Научная статья на тему 'Влиянии глобализационных процессов на пограничную безопасность Российской Федерации'

Влиянии глобализационных процессов на пограничную безопасность Российской Федерации Текст научной статьи по специальности «Политика и политические науки»

6053
453
Поделиться
Ключевые слова
ПОЛИТИЧЕСКАЯ / ЭКОНОМИЧЕСКАЯ И ИНФОРМАЦИОННАЯ ГЛОБАЛИЗАЦИЯ / ГЛОБАЛИЗАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ / ПОГРАНИЧНОЕ ПРОСТРАНСТВО / ПРИГРАНИЧНЫЕ РЕГИОНЫ РОССИИ / УГРОЗЫ И ВЫЗОВЫ / БЕЗОПАСНОСТЬ В ПОГРАНИЧНОЙ СФЕРЕ / ПОГРАНИЧНЫЕ ОРГАНЫ

Аннотация научной статьи по политике и политическим наукам, автор научной работы — Кулаков Андрей Викторович

В условиях новой глобальной открытости мир стремительно меняется, что вызывает объективную необходимость глубокого теоретического осмысления происходящих процессов и их последствий для общества и государства, адекватного реагирования на вызовы времени. Только в этом случае можно не остаться на «задворках» глобализирующегося мира, обеспечить интересы и безопасность российского социума. В центре внимания автора — проблема влияния многомерных глобализационных процессов на безопасность страны в пограничной сфере, порождаемые этими процессами угрозы и вызовы, а также меры противодействия им.

Похожие темы научных работ по политике и политическим наукам , автор научной работы — Кулаков Андрей Викторович,

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Влиянии глобализационных процессов на пограничную безопасность Российской Федерации»

Электронное научное издание Альманах Пространство и Время. Т. 3. Вып. 1 • 2013 Специальный выпуск ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ ГРАНИЦ

Политика — экономика — право Politics — Economics — Law / Politik - Okonomik - Recht

УДК 005.44[(323:338)027.541(470)](351.746.1)

Кулаков А.В.

О влиянии глобализационных процессов на пограничную безопасность Российской Федерации

Кулаков Андрей Викторович, доктор философских наук, профессор, профессор кафедры гуманитарных дисциплин Национального института бизнеса

E-mail: pro_gnosis@mail.ru

В условиях новой глобальной открытости мир стремительно меняется, что вызывает объективную необходимость глубокого теоретического осмысления происходящих процессов и их последствий для общества и государства, адекватного реагирования на вызовы времени. Только в этом случае можно не остаться на «задворках» глобализирующегося мира, обеспечить интересы и безопасность российского социума. В центре внимания автора — проблема влияния многомерных глобализационных процессов на безопасность страны в пограничной сфере, порождаемые этими процессами угрозы и вызовы, а также меры противодействия им.

Ключевые слова: политическая, экономическая и информационная глобализация; глобализационные процессы; пограничное пространство; приграничные регионы России; угрозы и вызовы; безопасность в пограничной сфере; пограничные органы.

После распада СССР Россия остаётся по ряду позиций одним из влиятельных мировых центров. Однако её геополитический статус в глобализирующемся мировом сообществе будет определяться не только модернизацией экономики, социальной сферы, государственного управления, но и стратегией национальной безопасности, теми задачами и мерами, которые в этой связи предстоит определить и использовать в контексте нового расклада сил в мировой политике и проявляющихся факторов глобального влияния.

Это связано с тем, что, несмотря на определенные позитивные изменения, произошедшие за последние два десятилетия, такие, как окончание холодной войны, некоторое потепление международных отношений, достигнутые подвижки в процессе разоружения, мир не стал более стабильным и безопасным. На смену прежнему идеологическому противоборству в эпоху глобализации пришло геополитическое соперничество новых центров силы, противостояние этносов, религий и цивилизаций. Обостряется конкурентная борьба между государствами, претендующими на роль региональных и глобальных лидеров, которая нередко принимает формы прямого противоборства и военно-политической конфронтации.

Как уже отмечалось, не осталась в стороне от современных геополитических процессов в условиях глобализации и Российская Федерация, геополитическое и геостратегическое положение которой после распада СССР значительно ухудшилось. Россия оказалась ослабленной как в экономическом, так и в военном отношении, существенно снизился демографический потенциал государства, изменились его границы, нарушились традиционные связи с государствами Восточной Европы и странами ближнего зарубежья. Резко сузились возможности внешнеполитического маневрирования, упал ее международный престиж. Запад во главе с США стремится к доминированию в мире, силовому решению международных проблем, изоляции и ослаблению нашей страны. Все это приводит к ограничению возможностей России по отстаиванию своих национальных интересов и безопасности на государственной границе и в пограничном пространстве, способствует нарастанию экономической, демографической и культурно-религиозной экспансии сопредельных государств на российскую территорию.

В условиях новой глобальной нестабильности, связанной с последствиями мирового экономического кризиса и усиливающейся борьбы за природные ресурсы, особое значение приобретает защита национальных интересов на государственной границе и на приграничных территориях. Национальные интересы России в пограничной сфере заключаются в создании

1. Воздействие политической глобализации на безопасность России

в пограничной сфере

Электронное научное издание Альманах Пространство и Время. Т. 3. Вып. 1 • 2013 Специальный выпуск ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ ГРАНИЦ

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time Special Issue 'Space, Time, and Boundaries'

Elektronische wissenschaftliche Auflage Almabtrieb 'Raum und Zeit' Spezialausgabe 'Der Raum und die Zeit der Grenzen'

Кулаков А.В. О влиянии глобализационных процессов на пограничную безопасность Российской Федерации

политических, правовых, организационных и других условий для обеспечения надежной охраны государственной границы, в соблюдении установленных законодательством Российской Федерации порядка и правил осуществления экономической и иных видов деятельности в пограничном пространстве страны [Концепция национальной безопасности 2000].

Исторический опыт свидетельствует, что стабильность и безопасность любого государства, прежде всего, зависят от безопасности его государственной границы и прилегающих к ней территорий. Это связано с тем, что государственная граница обозначает не только территориальный предел государства, но и места разграничения государств, соприкасающихся и взаимодействующих между собой, а также разграничение территории государства и международного моря. По линии государственной границы и в непосредственно прилегающих к ней смежных пограничных пространствах складывается сложная система взаимоотношений сопредельных государств, диапазон которых крайне широк и простирается от добрососедских и лояльных до откровенно враждебных. Именно граница и приграничные территории были и остаются местом «первой пробы» прочности российского государства, его реальной способности обеспечить защиту суверенитета и территориальной целостности. В стратегии обеспечения национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года отмечается, что одним из условий обеспечения национальной безопасности является надежная защита и охрана государственной границы [Стратегия национальной безопасности... 2009].

Поэтому государственная граница является основным объектом пограничной безопасности. Она определяет пределы государственной территории (суши, вод, недр и воздушного пространства) страны, то есть пространственный предел действия государственного суверенитета. Значение государственной границы в качестве основного объекта пограничной безопасности обусловлено положениями Конституции Российской Федерации, которые устанавливают, что определение статуса и защита государственной границы находятся в ведении исключительно Российской Федерации, т.е. государства. Государственная граница — это неотъемлемый признак российской государственности, пространственный предел осуществления государственной власти. Конституционно определено, что суверенитет России распространяется на всю ее территорию в рамках государственной границы.

Пограничная безопасность тесно взаимосвязана с системой более высокого порядка — национальной безопасностью и является её неотъемлемой частью. Пограничная безопасность выступает структурным компонентом или одним из видов национальной безопасности, основывается на её общих принципах. Обладая определённой спецификой, данный вид национальной безопасности реализуется в пограничной сфере, которая непосредственно связана с вопросами территориального разграничения и договорно-правового оформления государственной границы, осуществления пограничных режимов, необходимых мер охраны и защиты территориальной целостности государства.

Следует отметить, что впервые термин «пограничная безопасность» в научный и практический оборот был введен в середине 90-х гг. XX в. [Щербаков 1996; Понятийно-категориальный аппарат теории пограничной безопасности 1996]. В «Основах пограничной политики Российской Федерации» (1996 г.) пограничная безопасность определяется как состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства в пограничном пространстве Российской Федерации [Основы пограничной политики России 1996].

В настоящее время пограничная безопасность чаще всего рассматривается как состояние защищенности государственной границы, приграничной территории, интересов Российской Федерации в пограничной сфере от внешних и внутренних угроз [Пограничная политика 2010, с. 31]. На взгляд автора, пограничную безопасность следует рассматривать не только как состояние реальной защищенности пограничного пространства страны, но и как комплекс мер, характеризующих содержание деятельности всех субъектов по защите интересов личности, общества и государства в пограничной сфере, при координирующей роли Федеральной службы безопасности России.

Как было отмечено, пограничная безопасность обеспечивается в пограничной сфере. Известно, что сфера представляет область действия, пределы распространения чего-либо (например, сфера влияния) или общественное окружение, среду, обстановку [Большой энциклопедический словарь 1998, с. 1168]. В свою очередь, под пограничной сферой принято понимать область жизнедеятельности личности, общества и государства, определяющими факторами которой являются государственная граница, приграничная территория, внутренние морские воды, территориальное море и их подводная среда. В морском пространстве у государств есть интересы на континентальном шельфе и в исключительной экономической зоне [Концепция формирования системы обеспечения интересов Российской Федерации в пограничной сфере... 2005]. Здесь важно подчеркнуть, что главным системообразующим фактором данной сферы выступает государственная граница.

Пограничная безопасность имеет собственную политико-географическую среду реализации (наземную, водную (морскую, речную, озёрную), а также надводную и воздушную), вдоль линии границы, в пределах которой происходят явления и процессы, имеющие пограничный характер. Если конкретнее, то пограничное пространство охватывает: государственную границу, места дислокации и несения службы пограничных и таможенных формирований; пункты пропуска через границу и связанные с ними объекты внутри страны; приграничную территорию; воздушное пространство; пограничные водные объекты; акватории территориального моря и внутренних вод, подводную среду, континентальный шельф и исключительную экономическую зону.

Следует уточнить, что к пограничному пространству относятся только определенные территории и области физикогеографической среды, на которые распространяются нормы специальных правовых режимов, обеспечивающих территориальную целостность и суверенитет страны, а также защиту жизненно важных интересов граждан, общества и госу-

Электронное научное издание Альманах Пространство и Время. Т. 3. Вып. 1 • 2013 Специальный выпуск ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ ГРАНИЦ

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time Special Issue 'Space, Time, and Boundaries'

Elektronische wissenschaftliche Auflage Almabtrieb 'Raum und Zeit' Spezialausgabe 'Der Raum und die Zeit der Grenzen'

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Кулаков А.В. О влиянии глобализационных процессов на пограничную безопасность Российской Федерации

дарства, выступающие объектами реализации государственной пограничной политики [Пограничная политика Российской Федерации 1998, с. 96].

Соответственно в качестве объекта пограничной безопасности особый правовой статус имеет приграничная территория

— часть территории государства, прилегающая к его государственной границе. В Российской Федерации приграничная территория включает: пограничную зону, российскую часть вод пограничных рек, озер и иных водоемов, внутренние морские воды и территориальное море Российской Федерации, где установлен пограничный режим, пункты пропуска через государственную границу, а также территории административных районов и городов, санаторно-курортных зон, особо охраняемые природные территории, объекты и другие территории, прилегающие к государственной границе, пограничной зоне, берегам пограничных рек, озер и иных водоемов, побережью моря или пунктам пропуска [Пограничный словарь 2006, с. 166—167].

Таким образом, пограничная безопасность (безопасность в пограничной сфере) тесно связана с другими видами национальной безопасности. Её место и роль в структуре национальной безопасности Российской Федерации определяются объектами защиты (государственная граница, приграничные территории, интересы личности, общества и государства в пограничной сфере), а также политико-географической средой реализации — пограничным пространством. При этом нельзя не учитывать, что пограничная безопасность нашей страны обеспечивается в соответствии с двухсторонними и коллективными договорами и соглашениями государств — членов СНГ по защите и охране их внешних границ. Поэтому одним из объектов ее защиты выступают внешние границы Содружества. Целью пограничной безопасности является укрепление суверенитета и территориальной целостности, реализация и защита национальных интересов России в пограничном пространстве страны, а также на внешних границах государств — яленов СНГ.

Для решения задач пограничной безопасности России формируется и функционирует система ее обеспечения, являющаяся составной частью (подсистемой) общей системы обеспечения безопасности страны и заключающаяся в согласованной деятельности федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления, осуществляемой ими в пределах своих полномочий путем принятия политических, организационно-правовых, дипломатических, экономических, оборонных, пограничных, разведывательных, контрразведывательных, оперативно-розыскных, таможенных, природоохранных, санитарно-эпидемиологических, экологических и иных мер. В этой деятельности в установленном порядке участвуют организации и граждане [О государственной границе Российской Федерации, ст. 3; Пограничный словарь 2005, с. 19—20].

Глобализация актуализирует проблему обеспечения безопасности государства в пограничном пространстве. Находясь на «стыке» обеспечения внутренней и внешней безопасности государства, пограничная безопасность не может не испытывать воздействия глобализации, которая затрагивает практически все сферы общественной жизни. Именно в условиях глобализации произошло не только расширение, но и изменение спектра реальных и потенциальных угроз безопасности России в её пограничном пространстве.

В настоящее время угрозы безопасности нашей страны носят преимущественно невоенный, латентный характер и оказывают всё более негативное влияние на внутриполитическую обстановку, экономику, социальную сферу и развитие криминогенной ситуации. И от того, насколько удастся выявить и нейтрализовать угрозы, исходящие от отдельных глобализационных процессов, во многом будет зависеть будущее нашей страны — национальное богатство, физическое и духовное здоровье народа, правопорядок и безопасность граждан. Однако поскольку пограничная безопасность как составная часть национальной безопасности имеет свою видовую специфику, связанную с защитой суверенитета и территориальной целостности страны, постольку именно она прежде всего испытывает воздействие политической глобализации.

Просматриваются следующие угрозы безопасности России в пограничном пространстве, обусловленные влиянием политической глобализации:

— сужение сферы действия государственного суверенитета, повышающаяся открытость государственных границ;

— действия сепаратистских сил на приграничных территориях страны, проявляющиеся в региональной и этнокон-фессиональной формах;

— деятельность международных террористских и экстремистских организаций по осуществлению диверсий и террористических акций в приграничных регионах страны;

— разведывательная, иная подрывная деятельность спецслужб иностранных государств в российском приграничье.

Как уже отмечалось, глобализация нарушает баланс политического влияния между традиционным государством и новыми влиятельными субъектами международных отношений. Наблюдается усиление влияния транснациональных корпораций, международных неправительственных организаций и неформальных объединений, которые все более контролируют как политические и экономические процессы, так и общественное мнение. Дальнейшая политическая фрагментация, разделение территорий на микрогосударства отвечают интересам транснациональных объединений, стремящихся действовать вне государственных границ и без оглядок на национальные правительства.

Интеграция государств в наднациональные экономические объединения (ЕС, НАФТА и др.) становится все более значимой частью глобализации. Такие объединения имеются уже на всех континентах, в некоторых случаях наблюдается их трансформация в политические союзы. Происходит делегирование нарастающего объекта полномочий от государства

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time Special Issue 'Space, Time, and Boundaries'

Elektronische wissenschaftliche Auflage Almabtrieb 'Raum und Zeit' Spezialausgabe 'Der Raum und die Zeit der Grenzen'

Кулаков А.В. О влиянии глобализационных процессов на пограничную безопасность Российской Федерации

наднациональным органам. Вестфальская система, в которой государство являлось центральным элементом внутренней и внешней политики, претерпевает трансформации. Неотъемлемые признаки государства: территория, население, общеобязательное нормотворчество — всё больше меняют своё содержание. Под воздействием факторов глобализации государство и его суверенитет претерпевают существенные изменения. Глобализация обусловливает процесс становления нового мирового порядка, в рамках которого просматривается тенденция изменения («сужения», «размывания», ограничения) национального суверенитета, выражающегося, прежде всего, в полной самостоятельности государства, т.е. верховенстве во внутренней и независимости во внешней политике.

Следует также учитывать, что политические события (конфликты, выборы и т. п.) в той или иной стране, которые до эпохи глобализации являлись исключительно их внутренним делом и не допускали вмешательства извне, сегодня могут приобретать региональное и глобальное значение и затрагивать интересы других государств. Политическая глобализация потребует, таким образом, какой-то приемлемой формы преодоления принципа невмешательства и будет сопровождаться внедрением в мировую практику новых механизмов обеспечения мира - миротворческих операций или международных санкций против «плохих» режимов.

Проблема, однако, заключается в том, на основе каких правовых норм, кто и как получит право решать, насколько «плох» тот или иной режим, подпадающий под международные санкции. В условиях глобализации, когда происходит определённое «размывание» государственного суверенитета, одними из самых трудноразрешимых в международной политике являются вопросы об использовании силы, о законности и правомерности ее применения для разрешения конфликтов, в том числе и вооруженных, в отдельных странах и регионах. В настоящее время все более четко проявляется тенденция к определенному пересмотру положения статьи 2(7) Устава ООН, не допускающей вмешательства во внутренние дела государств, за исключением тех случаев, когда события внутри государства угрожают международному миру и безопасности.

В частности, путем расширения толкования угроз международному миру и безопасности предпринимаются попытки пересмотра критериев вмешательства во внутренние дела того или иного государства. Особую значимость приобретает «право на вмешательство», согласно которому одно государство (или группа государств) вправе вмешиваться во внутренние дела другого государства в силу нарушения им прав своих граждан, бессилия его властей остановить начавшуюся гражданскую войну и т.п. Совет Европы, например, руководствуется принципом, согласно которому защита прав человека является делом всего мирового сообщества. Этот же принцип зафиксирован в документах СЕ/ОБСЕ. Так, в Декларации стран — членов СЕ, принятой главами государств и правительств в 1992 г. в Хельсинки, провозглашено, что выполнение обязательств по гуманитарным вопросам «не является исключительно внутренним делом государств».

В глобализирующемся мире «право на вмешательство» активно ис-пользовалось и продолжает использоваться США и НАТО, при молчаливом согласии ООН, для борьбы с неугодными политическими режимами (Югославия, Ирак, Афганистан) и расширения сфер своего влияния. Всё это не может не представлять угрозу безопасности нашей страны в её пограничном пространстве, так как неоднократно в международных организациях (ООН, СЕ, ОБСЕ) ставился вопрос не только о развёртывании гуманитарных миссий, но и о введении международных миротворческих сил на территорию Кавказа, в том числе в его российскую часть (Северный Кавказ), являющуюся приграничной территорией и отличающуюся высоким уровнем конфликтности.

В условиях глобализации ослабленный суверенитет превращает любую страну в объект различных видов экспансии.

В частности, на Россию оказывается массированное политическое, экономическое, информационное и военное давление со стороны США и стран Европейского союза, направленное на то, чтобы заставить её следовать в русле интересов западной политики и соответствующим образом действовать на международной арене. Для ослабления позиций Российской Федерации, как одного из влиятельных мировых центров, в настоящее время широко используются возможности, связанные с финансовой и экономической зависимостью страны, каналы информационного и культурного обмена, международные правительственные и неправительственные организации, общественные фонды, некоторые «правозащитные» структуры и т.д. К военному давлению следует отнести продвижение блока НАТО на Восток, поддержку Западом авторитарного режима Саакашвили в его военном и политическом противостоянии с Москвой.

Ограниченный суверенитет усложняет вопросы обеспечения безопасности государства в пограничной сфере. Это связано с тем, что сужение суверенных прав государства приводит и к трансформации (а по сути, к ослаблению) государственных границ, выступающих важнейшим индикатором реальности, или мнимости суверенитета любого государственного образования. Клаус Зегберс справедливо отмечает, что в глобализирующемся мире, когда нарастает интенсивность контактов в различных сферах, усиливается взаимопроникновение и взаимозависимость субъектов международных отношений, традиционно использовавшиеся в политике и политической науке понятия («суверенитет», «границы», «внутри» и «вовне») теряют в этих условиях свою способность объяснять и истолковывать, ибо они всё меньше способны охватить существенные феномены и процессы международного взаимодействия [Зегберс 1999]. Безусловно, подобное положение порождает широкую научную дискуссию о роли государственных границ в новой глобальной реальности, характеризующейся беспрецедентной открытостью.

В этой связи З. Бауман, давший свою интерпретацию глобальной открытости, по данному поводу замечает: «Гражданство находилось в тесной взаимосвязи с местом жительства, и отсутствие «постоянного адреса» и принадлежности к определенному государству означало исключение из законопослушного и защищенного законом сообщества... Мы явля-

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time Special Issue 'Space, Time, and Boundaries'

Elektronische wissenschaftliche Auflage Almabtrieb 'Raum und Zeit' Spezialausgabe 'Der Raum und die Zeit der Grenzen'

Кулаков А.В. О влиянии глобализационных процессов на пограничную безопасность Российской Федерации

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

емся свидетелями реванша кочевого образа жизни над принципом территориальности и оседлости... Освобождение дорог для кочевого движения и свертывание остающихся контрольно-пропускных пунктов теперь стали мегацелью политики» [Бауман 2008, с. 19—20]. Противоположную научную позицию занимает С.А. Красиков, который считает, что представления о закрытости и открытости усложняются. Глобальная открытость имеет амбивалентный характер. Как это ни парадоксально, но открытое общество по-своему закрыто. В сравнении с традиционным закрытым социумом ныне изменяется тип закрытости: национальные границы, контрольно-пропускные пункты сменяются технологическими барьерами, актуализируются проблемы защиты информации. Пределы безопасности, заметим, создаваемые самим обществом, порождают стремления как-то отгородиться от рискогенных стран и регионов. Ведутся закрытые разработки технологии, способствующие поднятию уровня безопасности [Красиков 2008, с. 166].

В свою очередь, как отмечает С.В. Голубев, «мировое сообщество» постепенно отменяет государственные границы, они становятся препятствием для «свободного передвижения» (перемещения) — «финансов, товаров и услуг». Его цель

- программа «Мир без границ», но государство по определению обладает границами, которые остаются необходимым условием государственности. Метафизический смысл границы в фиксации формы, существования. Все, что существует, существует как таковое в силу отличимости, отделенности, отграниченности от других. Существовать — это значит иметь собственные границы, именно граница, ограничивая, определяет то, что есть данный субъект, очерчивает пространство его индивидуальности, выделяет его из среды. То, что не имеет границ, есть нечто бесформенное, собственно есть ничто, ибо все, что существует, имеет форму. Государственная граница есть фиксация внешней, пространственнотерриториальной формы-определенности суверенного автономного политического субъекта. Поэтому мир без границ — это мир политических субъектов, без государств» [Голубев 2004, с. 55].

