконец, О.Р. Темиршина останавливает свое внимание на героях поэтики Гребенщикова, разделяя их на статичных и подвижных (движущихся либо от истинного состояния к ложному, либо наоборот).

Глава 4 носит название «Картина мира Б. Гребенщикова и традиции неклассической литературы». Здесь исследуется поликультурность наследия БГ, «одновременное совмещение в рамках поэзии Гребенщикова нескольких историко-литературных систем» (С. 154). И всё же один из главных выводов работы заключается в том, что глубинные механизмы смыслопорождения в творчестве Гребенщикова инспирированы буддийским культурным кодом, адаптированным, конечно, к особенностям поэтической системы рок-певца. И именно буддизм «задает правила соотношения элементов внутри каждой из групп (культурно-разнородные образы могут по принципу буддистского “всеприятия” соединяться в единую изотопию» (С. 179).

О.Р. Темиршина рассматривает ряд проблем, специфических для рок-поэзии, напр., проблема исследования целостного заимствованного текста: «Песня в исполнении Леонида Утесова “Сердце” и та же песня в исполнении Б. Гребенщикова оказываются двумя песнями с принципиально различным смыслом (то есть, взятые в контекстах двух разнородных семантических систем, они соотносятся между собой по принципу омонимии: тождественная форма, различное содержание)» (С. 110). Есть в работе достаточно интересные размышления о функционировании музыки и ее связи с текстом в рок-композициях (С. 61-73).

И в завершение позволим себе одно замечание, очень частное, но указывающее на усложненность и противоречивость поэтической системы Бориса Гребенщикова. О.Р. Темиршина пишет: «.“вино” в соответствии с семантикой “ложности”, объединяющей элементы изотопии ЛС <ложного

состояния - В.Г. >, всегда оказывается знаком “духовной” подмены». Всегда ли? А как быть, напр., с песней «Никита Рязанский»: «Святая София. <явная отсылка к Мудрости, возможно даже - к просветлению. - В.Г> крестила его <Никиту Рязанского. - В.Г.> соленым хлебом и горьким вином / И они смеялись и молились вдвоем». Вряд ли здесь описан переход персонажа к ложному состоянию. Таким образом, есть смысл, наверное, рассмотреть простейшие образы-семы Гребенщикова не только с точки зрения их перманентной «маркированности», но и проследить, свойственна ли им амбивалентность (ведь она, амбивалентность, как отмечает диссертант, проявляется на более высоких уровнях организации гребенщиков-ской поэтики, в частности, на геройном уровне при переходе персонажа из одного состояния в другое).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Гавриков В.А. Мифопоэтика в творчестве Александра Башлачё-ва: Дис. ... канд. филол. наук. - Брянск, 2007.

Как явствует из названия, работа посвящена исследованию мифопоэтического аспекта в творчестве Александра Башлачёва. В первой главе «Рок-поэзия как синтетическое искусство» исследуются аспекты русского рока, так или иначе интересные для филологии (особенности поэтики, ми-фопоэтика, заимствования, вариантообразование, циклизация, особенности звучащего текста и т.д.). Глава вторая «Пространственно - временные аспекты мифологизма художественной системы Башлачёва» является исследованием оппозиции раннего и позднего творчества певца, а также категорий времени и пространства в поэтическом мифе Башлачёва. Здесь доказывается, что художественный мир поэта был выстроен по мифологическим принципам на протяжении всего творчества. В третьей главе «Языковые аспекты мифологизма художественной вселенной Башлачёва» наследие поэта рассматривается как антитеза сакральной «морфологии» и профанного «синтаксиса», анализируется строение и функционирование башлачевских мотивов, работа поэта с паронимической аттракцией. Г лав-ный вывод работы: мифопоэтика Башлачёва - это «спиралевидная» пятиуровневая структура, мифологизированная на всех пяти ярусах (сюжетном, мотивном, ярусе синтаксических «перетеканий», корневом и «первокорневом»).

Чебыкина Е.Е. Русская рок-поэзия: прагматический, концептуальный и формо-содержательный аспекты: Дис. ... канд. филол. наук. - Екатеринбург, 2007.

В диссертации Е.Е. Чебыкина стремится дать комплексный анализ поэтики рока путем анализа таких аспектов художественной структуры рок-поэзии, как социокультурный, концептуальный и формо-содержатель-ный - в их взаимодействии. В первой главе «Социокультурные условия возникновения и развития рок-поэзии» исследуется социокультурная прагматика рок-культуры. Здесь анализируются «исторические, культурные и психологические предпосылки возникновения русской рок-культуры», обосновывается «взаимосвязь между психологическими особенно-

стями молодого возраста и поведенческой и творческой практикой рокеров», рассматривается «влияние различных источников на русский рок» и делается попытка дать «определение явлению рок-культуры» (авторефер.

