Научная статья на тему 'Военно-политическая интеграция Европы в 1951 - 1956 гг. и европейская идея британских консерваторов'

Военно-политическая интеграция Европы в 1951 - 1956 гг. и европейская идея британских консерваторов Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

CC BY
436
94
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Военно-политическая интеграция Европы в 1951 - 1956 гг. и европейская идея британских консерваторов»

© 2004 г. О.Н. Леонидов

ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ИНТЕГРАЦИЯ ЕВРОПЫ В 1951 - 1956 гг. И ЕВРОПЕЙСКАЯ ИДЕЯ БРИТАНСКИХ КОНСЕРВАТОРОВ

Процесс европейской интеграции, развернувшийся под влиянием последствий второй мировой войны, получил огромный международный резонанс, захватив в свою орбиту значительное число крупных государств, и остро поставил вопрос о необходимости пересмотра концепций их взаимодействия с Европой.

Интересы мировых держав, пересекающиеся в разных географических точках и приводящие в движение мировой политический процесс, столкнулись именно в европейском регионе, что превратило его в средоточие многочисленных противоречий, одновременно повысив роль в международных отношениях.

Великобритания, исторически занимавшая особое место в числе европейских стран и сформировавшая собственную традицию в европейской политике, также была вынуждена пересмотреть принципы англоевропейского сотрудничества. Активное обсуждение интеграционных планов, перегруппировка мировых сил, обострение тенденций «холодной войны» заставляли государственных деятелей Британии искать новые точки соприкосновения с партнерами в Европе и изменяли характер «европейской идеи», влиявшей на выработку европейской политики.

«Европейская идея» стала базой для построения концепции взаимодействия консерваторов с континентом и прочно закрепилась в качестве основы их послевоенной внешней политики. Суть этой идеи, предложенной У. Черчиллем еще в годы второй мировой войны, заключалась в том, что Британия, оставив в прошлом сложившуюся традицию обособления от европейских дел, теперь открыто выступала с предложением о поддержке европейских соседей. Объединение стран европейского континента и выработка общей стратегии военно-политического, экономического и культурного сотрудничества, а также проведение совместной политики представлялись Черчиллю единственной возможностью послевоенного возрождения и дальнейшего развития Европы. Провозглашая необходимость объединения Европы, лидеры британских консерваторов впервые в истории проявили заинтересованность судьбой континента, всячески подчеркивая рост англо-европейской взаимозависимости.

Военно-политический аспект отношений Великобритании с Европой в послевоенные годы и на начальном этапе интеграции исследовался отечественными историками только в связи с рассмотрением различных аспектов «холодной войны» [1]. Изучению подвергались лишь общие принципы британской оборонной политики или отдельные аспекты военно-политического взаимодействия западных стран и влияние внешней политики Британии на внутреннюю обстановку и деятельность коммунистической и лейбористской партий [2]. При этом позиция консервативной партии Великобритании в вопросах военно-поли-

тической интеграции Европы так и не была детально исследована, однако оценивалась отрицательно и подвергалась жесткой критике в связи с общим негативным отношением к консервативной традиции [3].

Цель данной статьи - проследить ход складывания военно-политического компонента «европейской идеи» британских консерваторов в 1951 - 1956 гг., выяснить его специфику и особенности в зависимости от процессов, развивавшихся на континенте, а также показать роль консервативной партии в выработке европейской политики Великобритании.

Сразу же после прихода консерваторов к власти 12 декабря 1951 г. министерством иностранных дел был издан секретный меморандум, представивший основы европейской политики консерваторов и их ближайшие планы:

«Современные интеграционные процессы в Европе опираются на НАТО и Организацию Европейского Экономического Сотрудничества, однако основная европейская структура не имеет будущего - Совет Европы доказал свою неэффективность со многих точек зрения и вряд ли сможет когда-либо занять руководящее место во главе Европейской федерации. В настоящий момент он нуждается в огромной поддержке, несмотря на то, что претендует на руководство Европейской армией.

