Научная статья на тему 'Волатильность обменного курса и торговля в странах ЕАЭС'

Волатильность обменного курса и торговля в странах ЕАЭС Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

CC BY
446
46
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
обменный курс / внешняя торговля / валютные режимы / долларизация / ЕАЭС / exchange rate / foreign trade / currency regimes / dollarization / EAEU

Аннотация научной статьи по экономике и бизнесу, автор научной работы — Тимур Алиев, Юрий Зайцев, Александр Кнобель

Волатильность обменного курса является одним из ключевых факторов, определяющих динамику торговли в странах ЕАЭС. Разные валютные режимы и уровень долларизации в государствах–членах ЕАЭС обусловливали формирование разных подходов в качестве реакции национальных экономик на внешние шоки в 2014–2015 гг. и, как следствие, корректировку обменных курсов и ужесточение проводимой монетарной политики. В свою очередь, решение проблемы волатильности обменных курсов в рамках гармонизации и сближения подходов к формированию и внедрению методов валютной политики в странах ЕАЭС является одной из задач на пути создания на базе ЕАЭС валютного союза.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Exchange Rate Volatility and Trade in EAEU Countries

The volatility of the exchange rate is one of the key factors determining the dynamics of trade in the EAEU countries. The various currency regimes and the level of dollarization in the EAEU member states contributed to the formation of different approaches as a reaction of national economies to external shocks in 2014–2015. Most of the EAEU countries responded with the exchange rate adjustment and tightening of monetary policy. Moreover, the elimination of exchange rates volatility is a part of the EAEU countries’ currency policy harmonization and convergence framework for establishing the monetary union.

Текст научной работы на тему «Волатильность обменного курса и торговля в странах ЕАЭС»

ВОЛАТИЛЬНОСТЬ ОБМЕННОГО КУРСА И ТОРГОВЛЯ В СТРАНАХ ЕАЭС1

Тимур АЛИЕВ

Старший научный сотрудник Российского центра АТЭС, РАНХиГС при Президенте Российской Федерации, канд. экон. наук. E-mail: timalpani@gmail.com Юрий ЗАЙЦЕВ

Старший научный сотрудник РАНХиГС при Президенте Российской Федерации, канд. экон. наук. E-mail:

yuriy.zaitsev@gmail.com

Александр КНОБЕЛЬ

Заведующий лабораторией международной торговли Института экономической политики имени Е.Т. Гайдара; директор Центра исследований международной торговли РАНХиГС при Президенте Российской Федерации, канд. экон. наук. E-mail: knobel@iep.ru

Волатильность обменного курса является одним из ключевых факторов, определяющих динамику торговли в странах ЕАЭС. Разные валютные режимы и уровень долларизации в государствах—членах ЕАЭС обусловливали формирование разных подходов в качестве реакции национальных экономик на внешние шоки в 2014—2015 гг. и, как следствие, корректировку обменных курсов и ужесточение проводимой монетарной политики. В свою очередь, решение проблемы волатильности обменных курсов в рамках гармонизации и сближения подходов к формированию и внедрению методов валютной политики в странах ЕАЭС является одной из задач на пути создания на базе ЕАЭС валютного союза.

Ключевые слова: обменный курс, внешняя торговля, валютные режимы, долларизация, ЕАЭС.

Введение

Важнейшим фактором, влияющим на торговлю и развитие экономики, является курс национальной валюты. Траектория обменного курса вносит значительный вклад в достижение внутреннего и внешнего равновесия в экономике, оказывая воздействие на торговый и платежный баланс, приток иностранных инвестиций, конкурентоспособность многих отраслей, инфляционные процессы, уровень жизни населения и ряд других макро- и социально-экономических индикаторов. В свою очередь, хорошо функционирующая валютная система обеспечивает стабильность обменных курсов. Поэтому одной из важнейших составляющих проводимой в стране денежно-кредитной политики является выбор режима валютного курса, который определяет основу

валютной политики государства и воздействует на состояние экономики и уровень внешнеэкономических отношений2.

