Научная статья на тему 'Военная кампания Филиппа ii 347-346 гг. До Н. Э. : путь к филократову миру'

Военная кампания Филиппа ii 347-346 гг. До Н. Э. : путь к филократову миру Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
343
110
Поделиться
Ключевые слова
СТРАТЕГИЯ / ФИЛИПП II / ФИЛОКРАТОВ МИР / АФИНЫ / ФРАКИЯ / ТРЕТЬЯ СВЯЩЕННАЯ ВОЙНА

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Клейменов Александр Анатольевич

В статье рассматривается военная кампания 347-346 гг. до н.э., проведенная Филиппом II против Афин и их союзников. В ее рамках македонский царь, используя автономные корпуса, сумел сковать действия противника на основных стратегических направлениях. Прежде всего, небольшой отряд македонян был отправлен на помощь фиванцам в Третьей Священной войне. Антипатр занял позицию у Апроса, в стратегически важном районе Гиерона Ороса. Его задача заключалась в блокировании действий афинского отряда и войска фракийского царя Керсоблепта. Парменион в тот же промежуток времени осуществлял осаду города Гала возле Фермопил. При этом Филипп оставил при себе основные силы войска. С их помощью македонский царь вначале разгромил Керсоблепта и афинян на побережье Фракии. После этого Филипп совершил стремительный марш к Фермопилам. Афины оказались перед прямой угрозой македонского вторжения в Аттику. Итогом стало заключение невыгодного для Афин Филократова мира, являвшегося важным этапом в процессе установления македонской гегемонии в Греции.

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Клейменов Александр Анатольевич

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Военная кампания Филиппа ii 347-346 гг. До Н. Э. : путь к филократову миру»

УДК 94 (38). 07

Клейменов Александр Анатольевич

кандидат исторических наук, доцент кафедры истории и археологии Тульского государственного педагогического университета им. Л.Н. Толстого alek-klejmenov@yandex.ru

Военная кампания

ФИЛИППА II 347-346 гг. до н.э.: ПУТЬ К филократову МИРУ1

Aleksandr A. Kleimenov

candidate of historical Sciences, associate professor of history and archeology,

Tula Sate Pedagogical University of L.N. Tolstoy alek-klejmenov@yandex.ru

Philip ii’s military campaign

IN 347-346 B.C.: THE WAY TO THE PEACE OF philocrates

Аннотация. В статье рассматривается военная кампания 347-346 гг. до н.э., проведенная Филиппом II против Афин и их союзников. В ее рамках македонский царь, используя автономные корпуса, сумел сковать действия противника на основных стратегических направлениях. Прежде всего, небольшой отряд македонян был отправлен на помощь фиванцам в Третьей Священной войне. Антипатр занял позицию у Апроса, в стратегически важном районе Гиерона Ороса. Его задача заключалась в блокировании действий афинского отряда и войска фракийского царя Керсоблепта. Парменион в тот же промежуток времени осуществлял осаду города Гала возле Фермопил. При этом Филипп оставил при себе основные силы войска. С их помощью македонский царь вначале разгромил Керсоблепта и афинян на побережье Фракии. После этого Филипп совершил стремительный марш к Фермопилам. Афины оказались перед прямой угрозой македонского вторжения в Аттику. Итогом стало заключение невыгодного для Афин Филократова мира, являвшегося важным этапом в процессе установления македонской гегемонии в Греции.

Ключевые слова: стратегия, Филипп II, Фи-лократов мир, Афины, Фракия, Третья Священная война.

Annotation. Philip's military campaign in 347346 B.C. against Athens and their allies is under consideration in the article. According to allocation from the military forces independent armies, he could block the enemy on main strategic directions. Primarily a small Macedonian corps was sent to help the Thebans in the Third Sacred War. Antipater took up a position near Apros, in the strategically important area of the Hieron Oros. Its mission consisted in blocking actions of the Athens corps and the army of Thracian king Cer-sobleptes. In the same time Parmenion besieged the city of Halus near Thermopylae. Philip kept the basic forces of the army. Early Macedonian king crushed Cersobleptes and the Athenians at Thracian coast. After that Philip made the forced march to the Pass of Thermopylae. Athens appeared before direct threat of Macedonian invasion into Attica. As a result an unprofitable for Athens the Philocrates' Peace of was concluded. It was the important stage during an establishment of Macedonian hegemony in Greece.

