Научная статья на тему 'Востоковедение на Юридическом факультете Харбина (1920-1937 гг. )'

Востоковедение на Юридическом факультете Харбина (1920-1937 гг. ) Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
315
187
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Павловская М. А.

This article is about the training of orientalists in oriental-economical department of Faculty of Law (1920-1937) existing in Harbin (North Manchuria). Faculty of Law get the high standard of knowledge and was very popular amongst young people of Harbin. In 1920lh the quantity of its students exceeded 800. In program of oriental-economical department the oriental disciplines (Tlistory, culture, legislation, linguistics of countries of East Asia) had 37% of educational time. The teachers of Harbin's Faculty of Law were V.A. Ryazanovski, V.V. Engelf eld, I.G. Baranov, E.M. Chepurkovski, V.I. Sunn, N.A. Setnitski, G.G. Avenarius, K.V. Uspenski, S.N. Usov etc -competent specialists and talented scientists. Analysis of them creative works showed the Faculty of Law had been the oriental research center about the problems legislation, history, culture, and politic of China, history and theory of legislation of Mongol tribes, elaboration the new methods of learning oriental languages.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Oriental Studies at the Faculty of Law

This article is about the training of orientalists in oriental-economical department of Faculty of Law (1920-1937) existing in Harbin (North Manchuria). Faculty of Law get the high standard of knowledge and was very popular amongst young people of Harbin. In 1920lh the quantity of its students exceeded 800. In program of oriental-economical department the oriental disciplines (Tlistory, culture, legislation, linguistics of countries of East Asia) had 37% of educational time. The teachers of Harbin's Faculty of Law were V.A. Ryazanovski, V.V. Engelf eld, I.G. Baranov, E.M. Chepurkovski, V.I. Sunn, N.A. Setnitski, G.G. Avenarius, K.V. Uspenski, S.N. Usov etc -competent specialists and talented scientists. Analysis of them creative works showed the Faculty of Law had been the oriental research center about the problems legislation, history, culture, and politic of China, history and theory of legislation of Mongol tribes, elaboration the new methods of learning oriental languages.

Текст научной работы на тему «Востоковедение на Юридическом факультете Харбина (1920-1937 гг. )»

М.А. ПАВЛОВСКАЯ, кандидат исторических наук, ДВГАЭУ

ВОСТОКОВЕДЕНИЕ НА ЮРИДИЧЕСКОМ ФАКУЛЬТЕТЕ ХАРБИНА (1920-1937 гг.)

После революции 1917 г. в страны Европы и Азии хлынул поток эмигрантов из России. В Китае (Маньчжурия) уже существовала экономически устойчивая русская колония. Благодаря этому к началу 1920-х гг. россиянам удалось заложить основы системы образования (начальный и средний уровни). Но только с прибытием в Харбин после поражения Колчака профессорско-преподавательских кадров вузов Сибири и Дальнего Востока она приобретает самодостаточный, завершенный характер: образуются высшие учебные заведения.

Интересным явлением в истории русской школы в эмиграции был харбинский Юридический факультет, основанный в 1920 г. История этого вуза интересовала уже его современников1, а в последние годы привлекает внимание зарубежных и отечественных историков2. Это был первый вуз Харбина. В лучшие годы число его студентов доходило до 1 тыс. чел., а бюджет составлял 170 тыс. золотых рублей. Организованный профессорами-эмигрантами Юридический факультет после перехода КВЖД в советско-китайское управление упрочил положение и принял в своих стенах преподавателей и студентов советского и китайского подданства, явив собой удачный пример уникального симбиоза представителей разных идеологий и разных культур. Юридический факультет вел научную работу: создал аспирантуру, посылал преподавателей в Европу для защиты диссертаций и сам присваивал научные звания. После советско-китайского конфликта в 1929 г. он едва не был закрыт, но выстоял и после японской оккупации Маньчжурии даже сумел упрочить свое пошатнувшееся положение. Однако раскол профессорской корпорации в июне 1934 г. и уход с факультета просоветски настроенной профессуры, не принявшей хозяйственного и идеологического сотрудничества с японцами, привели к его закрытию в 1937 г.

Специфической чертой этого института по сравнению с подобными ему, существовавшими в бывшей Российской империи и в эмиграции, было включение в программу обучения востоковедческих предметов и создание специальностей, предусматривавших расширенное изучение ориенталистики.

