Научная статья на тему 'Восприятие рисков ухудшения здоровья населением России и механизмы его формирования'

Восприятие рисков ухудшения здоровья населением России и механизмы его формирования Текст научной статьи по специальности «Социологические науки»

CC BY
383
59
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
СОЦИАЛЬНЫЕ РИСКИ / УХУДШЕНИЕ ЗДОРОВЬЯ / ВОСПРИЯТИЕ РИСКОВ / КОНСТРУИРОВАНИЕ СОЦИАЛЬНОЙ РЕАЛЬНОСТИ / МЕХАНИЗМЫ ФОРМИРОВАНИЯ ВОСПРИЯТИЯ РИСКОВ / SOCIAL RISKS / ILL HEALTH / PERCEPTION OF RISKS / CONSTRUCTION OF SOCIAL REALITY / MECHANISMS OF THE FORMATION OF RISK PERCEPTION

Аннотация научной статьи по социологическим наукам, автор научной работы — Паутов Иван Станиславович

Анализируется характер восприятия рисков ухудшения здоровья населением России, которое подвергается указанным рискам. Выделены три основных типа восприятия социальных рисков: реалистическая оценка риска, повышенная тревожность и игнорирование опасности.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Perception of health risks within the population of Russia and mechanisms of its formation

The article provides an attempt to analyse character of perception of health risks with the population of Russia, which is exposed to these risks. Three basic types of social risks' perception are presented: a realistic estimation of the risk, the extreme anxiety and the ignoring of danger. Last type of perception is considerably widespread in Russia if we talk about health risks. Formation of such relation to health is influenced by a number of factors, among which are the activity of institutions of public health services, education, family, mass media and informal social networks.

Текст научной работы на тему «Восприятие рисков ухудшения здоровья населением России и механизмы его формирования»

ВЕСТНИК УДМУРТСКОГО УНИВЕРСИТЕТА

119

ФИЛОСОФИЯ. ПСИХОЛОГИЯ. ПЕДАГОГИКА 2010. Вып. 2

УДК 316:61 (316.4)

И. С. Паутов

ВОСПРИЯТИЕ РИСКОВ УХУДШЕНИЯ ЗДОРОВЬЯ НАСЕЛЕНИЕМ РОССИИ И МЕХАНИЗМЫ ЕГО ФОРМИРОВАНИЯ*

Анализируется характер восприятия рисков ухудшения здоровья населением России, которое подвергается указанным рискам. Выделены три основных типа восприятия социальных рисков: реалистическая оценка риска, повышенная тревожность и игнорирование опасности.

Ключевые слова: социальные риски, ухудшение здоровья, восприятие рисков, конструирование социальной реальности, механизмы формирования восприятия рисков.

Введение

В настоящее время проблема ухудшения состояния здоровья отдельных индивидов и общества в целом выходит за пределы медицинской науки и постепенно становится предметом анализа социально-гуманитарных наук - социологии, психологии, социальной философии, социальной истории и ряда других. Данная тенденция является оправданной и адекватной существующей социальной реальности: в современной иерархии ценностей здоровье занимает особое место, являясь фактором эффективного индивидуального и социального развития. С другой стороны, ухудшение здоровья в современном обществе во многом связано не с физиологическими особенностями индивида, а с образом жизни и социально-экономическими характеристиками среды его обитания.

Все большее внимание в современных исследованиях здоровья уделяется факторам, которые связаны не с внешними условиями среды, а с внутренними ценностными установками, ориентациями индивида на заботу о своем здоровье либо на отказ от такой заботы. Как отечественные, так и зарубежные исследователи полагают, что такие установки определяют характеристики индивидуального и группового здоровья (если нормы в отношении здоровья разделяются большинством членов группы), а в совокупности эти установки детерминируют и показатели здоровья на уровне общества [5. С. 67; 10. Р. 61]. В связи с этим важно определить, какие установки в отношении здоровья присущи населению современной России и каковы механизмы их формирования. Воздействуя на эти установки, по нашему мнению, можно избежать негативных тенденций в отношении здоровья населения.

Ухудшение здоровья населения и концепция социальных рисков

В социальных исследованиях проблем здоровья предлагается широкий круг теоретикометодологических подходов к анализу процессов, происходящих со здоровьем на индивидуальном, групповом и социетальном уровне. В основе нашего исследования процессов ухудшения здоровья лежит концепция социальных рисков, предложенная такими социологами, как У.Бек, Н.Луман,

Э.Гидденс и ряд других для описания возможного наступления различных негативных событий, связанных с процессами модернизации и глобализации, характерными для современного общества.

Хотя в рамках концепции социальных рисков анализируются, прежде всего, специфические «угрозы современности» [2. С. 17] - экологические опасности, изменения в структуре занятости и в социальной структуре в целом, но и многие «традиционные» социальные проблемы, по нашему мнению, также могут быть подвергнуты анализу с позиций теории социального риска. К последним мы относим и процессы ухудшения здоровья. Ситуация в сфере индивидуального здоровья, а также здоровья населения значительно изменилась под влиянием процессов модернизации. «Доминирование хронических неинфекционных патологий в структуре заболеваемости, старение населения в западноевропейских странах» [11. Р. 18], в Северной Америке и части азиатских стран, а также в России, усиление факторов среды, деструктивно влияющих на состояние здоровье, переносят ухудшение здоровья из области тра-

Статья выполнена в рамках проекта «Конструирование социальных проблем: социальная история, визуальный анализ, этнография», реализованного Центром социальной политики и гендерных исследований в 2009 г. при финансовой поддержке Фонда Джона Д. и Кэтрин Т. Макартуров (грант 08-90577-000-GSS).

