Научная статья на тему 'Восстановление жилого фонда Сталинграда в 1943-1953 годах'

Восстановление жилого фонда Сталинграда в 1943-1953 годах Текст научной статьи по специальности «История России новейшего времени (с XX в.)»

1832
72
Поделиться

Текст научной работы на тему «Восстановление жилого фонда Сталинграда в 1943-1953 годах»

© Н.В. Кузнецова, 2003

ВОССТАНОВЛЕНИЕ ЖИЛОГО ФОНДА СТАЛИНГРАДА

В 1943-1953 ГОДАХ

Н.В. Кузнецова

Сталинград стал символом стойкости и мужества нашего народа, начала коренного перелома в ходе Великой Отечественной и всей Второй мировой войны. В то же время Сталинград оказался одним из наиболее пострадавших от военныж действий городов. В результате фашистского вторжения здесь были разрушены 41 685 домов. Лишь на окраине города — в Кировском районе — сохранилось 7 тыс. небольших одноэтажных строений. В целом городской жилой фонд сократился до 9,5 % от довоенного 1.

Несмотря на продолжение войны, правительство СССР придавало важное значение восстановлению Сталинграда. Оно ассигновало на строительно-монтажные работы в городе в 1943 году 239 млн руб., в 1944 году — 417,9 млн, в 1945 году — 404,3 млн руб.2 При этом сумма, предназначенная для возведения жилых домов и возрождения коммунального хозяйства, возросла с 26,4 млн руб. в 1943 году до 45,3 млн руб. в 1945 году3. Однако из-за нехватки рабочих, дефицита строительных материалов и техники, направлявшихся в первую очередь на восстановление предприятий, план капиталовложений в жилищное строительство был выполнен в 1943—1944 годах на 72 %, в то время как в промышленном строительстве — на 123 % 4. Тем не менее с февраля 1943 года по май

1945 года в Сталинграде было введено в эксплуатацию 530 тыс. кв. м жилой площади, из них 290 тыс. кв. м — относившейся к муниципальному и ведомственному фондам, и 240 тыс. кв. м (12 663 дома) — в индивидуальном секторе. Для строительства собственных домов сталинградцы получили долгосрочную государственную ссуду в размере

48,5 млн руб. К 1 мая 1945 года общая жилплощадь в городе составила 37,4 % к уровню 1941 года5.

В то же время в жилищном строительстве накапливались негативные моменты. Застройка Сталинграда велась стихийно, без

единого общегородского плана. В первую очередь восстанавливались сохранившиеся коробки разрушенных зданий, обходя вниманием качество строительных работ. Только 57,4 % общественного жилого фонда было сооружено из камня, а более 40 % — из менее прочных материалов: гипсолитовых плит и шлакоблоков. В связи с постоянным ростом числа рабочих предприятия предпочитали быстрое и сравнительно дешевое возведение бараков и сборно-щитовых (финских) домов. Следствием всего этого была низкая степень благоустройства жилья. Даже среди домов, принадлежавшим местным советам и ведомствам, имели электрическое освещение 93,1 %, центральное отопление — 20,7 %, водопровод —

13,5 %, канализацию — 12,6 % 6.

В еще худшем состоянии находился частный сектор, составлявший в 1945 году 52 % всего жилого фонда города. Здесь имелось всего около 9 % каменных домов и строений смешанного типа (камень и дерево), а остальные жилые помещения были возведены из древесных отходов, глины и других материалов. В частных домах вообще отсутствовали удобства, в том числе в значительной части — электричество 7.

Однако даже ведомственное жилищное строительство отставало от промышленного, что вело к дефициту жилплощади для заводских рабочих. Еще медленнее наращивался муниципальный жилой фонд, что отдаляло перспективу получения квартир семьями вдов и инвалидов войны, работников различных учреждений и предприятий местного значения. Всего за 1943 год — май 1945 года было восстановлено и построено в 2 раза меньше государственных жилых площадей, чем производственных. За тот же отрезок времени численность населения Сталинграда возросла с 5 тыс. до 248 тыс. По состоянию на 1 мая

1945 года в городе приходилось в среднем по 2,8 кв. м жилплощади на одного человека, а в крупнейших районах — Тракторозаводском,

Баррикадном и Краснооктябрьском — всего по 2—2,4 кв. м. 40 тыс. человек (16 % всего населения) проживали в блиндажах, подвалах, летних кухнях и на лестничных площадках разрушенных зданий. Из-за отсутствия пристанища в городе часть сталинградцев была вынуждена ютиться в близлежащих поселках — Городище, Разгуляевке, Краснослобод-ске — и в подсобных хозяйствах промышленных предприятий 8.

