Научная статья на тему 'Восприятие революции в России молодежью: по материалам писем и дневников 1917-го-первой половины 1920-х гг'

Восприятие революции в России молодежью: по материалам писем и дневников 1917-го-первой половины 1920-х гг Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
53
16
Поделиться
Ключевые слова
YOUTH / REVOLUTION / KOMSOMOL / RKSM / YOUTH LETTERS / МОЛОДЕЖЬ / РЕВОЛЮЦИЯ / КОМСОМОЛ / РКСМ / ПИСЬМА МОЛОДЕЖИ

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Рыбаков Роман Валерьевич

В статье на основе анализа эпистолярного наследия 1917-го первой половины 1920-х гг. исследуется вопрос восприятия молодежью революции 1917 г. Доказывается, что общая положительная оценка события была продиктована неосознанной поддержкой главных принципов коммунистической идеологии, а убеждением в быстром переходе к более справедливому и лучшему обществу. Социально-экономические трудности первых лет Советской власти частично подорвали эти взгляды, что привело к увеличению недовольства и пессимизма в среде подрастающего поколения.

Похожие темы научных работ по истории и историческим наукам , автор научной работы — Рыбаков Роман Валерьевич,

Perception of Russian revolution by youth: on materials of letters and diaries, 1917 - first half of the 1920th

The article analyzes the epistolary heritage of 1917-the first half of the 1920s. The issue of young people's perception of the revolution of 1917 is examined. It is proved that the general positive assessment of the event is dictated not by conscious support of the main principles of communist ideology, but by the conviction in a rapid transition to a fairer and better society. The socioeconomic difficulties of the early years of Soviet authority partially undermined these views, which led to an increase in discontent and pessimism among the younger generation.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Восприятие революции в России молодежью: по материалам писем и дневников 1917-го-первой половины 1920-х гг»

УДК 94(571.1/5):329.78

Р. В. РЫБАКОВ

Омский государственный технический университет, г. Омск

ВОСПРИЯТИЕ РЕВОЛЮЦИИ В РОССИИ МОЛОДЕЖЬЮ:

ПО МАТЕРИАЛАМ ПИСЕМ И ДНЕВНИКОВ 1917-го - ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ 1920-х гг._

В статье на основе анализа эпистолярного наследия 1917-го — первой половины 1920-х гг. исследуется вопрос восприятия молодежью революции 1917 г. Доказывается, что общая положительная оценка события была продиктована неосознанной поддержкой главных принципов коммунистической идеологии, а убеждением в быстром переходе к более справедливому и лучшему обществу. Социально-экономические трудности первых лет Советской власти частично подорвали эти взгляды, что привело к у вели-чению недовольства и пессимизма в среде подрастающего поколения.

Ключевые слова: молодежь, революция, комсомол, РКСМ, письма молодежи.

Революционные события 1917 г. и последующая Гражданская война, безусловно, оказали влияние на все социальные группы России, но больше всего их воздействие ощущалось на подрастающем поколении. Родившаяся на рубеже веков молодежь была втянута в бурные широкомасштабные революционные преобразования, сопровождавшиеся, помимо всего прочего, разрушением привычных социальных структур, традиций, норм и ценностей. Юноши и девушки принимали непосредственное деятельное участие в строительстве нового государства: были ли это массовые демонстрации и митинги, призыв на военную службу, участие в субботниках, политической или экономической жизни. Оказавшись в центре социальной и культурной трансформации, молодежь нуждалась в соответствующих идеологических ориентирах. Традиционно считается, что проводником передовых идей в их среде были Коммунистическая партия и комсомол. Однако ограничивать информационное поле только названными источниками было бы неправильным, так как в период революции 1917 г. и даже в начале 1920-х влияние этих политических институтов на сознание молодых людей не было глобальным. Поэтому представляется актуальным ответить на следующие вопросы: каковы были источники представлений молодежи о будущем, откуда они брали свое вдохновение и стремление к участию в реформировании страны, какие идеи и образы социалистического общества они разделяли, как менялись их взгляды на протяжении времени?