Динамика обменного курса валют некоторых стран-членов ЕАЭС относительно валют их основных торговых партнеров за последние несколько лет была очень неоднородной и характеризовалась периодами резких снижений и подъемов. Так, например, разница между максимальным и минимальным значениями курса доллара США к рублю в 2014 г. составила более 45 руб., а в 2015 и 2016 гг. -более 20 руб. В значительной степени такие колебания объясняются изменениями в денежно-кредитной политике национальных центральных банков. В частности, осенью 2014 г. Центральный банк России отказался от продолжения политики бивалютного коридора3.

1 Статья подготовлена в рамках научно-исследовательской работы «Влияние обменных курсов и их волатильности на внешнюю торговлю России с учетом ее членства в ЕАЭС», выполненной в РАНХиГС в соответствии с государственным заданием на 2017 год.

2 Mussa M. Nominal Exchange Rate Regimes and the Behavior of Real Exchange Rates // Carnegie-Rochester Coonference Series on Public Policy. 1984. Vol. 25. Рр. 117-214.

3 Annual Report on Exchange Arrangements and Exchange Restrictions 2014. IMF. October 2014: http:// www imf org/external/ pubs/nft/2014/areaers/ar2014 pdf

В связи с этим актуальной задачей является анализ динамики обменного курса валют и торговых потоков стран-членов ЕАЭС.

Валютные режимы и уровень долларизации в странах-членах ЕАЭС

В разные периоды в странах-членах ЕАЭС действовали четыре режима валютного курса (по классификации МВФ): фиксированная привязка с возможностью корректировки (crawling peg), режим стабилизированного курса (stabilized arrangement), остальные режимы управляемого курса (other managed arrangement) и режим управляемого плавающего курса без предварительного анонсирования динамики валютного курса (managed floating with no preannouncedpath for the exchange rate)4. (См. табл. 1.)

Режимы валютного курса, действующие сегодня в странах ЕАЭС, существенно разли-

чаются. Так, для Беларуси, Кыргызстана и России характерно гибкое курсообразование, Казахстан осуществляет переход от режима привязки к доллару США к плавающему обменному курсу, а в Армении функционирует режим стабилизированного курса.

Что касается денежно-кредитной политики, то в Армении действует режим таргетиро-вания инфляции, а Россия перешла к данной стратегии в 2015 г. С этого же года в Беларуси установлен режим монетарного таргетирова-ния. В Казахстане и Кыргызстане контроль над инфляционными процессами лежит в основе монетарной политики, а процентные ставки служат операционными целевыми установками; однако сложности, связанные с практической реализацией денежно-кредитной политики в этих странах, не позволяют провести для них однозначную классификацию режимов обменного курса.

Таблица 1

Режимы валютного курса в странах-членах ЕАЭС (по классификации МВФ)

Режимы мягкой привязки или переходные режимы (soft pegs)

Остальные режимы Режимы плавающего (residual) курса (floating regimes)

Страна

Фиксированный курс Режим

с возможностью стабилизированного

корректировки курса (stabilized

(crawling peg) arrangement)

Прочие режимы управляемого курса (other managed arrangement)

Плавающий курс (floating)

Армения С марта 2013 г.-фактически привязка к доллару США До марта 2013 г.-инфляционное таргетирование

Беларусь С мая 2011 г. -фактически привязка к доллару США С октября 2011 г. - плавающий управляемый курс

Казахстан До февраля 2014 г. -привязка к доллару США С февраля 2014 г. по август 2015 г. - привязка к доллару США С августа 2015 г. -плавающий курс

Кыргызстан

До ноября 2013 г.-

таргетирование макроэкономических индикаторов; с ноября 2013 г.-таргетирование процентной ставки

Россия

С 2013 г. - переход к плавающему курсу с таргетированием инфляции

Источник: составлено авторами.

4 Финансовые рынки Евразии: устроиство, динамика, будущее / под ред. проф. Я.М. Миркина. — М.: Магистр, 2017.

Для валютных режимов государств-членов ЕАЭС характерна сильная зависимость от внешнеэкономической конъюнктуры, а к их отличительным особенностям относятся высокий уровень долларизации экономики и банковской системы5, разная курсовая динамика и обеспеченность международными резервами.

