Научная статья на тему 'Воссоединение Крыма с Россией'

Воссоединение Крыма с Россией Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

CC BY
3472
433
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Журнал
Закон и право
Ключевые слова
Крым / воссоединение Крыма с Россией / восстановление национального единства народа Крыма и России / легитимность референдума о воссоединении Крыма с Россией. / Crimea / Crimean reunification with Russia / restoration of the national unity of the people of Crimea and Russia / the legitimacy of the referendum on the reunification of the Crimea with Russia

Аннотация научной статьи по политологическим наукам, автор научной работы — Георгий Михайлович Вельяминов, Нинель Николаевна Вознесенская

Передача Крыма в 1954 г. от РСФСР в ведение УССР была антиконституционной и является на сегодня юридически ничтожной. Референдум, проведенный в Крыму 16 марта 2014 г. о воссоединении Крыма с Россией, был абсолютно легитимен. Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН от 27 марта 2014 г. по поводу Крыма неосновательна, поскольку ни угрозы поддержанию мира и безопасности, ни использование силы в Крыму не имели места. В Крыму не было и какого-либо «нарушения национального единства», но было восстановлено национальное единство народа Крыма и России. Единственный выход из Крымского кризиса — принципиальное признание непреложного факта: Крым — есть неотъемлемая часть Российской Федерации.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по политологическим наукам , автор научной работы — Георгий Михайлович Вельяминов, Нинель Николаевна Вознесенская

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Crimean reunification with Russia

The transfer of Crimea in 1954, from the Russian SFSR in USSR was conducting anticonstitutional and is legally null and void. Referendum held March 16, 2014 in Crimea Crimean reunification with Russia, was absolutely legitimate. UN General Assembly resolution of March 27, 2014 over Crimea is groundless, since neither the threats to the maintenance of peace and security, nor the use of force in Crimea did not. In Crimea there was any «violation of national unity», but was restored to the national unity of the people of Crimea and Russia. The only way out of the Crimean crisis is a fundamental recognition of the essential fact: Crimea is an integral part of the Russian Federation.

Текст научной работы на тему «Воссоединение Крыма с Россией»

УДК 34 ББК 67

DOI 10.24411/2073-3313-2019-10001

ВОССОЕДИНЕНИЕ КРЫМА С РОССИЕЙ

Георгий Михайлович ВЕЛЬЯМИНОВ, главный научный сотрудник Института государства и права РАН, доктор юридических наук, профессор

Нинель Николаевна ВОЗНЕСЕНСКАЯ, ведущий научный сотрудник Института государства и права РАН, доктор юридических наук, профессор

Рашад Афатович КУРБАНОВ, заведующий кафедрой гражданско-правовых дисциплин РЭУ имени Г.В. Плеханова, доктор юридических наук, профессор E-mail: mos-ssp@mail.ru

Научная специальность: 12.00.10 — международное право; европейское право

Аннотация. Передача Крыма в 1954 г. от РСФСР в ведение УССР была антиконституционной и является на сегодня юридически ничтожной. Референдум, проведенный в Крыму 16 марта 2014 г. о воссоединении Крыма с Россией, был абсолютно легитимен.

Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН от 27 марта 2014 г. по поводу Крыма неосновательна, поскольку ни угрозы поддержанию мира и безопасности, ни использование силы в Крыму не имели места. В Крыму не было и какого-либо «нарушения национального единства», но было восстановлено национальное единство народа Крыма и России.

Единственный выход из Крымского кризиса — принципиальное признание непреложного факта: Крым — есть неотъемлемая часть Российской Федерации.

Ключевые слова: Крым, воссоединение Крыма с Россией, восстановление национального единства народа Крыма и России, легитимность референдума о воссоединении Крыма с Россией.

Annotation. The transfer of Crimea in 1954, from the Russian SFSR in USSR was conducting anti-constitutional and is legally null and void. Referendum held March 16, 2014 in Crimea Crimean reunification with Russia, was absolutely legitimate.

UN General Assembly resolution of March 27, 2014 over Crimea is groundless, since neither the threats to the maintenance of peace and security, nor the use of force in Crimea did not. In Crimea there was any «violation of national unity», but was restored to the national unity of the people of Crimea and Russia.

The only way out of the Crimean crisis is a fundamental recognition of the essential fact: Crimea is an integral part of the Russian Federation.

Keywords: Crimea, Crimean reunification with Russia, restoration of the national unity of the people of Crimea and Russia, the legitimacy of the referendum on the reunification of the Crimea with Russia.

Прошло более четырех лет, как Крым воссоединился с Россией, однако споры о легитимности этой акции не утихли, а Россию некоторые продолжают обвинять в аннексии Крыма.

Ознакомившись со многими публикациями в западной прессе по этому вопросу, авторы сочли необходимым выступить с данной статьей, поскольку, к нашему сожалению, ряд публикаций свидетельствует о весьма поверхностном ознакомлении с проблемой, что неизбежно ведет к ошибочным, а возможно и к намеренно искаженным выводам1.

Для понимания произошедших в 2014 г. событий вокруг Крыма требуется проведение тщательных, в том числе международно-правовых, исследований. При этом, как справедливо отметил известный профессор Р. Мюллерсон, «при решении наиболее важных и сложных политических проблем нельзя ограничиваться лишь их чисто правовым (purely legal) анализом»2.