Keywords: strategy, Philip II, Peace of Philocra-tes, Athens, Thracia, Third Sacred War.

Македонского царя Филиппа II, без сомнения, можно отнести к числу недооцененных полководцев древности. Благодаря его административным, дипломатическим и, что важно, военным способностям Македония из периферийного государства, находившегося на краю гибели, превратилась в сильнейшую державу Балканского полуострова, которой в дальнейшем, в период правле-

1 Работа выполнена при поддержке гранта Президента Российской Федерации для государственной поддержки молодых российских ученых МК-5688.2014.6 (договор от «03» февраля 2014 г. № 14.Z56.14.5688-МК).

ния сына Филиппа Александра, прозванного Великим, будет суждено полностью перекроить карту античного мира. Особенно ярко стратегическое мастерство Филиппа II проявилось во время кампании 347-346 гг. до н.э., которой современные исследователи античного военного искусства практически не уделяют внимания. Причиной этого является состояние источниковой базы: о военных событиях, предшествующих заключению Филокра-това мира, у нас имеются лишь отрывочные данные. Тем не менее, при внимательном изучении и сопоставлении разрозненных сообщений античных авторов, составить общее представление о тех событиях вполне возможно.

243

К моменту начала военной кампании 347-346 гг. до н.э. Филипп II сумел заметно улучшить свое внешнеполитическое положение. Ему удалось разгромить Ономарха в Фессалии и усилить свой контроль над этим регионом, захватить и разрушить Олинф, подчинив себе тем самым всю Халкидику [13, с. 315-328]. Впрочем, сложившуюся тогда стратегическую обстановку сложно назвать простой. Македония вступила в затяжную Третью Священную войну, в которой, так или иначе, участвовали все ведущие полисы Балканской Греции: Беотийский союз в союзе с фессалийцами и локрами вел военные действия против «святотатцев» фокейцев, поддерживаемых Афинами, Спартой и Коринфом. Впервые Филипп был вовлечен в конфликт такого масштаба. Сложно точно определить планы, которые он строил в этот период времени. Обоснованной представляется точка зрения Дж. Бак-клера и Х. Бекка, согласно которой тогда Филиппа не очень интересовала центральная часть Эллады, а в войну он был втянут во многом под влиянием своих фессалийских союзников [9, с. 230]. Македонский царь, в течении предыдущего времени проведший ряд крупных военных операций, был не заинтересован в начале войны еще на одном фронте - об этом свидетельствует неудачно закончившаяся попытка заключить мирный договор с Афинами, осуществленная еще в период осады Олинфа (Aesch., II, 12-14). Ситуация была осложнена, в том числе, и совместными действиями фракийского царя Кер-соблепта и афинской эскадры Хареса, занявших ряд ключевых крепостей на берегах Пропонтиды и в глубине Фракии [1, с. 64; 2, с.16; 4, с. 129130; 7, с. 138; 12, с. 161]. Произошло это, видимо, в самом начале 347 г. до н.э. Тем не менее, исходя из политических соображений, Филипп ответил согласием на просьбу беотийцев оказать помощь в войне с фокейцами, прозвучавшую, видимо, летом 347 г. до н.э. [3, с. 139; 5, с. 240]. Как сообщает Диодор, македонский царь отправил в помощь беотийцам небольшое число солдат, стремясь, прежде всего, показать, что он неравнодушен к разграблению святилища. Далее автор указывает о бое, разгоревшимся возле Аб: фокейцы, занятые сооружением здесь крепости, были атакованы беотийцами. Часть фо-кейцев рассеялась, другие укрылись в храме Аполлона. Из последних около пятисот погибли во время случайно вспыхнувшего пожара (Diod., XVI, 58, 3-4; Ср.: Paus., X, 35, 2). Сложно точно определить причины отправки Филиппом лишь небольшого отряда в помощь фиванцам. Большинство исследователей полагает, что македонский царь не был заинтересован в усилении Фив, потому и оказал им чисто символическую поддержку [4, с. 129; 5, с. 240]. Представляется, что здесь сыграли свою роль и сугубо военные обстоятельства. Во-первых, это необходимость ведения военных действий на других, более важных для македонского царя направлениях. Филипп еще не был готов сосредоточить все свои силы против фокейцев [11, с. 751]. Во-вторых, македонский царь имел возможность провести через Фермопилы лишь небольшой отряд, не привлекая внимания со стороны фо-кейцев. Впрочем, и ограниченный македонский контингент сыграл свою роль в ходе вооруженно-