диционных социальных проблем в область рисков модернизации. Эти тенденции подталкивают нас к применению концепции социальных рисков в анализе процессов ухудшения здоровья.

Оценка уровня риска, то есть определение вероятности наступления того или иного негативного события для каждого индивида, а также определение частоты таких событий на уровне всего общества, происходят на нескольких уровнях [12, р. 37], каждый из которых имеет свои особенности. Основными уровнями являются следующие:

1) уровень экспертного знания. К данному уровню относятся оценки, которые претендуют на объективность анализа и не предполагают наличия каких-либо посторонних влияний, искажающих результаты экспертизы. На роль экспертного знания могут претендовать, например, данные официальной статистики, результаты медицинских и социальных исследований и т.д. В сфере рисков ухудшения здоровья общество отводит особую роль медикам как носителям экспертного знания. В то же время экспертное знание не может полностью избежать погрешностей в связи с условиями исследования;

2) восприятие риска его носителями, то есть теми индивидами и/или социальными группами, которые подвергаются данному виду риска (в нашем случае рискам ухудшения здоровья). Это восприятие зависит во многом от экспертного знания и от условий его трансляции, то есть передачи результатов экспертизы по каналам информации до тех, кто подвергается этим рискам.

Влияние экспертного анализа социального риска на его восприятие населением опосредовано деятельностью тех социальных институтов, которые осуществляют передачу «носителям риска» информации об уровне социальных рисков по результатам экспертной оценки. В ответ на это информационное воздействие у индивидов и социальных групп формируется восприятие этого риска, которое влияет на активность (либо неактивность) по его минимизации.

В данной статье нами будет уделено основное внимание второму уровню оценки риска ухудшения здоровья, то есть восприятию этого риска его носителями. Данной проблеме было посвящено пилотное исследование, проведенное нами в 2008 г. в Ярославле, которое включало опрос населения с целью выделить доминирующий тип восприятия рисков ухудшения здоровья и контент-анализ региональной прессы для определения характера влияния печатных СМИ на восприятие различных видов социальных рисков. В 2009 г. исследование было дополнено анализом наглядных медицинских материалов в поликлинике г. Ярославля. Кроме того, в статье приводятся результаты других исследований, проводившихся в различных регионах России по данной проблематике. Анализируя и сопоставляя результаты этих исследований, мы попытаемся ответить на следующие вопросы:

1) как можно охарактеризовать восприятие рисков ухудшения здоровья населением современной России;

2) какие факторы участвуют в формировании восприятия рисков ухудшения здоровья теми, кто им подвергается.

Характер восприятия любого социального риска у каждого индивидуален, однако мы можем выделить три основных типа восприятия рисков:

1) реалистическое восприятие: критическая оценка индивидом информации о социальных рисках, адаптация ее к своим повседневным практикам и выбор поведения, направленного на снижение вероятности ухудшения здоровья. Такой тип восприятия наиболее продуктивен и способен снизить уровень риска для данного индивида или социальной группы;

2) повышенная тревожность: вероятность наступления негативных событий оценивается человеком выше ее реального значения. Такая оценка риска может возникать в некоторых случаях, например, при недостаточности информации или недоверии к экспертному знанию. Она ведет либо к панике и принятию неадекватных решений, либо к отказу от активных действий, пассивности, обреченности;

3) недооценка опасности: риск наступления события оценивается человеком ниже реального значения. Такой тип восприятия может формироваться при отсутствии достаточной информации об уровне риска либо сознательном ее игнорировании. Этот же тип может проявиться, если человек считает себя обладающим определенными ресурсами (например, крепким здоровьем, деньгами, «связями»), чтобы противостоять рискам, и эти ресурсы позволяют ему чувствовать себя уверенно.

В дальнейшем мы будем рассматривать отношение населения России к рискам ухудшения здоровья с учетом приведенной классификации.

Как воспринимают риск ухудшения здоровья жители современной России

Для оценки восприятия рисков ухудшения здоровья используются различные исследовательские стратегии. Одной из них является определение того, насколько велика степень обеспокоенности рисками ухудшения здоровья в России по сравнению с другими видами рисков.

Данное сравнение можно предпринять на основе результаты исследования «Катастрофическое сознание в современной России», которое проводилось в 1996-1999 гг. в России под руководством В.Н. Шубкина и В.А. Ядова. В данном исследовании оценка восприятия социальных рисков и опасностей производилась на основе категорий «страх» и «катастрофизм сознания» [8. С. 15]. В анкету были включены 47 вопросов, характеризующих отношение респондентов к разным видам опасностей, а также оценивалась интенсивность страхов и тревог по следующей шкале:

1) «меня это не беспокоит»;

2) «это вызывает у меня некоторое беспокойство»;

3) «вызывает сильную тревогу»;

4) «вызывает постоянный страх».