Начало новому этапу строительных работ положило постановление Совнаркома СССР от 22 августа 1945 года «О мерах по восстановлению города Сталинграда». Согласно ему, Сталинград выделялся из областного в республиканское подчинение. С четвертого квартала 1945 года планирование средств, оборудования и материалов для города осуществлялось Госпланом СССР отдельной строкой. Правительство ассигновало на жилищное и культурно-бытовое строительство в 1945—1947 годах 587,5 млн руб. — значительно больше, чем в 1943 году — первом полугодии 1945 года. Для ведения работ при СНК РСФСР создавалось Главное управление по восстановлению Сталинграда — «Главсталин-градстрой» в составе трех трестов: «Жилст-рой», «Культстрой» и «Сантехстрой», в распоряжение которых передавалось значительное число рабочих-строителей и большие материальные ресурсы. Предусматривалось первоочередное снабжение строек города всем необходимым 9. Важную роль при этом сыграла реализация распоряжения СНК СССР от 29 июня 1945 года о выделении Сталинграду значительного количества трофейного имущества, вывозившегося из Германии: строительных механизмов, оборудования, инструмента и материалов 10. И наконец, для придания застройке города планомерного характера была создана архитектурно-проектная мастерская в составе 150 специалистов-проек-

тировщиков 11. Таким образом, правительство страны создавало необходимые условия для быстрого восстановления Сталинграда.

К концу 1945 года в городе функционировали 23 строительные организации, насчитывавшие 30 458 работников. Свыше 12 тыс. из них было задействовано в трестах «Глав-сталинградстроя» 12, занимавшихся возведением только гражданских объектов и жилых домов, а остальные — в организациях, принадлежавшим различным министерствам и ведомствам, основной целью которых являлось восстановление индустрии (см. табл. 1).

Из данных таблицы следует, что в 1946— 1948 годах в Сталинграде возведено примерно одинаковое количество промышленных и жилых площадей. Темпы строительства жилья за это время сократились в 1,6 раза, а производственных помещений в 2,1 раза при общем уменьшении выделенных городу средств в 1,6 раза 14.

Снижение объема выполненных работ было связано в значительной степени с переводом из Сталинграда в другие пострадавшие от войны регионы нескольких мощных строительных организаций, ежегодно осваивавших около 140 млн руб. На работу строек негативно сказывались несвоевременное обеспечение транспортом, механизмами, электрооборудованием и нехватка стройматериалов.

Важными причинами являлись недостатки в функционировании самих строительных организаций:

- во-первых, медленное внедрение сборных конструкций, слабое применение строительных механизмов, преобладание ручного труда. Расчистка завалов производилась вручную, хотя имевшиеся экскаваторы использовались в большинстве трестов в течение от 17 до 36 % рабочего времени. Камнедробилки выполняли от 20 до 55 % соответствующих работ, в то время

Таблица 1

Ввод в строй промышленных и жилых площадей в Сталинграде в 1946—1948 годах (кв. м)13

Год Сдано промышленных площадей Сдано жилых площадей

1946 115 000 115 807

1947 80 500 81 446

1948 54 192 73 500

Всего 249 692 270 753

как многие рабочие были заняты разбивкой щебня вручную. Коэффициент использования бетономешалок был в пределе от 0,3 до 0,6 15;

- во-вторых, нереальность планов ввода в действие строившихся объектов в связи с ограниченностью материально -технических ресурсов. Недостатки в планировании и организации труда вызывали распыление сил и средств, приводили к многочасовым простоям рабочих и штурмовщине.

- в-третьих, обезличка и низкая производительность труда на стройках. Сказанное не относится ко всем строительным рабочим. Около одной трети их работало в стройтрестах с момента основания, постоянно выполняя и перевыполняя нормы. Среди них — известные в Сталинграде каменщики Синегрибов (УВСР-3) и Карцев (УНС-7), штукатур Олейников («Сталинг-радречстрой») и другие 16. Вместе с тем в

1946 году не достигли производственных норм

16,5 %, в 1947 году — 24,8 % рабочих. Все это негативно отражалось на заработной плате строителей. В 1946 году только в трех из одиннадцати основных организаций она превышала 400 руб. в месяц, а в остальных составляла в среднем размеры от 296 до 346 руб.17;

- в-четвертых, высокая текучесть строительных кадров, вследствие низкой заработной платы и плохих жилищно-бытовых условий. За 1946 год на стройки Сталинграда прибыло 9 636 рабочих, выбыло — 17 709, в том числе без разрешения администрации — 5 161, по болезни — 2 095, было переведено в другие организации 5 371 человек. В течение 1947 года из стройорганизаций ушло более 21 тыс. человек, из них самовольно — 8 329 человек. В результате численность рабочих-строителей сократилась до 22 385 на 1 января 1947 года и 18 185 на 1 января 1948 года. Отток произошел в основном за счет молодежи 18—25 лет, которая составляла третью часть всех строителей. Следствием высокой текучести кадров стало то, что почти половина работников строительства имела стаж работы до 1 года, две трети — до 2 лет, т. е. большая часть строителей была малоопытной и неквалифицированной 18. Постоянная нехватка рабочих восполнялась путем привлечения молодых добровольцев, организованного набора в сельских районах Сталинградской и других областей, а также репатриантов и военнопленных 19.