С какими чувствами молодые люди встретили революцию? Это хорошо демонстрируют воспоминания, дневники и письма, дошедшие до наших дней и хранящиеся в архивных фондах. Мысли и чувства молодых людей, зафиксированные в документах, свидетельствуют о позитивном настрое: «что-то хорошее произошло», «в первый раз в моей жизни я почувствовал атмосферу радости», «революция казалась прекрасным праздником», «мы были счастливы», «мы чувствовали впервые себя взрослыми, свободными» [1, с. 8—18]. Революция прервала привычный образ жизни юношей и девушек. Многие были оторваны от учебы, работы, покинули свои

дома. События 1917 г. стали не только главными инструментами политизации молодых людей, но и важным этапом в процессе их взросления. Вместо того чтобы остаться дома, молодежь спешила на улицу, где происходили главные действия. Здесь она усваивала новые правила социального взаимодействия, знакомилась с революционной культурой. Даже не понимая всех революционных аспектов, политических лозунгов, идей, молодежь активно принимала участие в массовых митингах и демонстрациях. Для большей части подрастающего поколения происходящее казалось неизведанным приключением.

Во все времена молодежи свойственна мечтательность, а революционный подъем в 1917 г., кажется, только усилил это явление. Революция — особый этап в развитии общества, который знаменует новый порядок и надежду на лучшее. В это время возникла масса утопий, идеи и концепции будущего мира и счастливой жизни. И такого рода взгляды активно распространялись среди молодых людей, не обладающих большим жизненным опытом и познаниями в политике. Казалось, что лучшая жизнь начнется в ближайшее время. Вовлеченные в исторические изменения многие верили в скачок в новый мир, поэтому объявили себя защитниками нового режима.

Под влиянием революционной эйфории и энтузиазма, а также пропаганды партией идей социалистического общества у представителей подрастающего поколения естественно возник вопрос о том, как выглядит жизнь при социализме или коммунизме?

Научный марксизм не мог стать очевидным источником, откуда молодые люди черпали бы вдохновение и в котором искали бы ответы на вопросы о социалистическом будущем. Работы ранних социалистов (Фурье, Сен-Симона и Оуэна, которых в свое время Ф. Энгельс подверг резкой критике) им просто не были знакомы. В работах Маркса и Ленина кроме общих идей о коллективной собственности, общинной жизни и бесклассовом обществе других теоретических материалов, позволяющих конкретизировать мечты молодых людей, также не было. Родоначальники марксизма сами неоднократно указывали на существующую проблему: отсутствие какой-либо

подробной концепции, объясняющей будущее государство. Даже Ленин в своем выступлении против поправки Бухарина к резолюции о программе партии 8 марта 1918 г. признавал: «Дать характеристику социализма мы не можем; каков социализм будет, когда достигнет готовых форм, — мы этого не знаем, этого сказать не можем» [2, с. 65]. Отсутствие конкретики, с одной стороны, объединяло людей с очень разными представлениями, но под одним лозунгом «борьбы за лучшую жизнь», а с другой — способствовало распространению утопических представлений о будущем.

Отчеты комсомольских организаций свидетельствуют, что очень небольшое количество молодых людей было знакомо с работами советских политических лидеров. Политическая учеба, начавшаяся в комсомольских организациях вплоть до середины 1920-х годов, наталкивалась на многочисленные трудности и результатов практически не давала. Поэтому свои представления о будущем социалистическом и коммунистическом (молодежь эти понятия не различала) обществе молодежь скорее черпала из богатой традиции русских сказок, научно-популярной фантастической и приключенческой литературы (спрос на которую резко возрос после революции по данным отчетов библиотек [3, 4]), общения со сверстниками. Это было гораздо проще и интереснее, чем пытаться изучать марксизм в кружках, разбираться в сложных трудах по историческому материализму, запоминать труднопроизносимые понятия (эмпириокритицизм и диалектический материализм). В воспоминаниях первых комсомольцев Сибири можно довольно часто встретить суждения о политической учебе в начале 1920-х гг. Их содержание было очень похожим. Так, секретарь комсомольской ячейки с. Волчихи Славгородского уезда Омской области писал: «Доклады делались или политиком, или каким-нибудь приезжим партийцем. Наша братва только слушала, и можно сказать уверенно, что большинство ничего не понимало» [5].