По результатам исследования 1999 г. 64% жителей России испытывают «сильную тревогу» и «постоянный страх» перед такими событиями, как «массовые эпидемии, распространение СПИДа и других болезней». По этому показателю указанный риск занимает четвертую строчку в списке наиболее тревожащих россиян потенциальных событий, после «обнищания, снижения жизненного уровня» (2-я позиция в списке, 67,2% обеспокоенных) и «совершения криминальных деяний» (3-я позиция, беспокоит 66% населения). Первое место среди потенциальных опасностей занял риск «химического и радиационного заражения воды, воздуха, продуктов питания» (67,7% респондентов указали, что испытывают в отношении него тревогу и страх) [8. С. 87]. Данный риск также тесно связан с опасностью ухудшения здоровья. Таким образом, можно сделать вывод о высокой степени обеспокоенности рисками ухудшения здоровья и экологическими рисками, которые с высокой степенью вероятности повлекут за собой и изменения в состоянии здоровья человека.

Вместе с тем нельзя не отметить, что сама формулировка вопроса имела угрожающий характер. Можно предположить, что «обычные» заболевания, например острые респираторные инфекции, или хронические болезни, такие как сердечно-сосудистые заболевания, будут беспокоить людей менее, чем «массовые эпидемии», а особенно ВИЧ/СПИД, к распространению которого в последние годы усиленно привлекается внимание населения средствами массовой информации. В то же время проблема таких социально обусловленных инфекционных заболеваний, как вирусные гепатиты или туберкулез легких, практически исключаются из поля зрения СМИ. Кроме того, прямые вопросы подталкивают респондента к нужному для исследователя результату. Учитывая данные недочеты, мы разработали несколько иную схему оценки восприятия социальных рисков, которая была применена к анализу восприятия рисков ухудшения здоровья.

Чтобы определить, какой из трех описанных выше типов восприятия рисков доминирует среди жителей Ярославля в отношении риска ухудшения здоровья, в апреле-мае 2008 г. нами был проведен анкетный опрос. Опрос проводился на базе 3 учреждений: керамический завод, вечерняя школа, центр социального обслуживания населения. В первом учреждении проводился опрос работающего населения в возрасте 26-55 лет, во втором - опрос молодежи 16-25 лет, в третьем - пожилых людей старше 55 лет. В опросе приняли участие 64 человека, из них 43 женщины (67 %) и 21 мужчина (33 %). Возраст участников опроса: 14 % - 16-25 лет, 48 % - 26-55 лет, 38 % - старше 55 лет. 13% респондентов имели среднее неполное образование, 14% - среднее полное, 5% - начальное профессиональное, 17% - среднее специальное и 51% - высшее.

Анкета содержала механизм определения типов восприятия населением риска ухудшения здоровья, с помощью так называемого ситуационного моделирования. Каждый вопрос анкеты предлагал респондентам ситуацию и насколько вариантов ответных действий. Каждый из вариантов характеризовал тот или иной тип восприятия риска: рациональная оценка риска, игнорирование опасности или повышенная тревожность. В каждом из вопросов был возможен «открытый» вариант ответа, который при интерпретации результатов опроса соотносился с определенным типом восприятия рисков ухудшения здоровья. Респонденты активно использовали этот вариант для предложения собственных мер по управлению риском. В анкету был включен вариант «Затрудняюсь ответить», который могли дать респонденты в том случае, если они не имели определенной позиции в отношении данной проблемы.

Результаты анкетного опроса показали в целом доминирование рационального восприятия риска ухудшения здоровья, кроме ответов на первый вопрос, которые выявили преобладающее игнорирование опасности распространения гриппа (44% респондентов), лишь 30% респондентов готовы предпринять активные действия по противодействию заболеванию - вакцинация, меры по укреплению иммунитета и пр.

Ответы на два другие вопроса показали, что около половины респондентов адекватно воспринимают риск ухудшения здоровья, связанный с экологической ситуацией, и риск необходимости оплаты лечения в случае наступления заболевания.

В ответ на ухудшение экологической обстановки 50% респондентов готовы изменить свой образ жизни и чаще бывать «за городом, на природе», и менее 1/3 респондентов проигнорируют сообщение о загрязнении окружающей среды.

При обращении за медицинской помощью 61% участников опроса предполагают частичную оплату медицинских услуг и 19% рассчитывают на полную оплату лечения за счет средств обязательного медицинского страхования.

Наименее распространенным типом восприятия была повышенная тревожность - в первом и третьем вопросе этот тип составил 16%, а при ответе на 2-й вопрос лишь 1 респондент выразил готовность сменить место жительства при ухудшении экологической ситуации. В итоге индекс повышенной тревожности составил 11%, в то время как индекс игнорирования опасности - 31%, а рациональной оценки - доминирующего типа восприятия риска ухудшения здоровья - 47%.

Также в ходе анализа результатов опроса было установлено, что мужчины более склонны к игнорированию опасности, чем женщины. Общий индекс данного типа восприятия у мужчин составил 38%, особенно он был высок в ответах на 1-й и 2-й вопросы (57% и 48% соответственно). В ответе на 3-й вопрос была отмечена большая доля мужчин, которые указали на вероятность полной оплаты за лечение - 33%. Вероятно, это связано с желанием получать «более качественную» помощь, которая возможна, по их мнению, только на условиях полной оплаты (данное мнение было высказано в анкете одним из респондентов-мужчин).