Совокупность всех перечисленных причин привела к тому, что в 1946 году сталинградцы получили 56,1 %, в 1947 году — 38,7 %

запланированной жилой площади. В 1948 году полностью справились с заданиями 3 из 10 ведущих организаций, а остальные выполнили план в пределах от 39 % до 90 % ж. Если в

1946 году в Сталинграде было построено 26 %, в 1947 — 18 %, то в 1948 году — лишь 15 % всей государственной жилой площади, введенной в четвертой пятилетке, в то время как в масштабах всего Советского Союза шел процесс наращивания темпов строительства21. Вместе с тем основные застройщики — предприятия продолжали возводить преимущественно бараки и сборно-щитовые дома. В 1945—1947 годах на средства, выделенные Сталинградскому горисполкому и заводам, было построено 1 616 одноэтажных каменных и деревянных строений и только 33 четырехэтажных, 98 двух- и трехэтажных жилых помещений 22. В связи с тем что возведение малоэтажных зданий в центре Сталинграда запрещалось, восстанавливавшийся жилфонд размещался в основном на окраинах города на значительном расстоянии от предприятий, до которых из-за слабо развитого транспортного сообщения большинство рабочих добиралось пешком.

В 1948 году финансово-хозяйственную деятельность трестов «Главсталинградстроя» проверила бригада, созданная областным комитетом ВКП(б). Ее выводы, положенные в основу решения бюро обкома от 7 декабря 1948 года «По отчету о работе “Главсталинградстроя”», касались всех строительных организаций города. Помимо недостатков в деятельности самих трестов, были вскрыты причины убытков, не зависевших от них. Так, постановлением СНК СССР № 2141 от 22 августа 1945 года для строителей Сталинграда была установлена надбавка к зарплате рабочих и служащих в размере 20 % и ИТР — 30 %, что составляло 11 % от сметной стоимости работ. Однако выплачиваемые трестами надбавки возмещались заказчиками по указанию Центрального коммунального банка лишь в объеме 5,36 % 23.

Помимо этого сказывалось занижение предполагаемой стоимости объектов и распыление объемов финансирования строительства. Последнее приводило к тому, что строительные организации были вынуждены ежегодно на короткие сроки развертывать возведение крупных объектов и вновь сворачивать его, неся при этом большие потери 24. Все это являлось следствием недофинансирования жилищного строительства, на нужды которого направлялось 22 % всех капиталовложений в народное хозяй-

ство Сталинграда в четвертой пятилетке 25, в то время как в промышленное строительство — 67 %.

Отставание в решении социальных проблем, в том числе жилищной, стало особенно заметным в 1949 г., когда промышленность города достигла довоенного объема производства. Оно не только негативно отражалось на уровне жизни сталинградцев, но и в связи с высокой текучестью рабочей силы на предприятиях становилось тормозом в дальнейшем развитии индустрии.

9 октября 1949 года, после доклада областного и городского комитетов партии и горисполкома ЦК ВКП(б) и правительству

о ходе восстановительных работ и имевшихся трудностях, Совет Министров СССР принял постановление «О мерах по усилению жилищного, коммунального и культурно-бытового строительства в городе Сталинграде»26. В соответствии с полученными указаниями министерства и ведомства, местные органы власти приняли комплекс мер. Строительные организации города пополнились новыми машинами и механизмами. В результате этого механизация приготовления бетонов и растворов в 1949 г. повысилась до 98—100 %, дробления щебня — до 100 %, земляных работ — до 65—70 %, а в 1950 г. — соответственно до 100, 100 и 85 %. Малярные работы, производившиеся ранее в основном вручную, были механизированы на 50—60 %, укладка бетона — на 95—100 %. Уже в 1949 году в Сталинграде был превзойден уровень механизации, установленный Законом о четвертом пятилетнем плане на 1950 год. Однако строительные организации имели различную техническую оснащенность. В 1952 году колебания между минимальным и максимальным уровнями механизации составляли: при проведении земляных работ — от 33 до 94 %, штукатурных — от 11 до 69 %, малярных — от 40 до 82 %, погрузочно-разгрузочных операций — от 15 до 98 % 27. Немаловажную роль в переходе к индустриальным методам работы сыграло применение многими строительными организациями сборных железобетонных конструкций, оконных и дверных блоков, щитов междуэтажных перекрытий и др.28