го противостояния в Средней Греции - видимо, вместе с беотийцами небольшой македонский корпус принял участие в бою под Абами [3, с. 139; 11, с. 751]. Сложно дать однозначную оценку имеющимся предположениям, согласно которым этим небольшим македонским корпусом мог командовать Парменион [4, с. 129; 11, с. 751]. Конечно, незначительный масштаб оказанной беотийцам военной помощи не вполне соответствовал уровню задач, обычно поручавшихся Пармениону, являвшимся самым влиятельным македонским военачальником на протяжении всего периода правления Филиппа II [16, с. 11]. Впрочем, известно, что несколько позднее Парменион будет задействован Филиппом для самостоятельного решения другой проблемы, неожиданно возникшей в том же районе Греции, но только уже по другую сторону Фермопил.

Дело в том, что отличную от других фессалийских городов позицию по отношению к политике м акедонского царя занимали жители Гала, враждовавшие с союзным Филиппу Фарсалом. Этот город был расположен на стратегически важной позиции в шестидесяти километрах к северо-востоку от Фермопил, что позволяло создать угрозу левому флангу македонской армии при ее вторжении в Среднюю Грецию [17, с. 83]. Осада Гала, организованная Филиппом, предположительно проходила с февраля до лета 346 г. до н.э. [14, с. 368, 371]. Как сообщает Демосфен, ей руководил Парменион (XIX, 163). С данными событиями может быть связан фрагмент сочинения Феопомпа, описывающий разнообразные уловки Филиппа, направленные на завоевание симпатий фессалийцев (F162) [17, с. 83]. Эти сведения прекрасно соотносятся с замечанием Демосфена о том, что Филипп пытался посредством переговоров добиться примирения галей-це в и фарсальцев (XIX, 36). Осуществляя осаду Гала силами отдельного корпуса, Филипп преследовал несколько целей. С одной стороны, он стремился усилить свои позиции в Фессалии благодаря завоеванию симпатий жителей Фар-сала. С другой стороны, Филипп пытался не допустить возможности увеличения влияния Афин в регионе. Однако, как отмечает Й. Уортингтон, в интересах Филиппа был сам факт проведения осады (специально затягиваемой), позволивший ему держать часть армии и лучшего своего военачальника неподалеку от Фермопил, но не приближаясь к ним вплотную, дабы не подтолкнуть греческие государства к созданию коалиции [4, с. 131, 144]. Возможно, эти же войска сыграли определенную роль в укреплении позиций македонского царя и его фессалийских союзников в Южной Фессалии, где, как известно из фрагментарных данных Феопомпа, фессалийцами был разрушена Колакея (F170). Данный город, населенный малийцами, был захвачен весной 346 г. до н.э., то есть еще до окончания осады Гала [14, с. 370-371].

Примерно в тот же период времени Филипп сумел предпринять ряд мер против Керсоблепта и его афинских союзников. Об этом можно судить также исходя из данных Феопомпа, который во фрагменте, непосредственно предшествующем

244

описанию действий македонского царя в Фессалии, упоминает, что Антипатр пребывал возле Апроса (FGrH 115 F160). Указанный фракийский город может быть локализован в районе Гиерона Ороса («Священной горы») на берегу Пропонтиды [4, c. 130; 14, c. 370]. Предположение о том, что Антипатр, располагая небольшими силами, занимался преимущественно наблюдением за обстановкой в регионе [4, c. 130; 12, c. 161], представляется излишне осторожным. По образному выражению Страбона, Гиерон Орос являлся «акрополем» всего региона (VII, fr. 55). Он был одним из ключевых пунктов на стратегически важном маршруте, ведущем от Пропонтиды до Адриатики, владение которым позволило бы угрожать жизненно важным для Афин коммуникациям [8, c. 432]. Появление македонских сил возле Апроса не могло быть случайным. На то, что это была не просто разведывательная миссия, указывает факт упоминания о ней в источнике и личность командующего-Антипатр был одним из ближайших соратников Филиппа. Видимо, подчиненные ему войска частично сковывали действия Керсоблепта и афинян в регионе, так как угроза македонской атаки не позволяла им оставить Гиерон Орос без прикрытия. Выполнение этой миссии Антипатром началось до выдвижения основных сил македонской армии к фракийскому театру военных действий, где-то в промежутке между 347 г. до н.э. и началом 346 г. до н.э. [2, c. 15]. Не исключено, что занятие Ан-типатром позиций под Апросом произошло сразу после фрако-афинского наступления, то есть уже в феврале 347 г. до н.э. [12, c. 161].