Глобализация провоцирует идею «обмена суверенитетами» в межгосударственном масштабе якобы с целью повышения эффективности проводимой политики в условиях открытой экономической системы. Данная идея продуцируется в связи с тем, что нарастает объем полномочий, делегируемых от государства наднациональным органам. Круг субъектов, в чьих интересах формируется экономическая политика, выходит за рамки национальных границ. Определенная потеря контроля над территорией и переход связанных с этим функций от национально-государственной бюрократии к надгосударственной и стоящим за ним элитам принципиально изменяют всю систему обеспечения национальной безопасности. Границы все больше утрачивают значение для новых «надтерриториальных» элит, которые намного более тесно связывают себя особой субкультурой с себе подобными за пределами традиционных границ, чем с остальным населением. Они не нуждаются в связи с территорией, ее традициями, обычаями, культурой, чтобы обеспечить собственную идентичность [Глуховский 2002, с. 90].

Государственные границы, выраженные в администрировании и ограничениях на движение капитала и валютных средств, постоянно являются объектом натиска со стороны внешних сил давления, которые стремятся понизить сопротивляемость государств совершенно свободному движению товаров, трудовых мигрантов, капиталов и услуг. Но экономическая выгода от открытых границ может обернуться снижением уровня безопасности. На этот счет Л.Е. Гринин справедливо заметил: «На наш взгляд, сокращение объема суверенных прерогатив государства также имеет как позитивные, так и негативные последствия. Например, большая, чем раньше, открытость границ не только обеспечивает развитие торговли, но и способствует распространению терроризма, облегчает наркотрафик. При этом баланс плюсов и минусов различен для разных стран, регионов, территорий и даже слоев общества. Отсюда — неоднозначное отношение к глобализации» [Гринин 2008, с. 125].

Относительно проблемы государственных границ в условиях глобализации, на взгляд автора, необходимо отметить следующее. Признаком государства является не просто некая территория, но именно политическое пространство. Политическим же всякое пространство делают фиксированные границы, служащие важнейшим элементом суверенитета государства. Еще выдающийся немецкий географ Фридрих Ратцель в своих работах, в конце XIX века, излагая географические законы, отметил общую значимость границ как индикатора состояния государственного организма: «Граница есть периферийный орган государства и, как таковой, служит свидетельством его роста, силы и слабости и изменений в этом организме» [Straysz-Hupe 1942, p. 30—31]. В свою очередь известный представитель отечественной военной науки Андрей Евгеньевич Снесарев акцентировал внимание на следующем: «Опаснее всего недооценивать границу и не довести нужных на ней мероприятий: это всегда скажется ослабленным темпом в политике, вялым размахом в области экономических интересов и т.д.» [Снесарев 2006, с. 389, 391].

Соответственно, наличие государственной границы и меры её защиты определяются исключительно государством, которое выступает важнейшим политическим институтом общества, основой его политической системы, осуществляющим политическую власть в процессе регулирования поведения людей, их групп и объедений, взаимоотношений между ними и проведения своей внутренней и внешней политики. Не случайно, что одним из основных признаков государства, как правило, принято считать наличие отграниченной территории, определяющей пространственные рамки распространения соответствующей власти (юрисдикции государства). Поэтому возможно рассматривать государственную границу как конкретное географическое и политическое явление, присущее любому государственному образованию, — иметь географический предел территории, на которую распространяется его суверенитет, означающий верховенство и полноту государственной власти внутри страны и ее независимость во внешнеполитическом плане.

Государственные границы возникают, выступая одним из необходимых атрибутов государства, т.е. неотъемлемых свойств, признаков. Они определяют размеры, начертания и положение освоенного государством территориального

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time Special Issue 'Space, Time, and Boundaries'

Elektronische wissenschaftliche Auflage Almabtrieb 'Raum und Zeit' Spezialausgabe 'Der Raum und die Zeit der Grenzen'

Кулаков А.В. О влиянии глобализационных процессов на пограничную безопасность Российской Федерации

массива, отражают необходимость отграничения внутригосударственных отношений (в первую очередь, по поводу власти) от нежелательного воздействия извне. Сущность государственной границы заключается в том, что она представляет собой линию, ограничивающую пространство, на которое распространяется суверенитет государства, его политическая власть. Государственная граница, по сути, выражает политико-территориальное оформление пространства, находящегося под юрисдикцией нации — государства, — является своего рода его «оболочкой».

В западной, и особенно в англо-американской научной литературе понятию «государственная граница» соответствуют, по крайней мере, два сходных между собой термина, часто выступающие синонимами в специальной литературе, — «boundary» и «frontier». Если первый обозначает пограничную линию, то второй — пограничную зону, через которую как раз и проходит линия между государствами.

В нашей стране понятие «государственная граница», как правило, означает линию и проходящую по ней вертикальную поверхность, определяющую пределы территории государства и отделяющую его от соседних государств и открытого моря.

В современных условиях социально-политическое предназначение государственных границ заключается в следующем: отграничении государств как основного субъекта международного права, универсальной политической формы институализации человеческих общностей; пространственном обозначении предела действия государственного суверенитета на суше, в водах, в подземном, подводном и воздушном пространстве; своеобразном политическом «стягивании» субъектов (территорий) страны; передовом рубеже защиты национальных интересов и обеспечения безопасности; выявлении прочности государства, его способности обеспечить военную и пограничную безопасность.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Отсюда можно сделать предположение о функциональном предназначении государственных границ в глобальном мире, которое связано с разграничением и защитой интересов государства от нежелательного воздействия извне. Защитная функция, или функция противодействия (сдерживания), состоит, прежде всего, в том, что на границе организуется деятельность соответствующих государственных структур в интересах обеспечения территориальной целостности и безопасности в пограничной сфере.

Необходимость реализации данной функции, в первую очередь, обусловливает такие факторы, как политический, экономический и военный. Политический фактор предопределяет ясное и чёткое отграничение территории, оформленной в международном правовом отношении, на которую распространяется суверенитет государства, недопущение внешнего политического давления. Экономический фактор предполагает территориальное разграничение природных ресурсов и экономики страны, недопущение внешней экономической экспансии. Военный фактор указывает на территорию, находящуюся под вооруженной защитой государства, недопущение военной агрессии и любых иных форм внешних насильственных действий.

I—к и и I v V/

Реализация изложенной защитной функции отражает внутренний, разделительный аспект значения границ, заключающийся в стремлении каждого государственного образования, даже в условиях глобализации, обозначить свою территорию, обеспечить суверенитет, сохранить целостность и самостоятельность, обезопасить себя от разрушительного воздействия внешних сил, не допустить вмешательства во внутренние дела. Стремление государства отграничить свою территорию и защитить свои интересы просматривается в его пограничной политике, внимании руководства страны к границе, отделяющей его от других стран. В зависимости от внутренней и внешней политики, определяется характер границ государства и режим их функционирования, меры пограничного контроля, которые могут варьироваться от самых либеральных до исключительно жестких.

Помимо этого, неприкосновенные и нерушимые границы становятся атрибутом сильного государства, одним из свидетельств стабильности его внутреннего устройства, мощи и влияния на международной арене. Британский географ С. Коэн, рассматривая значение границы государства, подчеркнул, что «подобная линия означает нечто большее, чем просто разграничение суверенитета. Она становится неким символом, ориентируя ландшафт вовнутрь, к сердцевине нации, и, таким образом, является мощным централизующим элементом» [Cohen 1964, p. 190].

Говоря иначе, граница и ранее, и в настоящее время является неотъемлемой частью государства, как пространственно-территориального организма, выступает свидетельством его истории, символом суверенитета и национального достоинства. О.Н. Тынянова считает, что «сама категория границы отражает важнейший аспект восприятия территориальности (и государства как формы существования на той или иной территории) на уровне индивидуального и коллективного сознания» [Тынянова 2010, с. 67—68]. Граница не просто фиксирует сложившиеся на данный момент времени политико-географические реалии — она отражает, прежде всего, процесс строительства национального государства, его централизации и является одним из главных элементов, цементирующих национальную самоидентификацию и позволяющих сохранить «свое лицо» в мировом сообществе.

Однако в условиях глобализации границы, за редким исключением, уже не представляют непреодолимой преграды между соседними государствами, они все больше становятся линиями активного соприкосновения, взаимодействия и взаимопроникновения стран и народов в различных сферах жизнедеятельности при соблюдении соответствующих пограничных и таможенных правил. В этой связи, внешний, объединенный аспект значения границ отражает усиливающуюся взаимозависимость современного мира, стремление людей, социумов, государств к соединению усилий для совместной деятельности во имя общечеловеческих целей. Экономические, политические, научные, культурные и иные связи и отношения между народами становятся более тесными и объемными.

Все большее признание получают идеи объединения людей не только в региональном масштабе, но и в масштабе всего

Электронное научное издание Альманах Пространство и Время. Т. 3. Вып. 1 • 2013

Специальный выпуск ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ ГРАНИЦ

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time Special Issue 'Space, Time, and Boundaries'

Elektronische wissenschaftliche Auflage Almabtrieb 'Raum und Zeit' Spezialausgabe 'Der Raum und die Zeit der Grenzen'

Кулаков А.В. О влиянии глобализационных процессов на пограничную безопасность Российской Федерации

человечества. Это показывает стремление землян жить в мире и согласии, сообща решать жизненно важные проблемы, совместно отвечать на вызовы времени. Поэтому обособление государства, жесткий режим его границы не могут быть беспредельными. В глобализирующемся мире чрезмерное стремление государства к разграничению своих интересов, закрытие границ ведут к ослаблению связей с другими странами, самоизоляции, что отрицательно сказывается на развитии его

самого. В условиях новой глобальной открытости государственные границы не только разъединяют страны и народы, но и

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

объединяют их. Именно по линии государственных границ они соприкасаются и взаимодействуют между собой, устанавливают деловые и культурные связи, согласовывают свои действия. Государственная граница сегодня все больше становится не линией разграничения, а линией глобального притяжения стран и народов, построения многообразных отношений с другими субъектами международной жизни. Все это предопределяет коммуникативную функцию границ, рассмотрение их как инструмента вхождения в мировую цивилизацию, своего рода индикатора «включенности» в процессы глобализации.

Американский представитель политической науки Р. Страус-Хюпе относительно приоритетности той или иной функции государственных границ заметил следующее: «С точки зрения безопасности, наименее проходимые границы являются наилучшими. Однако с развитием современной технологии с ее сложными потребностями в разнообразном сырье, развитием средств сообщения, усилением экономической взаимозависимости меняется и эта формула: границы, способствующие коммуникации, становятся наиболее экономически выгодными. Возникает дилемма: безопасность или выгода от внешней торговли; замкнутость или коммуникация. При сбалансированном и прочном международном порядке, когда уважается право, оптимальная граница та, замечает Р. Страус-Хюпе, которая «широко открыта», или, как мы сказали бы сегодня, «прозрачна». Но до тех пор, пока мир не достигнет такого сбалансированного порядка, открытая граница будет оставаться источником опасности. До тех пор, пока баланс и стабильность не станут основой миропорядка, вопрос о границах будет сохранять свое не только политико-стратегическое значение, но и просто защитное от проникновения враждебных и криминальных элементов» [Strausz-Hupe 1942, p. 218—228].

Интеграционная же функция границ в большей степени характерна для объединений государств. В частности, Европейский союз, Содружество Независимых Государств представляют уникальные геополитические образования, в которых прозрачность границ между его членами усиливает их взаимную зависимость в вопросах обеспечения безопасности. Внешняя граница государств, входящих в союзы или коалиции, является своеобразным геополитическим «стягивающим обручем», позволяющим эффективно реализовывать совпадающие интересы этих стран и обеспечивать совместно защиту границ от внешних угроз.

Подводя итоги рассуждений о тех существенных изменениях, которые суверенитет и государственные границы претерпевают в эпоху глобализации, можно сделать несколько выводов.

1. Суверенитет в современных условиях выступает, как и ранее, одним из важнейших принципов международных отношений. Глобализация в ее сегодняшнем виде не требует отказа от суверенитета. Открытое неуважение суверенных прав национальных государств (в любой форме) по-прежнему вызывает осуждение мирового сообщества. Вместе с тем, действительно, в условиях глобализации происходит некоторое «сужение» суверенитета национальных государств (чаще всего добровольное, в интересах еще большей «включенности» в процессы глобализации и получения определенных выгод и преимуществ), повышение роли наднациональных органов, которым делегируются дополнительные полномочия. В то же время говорить о мировом правопорядке без государств явно преждевременно. Государство было и остается основным субъектом международного права, является универсальной институциональной формой организации политической власти в пределах пространства, обозначенного линией государственной границы.

2. В условиях глобализации, «размывающей» суверенитет и «взламывающей» замкнутость территориальногосударственных образований, просматривается всевозрастающая открытость государственных границ, что усложняет характер пограничной деятельности. С одной стороны, она должна максимально благоприятствовать расширяющимся контактам и связям государственных и общественных институтов с субъектами международных отношений, с другой, — обеспечить безопасность на границе и на приграничных территориях страны. Развитие современных информационных технологий, расширение экономических и политических связей между народами, в том числе интенсификация международной торговли и перевозок, упрощение поездок и контактов граждан — все это способствует повышению «прозрачности» границ. При этом просматривается следующая закономерность: чем больше страна вовлечена в процессы глобализации, нацелена на расширение и интенсификацию международных контактов и связей, тем более открытый характер приобретают ее границы. Все это требует своевременного и гибкого реагирования со стороны соответствующих государственных пограничных структур (службы, войска, органы и др.), поиска ими новых форм и способов пограничной деятельности, позволяющих в условиях глобальной открытости обеспечить надежную защиту и охрану границы.

3. Для Российской Федерации, которая все более активно позиционирует себя в глобализирующемся мире, возрастающая «прозрачность» границ не может не оказывать влияние на ее безопасность в пограничной сфере. В современном мире, нередко, те или иные государства демонстрируют все большую открытость своих границ. Но при этом они учитывают общность интересов и примерное сходство политико-экономических характеристик сопредельных с ними стран. Если с этих позиций подходить к геополитическому положению Российской Федерации, то её соседи не столь однозначны, поскольку они представляют собой довольно широкий спектр разнообразных по масштабам

Электронное научное издание Альманах Пространство и Время. Т. 3. Вып. 1 • 2013 Специальный выпуск ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ ГРАНИЦ

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time Special Issue 'Space, Time, and Boundaries'

Elektronische wissenschaftliche Auflage Almabtrieb 'Raum und Zeit' Spezialausgabe 'Der Raum und die Zeit der Grenzen'

Кулаков А.В. О влиянии глобализационных процессов на пограничную безопасность Российской Федерации

территорий, рельефу местности, климатическим условиям, типу политического режима, уровню экономического развития, характеру социально-демографических процессов государств, отчасти примерно сопоставимых (Белоруссия, Казахстан) до принципиально отличающихся (Китай).

Для страны, имеющей самые протяженные в мире границы и их участки различных типов (со странами ЕС и НАТО, СНГ и ОДКБ, с Грузией, Китаем, Монголией, Северной Кореей, Японией, а также с новыми международными суверенами — Абхазией и Южной Осетией), проблема вызовов и угроз в пограничном пространстве остается чрезвычайно актуальной. По этой причине ещё большая открытость государственных границ России на нынешнем этапе нецелесообразна, так как может представить угрозу национальной безопасности. В плане обеспечения пограничной безопасности глобализация для России явно несет больше минусов, чем плюсов. Соответственно, в современных условиях движение в сторону упрощения режима государственной границы, её определенной «размытости» для Российской Федерации не только преждевременно, но и недопустимо.

4. В глобализирующемся мире сохраняется двойственное состояние границ государств, входящих в различные интеграционные объединения (союзы, альянсы, коалиции). С одной стороны они характеризуются все большей открытостью, а с другой, по ряду причин, — закрытостью. В свое время страны ЕС приняли решение о создании шенгенской зоны, предполагающей ликвидацию контрольно-пропускных пунктов на своих границах. Это выдавалось как свидетельство того, что в условиях глобализации вектор открытости берет верх над закрытостью. При этом, однако, умалчивалось следующее обстоятельство. Все большая открытость касается только внутренних границ ЕС, приобретающих достаточно условный характер, а не внешних, режим которых, с учетом нарастающей миграции, только усиливается. Более того, страны ЕС, не имеющие внешних границ, доплачивают за обеспечение своей пограничной безопасности тем членам союза, которые эти границы имеют и соответственно обеспечивают их защиту и охрану. Во многом схожая ситуация наблюдается в СНГ, где по мере создания единого таможенного, а затем и экономического пространства внутренние границы Содружества будут приобретать скорее номинальный характер. В то же время внешние границы на некоторых участках могут все более выполнять защитную функцию, а их охрана, соответственно, будет усиливаться.

5. В эпоху глобализации, несмотря на феномен новой глобальной открытости, продолжают оставаться закрытые границы. Лишь немногие страны сегодня могут позволить себе проводить изоляционистскую политику и не вступать в различного рода интеграционные объединения. Как это ни парадоксально, но наибольший суверенитет, т.е. наименьшие ограничения в использовании своих суверенных прав, ныне имеют государства идеологически и экономически закрытые с соответствующим авторитарным или тоталитарным режимом. К ним можно отнести Китай, Северную Корею, а также некоторые мусульманские страны, которые имеют достаточно жесткий режим государственной границы. Однако следует заметить, что реализация суверенного права на закрытую границу в условиях усиления взаимозависимости современного мира не может носить длительный характер. История неоднократно доказывала, что нельзя бесконечно долго отгораживаться от мирового сообщества и жить по своим правилам. По мере того как эти государства (а некоторые из них так называемые «страны изгои») будут вовлекаться в глобализационные процессы, менять под воздействием современных реалий свою внутреннюю и внешнюю политику, будет, естественно, повышаться и открытость их границ.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Нельзя также не заметить, что «размывая» суверенитет государств и провозглашая все большую «прозрачность» границ, глобализация провоцирует проявления сепаратизма, в том числе на приграничных территориях. Это обусловливается рядом причин социально-политического, финансово-экономического, духовно-информационного, культурноцивилизационного характера.

Во-первых, экономическая интеграция на уровне влиятельных региональных объединений (ЕС, НАФТА, СНГ, АТЭС и др.) втягивает отдельные административно-территориальные образования государств (штаты, округа, края, земли и т.д.) в активные связи с внешним миром, что ослабляет внутреннюю целостность и способствует дефрагментации национальной территории.

Во-вторых, в глобальной экономике оформляется новое разделение труда между территориями различных стран. За ними закрепляются определенные функции в мировом хозяйстве независимо от того, сохраняется ли их государственная определенность и оформленность. Наиболее мощные в экономическом отношении территории все более являют себя как субъекты не только внутренней, но и внешней политики, что способствует нарастанию центробежных тенденций.

В-третьих, на фоне сокращения объема национального суверенитета в мире наблюдается бурный рост национализма, выражающийся в стремлении даже самых малых народов обрести свою государственность. Отчасти национализм усиливается, потому что, с одной стороны, ослабевает государство как ведущий политический институт современности, а, с другой, — появляются все новые возможности для усиления сплоченности и однородности этнополитических общностей.

В-четвертых, в условиях глобальной открытости имеются необходи-мые возможности (информационнопропагандистские, организационные и иные) для распространения сепаратистских идей, проявления мобилизирующей активности этнополитических общностей, вставших на путь обретения собственной государственности. Этносы (нации) и этнические (национальные) группы обретают особое место и роль в процессе формирования нового мирового порядка, становятся все более влиятельными субъектами современного политического процесса как на уровне отдельных государств, так и в масштабе системы международных отношений.

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time Special Issue 'Space, Time, and Boundaries'

Elektronische wissenschaftliche Auflage Almabtrieb 'Raum und Zeit' Spezialausgabe 'Der Raum und die Zeit der Grenzen'

Кулаков А.В. О влиянии глобализационных процессов на пограничную безопасность Российской Федерации

В-пятых, интеграционные процессы на глобальном уровне обусловливают интернационализацию современных сепаратистских проявлений, не исключающую вовлечение в конфликты нескольких государств, в том числе сопредельных. Борьба сепаратистских движений за право создания собственных государственных образований на части территории страны (или нескольких стран) с полиэтнической структурой населения характеризуется высокой степенью бескомпромиссности, не признает государственных границ и ведется «не по правилам». Поэтому охрана государственной границы в этих условиях приобретает особое значение.

Во всё более глобализирующемся мире сепаратистские настроения проявляются во многих странах. Не стала в этом смысле исключением Россия и ее приграничные территории. В первую очередь, именно на эти территории накатываются мощные волны глобализации, они являются объектом пристального внимания со стороны государств ближнего и дальнего зарубежья, а также ряда международных организаций, и именно здесь отмечаются самые сильные сепаратистские настроения среди части как региональных элит, так и рядовых граждан. Объективности ради следует признать, что сепаратистские проявления на приграничных территориях Российской Федерации не только подпитываются глобализационными процессами современности, но и имеют предысторию, свои объективные причины.

С одной стороны, сепаратистские настроения в России являются следствием распада СССР. Одним из итогов противоречивой советской национальной политики стало то, что нерешенная проблема национализма аккумулировалась в ряде локальных, в том числе вооруженных, конфликтов на этнической и конфессиональной основе, неурегулированных в полной мере и после распада союзного государства. Неразрешенность национального вопроса в прошлом нашла свою явную составляющую в просматривающихся попытках со стороны ряда национальных элит по дальнейшей фрагментации постсоветского пространства, в том числе его российской составляющей, включающей и значительные приграничные территории.

С другой стороны, значимыми причинами сепаратистских проявлений стали политические, экономические и социаль-

v/ V/ I—к v/ г w \ I

ные реалии уже новой демократической России: неоднородный этнический (национальный) и конфессиональный состав населения; недостатки федеративного устройства государства, слабые связи между центром и некоторыми регионами (в том числе по причине больших расстояний); особенности административно-территориальной нарезки территории страны; неурегулированность вопроса раздела полномочий, касающихся власти и собственности, между центром и субъектами Федерации; усиление роли и влияния местных политических элит (особенно сформировавшихся на этнократиче-ской основе); региональная дифференциация по уровню экономического и социального развития и доходам населения. Все это выступает источниками дезинтеграционных тенденций в Российской Федерации.