Юридический факультет состоял из двух отделений: юридического и экономического. Учебный план первого являлся слепком с учебных планов дореволюционных юридических вузов (предметы по раз-

ным отраслям права, его истории, философии, теории) за исключением добавленных в 1923 г. курсов по китайскому праву, а с 1926 г. -советскому праву.

Экономическое отделение было образовано в 1925 г. и готовило специалистов по двум обучающим циклам: железнодорожно-коммерческому и восточно-экономическому. С I по III курс обязательная программа для обоих циклов была одной и той же (дисциплины по различным отраслям права и большой перечень экономических и коммерческих предметов).

Специализация на экономическом отделении окончательно определялась на IV курсе. Будущие железнодорожники и экономисты изучали сложные коммерческие дисциплины (высшая математика, банковские вычисления и пр.) и железнодорожное дело, а студенты-восточники - только предметы с востоковедческим уклоном (география стран Восточной Азии, в том числе экономическая, обзор торговли, промышленности и денежной системы Китая, новейшая история стран Восточной Азии, китайское государственное и административное, гражданское и торговое право). В конце 20-х - начале 30-х гг. к ним добавились этнография Восточной Азии, история культуры Китая, государственное и гражданское право Японии, пути сообщения Восточной Азии, экономика хозяйства, торговля и промышленность Маньчжурии.

Китайский язык для востоковедов-экономистов на IV курсе читался уже по 10 ч в неделю. Как дополнительные курсы преподавались си-биреведение, мировоззрение народов Востока, история Монголии, общее право монголов, китайское уголовное право и экономические дисциплины.

Учебный план слушателей младших курсов восточно-экономического цикла строился на изучении коммерческих и историко-правовых дисциплин, которое к IV курсу практически завершалось. Преподаванию английского и одного из восточных языков отводилось почти равное количество занятий. На IV курсе картина была совершенно иной: упор в обучении делался на предметы востоковедения (30% от всей программы). Сократилось количество занятий по английскому языку, зато для изучения восточного языка предоставлялось в два раза больше часов. В целом ориенталистике отводилось 81% учебного времени на последнем курсе, т. е. происходила интенсивная подготовка по многим отраслям гуманитарного знания (право, история, экономика, лингвистика стран Востока), которая позволила бы выпускникам вуза встроиться в местный рынок труда.

В целом для всех первокурсников института с осеннего семестра 1925 г. факультативно преподавался разговорный китайский язык, за исключением восточно-экономического цикла, для студентов которого его изучение являлось обязательным: по 5 ч в неделю с I по III курс с практическими занятиями на III курсе3.

В общей программе восточно-экономического цикла востоковедение занимало 37% учебного времени. Изучению коммерции и юриспруденции отводилось соответственно 24 и 25, а английскому языку - 14%.

Конечно, ориентальные науки не занимали на Юридическом факультете 2/3 учебного времени, как в востоковедческих институтах России (в частности в Восточном институте). Однако целью открытия в 1925 г. восточно-экономического цикла на экономическом отделении являлась подготовка образованных специалистов в различных областях и главным образом в экономической здесь, на месте. Подготовка их носила краевой характер. Не было задачи дублировать Восточный институт или владивостокский Восточный факультет, ибо, как говорил в 1926 г. проф. В.А. Рязановский, декан факультета, «когда в Харбине нет ни одного востоковеда, имеющего ученую степень или хотя бы серьезное научное имя, создавать здесь Восточный институт было бы обманом и себя, и общества»4.

Практическая направленность обучения на Юридическом факультете вызвала большой интерес у харбинцев. В вуз принимались лица со средним образованием обоего пола и без ограничения возраста. В первый год существования факультета число слушателей было 9098 чел. А с введением в 1925 г. дисциплин по китайскому праву и открытием экономического отделения на факультет поступило более 500 чел. Несмотря на платное обучение, в 1921-1928 гг. численность студентов непрерывно росла: она увеличилась почти в 6,5 раз. Наибольший рост приходился на 1926/1927 и 1927/1928 уч. годы, когда число учащихся увеличилось по сравнению с 1920 г. в 7,8 и 8,5 раза (762 и 829 чел., соответственно). Уменьшение количества студентов начинается с 1930 г., и в течение трех лет их численность держится на уровне 188-183 чел., т. е. по сравнению с 1929 г. она упала более чем в 3 раза. Снижение продолжается и в последующие годы, и в 1937 г. на Юридическом факультете Харбина обучаются только 70 студентов, и этот показатель на треть меньше по сравнению с данными набора в первый год функционирования вуза. А если сравнить численность учащихся 1937 г. с данными за 1927-1928и 1928-1929 гг., то она составит соответственно 8,4 и 11% от состава студентов тех лет5.