Особо важное значение имело развитие местной индустрии строительных материалов. К концу послевоенной пятилетки в Сталинградской области были восстановлены, расширены и реконструированы все кирпичные заводы, возведено 10 крупных предприятий стройиндустрии, развернулось строительство

цементного завода в г. Михайловке. Темпы развития строительной промышленности резко ускорились с выходом постановления Совета Министров СССР от 23 мая 1951 года, в соответствии с которым были значительно увеличены производственные мощности кирпичных заводов: Сталинградского №° 4, Михайловского и Новоаннинского; началось возведение Камышинского завода красного кирпича, освоение Арчединского месторождения известняков. Строительная индустрия приобрела многопрофильный характер. Местные заводы стали выпускать не только алебастр, красный и силикатный кирпич, черепицу, но и шлакоблоки и железобетонные изделия. Было налажено массовое производство бутового камня, извести и мела, ранее ввозимых из других регионов29. Стройиндустрия Сталинградской области развивалась быстрее всех других отраслей. К началу 1953 года она увеличила производство в 7 раз по сравнению с 1940 годом, в то время как в соседних областях — Астраханской и Саратовской — соответственно в 2 и 3 раза30.

Изменению к лучшему ситуации в строительстве во многом способствовали увеличение численности рабочих, в том числе за счет активного привлечения молодежи, расширение сети обучения кадров, применение прогрессивно-премиальной оплаты труда. К январю 1951 году на стройках Сталинграда работало свыше 25 тыс. рабочих, т. е. на 7 тыс. человек больше, чем три года назад. К началу 1953 года большинство строительных организаций было полностью обеспечено работниками и испытывало нехватку квалифицированных плотников, столяров, маляров и штукатуров только в самые напряженные периоды — перед сдачей объектов. Снизилась, хотя и оставалась очень высокой, текучесть кадров. В 1950 году в 17 ведущих строительных организациях Сталинграда было принято на работу 8 тыс. рабочих, из них около 60 % — по свободному найму, из школ фабрично-заводского обучения и ремесленных училищ, т. е. лиц, имевших более высокую квалификацию по сравнению с привлеченными по оргнабору из сельской местности. В том же году из этих организаций ушло 8,5 тыс. человек, в том числе самовольно — 514 человек, по окончании сроков трудовых договоров — 2 087, по семейным обстоятельствам — 1 190, по болезни — 668 человек. Среди покинувших стройки заметно снизилась по сравнению с 1946 года доля «дезертиров» (с 29,1 до 6 %) и больных (с 11,8 до 7,9 %). На сокращении текучести кад-

ров сказался прежде всего рост выработки рабочих и их заработной платы. В 1952 году удельный вес строителей, не выполнивших норм, колебался от 1,5 % до 4,2 %. В том же году среднемесячная зарплата в строительстве (705 руб.) приблизилась к оплате труда в промышленности (743 руб.) и заметно превысила общий показатель по народному хозяйству Ыоаёё! абаапёТ е Т аёапое (641 боа.)31.

Укрепление материально-технической базы строительных организаций и позитивные сдвиги в решении кадровой проблемы стали возможны благодаря росту капиталовложений в строительную отрасль. В 1950 году они превысили уровень 1948 года на 71,6 % 32. Уменьшению убытков трестов способствовало увеличение компенсации по «сталинградской надбавке» с 5,36 до 7,85 %33. На ход строительных работ оказывали положительное влияние и такие распорядительно-организационные меры, как приведение плановых заданий в соответствие с возможностями организаций, концентрация материально-технических ресурсов и рабочей силы на пусковых объектах. В итоге в 1950 году, в отличие от предыдущих лет, средства, выделенные на возведение жилья, были освоены в полном объеме. При этом самых высоких показателей достигли:

- трест «Сталинградметаллургстрой», активно использовавший технологию поточного производства и добившийся значительного сокращения сроков строительства жилья для работников тракторного завода и «Красного Октября», а также дома №° 2 по улице Мира;

- трест №° 53 Министерства вооружений, сдавший досрочно или в срок 15 объектов, в том числе 14 из них с оценкой «хорошо»;

- управление «Тракторожилстрой», построившее за 5,5 месяца 13 многоэтажных домов для СТЗ, а затем всего за 100 рабочих дней четырехэтажный дом на 68 квартир по улице Мира 34.