С. 13). Таким образом, в первой главе диссертант отмечает синтетичность рок-поэзии при доминировании словесного субтекста; показывает, что рок в своем социально-психологическом аспекте - это искусство молодых людей. Далее исследуются исторические предпосылки возникновения, историческое место и источники рок-искусства в нашей стране. Среди последних: национальная песенная и поэтическая культура, западный рок, авторская песня и т.д.

Во второй главе «Концептуальный уровень поэтической практики и авторские стратегии рокеров» исследуются особенности лирического «я» рок-поэтов, контркультурный аспект рок-искусства, интертекстуальность (в частности, библейские влияния, фольклорные и т.д.).

В третьей главе «Генеральные темы и мотивы рок-поэзии» показывается, как мировая художественная традиция находит свое воплощение в рок-искусстве. Начинается данное исследование с архетипов и мифов. Затем анализируется проявление злободневных тем в творчестве рок-поэтов, объясняются причины социальности рок-искусства, после чего рассматриваются конкретные темы поэзии русского рока (тема творчества, тема нравственного выбора, любви, смерти, времени и т.д.).

В центре главы четвертой («Семантический потенциал художественной формы рок-текстов») - художественная форма в рок-поэзии, внимание рок-поэтов к слову и звуку. Уже на фонетическом уровне проявляется желание поэтов русского рока использовать все возможности звучащего слова, в частности ассонансные и аллитерационные. Используют рок-поэты и словообразовательный потенциал языка, его лексические богатства, а также эксперименты с синтаксисом. В завершение диссертант анализирует тропы и особенности сюжетно-композиционной организации рок-текста.

Ройтберг Н.В. Диалогическая природа рок-произведения: Дис. ... канд. филол. наук. - Донецк, 2007.

В первом разделе «Концепция диалога в ХХ-ХХ1 столетии» даются общетеоретические выкладки, касающиеся аспектов диалогичности слова и дефиниция понятия «диалог». Исследуется соотношение таких понятий, как диалог и дискурс, коммуникация, «бытие-общение». Далее понятие «диалог» конкретизируется через призму концепций различных мыслителей (М. Бубера, М.М. Бахтина и Э. Левинаса).

Во втором разделе диссертационного исследования - «Поэтика диалога в рок-произведении» «прослеживается характер проявления диалогичности в рок-поэтике на разных уровнях. В частности, последовательно рассматриваются специфика рок-жанра, субъектная организация рок-произведения и рок-произведение в аспекте диалога культур» (авторефер.

С. 7), а также дается дефиниция «рок-жанра»: под которым диссертантом «понимается особый лирический жанр второй половины ХХ столетия,

жанр песенного слова, жанр массовый, маргинальный, антинормативный, который соотносится с «серьезно -смеховой» сферой культуры (М.М. Бахтин) и в аспекте связи с жизненной ситуацией, в которой он функционирует, представляет своего рода ритуализированное действо» (Там же). В разделе также исследуются особенности статуса автора, специфика образа рок-героя, виды и характер рецепции рок-произведений, корпус историколитературных традиций, оказавших влияние на развитие рок-искусства.

В третьем разделе «Рок-произведение в контексте диалога» мы наблюдаем уже выход на конкретный материал (творчество Башлачёва, Дягилевой и Кинчева), при этом автор позволяет себе достаточно спорное высказывание, что это «три наиболее значимых фигуры русского рока» (авторефер. С. 9). Творчество данных поэтов исследуется в контексте диалогического аспекта рок-культуры.

Клюева Н.Н. Метрико-ритмическая организация русской рок-поэзии 1980-х годов: Дис. ... канд. филол. наук. - М., 2008.

Работа посвящена метрико-ритмическому анализу произведений рок-поэтов, теме, которая пока еще практически не изучена: «Не раз поднимался вопрос о соотношении текста и музыки в рок-песне, их взаимодействия и иерархии, а также проблемы разграничения рок-поэзии и ряда смежных явлений, таких, как авторская песня, шансон, эстрадная песня. При этом вопрос организации песенного стиха затрагивался прямо лишь в одной из статей» (С. 4). Правда, Н.Н. Клюева под определением «песенный стих», наверное, имела в виду рок-поэзию, так как авторская песня в метрико-ритмическом контексте уже не раз анализировалась.