Как было уже отмечено в литературе, в рамках кампании 347-346 гг. до н.э. Филипп выдвинул автономные корпуса, возглавляемые его лучшими военачальниками, к двум «горячим точкам», созданным или поддерживаемым Афинами [17, c. 83]. Н. Хаммонд справедливо заключил, что Афины были поставлены перед двойной опасностью. Прежде всего, македонский царь и его союзники могли вторгнуться в Фокиду и, разгромив фокейских наемников, напасть на Афины с суши. С другой стороны, усилившись во Фракии, Филипп мог пресечь поставки хлеба в Афины через Боспор, а также организовать вторжение в Хер-сонес [14, c. 372]. Остается лишь добавить, что, выделив из войска отдельные отряды и направив их во Фракию, к Галу и в Фокиду, македонский царь продемонстрировал готовность действовать на обоих важных для афинян направлениях, однако, оставляя при себе основную часть армии, держал противника в неведении относительно дальнейших действий.

Учитывая опасность сложившейся ситуации, афиняне предприняли попытку предотвратить вторжение македонян в Фокиду, заручившись поддержкой греческих городов. В конце 347-начале 346 гг. до н.э. Афинами во все греческие полисы были направлены посольства с предложением прислать своих представителей и совместно решить: заключать ли мир с македонским царем или всем вместе выступить против него (Aesch., II, 57-60; Dem., XIX, 16). Пока результаты посольств были еще неизвестны, ситуация в Фокиде изменилась - стратегом фокейцев снова

стал Фалек, который отослал отправленные ранее в регион афинские и спартанские отряды, возможно, действуя в тайном сговоре с Филиппом [4, c. 132]. В этих условиях македонский царь сообщил афинянам о желании заключить с ними мир и союз. В итоге Афины, не получившие поддержки со стороны других греческих городов, отправили первое посольство к Филиппу для обсуждения условий заключения мира (Aesch., II, 18; Dem., XIX, 12-13).

Судя по сообщению Эсхина, когда первое посольство уже двигалось после переговоров назад в Афины, македонский царь выступил во Фракию, хотя и обещал в период обсуждения мира не идти на Херсонес (II, 82). Им был захвачен ряд ключевых крепостей на фракийском берегу: Серрий, Эргиске, Миртенон, Дориск и Гиерон Орос (Dem., XVIII, 27; XIX, 155, 334; Aesch., II, 90; III, 82). Афинские отряды, которые были размещены Харесом в Серрии и Гиероне Оросе, Филипп выгнал (Dem., IX, 15). Можно предположить, что именно события в районе Гиерона Ороса стали кульминацией фракийской фазы кампании 347-346 гг. до н.э. Не случайно Эсхин упоминает захват «Священной горы» и утрату власти Керсоблептом как взаимосвязанные события (II, 89-90). Этот стратегический пункт, заранее блокированный Антипатром, был взят основными силами македонской армии (См. Aesch., II, 89). Судя по всему, корпус Антипатра находился у Апроса вплоть до момента прибытия в регион Филиппа, а в дальнейшем македонский царь и его соратник действовали уже совместно [6, c. 244-245]. После взятия Гиерона Ороса, произошедшего в месяце элафеболионе, то есть в марте или апреле 346 г. до н.э. [4, c. 136; 14, c. 372], Керсоблепт окончательно утратил возможность хоть как-то влиять на ситуацию. Демосфен замечает, что посредством всех этих действий Филипп стремился захватить земли афинян и их фракийских союзников до заключения мира (XVIII, 26). Конечно, это высказывание является утрированным. Македонский царь брал под контроль земли Керсоблепта, а фракийские крепости, занятые афинскими гарнизонами, никак не могли считаться владениями Афин, на которые должны были распространяться условия мирного договора [15, c. 80]. Не осведомленные о намерениях Филиппа, афиняне имели данные о продвижении македонского царя к Херсонесу, не зная при этом где находится войско Хареса (Aesch., II, 73) - единственная сила, которую Афины могли использовать для защиты своих владений на полуострове. Все это подталкивало их к скорейшему продолжению переговоров.