Проявления сепаратизма в пограничном пространстве, как угрозы безопасности, направленной на подрыв государственного суверенитета и территориальной целостности России, обусловливаются, прежде всего, тем, что ряд приграничных субъектов Федерации в условиях глобализации обладает определенным потенциалом самостоятельного развития, который в сочетании с рядом других благоприятных обстоятельств является питательной средой сепаратизма. К этим обстоятельствам можно отнести: окраинное географическое положение субъекта Федерации в государственном пространстве (отдаленность от Центра и близость к границам сопредельных стран); относительно независимую от остальной части страны хозяйственно-экономическую структуру; преобладание на территории субъекта населения коренной национальности и опережающие темпы его естественного прироста по сравнению с некоренным населением; низкую степень ассими-лированности коренной нации (этноса) русскими; наличие (в отдельных случаях) традиций собственной государственности и насильственное присоединение субъекта к России в прошлом; активные проявления этнокультурных и конфессиональных особенностей; политизацию организованной преступности, рост клановости, кумовства и коррумпированности в органах власти. Все это стало благоприятным фоном для влияния процессов глобализации.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Под воздействием глобализации сепаратизм на приграничных территориях России получил новый импульс, проявляется в региональной и этноконфессиональной формах. Основными субъектами сепаратизма в первом случае выступают региональные политические структуры, выступающие за расширение своих полномочий и соответственно ограничение полномочий центральной власти. Во втором случае субъектами сепаратизма выступают этносы и этнические группы, пытающиеся любыми способами обрести собственную государственность, а также конфессии, стремящиеся к изменению своего статуса на территории страны или ее отдельной части.

Помимо регионального, о чем речь пойдет ниже, на приграничных территориях России активно проявляет себя этноконфессиональной сепаратизм. Проблемы эскалации межэтнической и межконфессиональной конфликтности характерны не только для северокавказских, но и для целого ряда других приграничных субъектов Российской Федерации. Это непосредственно связано с деятельностью организаций националистического толка, прежде всего в столичных, краевых и областных центрах приграничных субъектов. В том числе происходит активизация молодежных экстремистских организаций и групп, которые активно используются контролирующими их националистическими движениями. Следствием этого является формирование в ряде приграничных территорий среды, благоприятной для развития национального эгоизма, стремление к обособлению на почве неприятия тех или иных этнорелигиозных групп населения [Бочарников 2009, с. 35].

Однако наиболее остро эти проблемы, безусловно, проявляются на Северном Кавказе, где под знаменами радикального ислама действуют незаконные вооруженные формирования, ставящие своей целью дестабилизацию внутренней обстановки в приграничном регионе, нарушение территориальной целостности страны с помощью вооруженного насилия. Пожалуй, наиболее одиозной попыткой подобных действий выступил курс прежних чеченских лидеров (Д. Дудаева, А. Масхадова) на

Электронное научное издание Альманах Пространство и Время. Т. 3. Вып. 1 • 2013 Специальный выпуск ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ ГРАНИЦ

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time Special Issue 'Space, Time, and Boundaries'

Elektronische wissenschaftliche Auflage Almabtrieb 'Raum und Zeit' Spezialausgabe 'Der Raum und die Zeit der Grenzen'

Кулаков А.В. О влиянии глобализационных процессов на пограничную безопасность Российской Федерации

полный суверенитет и отделение Чеченской Республики от Российской Федерации. К сожалению, идеи ваххабизма, в той или иной мере, получили распространение и на территории других северокавказских республик (Ингушетия, Дагестан, Карачаево-Черкесия, Кабардино-Балкария), где осуществляется подпольная диверсионно-террористическая деятельность.

Глобализация, создающая обширные коммуникативные возможности, способствует эскалации межэтнической и меж-конфессиональной напряженности в данном приграничном регионе. Речь идет об интенсивном идеологическом и, прежде всего, религиозном воздействии со стороны влиятельных зарубежных исламским центров. Но этим, как говорится, дело не ограничивается. Продолжается деятельность многочисленных фондов и неправительственных организаций в ряде мусульманских стран, которые традиционно (более активно на протяжении двух последних десятилетий) оказывают всестороннюю помощь, прежде всего финансовую и информационно-пропагандистскую, лидерам местных радикальных исламских организаций и бандформирований на Северном Кавказе.

Так, по данным средств массовых информаций, в основном деньги для чеченских боевиков собираются в странах Персидского залива — Катаре, ОАЭ, Кувейте, Йемене, Саудовской Аравии, Иордании и частично в Турции — среди так называемых «черкесов», которые ушли туда с территории Кавказа во время Русско-турецкой войны (см. [Белоклокова, Чуйков 2002; Игнатенко 2006]). Сбором средств занимаются международные неправительственные финансовые структуры, за которыми стоит экстремистское крыло международной террористической организации «Братья-мусульмане». В нее входят десятки подразделений, одно из них — «Джамаат аль джихад» («Объединение ради джихада») — возглавлял всем известный террорист Хаттаб, который впоследствии был ликвидирован российскими спецслужбами на территории Чеченской Республики.

Региональный сепаратизм тесно связан с экстремизмом и терроризмом, которые представляют незаконную деятельность, направленную на захват власти, насильственное изменение существующего государственного строя, достижение неконституционным путем иных политических целей, в том числе сепаратистской направленности. Экстремизм, и прежде всего его наиболее радикальное проявление — терроризм — за последнее время приобрел международный, глобальный характер. Еще сравнительно недавно о терроризме можно было говорить только как о локальном явлении. В 80— 90-х гг. XX столетия он уже стал универсальным феноменом.

Глобализация и все более широкая интернационализация терроризма — это неоспоримый факт, перед которым сегодня оказалось человечество. Именно в открытом социуме терроризм приобретает все более разнообразные формы и угрожающие масштабы, которые ранее просто не наблюдались. В различных регионах мира политическими радикалами, взявшими на вооружение методы террора для утверждения своих «универсальных» ценностей и целей, организована разветвленная сеть международных организаций — фирм, компаний, банков и фондов. Это стало возможным только в условиях открытого социума. В наши дни терроризм использует достижения в сфере инновационных технологий и развития информационного пространства. Благодаря Глобальной сети любая провокационная информация или подрывная идея мгновенно становится всеобщим достоянием. Именно с помощью Интернета радикалы всех мастей могут получать интересующую их информацию о подготовке и использовании средств диверсии и террора.

Мировая практика свидетельствует, что в эпоху глобализации характерными отличиями экстремизма и терроризма стали:

— формирование международных и региональных руководящих органов для решения вопросов планирования экстремистской и террористической деятельности, подготовки и проведения конкретных операций, организации взаимодействия между отдельными группами и исполнителями, привлекаемыми к той или иной акции;

— создание разветвленной сети центров и баз по подготовке боевиков и обеспечению операций в различных регионах мира, создание сети подполья, тайников и складов оружия и боеприпасов в различных странах и регионах;

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

— создание сети компаний, фирм, банков, фондов, которые используются в качестве прикрытия террористов, финансирования и всестороннего обеспечения их операций;

— срастание экстремистских организаций с наркобизнесом, преступными группами, специализирующимися на торговле людьми и оружием;

— использование отдельными представителями экстремистских организаций права на политическое убежище, проживание, деятельность и базирование, предоставляемое рядом государств;

— широкое освещение террористической деятельности средствами массовой информации как неотъемлемой части действительности, а иногда и популяризация терроризма, именование экстремистов и террористов «повстанцами», «борцами за веру», «партизанами» и т.д. в зависимости от социального заказа (см., напр., [Шахов 2003; Международный терроризм... 2005; Кафтан 2007]) .

Экстремизм и терроризм все больше угрожают безопасности многих стран и их граждан, влекут за собой огромные политические, экономические и моральные потери, сеют вражду, недоверие и ненависть между народами, дестабилизируют общество, подрывают доверие к государственным органам власти и управления. К сожалению, Россия в целом и ее пограничное пространство в частности не стали здесь исключением. Экстремизм и терроризм в эпоху глобализации стали одними из тех явлений, которые представляют наибольшую угрозу национальной безопасности, жизненно важным интересам личности, общества, государства. При этом на приграничных территориях страны проявления терроризма имеют свои особенности. Помимо местных политических лидеров и органов власти террористические акты направлены на объекты силовых структур,

Электронное научное издание Альманах Пространство и Время. Т. 3. Вып. 1 • 2013 Специальный выпуск ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ ГРАНИЦ

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time Special Issue 'Space, Time, and Boundaries'

Elektronische wissenschaftliche Auflage Almabtrieb 'Raum und Zeit' Spezialausgabe 'Der Raum und die Zeit der Grenzen'

Кулаков А.В. О влиянии глобализационных процессов на пограничную безопасность Российской Федерации

сотрудников МВД и ФСБ России, а также членов их семей (так, в ноябре 1996 г. в г. Каспийске была взорвана секция жилого дома, где проживали пограничники и члены их семей. Погибло 54 человека, среди которых 15 женщин и 20 детей).

Следует отметить, что приграничные субъекты Российской Федерации в эпоху новой глобальной открытости обладают определенной «притягательностью» для экстремистов и террористов.

Во-первых, непосредственное соприкосновение приграничных регионов с территорией иностранных государств (особенно при наличии необустроенной государственной границы) упрощает пополнение ресурсов (людских, финансовых, материальных, вооружение и т.д.) незаконных вооруженных формирований и экстремистских движений, действующих в приграничье. В условиях так называемых «прозрачных» границ создаются предпосылки для расширения связей международных террористических организаций, вовлечения в преступную деятельность жителей сопредельных государств, получения поддержки извне.

Во-вторых, приграничные регионы, как правило, представляют собой дотационные административно-территориальные образования с низким уровнем жизни населения, нерешенными социальными, этноконфессиональными и другими проблемами, что учитывается экстремистскими силами на информационно-пропагандистском поприще, при вербовке граждан в свои ряды. То есть приграничные регионы - это, в основном, проблемные территории. Мировая история свидетельствует, что экономически слабые многонациональные регионы, территории с неоднородной государственной и религиозной принадлежностью их населения, земли с колониальным прошлым были и остаются наиболее подверженны социальнополитической напряженности. Именно такие пространства обладают негативным потенциалом для консолидации и деятельности деструктивных политических сил, избирающих терроризм формой реализации своих устремлений.

В настоящее время подобного рода «притягательность» присуща, прежде всего, Северному Кавказу. Терроризм, порожденный ситуацией в самом неспокойном приграничном регионе России, отличается, прежде всего, ярко выраженной этно-политической окраской. По мнению М.Н. Шахова, «... это терроризм национально-сепаратистского толка, обусловленный неурегулированностью взаимоотношений между федеральным центром России и конкретным национально-этническим регионом. Природа его не столько экономическая, сколько национально-историческая, этническая и социально-политическая. По отношению к России он выступает следствием и показателем нерешенности национально-этнических проблем» [Шахов

2003, с. 241.]. В свою очередь, Л.Б. Кристалинский считает, что «терроризм "северокавказского происхождения" можно расценивать и как существенное обстоятельство в дестабилизации этнополитической обстановки, как повод для наращивания межэтнической неприязни и нарастания межнациональных противоречий (как в регионе, так и в стране в целом). Это в свою очередь активизирует угрозы национальной безопасности в пограничном пространстве» [Кристалинский 2007, с. 17] .

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Важно отметить, что не только сами приграничные регионы обладают спецификой по отношению к внутренним регионам страны, но и проявляющийся здесь экстремизм и терроризм в условиях глобализации также имеют свои особенности. К ним можно отнести:

— создание международными террористическими и экстремистскими организациями на территории сопредельных государств баз, тренировочных лагерей по подготовке боевиков, тайников и складов с оружием, медикаментами, продовольствием;

— деятельность террористических сил по переброске на приграничные российские территории своих эмиссаров, средств террора и организации диверсий;

— наличие среди членов незаконных вооруженных формирований и экстремистских организаций российских и иностранных граждан, прошедших специальную подготовку за рубежом;

— использование членами незаконных вооруженных формирований возможностей отхода на территорию сопредельного государства после осуществления террористических актов, получение права на политическое убежище, проживание и деятельность;

— оказание информационной и моральной поддержки экстремистам и террористам с территории государств как ближнего, так и дальнего зарубежья;

— использование террористами в качестве идеологической основы и оправдания своих действий отдельных религиозных положений, «исторических обид», этнических и других противоречий, стремление придать своей деятельности в зарубежных СМИ характер национально-освободительной борьбы;

— финансовую поддержку экстремистских организаций и бандитских групп, действующих в приграничье, за счет теневой экономики, наркобизнеса, торговли оружием, международных неправительственных организаций и органов.

Деятельность международного терроризма против России наиболее активно ведется в пограничном пространстве Южного Федерального округа (ЮФО) и Северо-Кавказского Федерального округа (СКФО). Политический, экономический и моральный ущерб от деятельности международного терроризма в ЮФО и СКФО значителен.

В этих условиях руководство Российской Федерации на Северном Кавказе последовательно создает пограничную ан-титеррористическую зону безопасности. Силовыми структурами, прежде всего органами безопасности и пограничными органами федеральной службы безопасности России, предпринимается комплекс мер, позволяющих профессионально отвечать новым вызовам и угрозам. Речь идет о противодействии широкомасштабной трансграничной организованной

Кулаков А.В. О влиянии глобализационных процессов на пограничную безопасность Российской Федерации

преступности, пресечении силовых проявлений международного криминала, стремящегося переправлять контрабандным путем через российскую границу оружие, боевиков, членов террористических организаций, организовать и проводить террористические акты.

В частности, в процессе реализации Федеральной целевой программы «Государственная граница Российской Федерации (2003—2010 гг.)» было много сделано по обустройству пограничных подразделений и повышению надежности охраны границы на южных рубежах страны.

В 2007—2008 гг. в рамках реализации ФЦП «Государственная граница Российской Федерации (2003—2011 гг.)», для обустройства отдельной горной мотострелковой бригады в населенном пункте Зеленчукская Карачаево-Черкесской Республики был построен и введен в эксплуатацию 31 объект. Среди них: 10 зданий жилой зоны, 6 — казарменной, 9 объектов хозяйственноскладской зоны, 1 хранилище техники и 5 объектов инженерного обеспечения городка. С сайта http://spetsstroy.ru/structure/specstr/us_4/USST4ob.php

С 2006 г. по итогам конкурса реализуется строительство транспортнотелекоммуникационной сети по проекту «Государственная Граница Российской Федерации (2003—2010 гг.)». В соответствии с федеральной целевой программой выполняются работы по созданию новых и модернизации существующих информационных систем, проектирование объектов. Слева: Оренбургская область: Соль-Илецк, Первомайский. За время реализации проекта 72 пограничные заставы превращены в полноценные интеллектуальные объекты. Справа: первый на Урале стационарного инспекционно-досмотрового комплекса (ИДК), предназначенного для досмотра большегрузных автофургонов и контейнеров. С сайта http: //te l eco m.grouptechno.ru/proj ects/proj ects_ 171.html

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Возросшие возможности пограничников на северокавказском направлении во многом позволили перекрыть каналы поставки на российскую территорию международных террористов, оружия и боеприпасов, создать дополнительные преграды боевикам и иностранным наемникам на маршрутах выдвижения в Россию.

В этой связи нельзя не указать и на тот факт, что глобализация не только во многом обусловливает проявления экстремизма и терроризма в пограничном пространстве Российской Федерации, но и создает все возможности для активного международного сотрудничества нашей страны по противодействию этим крайне опасным явлениям.

В глобализирующемся мире Российская Федерация является участницей большинства универсальных антитеррористи-ческих конвенций, выступает за активизацию практического международного сотрудничества по противодействию терроризму на глобальном и региональном уровнях, прежде всего в рамках СНГ и ШОС. Так, позитивным результатом сотрудничества стран Содружества стало создание Антитеррористического центра. В интересах усиления взаимодействия по противодействию противоправной деятельности, в том числе на смежных приграничных территориях, созданы Совет руководителей органов и спецслужб, Совет командующих пограничными войсками, Совет министров внутренних дел и Совет руководителей таможенных служб государств — членов СНГ. На совместных заседаниях представителей силовых ведомств решаются вопросы, связанные с борьбой с терроризмом, наркотрафиком, незаконной миграцией, контрабандой и др.

Слева: 24-25 марта 2010 г. в г. Москве состоялось III совещание руководителей (начальников штабов) национальных антитеррористических центров государств-участников СНГ на тему «Актуальные формы взаимодействия АТЦ СНГ и антитеррористических центров государств - участников СНГ». В центре: 22 апреля 2010 г. в Душанбе (Республика Таджикистан) состоялось очередное 63-е заседание Совета командующих Пограничными войсками под председательством генерала армии В.Е. Проничева. С 7 по 12 июня в рамках II этапа совместной специальной пограничной операции «Единство-2010» по пресечению проникновения через границы государств-членов СНГ контрабанды материальных средств, наркотических средств и незаконных мигрантов Пограничной службой ФСБ России была организована работа Координационного центра.

С сайта http://www.skpw.ru/Arhiv/2010.htm

Электронное научное издание Альманах Пространство и Время. Т. 3. Вып. 1 • 2013 Специальный выпуск ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ ГРАНИЦ

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time Special Issue 'Space, Time, and Boundaries’

Elektronische wissenschaftliche Auflage Almabtrieb 'Raum und Zeit' Spezialausgabe 'Per Raum und die Zeit der Grenzen'

Кулаков А.В. О влиянии глобализационных процессов на пограничную безопасность Российской Федерации

Налаживается и взаимодействие России и сопредельных государств по борьбе с терроризмом и трансграничной преступностью и в рамках ШОС. Основой для формирования в 1996 г. Шанхайской организации сотрудничества (Россия, Китай, Казахстан, Киргизия и Таджикистан) стало возрастание угрозы со стороны разного рода экстремистских, сепаратистских и религиозно-фундаменталистских вооруженных группировок, а также стремление урегулировать имеющиеся пограничные проблемы, повысить уровень доверия в военной области на совместных принципах.

В 1999 г. «шанхайская пятерка» приняла совместную декларацию, нацеленную на расширение многостороннего диалога по укреплению безопасности и сотрудничества в Центральной Азии. Были конкретизированы общие задачи противодействия государств — участниц: международный терроризм, контрабанда оружия, нелегальная миграция, проявления национального сепаратизма и регионального экстремизма. Принято решение о сотрудничестве спецслужб и правоохранительных органов. В 2QQ1 г. к «пятерке» присоединился Узбекистан, была подписана декларация о создании ШОС. Впоследствии принята Конвенция о борьбе с сепаратизмом и экстремизмом как выражение общей заинтересованности стран «шестерки» по поводу указанных проявлений, несущих в себе угрозы как отдельным государствам и их приграничным территориям, так и региону в целом.

Активное международное сотрудничество позволило России и ряду сопредельных государств создать необходимую юридическую базу, синхронизировать законодательство для совместной работы по противодействию терроризму и трансграничной преступности на смежных приграничных территориях и на внешних границах СНГ, осуществлять совместные действия специальных служб.

Первое Совещание председателей Верховных судов стран — членов ШОС в Шанхае 22 сентября 2006 г.: «Как указал председатель Верховного народного суда КНР Сяо Ян, перед судами всех стран стоит общая задача по предотвращению и обузданию терроризма, сепаратизма, экстремизма, трансграничной контрабанды наркотиков». С сайта http://hyconference.edu.cn/ russian/262105.htm

Алматы, 2010-09-11. Начальники генеральных штабов вооруженных сил государств — членов ШОС провели стратегические консультации, по завершении которых начальники генштабов (председатели комитета начальников штабов) ВС государств — членов ШОС подписали директивы на подготовку и проведение совместной антитеррори-стической операции. С сайта http://russian.news.cn/china/2010-09/11/^13489895.htm

Пограничные ведомства Казахстана, Киргизии, России, Таджикистана и Узбекистана проводят совместную специальную пограничную операцию для пресечения деятельности преступных групп на государственных границах и приграничных территориях. С сайта http://thenews. kz/2009/09/11/126993. ^т I

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Угрозы и вызовы транснационального характера, как правило, являются анонимными и, следовательно, труднораспознаваемыми. Они не всегда представляют собой какой-либо единой, целостной системы или порядка. Почти всегда за ними скрываются «невидимые» режиссеры и актеры. Речь идет о том, что глобализация создает причины и возможности, способствующие проведению разведывательной и иной подрывной деятельности спецслужб и организаций иностранных государств по сбору информации, дестабилизации ситуации на приграничных территориях России.

Спецслужбы иностранных государств, используя возможности глобализирующегося мира, стремятся получить достоверную информацию об общественно-политическом и социально-экономическом состоянии приграничных субъектов Российской Федерации, создать необходимые информационные, финансовые, людские ресурсы для возможной дестабилизации там обстановки, нанесения ущерба безопасности страны. Оказываемое ими «внимание» к приграничным регионам имеет свое объяснение. Периферийные территории легче отторгнуть, чем территории внутри страны, поскольку, как точно отметил Бенджамин Франклин: «Большая империя, как и большой пирог, легче объедается с краев» (цит. по: [Кирюшин, Плотников 2006, с. 7.]). Данное утверждение справедливо не только по отношению к империям, но и иным государственным образованиям, обладающим значительными размерами освоенного территориального массива, который не однороден по своему составу (география территорий, этнический и конфессиональный состав населения и др.).

Реализация антироссийских целей предусматривает использование сопредельных государств как плацдарма для осуществления информационно-пропагандистских, разведывательных, диверсионно-террористических и иных акций против Российской Федерации. В частности, после распада СССР наблюдается резкое усиление политической и разведыва-

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time Special Issue 'Space, Time, and Boundaries'

Elektronische wissenschaftliche Auflage Almabtrieb 'Raum und Zeit' Spezialausgabe 'Der Raum und die Zeit der Grenzen'

Кулаков А.В. О влиянии глобализационных процессов на пограничную безопасность Российской Федерации

тельной деятельности против нашей страны со стороны Великобритании, ФРГ, Франции, Израиля, Саудовской Аравии, Турции, Ирана и КНР. Данные государства, при ведущей роли США, стремятся к закреплению своих позиций в постсоветских республиках посредством различных форм присутствия [Саклаков 2000, с. 23].

Не случайно в мировой политике глобализацию нередко связывают с гегемонистскими устремлениями США, реализуемыми не только чисто силовыми методами, но и путем подстрекательств и применения методов двойных стандартов. На этот счет в Америке, как сообщает «Российская газета», зреют планы разрушения территориальной целостности России [Российская газета 2008]. Конечными их целями является смена существующего в нашей стране конституционного строя, раздел её на несколько государств, установление контроля над природными богатствами. В частности, американские консерваторы болезненно отреагировали на военное и дипломатическое поражение марионеточного грузинского режима в августе 2008 г. в Цхинвале: «Как сообщает интернет-издание Online Journal, группа американских неоконсерваторов [известные своей жёсткой антироссийской позицией — АК.], возглавляемая советником сенатора Джона Маккейна по внешней политике Райди Шойнемманом, и Джордж Сорос якобы лоббируют признание Вашингтоном некоторых субъектов Российской Федерации в качестве независимых государств в ответ на признание Россией независимости Абхазии и Южной Осетии [Меринов 2008].