Любопытно отметить, что несмотря на утверждение «в диссертации рок-текст рассматривается как синтетическое явление» (С. 16), автор базирует свой анализ на печатном тексте, отмечая лишь, что аудиозаписи могут помочь «решить спорные случаи постановки ударений или корректировать текст в случае ошибок в печатных изданиях» (С. 18).

По сложившейся уже традиции в начале своей работы (глава 1 «Метрические особенности русской рок-поэзии») Н.Н. Клюева обращается к культурно-историческим истокам рока, прослеживает развитие, делит его на направления. Затем автор дает результаты статистического исследования «метрического репертуара русской рок-поэзии в сравнении с метрическим репертуаром русской поэзии 1958-1980-х годов» (С. 24). Главный вывод, который можно сделать, исходя из этих данных, таков: «.русскую рок-поэзию отличает особый интерес к тонической системе стихосложения» (там же). Аналогичное соотнесение метрического репертуара рок-поэзии с литературной песней ХУ1-ХХ веков (в частности с авторской песней) доказывает «оторванность» ритмики и метрики рок-текстов от ритмики и метрики произведений предшествующих традиций (С. 26-28). Далее диссертант проводит исследование тоники в рок-произведениях, приходя к выводу, что «четверка лидирующих тонических размеров выглядит так: вольный дольник, вольный тактовик, четырехиктный дольник

и разностопный тактовик» (С. 39-40). Останавливает свое внимание

Н.Н. Клюева и на специфических «песенных» метрах, логаэдах и пяти-сложниках, которые в рок-поэзии встречаются не так часто, как, напр., в авторской песне.

Глава вторая («Доминирование тонической системы стихосложения: ленинградская традиция») - об особенностях стихосложения у некоторых представителей питерской «рок-школы»: Михаила Науменко (ориентировавшегося на тактовики, 78,6% от общего числа), Виктора Цоя (дольники, 64,4%), Юрия Шевчука (дольники, 22,2%; ямбы, 20,37%; тактовики, 17,59%).

Глава третья («Доминирование силлабо-тонической системы стихосложения: Москва и периферия») посвящена анализу метрико-ритмичес-кой организации стихов у Макаревича (преобладают дольники, 29%; ямбы, 24%), у Никольского, согласно данным Н.Н. Клюевой, доминирует ямб, у Романова - нет четко выраженного приоритета. Далее автор обращается к творчеству Башлачева, показывая, что у него преобладают тактовики (18,5%), ямбы (16,7%), анапесты (14,8), и к творчеству Дягилевой, где доминируют ямбы (27,6%), хореи (24,1%), а также тактовики (20,3%).

P.S. Если рассмотренные нами работы проследить в аспекте хронологическом, то получится, что филология за последние три года за рок-поэзию «взялась всерьез». С 2004 г. начинается настоящий бум филологических рок-диссертаций, особенно в этом отношении радуют литературоведы. По нашим данным, описанная тенденция продолжится и в ближайшем будущем: сейчас на подходе ряд филологических диссертаций по русской рок-поэзии. О двух из них скажем подробнее18.

Александра Ярко (г. Тверь) готовит к защите работу «Вариативность рок-поэзии (на материале творчества Александра Башлачёва)». В центре диссертации - одна из наиболее интересных и дискуссионных проблем «звучащей» (песенной) поэзии - вариантообразование. Диссертант, исследуя весь корпус башлачёвских исполнений, приходит к достаточно неожиданным для классической текстологии выводам о том, что песня в разных своих «проявлениях» может образовывать новый текст и смысл ее от исполнения к исполнению может меняться кардинально! Таким образом, А. Ярко поддерживает и на примере творчества Башлачёва развивает концепцию, представленную в докторской диссертации Ю.В. Доманского. От себя добавим, что в последнее время концепция неклассичности варианто-образования в русском роке получает всё больше подтверждений, хотя, конечно, точка в этом вопросе будет поставлена, видимо, не скоро.

Еще один молодой ученый-филолог, занимающийся роком, Дмитрий Иванов (г. Иваново). Название его работы - «Рок-альбом 1980-х годов как синтетический текст: Ю. Шевчук “Пластун”». Основным материалом исследования стал альбом Ю. Шевчука «Пластун». Так же в работе присутствуют отсылки к творчеству К. Кинчева, В. Цоя, В. Бутусова, А. Башла-чёва, Д. Ревякина, М. Науменко и многих других. Главным достоинством работы, на наш взгляд, является особое внимание, уделенное автором син-

тетическому тексту, субтексты которого рассматриваются в работе как система. Автор выделяет несколько уровней организации рок-текста:

- Вербальный (поэтический) субтекст;

- Музыкальный субтекст (аранжировка, мелодика, особенности вокала);

- Первый пограничный уровень (пластический): мимика, пластика, особенности поведения рок-музыкантов на сцене;

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

- Второй пограничный уровень (театрально-феерический): декорации, свет, костюмы музыкантов, различные спецэффекты;

- Метатекстульный уровень: рок-альбом, клип, сайт группы в Интернете и фильм, в котором используется рок-композиция.

