Научная статья на тему 'Врановые птицы как модель синантропизации и урбанизации'

Врановые птицы как модель синантропизации и урбанизации Текст научной статьи по специальности «Биология»

CC BY
324
172
Поделиться

Аннотация научной статьи по биологии, автор научной работы — Константинов Владимир Михайлович

Второе издание. Первая публикация: Константинов В.М. 2002. Врановые птицы как модель синантропизации и урбанизации // Экология врановых птиц в антропогенных ландшафтах. Саранск: 9-12.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Врановые птицы как модель синантропизации и урбанизации»

Равкин Е.С., Челинцев Н.Г. 1990. Методические рекомендации по комплексному маршрутному учёту птиц. М.: 1-33.

Степанян Л.С. 2003. Конспект орнитологической фауны России и сопредельных территорий (в границах СССР как исторической области). М.: 1-808.

Стрелец Г.В. 1989. Птицы Верхнесвирского водохранилища и его окрестностей // Тр. Зоол. ин-та АН СССР 197: 135-159.

Храбрый В.М. 2001. Заметки о редких, малочисленных и малоизученных птицах Ленинградской области // Рус. орнитол. журн. 10 (131): 87-93.

Широков Ю.В., Малашичев Е.Б. 2001. Гнездование бормотушки Hippolais cali-gata в окрестностях посёлка Заостровье (Лодейнопольский район, Ленинградская область) // Рус. орнитол. журн. 10 (135): 201-202.

Шитиков Д.А., Федчук Д.В., Федотова С.Е. 2004. Материалы по авифауне национального парка «Русский Север» (Вологодская область) // Рус. орнитол. журн. 13 (254): 200-203.

Pchelintsev V.G. 2005. Distribution and abundance of some raptor species in the Leningrad region // Proc. workshop «Status of raptor populations in Eastern Fen-noscandia». Petrozavodsk: 120-124.

ISSN 0869-4362

Русский орнитологический журнал 2012, Том 21, Экспресс-выпуск 792: 2172-2176

Врановые птицы как модель синантропизации и урбанизации

В. М. Константинов

Второе издание. Первая публикация в 2002*

Синантропные тенденции врановых птиц хорошо известны, проявляются они по-разному у разных видов и в разных частях ареалов.

Исторически очень давно (с XII века) известны урбанизированные популяции галок Corvus monedula в Западной Европе; французское название галки «chocas des tours - башенная (каминная, трубная) крикунья» также свидетельствует о тесных связях этого вида с городскими ландшафтами. Многими исследователями показано, что в разных частях ареала существует различное соотношение урбанизированных и «диких» популяций галок. Так, в южных горных аридных районах Палеарктики распространение галок связано с долинами рек. Гнездятся они здесь в естественных укрытиях: в нишах скал, норах и полостях береговых обрывов, в дуплах деревьев; городские поселения галок сравнительно небольшие. Численность галок здесь существенно

* Константинов В .М. 2002. Врановые птицы как модель синантропизации и урбанизации //Экология врановых птиц в антропогенных ландшафтах. Саранск: 9-12.

возрастает в период зимовок (Шнитников 1949; Рустамов 1954; Ков-шарь 1966; Бородихин 1970; и др.).

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

В лесостепной и на юге лесной зоны России более многочисленными становятся поселения галок в населённых пунктах: гнездование галок на высоких кирпичных постройках, возможно, напоминает им естественные скальные биотопы. Сохраняются колонии галок в дуплах деревьев. Существование городских, сельских и «диких» поселений галок позволило некоторым авторам (Граве 1941) обсуждать вопрос о «расколе популяции» этого вида. Зимой в умеренной зоне галки держатся исключительно в населённых пунктах. На севере лесной зоны они гнездятся исключительно в населённых пунктах.

Для урбанизации галки важное значение имела её широкая пластичность в использовании кормов антропогенного происхождения, в выборе разнообразных мест для гнездования и в характере поселений: в виде компактных колоний из 10-20 пар, рыхлых поселений и одиночно гнездящихся пар. Нами впервые были зарегистрированы небольшие колонии в пустотах стоящей на консервации сельскохозяйственной техники и ленточные поселения галок в полых бетонных опорах ЛЭП (Константинов, Хохлов 1989; Константинов и др. 1990).

Однако в городских кварталах современных панельных и блочных домов галок нет из-за отсутствия подходящих для гнездования мест.

О большой зависимости галки по сравнению с другими синантроп-ными врановыми от хозяйственной деятельности людей свидетельствует то, что она быстро сократила численность во многих населённых пунктах России при ухудшении социально-экономического положения населения и уменьшении пищевых отходов в связи с перестройкой.