Просматривается стремление не только Запада, но и ведущих азиатских стран не допустить возрождения России, снизить её значимость в решении ключевых проблем мирового сообщества, ограничить ее роль в деятельности влиятельных международных организаций. По-прежнему геополитическими оппонентами нашей страны востребованы действия, направленные на нарушение территориальной целостности страны, в том числе с использованием межэтнических, религиозных и других имеющихся внутренних противоречий. При этом международный терроризм, национальноэтнический и религиозный сепаратизм, афганский наркотрафик, нелегальная миграция активно используются антирос-сийскими силами как инструмент геополитической борьбы против нашей страны [Волков 2006, с. 5.].

В условиях новой глобальной открытости Российская Федерация столкнулась с целенаправленными усилиями иностранных государств, их специальных служб и используемых ими организаций для ослабления суверенитета страны, разрушения её территориальной целостности, в том числе путем дестабилизации ситуации в приграничных регионах, прежде всего на Северном Кавказе. В этой связи заместитель председателя Комитета Совета Федерации по международным делам В. Лихачев отметил следующее: «На Северном Кавказе уже замечена активизация сепаратистских, анти-российских сил. В Ингушетии кто-то инициирует сбор подписей о выходе республики из Российской Федерации. За последние полгода американские университеты и частные фонды провели три конференции на тему: какую опасность испытывает со стороны федеральной власти Ингушетия и как её надо спасать. Ингушетию пытаются представить преемницей прежней Чечни и ждут от неё сепаратистских проявлений» [Меринов 2008].

Нестабильность Северного Кавказа — это ахиллесова пята территориальной целостности России. Данный регион требует от федерального центра постоянного привлечения значительных дополнительных ресурсов (административных, финансовых, экономических и военных), влияет на внутриполитическую ситуацию в стране, ухудшает её геополитическое, геоэкономическое и геостратегическое положение не только на Кавказе, но и в мире.

В интересах ослабления позиций Российской Федерации на Кавказе, в регионе отмечается резкое усиление политической и разведывательной активности со стороны США, Великобритании, Турции, Пакистана, Ирана и Саудовской Аравии по созданию очагов этнической и конфессиональной напряженности, осуществлению подрывных акций [Бондаренко

2004, с. 11; Иллюк 2006]. Особый интерес к северокавказским приграничным территориям проявляют соседние с Россией Турция и Грузия. Спецслужбы этих стран активно ведут разведывательную деятельность, занимаясь вербовкой российских граждан как на российской, так и на своей территории. Вполне вероятно, что часть разведывательной информации собирается в интересах США и патронизируемого ими Североатлантического альянса.

Важно учитывать, что дестабилизация обстановки на приграничных территориях не может осуществляться по официальным линиям, например, через Белый дом, Государственный департамент, другие правительственные структуры США. Как показывает практика, весьма удобным инструментом для воплощения в жизнь замыслов американских и иных спецслужб выступают иностранные неправительственные организации, действующие в ущерб безопасности России. С ними тесно связаны некоторые российские некоммерческие организации (общественные объединения), которые пытаются инспирировать, прежде всего, в молодежной среде антиконституционные проявления. Как отметил в этой связи директор независимого исследовательского Центра ЕС — Россия Фрейзер Кэмерон: «.надежды на перемены в России очень слабые. Однако общественность все больше недовольна бездействием властей, и в ближайшем будущем ситуация может стать взрывоопасной. Внешний мир может повлиять на развитие событий лишь незначительно. И тем не менее мы не должны ослаблять нашу поддержку либерально-демократическим силам, стремящимся изменить систему. Их борьба — это и наша борьба» [Кэмерон 2010].

Наибольшую активность на российской территории проявляют такие иностранные неправительственные организации, как Национальный фонд в поддержку демократии, фонд Сороса, Американский совет по международным исследованиям и научным обменам, Американский совет по международному образованию и др. Помимо решения целого спектра задач гуманитарного характера, их «миссия» может также быть нацелена на регионы России, в том числе приграничные, на иные виды деятельности, представляющие угрозу национальной безопасности. Среди них, предположительно, можно

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Кулаков А.В. О влиянии глобализационных процессов на пограничную безопасность Российской Федерации

выделить такие, как:

— «крышевание» сотрудников спецслужб и их доверенных лиц, осу-ществляющих сбор информации различного характера;

— подрыв имиджа действующей российской власти, снижение уровня электоральной поддержки в периферийных регионах;

— консолидация действий оппозиционных сил различной идейной направленности;

— повышение активности прозападного и происламского протестного электората, прежде всего, его молодежной составляющей;

— оказание финансовой, правовой и иной помощи, а также моральной поддержки российским оппозиционным партиям и движениям;

— создание и поддержка «независимых» СМИ антигосударственной направленности;

— реализация образовательных программ, нацеленных на изучение международного гуманитарного права, акцентирующих внимание на права военнослужащих, как граждан в военной униформе, и альтернативной воинской службе;

— «политизация» правозащитных и экологических организаций, а также деятельности национально-культурных обществ и диаспор в регионах.

Учитывая последнее обстоятельство, нельзя не отметить, что в условиях глобализации спецслужбы имеют все возможности для использования в своих целях национальных диаспор и землячеств, в том числе сосредоточенных как на приграничных территориях России, так и сопредельных с нею государств.

Зарождение диаспор и землячеств происходит по этническим, религиозным, политическим, экономическим, культурным и иным причинам. Все это достаточно очевидно, но глобализация привнесла в диаспоры новую тенденцию — гео-экономическое, геофинансовое и геополитическое тяготение данных этнических объединений к национальным «материнским» системам с интенсификацией соответствующих контактов и связей, в том числе на почве «этнической истории». В частности, об этом свидетельствуют процессы, происходящие в среде мусульманских диаспор и землячеств, в том числе на приграничных территориях. Поэтому спецслужбы сопредельных и иных стран активизировали работу в этом направлении, рассматривают сплочённые этнические группы в качестве инструмента возможной дестабилизации обстановки на соответствующих приграничных территориях.

Стамбул, 21 мая 2012. Массовая демонстрация турецких граждан черкесского происхождения против геноцида черкесов. С сайта http://www.kavkaz.tv/russ/ content/2012/05/23/90746.shtml

( Т.

I Ч

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Международный научный симпозиум «Олимпийские игры Сочи 2014 и ГрузиноЧеченское эко-культурное пространство, Тбилиси, июль 2012. «На церемонии с приветствиями выступили глава Комитета Парламента Грузии по вопросам диаспоры и Кавказа Нугзар Цихкаури, черкесский общественный деятель Ибрагим Яган, глава Международного Черкесского Совета (США) Ияд Ягар и другие». С сайта http://adigasite.com/archives/1753

23 сентября 2011 г. управление Минюста РФ по Адыгее вынесло предупреждение АРОД «Черкесский конгресс» о недопустимости осуществления экстремистской деятельности в связи с выражением из «благодарственного письма», направленного председателем движения в адрес парламента Грузии, принявшего 20 мая 2011 г. резолюцию «О признании геноцида черкесов, осуществленного Российской империей в 1763—1864 годах». С сайта http://www.kavkaz-uzeI.ru/articIes/205284/

Таким образом, пограничная безопасность как составная часть национальной безопасности имеет свою видовую специфику, связанную с защитой суверенитета и территориальной целостности страны, обеспечением интересов личности, общества и государства на государственной границе и на приграничных территориях, что объективирует воздействие процессов политической глобализации, нацеленных, прежде всего, на сужение сферы действия государственного суверенитета.

Электронное научное издание Альманах Пространство и Время. Т. 3. Вып. 1 • 2013 Специальный выпуск ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ ГРАНИЦ

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time Special Issue 'Space, Time, and Boundaries'

Elektronische wissenschaftliche Auflage Almabtrieb 'Raum und Zeit' Spezialausgabe 'Der Raum und die Zeit der Grenzen'

Кулаков А.В. О влиянии глобализационных процессов на пограничную безопасность Российской Федерации

2. Влияние экономической глобализации на пограничную безопасность Российской Федерации

Ранее уже отмечалось [Кулаков 2009], глобализацию мировой экономики можно охарактеризовать как усиление взаимозависимости и взаимовлияния различных сфер и процессов мировой экономики, выражающееся в постепенном превращении мирового хозяйства в единый рынок товаров, услуг, капитала, рабочей силы и знаний, что несет в себе явные позитивные стороны. В то же время нельзя сказать, что процесс глобализации является абсолютно позитивным и непременно ведет к процветанию всех вовлеченных в него государств; вместе с преимуществами интернационализации экономики втянутые в орбиту глобализации страны получили «в нагрузку» и ряд очевидных проблем — экономические кризисы, падение национальных валют, безработицу и т.п.

Современные глобализационные процессы развертываются, прежде всего, между промышленно развитыми странами и лишь во вторую очередь охватывают развивающиеся страны. Глобализация укрепляет позиции первой группы стран, дает им дополнительные преимущества. В то же время развертывание процессов глобализации в рамках современного международного разделения труда грозит заморозить нынешнее положение менее развитых стран, так называемой мировой периферии, которые становятся скорее объектами, нежели субъектами глобализации.

Менее развитые страны втягиваются в мирохозяйственные связи по весьма жестким правилам игры. Им отводится роль поставщиков сырья и производителей экотехнологичных товаров. Такая кооперация осложняет возможности их самостоятельного и эффективного развития, загоняет в состояние постоянно воспроизводящейся слаборазвитости, усиливает социальное расслоение. Данное утверждение в полной мере относится и к России, которая «открылась» глобализирующемуся миру и получила целый ряд экономических проблем как сырьевой придаток развитых стран: падение производства, деиндустриализацию, бегство капиталов за рубеж, резко усилившиеся социальные контрасты. При этом приграничные территории страны подверглись активному внешнему экономическому воздействию.

Угрозами безопасности России в пограничном пространстве, обусловленными влиянием экономической глобализации, являются:

— ухудшение социально-экономического положения и неравномерность развития приграничных регионов;

— стремление некоторых из приграничных субъектов к экономическому обособлению, приоритетная ориентация на внешнеэкономические связи;

— миграция граждан иностранных государств через российскую территорию или с целью оседания на постоянное жительство в российском приграничье;

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

— распространение в приграничных регионах коррупции и преступности (в том числе связанной с наркотрафиком, контрабандной деятельностью на путях международных сообщений и незаконными экспортно-импортными операциями), расхищение морских биологических ресурсов;

— экологические проблемы приграничья, опасность переноса на территорию страны особо опасных инфекционных болезней человека, животных, карантинных вредителей, сорняков, возбудителей болезней растений, а также токсичных веществ;

— нарастание внешнего экономического давления на приграничные территории, в том числе посредством усиления присутствия иностранного капитала и рабочей силы.

Ослабление российской экономики и внешнеэкономической самостоятельности страны, деградация ее технологического и промышленного потенциала, закрепление топливно-сырьевой специализации, высокая инфляция, снижение жизненного уровня, сохраняющаяся экономическая зависимость от Запада — все это не могло не сказаться на экономическом положении российского приграничья в условиях глобализации.

Как следствие, социально-экономическое положение приграничных регионов, занимающих окраинное географическое положение, с началом демократических преобразований в стране в целом характеризовалось резким спадом производства и инвестиционной активности, снижением уровня жизни населения, ростом безработицы, ухудшением криминогенной обстановки и экологической ситуации. Вовлеченность России в глобализационные процессы, как страны с исключительно сырьевой направленностью экономики, только способствовала нарастанию проблем в социальной сфере.

В этой связи было бы ошибочно не учитывать, что, выступая следствием нерешенности проблем в экономической сфере, социальная напряженность по-тенциально содержит в себе угрозу подрыва социальной стабильности в приграничных регионах, способствует нарастанию народного протеста в самых различных формах, провоцирует возможность экстремистских действий отдельных лиц и групп по отношению к органам власти, силовым структурам государства, создает благоприятную среду для иностранных спецслужб по вербовке российских граждан. Целые социальнопрофессиональные группы маргинализировались и находятся в крайне бедственном материальном положении. К сожалению, некоторые их представители готовы ради личного благополучия на любую «работу».

Внутрироссийская хозяйственная практика показала, что осуществляемый курс экономических реформ под воздействием глобализационных процессов привел к неоправданному возрастанию социально-экономической дифференциа-

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time Special Issue 'Space, Time, and Boundaries'

Elektronische wissenschaftliche Auflage Almabtrieb 'Raum und Zeit' Spezialausgabe 'Der Raum und die Zeit der Grenzen'

Кулаков А.В. О влиянии глобализационных процессов на пограничную безопасность Российской Федерации

ции приграничных регионов по уровню жизни населения (объем заработной платы, стоимость потребительской корзины, реальный денежный доход в расчете на душу населения), глубине спада промышленного и сельскохозяйственного производства, финансированию регионального развития.

Наиболее объективное представление об экономическом и социальном положении приграничных территорий дают уровни регионального развития экономики, которые принято определять по показателям среднедушевой производства нацио-

(\ v/ v/ u и

или регионального) продукта, валовой промышленной и сельскохозяйственной (или суммарной) продукции и соответствующего территориального индекса, где базой является общероссийский уровень.

Современные уровни экономического развития регионов, рассчитанные на основе душевого объема валового регионального продукта (ВРП) в процентах к среднероссийскому показателю, различают по экономическим районам федеральных округов в 3,4 раза (Западная Сибирь — 167%, Северный Кавказ — 49%), а на основе валовой продукции промышленности

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

— в 4,5 раза В случае субъектов Федерации1 разрыв уровней (по ВРП) достигает 40,5 раза (Ямало-Ненецкий автономный

1 В настоящее время в составе Российской Федерации насчитывается 83 субъекта. В ре-зультате укрупнения субъектов Федерации образованы: Пермский край (Пермская обл., Коми-Пермяцкий авт. окр.); Красноярский край (Красноярский кр., Таймырский (Долга-но-Ненецкий) авт. окр., Эвенкийский авт. окр.); Камчатский край (Камчатская обл., Ко-рякский авт. окр.); Иркутская область (Иркутская обл., Усть-Ордынский Бурятский авт. окр.); Забайкальский край (Читинская обл., Агинский Бурятский авт. окр.).

округ — 770%, Республика Ингушетия — 19%). По регионам — приграничным субъектам Федерации диапазон денежных доходов на душу населения превышает двенадцатикратную величину (Ямало-Ненецкий автономный округ — Республика Ингушетия) (см. [Кистанов, Копылов 2009, с. 59—63]).

Экономическое состояние регионов определяет их социальное положение. Обобщающее представление об этом дает сопоставление полученных доходов с прожиточным минимумом, т.е. покупательская способность денежных доходов. По этому показателю можно ранжировать приграничные регионы на «богатые», относительно «благополучные» и «неблагополучные» («бедные» и «малообеспеченные»).

Изучение экономического состояния субъектов Федерации [Федеральные округа России... 2009; Региональная экономика... 2009] позволяет утверждать, что к «богатым» относятся экспортно-ориентированные северные и северо-восточные приграничные регионы с высокой обеспеченностью населения доходами (более 5 прожиточных минимумов в среднем на человека), например, Тюменская область (прежде всего, входящие в нее главные нефтедобывающие районы России).

Регионы относительно «благополучные» (2—3 прожиточных минимума) включают экономические районы (в том числе индустриальные) на Северо-Западе и Европейском Севере — Санкт-Петербург, Мурманская область, Республика Карелия; в центре — Смоленская область; в Центральном Черноземье — Белгородская область; в Сибири — Омская область, Красноярский край, а также два региона Северного Кавказа — Ростовская область и Краснодарский край.

Большая часть приграничных регионов принадлежит к «неблагополучным». Особенно в тяжелом положении находятся «бедные регионы» (менее 1,5 прожиточного минимума на человека), к которым относятся республики Северного Кавказа (Дагестан, Карачаево-Черкессия, Кабардино-Балкария, Ингушетия), Приволжская Калмыкия; ряд экономических районов Южной Сибири (Алтайский и Забайкальский края, Тыва), а также Дальнего Востока (Еврейская автономная и Сахалинская области и Чукотский автономный округ). Республики Северного Кавказа попали в разряд сильно депрессированных и отсталых регионов в результате острых межнациональных и политических конфликтов с применением средств вооруженной борьбы, что дестабилизировало промышленность и сельское хозяйство, резко «обрушило» уровень жизни населения.

Остальные из приграничных «неблагополучных» регионов образуют группу «малой обеспеченности» (от 1,5 до 2 прожиточных минимумов), среди которых оказались индустриальные районы, во многом пострадавшие из-за свертывания ВПК — Ленинградская, Воронежская, Волгоградская, Челябинская области др. Две последние группы регионов особенно испытали удары инфляции и социального расслоения.

Следует заметить, что глубина промышленного спада и факторы, его определяющие, существенно различались по приграничным регионам России. При этом само содержание экономической политики государства, всё более ориентирующейся на глобализационные процессы современности, за годы реформ создало мощные предпосылки для межрегиональной дифференциации.

В этой связи, например, либерализация внешнеэкономической деятельности и отпуск цен на энергоносители поставили в наиболее тяжелое положение сельское хозяйство, легкую и пищевую промышленность, машиностроение и металлообработку. В результате наибольший спад имел место в регионах с соответствующей хозяйственной специализацией. Резкое ограничение платежеспособного спроса на конечную продукцию инвестиционного и потребительского назначения, а также ее полная неконкурентоспособность в условиях ориентации на «открытую» экономику привели к тому, что здесь спад промышленного производства оказался значительно глубже. Среди приграничных регионов наибольший спад промышленного производства отмечен в Псковской области, Хабаровском крае, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии и Северной Осетии.

Снижение объемов производства в большей степени отразилось в приграничных регионах с высоким удельным весом отраслей оборонного комплекса, что стало следствием резкого сокращения госзаказа. В их число входят регионы Урала (особенно Челябинская и Курганская области), отдельные территории Дальнего Востока и Сибири (Хабаровский и При-

Кулаков А.В. О влиянии глобализационных процессов на пограничную безопасность Российской Федерации

морский края, Омская и Новосибирская области). Указанное обусловило наиболее глубокий спад производства также в европейской части России — в Псковской и Смоленской областях.

Заброшенный 179-й Хабаровский судоре- Заброшенный Великолукский вагоноремонт- Заброшенный стекольный завод в Смолен-монтный завод. Фото с сайта ный завод, Псковская область. Фото с сайта ске. Фото с сайта

http://ivanpobeda.com/post170779486 http://swaIker.org/zavodi/1871-veIikoIukskiy- http://urban3p.ru/vivarium/2988/

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

vagonoremontnyy-zavod-pskovskaya-oblast.html

Значительная удаленность от источников сырья и рынков сбыта, связанные с этим повышенные транспортные издержки, более высокие затраты на воспроизводство рабочей силы не могли не сказаться на динамике производства в Сахалинской и Камчатской областях.

Наконец, следует указать на положение республик Северного Кавказа, где темпы спада промышленного производства значительно превысили среднероссийский уровень. Как уже указывалось, на это в большой степени оказали воздействие политический, этнический и религиозный факторы, которые усугубили отставание социально-экономического развития данных приграничных регионов.

Исторически сложилось, что практически все приграничные регионы России представляют периферию страны, имеют те или иные виды ценных природных ресурсов, а некоторые из них обладают монопольными или весьма значительными в масштабах России запасами этих ресурсов. Среди них можно назвать такие области, как Магаданская (золото), Тюменская (нефть), Мурманская (апатиты и нефелины), Белгородская (железная руда), а также Республику Саха (Якутия) (алмазы). Богатейшие рыбные запасы России сосредоточены преимущественно в Дальневосточных морях. И это далеко не полный перечень естественных природных богатств, которыми обладают приграничные субъекты Федерации.

Специфика российской экономики в условиях глобализации, ее топливно-сырьевая специализация, обусловила меньший спад производства именно в добывающих отраслях, прежде всего в электроэнергетике, топливной промышленности. Поэтому в большинстве приграничных регионов, где доля продукции добывающих отраслей выше, чем в среднем по стране, спад производства за годы реформ был ниже среднего уровня (Тюменская, Мурманская, Магаданская, Сахалинская области, Саха (Якутия).

Приспосабливаясь к рынку и глобальной экономике, многие российские регионы, особенно приграничные, пытаются обрести самостоятельный выход во внешний мир, найти новых экономических партнеров. При этом внешний мир для них достаточно четко делится на ближнее (бывшие союзные республики СССР) и дальнее зарубежье. Однако, если для областей и краев во взаимоотношениях с внешним миром соображения экономического характера, несомненно, имеют приоритетный характер, то для республик такой выход на международную арену является одним из наиболее значимых проявлений и подтверждений высокого политического статуса и только затем — средством улучшения своего социально-экономического положения.

Безусловно, приграничные субъекты Российской Федерации приоритет отдают контактам с бывшими республиками Союза ССР. Соглашения, заключаемые на уровне региональных администраций, служат своеобразными гарантиями устойчивого экономического взаимодействия смежных приграничных территорий СНГ. По некоторым данным на долю приграничной торговли со странами СНГ приходится 20% от торгового оборота России. Однако с середины 90-х гг. XX в. просматривалась тенденция повышения статуса двусторонних отношений национальных республик в составе Российской Федерации с государствами СНГ: некоторые договоры получили наименование межгосударственных или межправительственных. Такого рода соглашения не только регулировали конкретные аспекты социально-экономического или культурного сотрудничества, но и закладывали общие принципы двусторонних взаимоотношений, что представляло определенную угрозу суверенитету Российской Федерации.

Достаточно динамично развивалось сотрудничество приграничных регионов России с соответствующими территориями соседних государств, не являющихся членами СНГ. Внешние контакты российских регионов приобретают чёткий географически направленный вектор: Дальний Восток, Восточная Сибирь максимально активны в расширении связей с Японией, Южной Кореей, Китаем, Тайванем; юг Сибири — с провинциями Китая; Причерноморье — с Турцией, странами Балканского полуострова; Российский Северо-Запад — со странами Скандинавии. При этом наиболее уверенно на внешних рынках чувствовали себя сырьевые регионы.

Кулаков А.В. О влиянии глобализационных процессов на пограничную безопасность Российской Федерации

Следует признать, что во многом развитие внешнеэкономических связей в 90-х гг. ХХ в. осуществлялось без учета задач укрепления целостности страны, особенностей экономической глобализации, что в итоге способствовало получению многими приграничными регионами экономических и финансовых преимуществ: освобождение от взимания импортной и экспортной таможенной пошлины (Республики Бурятия, Дагестан, Воронежская область); освобождение от уплаты части или всей валютной выручки (Мурманская область); выделение дополнительных экспортных квот (Мурманская и Самарская области); право самостоятельного принятия решений о выдаче лицензий на экспорт товаров (Республика Тыва) и другие.

Особые внешнеэкономические льготы в этот же период были закреплены за территориями, получившими статус свободных экономических зон. В приграничных регионах это следующие зоны: Калининградская область (СЗ «Янтарь»); Санкт-Петербург; Выборг, зона Сайменского канала и зона Иматра — Светогорск (Ленинградская область); Алтайский край; Читинская область (СЭЗ «Даурия»); Еврейская автономная область (СЭЗ «Ева»); Приморский край (СЭЗ «Находка»); Сахалинская область; Сочи; Республика Ингушетия (СЭЗ «Ингушетия»).