Работа имеет все шансы стать одним из важнейших и наиболее полных исследований рок-искусства именно в контексте его синтетичности. Список защищенных диссертаций:

1. Алексеев И.С. Рок-культура в публичном пространстве Санкт-Петербурга 1990-х годов: Дис. ... канд. социол. наук. - СПб., 2003.

2. Васильева А.А. Российская рок-музыка 1970-х-1990-х гг. как социокультурное явление: опыт культурологического анализа: Дис. ... канд. культурологии. - Челябинск, 1999.

3. Власова Г.Б. Рок-культура - феномен XX века: Дис. ... канд. философ, наук. Ростов н / Д, 2001.

4. Гавриков В.А. Мифопоэтика в творчестве Александра Башлачёва: Дис. ... канд. филол. наук. - Брянск, 2007.

5. Гончарова Н.Б. Специфика социализации подростков современного крупного города: вхождение в рок-культуру: Дис. ... канд. социол. наук. -Ростов н / Д., 2002.

6. Доманский Ю.В. Вариативность и интерпретация текста (парадигма неклассической художественности): Дис. ... д-ра филол. наук. - М., 2006.

7. Касьянова Е.В. Рок-культура в контексте современной культуры: Дис. ... канд. филос. наук. - СПб., 2003.

8. Квятковский Г.Ю. Рок-культура как объект социологического анализа: Дис. ... канд. социол. наук. - Челябинск, 2002.

9. Клюева Н.Н. Метрико-ритмическая организация русской рок-поэзии 1980-х годов: Дис. ... канд. филол. наук. - М., 2008.

10. Ковальчук И.В. Влияние рок-музыки на формирование стиля жизни российской молодежи: Дис. ... канд. социол. наук. - М., 2002.

11. Колчина О.Н. Диалог культур в структуре языковой личности (На материале поэзии Б. Гребенщикова): Дис. ... канд. филол. наук: Н. Новгород, 2004.

12. Логачева Т.Е. Русская рок-поэзия 1970-х-1990-х гг. в социокультурном контексте: Дис. ... канд. филол. наук. - М., 1997.

13. Мякотин Е.В. Рок-музыка. Опыт структурно-антропологического подхода: Дис. ... канд. искусствоведения. - Саратов, 2006.

14. Набок И.Л. Рок-культура как эстетический феномен: Дис. . д-ра фи-лос. наук. - М., 1993.

15. Нефедов И.В. Языковые средства выражения категории определенности-неопределенности и их стилистические функции в отечественной рок-поэзии: Дис. ... канд. филол. наук. - Ростов-н / Д., 2004.

16. Никитина О.Э. Биографический миф как литературная проблема: на материале русского рока: Дис. ... канд. филол. наук. - Тверь, 2006.

17. Новиков И.А. Рок-н-ролл: опыт метафизической реконструкции: Дис. ... канд. филос. наук. - Томск, 1994.

18. Савицкая Е.А. Принципы стилеобразования в рок-музыке: на материале зарубежного хард- и арт-рока 60-70 гг.: Дис. ... канд. искусствоведения. - М., 1999.

19. Солодова М.А. Текст и метатекст молодежной субкультуры в лингвокультурологическом аспекте: На материале текстов песен отечественных рок-групп и рецензий на них: Дис. ... канд. филол. наук. - Томск, 2002.

20. Ступников Д.О. Традиционная и авторская символика в современной поэзии: Юрий Кузнецов и московские рок-поэты: Дис. ... канд. филол. наук. - М., 2004.

21. Сыров В.Н. Стилевые метаморфозы рока или путь к «третьей музыке»: Дисс. ... д-ра искусствоведения. М., 1998.

22. Темиршина О.Р. Поэтическая семантика Б. Гребенщикова: Дис. ... канд. филол. наук. - М., 2006.

23. Ткаченко В.В. Проблемы рок-оперы: на примере музыкально-сценических сочинений А. Рыбникова: Дис. ... канд. искусствоведения. - М., 1993.