Женщины отличаются более высоким индексом рационального восприятия - 51%, причем он доминирует при ответах на все вопросы, кроме первого, - при ответе на него среди женщин было отмечено незначительное преобладание игнорирования опасности (37%). Рациональное восприятие опасности гриппа было отмечено у 35% женщин. В ответах на 2-й и 3-й вопросы доля женщин с рациональным восприятием составила 54% и 65% соответственно.

На гендерные различия в отношениях к проблемам здоровья и болезни указывают многие исследователи повседневных практик в сфере здоровья. Для О.Н. Бурмыкиной индикатором различий в поведении, связанном со здоровьем, выступают «паттерны курения» [3. С. 105]. По результатам ее исследования, число курильщиков-мужчин примерно в 2 раза превышает число женщин, употребляющих табачные изделия, кроме того, мужчины курят более интенсивно. И.Назарова делает акцент на различии в ценностных ориентациях мужчин и женщин, которые во многом базируются на их социальных ролях: «в исследовании повседневной деятельности московских рабочих 72,1% женщин и 55,1% мужчин назвали здоровье в числе наиболее важных, работу - 46,4% женщин и 62,1% мужчин, материальное благополучие - 64,2% женщин и 72,2% мужчин. Можно предположить, что мужчины скорее, чем женщины будут жертвовать здоровьем ради работы» [6. С. 319]. Социализируясь в соответствии с предзаданными гендерными установками в семье и школе, мужчины и женщины вырабатывают разное отношение к здоровью. Социальные стереотипы заставляют женщину заботиться не только о собственном здоровье, но и о здоровье своих близких.

Результаты нашего опроса в Ярославле свидетельствуют о высокой адаптивной способности опрошенных при столкновении с риском ухудшения здоровья. Большая часть респондентов готова к рациональным активным действиям в деле укрепления здоровья. Однако результаты опроса сложно экстраполировать на все население России, так как среди участников преобладали люди с высшим образованием, а уровень образования большинства жителей России существенно ниже. Хотя, по данным ряда исследований, именно уровень образования во многом определяет характер отношения к здоровью [7. С. 350]. Таким образом, необходимо проведение репрезентативных опросов в различных регионах России для определения доминирующего типа восприятия населением рисков ухудшения здоровья.

Данные других исследований свидетельствуют о более высоком уровне игнорирования опасности. Так, в опросе И.В. Журавлевой при ответе на вопрос: «Согласились бы Вы переехать на работу в

страну, климат которой вреден для здоровья?» [5. С. 61] отрицательно ответили «лишь менее половины» опрошенных (данный опрос проводился в Мурманске, Оренбурге и Душанбе и был репрезентативен по полу, возрасту и уровню образования). Отвечая на вопрос о работе на вредном производстве, «лишь 27% заявили, что не стали бы работать ни при каких условиях». Более половины работали бы, пока позволяло здоровье и даже в случае болезни - ради возможного получения квартиры, увеличенной пенсии и т.д. На вопрос «Ходите ли вы на работу с недомоганием?» - «да, часто» ответили 30%, «иногда» - 59%.

Регулярно заботятся о здоровье, по результатам опроса, лишь 14-18%, хотя считают, что человек должен всегда заботиться о здоровье 77,5% респондентов, то есть реально они не осознают опасность ухудшения здоровья и не стремятся предпринять шаги по минимизации данного риска. От 62 до 70% респондентов (в разных городах) согласны с утверждением, что «при малейшем подозрении на болезнь нужно идти к врачу, чтобы не дать болезни развиться». «В реальности же так поступают менее 1/3 опрошенных» [5. С. 67]. Анализируя эти результаты, можно прийти к выводу, что до 60% жителей России склонны к недооценке опасности ухудшения здоровья. Каким же образом формируется такой тип восприятия данного риска?

Факторы, формирующие восприятие риска ухудшения здоровья в российском обществе

Изучение механизмов формирования социальных аттитьюдов и типов восприятия тех или иных процессов, происходящих в обществе, лежит на стыке социальной психологии, социологии, социальной антропологии и ряда других социально-гуманитарных дисциплин. Это объясняется сложным характером воздействия различных факторов на формирование восприятия социальных феноменов. В области социальных рисков и рисков ухудшения здоровья в том числе характер восприятия риска формируется под влиянием экспертного знания, как было сказано выше. Экспертные данные преломляются под влиянием комплекса факторов - индивидуальных особенностей, социальных институтов и процессов, характеристик природной и социальной среды. Рассмотрим это влияние более подробно.

И.В. Журавлева выделяет следующие «основные факторы, которые влияют на формирование самосохранительного поведения» [5. С. 145]:

1) страх перед возможным заболеванием;

2) ухудшение своего здоровья;

3) информация от медицинских работников;

4) информация о здоровье средств массовой информации;

5) поведение окружающих (заботятся ли друзья, коллеги по работе о своем здоровье, и опасаются ли возможных заболеваний);

6) семейные традиции (принято ли в семье контролировать свое здоровье);

7) школьное образование.

По нашему мнению, из перечисленных факторов в формировании восприятия рисков ухудшения здоровья участвуют факторы 3-7. Факторы 1-2 являются косвенной характеристикой уже имеющегося типа восприятия данных рисков1:

«Страх перед возможным заболеванием» заставляет заботиться о своем здоровье тех людей, которым присущи реалистическое восприятие или повышенная тревожность в отношении риска ухудшения здоровья.