Таким образом, представления о будущем мире у молодежи складывалось скорее на основе их собственных мечтаний и коллективного обмена мнениями. В организуемых беседах о коммунистической жизни выдвигались разные предположения. В большинстве из них отмечалось, что это будет мир без денег и личного имущества, кроме книг и одежды. Сын писателя Александра Серафимовича Анатолий Попов представлял себе коммунистическое общество с «огромными общественными зданиями, которые будут включать огромные столовые, прачечные, детские сады и ясли, чтобы освободить семьи от всех домашних дел» [6, с. 44].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

На комсомольских собраниях регулярно делались доклады о социалистическом будущем. Так, в НовоНиколаевском городском комитете РКСМ в 1920 г. с подобной темой выступила комсомолка Пальцева, которая отметила, что «социалистический строй должен в корне перевернуть страну, превратив её из отсталой и рабской в просвещенную и коммунистическую. Новый строй должен дать в десять раз более усовершенствованные машины, вся страна должна покрыться сетью электростанций, фабрик и заводов» [7, л. 8]. В мечтах молодежи измениться должны были не только страна и её социально-экономическая структура, но и сами люди: «при коммунизме все должны быть красивыми и душой и телом, не должно быть жадности и зависти» [7, л. 7].

Важно отметить, что эти мечты часто превращались в реальные убеждения и веру: «Если не сегодня,

то в ближайшем будущем мы будем жить в коммунистическом обществе» [8, д. 336, л. 18]. Молодые люди чувствовали, что они были частью исторических перемен. Некоторые уже видели изменения, материализации надежд на горизонте. Убеждение, что мгновенный переход к социализму или даже коммунизму удался, было широко распространено среди подростков, которые стали участниками революционной деятельности и социалистических молодежных организаций. Радикальная политическая программа и пропаганда большевиков отвечала их революционным мечтам о новом обществе. Таким образом, опыт Февральской и Октябрьской революций помог создать миф возможности мгновенного скачка в коммунизм, который, в свою очередь, вдохновлял большую часть молодежи к действию и мгновенному преобразованию.

Многие молодые люди влюбились в миф, который обещал серьезные исторические изменения в течение очень короткого времени. Их знания марксистской идеологии были слабыми, но вера в неё — сильной! Опыт Гражданской войны, борьба с винтовкой в руках не только укрепили приверженность к коммунизму, но и представление о нем.

Чем сильнее была мечта, тем сложнее происходило осознание очевидных трудностей в достижении заветной цели. В начале 1920-х гг. в письмах молодежи очевиден определенный пессимизм. «Все мои старые убеждения, пропитавшие меня в годы революции, подтачиваются, выбиваются из моей головы сегодняшними днями. Вдумываясь над существующей окружающей жизнью, я все больше и больше убеждаюсь в пустоте моих надежд, с которыми я встретил революцию» [8, д. 507, л. 40 — 40 об.].

Мечты о быстром переходе к новому миру сменились сомнениями в достижимости результата. За объяснением текущей ситуации и просто за помощью молодежь обращалась к политическим лидерам: «Скажите, что мне делать, чтобы я чувствовал твердую почву под ногами, чтобы я был уверен, что мы все-таки придем к социализму?» [8, д. 507, л. 155].

Многие представители подрастающего поколения объясняли свое разочарование и утрату веры введением НЭПа и отступлением от генеральных идей, за которые они боролись в революции, другие обнаружили серьезные противоречия между декларируемыми властью лозунгами и действительностью: «...чем наша власть отличается от царской? Не тем ли, что при царской власти меньше пузаков было, а у нас их больше. Жаль, что прошел 1917 год, не одному бы я брюхо распорол. Ведь вот где настоящие паразиты, подобные клопам!» [8, д. 588, л. 27].

Очевидно, что в 1920-е гг. серьезным образом изменилась тональность в восприятии революции и её достижений. Безусловно, по-прежнему много было молодых людей, которые фанатично верили в её идеалы, но в то же время нельзя не отметить возросшее количество представителей молодого поколения, поставивших под сомнение её результаты.

Молодежь, которая вступала в комсомол и шла добровольцем в армию после революции 1917 г., в абсолютном большинстве не имела четкого представления о коммунистической идеологии, но ее стремление преобразовать общество в лучшую сторону было бесспорным. Утопические взгляды и идеалы о будущем государстве, мгновенном переходе к коммунизму стали движущей силой в революционной работе. Так как эти идеи не были усвоены на основе серьезных теоретических знаний или бога-

того жизненного опыта, а были продиктованы мечтами, часть молодого поколения оказалась не готова к трудностям социально-экономического характера первых лет Советской власти. В их среде появлялись разочарование, непонимание и пессимизм. Эти нежелательные явления преодолевались в течение всего периода 1920-х гг.

