Научная статья на тему '«Внучка» Нейгауза (к 70-летию Р. Г. Скороходовой)'

«Внучка» Нейгауза (к 70-летию Р. Г. Скороходовой) Текст научной статьи по специальности «Искусство. Искусствоведение»

CC BY
52
6
Поделиться

Похожие темы научных работ по искусству и искусствоведению , автор научной работы — Оноприенко Оксана Львовна,

Текст научной работы на тему ««Внучка» Нейгауза (к 70-летию Р. Г. Скороходовой)»

ЮБИЛЯРЫ

О. Оноприенко

«ВНУЧКА» НЕИГАУЗА (К 70-летию Р. Г. Скороходовой)

Юбилейная дата - веская причина для того, чтобы поговорить о «виновнике торжества» по законам жанра. То есть подробно, в восторженной тональности освещая его профессиональные достижения и личностные качества. Так принято. Но когда речь идет об Учителе, сыгравшем значительную роль в твоем профессиональном взрослении, наставнике, чья яркая творческая индивидуальность и человеческое достоинство являются примером для подражания, - тогда выпавшая возможность рассказать об этом воспринимается как редкая удача.

По случаю дня рождения заслуженной артистки России, профессора Ростовской консерватории Р. Г. Скороходовой решусь вспомнить некоторые интересные факты ее творческой биографии, известные и не очень, коснуться ее педагогической и исполнительской деятельности.

Родилась и выросла Римма Григорьевна в Нижнем Новгороде, тогда еще носившем название «Горький», в семье музыкантов. Отец Григорий Львович был известным в городе певцом, солистом театра оперетты, потом артистом филармонии, мама Алиса Федоровна - ведущим педагогом детской музыкальной школы. Она и стала первым преподавателем своей дочери. В музыкальном училище Римма училась у Анны Лазерсон. Одаренная пианистка уже тогда ярко выделялась из общего числа студентов. Когда пришло время учиться в консерватории, девушка поступила в класс профессора Б. С. Маранц, одной из самых ярких воспитанниц Генриха Нейгауза, которую он называл «украшением своей школы».

Надо напомнить, что до приезда Берты Соломоновны в Горький в 1954 году на фортепианной кафедре не было постоянных преподавателей такого высокого уровня. Ректор консерватории Г. С. Домбаев приглашал, как сказали бы сейчас, на мастер-классы ведущих профессоров Мо-

сковской консерватории - Якова Флиера, Григория Гинзбурга, Исаака Каца, Якова Зака. Но всё основное учебное время на кафедре преподавали ассистенты. Приезд Берты Соломоновны, ее уникальный педагогический дар и активная концертная деятельность во многом изменили облик кафедры, значительно подняли ее профессиональный авторитет.

Музыкальная жизнь города в то время была наполнена ярчайшими свершениями, регулярными гастролями музыкантов, чье творчество завоевало русской исполнительской школе всемирную славу. Несколько раз в год по приглашению дирижера филармонического оркестра

Израиля Гусмана приезжал Эмиль Гилельс. Событием для музыкантов становились не только его концерты, но и репетиции с оркестром, на которых Эмиль Григорьевич разрешал присутствовать. Часто гастролировали Давид Ойстрах и Леонид Коган, выступали Ван Клиберн и Святослав Рихтер. В оперном театре горьковчанам довелось слышать Ивана Козловского. В город часто приезжали хоровые коллективы под управлением ведущих дирижеров страны. Конечно, такое близкое, «живое» знакомство с творчеством великих мастеров оказало немалое влияние на профессиональное развитие молодых музыкантов того времени. Слушали, внимали, анализировали. А главное - примеры эталонных исполнений формировали безупречный музыкантский вкус. Многие из этих выступлений навсегда запечатлены и в памяти Риммы Григорьевны.