«Ухудшение своего здоровья» вынуждает заботиться о здоровье тех, кто придерживался игнорирования опасности ухудшения здоровья.

Результаты международного исследования И.В. Журавлевой в Хельсинки и Москве довольно четко позволяют описать влияние приведенных выше факторов на формирование восприятия рисков ухудшения здоровья в Финляндии и России.

Автор так характеризует различия в моделях самосохранительного поведения в Финляндии и России (см. табл.). «Модель россиян: ухудшение здоровья - страх перед заболеванием - информация от медиков - в России человек начинает заботиться о здоровье, лишь заболев или стараясь предотвратить болезнь, о которой ему говорил врач. Иная модель у финнов: информация от медиков - мате-

1 Категории «восприятие рисков» и «самосохранительное поведение», которыми оперирует И.В. Журавлева, не являются идентичными. Мы считаем модель самосохранительного поведения производной от типа восприятия рисков. В связи с этим характер восприятия рисков ухудшения здоровья в совокупности с другими факторами определяет выбор в пользу самосохранительного либо саморазрушительного поведения.

риалы СМИ - семейные традиции, т.е. активная пропагандистская работа врачей совместно с работой СМИ в этой сфере формируют семейные традиции сохранения здоровья» [5. С. 147].

Таблица

Факторы, стимулирующие самосохранительное поведение у жителей Москвы и Хельсинки

(мужчины и женщины отдельно)

Фактор % людей, которые руководствуются данным фактором, решая начать заботу о здоровье

Москва Хельсинки

Муж. Жен. В среднем (РАНГ) Муж. Жен. В среднем (РАНГ)

Информация от медиков 55 70 62,5 (1) 82 86 84 (1)

Поведение окружающих 44 57 50,5 (2) 72 75 73,5 (4)

Семейные традиции 48 51 49,5 (3) 77 79 СО 8 7

Информация СМИ 40 58 9 4 76 83 79,5 (2)

Школьное образование 20 29 24,5 (5) 62 66 4 6

Страх перед возможным заболеванием 64 73 68,5 71 78 74,5

Ухудшение своего здоровья 87 93 90 50 54 52

В нижней части таблицы отражены показатели, которые, по нашему мнению, характеризуют сформированный тип восприятия рисков ухудшения здоровья. В России с большим отрывом (в 1,3 раза) преобладает игнорирование опасности, и люди, ранее не допускавшие возможность ухудшения здоровья, начинают о нем заботиться только тогда, когда ухудшение здоровья уже не может ими игнорироваться, то есть после реализации риска. Отношение к риску ухудшения здоровья в Финляндии противоположное: людей в 1,2 раза чаще заставляет заботиться о здоровье «страх перед возможным заболеванием»: вероятно, люди, опасаясь возможного развития заболевания, пытаются снизить риск его наступления.

В целом по результатам опроса внешние факторы гораздо сильнее влияют на восприятие риска ухудшения здоровья у финнов, чем у русских. При этом можно выделить некоторые общие черты в процессе формирования восприятия жителями двух стран риска ухудшения здоровья. Наиболее значимым фактором для индивида, который формирует свое отношение к здоровью и возможности болезни, является информация от специалистов-медиков как в России, так и в Финляндии, хотя у финнов она гораздо более важна. Высокую степень влияния института здравоохранения обеспечивает, как нам видится, его претензия на почти полную монополию в области знания о здоровье индивида и

о факторах, определяющих состояние его здоровья.

Информация от медиков - не единственный фактор, который влияет на восприятие рисков ухудшения здоровья. С ним тесно связаны:

— неудовлетворительное состояние системы здравоохранения в России;

— информация от фармацевтических компаний, распространяемая через лечебные учреждения.

Многие авторы склонны считать недоверие к системе здравоохранения одним из факторов игнорирования опасности ухудшения здоровья. В ряде исследований этот тип восприятия трактуется как спровоцированный самими медицинскими службами. Его склонны выбирать люди, которые столкнулись с несовершенством медицинской помощи и пришли к установке «пока жива, к врачам не хожу» (Цит.по: [1. С. 125]). Результаты исследования Л.С.Шиловой, которая проводила глубинные интервью с пациентами поликлиник в Липецке и Тюмени, приводят к выводу, что «люди убедившись в том, что “в больницах больше здоровья потеряешь, чем найдешь”, вынуждены отказываться от лечения из-за неудовлетворенности качеством медицинских услуг» [9. С. 78]. Задача здравоохранения в целом и первичного звена медицинской помощи в частности, по ее мнению, состоит не только в улучшении качества лечения и профилактики заболеваний, но и «в формировании ценности здоровья, в повышении информированности и грамотности населения в отношении здоровья» [9. С. 79].

Часто потребители информации, связанной с рисками ухудшения здоровья, получают ее из наглядных материалов фармацевтических компаний, которые пытаются повысить спрос на свою про-

дукцию, предоставляя медицинскую информацию. Лечебные учреждения и руководство системы здравоохранения в настоящее время мало участвуют в процессе предоставления информации о рисках ухудшения здоровья. В наглядных материалах отражены именно те риски, которые нейтрализуются препаратом (группой препаратов) данной фармацевтической фирмы. Это подтверждают результаты анализа наглядных материалов, проведенного нами в 2009 г. в одной из поликлиник Ярославля.