Наиболее важные проекты объединяющейся Европы - план Шумана, план создания европейских вооруженных сил, единый сельскохозяйственный план -все еще находятся в стадии разработки. Интеграционные инициативы еще не приносят ощутимых результатов, а раз так, какие выгоды может сейчас извлечь из них Британия?

Великобритания не может серьезно относиться к планам углубления европейской интеграции. Несмотря на географическую и политическую привлекательность данного региона, мы сохраняем уникальную позицию в Содружестве, находясь в центре стерлинговой зоны, и не можем подчинить нашу финансовую систему какому-либо межнациональному институту.

Всячески поддерживая основные идеи и ход европейской интеграции, мы должны в то же самое время использовать любую возможность для пропаганды «атлантических идей» и в частности нашу позицию в НАТО как залог нашей мощи для участия в дальнейшей интеграции» [4, с. 784-787].

Идея «атлантизма», появившаяся сразу после начала функционирования нового кабинета, получает громкое звучание и утверждается в качестве одной из составляющих европейской политической доктрины. Британская приверженность «атлантизму», судя по документам, становится в этот период важной частью внешнеполитической стратегии, что наглядно проявилось в ходе дальнейших переговоров со странами объединяющейся Европы.

Участие в экономических и промышленных объединениях европейских государств стояло далеко не на первом месте в списке интеграционных планов консервативного правительства. Активное обсуждение проблем обороны и европейской безопасности мощно стимулировалось развитием британских вооружений. Серия испытаний британского ядерного оружия, успешно завершившаяся в октябре 1952 г. созданием атомной бомбы, поставила Англию в один ряд с Соединенными Штатами при обсуждении вопросов безопасности Европейского континента [5].

Планы создания «объединенной Европы», представленные Черчиллем в первые послевоенные годы, получили новое звучание в свете изменившейся мировой обстановки. О повышении актуальности проблем обороны и безопасности, а также об изменениях в приоритетах Британии свидетельствует правительственный доклад, выпущенный в декабре 1951 г.:

«1. Великобритания нуждается в объединенной Европе для заполнения вакуума между железным занавесом и Атлантикой и для предотвращения германского доминирования на Западе Европейского континента. Мы не заинтересованы в германском доминировании над Европой.

2. Без объединенной Европы Германия может повернуться к востоку, поэтому военно-политическая федерация необходима для контроля над ней.

3. Мы не можем в настоящий момент присоединиться к такой федерации на предлагаемых условиях.

4. На первом месте для нас стоят интересы и принципы, изложенные мистером Черчиллем в «Теории трех окружностей».

5. Главная цель нашей политики в Европе - подготовить объединение такого вида, в которое мы могли бы в дальнейшем вступить» [4, с. 62].

Также особую важность для правительства представлял вопрос о ремилитаризации ФРГ. Решению его придавалось большое значение [6].

При его обсуждении Иден заявил о намерении правительства «вернуть единую Германию в европейскую семью, так как изолированное существование Германии - опасно и нереалистично в принципе. 70-миллионная страна с богатыми ресурсами не может развиваться обособленно от своих соседей» [4, с. 817].

Решая вопрос с ремилитаризацией Германии, консервативное правительство пропагандировало планы создания европейских вооруженных сил, основываясь на идеях, предложенных Черчиллем еще в середине 40-х гг. Консерваторы рассматривали создание вооруженных сил Германии как важный шаг на пути к укреплению европейской обороны и как создание гарантий ненападения Германии на своих европейских соседей.

Многочисленные консультации и переговоры с европейскими партнерами, проходившие в период 1951 -1954 гг., иллюстрировали серьезную заинтересованность британской стороны в положительном завершении данного процесса. Подписанный 26 мая 1952 г. в Бонне договор «Об отношениях между Англией, США, Францией и ФРГ» предусматривал «участие Западной Германии в Европейском оборонительном сообществе (ЕОС. -

О.Л.) и предоставление ей самостоятельности во внутренней и внешней политике» [7, с. 75].