В данных условиях афиняне направили к Филиппу второе посольство. Демосфен под воздействием обстоятельств советовал сразу двигаться во Фракию, чтобы как можно быстрее начать переговоры с Филиппом и не дать ему далее захватывать земли, однако, вопреки доводам оратора, делегация направилась в Пеллу, где ждала возвращения Филиппа (Dem., XIX, 150156). Македонский царь, вернувшись из Фракии, вступил в переговоры, причем начались они в Пелле, а закончились в Ферах, где к клятве по

245

соблюдению мира были приведены фессалийские союзники Филиппа. Причиной этого маневра правитель Македонии назвал необходимость завершения осады Гала, хотя на самом деле он стремился получить оправдание выдвижению войск к Фермопилам, не давая при этом участвовавшему в посольстве Демосфену возможности вернуться в Афины и повлиять на ситуацию [4, с. 143]. Пройдя за 6-7 дней расстояние в 160 километров, Филипп и его армия достигли Фер, то есть остановились не более чем в трех днях пути от Фермопил [8, с. 447]. Начиная с этого времени опасность прямого удара македонских сил по Афинам воспринималась как очевидная. По выражению Демосфена, Филипп уже находился «в Воротах» (то есть в Фермопилах) (XIX, 34). Дж. Коуквелл, называя данное высказывание оратора крайне неоднозначным, предполагает, что в данном случае подразумевался факт пребывания македонского царя и его армии в Ферах, откуда можно было быстро достичь Фермопил [10, с. 98-99]. Безусловно, говорить о том, что Филипп в то время напрямую контролировал Фермопилы, нельзя, однако благодаря его присутствию в Ферах фокейцы были поставлены в затруднительное положение: силы Фалека, пусть и контролировавшие важные позиции, были фактически окружены македонянами с севера и фиванцами с юга [15, с. 200]. Афинянам последнее было, безусловно, прекрасно известно. Отметим, что определенный вклад в формирование у них представления о нахождении Филиппа ante portas внесли действия Пармениона под Галом и факт проникновения небольшого македонского отряда в Фокиду годом ранее. Афинскому народному собранию ничего не оставалось, как ратифицировать мирный договор на выгодных для Филиппа условиях. Произошло это на 19 день месяца элафеболиона (Dem., XIX, 58), то есть в апреле 346 г. до н.э. [14, с. 368].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Литература:

1. Грейнджер Дж.Д. Империя Александра Македонского. Крушение великой державы. М., 2010.

2. Делев П. Филип II и залезът на «Голямото» Одриско царство в Тракия. Шуменски университет «Епископ Константин Преславски». Трудове на катедрите по история и богословие. т. 1. Шумен, 1997. C. 7-40.

3. Кутергин В.Ф. Беотийский союз в 379-335 гг. до н.э.: Исторический очерк. Саранск, 1991.

4. Уортингтон Й. Филипп Македонский. Пер. с англ. С.В. Иванова. СПб. - М., 2014.

5. Фролов Э.Д. Греция в эпоху поздней классики (Общество. Личность. Власть). СПб. 2001.

6. Шофман А.С. История античной Македонии.

Ч. I. Казань, 1960.

7. Ashley J.R. The Macedonian Empire: The Era of Warfare under Philip II and Alexander the Great, 359-323 BC. Jefferson, 1998.

Так был заключен Филократов мир, который полностью соответствовал интересам Филиппа: Керсоблепт, Фокида и Гал были исключены из условий договора, а афиняне, утратившие возможность оказать помощь своим прежним союзникам, лишились надежды на возвращение Ам-фиполя и вынуждены были признать независим ость союзной македонскому царю Кардии [4, c. 143-144]. Это соглашение оказало огромное влияние на политическую ситуацию в Греции: все завоевания Филиппа предшествующего времени санкционировались, была подготовлена почва для разгрома Фокиды и завершения Третьей Священной войны [5, с. 506].