Профессор Р. Мюллерсон указывает и еще на одно важное обстоятельство: «Разные видения мира и его развития нередко порождают и разные интерпретации международного права, что дает возможность выбора одной из них. Это

ЗАКОН И ПРАВО • 01-2019

создает опасность и неверного толкования, и неверного применения международного права при решении конкретного международного конфликта»3.

Эти суждения небезосновательны, из чего напрашивается вывод, что в любых условиях руководствоваться международным правом следует с большой аккуратностью, опираясь при этом на тщательно проверенные факты и не допуская их искажения или неверного толкования, что требует скрупулезного изучения и анализа исторических и фактических обстоятельств.

Раздел I. Анализ фактических событий в Крыму

Международно-правовому анализу крымских событий 2014 г. мы предпосылаем краткое изложение исторических обстоятельств, нисходящих к 1954 г., без чего правильно квалифицировать крымскую ситуацию не представляется возможным.

1. Передача Крыма из РСФСР в УССР

1. Крым с 1783 г. входил в состав Российской империи, которая представляла собой централизованное унитарное государство. С установлением советской власти Крым в 1918 г. был включен в Российскую Советскую Федеративную Социалистическую Республику (РСФСР).

18 октября 1921 г. Декретом ВЦИК и СНК была создана Крымская Автономная Советская Социалистическая Республика (Крымская АССР) в составе РСФСР. Договор об образовании СССР от 30 декабря 1922 г. утвердил данную структуру, и Крымская АССР согласно трем конституциям (Крымской 1937 г., Российской 1937 г. и СССР 1936 г.) была составной частью РСФСР. Крым при этом имел свою Конституцию, свои высшие органы государственной власти.

Согласно ст. 114 Конституции Крымской АССР изменение Конституции было возможно лишь по решению Верховного Совета Крымской АССР с утверждением Верховным Советом РСФСР. Конституция СССР 1936 г. (в ред. 1953 г.) в ст. 18 прямо запрещала изменять территорию союзных республик без их согласия.

2. 19 февраля 1954 г. по совместному представлению Президиума Верховного Совета РСФСР и Президиума Верховного Совета УССР был принят Указ Президиума Верховного Совета СССР «О передаче Крымской области из состава РСФСР в состав УССР»4. Эти акты были приняты с грубым нарушением Конституций Крымской

АССР, РСФСР и Конституции СССР, причем с несоблюдением законодательной процедуры, без учета, в частности, того, что высшим органом государственной власти РСФСР и единственным законодательным органом был ее Верховный Совет. Но никакого законодательного решения о передаче Крымской АССР Верховным Советом РСФСР не принималось.

Документы о передаче Крыма, таким образом, не имели юридической силы ab initio (с момента принятия). Однако под давлением Генсека ЦК КПСС и Председателя Совмина СССР Н.С. Хрущева они были утверждены.

Внутригосударственная передача Крыма в административное подчинение Украины, таким образом, не была юридически надлежаще оформлена. Российские исследователи подробно анализировали вопрос о передаче Крыма в 1954 г. из РСФСР в УССР и пришли к выводу о ее антиконституционности. Заинтересованных читателей отсылаем, в частности, к обстоятельной статье З.Б. Одиноковой «Крым. Правовая оценка передачи полуострова». Обращаем внимание на тот факт, что статья эта была написана в 2009 г., задолго до событий 2014 г.5.

О незаконности передачи Крыма пишут и некоторые западные исследователи.

Например, А. Баблер указывает, что передача эта нарушила действовавшую Конституцию СССР (статьи 14 и 18), требовавшую заключение формального договора о передаче территорий между республиками. Неисполнение этого конституционного требования делает Указ о передаче незаконным (illegal). Этот же автор указывает, что передача Крыма Украине была незаконной еще и потому, что население Крыма не получило возможности выразить на референдуме свое отношение по этому поводу6. Добавим, что никто не спросил на этот счет и мнение россиян.

Об этом прямо заявил и Президент Российской Федерации В.В. Путин; выступая 14 марта 2018 г. в Севастополе, он подчеркнул, что «Крым в эпоху СССР незаконно был отторгнут от России».

Установление факта нелегитимности передачи Крыма Украине бесспорно очень важно. К сожалению, этот вопрос, за очень редким исключением, не затрагивается в западной печати.

3. Но есть и еще более значительное, весьма существенное обстоятельство, которое не ясно, по какой причине, также не привлекло внимания западных исследователей, или, возможно, оно специально замалчивается. Вместе с тем без

ЗАКОН И ПРАВО • 01-2019

учета этого обстоятельства невозможно вынести объективное суждение по рассматриваемой проблеме. Передача Крыма Украине, сама по себе незаконная, как таковая не означала отторжения Крыма от России. Исключительно важно, что передача Крыма происходила в рамках единого государства — СССР, это была внутригосударственная передача, передача административного управления частью единой территории внутри СССР.

Обе республики — и РСФСР, и УССР — являлись частями одной страны — СССР, передача Крыма была чисто символической, а практически малозначимой. В тот период в СССР передача разных областей из одной административной структуры СССР в другую была довольно широко распространена7. Существенно также то, что это не означало для населения СССР никаких реальных изменений.