Магаданские таможенники на границе Особой экономической зоны пресекли попытку вывоза с территории ОЭЗ рефрижераторного контейнера, оформленного под процедуру свободной таможенной зоны. Фото с сайта http://www.brokersonline.ru/criminal_news/2216-kontrabandnyy-konteyner.html

На границе Особой экономической зоны в Магаданской области таможенниками было задержано и изъято около 1 тонны 300 кг замороженной мясопродукции. С сайта http://vIadnews.ru/2012/10/31/62614.htmI

В особой экономической зоне России, находящейся в Японском море, пограничниками арестован корабль под флагом Китая, занимавшейся рыболовным промыслом. С сайта http://www.oIddogsbar.ru/society/334-zaderzhan-narushiteI-gosudarstvennyh-granic-rossii.htmI

Свободные экономические зоны зачастую становились своего рода внутренними «оффшорами», позволяющими осуществить облегченный финансово-экономический выход во внешний мир. Именно там процветала теневая экономика, и отмывались значительные денежные средства. Широта и щедрость государства по представлению внешнеэкономических льгот способствовали не только внешнеэкономической дифференциации приграничных субъектов Федерации, но и обособлению некоторых из них.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В то же время абсолютное большинство российских территорий не имели никаких внешнеэкономических льгот и были нацелены не на глобальные экономические процессы, а на решение внутриэкономических задач. В этой связи к числу приграничных субъектов России, заинтересованных в интеграции и целостности государства, можно отнести: регионы обрабатывающей промышленности, нацеленные на дальнейшее развитие «горизонтальной интеграции»: Северная Осетия; Брянская, Самарская, Тюменская (юг) и Новосибирская области; регионы с развитым сельскохозяйственным производством, заинтересованные в развитии внутреннего рынка: Смоленская, Белгородская, Курская, Воронежская, Саратовская, Волгоградская, Оренбургская, Курганская области, Краснодарский, Ставропольский и Алтайский края; экономически слаборазвитые регионы, неблагоприятные по природно-климатическим условиям, нуждающиеся в государственном патернализме: республики Северного Кавказа, Бурятия, Калмыкия, Республика Алтай, Корякский, Чукотский автономные округа; Камчатская, Читинская области и др.

При проведении реформ в условиях глобализации проявилась реальная степень приспособленности, восприимчивости к ней экономики приграничных регионов, что привело к их быстрой и значительной по величине дифференциации в социальной сфере. Данные официальной статистики показывают катастрофическое снижение реальных доходов населения во всех приграничных регионах. Но в то же время, в ходе реформ, в наибольшей степени пострадало население Северного Кавказа, Забайкалья (Читинская область, Бурятия).

Нарастающая в период мирового экономического кризиса безработица, люмпенизация населения, безусловно, способствовали дестабилизации социальной обстановки в приграничных регионах. Наиболее острый характер она приняла на Северном Кавказе (прежде всего, в Ингушетии), где уровень безработицы (56% от трудоспособного населения) значительно превышает среднероссийский. В перспективе, при сохранении кризисных явлений в мировой экономике, наиболее опасный характер она может приобрести в приграничье, относящемся к Уральскому и Восточно-Сибирскому экономическим регионам, а также на Дальнем Востоке. В целом можно сделать вывод, что по сравнению со всей Россией наиболее неблагополучная социальная обстановка в настоящее время создалась в приграничье и, особенно, в конфликтной зоне Северного Кавказа, регионах Дальнего Востока, на юге Восточной Сибири. Безработица крайне негативно влияет на нравственно-психологический климат населения приграничья, вызывает социальную депрессию, фрустра-

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time Special Issue 'Space, Time, and Boundaries'

Elektronische wissenschaftliche Auflage Almabtrieb 'Raum und Zeit' Spezialausgabe 'Der Raum und die Zeit der Grenzen'

Кулаков А.В. О влиянии глобализационных процессов на пограничную безопасность Российской Федерации

цию, чувства страха, растерянности, подрывает доверие к власти, вызывает различные формы социального протеста, делает притягательным образ жизни в сопредельных странах, провоцирует сепаратистские настроения.

Если в политическом отношении сепаратизм ведет к попыткам отдельных регионов получить права, выходящие за рамки, установленные Конституцией, то в экономическом плане он приводит к подрыву единого экономического про-

и I \л \л V/

странства, нарушению цельной финансово-кредитной, налоговой и таможенной систем и в итоге к дестабилизации социально-политической ситуации в стране.

Питательной средой для активизации сепаратистских настроений в приграничных регионах страны прежде всего выступает асимметричность их социально-экономического развития. Неразвитость транспортной инфраструктуры, наличие больших расстояний, слаборазвитых и депрессивных территорий, оказываемое внешнее давление — все это ведет к ослаблению общероссийского политического и экономического пространства. Наиболее показательно это видно на примере приграничных территорий Сибири и Дальнего Востока, которые вследствие высоких тарифов на транспортные услуги оказались фактически оторванными от центральных регионов страны. Частичное субсидирование правительством стоимости авиабилетов радикально проблему не решает. Низкий уровень жизни и высокая безработица стимулируют отток населения с этих территорий, что еще более негативно сказывается на их социально-экономическом развитии. При этом процессы глобализации только усугубляют ситуацию.

В этой связи В. Михеев приводит пример, касающийся переговоров России со странами АТЭС об индивидуальной либерализации товарных рынков. Он отмечает, что позиция России формируется в Москве и, по существу, отражает таможенные интересы российских производителей, расположенных в европейской части страны и ориентированных, прежде всего, на европейский рынок. Он задается вопросом: «Всегда ли эти интересы соответствуют интересам россиян, живущих на Дальнем Востоке, или интересам дальневосточных и сибирских предприятий, которые более чем их европейские коллеги зависят от азиатских рынков? Например, не ущемляют ли интересы дальневосточников высокие единые российские пошлины на импортные автомобили? Ведь, в отличие от европейской части России, на Дальнем Востоке нет собственного автомобильного производства, а транспортные расходы на перевозку отечественных автомобилей велики. Это относится и к другим потребительским и инвестиционным товарам. Иными словами, отвечая интересам России в трактовке ее федерального Центра, единая таможенная политика правительства нередко противоречит внешнеторговым интересам дальневосточников. В годы холодной войны подобные противоречия решали единственным способом — в пользу государства. Даже не допускали мысль, что у частных граждан могут быть собственные внешнеэкономические или внешнеполитические интересы, не совпадающие с государственными. В эпоху глобализации пути разрешения этого противоречия уже не столь однозначны» [Михеев1999].

Следует также учитывать, что дальневосточные и сибирские территории подвергаются активному экономическому и демографическому воздействию сопредельных государств. Не имея достаточной поддержки со стороны федеральных органов государственной власти России, они нередко вынуждены ориентировать программы своего регионального социально-экономического развития на потребности экономики сопредельных стран в ущерб общероссийской. К этому следует также добавить нарастание демографической экспансии со стороны Китая. Нельзя не исключать целенаправленных попыток формирования крупной китайской диаспоры, которая в самом недалеком будущем может заявить о себе как о самостоятельном субъекте политических процессов на отдельных приграничных территориях, в том числе в определении своего этнотерриториального статуса.

На Дальнем Востоке России расположено Китайские трудовые мигранты. Фото с сайта fms.gov.ru. Мигрантам облегчат доступ в Сибирь и более 20 тысяч китайских предприятий и По мнению экспертов, китайцы становятся серьезной на Дальний Восток. С сайта

проживают около 70 тысяч китайских имми- силой на Дальнем Востоке, и в дальнейшем можно http://newsIand.com/news/detaiI/id/

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

грантов. С сайта http://www.inosmi.ru/ ожидать усиления их позиций. С сайта 976638/

fareast/20100802/161794516.html http://www.rbcdaily.ru/news/society...005/05/16/20203

Как отмечает И.В. Бочарников, «специфику и содержание сепаратистских процессов в современной России определяет и внешний фактор дезинтеграции. Именно он формирует так называемый геополитический вектор развития сепаратизма, выраженный в целенаправленном воздействии мировых держав, а также большинства сопредельных государств с целью ослабления влияния федерального Центра на приграничные территории и стимулирования в них центробежных процес-

Электронное научное издание Альманах Пространство и Время. Т. 3. Вып. 1 • 2013 Специальный выпуск ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ ГРАНИЦ

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time Special Issue 'Space, Time, and Boundaries'

Elektronische wissenschaftliche Auflage Almabtrieb 'Raum und Zeit' Spezialausgabe 'Der Raum und die Zeit der Grenzen'

Кулаков А.В. О влиянии глобализационных процессов на пограничную безопасность Российской Федерации

сов» [Бочарников 2008, с. 35—36]. Об этом, в частности, свидетельствует анализ внутриполитической ситуации в Калининградской области Российской Федерации, оказавшейся после распада СССР в окружении стран ЕС и НАТО.

Уникальное геополитическое положение создает возможности эффективного экономического развития как в интересах самой области, так Российского государства в целом. Однако на практике ситуация иная. Калининградская область остается одним из депрессивных субъектов Федерации с целым комплексом нерешённых социально-экономических проблем. При этом область окружают страны с отлаженной социально-бытовой и транспортной инфраструктурой, более высоким уровнем жизни населения. Глобализация, создающая все возможности для открытости и гласности, только подчеркивает контраст. Основную часть поступающих транзитом через Прибалтийские государства товаров потребления регион получает из внутренних областей России. Региональная экономическая элита стремится переориентировать торгово-экономический потенциал региона исключительно на страны Запада, часть «продвинутой» интеллигенции, в перспективе, видит область в качестве ассоциированного члена Евросоюза, а возможно, и нового его члена (Республика Балтия) [Соболев 2007; Соболев, Губченко 2007; Победенный 2008 и др.].

Сепаратистские проявления активно поддерживаются извне. Сопредельные с данной российской территорией государства и в целом Европейский союз, последовательно реализуют политику предоставления Калининградской области особого международного статуса и преференций в торгово-экономической области. Подобное «подвижничество» Запада не может не стимулировать сепаратистские настроения в области и представляет, таким образом, угрозу суверенитету и территориальной целостности Российской Федерации.

Глобализация обусловливает увеличение масштабов международной миграции. На рубеже тысячелетий международная миграция населения стала общемировой, отражая глобализационные тенденции в различных областях жизнедеятельности общества. Особенно заметный эффект на перемещение населения оказывают глобализационные процессы в сфере рынка труда, бизнеса, образования, науки, информатики и коммуникаций, а также социальных связей. В частности, создание международного рынка труда проявляется в формировании глобального спроса и предложения рабочей силы, что отражается в росте числа работодателей, осуществляющих поиск и найм рабочей силы за пределами национальных рынков труда, увеличении контингента работников, предлагающих свой труд зарубежным работодателям.

Массовая миграция населения, вызванная тенденцией формирования открытого глобального социума, превращается в серьезный источник обострения социально-экономической обстановки в мире. Большая часть мигрантов покинула родину по сугубо экономическим причинам. Другая их часть — вынужденные переселенцы, бегущие от локальных войн и этнических чисток, третья — миграционные потоки, вызванные образованием транснациональных туристических компаний. При этом 2/3 мигрантов направляются в развитые государства. По оценкам Международной организации труда, в 2000 г. в мире насчитывалось 86 млн. работников иностранного происхождения, в том числе 52 млн. — в развитых странах. На долю иностранной рабочей силы приходилось 12% экономически активного населения развитых стран: 0—1% в Ирландии и Японии, до 23% в Австралии. На граждан ЕС в настоящее время приходится 30—40% иностранного населения стран союза, а удельный вес выходцев из Мексики и Канады в структуре легальной миграции на пмж в США составляет 22% [Цапенко 2009, с. 32—34].

С начала 90-х гг. ХХ в. к числу поставщиков рабочей силы для развитых государств присоединились страны Восточной Европы, постсоветские республики, в том числе и Россия. Хлынул поток мигрантов из стран СНГ уже и в саму Российскую Федерацию. По оценкам Федеральной миграционной службы, по состоянию на 14 декабря 2012 г. в России находилось около 10,3 млн. иностранных граждан, из которых около миллиона пребывало в России менее одного месяца, что позволило оценить число работающих в России иностранцев разной квалификации в диапазоне от 2,5 до 7 млн. человек, точнее, как примерно равное 5—6 млн. человек [ФМС подсчитала число иностранцев... 2012]. Подавляющее большинство из них являются выходцами из государств — членов СНГ, а также азиатских и африканских государств. Часть мигрантов осела на приграничных территориях. В этой связи Ю. Тягунов считает, что глобальную угрозу пограничной безопасности России представляет деятельность трансграничных организованных преступных групп, которые специализируются на нелегальной переправе людей через государственную границу Российской федерации. В числе нелегальных мигрантов — граждане государств Юго-Восточной Азии (преимущественно Афганистана, Ирана, Индии, Пакистана и др.), Китая, стремящиеся в Россию и страны ЕС. Основные каналы нелегальной внешней миграции — безвизовое перемещение граждан, туризм, обмен студентами, трудовая миграция, транзит [Тягунов 2010, с. 6].

Современная международная практика свидетельствует о том, что остановить миграционные потоки в условиях движения к большей глобальной открытости просто невозможно. При этом следует учитывать разные последствия миграции для развитых и иных государств. Так, в развитых странах среди мигрантов значительно увеличилась доля лиц с высоким уровнем образования и профессиональной классификации. Интеллектуальная миграция, если она имеет возвратный характер, а не представляет одностороннюю «утечку мозгов», явление положительное, она вносит большой вклад в мировую экономику, культуру и науку.

В отличие от этих стран миграция в России, куда едут, в основном, выходцы из постсоветских республик и развивающихся стран, не только не повышает интеллектуальный уровень населения, но и значительно снижает его. Уезжающие из нашей страны на Запад высококвалифицированные специалисты замещаются, как правило, несравнимо более низкими по интеллектуальному уровню мигрантами, которые оказались невостребованными даже в своих недостаточно развитых государствах. При этом просматривается тенденция неуклонного роста нелегальной миграции. Одна из глав-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Электронное научное издание Альманах Пространство и Время. Т. 3. Вып. 1 • 2013 Специальный выпуск ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ ГРАНИЦ

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time Special Issue 'Space, Time, and Boundaries'

Elektronische wissenschaftliche Auflage Almabtrieb 'Raum und Zeit' Spezialausgabe 'Der Raum und die Zeit der Grenzen'

Кулаков А.В. О влиянии глобализационных процессов на пограничную безопасность Российской Федерации

ных причин этого в том, что трудящиеся — мигранты, работающие нелегально, представляют для предпринимателей самую дешевую и бесправную рабочую силу, являются хорошей «подпиткой» для теневой экономики и коррупции чиновников. В этой связи М.А. Родионов выделяет следующие основные последствия миграции для России:

— экономические — вытеснение местных работников; снижение уровня оплаты труда; замедление темпов модернизации и роста производительности труда; углубление экономических ниш, неспособных развиваться без притока иностранного труда;

— социальные — нагрузка на инфраструктуру городов; медицинские (прежде всего эпидемиологические) риски; осложнение криминогенной ситуации; рост ксенофобии, социальной напряженности; изменение этнической структуры населения; изменение социально-культурных норм и др. [Родионов 2009, с. 107—108]

Как уже отмечалось, на интересах и безопасности России в пограничной сфере негативно сказываются недостаточно регулируемые миграционные потоки из государств ближнего зарубежья, прежде всего постсоветского. Транспарентный и безвизовый режим с рядом государств — членов СНГ позволяет миллионам их граждан на законных основаниях пересекать государственную границу России, а затем «распыляться» по ее территории, избегая регистрации и пополняя ряды незаконных мигрантов. В частности, особенностью современной миграционной ситуации в стране, которая непосредственно воздействует на пограничную безопасность, является повышенная притягательность для мигрантов из Закавказья приграничного Северного Кавказа, особенно Краснодарского края, Ростовской области, а также приграничного Приволжского региона, прежде всего Волгоградской, Саратовской и Самарской областей. Речь идет о достаточно густонаселенных, давно обжитых регионах с благоприятными природно-климатическими условиями либо относительно высоким уровнем социально-экономического развития. Так, по официальным данным, на Северный Кавказ только за последнее десятилетие ХХ века переехало примерно 1,6 млн. человек, причем около 700 тыс. — в Краснодарский край, 400 тыс. — в Ростовскую область [Бабурин 1999; Цориева 2003]. «Накат» миграционных волн в данные приграничные регионы несколько снизился в начале ХХ1 в., что не снижает остроты проблемы.

Избыточная концентрация мигрантов в некоторых приграничных регионах вызывает потребность в осуществлении дополнительного комплекса социально-экономических мер и мероприятий в целях обеспечения их жизнедеятельности на новом месте жительства, и прежде всего создание дополнительных рабочих мест для обеспечения занятости, развития для них рынка жилья и социальных услуг, строительство нового жилого фонда и т.д. Все это приводит к тому, что некоторые приграничные регионы страны испытывают огромную миграционную нагрузку, в ряде расположенных приграничных территорий, особенно в курортных городах, мигранты прибрали к рукам значительную часть мелкого и среднего бизнеса, касающегося сферы развлечений, торговли, услуг, общественного питания. Соответственно, неконтролируемое перемещение вынужденных и добровольных переселенцев на приграничные территории часто приводит к избытку рабочей силы и нежелательной для местного населения конкуренции на рынке труда со стороны приехавших. Интенсивный миграционный приток в условиях кризисного состояния экономики в «благоприятные» приграничные регионы не только вызывает в них повышенное напряжение на рынках труда, непомерную нагрузку на социальную инфраструктуру, но и используется экстремистскими силами, которые играют на ненависти к «чужакам», разжигают ксенофобские настроения в отношении мигрантов, что чревато социальными этноконфессиональными конфликтами, общей дестабилизацией обстановки.

Глобализация стала питательной средой для резкого ускорения распространения трансграничной преступности. Международная организованная преступность приобрела новые черты: преступная деятельность стала носить более широкий и глобальный характер; усилились международные связи как между самими преступными организациями, так и между преступными организациями и другими группами; возможности и мощь международных криминальных организаций выросли настолько, что они могут угрожать стабильности государств, подрывать политические и экономические институты.

Помимо этого следует учитывать, что нередко беднеющее население не имеет другого выбора, кроме развития «теневого сектора», которое сочетается с расширением организованной преступности и усилением господства криминальных сообществ и групп в тех или иных местностях. Поэтому государства с малоэффективным управлением, пронизанным коррупцией и «прозрачными» при беднеющем населении приграничья границами, являются благоприятной зоной формирования транснациональных сетей организованной преступности. Технические достижения, либерализация торговли и все более открытые границы создают необходимые возможности для выхода на международный уровень террористических организаций, преступных синдикатов, торговцев оружием, наркотиками и лиц, участвующих в «отмывании» денег. Образуются глобальные преступные конгломераты, т.е. организации, занимающиеся незаконной деятельностью, подпольные транснациональные корпорации, достаточно легко преодолевающие государственные границы, которые в эпоху глобализации всё более теряют защитные функции.

Одним из основных дестабилизирующих факторов, оказывающих крайне негативное влияние на безопасность Российской Федерации в пограничной сфере, является деятельность трансграничных преступных групп по незаконному перемещению через государственную границу наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, способствующих наркотизации населения страны. Расширяющийся наркотрафик стал национальным бедствием. Наркотические средства и психотропные вещества востребованы в основном гражданами России до 30 лет, что ставит под угрозу планы воспроизводства населения и дальнейшего развития страны, ее конкурентноспособности в мире.

Кулаков А.В. О влиянии глобализационных процессов на пограничную безопасность Российской Федерации

Трансграничность наркоугрозы проявляется на многих участках государственной границы Российской Федерации. На северо-западе страны угроза реализуется через поставки кокаина из Латинской Америки, синтетических наркотиков из отдельных европейских государств. На западном участке границы угрозу представляет деятельность трансграничных преступных групп по поставке в страну через контрабандные каналы маковой соломки, опия, героина, наркотических средств амфетаминовой и каннабисной групп. На восточном участке государственной границы наркоугроза выражена в поставках таких наркотиков, как «экстази», «голубой лед», «бинду» и др. На кавказском и центрально-азиатском направлениях главным источником наркоугрозы остаются афганские опиаты.

По мнению экспертов, наибольшую опасность для России представляет организованный транзит афганского наркотика по «Северному маршруту». Через территорию государств Центральной Азии в Россию (и частично далее в Западную Европу) направляется, по различным оценкам от 14 до 35% героина, произведенного в Афганистане. При этом афганский героин в нашей стране составляет около 93%, ежегодное поступление которого — около 35 т (7 млрд. разовых доз). Афганский наркотрафик создает реальную угрозу безопасности не только России, но и государствам ЦАР. Поток наркотиков постоянно нарастает и приобретает угрожающие масштабы [Иванов 2010; Старчак 2006, с. 56—59; Тягунов 2010, с. 5].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

«Северный маршрут» наркотрафика. С сайта Проблема афганских опиатов последние За 9 месяцев 2008 г. Федеральная

http://atnews.org/news/izbavit_Ii_revoIjucija_fiaIok_rossiju_ot десять лет стала общемировой. С сайта служба по контролю за оборотом

_ afganskogo_geroina/2012-03-18-1830 http://articles.gazeta.kz/art.asp?aid=350446 наркотиков России выявила 72 880

наркопреступлений. С сайта http://vpk-news.ru/authors/746

Объектом повышенного внимания криминальных структур остаются приграничные территории Российской Федерации. По числу зарегистрированных преступлений на 100 тыс. жителей, лидирующие позиции занимают приграничные субъекты Дальнего Востока, Забайкалья, выделяются Бурятия, Сахалинская, Магаданская и Еврейская автономная области и Хабаровский край. Повышенный уровень преступности наблюдается на некоторых приграничных территориях Сибири (Красноярский край, Республика Тыва и др.) и Урала (Курганская область), а также в Приморском крае. Продолжается террористическая и бандитско-«повстанческая» деятельность незаконных вооруженных формирований на Северном Кавказе.

Среди глобализационных процессов, объективно способствующих разрастанию транснациональной преступности на приграничных территориях (и не только российских), прежде всего, возможно выделить следующие.

1. Масштабы и интенсификация экономических связей, повышение «прозрачности» границ, упрощение и увеличение международных поездок и перевозок, развитие международной торговли и туризма, появление новых рынков сбыта, что не только способствует контактам и облегчает жизнь людей в различных странах, но и создает комплекс возможностей для активной деятельности транснациональной организованной преступности.