Годы обучения в классе Берты Соломоновны сыграли значительную, можно сказать, решающую роль в творческой жизни Р. Г. Скороходо-вой, сформировали ее исполнительский облик, наметили важнейшие педагогические ориентиры. Теперь, когда сама она является бережным хранителем и блестящим продолжателем традиций фортепианной школы своего учителя, профессор часто делится со студентами воспоминаниями. Берта Соломоновна учила мыслить самостоятельно, постигать композиторский стиль, внимательно анализируя авторской текст, использовать богатейшие звуковые возможности инструмента. Наглядными иллюстрациями мастерства и профессионализма были концертные выступления Берты Маранц и ее показы в классе. Некоторые сохранившиеся записи выступлений своего учителя Римма Григорьевна часто дает для прослушивания студентам. Она отмечает, что, при немалой педагогической нагрузке, Берта Соломоновна никогда не переставала активно концертировать, до преклонного возраста сохраняя неизменными виртуозность и художественную глубину исполнения. Полагаю, именно от Берты Маранц перешли Римме Скороходовой «по наследству» влюбленность в сцену, ответственность и уважение к слушателю, заставляющие по сей день без устали совершенствовать свое исполнительское мастерство.

После окончания Горьковской консерватории в 1966 году Римма поступила в аспирантуру Музыкально-педагогического института имени Гнесиных, в класс профессора Александра Львовича Иохелеса, крупного педагога, яркого самобытного пианиста и исследователя. По признанию Риммы Григорьевны, общение с ним оказало огромное влияние на ее творче-

ское развитие. Занятия в его классе расширили горизонты представлений, побудили пересмотреть некоторые собственные взгляды. Молодую пианистку поразили масштаб личности и широчайшая эрудиция творческого руководителя, его яркий просветительский дар. Именно А. Л. Иохелесу принадлежит заслуга в исполнении несправедливо забытых или редко исполняемых сочинений - Третьего концерта Чайковского, Восьми пьес Шуберта (реконструкция по эскизам), «Джиннов» Франка и многих фортепианных концертов советских композиторов (М. Баланчивадзе, О. Тактакишвили, А. Долуха-няна). Незабываемыми для Риммы Григорьевны стали его уроки и лекции, связанные с изучением музыки Бетховена и Брамса. А. Л. Иохелес значительно обогатил ее представления о форме произведения, симфоничности фортепианного звучания, протяженности фразировочного дыхания, дирижерском слышании сочинения. Занятия и общение с выдающимся музыкантом принесли радость, вдохновение, колоссальный стимул к дальнейшему совершенствованию и выработке педагогических принципов.

В 1969 году Римма Скороходова, молодая выпускница Гнесинской аспирантуры, вместе со своим мужем, ныне профессором И. С. Бендиц-ким, по рекомендации своего творческого руководителя приехала в наш город для работы в недавно открытом музыкально-педагогическом институте, ныне - Ростовской консерватории им. Рахманинова. Наша консерватория стала первым и остается единственным местом работы музыканта более сорока лет.

Теперь имя заслуженной артистки России, профессора Риммы Скороходовой, одного из ведущих педагогов фортепианной кафедры Ростовской консерватории, широко известно в городе и далеко за его пределами. Сольные концертные выступления артистки на протяжении многих лет сопровождаются повышенным вниманием и неизменным успехом у публики. Ее имя давно стало своего рода синонимом «знака качества», гарантией безупречности исполнения.

В чем секрет такого успеха? Полагаю, в синтезе яркой одаренности и огромной трудоспособности, в сочетании женственной романтичности и утонченности с «математической» логикой и мощным внутренним стержнем. В соседстве мудрости и опыта со свежим, гибким восприятием, всегда открытым чему-то новому.

С первых же уроков профессор Скорохо-дова ставит перед студентом важнейшие исполнительские задачи. Главное - постичь, что хотел передать композитор, «о чем» ты будешь играть, что «рассказывать» или «рисовать». Умея

несколькими словами безошибочно, емко дать образную характеристику, она всегда предоставляет возможность студенту найти свои ассоциации, обрести личный взгляд. Самостоятельность в суждениях всегда поощряется. Порой в классе возникают даже горячие дискуссии.