Интересно распределение слушателей по специальностям: в 1925 г. юристов было набрано 250, а экономистов - 260 чел. В 1926-1927 гг. первых было уже меньше в 1,4 раза (180 чел.), а число вторых выросло в 1,6 раз и достигло 412 чел. В 1927-1928 гг. на юридическом отделении училось всего 140, на экономическом же прирост составил 55% (228 чел.)6. Как нам представляется, произошел определенный спад спроса на чисто юридическое образование и увеличился спрос на экономистов с практическими юридическими и ориентальными навыками.

Требования к подготовке специалистов были достаточно высоки. В 1922 г. ГДУ согласился признавать свидетельства (зачеты и практи-

кумы) Юридического факультета. С 1925 г. такое же согласие высказали другие советские вузы (Иркутский, Томский и Московский университеты)7.

Всего с 1923 по 1937 гг. состоялось 117 сессий Испытательной комиссии. Дипломы получили 297 чел., из которых 169 окончили юридическое отделение и 128 — экономическое (на коммерческом, восточно-экономическом и железнодорожном циклах обучались соответственно 60, 43 и 25 дипломников). Юридический факультет, как и прочие русские вузы и техникумы Харбина, принимал на обучение лиц других национальностей. За 17 лет его окончили 19 китай-

1 18

цев и маньчжуров, 1 японец, 1 кореец .

Большой спрос на специальности Юридического факультета, прежде всего был обусловлен тем, что в его стенах работали замечательные ученые и педагоги, большинство из которых окончили вузы в центральной части России и прослушали курсы лучших зарубежных университетов в Англии, Германии, Франции. К середине 1920-х гг. преподавательская корпорация насчитывала более 80 чел. На Юридическом факультете преподавали 16 профессоров, 2 доцента и 5 приват-доцентов.

Юридические дисциплины преподавали корифеи права, профессора Г.К. Гинс, К.И. Зайцев, Н.И. Миролюбов, Н.И. Кохановский, В.А.Рязановский, Н.В. Устрялов, В.В. Энгельфельд и др. Экономические науки читали проф. В.В. Ламанский, доценты М.В. Абросимов и А.Н. Витт, преподаватели И.И. Серебренников, Н.А. Сетницкий, Е.Е. Яшнов, Н.Х. Нилус и др9.

Для преподавания востоковедения в 1924 г. Юридический факультет пригласил И.Г. Баранова, известного в Маньчжурии синолога, который читал курсы китайского языка, литературы, истории культуры Китая, его торговых обычаев, географии и этнографии Китая и Маньчжоу-Го. В этом же году приват-доцент В.И. Сурин начал преподавать экономику Маньчжурии, экономику и географию Восточной Азии.

В 1926 г. на Факультет пришел профессор Е.М. Чепурковский, доктор географии и этнографии, член многих научных обществ (Русского антропо-логического общества при Санкт-Петербургском и Общества естествознания при Московском университетах, Германского общества антропологии, этнологии и первобытной истории, Пекинского общества естествоиспытателей, Варшавского антропологического института и др.), сотрудник Этнологической секции Тихоокеанского комитета АН СССР. На Юридическом факультете Е.М. Чепурковский читал географию и этнографию Восточной Азии, историю культуры Китая. Он перестал работать на факультете с 1934 г., после раскола профессорской корпорации. В 1928-1929 гг. выпускник Санкт-Петербургского университета, востоковед Г.Г. Авенариус читал историю Восточной Азии.

На Юридическом факультете работал К.В. Успенский (1881-1940), окончивший факультет восточных языков Санкт-Петербургского университета в 1905 г. С 1907 г. Константин Викторович был студентом консульской миссии в Пекине, а с 1912 г. его назначили секретарем консульства в Тяньцзине, откуда он и прибыл в Маньчжурию в сентябре 1916 г. для службы в Генеральном консульстве в Харбине. В должности секретаря К.В. Успенский прослужил до ликвидации дипломатических учреждений императорской России китайскими властями в сентябре 1920 г. До 1 января 1922 г. он не мог найти работу. В конце концов ему удалось устроиться в юридическое отделение КВЖД. Однако в июне 1925 г. Константин Викторович был уволен в рамках антиэмигрантской кампании советской администрацией дороги. До октября 1930 г. он работал в одной из коммерческих фирм. Одновременно К.В. Успенский с 1928 по 1936 гг. преподавал китайский (а по другим сведениям - маньчжурский) язык, введение в изучение китайского языка и историю Китая. В 30-е гг. Константин Викторович имел собственное бюро переводов при Биржевом комитете Харбина10. К сожалению, после 1920 г. К.В. Успенскому негде было применить опыт, полученный при работе в дипломатических учреждениях Российской империи, и использовалось только его знание маньчжурского и английского языков, в том числе и Юридическим факультетом. Умер он в 1940 г.