2. Дальнейшее развитие международных финансовых сетей, позволяющих быстрый перевод денег электронным путем, с одной стороны, что серьезно затрудняет процесс регулирования и контроля денежных потоков государством, а с другой, — облегчает сокрытие денег, полученных преступным путем, их легализацию и перемещение в другие страны.

3. Дальнейшая глобализация товарных рынков, особенно интенсивно протекающая на нелегальных рынках, в том числе оружия и особенно такого социально вредного продукта, как наркотики. Наркобизнес, пользуясь всемирной либерализацией в торговой сфере как средством для достижения своих целей (разумеется, этим далеко не исчерпывается его инструментарий), сумел глобализировать трансграничную торговлю этим зельем, со всеми вытекающими отсюда негативными последствиями.

4. Все более усиливающийся процесс миграции населения в мире и образование в различных странах этнических диаспор и землячеств, что используется организованными преступными группами из других стран для создания этнических (национальных) группировок, которые отличаются большей сплоченностью и защищенностью от правоохранительных органов.

5. Активизация сотрудничества транснациональных преступных группировок. Происходит интернационализация

Кулаков А.В. О влиянии глобализационных процессов на пограничную безопасность Российской Федерации

нелегальных операций — наркобизнеса, проституции, эксплуатации детского труда, перемещения опасных для здоровья промышленных отходов, контрабанды, пиратского копирования звуковых носителей и программ, отмывания денег. Все большие пространства, в том числе приграничные территории, вовлекаются в теневой сектор мировой экономики.

6. Сохраняющиеся существенные расхождения в уголовном законодательстве и правосудии различных стран, чем умело пользуются преступные сообщества для более безопасного совершения тех или иных преступных операций: легализации доходов, ухода от налогообложения в оффшорах и зонах свободной торговли, а также в странах с низкими налоговым бременем и т.д.

По мнению специалистов, организованная преступность тесно связана с международным криминалом, представляет собой достаточно неоднородное явление, обладающее рядом признаков, основными из которых являются: мощная проникающая способность во все интересующие ее сферы жизни общества; повышенная общественная опасность совершаемых преступлений и степень тяжести экономических, политических и иных социальных последствий; устойчивые связи как внутреннего, так и внешнего порядка; высокая скрытость [Иззатдуст 2006, с. 30].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

При существующем состоянии в нашей стране пограничного, тамо-женного, банковского, валютного, регистрационного контроля, дефицита исполнительской дисциплины, коррумпированности части государственных и муниципальных служащих устойчивый характер носят нарушения в сфере внешнеэкономической деятельности. Поэтому не случайно органами МВД и ФСБ наблюдается возрастание внимания российских и иностранных преступных группировок к регионам, через которые осуществляются экспортно-импортные операции (Приморский и Хабаровский края, Сахалинская, Ленинградская, Псковская и Калининградская области, Санкт-Петербург и др.).

Экономические угрозы безопасности страны в пограничном пространстве связаны также с активизацией контрабандной деятельности по перемещению через границу различных материальных ценностей, невосполнимых природных ресурсов. Если точнее, то большой экономический ущерб государству наносит контрабанда товаров народного потребления, материальных, культурных и других ценностей. Нелегальный ввоз в Россию низкокачественных и несертифициро-ванных товаров, особенно алкоголя, и сельхозпродукции наносит вред здоровью российских граждан, подрывает экономику приграничных регионов.

Контрабандная деятельность имеет свои социально-экономические причины. При этом сказывается не только тяжелая экономическая ситуация. Сохраняющиеся возможности незаконного экспорта также способствуют в приграничных регионах расхищению природных богатств. Происходит расширение географии и масштабов контрабандной деятельности, сращивание организованной международной преступности и наркобизнеса с представителями российских региональных властных структур и криминальными сообществами. Все это, вкупе с коррумпированностью части правоохранительных органов на местах, способствует росту организованной преступности. Коррумпированность чиновников и представителей правоохранительных органов приводит к разочарованию населения в ценностях демократии и уменьшает её доверие к власти. Наиболее сложная криминогенная обстановка в пограничном пространстве страны продолжает оставаться на участках границ с государствами Балтии, Грузией, Азербайджаном, Монголией, Китаем, Японией, где наиболее активно действуют транснациональные преступные группировки.

Серьезную угрозу экономической безопасности в условиях всё большей открытости мировой экономики представляет разграбление морских богатств Российской Федерации. Не прекращаются попытки противоправной деятельности по расхищению российских водных биоресурсов международными преступными группировками в исключительной экономической зоне и на континентальном шельфе страны, а также их незаконного вывоза за рубеж. По экспертным оценкам, на рубеже XX и XXI веков неправомерными действиями в сфере добычи и реализации биологических ресурсов морских пространств государству наносился ущерб более 2 млрд. долл. в год. В настоящее время наибольший экономический ущерб продолжают наносить именно отечественные браконьеры, курируемые международными преступными группировками.

Камчатский краб — традиционный вид вывозимой из России контрабанды биоресурсов. Фото с сайта http://khabarovskonIine.com/ economy/za_kontrabandu_kraba_s_daInego_ vostoka_panamskaya_kompaniya_zapIatit_ 35_miIIionov_rubIyay_/

На Камчатке сотрудники спецслужб выявили попытку самой крупной контрабанды кречетов.

С сайта http://www.oIddogsbar.ru/incident/1366-v-kamchatke-vyyaviIi-popytku-samoy-krupnoy-kontrabandy-krechetov.htm!

Таможенники Уссурийска задержали вывоз партии сушеного трепанга. С сайта http://ussur.net/news/27394/

Кулаков А.В. О влиянии глобализационных процессов на пограничную безопасность Российской Федерации

В результате принятых ФСБ России комплексных мер на морских направлениях несколько удалось остановить нарастание негативных тенденций в сфере использования водных биологических ресурсов. Только в 2009 г. пограничными органами осмотрено свыше 30 тыс. судов, задержано более 180 судов, изъято около 1000 тонн продукции рыбного промысла. Общая сумма исков, наложенных на физические и юридические лица, составила около 130 млн. руб., конфисковано 21 судно [Худолеев 2010]. Продолжающиеся преступные действия по расхищению водных биологических ресурсов способствуют обострению криминогенной обстановки в пограничном пространстве России.

В глобализирующемся мире нарастают долговременные отрицательные антропогенные воздействия на биосферу планеты, которые ведут к её все более масштабной необратимой экологической деградации и подрывают необходимые условия дальнейшего существования человеческого общества. Прежде всего это касается глобализации мировой экономики, осуществляемой пока в такой форме и такими темпами, при которых ускоряется подрыв локальных экосистем, исчезают все новые виды растений и животных, фиксируется тенденция климатических изменений, усиливается таяние ледников, эрозия почв, исчезновение лесов и т.д. Все более чувствуются проблемы, связанные с нехваткой питьевой воды, недостатком продовольствия, с распространением эпидемий. Усиливается значение фактора роста народонаселения в усложнении экологических проблем, потенциально ведущих к международным конфликтам.

Вместе с тем, в настоящее время, в связи с экономическим кризисом и периферийностью расположения, экологическая ситуация в большинстве приграничных регионов России не имеет особой остроты. Но это явление временного характера. По мере все большего «вхождения» нашей страны в экономическую глобализацию, соответствующего возрастания производственных мощностей и увеличения транспортных перевозок, будет наблюдаться обострение экологических проблем и в пограничном пространстве страны. Кроме того, следует отметить, что расхищение природных ресурсов, снижение плодородия почвы, уничтожение лесов, загрязнение водоемов все чаще охватывают именно приграничные регионы, находящиеся на периферии страны. На это оказывают существенное влияние не только кризисные явления в различных сферах жизни общества, но и проявление в некоторых приграничных субъектах Федерации «территориального эгоизма» в использовании природных ресурсов, игнорирование природоохранных и природосберегающих технологий.

На экологической обстановке в пограничном пространстве всё более сказывается ослабление экономической самостоятельности России в эпоху глобализации, деградация ее технологического и промышленного потенциала, закрепление топливно-сырьевой специализации в мировой экономике. Так, в России потери нефти, по официальным данным, составляют несколько млн. тонн в год при транспортировке по магистральным трубопроводам, что привело к загрязнению гигантских территорий в приграничной Тюменской области. Тысячи тонн вредных веществ длительное время выбрасывались в воздух предприятиями по производству никеля в Мурманской области. Оказались загрязнены не только приграничные территории России, но и приграничные районы сопредельной Норвегии, которая неоднократно заявляла протесты по этому поводу.

Нефть, разлившаяся в Дагестане в минувшее воскресенье, попала в Каспий. Фото с сайта http://www.1tv.ru/news/sociaI/20274

Разлив нетфти в Кандалакшском заливе Белого моря (Мурманская область). Фото с сайта http://newsland.com/news/ detail/id/699215/

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Трубы Норникеля (Мурманская область). Фото с сайта http://monoblog.su/?p=1Q5Q5

В эпоху глобализации в целях интенсификации производственных процессов и получения наибольшей прибыли определенные экологические угрозы для пограничного пространства представляет увеличение масштабов использования в стране и сопредельных странах химически, радиационно, биологически опасных, а также взрыво- и пожароопасных производств, веществ и технологий, способных вызвать аварии и катастрофы, низкая надежность систем обеспечения безопасности и резкое снижение уровня техники безопасности в промышленности, на транспорте, в энергетике, сельском хозяйстве, системах управления. Наибольшую потенциальную опасность представляют атомные и химические объекты. Об этом, в частности, свидетельствуют факты неоднократного сброса вредных веществ в пограничную реку Амур китайскими промышленными предприятиями, которые в погоне за конкурентоспособностью и прибылью экономят на очистных сооружениях. В опасных зонах химической промышленности и атомной энергетики находятся многие населенные пункты приграничных регионов России, что представляет прямую угрозу жизни и здоровью их жителей.

Как уже отмечалось, развитые государства, идущие в авангарде глобализации, стремятся перемещать в развивающиеся страны такие производственные мощности, которые в значительной степени ведут к загрязнению среды. Эта тенденция

Кулаков А.В. О влиянии глобализационных процессов на пограничную безопасность Российской Федерации

наиболее отчетливо стала проявляться в последние два десятилетия. Однако в действующей нормативно-правовой базе России и ряда сопредельных стран не установлены жесткие требования к частным предприятиям по защите окружающей среды, повышению ответственности за нарушение технологий. Отсутствуют (либо неэффективны) правовые экономические механизмы, ограничивающие размещение на территории страны экологически вредных производств, предотвращающие недопустимое наращивание их объема, что также приводит к ухудшению экологии российского приграничья.

На экологическую обстановку в пограничном пространстве страны отрицательное влияние оказывают также и несогласованность совместных действий российской стороны с сопредельными государствами по предотвращению на линии пограничного размежевания техногенных аварий и катастроф, недопустимой концентрации в приграничных регионах на ограниченных территориях энергетических объектов, радиоактивных и химически опасных веществ и материалов, источников мощных электромагнитных и акустических излучений, а также внедрение высоких безопасных технологий и противоаварийной защиты.

Наблюдается и стремление некоторых высокоразвитых западных государств при поддержке отечественных дельцов, попустительстве местных властей разрушить высокотехнологический потенциал отдельных отраслей экономики и превратить Россию в свалку своих химических и радиационно опасных веществ-отходов производства. Для чего, как правило, выбираются отдалённые и труднодоступные районы приграничных регионов, что также представляет угрозу безопасности страны в пограничном пространстве.

Наконец, нельзя не отметить, что на экономическую и санитарно-эпидемическую обстановку в России оказывает влияние миграция населения из стран ближнего зарубежья, которая отражает экономические реалии глобализации. Как следствие, на приграничных территориях страны возникла реальная угроза распространения инфекций и эпидемий, так как ни правоохранительные органы, ни органы здравоохранения не в состоянии вести постоянный и точный учет проживания, перемещения, работы и состояния здоровья иностранных рабочих. По некоторым данным, среди иммигрантов 60% больны СПИДом, туберкулезом, гепатитом, наркоманией и т.д. [Региональная экономика... 2009, с. 102].

В этой связи особую озабоченность вызывают миграционные процессы на территории Северо-Кавказского региона. В частности, поток беженцев на территории Краснодарского края, некоторых республик Северного Кавказа обусловливает резкое увеличение среди местных жителей числа пораженных чесоткой и педикулезом, а также рост числа больных кишечными инфекциями. В других приграничных регионах обострилась эпидемиологическая обстановка по таким инфекционным заболеваниям, как сибирская язва, бруцеллез, брюшной тиф, дифтерия, полиомиелит.

Еще одной угрозой пограничной безопасности России в условиях глобализации выступает усиление экономической экспансии со стороны ряда сопредельных и иных государств на отдельные приграничные территории страны. Во многом это связано с тем, что в нашей стране на начальном этапе рыночных преобразований, в угоду идее создания конкурентной среды в постсоциалистической экономике, были разукрупнены и расчленены горно-металлургический, машиностроительный, топливно-энергетический, атомный, военно-промышленный и другие отраслевые и межотраслевые комплексы национального значения, приостановлено наращивание минерально-сырьевой базы российской промышленности в Сибири, на Урале, на российском Севере. Экономическая слабость государства и национальных корпораций (бизнесгрупп) способствовала нарастанию внешнего экономического давления на российские территории, в том числе приграничные.

В России ВР принадлежит 50%ТНК-ВР, а Правительство Тюменской области и ТНК-ВР увеличивает количество АЗС в Ленинград-также по 49% в проектах Сахалин-4 и Са- ТНК-ВР продолжат сотрудничество. Фото ской области. С сайта http://rezervuar.su/news/410/ халин-5. С сайта http://www.newsru.com/ с сайта: http://tyumedia.ru/77256.htmI finance/01mar2007/sp.html

Дальнейшее проникновение и усиление ТНК в приграничных субъектах, помимо прочих последствий, могут обусловить различные акции противников глобализации, называющих себя антиглобалистами. Они полагают, что компрадорская буржуазия продалась иностранному капиталу и ее стремление к собственному обогащению приведет к еще большему обнищанию населения. Иными словами, антиглобалисты считают, что экономическая глобализация приведет к еще большему обогащению богатых и, соответственно, к обнищанию неимущих. Они используют методы активных социальных действий (демонстрации, марши протеста), часть из которых носит деструктивный характер (погромы, вандализм и другие проявления экстремизма) и может, при наличии необходимых условий, дестабилизировать обстановку на приграничных территориях.

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time Special Issue 'Space, Time, and Boundaries’

Elektronische wissenschaftliche Auflage Almabtrieb 'Raum und Zeit' Spezialausgabe 'Der Raum und die Zeit der Grenzen'

Кулаков А.В. О влиянии глобализационных процессов на пограничную безопасность Российской Федерации

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

BU U U ■■ ■■

то же время нельзя не отметить, что российский крупный бизнес крепнет, завоёвывает всё новые ниши в мировой

экономике. В последнее время со стороны государства наметился переход к поддержке крупнокорпоративных форм развития инновационно-воспроизводственных связей в России и странах СНГ. Наблюдается инициативный рост крупных российских финансово-промышленных групп и корпораций, что является отражением не только общемировых тенденций в глобальной экономике, но и наращивания мощи национальной экономики. Как уже отмечалось, мировая практика свидетельствует, что национальные государства и ТНК поддерживают и усиливают друг друга по главным направлениям мирового научно-технического прогресса. Когда в стране возникают и множатся крупные промышленные корпорации и международные финансово-промышленные группы, это означает наращивание ее экономической мощи, усиление геополитических позиций в мире и возможностей внешнеполитического маневрирования, в том числе в интересах решения задач обороны и безопасности.

Дочерняя структура «Газпром нефти» — Gaz-prom Neft Middle East B.V. вошла в новые проекты по разведке и разработке углеводородов на территории Ирака (с сайта http://www.malzdorov.ru/news/ Gazprom-nieft-okapyvaietsia-v-Irakie.html).

Фото с сайта http://www.annews.ru/ news/newsonday.php?month=11&year=2QQ 7&date=28.Q1.2Q1Q&SHOWALL 1=1

ЛУКОЙЛ в составе Национального нефтяного консорциума начал добычу первой нефти на месторождении «Ху-нин-6» в Венесуэле в бассейне реки Ориноко. С сайта http://IukoiI-overseas.ru/press-centre/4037.php

«Зарубежнефть» победила в тендере на разработку газового блока на шельфе Вьетнама. С сайта http://oNnews.kz/1Znovosti/novosti-tek-zarubezhya/zarubezhneft-pobedNa-v-tendere-na-razrabotku-gazovogo-Ыoka-na-shelfe-vetnama/

Следует также учитывать, что в основе экономической глобализации лежат принципы неолиберализма, отрицающего всякое вмешательство государства в экономику и полностью полагающегося на «невидимую руку» рынка. Эти принципы стали одной из «теоретико-методологических» основ мирового экономического кризиса. Однако, под влиянием кризисных явлений, происходит переосмысление роли государства в экономике. В том числе становится все более очевидной необходимость повышения на приграничных территориях регулирующей роли государства с целью регионального использования внутренних экономических ресурсов и создания институциональной структуры рынка, усиления защиты собственности и повышения контроля за эффективным использованием имеющихся материальных средств увеличения доходной части бюджетов всех уровней. Именно государство, должно занять активную позицию в сохранении и использовании природных ресурсов страны, в проведении политики протекционизма по отношению к отечественному производителю с возможно более жестким режимом перемещения отдельных видов товаров через государственную границу.

Отсутствие же в условиях глобальной открытости должного не только политического, но и экономического «влияния» на приграничные территории может реанимировать застарелые этнополитические конфликты, вызвать новый всплеск сепаратистских устремлений. Как справедливо отмечает О.Н. Тынянова, «...ослабление позиций политического центра на пограничной периферии ведёт к восстановлению и повышению значимости прежних этнических, конфессиональных, лингвистических и пр. границ, каждой из которых соответствующий региональный этнический, конфессиональный центр стремится придать статус государственной» [Тынянова 2010, с. 67].

В этой связи, исходя из того, что сильные приграничные регионы являются основой суверенитета, территориальной целостности и пограничной безопасности Российской Федерации, одним из этих направлений экономической политики с учетом воздействия процессов глобализации должно стать их приоритетное обустройство. В этих целях автору представляется целесообразным создание полосы устойчивого социально-экономического развития в пределах приграничных регионов страны на основе целевой государственной поддержки и льготных условий экономической деятельности.

Создание приграничной полосы устойчивого социально-экономического развития в условиях глобализации позволяет разрешить следующие задачи:

— преодолеть социально-экономическую ослабленность приграничных регионов, предоставляющую благодатную основу для проявлений регио-нального и национального сепаратизма, других угроз территориальной целостности Российской Федерации;

Электронное научное издание Альманах Пространство и Время. Т. 3. Вып. 1 • 2013 Специальный выпуск ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ ГРАНИЦ

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time Special Issue 'Space, Time, and Boundaries’

Elektronische wissenschaftliche Auflage Almabtrieb 'Raum und Zeit' Spezialausgabe 'Der Raum und die Zeit der Grenzen'

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Кулаков А.В. О влиянии глобализационных процессов на пограничную безопасность Российской Федерации

— достичь устойчивой социально-политической и экономической стабильности, позволяющей успешно реализовать рыночные реформы, повы-сить привлекательность регионов для зарубежных инвесторов, ослабить оказываемое внешнее экономическое давление;

— обустроить приграничные регионы и создать необходимую материальную и социальную среду, непосредственно обеспечивающие материальные, финансовые, людские и другие потребности по обеспечению интересов и безопасности России на границе и в пограничном пространстве;

— разрешить комплекс многообразных социально-территориальных проблем, которые характерны именно для периферийных приграничных регионов и обостряются в условиях экономического кризиса;

— создать эффективную систему занятости и мелкого предпринимательства в сочетании с другими мерами защиты социального характера, обеспечивающими привлекательность приграничных регионов для внутренних переселенцев.

Обеспечение устойчивого социально-территориального развития приграничных регионов должно предусматривать:

— придание приграничным регионам (субъектам Федерации) особого значения в системе российских экономических реформ, разработку программно-целевого подхода, направленного на сохранение территориальной целостности государства, первоочередное решение социально-экономических проблем территорий, непосредственно прилегающих к линии государственной границы;

— укрепление экономической основы самостоятельного социально-экономического развития приграничных регионов посредством четкого разграничения компетенции и ответственности между органами государственной власти Российской Федерации, субъектов Федерации и органами местного самоуправления по вопросам собственности, а также по принятию управленческих решений, прежде всего, в области эксплуатации природных ресурсов, внешнеэкономической деятельности;

— совершенствование правовых основ и практики взаимодействия федеральных органов государственной власти с субъектами Российской Федерации, хозяйствующих субъектов с органами государственной власти и местного самоуправления по экономическим и социальным вопросам;

— достижение экономически и социально-оправданного уровня регио-нальной комплексности, рационализации структуры хозяйства;

— развитие и углубление экономических преобразований, способствующих формированию во всех приграничных регионах благоприятной рыночной обстановки, многоукладной конкурентной экономики, становление региональных и общероссийских рынков товаров, труда и капитала;

— укрепление финансовой самостоятельности регионов на основе принципов бюджетного федерализма;

— предоставление государственных льготных ресурсов, налогообложения, условий внешнеэкономической деятельности и т.д.;

— выравнивание (сглаживание) объективно сложившихся межрегиональных различий в уровнях социальноэкономического развития приграничных территорий, поэтапное создание условий для укрепления в них собственной экономической базы, повышения народного благосостояния;

— жизнеобеспечение приграничных регионов с особо сложными условиями хозяйствования, государственное регулирование социально-экономического развития приграничных регионов Крайнего Севера и при-равненных к нему местностей в соответствии с Федеральным законом «Об основах государственного регулирования социально-экономического развития Севера Российской Федерации»;

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

— поддержку в приграничных регионах районов экологического бедствия, зон со сложными демографическими и миграционными проблемами, оказание помощи территориям, пострадавшим от техногенных катастроф, стихийных бедствий и радиоактивного загрязнения;

— формирование соответствующей социально-демографической структуры населения за счет внутренних переселенцев, а также русскоязычных мигрантов из государств ближнего зарубежья в приграничных регионах, установление более тесных связей приграничных территорий Российской Федерации и государств — членов СНГ.

Анализ экономических угроз безопасности страны в пограничном пространстве в эпоху глобализации показывает, что абсолютное большинство приграничных регионов являются проблемными. Поэтому особое внимание государства должно быть обращено именно к этим территориям, которые выделяются в зависимости от уровня развития, глубины кризисных процессов, своего значения в решении общегосударственных социально-экономических и политических задач. Основными типами проблемных регионов в современных условиях являются: слаборазвитые, депрессивные, кризисные. Следует также выделить регионы, имеющие особое значение для обеспечения пограничной безопасности страны в современных условиях.