Основная гипотеза нашего анализа состояла в том, что современные наглядные материалы в поликлиниках в меньшей степени стремятся к передаче экспертного знания населению в доступной форме, а в большей степени - к искусственному конструированию опасности и рекламированию тех или иных препаратов, способных (согласно наглядным материалам) минимизировать риск заболевания либо смягчить последствия его наступления.

Для подтверждения данной гипотезы были проанализированы наглядные материалы, размещенные в холле и коридорах поликлиники МУЗ Клиническая больница № 1 Ярославля. Всего в этой поликлинике представлено 36 материалов, которые расположены бессистемно, хотя у ряда кабинетов узких специалистов (дерматолог, офтальмолог) находятся плакаты по профилю врача. Из 36 материалов 35 относятся к типу санбюллетеня (т.е. плакат с большим объемом текста - подробным рассказом

0 заболевании и его лечении - и рядом иллюстраций), 1 относится к типу плаката (изображение и минимум текста).

28 материалов были выпущены фармацевтическими компаниями, 3 - Департаментом здравоохранения и фармации Ярославской области совместно с Ярославским областным отделением Российского общества Красного Креста. Только один санбюллетень изготовлен специалистами самой поликлиники (вручную), 4 материала были без подписи.

Наибольшее число наглядных материалов посвящено болезням органов пищеварения (8 материалов - 22,2%), хотя они не занимают лидирующего места в структуре заболеваемости. Вероятно, это связано с активной работой врача-гастроэнтеролога и его сотрудничеством с фармацевтическими компаниями. Сердечно-сосудистым заболеваниям, наиболее частой причине смерти в современной России, посвящено 5 санбюллетеней (2-3 места, 13,9%). Такое же количество материалов посвящено инфекционным заболеваниям. С остальными заболеваниями связано 1-3 плаката. Рискам, связанным с курением (которые весьма остро стоят перед населением России), посвящено всего 2 материала -

1 плакат и 1 санбюллетень, которые были изданы в 2008 г., до этого времени, вероятно, такие материалы в поликлинике отсутствовали.

Как правило, материалы дают лишь общую информацию о заболеваниях, их симптомах и возможных последствиях, и зачастую последствия заболевания намеренно драматизируются. Лишь 21 материал (58%) содержит рекомендации по профилактике и здоровому образу жизни; также профилактические мероприятия в незначительной степени отражены в 4 бюллетенях (11%), и полностью отсутствует такая информация в 11 материалах (30,6%).

Рекламная информация, напротив, представлена в 80% бюллетеней (она содержится даже в бюллетене, изготовленном в поликлинике). Реклама отсутствует в материалах Департамента здравоохранения и бюллетенях без подписи.

Таким образом, можно сделать вывод, что фармацевтические компании манипулируют информацией о рисках ухудшения здоровья для продвижения своих препаратов. Кроме того, они, как правило, уменьшают значимость профилактических мер и подчеркивают важность медикаментозной терапии. Этот акцент, с одной стороны, ускоряет темпы медикализации (тенденция, связанная с повышением степени зависимости индивида и его состояния от лечебных мероприятий, в том числе от приема лекарств), а с другой - повышает степень недоверия у населения даже к той части наглядных материалов, которая содержит информацию о симптомах и профилактике заболевания.

Важным источником информации о здоровье и здравоохранения являются СМИ. Значимость средств массовой информации в области здоровья у финнов также намного выше, по степени влияния они занимают 2-ю позицию после системы здравоохранения, в России - только 4-е место. Это может быть связано как с низкой степенью доверия средствам массовой информации у нас в стране, так и с недостаточностью материалов, связанных с риском ухудшения здоровья, особенно тех, которые формируют адекватное восприятие данного риска. Одним проблемам в области здоровья, здравоохранения уделяется повышенное внимание, другие - намеренно игнорируются.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Чтобы определить влияние печатных СМИ на восприятие социальных рисков, нами был проведен контент-анализ трех еженедельных региональных газет («Юность», «Ярославская неделя» и «Ка-

раван-РОС»), распространяемых на территории Ярославской области и имеющих наибольшие тиражи среди региональной прессы.

Единицы анализа: публикации, относящиеся к трем жанрам журналистики - информационные заметки, аналитические статьи, интервью и занимающие различную газетную площадь. Каждому жанру соответствует определенная степень глубины проникновения в проблему, и соответственно заметки, статьи и интервью оказывают различное влияние на читателя.

- Заметки только дают информацию, сообщают факт, не анализируя причин и последствий, оказывая незначительное влияние на восприятие риска.

- Статьи анализируют проблему на основе факта или совокупности фактов, выделяя причины и последствия проблемы, и оказывают более значительное влияние на потребителя информации.

- Интервью со специалистом по проблеме способны не только выявить ее причины и последствия, но и рассмотреть пути решения, поэтому интервью, по нашему мнению, способно позитивно влиять на восприятие риска.

Каждый проанализированный нами материал получал определенный индекс в зависимости от его площади (от 1 до 4). Материалы также разделялись по характеру влияния - положительному или отрицательному - на восприятие социальных рисков.

В ходе контент-анализа было выявлено, что в региональных печатных изданиях проблематика, связанная со здоровьем, его ухудшением или сохранением, не занимает лидирующего места среди других социальных проблем.