В 1933/1934 уч. гг. Юридический факультет пригласил выдающегося японоведа, профессора Восточного Института и ДВГУ Е.Г. Спальви-на прочесть курс новейшей истории Японии. Но он успел прочесть лишь вступительную лекцию и скоропостижно скончался. И, наконец, с 1936 г. на Юридическом факультете работал востоковед Л.Г. Уль-яницкий, окончивший факультет восточных языков; он вел курсы си-биреведения, экономики и истории Японии вплоть до закрытия вуза11. Совет профессоров стремился на Экономическом отделении поддерживать такой же высокий уровень преподавания, какой существовал на юридическом.

Подобное созвездие педагогических кадров с огромным опытом исследовательской работы добилось весомых научных результатов. Вклад факультета в науку сохранил актуальность и по сей день, особенно труды юристов по праву и законодательству народов Восточной Азии (приоритет в разработке проблем истории и теории права монгольских племен принадлежит В. А. Рязановскому).

Современными учеными отмечена научная значимость крупных работ по китайскому праву синологов Г.Г. Авенариуса («Процессуальное производство Китая») и И.Г. Баранова («Конституция Китайской республики 1923 г.»)12.

Своими трудами по праву Китая и истории его законодательства был известен профессор, магистр государственного права В.В. Энгель-фельд (1891-1937). Родился он в Кургане Тобольской губернии в дво-

рянской семье. В 1909 г. он поступил в Санкт-Петербургский университет, после окончания которого был оставлен при университете для подготовки к профессорскому званию и в 1917 г. выдержал магистерские испытания по истории русского права.

После революции в 1918 г. В.В. Энгельфельд переехал в Тобольск, затем - в Томск и, наконец, временно осел в Омске. В 1919 г. он доцент Омского политехнического института, профессор Сибирского института сельского хозяйства и промышленности и начальник канцелярии Омского правительства. В 1920 г. В.В. Энгельфельд участвовал в боях с Красной Армией в Иркутске. С белыми Владимир Викторович отступал до Владивостока, где до 1920 г. работал в Восточном институте на кафедре административного права. В 1920 г. В.В. Энгельфельд прибыл в Маньчжурию проездом в Пекин, где до 1923 г. состоял советником Министерства юстиции и профессором Института русского языка при Министерстве иностранных дел Китая.

На Юридическом факультете как постоянный член профессорской корпорации В.В. Энгельфельд - с 1923 г., до этого он приезжал в Харбин в научные командировки для чтения ряда курсов в этом вузе. В 1925 г. он успешно защитил перед Русской Академической группой в Париже магистерскую диссертацию «Очерки государственного права Китая», после чего занял кафедру административного права Юридического факультета в качестве экстраординарного профессора.

В 1929 г. китайские власти назначили В.В. Энгельфельда деканом Юридического факультета. Он читал догматические курсы по юриспруденции и китайскому административному и государственному праву, государственное право Японии и историю международных отношений Восточной Азии.

С июля 1935 г. по сентябрь 1937 г. В.В. Энгельфельд работал в Экономическом бюро Северо-Маньчжурской железной дороги. С 1936 г. он был преподавателем Института им. св. Владимира, а после ликвидации Юридического факультета, в 1937 г., стал читать лекции в Коммерческом институте при БРЭМе 13.

В.В. Энгельфельд активно занимался наукой. До переезда в Китай его интересовали проблемы русского права. Но уже в 1922 г. во Владивостоке в «Юридическом обозрении» вышел его первый очерк по китаеведению «Судебная организация Китая». В Харбине Владимир Викторович выпускал ежегодно по тому своих сочинений14. Крупные его работы публиковались в «Известиях Юридического факультета»: «Китайский парламент и парламентаризм», «Полиция в Китае», «Китайское лесное право в связи с лесным хозяйством Северной Маньчжурии». Главный его труд - «Очерки государственного права Китая». Уже его коллеги признавали важность данной работы для юридической науки. Владея английским, французским, немецким и китайским языками, В.В. Энгельфельд ввел в оборот ряд китайских

источников, не переведенных до этого на европейские языки. Достоинство этого исследования заключалось также в том, что автор попытался представить развитие китайского государственного права в динамике . В последующие годы были опубликованы его статьи «Идея децентрализации в системе китайского государственного управления», «Проблема таможенной автономии Китая», «Конституционные акты гоминьдана», два «Очерка китайского административного права», а также работы о народном образовании Японии, политической организации Монголии и др.