В СССР существовало единое общесоюзное законодательство, которое воспроизводилось и применялось во всех союзных республиках одинаково. Лишь редкие отклонения обусловливались местными условиями или обычаями8. Поэтому передача Крыма для населения практически ничего не значила: гражданство то же — гражданин СССР; законы те же, валюта та же (советский рубль), налоги, гражданские права и свободы, ответственность и т.д. — все было едино. Крым как был, так и оставался общесоюзной здравницей, куда свободно ехали на отдых с Чукотки, Камчатки, из Сибири, со всей России миллионы российских граждан.

Передача территории внутри единого государства — это не передача от государства к государству, это совсем иные, внутригосударственные, а не межгосударственные отношения. Это сфера национального, а не международного права. Все жизненно существенные обстоятельства определялись единым общесоюзным законодательством, обеспечивающим нерушимость единой территории СССР. Такое понимание было и у правительства СССР, и у населения (оно никак и не проявило своего отношения к Указу 1954 г.), ибо и сам Указ отнюдь не содержал намерений реально отторгнуть Крым от России. Крым лишь административно был переподчинен Украине в едином с Россией государстве СССР.

2. Борьба Крыма за независимость от Украины

До распада СССР (декабрь 1991 г.) передача Крыма в административное управление Украины в условиях единого государства воспринималась как малозначимое событие.

После распада это событие приобретает совершенно иной смысл, и с этого времени начинается весьма драматическая история борьбы Крыма за независимость и отделение от Украины и за воссоединение с Россией. Примерно за год до этого, 12 ноября 1990 г., крымское правительство назначало проведение референдума по вопросу определения государственно-правового статуса Крыма9.

На состоявшемся в январе 1991 г. референдуме 93,26% голосов было отдано за то, чтобы Крым стал Автономной Советской Социалистической Республикой в качестве субъекта СССР, а не в составе Украины10.

Президент Украины Кучма проигнорировал результаты референдума, и 2 февраля 1991 г. на Украине был издан закон, согласно которому воссозданная Автономная Советская Социалистическая Республика Крым входит в состав Украины11.

С этого времени Крым и Украина находились в постоянном противостоянии и непрекращающихся конфликтах: Крым добивался своей независимости от Украины — Украина стремилась насильственно подчинить Крым себе.

В феврале 1992 г. парламент Крыма преобразовал Крым в Республику Крым, а 5 мая объявил Крым независимым и назначил на 2 августа 1992 г. проведение референдума для утверждения этого акта независимости. В ответ украинский парламент 15 мая 1992 г. аннулировал крымскую Декларацию о независимости и запретил проведение референдума.

25 сентября 1992 г. Республика Крым приняла первую в постсоветский период Конституцию, согласно которой Крым объявлялся демократическим государством (ст. 10). По Конституции (ст. 9) взаимоотношения Крыма и Украины должны были регулироваться соглашениями, заключенными представителями их правительств.

Статья 107 Конституции определила правительственные органы Крыма: парламент, Президент, Правительство, Конституционный суд и Высший (Верховный) суд. Официально язык Крыма — русский (ст. 6, ч. I).

Согласно ст. 12 (3) Крым имеет постоянного государственного представителя в столице Украины. Крым заключает соглашения с другими государствами, имеет собственный флаг, символ и гимн.

Таким образом, после распада СССР Конституция Крыма 1992 г. определяла Крым как самостоятельное государство, равное по своему правовому статусу Украине.

ЗАКОН И ПРАВО • 01-2019

Украина после принятия Крымом этой Конституции развернула кампанию постоянного вмешательства в самоуправление Крыма с целью изменить данную Конституцию. В Крыму множились антиукраинские протесты. Украина, в свою очередь, начала кампанию по устранению в Крыму русского языка.

В 1993 г. было три серьезных антиукраинских протеста, где выдвигались требования — «равенство для всех».

10 января 1993 г. в Севастополе состоялась демонстрация (более 2000 участников), требовавшая отделения от Украины.

18 — 20 января 1993 г. прошли демонстрации в Севастополе и Симферополе с требованием передачи Крыма в Россию (более 5000 участников).

26 июля 1993 г. состоялась демонстрация о передаче Черноморского флота России12.

24 мая 1993 г. 115 кораблей Черноморского флота подняли российский флаг; 5 июля 1993 г. 220 кораблей из 223 подняли российский флаг, протестуя против раздела Черноморского флота. Протесты и демонстрации продолжались вплоть до 1997 г., когда был подписан Россией и Украиной «Договор о статусе и условиях пребывания Черноморского флота» от 28 мая 1997 г.13.

Противостояние Крыма и Украины усиливалось. Одной из причин этого было стремительное ухудшение условий жизни населения Крыма; происходившая стагнация экономики Крыма была следствием проводимой политики Украины в отношении полуострова. Очень низкий уровень жизни народа Крыма, лишение его возможности свободного использования родного русского языка, ущемление политических прав, естественно, вызывали возмущение населения и неприязнь к Украине. Это обусловливало непрекращающиеся выступления крымчан против Украины.

Действия украинской власти вызывали негодование крымчан. В марте 1995 г. украинский парламент аннулировал Конституцию Крыма 1992 г. и упразднил пост Президента Крыма. На пост премьер-министра Крыма Кучма (Президент Украины) назначил своего зятя (Франчука). Как следствие, в Крыму протесты не затихали в течение всего мая.

В марте 1997 г. усилились антиукраинские протесты и демонстрации, требовавшие перехода Крыма к России.