К слаборазвитым (экономически отсталым) относятся приграничные регионы с крайне малой интенсивностью и низ-

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time Special Issue 'Space, Time, and Boundaries’

Elektronische wissenschaftliche Auflage Almabtrieb 'Raum und Zeit' Spezialausgabe 'Der Raum und die Zeit der Grenzen'

Кулаков А.В. О влиянии глобализационных процессов на пограничную безопасность Российской Федерации

кими параметрами хозяй-ственной деятельности, однобокой недиверсифицированной структурой экономики, резким отставанием от развитых регионов по развитию производственной базы, социальной среды и рыночной инфраструктуры, с высокой безработицей и низким уровнем жизни, наибольшей, среди субъектов Федерации, дотационностью территориальных бюджетов (Калмыкия, Алтай, Тыва и др.).

Именно слаборазвитость экономического развития, социальная необустроенность приграничных регионов Севера, Сибири и Дальнего Востока обусловили новое направление внутренних миграционных процессов, представляющих угрозу безопасности страны в пограничной сфере. Связано это с тем, что из отдельных местностей стали активно выезжать люди трудоспособных возрастов, в результате чего не только сократилась численность населения приграничных регионов, но и ухудшилась его демографическая структура.

Значительный отток населения из данных приграничных регионов ведет к разрушению рынка труда, замедлению экономического роста, потере трудовых и мобилизационных ресурсов, что несет прямую угрозу безопасности страны в пограничном пространстве. Внутренняя миграция россиян из приграничных регионов Сибири и Дальнего Востока невольно способствует (а по сути, провоцирует) нарастанию демографического давления со стороны сопредельных стран.

На усиление экономической базы слаборазвитых регионов требуется значительное время и активная финансовоэкономическая поддержка государства, прежде всего в вопросах привлечения сюда инвестиций и создания новых рабочих мест, в том числе за счет федерального бюджета. В первую очередь населению этих пограничных регионов должна оказываться социальная помощь из фондов финансовой поддержки субъектов Российской Федерации.

Депрессивные приграничные регионы характеризуются сравнительно высоким уровнем экономического потенциала, значительной долей промышленности и во многих случаях ее ведущих производств в структуре хозяйства, повышенной квалификацией местных трудовых ресурсов. Однако в результате низкой конкурентоспособности профилирующих отраслей в условиях глобальной экономической конкуренции, нарушения снабженческо-сырьевых связей (легкая промышленность и др.) или переориентации производства (предприятия ОПК), эти регионы отличаются глубоким спадом

V/ V/ f U \ U V/

производства, высокой безработицей (главным образом структурной), малой инвестиционной активностью, низким уровнем финансово-бюджетной обеспеченности и реальных доходов населения, его резким социальным расслоением (Архангельская, Астраханская, Псковская области, Хабаровский край, Еврейская автономная область и др.).

Основными формами поддержки депрессивных приграничных регионов должны стать предусмотренные нормативнозаконодательными актами поддержка предпринимательства, привлечение капиталовложений и содействие инвестиционной активности, реструктуризация предприятий, подготовка кадров и т.д. с целью облегчить доступ предприятий и населения к действующим (или формирующимся) каналам финансовой помощи.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В свою очередь кризисные приграничные регионы отличаются экстремальным характером социально-политических, экономических и экоприродных процессов (остановка подавляющей части промышленных предприятий, политические и межэтнические конфликты, последствия природных катаклизмов). Ситуацию в них характеризуют частичное, а нередко полное разрушение экономического потенциала, повышенная социальная напряженность, значительные размеры миграционного выхода населения (прежде всего, русскоязычного), острая криминогенная обстановка и общественно-политическая нестабильность. Проблемы кризисных регионов (например, почти весь Северный Кавказ) можно решить, прежде всего, первоочередным финансированием необходимых социально-экономических мероприятий из федеральных источников. На кризисные регионы следует распространять меры, предпринимаемые в отношении слаборазвитых приграничных регионов.

К приграничным территориям, имеющим в силу политических, экономических, военных, демографических и иных геополитических факторов особое значение для обеспечения пограничной безопасности страны, в первую очередь, следует отнести Калининградскую область и Дальний Восток. Их важное геополитическое положение определяет необходимость принятия дополнительных специальных целевых федеральных программ социально-экономического развития данных территорий, укрепления их транспортных и экономических связей с центральной Россией, целенаправленного усиления роли во внешнеэкономических отношениях страны.

Должного внимания заслуживают также регионы, впервые ставшие приграничными, граничащие с республиками бывшего СССР. Новое приграничье России глубоко интегрировано с сопредельными зарубежными территориями в экономическом, культурно-этническом и демографическом плане. Поэтому посредством правовых и экономическим инструментов необходимо поощрять стремление приграничных регионов к всеобъемлющему сотрудничеству с соседними областями Казахстана, Белоруссии, Украины и других бывших союзных республик. Именно приграничные регионы России должны во многом определять усиление интеграционных процессов на постсоветском пространстве как один из ответов на вызовы экономической глобализации. В этих регионах первоочередного внимания требует решение следующих задач:

— создание и обустройство новых транспортно-распределительных пунктов и узлов, пограничных переходов и таможенных пунктов в местах пересечения государственной границы;

— содействие развитию экономически обоснованных и технологически обусловленных производственнокооперативных связей между предприятиями приграничных областей России и соседних государств, включенных в единые производственно-технологические схемы;

— регулирование миграционных потоков и размещение беженцев в соответствии с федеральными и региональны-

Электронное научное издание Альманах Пространство и Время. Т. 3. Вып. 1 • 2013 Специальный выпуск ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ ГРАНИЦ

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time Special Issue 'Space, Time, and Boundaries’

Elektronische wissenschaftliche Auflage Almabtrieb 'Raum und Zeit' Spezialausgabe 'Der Raum und die Zeit der Grenzen'

Кулаков А.В. О влиянии глобализационных процессов на пограничную безопасность Российской Федерации

ми миграционными программами;

— создание новых рабочих мест и расширение социальной инфраструктуры в расчете на потенциальных переселенцев из-за рубежа.

Таким образом, экономическая глобализация характеризуется усилением взаимозависимости и взаимовлияния различных сфер и процессов мировой экономики, всё большей вовлечённостью в неё Российской Федерации, что несет в себе не только позитивные, но и негативные стороны, обусловливающие угрозы безопасности страны в пограничном пространстве.

3. Воздействие информационной и культурной глобализации на безопасность России в пограничном пространстве

В современном мире происходит радикальное изменение средств делового общения, обмена производственной, научно-технической, экономической, финансовой информацией. Появление и развитие принципиально новых систем получения, передачи и обработки информации позволили создать глобальные сети, объединяющие финансовые и товарные рынки, включая рынки ноу-хау и профессиональных услуг. Информационное обслуживание непосредственно связано с успехами в электронике — с созданием электронной почты, Интернета, который представляет нечто большее, чем просто средство связи. В настоящее время он представляет собой реальное пространство в виртуально-электронном режиме, где происходят экономические и деловые операции. Единое информационное пространство, обеспечение доступа к Всемирной сети открыли большие возможности для глобального сотрудничества в различных сферах.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В глобализирующемся мире страны становятся все более и более зависимыми от виртуального информационного пространства, и эта тенденция принимает универсальный и необратимый характер. Информационное пространство дает огромные возможности развитию различных сфер. Понятия географических границ, физического пространства теряют свое былое значение. Стираются языковые и культурные барьеры, рушится традиционная иерархическая структура обществ [Национальная безопасность: информационная составляющая 2000, с. 7—9]. Над географически, исторически и политически структурированным пространством страны надстраивается виртуальное пространство, в которое вовлекаются, наряду с финансовыми ресурсами, также знания, образовательные программы, социальное общение, информация, необходимая для принятия управленческих решений. Все это создает новые возможности для государства и институтов гражданского общества.

В то же время масштабное развитие средств коммуникации и связи, глобальной информационной среды и различных инфраструктур, взаимодействий и отношений между странами и народами привело к новому качеству взаимосвязанности и взаимозависимости социума, в котором сосуществуют и достаточно сложно взаимодействуют весьма неоднородные и даже противоположные тенденции, угрожающие безопасности тех или иных государств. Во многом это связано с тем, что в новом формирующемся мире ключ к успеху будет определяться как владением, так и умелым управлением информационными возможностями и ресурсами. Сегодня стало абсолютно ясным, что информационная сфера, являясь системно-образующим фактором современного общества, активно влияет на состояние политической, экономической, военной и других составляющих безопасности государств, а с развитием научно-технического прогресса эта зависимость, вероятно, будет возрастать.

Геополитическую конкуренцию в XXI веке все более определяют технологии, основанные на информационнокоммуникационных системах, располагающие возможностями внедрения в массовое сознание чужеродных типов культуры и модификации поведения людей, социальных групп и отдельных народов в соответствии с целями организаций и государств, применяющих такие технологии. У государств, располагающих метатехнологиями и использующих их, появляется возможность влиять на протекание процессов глобализации таким образом, чтобы осуществлять локализации интеллекта и финансовых ресурсов на чужих территориях, стимулируя «утечку мозгов» и капиталов в постиндустриальные страны за счет деградации «осваиваемых» территорий, находящихся на мировой информационной периферии.

Активное и всестороннее внедрение информационных технологий привело к тому, что трансформировалась сама структура общества. Современное общество во многом свободно от государственных границ. Во всех сферах деятельности появились новые функциональные структуры, в основе которых лежит Всемирная паутина. Это и транснациональные корпорации, и современная электронная экономика, и объединения научных коллективов, работающих над единой проблемой, но физически расположенных в разных частях планеты. Большинству граждан стала доступна информация, производимая и интерпретируемая за пределами их региона и страны, а значит, они открыты влиянию других культур. В условиях, когда существуют спутники и Интернет, нельзя больше проводить в национальных масштабах селективную информационную и культурную политику. Информационные потоки невозможно централизованно направлять и контролировать в полном объёме.

Изменения коснулись и теневой стороны жизни человечества. Сетевые структуры стали основой транснациональной преступности и терроризма. Явно увеличиваются возможности криминального информационного воздействия, манипулирования массовым и индивидуальным сознанием, возрастают нагрузки на психику людей, порождающие (провоцирующие) конфликты, агрессию, наркоманию, психические заболевания и неврозы, экстремизм и терроризм.

Соответственно, единое информационное пространство не только несет с собой явные возможности и преимущества, но и создает потенциальные угрозы безопасности государств в различных сферах, в том числе и в пограничной. В этой связи актуализируется задача обеспечения информационной безопасности Российского государства в пограничном пространстве.

При этом к важнейшим объектам информационной безопасности России необходимо отнести: информационную среду

Электронное научное издание Альманах Пространство и Время. Т. 3. Вып. 1 • 2013 Специальный выпуск ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ ГРАНИЦ

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time Special Issue 'Space, Time, and Boundaries’

Elektronische wissenschaftliche Auflage Almabtrieb 'Raum und Zeit' Spezialausgabe 'Der Raum und die Zeit der Grenzen'

Кулаков А.В. О влиянии глобализационных процессов на пограничную безопасность Российской Федерации

населения приграничных территорий: информационные ресурсы, содержащие как открытую информацию, так и информацию, составляющую государственную тайну, т.е. ограниченного доступа; систему формирования, распространения и использования информационных ресурсов, включающую в себя информационные системы различного класса и назначения, библиотеки, архивы, базы и банки данных, информационные технологии, регламенты и процедуры сбора, обработки, хранения и передачи информации, научно-технический и обслуживающий персонал; информационную инфраструктуру, включающую центры обработки и анализа информации, каналы информационного обмена и телекоммуникации, механизмы обеспечения функционирования телекоммуникационных систем и сетей, в том числе системы и средства защиты информации.

Учитывая пространственно-территориальное расположение пригра-ничных территорий, следует полагать, что активными субъектами в информационной сфере выступают не только российские государственные институты (президент, органы законодательной и исполнительной власти, министерства и негосударственные организации (политические партии, общественные организации и движения, различные группы давления и поддержки и др.), средства массовой информации и коммуникации, но и аналогичные институты сопредельных и иных государств. Как в этой связи отмечает А.В. Макеев, в современных условиях особым объектом негативного воздействия с целью создания политических угроз безопасности являются средства массовой информации. Проникновение в средства массовой информации, обеспечение контроля над ними и использование СМИ в антинациональных интересах дают широкие возможности для манипуляции общественным мнением, политической дезориентации общества, подрыва авторитета государства, дискредитации и разложения его институтов, разжигания социально-политической вражды и межнациональной розни, провоцирования конфликтов [Макеев 2009, с. 562].

В условиях глобализации национальные интересы Российской Федерации в информационной сфере пограничного пространства заключаются в соблюдении конституционных прав и свобод граждан в области получения и пользования информацией, развитии современных телекоммуникационных технологий, защите государственного информационного ресурса от несанкционированного доступа к политической, экономической, научно-технической и военной информации, предотвращении использования информации для манипулирования массовым сознанием населения приграничья.

Курс на нормативное правовое видение проблем информационной безопасности задают Федеральные законы «О безопасности», «О государственной тайне», «О средствах массовой информации», «Об участии в международном информационном обмене» и др. Концепция национальной безопасности Российской Федерации, утвержденная Указом Президента РФ от 10 января 2000 года № 24, ориентирует на создание системы национального контроля над источниками информационных угроз. Вопросы информационной безопасности нашли отражение в Доктрине информационной безопасности (утверждена Указом Президента РФ от 2 сентября 2000 г.). Данная доктрина развила Концепцию национальной безопасности страны применительно к информационной сфере, конкретизировала соответствующие угрозы.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Основываясь на вышеизложенных документах и учитывая реалии информационной глобализации, можно выделить следующие угрозы информационной безопасности России на приграничных территориях:

— угрозы вытеснения российских информационных агентств, средств массовой информации с внутреннего информационного рынка, в том числе и в приграничных субъектах, сохраняющаяся зависимость общественной жизни страны от зарубежных информационных структур;

— угрозы, связанные как с монополизацией информационного рынка страны, его отдельных секторов в приграничных регионах отечественными и зарубежными информационными структурами, так и с многообразием его участников;

— угрозы информационному обеспечению государственной региональной пограничной политики;

— угрозы безопасности информационных и телекоммуникационных средств и систем как уже развернутых, так и создаваемых на приграничных территориях страны;

— угрозы циркулирования в российских средствах массовой информации огромного потока сообщений крупнейших зарубежных информационных агентств и телевизионных компаний, навязывающих обществу собственные стереотипы и оценки, в том числе по вопросам реализации государственной региональной пограничной политики;

— угрозы, связанные с отставанием российских силовых структур, в том числе специальных служб, от аналогичных структур ведущих стран мира по уровню информатизации и применению высокоинтеллектуальных информационных технологий в деле обеспечения безопасности государства в пограничной сфере;

— угрозы, обусловленные уязвимостью информационного потенциала пограничных органов, базирующегося, главным образом, на технике иностранного производства2, что в условиях разрабатываемых и реализуемых «информацион-

2 В настоящее время около 90% объемов продаж телекоммуникационного оборудования на внутреннем рынке приходится на иностранное оборудование.

ных войн» сохраняет опасность несанкционированного доступа к закрытой информации, обрабатываемой на ЭВМ с использованием зарубежных программных продуктов.

При этом в пограничном пространстве проявляются как внешние, так и внутренние источники угроз информационной безопасности Российской Федерации.

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time Special Issue 'Space, Time, and Boundaries’

Elektronische wissenschaftliche Auflage Almabtrieb 'Raum und Zeit' Spezialausgabe 'Der Raum und die Zeit der Grenzen'

Кулаков А.В. О влиянии глобализационных процессов на пограничную безопасность Российской Федерации

Внешние источники угроз:

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

— стремление ряда стран к доминированию в мировом информационном пространстве, вытеснению России с внешнего и внутреннего информационного рынка, попытки не допустить её к участию на равноправной основе в международном информационном обмене, ограничить её информационное «присутствие» в сопредельных странах;

— разработка рядом государств концепций «информационных войн», предусматривающих создание средств высокотехнологичного воздействия на информационные сферы других стран мира (в том числе на информационную сферу пограничного пространства России), нарушение нормального функционирования информационных и телекоммуникационных систем, сохранности информационных ресурсов или получения несанкционированного доступа к ним;

— деятельность иностранных политических, экономических, военных, разведывательных и информационных структур, направленная против интересов России в сфере информации её приграничных субъектов;

— деятельность космических, воздушных, морских и наземных технических и иных средств (видов) разведки иностранных государств по сбору информации на приграничных территориях страны;

— стремление международных террористических организаций к информационно-пропагандистскому обеспечению своих действий в российском пограничном пространстве.

Внутренние источники угроз:

— недостаточная разработанность нормативной правовой базы, регулирующей отношения в информационной сфере в условиях глобализации, которая фиксирует лишь отдельные угрозы информационной безопасности, характерные для пограничного пространства;

— возможность получения на приграничных территориях криминальными структурами, связанными с транснациональными преступными группировками, доступа к конфиденциальной информации, неполная защищенность интересов граждан, общества и государства в информационной сфере пограничного пространства;

— недостаточная координация деятельности органов государственной власти всех уровней по формированию и реализации единой государственной политики по обеспечению информационной безопасности в приграничном пространстве, учитывающей региональные особенности;

— неполное финансирование мероприятий по обеспечению информационной безопасности страны в пограничном пространстве, включая подготовку квалифицированных кадров для органов государственного управления и силовых структур;

— недостаточное информирование общества о деятельности органов государственной власти всех уровней, включая формирование отрытых государственных ресурсов и развитие системы доступа к ним граждан, населяющих приграничные территории;

— отставание России от ведущих стран мира по уровню информатизации органов государственной власти всех уровней и органов местного самоуправления, кредитно-финансовой сферы, промышленности, сельского хозяйства, образования, здравоохранения, сферы услуг и быта граждан, что в наибольшей степени проявляется на периферии страны;

— недостаточное количество в приграничных субъектах защищенных каналов связи, используемых в сфере управления и передачи закрытой информации;

— неправомерное ограничение доступа граждан приграничных территорий к открытым информационным ресурсам органов государственной власти, местного самоуправления всех уровней, к открытым архивным материалам и другой социально значимой информации;

— снижение духовного, нравственного и творческого потенциала населения приграничья, что осложняет подготовку трудовых ресурсов для применения новейших технологий, в том числе информационных, а также противодействие информационному воздействию сопредельных государств.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Вышеизложенное позволяет определить задачи обеспечения информационной безопасности России в пограничной сфере с учетом процессов глобализации:

— развитие отечественной индустрии информационных средств, их приоритетное, по сравнению с зарубежными аналогами, распространение на внутреннем рынке приграничных субъектов;

— совершенствование и защита отечественной информационной инфраструктуры приграничных территорий, ускорение развития новых информационных технологий и их широкое распространение, унификация средств поиска, сбора, хранения, обработки и анализа информации с учетом вхождения страны в глобальную информационную инфраструктуру;

Электронное научное издание Альманах Пространство и Время. Т. 3. Вып. 1 • 2013 Специальный выпуск ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ ГРАНИЦ

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time Special Issue 'Space, Time, and Boundaries’

Elektronische wissenschaftliche Auflage Almabtrieb 'Raum und Zeit' Spezialausgabe 'Der Raum und die Zeit der Grenzen'

Кулаков А.В. О влиянии глобализационных процессов на пограничную безопасность Российской Федерации

— создание и внедрение специальных новых информационных технологий, ориентированных на инфраструктуру пограничного пространства страны, менталитет и техническую культуру персонала эргосистем (человекомашинные системы управления) регионального и местного уровней;

— защита государственного информационного ресурса в органах власти и подразделениях силовых структур, обеспечивающих безопасность страны в пограничной сфере, в том числе пресечение несанкционированных действий по уничтожению, модификации, искажению, копированию, блокированию информации, а также других форм незаконного вмешательства в информационные ресурсы, входящие в информационное пространство приграничных субъектов;

— противодействие угрозе развязывания противоборства в информационной сфере территорий, прилегающих к государственной границе и подвергающихся активному внешнему воздействию;

— предоставление информационных ресурсов пользователям открытых информационно-телекоммуникационных систем, выявление, при этом, необходимого баланса между потребностью в свободном обмене информацией и допустимыми ограничениями ее распространения в пограничном пространстве;

— внесение в нормативную правовую базу изменений, учитывающих дальнейшую глобализацию информационных сетей и ее влияние на информационную безопасность приграничных территорий;

— усиление координации деятельности федеральных органов исполнительной власти и других органов, решающих задачи обеспечения информационной безопасности в пограничной сфере.

Информационная революция обеспечила техническую базу для создания глобальных информационных сетей. Информационные технологии дают реальную возможность для резкого ускорения экономического, научного, культурного развития планеты. В этом смысле они способствуют открытости современного социума. Однако они же могут стать фактором усиления противоборства между представителями различных культур, порождая риски конфликтов и даже экстремизма.

Ранее автором уже отмечалось, что культурную глобализацию можно рассматривать как определенный процесс интеграции отдельных этнических культур в единую мировую культуру на основе информационных технологий [Кулаков 2009]. В межкультурной коммуникации она выражается в расширении культурных контактов, заимствований культурных ценностей и миграции людей из одной культуры в другую. Расширяющееся пространство глобализации втягивает в среду изменений все больше людей, в том числе и не живущих еще в условиях технологических достижений. Традиционные формы культуры, нормы и ценности собственной социальной группы имеют все меньшее регулирующее значение для всё больших масс людей, а кардинально меняющийся образ жизни строится на новых ценностях и потребностях. В этом смысле глобализация в культурологическом срезе представляет естественный процесс объективной действительности, который ведет к распро-странению достижений культуры передовых стран как на цивилизацию в целом, так и на отдельные страны, с целью совершенствования культуры последних до образцов ведущих в этом отношении государств. Причем такой процесс видится как естественный, а не насильственный.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В то же время, как показывает культурная динамика глобализации, маловероятно формирование единой мировой культуры. Современная культура остается множеством самобытных культур, находящихся в диалоге и взаимодействии друг с другом. Культурные изменения ведут не только к универсализации, но и к локализации культур. С одной стороны, наблюдается тенденция к нивелированию этнонациональных, религиозных, культурных границ, распространению западной, в значительной степени американизированной поп-культуры, постепенно ведущей к утрате традиционными культурами своей национально-этнической идентичности. С другой стороны, усиливаются требования большей автономии со стороны национальных, религиозных, культурных и иных меньшинств, не только сохраняются, но и продолжают развиваться национальные культуры.

Один из основоположников теории глобализации в социологии Р. Робертсон определил глобализацию как «серию эмпирически фиксируемых изменений, разнородных, но объединяемых логикой превращения мира в единое целое» [Робертсон, Хондкер 2000, с. 5]. Это происходит, по его мысли, под воздействием трёх факторов: экспансии капитализма, влияния западного империализма, развития глобальной системы mass-media (деньги, музыка, кинематограф, телевидение, моральные требования). В результате для жизненного мира индивидов действие этих факторов оборачивается экспансией «общечеловеческих ценностей», распространением стандартных эстетических и поведенческих образцов глобальными сетями СМИ. В то же время всякая культура есть неповторимая жизненная форма, ценностные притязания которой в ходе глобализации вступают в спор с другими формами. То есть существует ещё один аспект глобализации, на который указывает, в частности, Р. Робертсон, — локализация глобальности.