Однако создание ЕОС в точном соответствии со схемой Черчилля оказалось неприемлемым и вызвало массу споров внутри партии консерваторов. А. Иден напрямую заявил о нереалистичности данного проекта «как и любого другого, предлагающего идею межнационального европейского авторитаризма» [4, с. 742]. Он, в частности, считал, что «в данном контексте идею общеевропейской армии, находящейся под международным контролем, необходимо использовать с большой осторожностью. Британия должна отказаться быть официальным связующим звеном между НАТО и Европейским оборонительным сообществом» [7, с. 75]. По ходу обсуждения планов европейской армии Иден, подчеркивая важность для Британии ее атлантических связей, неоднократно отмечал, что «любые планы межнациональных объединений вооруженных сил будут отвергаться Британией до полного решения вопроса о согласовании функций и степени нашего участия в НАТО и ЕОС» [7, с. 75]. Таким образом, министр иностранных дел Британии подчеркивал актуальность атлантического компонента и говорил о необходимости учитывать его в современной политике.

Вопрос о перспективах и степени британского участия в Европейской армии вызывал массу разногласий среди членов консервативной партии. Основные противоречия возникли между Г. Макмилланом и

А. Иденом, с одной стороны, и Черчиллем - с другой. Примечательно, что именно Черчилль, не желая отказываться от собственных послевоенных заявлений, выступал за более тесное сотрудничество с европейскими оборонительными структурами и оказался сторонником более тесной англо-европейской интеграции в вопросах международной безопасности [8, cols. 895-896], что полностью опровергает представления, сложившиеся у ведущих советских историков

[9].

Иден, напротив, выразил свое несогласие с черчиллевским понимаем степени британского участия в ЕОС и выступил за создание более тесного объединения с преобладающей ролью Британии.

Подобных взглядов придерживался и Макмиллан. Он отмечал неприемлемость для Британии предложенной Черчиллем идеи Европейской армии и высказывался за преобладание идей «атлантизма» в рамках НАТО.

В секретном докладе от 16 января 1952 г. Макмиллан развернуто изложил членам парламента свое видение перспектив европейской политики: «Я убежден, что движение в сторону дальнейшего объединения Европы не только необходимо, но и абсолютно независимо от нас. В случае изоляции от этого движения нас неизбежно ждет коллапс» [4, с. 812]. В качестве наиболее актуальной для Британии задачи Макмиллан выделил необходимость включения Германии в систему объединенной Европы таким образом, чтобы она не могла доминировать, что, бесспорно, отвечает интересам Великобритании и всего континента.

Макмиллан стал первым из членов консервативной партии, кто открыто заявил об объективности процессов интеграции Европы, не придерживаясь традиционного для его коллег высокомерно-снисходительного тона. Автор доклада впервые заговорил о вероятных отрицательных для Британии последствиях неуправляемого развития объединительных процессов: «Возможно, что континентальная федерация сможет образовать нейтральный блок, что представляет для нас серьезную опасность. В этом случае мы окажемся в худшем положении, чем в 1940 г. Мы окажемся в выигрыше только если европейские силы будут в основном опираться на Атлантический союз, в противном случае -для Соединенных Штатов мы перейдем со второго места на третье, а второе место займет 150-милионный европейский континент. Для нас есть смысл поддерживать интеграцию в ее прежнем курсе, только если это не несет опасности складывания подобного объединения. Складывание независимой от Британии континентальной федерации также опасно для нас, как и гибель идеи объединенной Европы. В настоящий момент мы находимся перед лицом выбора. Континентальная федерация представляет серьезную угрозу для наших жизненных интересов, так же как гибель европейской идеи. Какой же выбор есть сейчас у нас?» [4, с. 814].

Так, именно в докладе Макмиллана вопрос участия Британии в европейском интеграционном процессе впервые был поставлен со значительной степенью остроты, что неоднократно отмечалось в работах британских исследователей [10]. С этого момента его решение становилось жизненно необходимым для британских интересов. Качественно изменился и сам тон звучания данной проблемы - вариант, когда сильное государство подбирает себе слабых партнеров и характер отношений с ними, остался в прошлом. Теперь, по Макмиллану, Британии необходимо тщательно выбирать методы и формы реализации европейской политики, чтобы положение страны не стало необратимо тяжелым.