15 октября 1997 г. крымский парламент проголосовал за то, чтобы официальным языком стал русский вместо украинского.

23 декабря 1998 г. Украина лишила Крым независимости, навязав ему Конституцию, где было указано, что Крым — составная часть Украины. Крым был лишен какой бы то ни было самостоятельности, в Конституции было зафиксировано, что Президент Украины мог отменять акты Совета министров Крыма. Эта же Конституция заменила официальный язык Правительства с русского на украинский.

В это же время Украина развернула кампанию на устранение вообще русского языка в Крыму. Кучма установил контроль над средствами массовой информации, пользующимися русском языком, и сократил передачи на русском языке до четырех часов в неделю14.

4 февраля 1998 г. крымский парламент проголосовал за проведение референдума по вопросам:

1. Возвращение полуострова в Россию.

2. Восстановление Конституции Крыма 1992 г.

3. Принятие в Крыму русского языка в качестве официального.

Однако Конституционный суд Украины вынес решение, что во всех сферах политической жизни обязательным языком является украинский язык, в то время как в Крыму 77% населения говорили на русском языке. Автономная Республика Крым никогда не признавала легитимность правления Украины.

Борьба Крыма за независимость не затихала, несмотря на стремление Украины задавить массовые протесты крымчан. Обстоятельства 2013 — 2014 гг. были логическим завершением предшествующих исторических событий.

3. Самоопределение Крыма в 2014 г.

В 2014 г. Крым, находясь в составе Украины, конституционно был не просто административной единицей, но обладал статусом автономной (т. е., самоуправляемой) республики15.

Уже само понятие республики означает особую гражданственную общность «публики» (народа), основывающуюся на общем «деле» (res). При этом народ («нация»), как таковой, согласно международному праву наделен, в частности, основополагающим правом на самоопределение (ст. 1.2 Устава ООН; ст. 1.1 Пакта об экономических, социальных и культурных правах 1966 г.; ст. 1.1 Пакта о гражданских и политических правах 1966 г.; Принцип VIII Хельсинкского акта 1975 г. и др.).

Важнейшим правовым инструментом осуществления народом своего права на самоопределение служит институт референдума — высшего правового средства прямого народоправства. Ре-

ЗАКОН И ПРАВО • 01-2019

ферендум — инструмент не международного, но внутригосударственного, конституционного права, и результаты его принципиально не нуждаются в каких-либо одобрениях, утверждениях и т.п. ни на внутригосударственном, ни, тем более, на международном уровнях.

Именно институт референдума, в полном соответствии с Конституцией Украины (ст. 138.2), действовавшей в 2014 г. и для Крыма, и был задействован законной властью Крыма для обеспечения самоопределения его народа.

В Декларации о независимости Автономной Республики Крым и города Севастополя от 11 марта 2014 г. было указано, что власти Крыма исходили из положений Устава Организации Объединенных Наций и других международных документов, закрепляющих право народов на са-моопре деление. В Декларации содержится также ссылка на положение, что «одностороннее провозглашение независимости частью государства не нарушает какие-либо нормы международного права». Это положение было подтверждено Международным судом ООН 20 июля 2010 г. в отношении Косово.

Таким образом, крымские власти имели все основания полагать, что они действуют в рамках международного права. Старания любых посторонних сил и структур ревизовать результаты референдума юридически неправомерны.

Итак, 16 марта 2014 г. в Крыму состоялся референдум о присоединении к России. За присоединение проголосовало 96,7% голосовавших при явке 83% электората.

17 марта 2014 г. крымский парламент объявил независимость Крыма и официально обратился к России с просьбой принять Крым в состав Российской Федерации. Россия объявила о включении Крыма в состав Российской Федерации 21 марта 2014 г.

Раздел II. Оценка крымских событий

с точки зрения международного права, его доктрин, принципов и норм

В мире воссоединение Крыма с Россией было воспринято по-разному. В западной печати очень энергично обсуждался этот вопрос с точки зрения и международного права. Некоторые авторы, не стесняясь в выражениях, прямо обвиняют Россию в агрессии. Другие, желая разобраться по существу, обсуждают вопрос, насколько происходившее в Крыму было легитимным с точки зрения международного права и какие были, на их взгляд, допущены нарушения.

1. Отношение государств — членов ООН к крымской проблеме формально было выражено в Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН № 68/262, принятой скоропалительно 27 марта 2014 г., т.е. спустя всего десять дней после референдума в Крыму. За резолюцию, не признающую, по сути, самоопределения Крыма, проголосовало 100 стран, 11 стран проголосовали против резолюции и 56 стран воздержались. Таким образом, показательно, что значительное число стран, а именно 67, не поддержали резолюцию о якобы незаконности референдума и о непризнании изменения статуса автономии Крыма и Севастополя.

К нашему сожалению, представленные в Резолюции Генассамблеи № 68/262 ООН фактические обстоятельства, касающиеся Крыма, мало соответствуют действительности, а их правовая оценка вызывает, по меньшей мере, недоумение и неудовлетворенность.

2. Прежде чем анализировать положения Резолюции Генассамблеи ООН № 68/262, целесообразно рассмотреть ключевой вопрос, непосредственно относящийся к проблеме Крыма, но почему-то упущенный авторами Резолюции.

Мы имеем в виду передачу Россией Крыма Украине в 1954 г.