Уровень долларизации в странах ЕАЭС существенно выше, чем в европейских странах. Так, среднее значение долларизации займов и депозитов для ЕАЭС в 2015 г. составляло 45 и 59% соответственно, тогда как для стран ев-розоны - 20 и 13%. При этом наиболее высокое значение долларизации займов зафиксировано в Армении (67%), а самый высокий уровень долларизации депозитов был отмечен в Беларуси (72%). (См. рис. 1.)

Следует отметить, что высокая долларизация имеет многочисленные экономические

последствия, в числе которых - повышение волатильности обменных курсов, так как спрос на иностранную валюту для внешнеэкономических сделок дополняется внутренним спросом, чутко реагирующим на изменение ожиданий экономических агентов. Такая ситуация приводит к более глубоким финансовым кризисам, как это наблюдалось, например, в России в 1998 г.6. Ряд исследований и практический опыт некоторых стран указывают на необходимость обеспечения низкой и стабильной инфляции на базе плавающего валютного курса как условия по дедолларизации экономик стран ЕАЭС7.

Курсовая динамика в странах ЕАЭС

В странах ЕАЭС наблюдаются различия в трендах курсовой динамики (плавное или скачко-

Рис. 1. Уровень долларизации займов и депозитов в государствах-членах ЕАЭС и в странах еврозоны в 2015 г., в %

75

I_I Долларизация займов ^^Долларизация депозитов ш

-Среднее значение по ЕАЭС долларизации займов -Среднее значение по ЕАЭС долларизации депозитов

--Среднее значение по еврозоне долларизации займов--Среднее значение по еврозоне долларизации депозитов

Источник Денежно-кредитная политика государств-членов ЕАЭС: текущее состояние и перспективы координации. Совместный доклад Евразийской экономической комиссии и Евразийского банка развития. - М.: ЕЭК; СПб.: ЦИИ ЕАБР, 2017.

5 Речь прежде всего идет не о реальной долларизации, когда иностранная валюта используется в качестве средства платежа, номинирования цен и заработных плат, а о финансовой долларизации, т.е. о привлечении займов и размещении депозитов в иностранной валюте (в основном - долларах США).

6 Головнин М.Ю. Долларизация в переходных экономиках России и стран Центральнои и Восточнои Европы // Проблемы прогнозирования. 2004. № 3. С. 124-135.

7 Денежно-кредитная политика государств-членов ЕАЭС: текущее состояние и перспективы координации. Совместныи доклад Евразийской экономической комиссии и Евразийского банка развития. - М.: ЕЭК, СПб.: ЦИИ ЕАБР, 2017.

образное изменение валютного курса). (См. рис. 2.)

Армянскому драму в большей степени присуща стабильная динамика обменного курса. Эпизодические интервенции регулятора Республики Армения были нацелены на сглаживание курсовых колебаний национальной валюты, связанных с сезонностью трансакций по платежному балансу8.

С января 2015 г. Беларусь перешла на гибкий валютный режим управляемого плавания, отказавшись от предшествовавшего ему фиксированного курса с возможностью корректировки, или режима ползущей привязки (crawlingpeg). Национальный банк Республики Беларусь осуществляет валютные интервенции для сглаживания курсовых колебаний белорусского рубля по отношению к валютному композиту и динамики стоимости валютной корзины, в структуре которой удельный вес российской валюты увеличивается до 40%, а доли евро и доллара США снижаются до 30% каждая9. При этом основой денежно-кредит-

ной политики мегарегулятора финансового рынка Беларуси является монетарное таргетирование10.

В течение продолжительного периода под действием режима с возможностью корректировки курса (crawl-like arrangement) обменный курс казахстанской валюты -тенге -к евро и доллару США постепенно ослабевал в рамках узкого коридора (±2%), находясь под строгим контролем Национального банка Республики Казахстан. С августа 2015 г. в Казахстане был введен режим монетарной политики, ориентированный на таргетирование инфляции, а в области курсовой политики страна вошла в промежуточную фазу на пути к режиму свободного плавания.

Обменный курс кыргызского сома наиболее сбалансирован среди национальных валют государств-членов ЕАЭС, что является результатом взвешенной монетарной и валютной политики Национального банка Кыргызской Республики. Он не устанавливает обязательства по валютному курсу, но в отдельных случа-

Рис. 2. Индексы обменных курсов национальных валют стран-членов ЕАЭС по отношению к доллару США в 2014-2017 гг. (январь 2014 г.=100)

-Драм -Белорусский рубль -Тенге -Сом -Российский рубль

Примечание. Данные по Республике Беларусь приведены с 01.2014 до 06.2016.