Так, при анализе публикаций в газете «Юность» риск ухудшения здоровья и наступления инвалидности занял 4-е по важности место (14,7% информации, связанной с социальными рисками) после рисков криминала и коррупции (24%), экологических рисков (22,5%), проблем, связанных с материнством, воспитанием детей, социальным сиротством (22%). В структуре сообщений по сохранению или ухудшению здоровья преобладает информация, способная негативно повлиять на восприятие риска (таких негативных материалов в газете 88% из общего числа материалов по здоровью).

В газете «Ярославская неделя» интересующий нас риск занял 3-е место (18%) после опасений, связанных с материнством, воспитанием детей и социальным сиротством (25,5%) и рисков нарушения прав и социальной незащищенности граждан (23,6%); риск ухудшения экологической ситуации оказался на 4-м месте (16%). Характер публикаций по риску ухудшения здоровья в основном позитивный (63% публикаций, негативных статей - 37%). В целом газета «Ярославская неделя» формирует более адекватное восприятие рисков у своих читателей, чем два других проанализированных нами издания.

Газета «Караван-РОС» уделяет гипертрофированное внимание риску насилия и преступлений, регулярно публикуя криминальную хронику и аналитические статьи по самым страшным преступлениям. Другим социальным проблемам и социальным рискам также уделяется внимание в этом издании, однако значительно меньшее. Так, риску ухудшения здоровья посвящено 10% материалов, относящихся к социальным рискам (4-е место и 73 % негативных публикаций). Экологические риски заняли 6-е, предпоследнее место, 100% материалов о них имели негативный характер. В целом газета «Караван-РОС» способствует росту тревожности в отношении социальных рисков, более 2/3 материалов о них имеют негативный оттенок.

Результаты анализа свидетельствуют о том, что материалов о здоровье в них крайне мало по сравнению с экономическими, политическими статьями, криминальной хроникой. Для материалов о здоровье, которые публикуются в региональной прессе, характерно повышение тревожности, «запугивание», а не информирование населения о болезнях и их профилактике. Указанные характеристики определяют недоверчивое отношение жителей России к СМИ в сфере здоровья.

Зато роль ближайшего окружения человека (коллег по работе, соседей, друзей и знакомых) весьма значима для россиян. Более половины из них поддаются влиянию своего «ближнего круга» в области ежедневных практик здоровья. При этом высока распространенность негативного, самораз-рушающего поведения среди наших сограждан, которую отмечают такие исследователи, как И.В. Журавлева, И.Б. Назарова, Т.М. Максимова. Получается своего рода цепная реакция, когда негативные практики в отношении здоровья (курение, употребление алкоголя, невнимание к питанию и режиму дня) распространяются внутри социальных сетей, в которые включен индивид.

Важным фактором, формирующим восприятие риска ухудшения здоровья, как в России, так и в Финляндии, является семейное воспитание. Результаты ряда исследований подтверждают, что реали-

стическое восприятие риска складывается чаще у тех, чьи родители имели высшее образование. Так, самооценки здоровья петербуржцев, по данным исследования Н. Русиновой с соавторами [7. С. 350], в значительной степени зависят от образования родителей. Люди, имеющие родителей с высшим образованием, чаще оценивают здоровье как хорошее и адекватнее к нему относятся. Вопрос о влиянии семейных традиций должен быть рассмотрен более детально.

Наименьшее влияние на отношение к здоровью, по результатам опроса И.В. Журавлевой, оказывает школьное образование, которое оказалось значимым для 64% финнов и всего 24,5% москвичей. Очевидно, что все усилия школы в России по формированию здорового образа жизни не встречают отклика среди населения. В Финляндии степень значимости школы в области формирования отношения к здоровью в 2,5 раза выше, хотя по степени влияния она оказалась на 5-м месте, пропустив вперед такие факторы, как СМИ, семья и окружение.

Кроме перечисленных выше факторов, влияющих на восприятие риска ухудшения здоровья, И.В. Журавлева выделяет и опыт «смерти близкого человека, а также желаемую продолжительность жизни индивида». Среди тех, кто столкнулся со смертью, которая заставила его задуматься о собственном здоровье, в 2-3 раза больше опрошенных стараются заботиться о нем, чем среди тех, кто не имел подобного опыта. Кроме того, те, кто хочет прожить дольше, выбирают более рациональное восприятие риска ухудшения здоровья и соответственно, ориентируются на самосохранительное поведение. Средний желаемый возраст в группе тех, кто заботится о своем здоровье - 79 лет, среди тех, кто не заботится - 71 год [5. С. 147, 148].

В других исследованиях мы можем встретить зависимость отношения к здоровью и от иных переменных. Так, по результатам исследования А.В. Губина, поведение в отношении здоровья зависит от типа поселения, в котором проживает индивид. «В крупных административно-территориальных образованиях меньшее число жителей считает, что ведет здоровый образ жизни. Так, 9,6% опрошенных в Тюмени, 10,3% в Тобольске и Тобольском районе и 21,2% в Заводоуковске и Заводоуковском районе считают, что совершенно точно ведут здоровый образ жизни. Считают, что, наверное, ведут здоровый образ жизни 17,3% жителей Тюмени, 24,8% опрошенных в Тобольске и Тобольском районе, 34,5% в Заводоуковске и Заводоуковском районе» [4. С. 95]. Так как большинство населения России в настоящее время проживает в крупных городах, данная тенденция не может не настораживать.