Полагаем, что правильная правовая оценка событий 2014 г. (переход Крыма из Украины в состав России) может быть дана лишь после того, как будет рассмотрена и квалифицирована с точки зрения международного права предшествующая передача Крыма из России в Украину 1954 г. и последствия этой передачи после распада СССР в 1991 г. Это меняет суть всей проблемы. И вопрос стоял бы не об отделении Крыма от Украины, а о возврате Крыма в Россию.

Передача Крыма в УССР от РСФСР в 1954 г. de facto имела место исключительно в рамках существовавшего тогда единого государства ( СССР) и единых политических, правовых и социальных обстоятельств. Это была внутригосударственная передача. Но в связи с коренным изменением этих обстоятельств, с прекращением в 1991 г. Советского Союза, передача Крыма от РСФСР к УССР, с точки зрения международного права, становилась юридически недействительной на основании общего принципа права, признаваемого цивилизационными нациями16, а именно, принципа «rebus sic stantibus» («неизменность коренных обстоятельств»). Передача фактически действовала только в рамках единого государства СССР, и с отпадением этого обстоятельства отпадали и любые основания передачи, а она становилась ничтожной.

ЗАКОН И ПРАВО • 01-2019

Во всей мировой истории не найти примера, когда бы одно государство «дарило» без всяких веских причин и оснований, вопреки здравому смыслу другому государству такую, как Крым, территорию в 27 тыс. кв. км, целую страну, республику, за присоединение которой к России и за защиту которой от иностранных завоевателей отдали свои жизни тысячи и тысячи русских солдат. Упущение этого факта не могло не повлиять на суждения авторов Резолюции.

3. Большое внимание в Резолюции № 68/262 уделяется крымскому референдуму.

Так, в ст. 5 Резолюции № 68/262 подчеркивается, что «референдум, проведенный в Автономной Республике Крым и в городе Севастополе 16 марта 2014 г., не имея законной силы, не может быть основой для любого изменения статуса Автономной Республики Крым и города Севастополя». Возникает, однако, законный вопрос: по какой причине и на основе каких компетентных оценок референдум в Крыму якобы не имел законной силы?

Как известно, международное право, вне всяких сомнений, признает право на самоопределение наций. И, например, референдумы, прошедшие в Канаде, в Ирландии, в Шотландии, никак не квалифицировались как нарушения международного права.

Принцип равноправия и самоопределения народов закреплен в первой же статье Устава ООН и трактуется как мера для укрепления всеобщего мира.

Международный Пакт о гражданских и политических правах и Пакт об экономических, социальных и культурных правах (принятые в декабре 1966 г.) прямо устанавливают, что «все народы имеют право на самоопределение... они свободно устанавливают свой политический статус и свободно обеспечивают свое экономичное, социальное и культурное развитие». Обусловливается также, что государство принимает такие законодательные и иные меры, которые необходимы для осуществления указанных прав. Все государства — участники Пактов в соответствии с Уставом ООН должны поощрять осуществление права на самоопределение и уважать его17.

Резолюция № 68/262 утверждает, что референдум в Крыму не имеет законной силы, поскольку он «не был санкционирован Украиной». Это утверждение неосновательно и ложно, потому что Конституция Украины в ст. 138.2 прямо относит к ведению Автономной Республики Крым «организацию и проведение местных референдумов» без каких-либо ограничений по их

предметному содержанию. Никакого получения разрешения или санкционирования на это или утверждение результатов референдума от центральной власти Украины не предусмотрено. Народная воля, выраженная в форме референдума, проведенного по правилам, обеспечивающим народу свободное голосование, не может быть игнорирована даже в том случае, если проведение референдума прямо не предусмотрено Конституцией18.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Таким образом, нет никаких правовых оснований для признания референдума в Крыму не имеющим законной силы. А коль скоро референдум является законным, то и «определение статуса Автономной Республики Крым и города Севастополя» может и должно осуществляться самой Автономной Республикой Крым.

4. Естественно, реальное осуществление права на самоопределение невозможно без территориальных изменений и утрат государства, из которого выделяется территория самоопределяющегося народа (так называемая «parent state»). Так, и отделение Крыма от Украины неизбежно означало сокращение ее территории. (Но, учитывая, что передача Крыма Украине после распада СССР стала ничтожной, согласно принципу международного права («rebus sic stantibus») причислять Крым к территории Украины, по нашему мнению, неправомерно.) Формально это не согласуется со ст. 73 Конституции Украины, которая гласит, что вопросы об изменении территории Украины решаются «исключительно всеукраинским референдумом».

Не трудно видеть, что ст. 73 Конституции Украины находится в противоречии с правом наций на самоопределение и, непосредственно, с обязательствами Украины, вытекающими из Устава ООН и названных выше Пактов 1966 г.

Трудно представить себе, что на всеукраин-ском референдуме победило бы решение об отторжении любой части территории страны. Кстати, в мировой практике не известны случаи проведения подобных референдумов.

Полагаем, что ст. 73 реально представляет собой «escape clause» (избавительную «лазейку») для пресечения практического осуществления самоопределения народа вместе с принадлежащей ему территорией, что, по сути, является уклонением от соблюдения Украиной соответствующих обязательств, вытекающих из Устава ООН и упомянутых гуманитарных Пактов 1966 г.