Источник:: составлено авторами по материалам сайта Евразийской экономической комиссии, раздел «Статистика ЕАЭС».

8 Денежно-кредитная политика государств-членов ЕАЭС: текущее состояние и перспективы координации. Совместныи доклад Евразийской экономической комиссии и Евразийского банка развития. — М.: ЕЭК, СПб.: ЦИИ ЕАБР, 2017.

9 О мерах денежно-кредитной политики по стабилизации ситуации в финансовои сфере: Пресс-релиз Национального банка Республики Беларусь. 8 января 2015 г.

10 Официальный сайт Евразийской экономической комиссии, раздел «Статистика ЕАЭС».

ях осуществляет интервенции с целью сглаживания флуктуаций обменного курса сома.

С 10 ноября 2014 г. в Российской Федерации были упразднены плавающий коридор допустимых значений бивалютной корзины и регулярные интервенции на его границах и за их пределами11. Таким образом, Банк России ввел режим гибкого курсообразования и перешел к свободно плавающему обменному курсу рубля, осуществив девальвацию национальной валюты.

Все страны ЕАЭС отреагировали на внешние шоки, в том числе связанные с девальвацией российского рубля в конце 2014 - начале 2015 гг., посредством корректировки обменного курса и ужесточения монетарной политики. Однако динамика и чувствительность обменных курсов национальных валют государств-членов ЕАЭС кизменившимся условиям существенно различались, что объяснялось, в частности, различиями режимов проводимой ими курсовой и денежно-кредитной политики.

Динамика и структура внешней торговли внутри стран ЕАЭС

Изменение валютных режимов национальных центральных банков стран-членов ЕАЭС отра-

зилось также и на динамике их торговых потоков: по данным Евразийской экономической комиссии, объем взаимной торговли товарами между государствами-членами ЕАЭС в 2016 г. сократился по сравнению с предыдущим годом на 6,7% и составил 42,5 млрд. долл. США. При этом в Казахстане взаимная торговля снизилась на 23,5%, в России - на 7,9%, а в Беларуси и Кыргызстане, напротив, был зафиксирован рост показателя на 2,2 и 4,4% соответственно. Значительно возросли объемы взаимной торговли в Армении - на 53,0%. Между тем уровень участия Армении и Кыргызстана во внутрирегиональной торговле остался крайне низким и составил лишь 1,9% от всей торговли между странами ЕАЭС. Доли остальных участников интеграционного объединения распределены следующим образом: на Беларусь пришлось 26,5%, на Казахстан и Россию -9,2 и 62,4% соответственно. (См. табл. 2.)

Доля торговли внутри ЕАЭС в системе внешнеторговых связей стран объединения по-прежнему остается достаточно низкой - всего 7,2%. В наибольшей степени на рынок единого экономического пространства ориентирована Беларусь: в 2016 г. удельный вес стран ЕАЭС в общем объеме белорусской внешней торговли составил 24,0%. Относительно вы-

Таблица 2

Взаимная торговля стран-членов ЕАЭС в 2015 и 2016 гг.

2015 г. 2016 г.

Страна Объем, млрд. долл. США Удельный вес, в % к итогу по ЕАЭС Прирост, в % к предыдущему году Объем, млрд. долл. США Удельный вес, в % к итогу по ЕАЭС Прирост, в % к предыдущему году

ЕАЭС 45,6 100,0 75,3 42,5 100,0 -6,7

втом числе:

Армения 0,3 0,6 79,1 0,4 0,9 53,0

Беларусь 11,0 24,1 68,0 11,3 26,5 2,2

Казахстан 5,1 11,2 71,6 3,9 9,2 -23,5

Кыргызстан 0,4 0,9 62,7 0,4 1,0 4,4

Россия 28,8 63,2 78,1 26,6 62,4 -7,9

Источник: официальный сайт Евразийской экономической комиссии, раздел «Статистика ЕАЭС»; расчеты

авторов.