Другим важным итогом стал переход от строительства временного жилья к ка-

питальному. Из 239 зданий, возведенных в 1949—1950 годах, было: пятиэтажных — 4, трех- и четырехэтажных — 35, двухэтажных — 144, одноэтажных — 48, бараков и финских домов — всего 8 35. Кроме того, началось формирование нового облика Сталинграда. Решающую роль в этом сыграло принятое в 1949 году решение о создании в городе главного проспекта, соединяющего все районы, и обрамлении его лучшими жилыми домами и общественными зданиями 36. С 1950 года застройка Сталинграда приобрела комплексный характер, причем главное внимание уделялось его центральной части. Предпочтение отдавалось четырех-пя-тиэтажным домам, а на проспекте имени Сталина (ныне — проспект имени Ленина) — шести- и семиэтажным 37.

Активное участие в возрождении родного города приняли его жители. В июне 1943 года в Сталинграде зародилось движение, вошедшее в историю как «черкасовс-кое» 38. Последователи А.М. Черкасовой за пять лет добровольно и безвозмездно отработали на восстановлении города 6 млн 580 тыс. часов. К 1 октября 1948 года в чер-касовские бригады входило 87 тыс., к 1 января 1951 года — 95 тыс. сталинградцев, что составило почти половину трудоспособного населения. В 1949—1950 годах черкасовцы участвовали в расчистке развалин и строительных работах еще около 6 млн часов 39.

В то же время многие сталинградские семьи, оставшиеся в результате войны без крова и не рассчитывавшие на быстрое получение государственных квартир, занимались индивидуальным строительством, под которое отводились участки на периферии города. При этом использовались собственные средства и кредиты, предоставленные райисполкомами и предприятиями. Всего в послевоенном пятилетии было построено 10 624 частных дома. Их площадь составила 28,7 % общей жилплощади, введенной в тот период 40.

Таблица 2

Наличие жилой площади в Сталинграде в 1941, 1945 и 1950 годах (тыс. кв. м) 42

На 1 января 1941 года На 1 мая 1945 года На 1 января 1951 года

Общая жилплощадь 1 848,0 672,8 1 698,5

В том числе: местных советов 308,0 36,2 123,4

ведомств 720,0 289,8 736,1

частных владений 820,0 346,8 839,0

Доля индивидуальной застройки в Сталинграде соответствовала общесоюзной 41. Об общих итогах жилищного строительства в городе свидетельствует таблица 2.

В целом городская жилплощадь к январю 1951 года увеличилась в 2,5 раза по сравнению с 1945 года, достигнув почти 92 % довоенного размера. За этот же период численность населения Сталинграда возросла с 248 тыс. до 385 тыс. человек, т. е. в 1,6 раза, составив 86,5 % по отношению к 1940 году 43. Согласно данным таблицы 2, удельный вес муниципального жилья сократился с 16,6 % в 1941 году до 7,3 % в 1951 году, что явилось следствием медленного восстановления жилого фонда горисполкома. В послевоенные годы государственное жилье создавалось в основном в виде ведомственного — для крупных предприятий с целью обеспечения их кадрами. К началу 1951 года ведомственный жилфонд был полностью восстановлен, повысилось его значение: если в 1941 году он составлял 39 %, то в 1951 году — 43,3 % общей жилой площади. И все же, как и до войны, ведущую роль в Сталинграде продолжал играть индивидуальный сектор. Доля частновладельческой жилплощади выросла с 44,4 % в 1941 году до 51,5 % в 1945 году и после некоторого снижения достигла в 1951 году 49,4 %.

Однако уровень решения жилищной проблемы оставался низким даже по меркам начала 1950-х годов. К 1951 году лишь около 29 % всей жилплощади Сталинграда приходилось на многоэтажные дома, а 23 % составлял одноэтажный ведомственный фонд, состоявший в основном из временных сборно-щитовых домов и частично (на 16 %) из каркасно-засыпных бараков. Индивидуальная усадебная застройка, включавшая почти половину жилплощади города, была представлена в большинстве случаев низкокачественными строениями44. Некоторые сталинградцы продолжали жить в подвалах, блиндажах и землянках. По ходатайству обкома ВКП(б) правительство выделило в октябре 1949 года 30 млн руб. на строительство 20 тыс. кв. м жилья, чтобы в течение двух лет переселить в благоустроенные квартиры всех, кто ютился в практически непригодных для жизни помещениях 45. Это облегчило решение вопроса, но не сняло его с повестки дня.

По просьбе первого секретаря обкома и горкома партии И.Т. Гришина, направленной И.В. Сталину, Совет Министров СССР в мае 1951 года выделил Сталинграду еще 20 млн руб. За счет полученных средств было заложено

6 многоэтажных домов общей площадью

28 тыс. кв. м. Однако сооружение этих и ряда других объектов затянулось в связи с несоответствием возможностей строительных организаций увеличившимся объемам работ. В 1951 году строители сдали Сталинградскому горисполкому 88,7 % намеченной жилплощади, предприятиям — 78 %. Поэтому в списке нуждавшихся в срочном улучшении жилищных условий осталось, по данным на 10 марта 1952 года,

5 387 семей, насчитывавших 17 472 человека, что составляло 4,2 % жителей Сталинграда 46.