5. Вопрос о соотношении принципа самоопределения народов с принципом территориальной целостности государств является одним из

ЗАКОН И ПРАВО • 01-2019

сложных в международном праве19. Сами по себе оба эти принципа достаточно четко определены в основополагающих международно-правовых конвенционных актах. Однако дело осложняется столкновением разных политических, экономических и идеологических интересов «parent states», которые явственно проявляются в конкретных ситуациях самоопределения народов.

И хотя согласно Уставу ООН и гуманитарным Пактам 1966 г. все государства-участники должны «поощрять осуществление права на самоопределение», практика свидетельствует, что «parent states» стремятся не допустить территориальных потерь в результате самоопределения (Грузия, Испания, Молдавия, Сербия, Украина и т. д.). Усложняет проблему и то, что при толковании соответствующих международно-правовых норм и принципов, касающихся самоопределения, не редко очевидно допускается применение «двойных стандартов».

Наглядным примером использования «двойных стандартов» может служить сопоставление самоопределения Косова и Крыма. В Косово в 1991 г. был создан прецедент самоопределения на основании референдума.

В 2014 г. также на основе референдума состоялось самоопределение Крыма. В отличие от Косова, где референдум не был конституционным в контексте законодательства Сербии, в Крыму референдум прямо основывался на Конституции Украины.

Далее, вспомним, что самоопределению Косова сопутствовали бомбардировки Белграда (Сербия) авиацией США (грубейшее нарушение, в частности, и принципа территориальной целостности).

Что же касается Крыма, никто, как известно, не бомбил Киева. Между тем ныне (2018) уже около ста государств признают государственность Косово, но отнюдь не самоопределение Крыма.

Следует пояснить, что современное международное право не содержит норм, предоставляющих право на одностороннюю сецессию, однако оно и не отрицает такого права. Подобная неопределенность, а также непризнание международным правом прецедента в качестве источника права создают большие трудности в решении конкретных ситуаций.

В литературе по международному праву нет единства по вопросам правомерности одностороннего отделения самоопределяющейся части территории государства. Вместе с тем в последнее время превалирует мнение, высказанное,

в частности, профессором международного права Маастрихтского Университета (Нидерланды) Юре Видмаром Дж., который в своей статье, посвященной толкованию принципов и норм международного права применительно к вопросу о воссоединении Крыма с Россией, в заключение пишет: «международное право нейтрально к проблеме одностороннего отделения... Оно разрешает изменение правового статуса территории без согласия страны, от которой отделяются («parent state»)» и далее: «.односторонняя попытка изменить существующие территориальные границы автоматически, сама по себе не составляет неправомерный (wrongfull) международно-правовой акт»20.

Высказанное суждение представляется неоспоримым и находит все большую поддержку среди специалистов по международному праву. Недоумение вызывают мнения авторов, которые готовы признать право на отделение, однако на Крым это право заведомо не распространяют, считая, что право на отделение не является общим правом для любой самоопределяющейся нации, а является правом исключительным21. Это ли не пример применения «двойных стандартов»? За кем-то это право признается, а за кем-то — нет. Встает вопрос, кого же они наделяют «полномочиями» решения этой проблемы?

6. В пункте 2 упомянутой Резолюции Генассамблеи ООН № 68/262 говорится о якобы «нарушении национального единства и территориальной целостности Украины». Изменения территориальной целостности Украины (как выше показано) не были произведены в нарушение международного права. Что же касается «национального единства», то о каком национальном единстве идет речь? В данном случае еще раз приходится упрекнуть авторов Резолюции в некомпетентности либо в намеренной недостоверности.

Известно, что Крым с 1783 г. входил в состав России, и в Крыму по этническому составу с тех времен и доныне превалировали русские.

По данным Государственного статистического комитета Украины за 2001 г., состав населения Крыма был следующим: русских — 60%, украинцев — 24,4%, крымских татар — 12,1%, при этом 10,1% украинцев и 11,4% татар считают сво -им родным языком русский язык22. В целом 77% населения Крыма считают себя русскими23. Украина же является многонациональным государством.

Таким образом, отделение Крыма от Украины способствовало не нарушению, а осуществ-

ЗАКОН И ПРАВО • 01-2019

лению национального единства, воссоединению единого народа Крыма и России.

По этому поводу профессор Р. Мюллерсон, в частности, замечает: «Нет сомнения в том, что большинство крымчан, как и большинство граждан России, приветствовали воссоединение с Россией»24.

А как на Украине относились к русскому населению?

Украинские политики «майдановского типа» открыто ставили целью вообще запретить русский язык на Украине, в частности, отменить украинский закон 2012 г. «О принципах государственной политики», который далеко не в полной мере, но как-то обеспечивал права русскоязычных граждан.

В последние же годы не соблюдалось даже право обучения на родном языке, закрепленное в Конституции Украины. Постепенно высшие учебные заведения (например, Харьковский юридический институт и др.) переводились с изначально применявшегося обучения на русском языке — на украинский. Новая власть Украины фактически проводила искоренение русского языка вообще. Это вызвало большое возмущение и волнения населения повсеместно, и в особенности в Крыму. Одновременно пробан-деровские военизированные формирования развернули повсеместные антирусские чистки и погромы местных администраций с нарочитой бравадой, демонстрируя это по украинскому телевидению.

Каким же в этом свете нарушением «национального единства» были озабочены авторы рассматриваемой Резолюции № 68/262?