11 О параметрах курсовой политики Банка России: Информация пресс-службы Банка России. 10 ноября 2014 г.

сока доля ЕАЭС во внешней торговле Армении (9,0%) и Кыргызстана (9,6%). Для Казахстана этот показатель составляет 7,0%, для России - 5,5%. (См. рис. 3.)

Товарная структура взаимной торговли стран ЕАЭС характеризуется относительной диверсифицированностью. В 2016 г. минеральные продукты составляли 27,1% от общего объема взаимной торговли, из которых большую часть на рынок единого экономического пространства поставляла Россия. На долю машин, оборудования и транспортных средств приходилось 17,5%, сельскохозяйственного сырья и продовольственных товаров - 16,1%. К значимым товарным группам внутрирегиональной торговли ЕАЭС относятся также продукция химической (12,4%)12 и металлургической (11,3%) промышленности. (См. табл. 3.)

Внешняя торговля ЕАЭС с третьими странами

В последние годы наблюдается значительное сокращение внешней торговли между ЕАЭС и третьими странами: суммарный объем торговли товарами между странами-членами ЕАЭС и третьими странами в 2015 г. составил 579,3

млрд. долл. США, в том числе экспорт - 373,8 млрд. долл., импорт - 205,5 млрд. долл. Всего за 2014-2015 гг. товарный экспорт ЕАЭС сократился на 181,8 млрд. долл. (или на 32,7%), импорт - на 112,0 млрд. долл. (или на 35,3%). Наибольшее снижение внешнеторговых показателей ЕАЭС приходится на Россию - ее импорт и экспорт в третьи страны уменьшился за год соответственно на 145,8 и 97,8 млрд. долл., или на 31,6 и 36,7%. Соответствующие показатели Казахстана снизились на 43,5 и 26,4%, Беларуси - на 21,3 и 28,1%, Кыргызстана - на 10,8 и 33,6%. Товарный экспорт Армении за пределы ЕАЭС в 2015 г. вырос на 2,3%, тогда как поставки товаров в республику из третьих стран сократились на 32,8%.

В 2016 г. товарооборот стран-членов ЕАЭС с третьими странами достиг 509,8 млрд. долл. США, в том числе экспорт - 308,4 млрд. долл., импорт - 201,3 млрд. долл. Сокращение товарного экспорта и импорта ЕАЭС в торговле с третьими странами составило соответственно 17,5 и 2,0% по отношению к предшествующему году.

В 2015-2016 гг. удельный вес Армении, Кыргызстана и России в совокупном экспорте ЕАЭС

Рис. 3. Удельный вес взаимной торговли в общем объеме внешней торговли стран-членов ЕАЭС в 2016 г., в %

0 20 40 60 80 100

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

□ Доля взаимной торговли в общем объеме внешней торговли ■ Доля торговли с третьими странами в общем объеме внешней торговли

Источник: официальный сайт Евразийской экономической комиссии, раздел «Статистика ЕАЭС»; расчеты авторов.

12 Воловик Н.П., Зайцев Ю.К. Российская торговая политика в отношении продукции химической промышленности // Известия Дальневосточного федерального университета. Сер. «Экономика и управление». 2014. № 1 (69). С. 58-69.

незначительно повысился за счет снижения доли белорусского и казахстанского экспорта. Доля российского импорта в совокупном импорте ЕАЭС увеличилась за указанный период с 82,1 до 84,0%, Кыргызстана - с 1,0 до 1,2%, в то время как доля Беларуси в товарном импорте ЕАЭС сократилась с 6,4 до 6,1%, а доля Казахстана - с 9,4 до 7,7%. (См. табл. 4.)

В географической структуре внешней торговли стран ЕАЭС в последние годы произошел сдвиг в сторону снижения удельного веса стран ЕС и СНГ в пользу стран АТР и других регионов мира. Так, в 2015-2016 гг. доля стран ЕС в совокупном экспорте и импорте ЕАЭС в третьи страны снизилась с 53,3 до 50,3% и с 40,9 до 40,8% соответственно, доля стран СНГ (без ЕАЭС) - с 6,0 до 5,8% и с 5,1 до 4,3%. В то же время доля экономик Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС) изменилась с 23,6 до 24,4% и с 40,6 до 42,3% соответственно, доля стран МЕРКО-

СУР («Южного общего рынка» стран Южной Америки) - с 0,8 до 0,9% и с 2,5 до 2,2%, других стран - с 16,2 до 18,6% и с 11,0 до 10,5%. (См. рис. 4.)