Одобрение творческой самостоятельности стимулирует и вдохновляет студента, помогает полнее раскрыть его индивидуальность. Но вместе с тем, педагог всегда «стоит на страже» истинного профессионализма. Она беспощадна к дурновкусию, дилетантизму и позерству, вольному, безграмотному прочтению текста, неряшливому, невыверенному исполнению. И порой даже может «наградить» такую игру студента едкой саркастичной характеристикой, меткой метафорой, на корню пресекающей подобное исполнение. (У многих из нас есть своя коллекция таких высказываний, бережно хранимых в памяти, и некоторые из них мы, по прошествии лет, с удовольствием цитируем, «припоминаем» Римме Григорьевне).

Она учит внимательно, придирчиво слушать и слышать себя. Оценивая результат, как будто со стороны, из дальних рядов зала. Боготворит звук, кропотливую работу над тембром, его многочисленными, тончайшими градациями. Попав в класс профессора Скороходовой, многие из нас впервые сталкиваются с подобным отношением к звуку, поиском разнообразных пианистических приемов его извлечения. Такая работа поначалу дается студенту нелегко, и порой кажется даже утомительной. Но Римма Григорьевна умеет увлечь этим процессом, помогает полюбить его, сделать его интереснейшей и неотъемлемой частью дальнейших самостоятельных занятий ученика.

Работа над техническими задачами в ее классе никогда не ограничивается узконаправленным достижением необходимой меры беглости и ловкости. Это тоже всегда процесс творческий, неразрывно связанный с художественным замыслом сочинения, динамикой его развития, авторской стилистикой. Педагог предлагает осмыслить, «проговорить» тот или иной пассаж, чтобы рельефно преподнести красоту его рисунка. Щедро делится собственными исполнительскими приемами, всегда с блестящей виртуозностью иллюстрируя свои слова показом на фортепиано.

Вообще, показы Риммы Григорьевны на уроках считаю отдельным замечательным явлением в процессе обучения ее студентов. Эти наглядные примеры, всегда безупречно выполненные (даже «с листа»!), содержат концентрат информации, помогают услышать, почувствовать то, что трудно объяснить словами. Они яв-

ляются самыми красноречивыми аргументами в подтверждение ее педагогических и исполнительских принципов. И конечно, для каждого студента мощным творческим стимулом и источником вдохновения были и остаются ее сольные концертные выступления.

Яркая, активная исполнительская деятельность - важнейшая составляющая творчества Р. Г. Скороходовой, без упоминания о которой немыслим ее музыкантский портрет. Пианистка много и успешно концертирует в Ростове и других городах нашей страны. Список ее репертуара весьма впечатляющ, полное перечисление заняло бы много места. Назову лишь некоторые сочинения: партиты Баха, сонаты Бетховена, Третья соната Брамса. Немало сочинений Шопена, горячо любимого: Полонез-фантазия, 24 прелюдии, Четвертая баллада, Баркарола, Третья соната И-тоП. «Крейсле-риана», Фантазия, «Симфонические этюды» Шумана. «Ночной Гаспар», «Отражения» Равеля. Сонаты Прокофьева и Мясковского. Неоднократно исполняла концерты с оркестром в Ростове-на-Дону, Нижнем Новгороде, Сочи: Первый концерт Листа, Двойной Моцарта, Фантазию для фортепиано, хора и оркестра Бетховена, его же Третий концерт. И кончено, «Рапсодию на тему Паганини» Рахманинова -сочинение, не раз звучавшее в исполнении артистки, одно из тех, возвращаться к которым вновь и вновь является глубокой внутренней потребностью. Возвращаться, чтобы переосмысливать, «досказывать», учитывая накопленный музыкантский и жизненный опыт. К таким сочинениям, сопровождающим артистку на протяжении многих лет, принадлежат уже названные 24 прелюдии и Четвертая баллада Шопена, «Крейслериана» Шумана.