Таким образом, в рамках военной кампании 347346 гг. до н.э. Филипп II сумел решить несколько сложных стратегических задач и в итоге навязал Афинам мирный договор, ставший важным этапом в процессе установления македонской гегемонии в Греции. Это оказалось возможным благодаря целой цепи тщательно выверенных и, что важно, нехарактерных для военного искусства того времени стратегических решений. Посредством выделения из состава армии сразу нескольких автономных корпусов македонский царь сумел одновременно обозначить свое участие в Третьей Священной войне и сковать афинян и их союзников в двух важнейших стратегических пунктах на юге, у Гала, и на севере, в районе Гиерона Ороса. При этом Филипп оставил при себе основные силы войска, с помощью которых последовательно разгромил противника на побережье Фракии и совершил стремительный марш к Фермопилам. В сочетании с умелой дипломатией эти меры военного характера обеспечили осуществление мощного давления на Афины, которые были вынуждены согласиться со всеми, даже самыми невыгодными условиями Филократова мира.

Literature:

1. Grainger J.D. Imperiya Aleksandra Make-donskogo. Krushenie velikoi derzhavy. M., 2010.

2. Delev P. Филип II и залезът на «Голямото» Одриско царство в Тракия. Шуменски университет «Епископ Константин Преславски». Трудове на катедрите по история и богословие. т. 1. Шумен, 1997. C. 7-40.

3. Kutergin V.F. Beotiiskii soyuz v 379-335 gg. do n.e.: Istoricheskii ocherk. Saransk, 1991.

4. Worthington I. Philipp Makedonskii. Saint Petersburg - Moscow, 2014.

5. Frolov E.D. Gretsiya v epohu pozdnei klassiki (Ob-shchestvo. Lichnost'. Vlast'). St. Petersburg, 2001.

6. Shofman A.S. Istoriya antichnoi Makedonii. Vol. I. Kazan, 1960.

7. Ashley J.R. The Macedonian Empire: The Era of Warfare under Philip II and Alexander the Great, 359-323 BC. Jefferson, 1998.

246

8. Buckler J. Aegean Greece in the fourth century BC. Leiden - Boston, 2003.

9. Buckler J. Central Greece and the Politics of Power in the Fourth Century BC / J. Buckler, H. Beck. New York, 2008.

10. Cawkwell G.L. The Peace of Philocrates again. CQ. Vol. 28. 1978. № 1. P. 93-104.

11. Ellis J.R. Macedon and north-west Greece. The Cambridge Ancient History. Vol. VI / D.M. Lewis,

. Boardman (eds.). Cambridge, 1995. P. 723-759.

12. Gabriel R.A. Philip II of Macedonia: Greater than Alexander. Washington, 2010.

13. Griffith G.T. The Reign of Philip the Second. Hammond N.G.L., Griffith G.T. A History of Macedonia. Vol. II: 550-336 BC. Oxford, 1979. P. 201-646.

14. Hammond N.G.L. Philip's actions in 347 and early 346 B.C. // CQ. Vol. 44. 1994. № 2. P. 367-374.

15. Harris E.M. Athens and Athenian Politics. Oxford, 1995.

16. Heckel W. The marshals of Alexander's empire. London - New York, 1992.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

17. Shrimpton G.S. Theopompus The historian. Montreal, 1991.

8. Buckler J. Aegean Greece in the fourth century BC. Leiden - Boston, 2003.

9. Buckler J. Central Greece and the Politics of Power in the Fourth Century BC / J. Buckler, H. Beck. New York, 2008.

10. Cawkwell G.L. The Peace of Philocrates again // CQ. Vol. 28. 1978. № 1. P. 93-104.

11. Ellis J.R. Macedon and north-west Greece. The C ambridge Ancient History. Vol. VI / D.M. Lewis, J. Boardman (eds.). Cambridge, 1995. P. 723-759.

12. Gabriel R.A. Philip II of Macedonia: Greater than Alexander. Washington, 2010.

13. Griffith G.T. The Reign of Philip the Second. Hammond N.G.L., Griffith G.T. A History of Macedonia. Vol. II: 550-336 BC. Oxford, 1979. P. 201-646.

14. Hammond N.G.L. Philip's actions in 347 and early 346 B.C. // CQ. Vol. 44. 1994. № 2. P. 367-374.

15. Harris E.M. Athens and Athenian Politics. Oxford, 1995.

16. Heckel W. The marshals of Alexander's empire. London - New York, 1992.

17. Shrimpton G.S. Theopompus The historian. Montreal, 1991.

247