После оставления посёлка людьми и прекращения хозяйственной деятельности галки долго держатся на его месте. При этом для гнездования они занимают совсем необычные места. В заброшенных деревнях мы находили их гнёзда невысоко от земли в старых клетках для кроликов, в поленице дров, в гнёздах сорок Pica pica. Дольше всего здесь сохраняются гнёзда галок в дуплах деревьев.

Урбанизированная популяция ворона Corvus corax существовала в Лондоне в середине XVII века. Вороны были типичными мусорщиками, как наши современные серые вороны Corvus cornix. Особенно массовой стала популяция лондонских воронов после грандиозного пожара 1666 года. Свидетельством былого процветания городской популяции воронов служат 6-8 пар воронов, которые по королевскому указу до сих пор содержат в Тауэре. Синантропная популяция ворона существовала в XVII-XIX веках в Соловецком монастыре. Успешно происходит урбанизация ворона в городах Европейской России.

Суточные миграции грача Corvus frugilegus и серой вороны в антропогенных ландшафтах Центрального Черноземья были отмечены в

середине XIX века Н.А.Северцовым (1855). Суточные миграции зимующих врановых птиц в настоящее время характерны не только для городов Палеарктики (Линт 1963, Константинов, Андреев 1969), но и для Северной Америки. Продвижение грача в северные лесные районы стало возможным только с появлением в них обширных вырубок и сельскохозяйственных полей. На севере ареала грачевники располагаются в городах. Это связано с тем, что весной грачи возвращаются к местам гнездования, когда ещё лежит снег, и они могут собирать корм у человеческого жилья, у животноводческих ферм, на помойках, свалках, вдоль подтаявших дорог. С 1920-х годов отмечен рост зимующей в Москве популяции грача. Грачи остаются в тех местах, «где отбросы огромного города обеспечивают их кормом в течение зимовки (например, на окраинах, в районе шоссе Энтузиастов, у Останкино и т.п.) в 1934-1935 гт.» (Формозов 1947). В 1970-е годы регулярно встречали грачей в центральных московских парках, значительно больше их было на окраинах, у свалок и пустырей, где плотность их населения была 225 особей на 1 км2, составляя 3.8-7.9% общего населения птиц (Вахру-шев, Швецов 1978; Константинов, Бабенко 1981). В 1984-1985 годах в Москве зимовало около 5 тыс. грачей.

Все орнитологи, которые хотя бы косвенно изучали серую ворону, указывали на определённые синантропные тенденции этого вида. Многочисленные стаи ворон издавна зимовали в крупных городах Центральной России. В начале XX века они покидали города и гнездились в отдалении от жилья человека (Зарудный 1910; Шнитников 1913). Лишь отдельные пары гнездились в пригородах и лесопарковых зонах больших городов. Так, в Костроме в 1918-1920 годах вороны обитали в берёзовых рощах города (Леман 1920; Шуммер 1923). Интенсивная урбанизация этого вида происходила во второй половине XX века и была прослежена на обширной территории Европейской России. Так, первые гнёзда в Перми были обнаружены в 1955 году (Болотников, Пудова 1981), в Свердловске (Екатеринбург) в 1958 году (Некрасов, Брауде 1984), в Астрахани в 1970 году (Варшавский 1984), в Воронеже в 1976 году (Воробьёв 1984), в Тамбове в 1981 году (Херувимов 1984). В юго-западном секторе Москвы гнездовая популяция серой вороны за 25 лет (1965-1990) возросла в 10 раз (Константинов 1992). Отмечен рост городской популяции в других городах.

Так, в конце XIX - начале XX века ворона не гнездилась в городах в низовьях Волги и Урала. Даже в 1950 году не было сведений о гнездовании ворон в городах, хотя, возможно, единичные гнезда могли и ускользнуть от внимания исследователей. В 1965-1966 годах в Астрахани были зарегистрированы лишь немногие городские пары ворон. В 1967 году в центре на учётной площади в 6-7 км2 было обнаружено 910 гнездящихся пар, в 1968-1969 — 15-18 пар. Заметное увеличение го-

родской популяции в Астрахани отмечено с начала 1970-х годов, когда на той же площади гнездились в 1970 году - 24, в 1971 - 39, в 1972 -47 пар. К концу 1970-х годов гнездовая популяция серой вороны в Астрахани состояла из 74 пар. В 1980-х годах она стала увеличиваться ещё быстрее: в 1980 году - 97, в 1981 - 102, в 1982 - 138, в 1983 -176 гнёзд ворон (Варшавский 1984).