Особо следует сказать о пропаганде музыки ростовских композиторов Л. Израйлевича, А. Матевосян, В. Красноскулова, И. Левина, Б. Левенберга, чью Сонатину она исполнила впервые. Упомяну и о камерно-ансамблевом репертуаре - он тоже не мал. В частности, в дуэте с виолончелистом Александром Вольповым в разные годы были исполнены сонаты Дебюсси, Франка, Прокофьева, Стравинского, Шостаковича.

Именно потому, что повторные обращения к ранее исполнявшимся произведениям лишены устоявшихся подходов, собственных штампов, трактовки всегда интересны и новы для слушателей.

Пианизм Р. Г. Скороходовой отличается, по общепризнанному мнению, блестящим, виртуозным мастерством, мощной энергетикой, яркой индивидуальностью. Качества, которые де-

лают ее игру узнаваемой, позволяют говорить о неповторимом стиле, любимом многими слушателями. Это, прежде всего, ее «фирменный» звук, поражающий объемом, красочностью и многообразием. Рафинированные, почти мистические звучания в опусах импрессионистов, изысканный аристократичный тон в музыке Шопена, тепло и глубина звучания рахмани-новских сочинений. Это и особая манера высказывания - гибкая, сжимающаяся и растягивающаяся во времени интонация, очень личная, искренняя, исповедальная. Это, конечно, и яркий артистизм, захватывающий внимание слушателя с первых нот и ведущий за собой.

В классе Риммы Григорьевны всегда царит творческая и доброжелательная атмосфера. Она умеет создать для студента комфортную, но отнюдь не расслабляющую, не препятствующую кропотливой работе обстановку. Ее острый ум, широчайшая эрудиция и блестящее чувство юмора оживляют процесс учения и приносят неизменную радость общения. Она внимательна и отзывчива к студенту, его возникающим подчас трудностям и личным проблемам. Искренние и теплые отношения она сохранила и с учениками, давно окончившими консерваторию. Мы всегда ощущали ее заинтересованное участие, готовность помочь сделать первые шаги в самостоятельной педагогической работе. Дверь класса всегда открыта для всех, кто нуждается в консультации. Для многих из нас, выпускников разных лет, главной оценкой, мерилом качества нашей работы по-прежнему остается мнение Риммы Григорьевны. Ее одобрение и критика одинаково ценны для молодого специалиста, ибо все замечания высказываются не с «высоты положения» и снисходительной отчужденности, но деликатно, уважительно, увлеченно. Ее критика максимально позитивна, помогает увидеть

свои промахи со стороны, равно как и уяснить способы их исправления. Сама она довольно часто перед сольными выступлениями играет своим ученикам, устраивает «внутриклассные» прослушивания, после которых просит студентов высказать свои соображения и критические замечания. Даже настаивает на этом! Такое уважение к мнению студента демонстрирует высшую степень доверия учителя к ученику.

Общение студентов с педагогом никогда не ограничивается стенами консерваторского класса. Как не вспомнить всеми любимые «посиделки» в ее профессорской квартире с фирменными «Скороходовскими» сэндвичами и кофе, с увлекательными беседами и горячими спорами о музыке, с прослушиваниями уникальных музыкальных записей, с каскадами острот и методическими комментариями Игоря Семеновича Бендицкого?! Эти встречи, как и совместные поездки в разные города, выступления на одной сцене, способствуют живому творческому общению с педагогом.

Среди ее выпускников - лауреаты российских и международных конкурсов А. Булкина (гастролировала в США), М. Тимофеев, М. По-ловинко, Н. Половинко, нынешние педагоги консерватории и колледжа при РГК Г. Азнау-рьян, Н. Козырева, М. Котова, И. Логвиненко, З. Тлехурай, М. Иглицкая, а также автор этой статьи.

Обучение в классе Риммы Григорьевны Ско-роходовой - это бесценный опыт соприкосновения с истинной интеллигентностью, творческой самобытностью и абсолютным профессионализмом. Мы всегда имеем перед глазами наглядный пример человеческого достоинства, уважительного отношения к студентам и коллегам, и одновременно с этим восхищаемся ее утонченной женственностью и обаянием.