Макмиллан фактически подчеркнул неприемлемость старых методов в европейской политике. Поскольку европейская интеграция будет развиваться независимо от желания британских политиков и может представлять опасность для Великобритании, а участие англичан в интеграции на общих основаниях невозможно, что представляет опасность для Европы, необходим принципиально новый подход к решению данного вопроса.

Официальная позиция Британии была определена следующим образом: «Нам нужна единая Европа, так как она способна обеспечить нашу безопасность и экономическую стабильность. Основная причина нашего критического отношения к европейской военнополитической интеграции - противоречие между идеей европейского сотрудничества и формой европейского объединения. Мы заявили о своей готовности участвовать в процессе, но ничего не обещали. Со времени появления «Плана Плевена» прошло время и должны появиться новые формы нашего в нем уча-

стия. В общепринятой форме участие Британии в данном проекте невозможно» [4, с. 791-792].

Основным фактором, обусловливающим подобное отношение консерваторов к военно-политической интеграции, стала именно актуализация идеи «атлан-тизма». В меморандуме Идена министерству иностранных дел от 15 февраля 1952 г. прямо говорилось: «Атлантическое Сообщество - большая группа государств с мощными силами и широкими интересами. Объединенная Европа - маленькая группа государств, которая продвигает идею политической федерации, учреждая объединение межнациональных сил в ограниченных сферах» [4, с. 827].

Сохранение приоритета атлантических связей в результате привело Британию к формальной изоляции от ЕОС, договор о создании которого был подписан 27 мая 1952 г. в Париже при участии представителей ФРГ, Франции, Италии, Бельгии, Нидерландов и Люксембурга [11]. Его ратификация парламентами стран-участниц затянулась почти на два года.

В течение этого периода консервативному правительству удалось добиться подписания в июне 1954 г. дополнительного соглашения между Великобританией и ЕОС. Конечный вариант договора, представляющий собой расширенный вариант Брюссельского пакта, включил Британию, сохранив при этом право полного суверенитета всех держав-участниц.

Так была реализована выработанная Иденом схема британского участия в ЕОС, базирующаяся на признании ее особой роли в европейском регионе и учитывающая актуальную для Британии идею атлантических связей. Будучи мощной военной державой, обладающей ядерным оружием и занимающей значительное место в системе НАТО, Британия получила реальную возможность войти в ЕОС, влиять на его функционирование, формально оставаясь вне организации, и сохранить при этом свои атлантические приоритеты. Несмотря на то, что европейская оборона, бесспорно, нуждалась в британском участии и включение в ЕОС стало результатом сохранения у Британии значительной по сравнению с европейскими соседями экономической и военной мощи, а не следствием грамотных политических шагов, этот внешнеполитический успех был высоко оценен Черчиллем во время его выступления в Палате Общин 14 июля 1954 г. «Несколько месяцев назад мы согласились присоединиться к движению за Европейское оборонительное сообщество. Это хорошее начало было положено благодаря нашему следованию французской концепции ЕОС. Комбинируя функции Европейского оборонительного сообщества со схемой НАТО, британские, канадские и американские силы подойдут к континентальной линии обороны вместе со своими европейскими друзьями. Все смогут выступить единым фронтом. Конечно, это главный, непререкаемый аргумент в пользу нашего участия в ЕОС из всех, какие только могут существовать» [12, с. 202].

В апреле 1955 г. после добровольной отставки Черчилля премьер-министром стал его преемник

Иден, чья деятельность на этом посту завершилась Суэцким кризисом и отставкой в ноябре 1956 г.

Таким образом, к концу 1956 г. сложилась система европейской безопасности с участием Британии и произошла «смена поколений» политиков консервативной партии. Идея «объединенной Европы», претерпевшая ряд изменений и значительно дополненная в период 1951 - 1956 гг., была реализована на практике членами консервативного кабинета.