7. Авторы Резолюции № 68/262, чтобы как-то соблюсти уставную компетенцию Генеральной Ассамблеи (ст. 11 Устава ООН), при рассмотрении проблемы Крыма косвенно обвиняют Россию в использовании «угрозы силой или ее применения...». Обвинение полностью безосновательное. Никаких угроз ни поддержанию международного мира и безопасности, ни применения силы со стороны России в Крыму фактически зарегистрировано не было.

В Крыму никто никому не угрожал. Известно, что там не прозвучало ни единого выстрела. Присутствие российских военных подразделений на Крымском полуострове никто не отрицает. Это было всегда, легальное, исторически сложившееся присутствие, оговоренное, в частности, в Договоре России и Украины о статусе и условиях пребывания Черноморского флота 1997 г.25.

В марте 2014 г. «эти подразделения помогали местной милиции, которая была пророссий-ской, поддерживать порядок». Текст в кавычках намеренно взят из статьи профессора Р. Мюл-лерсона «Украина: Жертва геополитики»26.

Далее Р. Мюллерсон пишет, что «значительное число украинских частей добровольно переходили на сторону русских»27. При этом он выражает удивление, почему этот факт умалчивается в западной прессе.

«Украинские» военные не только добровольно, но с большим энтузиазмом соединялись с российскими военными, совместно обеспечивая порядок.

Например, украинским военным подразделениям, базирующимся около Симферополя, было предоставлено право возвратиться на Украину или присоединиться к русским военным подразделениям.

Начиная со 2 марта 2014 г. 5086 украинских солдат разных военных баз в Крыму присоединились к русским подразделениям, отрядам самообороны и крымской милиции и предпочли защищать Крым28. И невозможно этот факт подвергать сомнению; надо просто вспомнить, каков был национальный состав населения Крыма. Более 60% этнически русских, а в целом 77% населения Крыма считали себя русскими.

Немногочисленным военным — украинцам по национальности было предоставлено право свободно покинуть Крым.

А русским с русскими воевать было ни к чему. Поэтому-то в Крыму реально не было ни угроз, ни применения силы.

Даже агрессивно настроенная Кристина Вол-тер признает, что «безопасное возвращение русских в Россию не было целью военных действий» («safe return of Russians to Russia was not the aim of military operations»)29.

Воссоединение Крыма с Россией обладало всеми признаками процедуры, характерной для осуществления права народа на самоопределение, составляющего один из главных принципов современного международного правопорядка, населением же это воссоединение воспринимается как возвращение в свой родной дом.

8. Неблагоприятная реакция ряда западных исследований на воссоединение Крыма с Россией в значительной мере вызвана их опасениями, что отделение Крыма может установить нежелательный международно-правовой прецедент.

Так, сотрудник Совета по международным отношениям США Стюарт Патрик пишет: «Сот-

ЗАКОН И ПРАВО • 01-2019

ни меньшинств по всему миру могут в принципе настаивать на отделении, ввергая существующие границы в хаос». Такой вывод не основателен. Проблема Крыма, в силу наличия сугубо специфических, неповторимых обстоятельств, служить прецедентом ни в коей мере не может.

Во-первых, отделение Крыма от Украины свидетельствует не о захвате чужой территории, а о возвращении мирным путем своей территории.

Во-вторых, возврат Крыма в Россию — это воссоединение не только исконно русских земель, но и воссоединение русского населения, русской нации. Можно ли установить в этом какое-либо противоречие с принципами и нормами международного права? Исходя из этого полагаем, что крымская ситуация лишь тогда могла бы быть прецедентом, когда слово «отделение» в словосочетании «отделение территории» вполне правомерно могло быть заменено на слово «воссоединение» в этом словосочетании, и ни

в каких иных случаях.

* * *

В последние годы многие исследователи отмечают значительное снижение авторитета и роли международного права. К сожалению, это трудно отрицать. Но все же остается надежда, что международное право продолжает играть свою роль при разрешении сложных политических конфликтов. Однако лишь при условии соблюдения принципов справедливости и беспристрастности. Но такие документы, как упомянутая Резолюция № 68/262, искажая реальные события и некомпетентно оценивая их, лишь дискредитируют международное право и не способствуют разрешению конфликтных ситуаций в мире. Самое опасное кроется в том, что такими некорректными документами руководствуются, принимая их за авторитетный источник. Их не проверяют, им доверяют.

Между тем во многих публикациях в западной прессе, анализирующих международно-правовые аспекты ситуации в Крыму, сквозит готовность признать имевшие место процессы самоопределения легитимными, не нарушающими международное право, если бы не содержащиеся в Резолюции явно, как показано выше, ложные утверждения об угрозах и применении силы. В действительности же Крым возвратился в лоно России исключительно мирным путем.

* * *

Подводя некоторые итоги, полагаем, что:

■ состоявшийся в Крыму референдум имеет все основания трактоваться легитимным;

■ референдум способствовал не нарушению, а восстановлению национального единства народа Крыма и России;

■ воссоединение Крыма — закономерное с позиций международного права — происходило в интересах народа, людей, их прав, привязанностей, любви к своему Отечеству, что прямо было отражено референдумом.