Нашими исследованиями установлена определённая зависимость между размерами городов Центральной России и численностью зимующих в них врановых птиц, основу которых составляют серые вороны (Константинов и др. 1990, Константинов 1992): в Москве в 1985-1986 годах зимовало 700-800 тыс. особей врановых, из них 76% серых ворон, 23% галок, 0.8% грачей (Константинов, Вахрушев 1986), 100-200 тыс. особей в Ленинграде, Казани, Киеве, Львове, Липецке, Чебоксарах, Ростове-на-Дону, Ставрополе (Храбрый 1984; Хохлов 1983; и др.).

Следует согласиться с мнением М.Луняка (Luniak 1970) о том, что урбанизация разных популяций одного и того же вида происходит самостоятельно и связана с конкретными условиями места и времени.

Интересно отметить, что описанные у нас синантропные тенденции большеклювой вороны Corvus macrorhynchos в Приморском крае (Тарасов 1993, 1994) в полной мере реализованы в Японии. Численность этого вида в центре Токио с 1992 по 2000 год возросла в три раза, с 20 до 60 тыс., вызывая серьёзные проблемы у коммунальных служб. Синантропные тенденции проявляют различные популяции клушицы Pyrrhocorax pyrrhocorax, удалённые друг от друга на сотни километров. По антропогенным ландшафтам широко распространилась индийская домовая ворона Corvus splendens, достигнув на западе Северной Африки и Малайского архипелага на юго-востоке.

Таким образом, урбанизация представителей местной фауны происходит в последнее время достаточно быстро. Обилие и доступность кормов антропогенного происхождения - важнейшая причина концентрации врановых, как и многих других птиц, в населённых пунктах, хорошая защищенность от неблагоприятных факторов (ветра, низких температур, хищников) объясняет существование крупных зимовок врановых в городах умеренной зоны Европейской России.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

При урбанизации изменяется не только численность, но и поведение и экология птиц. Так, у городских птиц меняется гнездовой стереотип. Они стали регулярно гнездиться на различных постройках: на опорах ЛЭП, площадках пожарных лестниц домов, на карнизах зданий. В 1965-1966 годах в Москве нами были обнаружены три гнезда серых ворон на различных постройках, в 1978-1980 - 10 случаев гнездования ворон на зданиях, в 1985-1990 гнездование ворон на зданиях становится обычным (Константинов 1992). Использование для гнездования различных построек характерно для урбанизированных популяций

многих других птиц. В городах в качестве строительного материала для гнезд птицы используют различные предметы антропогенного происхождения. Многолетнее гнездо серой вороны высотой около 1 м, снятое с опоры ЛЭП, которое демонстрировалось на Первом совещании по врановым птицам (Москва, 1984), в основном было построено из алюминиевой проволоки. Гнёзда сорок Pica pica, расположенные вблизи радиозавода в городе Перми, за исключением глиняной чаши, были построены из небольших алюминиевых проволочных уголков.

Весной 1985 года из 7 обнаруженных в черте города Львова гнёзд сорок 3 гнезда были построены исключительно из отрезков алюминиевой проволоки длиной от 20 до 50 см, одно — из медной и алюминиевой проволоки и ещё 3 — из алюминиевой проволоки и сухих веток ивы (Бокатей, Потапенко 1990).

Изменилось поведение городских врановых птиц. В городах они перестали бояться человека. Вороны в городах подпускают на близкое расстояние: в Александровском саду Москвы они стали брать корм из рук. Возросла агрессивность ворон. При защите птенцов участились случаи близкого подлёта к человеку, нанесения ударов клювом и крыльями по голове. Благоприятные условия для обитания птиц в городе снизили миграционную активность у урбанизированных популяций. Так, по исследованиям В.А. Марголина (Марголин 1985; Мар-голин, Константинов 1993), около 30% ворон, гнездящихся в городах Центральной России, стали оседлыми.

О глубине изменений биологии птиц при урбанизации свидетельствует удлинение репродуктивного периода у птиц в городах. Более мягкие температурные условия обеспечивают более раннее таяние снега, в городе на 2-3 недели раньше распускаются листья на деревьях, на 1.5-2 недели раньше они начинают цвести. В связи с этим начинают раньше гнездиться городские птицы. Репродуктивный период серых ворон в городе по сравнению с сельской местностью удлинился почти на месяц. Здесь они начинают гнездиться раньше на 2-3 недели — в середине-конце марта, а заканчивают - в конце июля.

Таким образом, врановые птицы, издавна проявляющие синан-тропные тенденции, в последние годы в городах сформировали урбанизированные популяции, отличающиеся от «диких» собственной динамикой, суточным ритмом жизни, пониженной миграционной активностью, изменением гнездового стереотипа, повышенной агрессивностью. Они служат удачной моделью для изучения процессов синантропизации и урбанизации птиц.