В 1952 г. областные и городские органы власти добились привлечения к возведению жилых зданий трестов, занимавшихся до этого только промышленным строительством («Рос-пивострой», «Тяжстрой» и др.). Сталинградцы получили 162 тыс. кв. м жилплощади, а всего за 1951—1952 годы — 292 тыс. кв. м, то есть на треть больше, чем в 1949—1950 годах47.

В результате этого муниципальная и ведомственная жилая площадь Сталинграда достигла к началу 1953 года 1 151,5 тыс. кв. м, превысив предвоенную на 12 %. Одновременно ускорилась, хотя и незначительно, индивидуальная застройка, благодаря чему частный сектор расширился до 891,3 тыс. кв. м. В итоге к 1953 года в Сталинграде имелось 2 042 тыс. кв. м жилья — на 11,8 % больше, чем до войны, в то время как численность населения, составившая 421 тыс. человек, на 5,4% уступала предвоенной 48. Если в 1940 году на каждого сталинградца в среднем приходилось 3,9 кв. м жилой площади, в 1950 — 4,2, то в начале 1953 года — 4,9 кв. м49.

Однако из-за несоответствия темпов жилищного строительства темпам роста промышленного производства и численности рабочих кадров часть сталинградцев была вынуждена жить в непригодных помещениях. Показательным являлось положение на тракторном заводе, имевшем самый большой ведомственный жилой фонд в Сталинграде, превышавший по размерам всю муниципальную жилплощадь. Поданным на 13 февраля 1953 года здесь числились 1 023 семьи (3 059 человек), остро нуждавшихся в переселении в квартиры или общежития. Из них: проживали в подвалах — 442 семьи, в развалинах — 57, в землянках — 244, в домах, восстановленных еще в военное время, по 6—7 семей в больших комнатах — 167 50. Это печальное последствие войны было окончательно ликвидировано только в течение 1953—1955 годов.

К концу рассматриваемого периода сохранились и бараки (временные сооружения, не имевшие никаких удобств, кроме электри-

ческого освещения), хотя число живших в них заметно сократилось. Так, в бараках завода «Красный Октябрь» в 1946 году находилось

6 574 человека, а в 1952 году — 1 574 человека, что составляло соответственно 32,4 % и

7 % от общего числа поселенных в жилой фонд предприятия 51. В 1946 году барачную прописку имели 4 400 сталинградских судостроителей и членов их семей (48,6 %), а в 1952 году —

2 454 (30,8 % пользовавшихся заводской жилплощадью) 52.

Уже в начале 1950-х годов в число актуальных задач выдвинулось поддержание имевшегося жилого фонда в удовлетворительном состоянии, так как только

21 % жилья, находившегося в собственности горисполкома, было выстроено из камня, а 79 % — из быстро изнашивавшихся материалов. В 1951 году вместо 59 муниципальных домов, намеченных по плану, пришлось капитально ремонтировать 83 (8 % от общего количества) 53. Не в лучшем состоянии был и ведомственный жилой фонд, и частный сектор.

Неотложного внимания требовал также вопрос повышения уровня благоустройства жилья. В первые послевоенные годы этот вопрос считался второстепенным, хотя в Сталинграде, как и повсеместно, велось строительство домов с улучшенными культурно-бытовыми условиями для партийно-советской и хозяйственной номенклатуры.

Согласно данным таблицы 3, к 1950 году в городе завершилась электрификация государственных жилых домов, почти в 3 раза по сравнению с 1945 годом возросла доля квартир, оборудованных водопроводом и канализацией. К 1953 году заметно увеличилось число граждан, пользо-

вавшихся всеми имевшимися в тот период удобствами. И все же половина муниципального и ведомственного жилого фонда эксплуатировалась без водопровода и канализации и отапливалась с помощью печей самими квартиросъемщиками.

Большинство городских удобств оставалось недоступным жителям частного сектора. По данным на 1 апреля 1950 года, в Сталинграде подавалось электричество в 80 % индивидуальных жилых строений, а водопроводная вода — всего в 0,2 %. Канализационной системой пользовались только 6 семей, проживавших в собственных домах 55.