В числе конкретных стран - крупнейших торговых партнеров стран ЕАЭС выделяется Китай, являющийся важнейшим из них для трех членов ЕАЭС - Армении, Кыргызстана и России и вторым по значимости партнером для Беларуси и Казахстана в торговле с третьими странами. В 2016 г. удельный вес Китая во внешней торговле стран ЕАЭС с третьими странами составил: для Армении - 12,2%, для Беларуси - 10,6%, для Казахстана - 16,3%, для Кыргызстана - 44,2%, для России - 15,4%. Помимо Китая к числу приоритетных внешнеторговых контрагентов стран ЕАЭС относятся: для Армении - Германия (8,7%), Иран (6,7%), Грузия (6,5%) и Болгария (5,2%); для Беларуси - Украина (15,7%), Германия (9,3%), Польша (8,2%) и Великобритания

Таблица 3

Товарная структура взаимной торговли стран-членов ЕАЭС в 2016 г., в %

КодпоТН Наименование товарной _В том числе_

ВЭД ЕАЭС группы Армения Беларусь Казахстан Кыргызстан Россия

Всего 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0

01-24 Продовольственные товары и сельскохозяйственное сырье (кроме текстильного) 16,1 66,5 31,9 10,8 26,0 9,3

25-27 Минеральные продукты 27,1 1,0 2,6 33,4 27,6 36,9

28-40 Продукция химической промышленности. Каучук 12,4 2,4 12,0 19,0 2,8 12,0

41-43 Кожевенное сырье, пушнина и изделия из них 0,2 1,2 0,3 0,2 0,2 0,2

44-49 Древесина и целлюлозно-бумажные изделия 2,8 0,1 3,0 0,5 0,9 3,1

50-67 Текстиль, текстильные изделия и обувь 4,2 12,4 8,3 4,0 30,2 1,9

72-83 Металлы и изделия из них 11,3 0,8 6,8 25,7 1,1 11,5

84-87, 90 Машины, оборудование и транспортные средства 17,5 4,7 27,8 5,3 6,1 15,4

68-71,88-89, 91-97,99 Остальные товарные группы* 8,3 10,9 7,3 1,1 5,1 9,8

* - Изделия из камня, керамики и стекла; драгоценные металлы; летательные и космические аппараты; суда, лодки и плавучие конструкции; оружие и боеприпасы; разные промышленные товары и произведения искусства. Источник: официальный сайт Евразийской экономической комиссии, раздел «Статистика ЕАЭС»; расчеты авторов.

(5,1%); для Казахстана - Италия (17,2%), Нидерланды (7,3%), Швейцария (5,8%) и Франция (5,3%); для Кыргызстана - Швейцария (18,8%), Турция (8,0%), Узбекистан (5,5%) и США (4,4%); для России - Германия (9,5%), Нидерланды (7,5%), США (4,7%) и Италия (4,6%).

В отличие от внутрирегиональной торговли товарная структура торговли стран ЕАЭС с третьими странами менее диверсифицирована. Преобладающей товарной группой экспорта из ЕАЭС в третьи страны являются минераль-

но-сырьевые продукты, на которые в 2016 г. пришлось 60,6% от общего объема экспорта ЕАЭС в третьи страны (в том числе 59,5% - на топливно-энергетические товары).

Структуру товарного экспорта из ЕАЭС в третьи страны также формируют продукция металлургической (10,5%) и химической (6,7%) промышленности, продовольственные товары и сельскохозяйственное сырье (5,5%), машины, оборудование и транспортные средства (4,2%), древесина и целлюлозно-бумажные изделия (3,2%).

Таблица 4

Внешняя торговля государств-членов ЕАЭС с третьими странами в 2015 и 2016 гг., млрд. долл. США

Страна 2015 г. 2016 г.