Владимир Викторович активно работал в Русской Академической группе Харбина. Умер В.В. Энгельфельд в 1937 г.

Ровесником В.В. Энгельфельда являлся ведущий преподаватель факультета Сергей Николаевич Усов (1891-1966). В 1906 г. вместе с родителями он приехал в Харбин, где в 1913 г. закончил Мужское коммерческое училище КВЖД. С началом гражданской войны Сергей Николаевич записался в белую армию и окончил Иркутское военное училище. В 1919 г. он сражался с большевиками на юго-западном фронте и участвовал в боях в Особом отряде атамана Семенова. После контузии вернулся в Харбин и стал работать в Харбинском политехникуме.

В 1921 г. С.Н. Усов поступил на Юридический факультет, окончил его экстерном в 1924 г. и стал преподавать в alma mater китайский язык на факультете и в Техническом училище16. Он был помощником заведующего китайскими подготовительными курсами, заведующим курсами иностранных и восточных языков при факультете и при КВЖД. Одновременно Сергей Николаевич служил инспектором китайского Департамента народного просвещения Особого района Восточных провинций.

Как ученый и ориенталист С.Н. Усов работал в области методики изучения китайского языка и разработал «Особый курс китайского языка» (в сотрудничестве с китайцами и русскими синологами). Известный немецкий китаевед, доктор Ф. Лессинг писал: «Работы С.Н. Усова показывают исключительную степень одаренности в области методики и педагогики. ...Автор посвятил себя основательному и всестороннему обучению своих слушателей. Для этой цели он создал безупречную систему как теоретического и практического, так и предметного обучения, подобной которой... нигде более не существует»17

Курс включал пособия, каждое из которых посвящалось отдельному языковому стилю (разговорному, литературному и т.д.), что свидетельствует о глубоком подходе к изучению китайского языка. Отличительными чертами курса были наглядность (цветные таблицы) и отработка навыков письма (прописи). Все это свидетельствует о серьезном научном уровне данной методики. А поскольку С.Н. Усов являлся выпускником Юридического факультета, - то и о серьезной

научной подготовке по китайскому языку в этом вузе. Акцентируя внимание студентов на особенностях китайской железнодорожной -терминологии, Сергей Николаевич придавал своему курсу практический характер. О признании его заслуг свидетельствует тот факт, что в 1934 г. Советом профессоров Юридического факультета ему было присуждено звание приват-доцента18.

Как китаевед, он издал еще ряд пособий в соавторстве: «Русско-китайский словарь для учащихся» (1929), «Учебник соединений китайского разговорного языка» (1930), а также работу «К вопросу об изучении письма иероглифов» (на правах рукописи - 1927 и 1930 гг.)19.

0 дальнейшей судьбе Сергея Николаевича известно, что в 1946 г. он проживал в Маньчжурии и являлся консультантом при управля ющем Китайско-Чанчунской железной дорогой. По некоторым све дениям, работа с советскими сотрудниками у него не ладилась: од нажды С.Н. Усову нахамил какой-то советский чин, и он вскрыл себе вены прямо в кабинете. Хотя его спасли, но Сергей Николаевич был вынужден уехать в Пекин и работать там в китайском Министерстве тяжелой промышленности. В 1954 г. он уехал в СССР и проживал в Рязани20.

Таким образом, Юридический факультет являлся старейшим и известнейшим вузом Харбина. Он был создан профессурой из европейской части России как чисто юридический институт. Однако под влиянием спроса его программа модифицировалась и включала ориентальные предметы.

В стенах Юридического факультета велась серьезная научная работа востоковедческого плана, о чем свидетельствуют публикации монографий, учебников и статей в научной харбинской прессе. Историк В.Т. Пашуто считал, что харбинский Юридический факультет с успехом решил задачу подготовки ученой смены, готовя в том числе и кадры по ориенталистике, и являлся не просто институтом с краеведческим уклоном, а вузом ориентального характера21. Такой вывод базируется на изученных нами документах, персоналиях и научных трудах.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Автономов Н.П. Юридический факультет в Харбине: Исторический очерк. 1920-1937. Харбин, 1938.