Библиографический список

1. Дневники и письма комсомольцев / Сост. М. Л. Катаева; предисл. Ю. Н. Глазкова. М.: Молодая гвардия, 1978. 366 с.

2. Ленин В. И. Полное собрание сочинений. В 55 т. М.: Изд-во полит. лит. 1974. Т. 36. 741 с.

3. Российский государственный архив литературы и искусства (РГАЛИ). Ф. 611. Оп.1. Д. 353. Л. 9-22.

4. РГАЛИ. Ф. 2130. Оп. 1. Д. 8. Л. 31.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

5. Государственный исторический архив Омской области (ГИАОО). Ф. 36. Оп. 1. Д. 1. л. 10.

6. Neumann M. The Communist Youth League and the Transformation of the Soviet Union, 1917 — 1932. London and New York: Routledge Taylor & Francis Group, 2013. 289 p.

7. Государственный архив Новосибирской области (ГАНО). Ф. П-187. Оп. 1. Д. 16.

8. Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ) Ф. М.-1. Оп. 23.

РЫБАКОВ Роман Валерьевич, кандидат исторических наук, доцент (Россия), доцент кафедры «Отечественная история».

Адрес для переписки: koi-omgtu@bk.ru

Статья поступила в редакцию 11.04.2017 г. © Р. В. Рыбаков

УДК 94(470)"1917":378.147

Т. В. ГЛАЗУНОВА

Омский государственный технический университет, г. Омск

РЕВОЛЮЦИОННЫЕ СОБЫТИЯ 1917 Г. В РОССИИ ГЛАЗАМИ СТУДЕНТОВ ТЕХНИЧЕСКОГО ВУЗА

Статья посвящена исследованию отражения Великой Российской революции в историческом сознании молодежи. Анализируется знание студентов технического вуза об основных событиях революции в России и отношение к ним. Предлагается: ув еличить количество часов на изучение революционных событий 1917 г. на теоретических и практических занятиях; акцентировать внимание студентов на ключевых моментах февраля-октября 1917 г.; проследить причинно-следственные св язи этих событий и выявить закономерности раз в ития революции.

Ключевые слова: революция 1917 г., причинно-следственные связи революционных событий, анкетирование, студенты технических вузов.

Революция является переломным этапом в общественно-политическом развитии каждого государства. Она кардинально меняет все стороны жизни страны в целом и каждого человека в отдельности, приводит к невиданным разрушениям, огромным материальным, духовным и людским потерям. В то же время она является шансом привести к прогрессивным изменениям. Революция, как способ радикального обновления общества, неизбежна [1, с. 9].

В советские годы выделялось две революции 1917 г. Революцию, произошедшую в феврале, называли буржуазно-демократической, а в октябре — Великой Октябрьской социалистической революцией. В последние годы историки все чаще стали говорить о единой российской революции 1917 г. Вопросы хронологических рамок тоже относятся к числу дискуссионных. Однако уже никто из авторов сегодня не рассматривает октябрь изолированно от февраля 1917 г. [2, с. 112].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Предпосылки революции назревали на протяжении всего XIX в., проявляясь как в обострении социально-экономических противоречий и политической борьбе, так и в духовной трансформации российского общества [3, с. 9]. К началу 1917 г. ситуация в стране значительно обострилась: углубился

политический, экономический и социальный кризис. Царизм и правящая бюрократия все больше утрачивали свои позиции и были не способны разрешить все возникающие проблемы. В начале февраля 1917 г. императором была приостановлена работа IV Государственной думы. Росло число недовольных сложившейся ситуацией.

23 февраля состоялась демонстрация женщин. Уже на следующий день началась стачка, численность которой постоянно росла. Демонстрации продолжались. Постепенно возникали столкновения с полицией. Начались аресты царских министров. 2 марта Николай II подписал отречение от престола за себя и своего сына. В стране образовались новые органы власти: Петроградский совет рабочих и солдатских депутатов и Временное правительство.

Легитимность Временного правительства основывалась на том, что его члены, депутаты Думы, были «избранниками народа». Царь перед отречением утвердил князя Г. Е. Львова его председателем [4, с. 426]. Оно объявило широкие политические права и свободы, осуществило амнистию, ликвидировало старую полицию и др. Основные же политические вопросы (аграрный, рабочий, национальный и другие) было принято решать на Учредительном собра-