При бесспорном сохранении непоколебимых основ англо-европейского взаимодействия и традиционном подходе к реализации британских интересов необходимо отметить появление ряда существенных изменений и дополнений, модернизирующих данную традицию.

Идея «атлантизма», все чаще звучащая в выступлениях представителей консервативной партии и официальных партийных документах, занимает в данный период важное место, переживает все большую актуализацию и становится одной из составляющих основ для диалога Британии с Европой. Наличие атлантических связей и следование курсу на поддержание интересов в атлантическом регионе - доминирующая причина, обусловливающая специфику европейской политики консерваторов в 1951 - 1956 гг.

Вместе с этим примечательной особенностью данного периода стал своеобразный «раскол» мнений среди ведущих представителей партии, о чем ярко свидетельствует наличие большого количества документов, определяющих их позицию. Расхождение во взглядах на методы и формы реализации европейской политики, значительная разница в оценках перспектив и последствий объединения Европы, без сомнения, повлияли на выработку конкретного алгоритма англо-европейского взаимодействия.

При общем следовании стратегическому курсу, определенному Черчиллем в оппозиционный период деятельности, а также при бесспорном сохранении традиции в отношениях с европейскими партнерами, идея британских консерваторов существенно видоизменилась. Не последнюю роль в этом сыграли объективные процессы, развивающиеся на континенте.

Именно в данный период началась эволюция идеи «объединенной Европы». Отныне ее разработка не была чисто теоретической задачей - в ее формировании косвенно участвовали и представители стран объединяющейся Европы, чье мнение теперь учитывалось при принятии решений или по крайней мере принималось во внимание, что наглядно проиллюстрировал ход переговоров о создании ЕОС.

Британия сумела войти в ЕОС, получив особый статус и приняв на себя миссию по обеспечению европейской безопасности, что было прямым следствием сохранения ее значительных оборонных возможностей. Вопрос европейской безопасности, остро стоявший не только для Британии, но и для всех стран европейского континента, был решен положительно в силу взаимной заинтересованности. Однако ход переговоров и процессы внутри партии, сопровождавшие его, показали наличие серьезных недочетов в планах реализации идеи «объединенной Европы» Черчилля. Учитывая то, что в экономическом отношении Великобритания не была так необходима Европе, а на очереди стояли планы экономической интеграции, это обещало новые международные осложнения.

Литература

1. См.: Колосов Г.В. Военно-политический курс Англии в Европе М., 1984.; Лебедев А. Европейская политика Англии // МЖ. 1976. № 3.

2. См.: Егошин В.А. Рабочее движение Великобритании и западноевропейская интеграция. М., 1976.; Громыко И.А. Проблема вступления и членства Великобритании в ЕС и лейбористская партия. М., 1980.; Трухановский

В.Г. Очерки новейшей истории Англии. М., 1963.; Жур-ков А.А., Фаминский И.П. Великобритания и проблемы западноевропейской интеграции. М., 1970.

3. См.: Княжинский В. Идея «Объединенной Европы» на службе империалистической внешней политики // МЖ. 1957. № 6; Ершова Т.И. Империалистические планы создания «Объединенной Европы» и англо-

американские отношения в 1950 - 1954 гг. М., 1956.; Сванадзе Л. Консерваторы и проблемы послевоенного развития. М., 1984.

4. Documents on British Policy Overseas. Ser. 11. Vol. 1. L., 1986.

5. См.: Трухановский В.Г. Английское ядерное оружие: историко-политический аспект. М., 1985.

6. Иден А. Мемуары // МЖ. 1960. № 3. С. 134.

7. Eden A. Memoirs Full Circle. L., 1961.

8. House of Commons. Parliamentary Debates. 1954. Vol. 515.

9. Жигалов И.И. Современная история Великобритании 1945 - 1975. М., 1978.

10. Frankel J. British foreign policy (1945 - 1973). L., 1975. Р. 7.

11. Договоры, учреждающие Европейские Сообщества. М., 1994.

12. Britain in a Western Europe. L.; N.-Y., 1956.

Ростовский государственный университет 16 декабря 2003 г

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.