Таким образом, за 10 лет после окончания Сталинградской битвы жилой фонд города-героя был полностью восстановлен. К 1953 году удалось превзойти предвоенные показатели как по общему количеству жилплощади, так и в расчете на одного человека. Это стало результатом концентрации сил и средств на возрождении Сталинграда, обеспеченной советской коман-

Таблица 3

дно-административной системой, а также повседневного тяжелого и самоотверженного труда сталинградцев. Вместе с тем приоритет промышленного развития над социальным, кампанейский подход к решению жилищного вопроса не позволили ликвидировать отдельные последствия войны, добиться существенного улучшения благоустройства жилого фонда.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 См.: Чуянов А.С. На стремнине века. Записки секретаря обкома. М., 1976. С. 263; Водола-гин М.А. Очерки истории Волгограда, 1589—1967. М., 1968. С. 353.

Рост благоустройства государственного жилищного фонда Сталинграда (на начало года, % от общего жилого фонда) 54

Вид благоустройства 1945 год 1950 год 1953 год

Оборудовано: электричеством 92,5 99,4 99,7

водопроводом 13,7 37,4 52,9

канализацией 12,7 36,0 51,8

центральным отоплением и теплофикацией 20,6 36,3 52,4

2 Центр документации новейшей истории Волгоградской области. Ф. 113. Оп. 25. Д. 3. Л. 7; Д. 253. Л. 55. (Далее — ЦДНИВО).

3 Там же. Он. 23. Д. 233. Л. 1.

4 См.: Поднятый из руин: Сб. док. и материалов о восстановлении и развитии Волгограда (1943—1960 гг.). Волгоград, 1962. С. 139.

5 См.: Там же. С. 140; Сталинградская правда. 1946. 6 февр.; Люшин С.П. Трудовой подвиг волгоградцев: Ист. очерк восстановления и развития города-героя, 1943—1962. Волгоград, 1963. С. 79.

6 См.: Поднятый из руин. С. 140—141.

7 См.: Там же. С. 141.

8 См.: Там же. С. 140; ЦДНИВО. Ф. 71. Оп. 5. Д. 71. Л. 5; Ф. 113. Оп 14. Д. 1. Л 341; Люшин С.П. Указ. соч. С. 79.

9 Государственный архив Российской Федерации Ф. 5446. Оп 1. Д. 261. Л. 51—63. (Далее — ГА РФ).

10 См.: Послевоенная конверсия. К истории «холодной войны»: Сб. док. М., 1998. С. 103—104.

11 См.: Поднятый из руин. С. 358; ЦДНИВО. Ф. 71. Оп. 6. Д. 3. Л. 9; Д. 76. Л. 102; Люшин С.П. Указ. соч. С. 92.

12 ЦДНИВО. Ф. 71. Оп. 6. Д. 74. Л. 9 об., 25.

13 Составлено по: Тамже. Ф. 113. Оп. 25. Д. 253. Л. 55.

14 Там же. Д. 3. Л. 7; Д. 253. Л. 55.

15 Там же. Д. 249. Л. 3.

16 Там же. Д. 3. Л. 6; Ф. 71. Оп. 6. Д. 74. Л. 10.

17 Там же. Ф. 71. Оп. 6. Д. 74. Л. 11, 12 об.; Ф. 113. Оп. 25. Д. 249. Л. 3. На промышленных предприятиях Сталинграда среднемесячная заработная плата плата рабочих достигла в 1946 г.: на «Красном Октябре» — 876 руб., судостроительном заводе — 515 руб., тракторном — 540 руб. (См.: Государственный архив Волгоградской области. Ф. 76. Оп 3. Д. 60. Л. 37; Ф. 4011. Оп. 3. Д. 15. Л. 31; Ф. 6032. Оп 1. Д. 598. Л. 20. (Далее — ГАВо).

18 ЦДНИВО. Ф. 71. Оп 6. Д. 74. Л. 9 об. — 10; Ф. 113. Оп. 25. Д. 249. Л. 4 об., 5.

19 О привлечении военнопленных к восстановительным работам см.: Сидоров С.Г. Использование труда военнопленных на восстановлении Сталинграда в 1943—1949 гг. // Окончание войны в Сталинграде и Кельне, 1943—1945. Волгоград, 1997. С. 78—93.

20 ЦДНИВО. Ф. 71. Оп. 6. Д. 74. Л. 7 об.; Ф. 113. Оп 25. Д. 68. Л. 3; Оп 30. Д. 216. Л. 31.

21 См.: Народное хозяйство СССР: Стат. сб. М., 1956. С. 162; Народное хозяйство Сталинградской области: Стат. сб. Саратов, 1957. С. 184.

22 См.: Люшин С.П. Указ. соч. С. 124.

23 ЦДНИВО. Ф. 113. Оп 30. Д. 221. Л. 5.

24 Там же.

25 См.: Кузьмина Э.В. Финансирование восстановления Сталинграда в годы первой послевоенной пятилетки // Стрежень: Науч. ежегодник. Вып. 1. Волгоград, 2000. С. 268.