- Раев М. Россия за рубежом. М., 1994. С.89; Печерица В.Ф. Восточная ветвь русской эмиграции. Владивосток, 1994. С.116; Борисов В.П. Истоки и формирование российского научного зарубежья // Культурное наследие российской эмиграции.1917-1940: Кн.1. М., 1994. С .290; Кочешков Н.В. Они учились в Восточном институте //Труды Профессорского клуба. Вып.4. Владивосток, 1998. С.54-55; Сонин ВВ. Становление юридического образования на Дальнем Востоке//Высшее образование на Дальнем Востоке: История, современность, будущее. Владивосток, 1998. С.12-14; Павловская М.А. Из истории юридического факультета в Харбине // Там же. С. 14—16.

3 Китайский язык на Юридическом факультете в Харбине // Вестн. Азии. 1925. №25. С.367.

4 Автономов Н.П. Указ. соч.С.50.

5 Подсчитано на основании: Автономов Н.П. Юридический факультет в Харбине (ис торический очерк). 1920-1937. Харбин,1938.

в Автономов Н.П. Указ.соч. С.74.

7 Юридический факультет в Харбине (историческая справка) // Изв. Юридического факультета. Харбин, 1925. Т.1. С.208; Публичное заседание Комитета по учреждению выс шего учебного заведения и Совета профессоров Юридического факультета в г. Харбин 25 января 1924 г. С.224.

8 Автономов Н.П. Указ. соч. С.61-65.

9 Список профессоров, преподавателей и лекторов Юридического факультета в г.Харбин // Изв. Юрид. ф-та. Харбин, 1925. Т.1. С.232-241.

0 ГАХК. Ф.Р-830. Оп.З. Д. 9485. Л. 1а, 1-2.

1 Автономов Н.П. Указ. соч. С.36, 39, 44-45, 47.

2 Раев М. Указ. соч. С.89; Печерица В.Ф. Указ. соч. С.116—120; Сонин В.В. Российские юристы-эмигранты в Китае // Миграционные процессы в Восточной Азии: Тез. докл. и сообщ. междунар. науч. конф. (20-23 сентября 1994). Владивосток, 1994. С.182.

3 ГАХК. Ф.Р-830. Оп.З. Д.54087. Л. 1-8, 13, 15; Автономов Н.П. Указ. соч. С.46; Список профессоров, преподавателей и лекторов Юридического факультета в г.Харбин. С.240-241.

4 ГАХК. Ф.Р-830. Оп.З. Д.54087. Л.9.

5 Библиография. Рязановский В.А. «Известия Юридического факультета в г. Харбин». Т.2. 1925; В.В. Энгельфельд Очерки государственного права Китая//Вестн. Маньчжу рии. 1926. №1-2. С.99-98.

1СГАХК. Ф.Р-830. Оп.З. Д.72386. Л.1-3.

"Заря. 1943. 21 авг.

8 Автономов Н.П. Указ. соч. С.54.

9 Библиография по китайскому языкознанию: Кн.1. М., 1991. С.81, 216; Кн.2. М., 1991. С.143.

20 Жернаков В. Восточно-экономический факультет ХПИ // Политехник. Сидней, 1978. №^. С.29.

2 Пашуто В. Т. Русские историки-эмигранты в Европе. М., 1992. С.64.

M.A. Pavlovskaya. Oriental Studies at the Faculty of Law

This article is about the training of orientalists in oriental-economical department of Faculty of Law (1920-1937) existing in Harbin (North Manchuria). Faculty of Law get the high standard of knowledge and was very popular amongst young people of Harbin. In 1920lh the quantity of its students exceeded 800. In program of oriental-economical department the oriental disciplines (Tlistory, culture, legislation, linguistics of countries of East Asia) had 37% of educational time. The teachers of Harbin's Faculty of Law were V.A. Ryazanovski, V.V. Engelf eld, I.G. Baranov, E.M. Chepurkovski, V.I. Sunn, N.A. Setnitski, G.G. Avenarius, K.V. Uspenski, S.N. Usov etc -competent specialists and talented scientists. Analysis of them creative works showed the Faculty of Law had been the oriental research center about the problems legislation, history, culture, and politic of China, history and theory of legislation of Mongol tribes, elaboration the new methods of learning oriental languages.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.