Экспорт D Импорт D Экспорт D Т Импорт D Т

ЕАЭС 373,8 100,0 205,5 100,0 308,4 100,0 -17,5 201,3 100,0 -2,0

втом числе:

Армения 1,2 0,3 2,2 1,1 1,4 0,5 13,3 2,2 1,1 -2,2

Беларусь 15,7 4,2 13,1 6,4 12,2 3,9 -22,3 12,2 6,1 -6,7

Казахстан 40,8 10,9 19,4 9,4 32,9 10,7 -19,5 15,5 7,7 -19,9

Кыргызстан 1,1 0,3 2,1 1,0 1,1 0,4 5,2 2,4 1,2 15,3

Россия 315,1 84,3 168,8 82,1 260,9 84,6 -17,2 169,1 84,0 0,2

Примечание. О - удельный вес, в % к итогу по ЕАЭС; Т - прирост, в % по отношению к предшествующему году. Источник: официальный сайт Евразийской экономической комиссии, раздел «Статистика ЕАЭС»; расчеты авторов.

Рис. 4. Изменения в географической структуре внешней торговли государств-членов ЕАЭС с третьими странами в 2015 и 2016 гг., в %

42.3

0 20 40 60 80 100

□ ЕС ■ АТЭС □ СНГ (без стран ЕАЭС) ■ МЕРКОСУР ■ Другие страны

Источник официальный сайт Евразийской экономической комиссии, раздел «Статистика ЕАЭС»; расчеты авторов.

К числу основных товаров, импортируемых из третьих стран в ЕАЭС, относятся машины, оборудование и транспортные средства (43,3%), химическая (18,5%) и сельскохозяйственная (13,2%) продукция.

Валютная структура расчетов в странах ЕАЭС

Анализируя динамику обменных курсов национальных валют стран ЕАЭС, необходимо

рассмотреть валютную структуру их взаимных расчетов за поставки товаров и оказание услуг. В структуре платежей стран ЕврАзЭС, которую можно рассматривать как структуру расчетов ЕАЭС, доминирует российский рубль, причем удельный вес национальной валюты РФ по общей сумме платежей значительно вырос в 2005-2015 гг. - с 56,5 до 68,4% (рост относительного показателя пришелся на период после 2010 г.)13, тогда как доля второй по

Рис. 5. Валютная структура платежей стран-членов ЕАЭС в 2005-2015 гг., в %*

По объему

0 10 20 30 40 50 60 70 80 90 100

□ в рублях РФ ■ в долларах США ■ в евро

□ в белорусских рублях □ в тенге ■ в прочих валютах

По количеству сделок

I I I I I I I

2015 г. 81.9 ••■;■•■ II : 1

2010 г. 77.6

2005 г. 71.8

1 ^

0 10 20 30 40 50 60 70 80 90 100

□ в рублях РФ ■ в долларах США ■ в евро

□ в белорусских рублях □ в тенге ■ в прочих валютах

* - Включает все страны ЕАЭС, кроме Армении, а также Таджикистан. Вследствие того, что доля расчетов Таджикистана в общей сумме расчетов и товарооборот между Арменией и странами ЕАЭС незначительны, структуру расчетов ЕврАзЭС можно рассматривать как структуру расчетов ЕАЭС.

Источник: Финансовые рынки Евразии: устройство, динамика, будущее / под ред. проф. Я.М. Миркина. - М.: Магистр, 2017.

13 Одной из причин увеличения доли российской валюты в структуре платежей стран ЕАЭС является девальвация российского рубля - расчеты в нем становились более выгодными по сравнению с американской и общеевропейской валютами.

значимости валюты - доллара США - снизилась с 38,7 до 24,9%. В структуре платежей по количеству сделок доля российского рубля повысилась за указанный период на 10,1 п.п., а относительный вес американской валюты упал вдвое - с 18,5 до 9,2%. (См. рис. 5.)