Рассмотрев особенности восприятия населением России рисков ухудшения здоровья, мы можем прийти к следующим выводам.

В современной России высока степень распространенности такого типа восприятия рисков ухудшения здоровья, как игнорирование опасности в отношении данного риска. По результатам разных исследований, данного типа восприятия придерживаются от 30 до 60% жителей современной России, и это столь значительное распространение представляет угрозу общественному здоровью в нашей стране.

К факторам, участвующим в формировании восприятия риска ухудшения здоровья, мы можем отнести таких социальных акторов, как институты образования, здравоохранения, семьи, средства массовой информации и неформальные социальные сети. Сравнивая влияние этих социальных институтов в России и других европейских странах (в частности, в Финляндии), можно выделить не только степень влияния этих институтов, но и сравнить типы восприятия рисков в России и за рубежом.

Среди других механизмов, влияющих на восприятие здоровья и болезни, можно назвать действие ближайшего окружения человека, тип поселения, где живет индивид, а также его социальнодемографические характеристики: возраст и пол.

Но в наибольшей степени на формирование восприятия рисков ухудшения здоровья до сих пор влияет, по данным большинства исследований, деятельность лечебных учреждений, отношения «врач-пациент», качество медицинской помощи. Оптимизация деятельности системы здравоохранения и развитие ее просветительской функции, как считают эксперты, способно привести к росту распространенности рационального восприятия рисков ухудшения здоровья, к более ответственному отношению к здоровью.

Отчасти данный вывод верен, но не следует забывать и о других факторах, участвующих в формировании у населения восприятия рисков в отношении здоровья. Дальнейшие исследования в этой области необходимы для определения комплекса методов целенаправленного воздействия на восприятие рассматриваемого риска для формирования более рационального отношения у россиян к здоровью и болезни.

Благодарности. Автор выражает благодарность проекту «Конструирование социальных проблем: социальная история, визуальный анализ, этнография», реализованному Центром социальной политики и гендерных исследований в 2009 году при финансовой поддержке Фонда Джона Д. и Кэтрин Т. Макартуров, и лично Е.Р. Ярской-Смирновой, П.В. Романову и Д.В. Михелю за критические комментарии рекомендации при подготовке статьи.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Аронсон П. Утрата институционального доверия в российском здравоохранении // Журнал социологии и социальной антропологии. 2006. № 2. С. 120-131.

2. Бек У. Общество риска: на пути к новому модерну. М., 2000. 384 с.

3. Бурмыкина О.Н. Гендерные различия в практиках здоровья: подходы к объяснению и эмпирический анализ // Журнал социологии и социальной антропологии. 2006. № 2. С. 101-119.

4. Губин А.В. Состояние здоровья населения Тюменской области // Социологические исследования. 1999. №11. С. 93-95.

5. Журавлева И.В. Отношение к здоровью индивида и общества. М.: Наука, 2006. 238 с.

6. Назарова И.Б. Здоровье занятого населения. М.: Макс-Пресс, 2007. 526 с.

7. Русинова Н.Л., Браун Дж.В., Панова Л.В. Социальные неравенства в здоровье петербуржцев в первом постсоветском десятилетии // Санкт-Петербург в зеркале социологии: сб. ст. СПб., 2003. 488 с.

8. Страхи и тревоги россиян: сб. ст. / под ред. В.Н. Шубкина. СПб.: Изд-во РХГИ, 2004. 310 с.

9. Шилова Л.С. Получение медицинских услуг и модернизация здравоохранения // Национальные проекты и реформы 2000-х годов: модернизация социальной политики. М., 2009. С. 52-84.

10. Avery C., Heyman S.J., Zeckhauser R. Risks to Selves, Risks to Others // AEA papers and proceedings. 1995. May. Р. 61-66.

11. Freund P.E.S., McGuire, Meredith B., Podhurst L.S. Health, Illness, and the Social Body: a Critical Sociology. New Jersey: Prentice Hall, Pearson Education, 2003. 436 p.

12. Giddens A. Fate, Risk & Security // Modernity and Self-Identity: Self and Society in the Late Modern Age. Cambridge: Polity Press, 1991. 245 p.

Поступила в редакцию 04.09.10

I.S. Pautov

Perception of health risks within the population of Russia and mechanisms of its formation

The article provides an attempt to analyse character of perception of health risks with the population of Russia, which is exposed to these risks. Three basic types of social risks’ perception are presented: a realistic estimation of the risk, the extreme anxiety and the ignoring of danger. Last type of perception is considerably widespread in Russia if we talk about health risks. Formation of such relation to health is influenced by a number of factors, among which are the activity of institutions of public health services, education, family, mass media and informal social networks.

Keywords: social risks, ill health, perception of risks, construction of social reality, mechanisms of the formation of risk perception.

Паутов Иван Станиславович, аспирант

ФГОУВПО «Санкт-Петербургский государственный университет» 191124, Россия, г. Санкт-Петербург, ул. Смольного, 1/3, подъезд 9 E-mail: i-pride@rambler.ru

Pautov I.S., postgraduate student St. Petersburg State University, Faculty of Sociology 191124, Russia, St. Petersburg, ul. Smol’nogo, 1/3, 9 pod’ezd E-mail: i-pride@rambler.ru

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.