Украиной Крым никогда изначально не заселялся, ни у кого ею не отвоевывался, не покупался и т. п. Административно Крым фактически управлялся Украиной временно, в специфических условиях единого Советского Союза, причем управление это юридически было нелегитимным. Рано или поздно подлинный правовой статус Крыма подлежал восстановлению, и это было осуществлено наиболее юридически безупречным, демократическим и законным путем — посредством референдума.

Уместно напомнить и о том, что в результате послевоенного урегулирования Украина более всех иных государств прирастила земель, причем никогда ранее в Украину не входивших. Все это закреплялось исключительно тщениями Москвы (и лично Сталина!), а основанием служила Победа всего Советского Союза в Великой Отечественной войне. Та самая Победа, символы которой в виде «Георгиевских ленточек» подвергаются ныне в Украине надругательствам и изъятиям фашиствующими молодчиками при попустительстве власть предержащих.

Пишем здесь об этом потому, что пробанде-ровские поношения и неприятие Великой Победы (хотя при этом пользуясь ее «трофеями»!), несомненно, послужили весомым идейным фактором сделанного народом Крыма выбора.

18 марта 2018 г. состоялись перевыборы Президента России. В.В. Путин выиграл выборы с беспрецедентно высоким результатом по всей России. Однако в Крыму этот результат был еще выше. 91% избирателей крымчан при очень высокой явке проголосовали за В. В. Путина. Такое выражение воли крымчан посредством голосования за Президента России наглядно де-

ЗАКОН И ПРАВО • 01-2019

монстрирует их непоколебимое решение оставаться в рамках своего родного государства — России.

Неужели же никто на Западе не заинтересовался тем, почему такая высокая поддержка В.В. Путина и в России, и особенно в Крыму произошла в 2018 г.? Ответ прост.

Народ благодарен Президенту за воссоединение Крыма с Россией, ибо народ всегда чувствовал большую несправедливость в связи с незаконной передачей Крыма Украине, даже и в составе СССР.

Историческое прошлое, правовые принципы и нормы, здравый смысл и справедливость — все диктует лишь один возможный путь урегулирования Крымского кризиса, а именно — принципиальное признание того непреложного факта, что Крым исторически, юридически, этнически и по всенародному волеизъявлению — неотъемлемая часть России.

1 Мы отметаем злобные, клеветнические статьи, они недостойны внимания. Например, литовца Дайниуса За-лимаса (Университет Вильнюса) «Russian Justification of the Annexation of Crimea and Nazi Propaganda: Great Similarities and Minor Differnces».

2 Mullerson R. Ukraine: Victim of Geopolitics // Chinese Journal of International Law. 2014. 15 April. P. 1.

3 Там же. P. 2.

4 Сборник Законов СССР и Указов Президиума Верховного Совета СССР. 1938 — 1975. М.: Известия Советов депутатов трудящихся СССР, 1975. Т. 1. Ст. 104.

5 Одинокова З.Б. Крым. Правовая оценка передачи полуострова // Юрид. мир. 2009. № 6.

6 Babler A. The Russian — Ukrainian conflict over Crimea // Teoria in Praksa. 2015. Vol. 52. № 1. P. 196, 219, 307.

7 Сборник Законов СССР и Указов Президиума Верховного Совета СССР... Ст. 105.

8 Например, в республиках Средней Азии (Узбекистане, Казахстане) мог быть понижен брачный возраст.

9 Крымская Правда. 1990. № 260 (20175). 14 ноября.

10 Там же. 1991. № 18 (20233). 25 янв.

11 Ведомости Верховного Совета УССР. 1991. № 9. 26 февр. № 712-XII. С. 84.

12 Там же. С. 13.

13 Burke John, Panina-Burke Svetlana. The reunification of Crimea and the city of Sevastopol with the Russian Federation // Russian Law Journal. 2017. Vol. V. P. 36—37.

14 Там же.

15 Конституция Украины. Разд. X // http:// iportal.rada.gov.ua/uploads/documents/27396.pdf

16 Статут Международного Суда ООН, ст. 38.1 «с» // https://www.icj-cij.org/files/statute-of-the-court/statute-of-the-court-ru.pdf

17 Действующее международное право. М., 1997. Т. 2. С. 11 и далее.

18 Томсинов В.А. «Крымское право» или юридические основания воссоединения Крыма с Россией. М.: Зерцало, 2015. С. 5.

19 См. об этом, в частности: Вельяминов Г.М. Международное право: опыты. М., 2015. С. 269—301, 613—626.

20 Jure Vidmar The Annexation of Crimea and the Boundaries of the Will of the People // German Law Journal. 2015. Vol. 16. № 3. P. 367.

21 Сhristian Walter. Postscript: Self-Determination, Secession and the Crimean Crisis // Self-Determination and Secession in International Law. 2014. Oxford. P. 305—309.

22 State Statistic Service of Ukraine. Government Portal. Official web-site // ukrstat. gov. ua

23 Jan Matzek. Policy Paper. 2016. Jan.

24 Mullerson R. Указ. соч. С. 3.

25 Partition Treaty on the Status and Conditions of the Black Sea Fleet. Kyiv, 1997. 28 May.

26 Mullerson R. Указ. соч. С. 9.

27 Там же. С. 21.

28 John Burke, Svetlana Panina-Burke. Указ. Соч. P. 54.

29 Сhristian Walter. Указ. соч. P. 309.

ЗАКОН И ПРАВО • 01-2019

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.