24. Тугушева А.Р. Философско-культурологический аспект анализа молодежной рок-культуры: Дис. ... канд. филос. наук. - Саратов, 2006.

25. Цапко М.С. Рок как социокультурный феномен: Дис. ... канд. культурологии, наук. - М., 1998.

26. Чебыкина Е.Е. Русская рок-поэзия: прагматический, концептуальный и формо -содержательный аспекты: Дис. ... канд. филол. наук. - Екатеринбург, 2007.

27. Чижова И.А. Рок-музыка как культурно-исторический феномен: Дис. ... канд. искусствоведения. - М., 1993.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

28. Шевердяев А.В. Неформальные сообщества художников и рок-музыкантов Санкт-Петербурга: социокультурное развитие и взаимодействие: Дис. ... канд. социол. наук. - СПб., 2004.

29. Шинкаренкова М.Б. Метафорическое моделирование художественного мира в дискурсе русской рок-поэзии: Дис. ... канд. филол. наук. - Екатеринбург, 2005.

Особняком стоят работы Н.В. Ройтберг (так как она защищена не в России) и В.С. Глинчикова19, посвященная авторской песне, к которой автор причислил и рокера Башлачёва. В нашем списке практически не учтены те работы, где рок-искусство является лишь частью предмета исследования. Также нет гарантии, что в данном перечне представлены абсолютно все работы, посвященные рок-искусству, которые были защищены в России с 1993 г. по начало 2008 г.

1. Логачева Т.Е. Русская рок-поэзия 1970-х-1990-х гг. в социокультурном контексте: Дис. ... канд. филол. наук. - М., 1997. С. 14.

2. Мякотин Е.В. Рок-музыка. Опыт структурно-антропологического подхода: Дис. ... канд. искусствоведения. - Саратов, 2006. С. 13.

3. Темиршина О.Р. Поэтическая семантика Б. Гребенщикова: Дис. ... канд. филол. наук. -М., 2006. С. 66.

4. В своей докторской диссертации Ю.В. Доманский достаточно подробно разбирает два термина «синтетический текст» и «синкретический текст», доказывая, что с случае с рок-несенностью нужно пользоваться первым из них (Доманский Ю.В. Вариативность и интерпретация текста (парадигма неклассической художественности): Дис. ... докт. филол. наук. -М., 2006. С. 319-320).

5. Тугушева А.Р. Философско-культурологический аспект анализа молодежной рок-культуры: Дис. ... канд. филос. наук. - Саратов, 2006. С. 7.

6. Касьянова Е.В. Рок-культура в контексте современной культуры: Дис. ... канд. филос. наук. - СПб., 2003.

7. Новиков И.А. Рок-н-ролл: опыт метафизической реконструкции: Дис. ... канд. филос. наук. - ^мск, 1994.

8. ВласоваГ.Б. Рок-культура - феномен XX века: Дис. ... канд. филос. наук. - Ростов-н I Д., 2001.

9. НабокИ.Л. Рок-культура как эстетический феномен: Дис. ... д-ра филос. наук. - М., 1993.

10. Ройтберг Н.В. Диалогическая природа рок-нроизведения. Дис. ... канд. филол. наук. -Донецк, 2007. С. 1.

11. Tам же. С. 2.

12. Чижова И.А. Рок-музыка как культурно-исторический феномен: Дис. канд. ... искусствоведения. - М., 1993.

13. КасьяноваЕ.В. Рок-культура в контексте современной культуры: Дис. ... канд. филос. наук. - СПб., 2003.

14. А. Морозов: «Маги, чародеи, колдуны древнего мира, точно так же, как и африканские колдуны, сибирские шаманы нашей эпохи, вводили себя при помощи своеобразной музыки и наркотических средств в неистовое состояние» (Цит. но: Касьянова Е.В. Указ. соч. С. 45).

15. Tам же. С. 46

16. Здесь и далее текст рассматриваемых диссертаций цитируется с указанием страниц в скобках.

17. Это замечание, основанное на анализе автореферата О.Н. Колчиной, было сделано О.Р. Tемиршиной (Темиршина О.Р. Поэтическая семантика Б. Гребенщикова: Дис. ... канд. филол. наук. - М., 2006. С. 173).

18. Пока сборник готовился к печати, диссертации Д.И. Иванова и А.Н. Ярко были защищены.

19. ГлинчиковВ.С. Феномен авторской несни в школьном изучении: А. Галич, В. Высоцкий, А. Башлачёв: Дис. ... канд. нед. наук. - Самара, 1997.

© В.А. Гавриков, 2008