Отличительной особенностью валютной структуры платежей во внешнеторговых операциях России со странами ЕАЭС является до-

минирование российского рубля, при этом доля его использования в валютных поступлениях выросла за 2013-2016 гг. с 53,8 до 68,1%, в валютных перечислениях - с 60,7 до 77,4%, тогда доля доллара США уменьшилась с 36,4 до 24,2% и с 33,4 до 16,6% соответственно. (Для сравнения: в структуре расчетов России со всеми странами преобладает доллар США: в 2016 г. удельный вес американской валюты в

Таблица 5

Валютная структура расчетов за поставки товаров и оказание услуг между Российской Федерацией и странами-членами ЕАЭС в 2013-2016 гг., в % к итогу

Страна Поступления Перечисления

2013 г. 2014 г. 2015 г. 2016 г. 2013 г. 2014 г. 2015 г. 2016 г.

РФ - всего:

в российских рублях 10,2 13,2 12,3 14,9 28,0 30,2 28,0 29,2

в долларах США 79,6 76,0 72,9 69,4 40,6 39,6 41,4 37,6

в евро 9,1 8,4 13,1 13,9 29,9 28,1 28,4 30,6

в иных валютах 1,1 2,4 1,7 1,8 1,5 2,0 2,2 2,7

Страны ЕАЭС:

в российских рублях 53,8 71,8 66,2 68,1 60,7 70,3 68,5 77,4

в долларах США 36,4 22,6 25,7 24,2 33,4 23,5 25,0 16,6

в евро 8,8 4,6 6,7 6,5 4,2 4,1 4,0 4,0

в иных валютах 1,0 1,0 1,4 1,2 1,7 2,1 2,5 1,9

Беларусь:

в российских рублях 53,4 78,1 75,4 79,3 88,5 86,6 85,0 87,6

в долларах США 31,5 16,0 15,5 11,2 6,6 7,8 9,0 6,8

в евро 14,6 5,5 8,6 9,0 3,6 4,6 4,6 4,7

в иных валютах 0,5 0,4 0,5 0,5 1,3 1,0 1,4 0,9

Казахстан:

в российских рублях 54,3 64,1 58,8 61,1 25,9 37,5 37,1 54,6

в долларах США 41,6 30,8 34,1 32,4 66,9 55,0 55,4 39,4

в евро 2,7 3,4 4,7 4,2 4,9 3,3 2,3 1,4

в иных валютах 1,5 1,7 2,4 2,3 2,3 4,3 5,2 4,6

Армения:

в российских рублях - - 21,7 29,2 - - 50,2 55,4

в долларах США - - 71,2 64,6 - - 37,9 30,6

в евро - - 2,7 3,2 - - 10,5 11,8

в иных валютах - - 4,4 3,0 - - 1,4 2,2

Кыргызстан:

в российских рублях - - 41,9 43,5 - - 55,6 58,2

в долларах США - - 55,9 53,8 - - 42,0 39,2

в евро - - 1,8 1,8 - - 0,9 1,4

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

в иных валютах - - 0,4 0,9 - - 1,5 1,2

Источник: официальный сайт Банка России, раздел «Статистика внешнего сектора».

поступлениях достигал 69,4%, в перечислениях - 37,6%, тогда как аналогичные показатели российского рубля составили 14,9 и 29,2%.)

Наиболее высока доля использования российской валюты в расчетах России с Республикой Беларусь. Российскому рублю отдается предпочтение во взаиморасчетах России с Казахстаном. Американский доллар является основной валютой в структуре валютных поступлений в Россию из Армении и Кыргызстана. (См. табл. 5.)

Заключение

Проведенный анализ показал, что ослабление национальных валют ряда стран-членов ЕАЭС в результате внешних шоков стало причиной сокращения их внешнеторгового оборота с третьими странами и что такая динамика не способствовала росту объемов взаимной тор-

говли стран-членов объединения. Доля торговли внутри ЕАЭС в системе внешнеторговых связей стран объединения по-прежнему остается низкой.

В настоящее время российский рубль доминирует в структуре расчетов стран-членов ЕАЭС. Следовательно, существенные колебания курса российской валюты могут негативно отразиться на будущих потоках российского экспорта и импорта.

Отсутствие единого подхода стран ЕАЭС к реализации курсовой и монетарной политики в существенной мере усложняет задачу по формированию валютного союза стран. Тем не менее шаги, предпринятые на сегодняшний день рядом стран ЕАЭС в направлении обеспечения гибкого курсообразования, способствуют поэтапной гармонизации и сближению подходов к формированию и внедрению методов валютной политики. ■

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.