26 См.: Очерки истории Волгоградской областной организации КПСС. Волгоград, 1985. С. 603.

27 ЦДНИВО. Ф. 113. Оп 33. Д. 279. Л. 69—70; Оп 39. Д. 365. Л. 92.

28 Там же. Оп. 30. Д. 216. Л. 7.

29 Там же. Оп. 35. Д. 286. Л. 1, 2, 32, 67; Оп. 42. Д. 3. Л. 8.

30 См.: Народное хозяйство Сталинградской области. С. 38; Павлов В.И. КПСС в борьбе за восстановление и развитие народного хозяйства в послевоенный период: 1946—1952 гг.: (По материалам Нижнего Поволжья): Дис. ... канд. ист. наук. Саратов, 1968. С. 38.

31 Подсчитано по: ГА РФ. Ф. А-374. Оп. 3. Д. 1210. Л. 153, 156; Оп. 30. Д. 16. Л. 48; ЦДНИВО. Ф. 113. Оп. 33. Д. 279. Л. 67-69; Оп 39. Д. 365. Л. 91.

32 ЦДНИВО. Ф. 113. Оп. 33. Д. 279. Л. 62; Оп. 39. Д. 365. Л. 47.

33 Там же. Оп. 30. Д. 221. Л. 7, 57—59.

34 Там же. Оп. 33. Д. 279. Л. 66.

35 См.: Люшин С.П. Указ. соч. С. 128.

36 ЦДНИВО. Ф. 113. Оп. 39. Д. 362. Л. 78.

37 О ходе застройки Сталинграда см.: Люшин С.П. Указ. соч. С. 127—143.

38 Подробнее об этом см.: Ясковец Г.А. Черка-совское движение: год первый: (Из истории добровольного участия жителей Сталинграда в восстановлении родного города в 1943—1945 гг. // Окончание войны в Сталинграде и Кельне... С. 58—62.

39 Подсчитано по: ЦДНИВО. Ф. 113. Оп. 25. Д. 3. Л. 11; Д. 253. Л. 28 об.; Д. 266. Л. 37, 52; Очерки истории Волгоградской областной организации КПСС. С. 388..

40 Подсчитано по: Поднятый из руин. С. 186; ЦДНИВО. Ф. 113. Оп 33. Д. 80. Л. 23; Д. 279. Л. 64; Оп. 39. Д. 1. Л. 76; Люшин С.П. Указ. соч. С. 134.

41 Подсчитано по: Народное хозяйство СССР. М., 1956. С. 162.

42 Составлено и подсчитано по: Поднятый из руин. С. 140, 186.

43 Подсчитано по: Там же. С. 137; ЦДНИВО. Ф. 113. Оп 35. Д. 55. Л. 18.

44 Подсчитано по: ЦДНИВО. Ф. 113. Оп. 35. Д. 55. Л. 18.

45 См.: Водолагин М.А. Указ. соч. С. 387.

46 ЦДНИВО. Ф. 113. Оп. 35. Д. 55. Л. 8; Оп. 39. Д. 400. Л. 31.

47 См.: Поднятый из руин. С. 205.

48 Подсчитано по: Там же. С. 140, 186, 201, 205; Народное хозяйство Волгоградской области: Стат. сб. Саратов, 1962. С. 208; ЦДНИВО. Ф. 113. Оп 35. Д. 55. Л. 18; Оп 39. Д. 1. Л. 176.

49 Подсчитано по: Народное хозяйство Волгоградской области. С. 208; Поднятый из руин. С. 186, 205; ГА РФ. Ф. А-374. Оп. 9. Д. 511. Л. 157; Д. 575. Л. 33; ЦДНИВО. Ф. 113. Оп 33. Д. 80. Л. 10; Люшин С.П. Указ. соч. С. 201.

50 ЦДНИВО. Ф. 113. Оп. 42. Д. 95. Л. 83. Количество работников СТЗ составляло в это время

22,6 тыс. (См.: ГАВО. Ф. 6032. Оп. 1. Д. 2200. Л. 21, 73).

51 Подсчитано по: ГАВО. Ф. 76. Оп. 3. Д. 60. Л. 44; Оп 15. Д. 153. Л. 72.

52 Подсчитано по: Там же. Ф. 4011. Оп. 3. Д. 15. Л. 77; Д. 75. Л. 21.

53 Подсчитано по: ЦДНИВО. Ф. 113. Оп. 39. Д. 400. Л. 5.

54 Составлено по: Народное хозяйство Сталинградской области. С. 193.

55 Подсчитано по: ГА РФ. Ф. А-374. Оп. 9. Д. 575. Л. 33; Д. 586. Л. 47; Д. 588. Л. 1.