Говоря иначе, эпоха глобализации не только порождает обширные пространственные поля межцивилизационных и межкультурных взаимодействий, но и ведёт к обособлению чётко маркированных этнически мест и территорий. Чаще всего это происходит в рамках процесса, получившего название «мультикультурализм» [Малахов 2000; Малахов, Тишков 2002; Gordon, Neufield 1996]. Невиданная прежде, до эпохи глобализации, популярность этнической музыки, этнических фильмов, этнотуризма обусловлена не только расширением возможностей для межэтнических и межкультурных контактов, но и принципиально иным пониманием характера и содержания самих этнокультурных ландшафтов, или традици-

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time Special Issue 'Space, Time, and Boundaries'

Elektronische wissenschaftliche Auflage Almabtrieb 'Raum und Zeit' Spezialausgabe 'Der Raum und die Zeit der Grenzen'

Кулаков А.В. О влиянии глобализационных процессов на пограничную безопасность Российской Федерации

онных этнических территорий [Замятин 2007, с. 179].

Именно в этих пространствах формируется этнический (национальный) менталитет как система умонастроений этноса (нации), который находит выражение в его «психическом складе», этнических традициях, обычаях, чувствах и настроениях, симпатиях и антипатиях, определённых смысложизненных ценностях, моральных и религиозных установках. Знание социокультурных особенностей, этнических (национальных) групп, как известно, позволяет не только решать задачи государственного управления, но и оказывать более целенаправленное внешнее воздействие. В этой связи логично привести пример исследования этнокультурных особенностей японцев в конце Второй мировой войны. Так, в 1944 г. видный американский антрополог Рут Бенедикт получила официальное задание выяснить, «что представляют собой японцы» [Бенедикт 2004; Бек 2003.]. Позднее было признано, что именно рекомендации Р. Бенедикт во многом способствовали результативности американских действий в Японии как в конце войны, так и после нее.

По мнению автора, подавляющее большинство приграничных территорий России являются именно традиционными этническими территориями с присущими этнополитическими, этнопсихологическими и этнокультурными особенностями.

В частности, пространственно-этнические особенности Северного Кавказа обусловлены особой сложностью этногенеза его народов; наличием на ограниченном пространстве десятков народов, относящихся к различным языковым группам и семьям; конфессиональным разнообразием народов (распространены ислам, христианство, иудаизм); устойчивыми языческими культами, характерными для каждого народа и даже его отдельных групп. Подобная этническая и конфессиональная пестрота, отягощённость многовековыми взаимными обидами и претензиями, значительно усложняют проведение региональной государственной пограничной политики, так как требуют от сотрудников пограничных органов знания языков, истории, обычаев и традиций десятков народов, понимания хитросплетения их многовековых отношений и их проявлений в современной действительности.

Соответственно, на взгляд автора, можно утверждать, что приграничье - это пространство особого этнокультурного и этнопсихологического климата, отчасти специфического восприятия общегосударственных интересов. В том числе можно наблюдать смежные приграничные территории сопредельных стран, на которых зачастую проживают сообщества

V/ ^ V/ V/ ^ V/ г

людей, объединенные единой историей, близостью языка культур и традиций, тесно связанных различными (в том числе и родственными) отношениями, но в конкретный момент оказавшиеся разделенными государственной границей. Приграничье в большей мере, чем глубинные регионы, подвержено центробежным тенденциям в политической, экономической и социокультурной жизни. Нередко для людей, живущих там, наибольшее значение имеет этнорелигиозная принадлежность и общность проблем именно с теми, кто проживает по ту сторону границы. Глобализация же создаёт самые благоприятные возможности для поддержания различного рода контактов, в том числе, «разделённых» народов, что может использоваться экстремистскими силами по обе стороны границы.

Нельзя не учитывать, что произошедший после распада СССР раздел территории бывшего союзного государства, раскол общего политического, экономического, культурного пространства и наследия, утрата исторической памяти, традиций сказались на духовном самочувствии и морально-психологическом состоянии жителей российских регионов, которые в одночасье стали приграничными. Особо сложное восприятие вызывает превращение населения новых приграничных государств из соотечественников в иностранцев, причём не всегда представляющих дружественные государства.

Ускоренный процесс образования на постсоветском пространстве новых независимых государств, ныне граничащих с Россией, зачастую сопровождался утверждением национальной идентичности народов этих стран путем искусственного обособления их исторической судьбы от истории других народов некогда единого Отечества и отказом от полноценного и взаимовыгодного сотрудничества с Россией, в том числе в пограничной сфере. При этом, некоторые из них пытаются ускоренно и безоговорочно влиться именно в западную цивилизацию, проявить лояльность и услужливость по отношению к межгосударственным субъектам, представляющим главные движущие силы глобализации. Незавершенность цивилизационного самоопределения правящих элит и народов постсоветских государств, а соответственно и выбора ими стратегических партнеров приводит к геополитической и геоцивилиза-ционной неопределенности на границах с этими странами. Эти процессы с неизбежностью отражаются в общественном сознании населения новых российских приграничных территорий.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Следует признать, что воздействие глобализационных процессов на все сферы жизни того или иного общества усиливается при наличии соответствующих внутренних условий и предпосылок. В данном случае, прежде всего имеется в виду следующее обстоятельство. Воздействие культурной глобализации на безопасность России в пограничной сфере имеет благоприятную основу, так как «накладывается» на кризис основополагающих духовных ценностей российского общества.

При этом положение усугубляется тем, что идейная и психологическая основа бывшего советского государства и общества разрушена, а взамен мало что создано. Нет целостной идеологии, выражающей ин-тересы общества и ориенти-

V/ u w и V/ ^

рующей гражданское поведение личности. В условиях сохраняющейся резкой социальной поляризации российского общества формирование такой идеологии в обозримом будущем не предвидится, трудно надеяться на рост общественного самосознания, правовой и духовно-нравственной культуры, чувства патриотизма, гордости за свою Родину. Абстрактные рассуждения о демократических ценностях, заигрывания власти с конфессиями не могут заменить отсутствие общенациональной объединительной идеи. Недооценка государством, общественными институтами достижений науки, образования, культуры, их места и роли в духовной сфере, рост неграмотности, «утечка мозгов» объективируют угрозы духовно-нравственной и интеллектуальной деградации российского общества в условиях глобализации. Население страны

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time Special Issue 'Space, Time, and Boundaries'

Elektronische wissenschaftliche Auflage Almabtrieb 'Raum und Zeit' Spezialausgabe 'Der Raum und die Zeit der Grenzen'

Кулаков А.В. О влиянии глобализационных процессов на пограничную безопасность Российской Федерации

подвергается мощному духовно-информационному прессингу со стороны западной (евроатлантической), исламской (му-

W \ ■ V/ / V/ \/ Л U

сульманской) и конфуцианской (китайской) цивилизаций.

Говоря о цивилизационных вызовах России, следует вспомнить, что, согласно цивилизационной концепции А. Тойнби, более чем тысячу лет продолжается противостояние двух христианских цивилизаций: католического Запада и православной России. Прежде всего, столкновение проявляется в духовной сфере, в которой евроатлантическая цивилизация ведет наступление на Россию по ряду направлений: широкое распространение «аудио- и видеошедевров» западной массовой культуры; нарастающее «подвижничество» католической церкви, попытки создания ее епархий, переманивания православной паствы; активное распространение идей, верований, взглядов различных тоталитарных и нетрадиционных сект. Как известно, народ, утративший социокультурные традиции, становится населением. А население — величина статическая и может быть включена в любые национально-государственные рамки, что особенно актуализируется в условиях глобализации.

Глобальный информационный и социокультурный тоталитаризм западной цивилизации способствует разрушению национального менталитета и самобытности российского общества. Её главный духовно-информационный «удар» приходится на духовную идентичность России, которая является неотъемлемой частью ее социально-культурного, исторического развития и представляет собой символическое выражение упорядоченности и целостности российского социума. Она выступает способом организации личности, социальных групп и общества в целом на основе представлений о своем предназначении, характере существования, месте и роли в социальном развитии и одновременно активно влияет на всех членов общества в целях приобщения их к глубинным духовным смыслам российской цивилизации, её традиционным нормам и ценностям [Яценко 2009, с. 14].

Учитывая современные реалии, В.И. Пантин отмечает, что культурная и политическая самоидентификация резко усложняется под влиянием огромных миграционных потоков, являющихся следствием глобализации, особенно в связи с трудностями интеграции в данное общество инокультурных иммигрантов. С размыванием культурных границ, с ростом миграционных потоков механизмы формирования и поддержания идентичности приобретают большую пластичность и вариативность. В результате идентичность и самоидентификация становятся более сложными, неоднозначными, многоуровневыми и многомерными [Пантин 2008, с. 30].

Важно также помнить, что российский социум неоднороден по своему составу и восприятию глобализационных процессов. Существуют противоречия между различными субъектами духовной идентичности в их ориентациях и предпочтениях, которые заключаются в том, что социальные группы и общности современной России ориентируются на различные, порой не совместимые между собой духовные ценности, нормы и идеалы. Наиболее явно характер этих противоречий проявляется в противоположной направленности духовной идентичности различного рода элит, часть которых ориентирована на Запад, и народами страны, в значительной мере ориентированными на собственные духовные традиции.

Противоречия цивилизационного характера проявляются в том, что разные регионы (в том числе приграничные) и социальные группы современного российского общества ориентируются на духовные образцы различных цивилизаций.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В образовавшийся после распада СССР и разрушения КПСС духовный вакуум хлынул поток западной информации, призванной вестернизировать общественное сознание россиян, подготовить его к восприятию идей либеральной демократии. Однако эти идеи, несмотря на всю их внешнюю привлекательность, не ориентируют человека на высокие нравственные идеалы. Патриарх Московский и всея Руси Кирилл на торжественном собрании, посвященном юбилею Санкт-Петербургской духовной академии, заявил, что только очень одаренным богословски и философски людям удалось на заре возникновения либеральной западной идеи увидеть ее греховность и опасность.

Опасность либерализма, по мнению Предстоятеля, кроется в отрыве идеи свободы от нравственного чувства человека. «Только сейчас, может быть, современный, в том числе и западный, мир начинает понимать, насколько важно сопрягать свободу с нравственностью» [Клин 2009].

Духовная экспансия либерализма дала свои плоды. Под влиянием массовой информационной интервенции начался процесс коррозии духовной идентичности, мутации евразийского духа и психотипа россиян. Наблюдается очередная переоценка фундаментальных ценностей в массовом сознании, что чревато угрозой социально-политической энтропии, способной подорвать стабильность российского общества и негативно сказаться на духовно-информационной ситуации в приграничных регионах страны.

Как показывает практика социальных взаимодействий и результаты социологических исследований, индивид, не иден-

I v/ ^ w u и / \ V/

тифицирующий себя с конкретной цивилизацией, с культурой того этноса (нации), к которому он принадлежит, точкой географического пространства, называемой «малой родиной», оказывается вне системы традиционно сложившихся связей и отношений, сформировавшихся в данном социуме в процессе его исторического развития. Он утрачивает самоидентичность и трансформируется в автономного субъекта, отличительной чертой которого, если использовать термин Г. Федотова, является «отщепенчество» [Шендрик 2005]. Идентичность может размываться и деградировать, тогда возникает «кризис идентичности», человек или общество теряет основные ориентиры своего развития. В свою очередь появление значительного числа личностей, утративших представление о своей национально-культурной принадлежности, приводит к дестабилизации любой общественной системы, способствует повышению уровня социальной напряженности, ставит под вопрос способность той или иной страны сохранять свой суверенитет и территориальную целостность, противостоять давлению извне.

Электронное научное издание Альманах Пространство и Время. Т. 3. Вып. 1 • 2013 Специальный выпуск ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ ГРАНИЦ

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time Special Issue 'Space, Time, and Boundaries'

Elektronische wissenschaftliche Auflage Almabtrieb 'Raum und Zeit' Spezialausgabe 'Der Raum und die Zeit der Grenzen'

Кулаков А.В. О влиянии глобализационных процессов на пограничную безопасность Российской Федерации

Вместе с тем нельзя не признать, что ценности западной цивилизации (либерализм, демократия, разделение властей, гражданское общество и правовое государство, плюрализм, парламентаризм, права человека, безопасность, свобода и др.) на российской ниве приживаются медленно, нередко трансформируясь в уродливые формы. Так, вместо либеральной демократии, гарантирующей права и свободы индивида (демократия в широком смысле), в России утвердилась «узкая» демократия, когда демократия воспринимается всего лишь как процедура выборов руководства и порядок принятия ими политических решений. Свобода, понимаемая на Западе как свобода действий в рамках закона, у нас нередко понимается как вседозволенность, отсюда широкое проявление правового нигилизма, сепаратизма и национализма, что в том числе представляет собой угрозу безопасности России в пограничной сфере. В свою очередь, разделение власти на российской почве нередко принимало форму жесткого противостояния исполнительной и законодательной ветвей власти и давало дополнительный импульс центробежным тенденциям в пограничном пространстве.

Ценности либеральной демократии, несмотря на всю их видимую привлекательность, не были приняты значительной частью россиян и не стали приоритетными в общенациональном масштабе. В народе по-прежнему популярны идеи самобытности и великодержавности России, самодостаточности ее внутренних ресурсов, а также ностальгия по сильной централизованной власти. В этой ситуации нашими западными оппонентами (при поддержке определенных внутренних сил) делается все возможное, чтобы, лишив население страны (прежде всего молодое поколение) исторической памяти, воспитать у русских людей, как государственной образующей нации, сознание национальной неполноценности. Главный удар наносится по соборности русского народа, исконно присущим ему национальным чертам: артельности, солидарности, социальной корпоративности, умению выходить из экстремальной ситуации, добропорядочности и милосердию.

Протестантская этика индивидуализма, прагматизм, стяжательство, бездуховность всё более утверждаются в сознании россиян. Прямую угрозу безопасности страны представляет снижение интеллектуального потенциала российской нации3 в

3 Автор трактует понятия «российский народ», «народ России», «российская нация» как синонимы.

результате деградации отечественной системы образования, массовой утечки умов и высококвалифицированных кадров за рубеж, что «подпитывает» экономическую и информационную составляющую глобализации. Отечественные наука, система образования и культура финансируются не в полном объеме. Все это приводит к падению значимости интеллектуального труда как духовной ценности всех слоев общества. Отсутствие интереса к знаниям и образованию порождает интеллектуальную ущербность личности, снижает ее общую культуру, и уровень профессионализма, примитивизирует потребности и нравственные ориентиры.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Информационная и культурная глобализация создает все возможности для манипулирования общественным сознанием, особенно с помощью Интернета, прессы, радио, телевидения. В потоках информации, которые обрушились на россиян, уже не стали редкостью сознательная дезинформация, попытки манипулирования, пропаганда насилия, создание романтического ореола вокруг криминальных структур, игнорирование приоритета трудовой деятельности. На этом фоне многие граждане страны утрачивают доверие к государственным средствам массовой информации, что в конечном счете не способствует повышению авторитета властных структур, в том числе и в приграничных субъектах Федерации.

Следующую угрозу таит в себе поток эрзац-культуры, идущий с Запада и нацеленный в первую очередь на молодежь, которая определяет будущее страны. Для пропаганды западного образа жизни и сомнительных норм поведения используются все доступные средства: телевидение, радио, художественная литература, периодические издания, религиозные секты и течения, кино, компьютерные игры и т.п.

Радио, и особенно телевидение, усиленно навязывают детям и молодежи так называемую интернациональную (фактически американскую) массовую культуру, содержат элементы секса, пропаганды наркотиков, насилия, индивидуализма, жестокости. Ни в одной цивилизованной стране радио и телевидение не выделяют столько времени пропаганде чужого образа жизни, языка, распространения песен, танцев, представлений и т.п. Нередко западные радиостанции используют наши отечественные радиопередатчики для пропаганды заморских идей и ценностей на всей территории России.

Приграничные субъекты Федерации в этом вопросе не являются исключением. Вечернее телевизионное время нередко предоставляет фильмам и играм, воспитывающим у молодежи и детей меркантилизм, иллюзию лёгкой жизни и наживы. Происходит разрушение связи поколений, внушение молодежи ошибочного образа жизни и цели существования старшего поколения, дискредитация фундаментальных российских ценностей. Передачи, посвященные народному творчеству, традициям и обычаям народов России, исторические и художественные передачи, как правило, занимают в сетке телевещания дневное время, когда дети и взрослые заняты в школе и на работе. На телевидении неоднократно выступали проповедники и представители зарубежных тоталитарных сект. Глобализация благоприятствует активизации деятельности религиозных объединений экстремистского характера, тоталитарных сект и иных религиозных образований деструктивной направленности в пограничном пространстве страны. Усиливающаяся экспансия нетрадиционных для России религиозных западных и азиатских культов способствует нарастанию угроз в области этноконфессиональ-ных отношений. Деятельность зарубежных проповедников и прорицателей по насаждению чуждых России верований таит в себе возможность создания базы религиозных конфликтов. Все это представляет реальную опасность возникновения религиозной и межнациональной вражды, утраты добытых трудом и опытом жизни предшествующих поколений духовных традиций, лояльного существования представителей различных вероисповеданий и национальностей.

Электронное научное издание Альманах Пространство и Время. Т. 3. Вып. 1 • 2013 Специальный выпуск ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ ГРАНИЦ

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time Special Issue 'Space, Time, and Boundaries’

Elektronische wissenschaftliche Auflage Almabtrieb 'Raum und Zeit' Spezialausgabe 'Per Raum und die Zeit der Grenzen'

Кулаков А.В. О влиянии глобализационных процессов на пограничную безопасность Российской Федерации

На Дальнем Востоке ситуация с сектами об стоит особенно остро. С сайта http://www.newsvl.ru/world/2008/ 04/07^е^у/

Ежемесячно около 120 южноуральских предпринимателей приносят деньги в секту саентологов. С сайта http://news.74mail.ru/news.php? news id=90727

В Калининграде разразился громкий скандал. Местные власти дали грант секте. 9 миллионов рублей должны были пойти на духовное воспитание горожан. С сайта http://ng7.ru/obshestvo/1288-kaliningradskie-vlasti-dali-grant-odioznoj-sekte.html

Однако будет ошибочно утверждать, что угрозы в духовно-информационной сфере исходят исключительно от западной цивилизации. Нельзя рассматривать только в позитивном ключе и духовные контакты России с миром ислама. Несмотря на то, что Россия отчасти является мусульманской страной (ныне проживает около 20 млн. мусульман) и в ее составе веками уживались и православные славянские, и мусульманские тюркоязычные народы, все же в своей внешней политике она последовательно боролась с мусульманской экспансией на Балканах, на Кавказе и в Центральной Азии. В советский период наша страна приложила много сил для включения исламского мира в орбиту своего идеологического и военнополитического влияния (Центральная Азия, Ближний Восток). Сегодня же происходит активное вытеснение России из Центральной Азии, что не лучшим образом сказывается на охране внешних границ СНГ и пограничной безопасности страны.

Негосударственные организации экстремистской направленности исламских стран финансируют не только прямые террористические акты, но и ведение информационных воздействий на мусульманскую часть населения Российской Федерации, в первую очередь путем насаждения чуждых коренным народам религиозных культов (в первую очередь ваххабизма) [Кокуш 2005, с. 15]. Нередко эти усилия предпринимаются и на государственном уровне. В частности, Саудовская Аравия стремится разнообразить идеологию и политику исламского фундаментализма на регионы компактного проживания мусульман в стране, в том числе на приграничный Северный Кавказ. Расширяется негативное влияние исламских экстремистских организаций на постсоветское пространство.

Не только демографическое, но и духовно-информационное, экономическое, экологическое давление испытывает Россия со стороны Китая. Экспансия конфуцианской цивилизации приводит к изменению этнического состава приграничного населения и социокультурной среды, усилению потока контрабанды, незаконных мигрантов, расхищению природных богатств, наносит урон экологии приграничных регионов.

Нельзя не признать, что угрозы духовно-информационного характера исходят не только от внешних сил, будь они на Западе или Востоке. Они исходят и от политической демагогии, популизма отдельных представителей региональных политических элит, оппозиции. Имеются в виду проявления шовинизма и национализма в их деятельности, неуважительного отношения к личности, нарушения прав и свобод гражданина. Это также находит отражение в коррупционных проявлениях, росте насилия и безработицы, правовом беспределе, что также не лучшим образом влияет на нравственнопсихологический климат населения приграничных регионов.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Следует учитывать, что подрыв национального сознания, самобытности коренных духовных ценностей, менталитета народов России, размывание социокультурной идентичности по последствиям могут равняться военному поражению и полной потере суверенитета. Ж. Равель в этой связи очень точно определил характер возникающих при этом национальных комплексов: «Самым унизительным видом поражения является культурное поражение. Это единственное поражение, которое нельзя забыть, потому что вину за него нельзя возложить на невезение или на варварство врага. Оно влечет за собой не только признание собственной слабости, но и унижение от необходимости спасать себя, учась у победителя, которому приходится подражать, одновременно ненавидя его» (цит. по: [Яскевич 2008, с. 115]) . Нечто подобное испытывают сегодня и россияне. Сложившаяся крайне неблагоприятная для страны ситуация в духовной сфере её пограничного пространства является результатом разрушения системы базовых ценностей общества, кризиса его национальной идентичности, запаздывания с ответом на вызовы глобализации, прежде всего ее информационной и культурной составляющих.

По мере того как Россия превращается в страну, все более активно участвующую в процессе глобализации, усиливается процесс десакрализации ценностей национальной культуры, быстрыми темпами возрастает число тех, кто считает себя «гражданином мира», превращается в «Иванов, не помнящих родства своего». Нет необходимости доказывать тот факт, что принятие подобных установок широкими массами, а именно к этому стремятся идеологи глобализации, чрезвычайно

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time Special Issue 'Space, Time, and Boundaries'

Elektronische wissenschaftliche Auflage Almabtrieb 'Raum und Zeit' Spezialausgabe 'Der Raum und die Zeit der Grenzen'

Кулаков А.В. О влиянии глобализационных процессов на пограничную безопасность Российской Федерации

опасно, ибо история не знает примеров того, чтобы нация, признавшая свое духовное поражение, сохранила бы свою территорию, язык и культуру. Во все времена именно дух нации, ее интеллект, общественное мнение и настроения масс формировали государственность, были той силой, которая помогала выстоять в годы суровых испытаний и в устройстве повседневной жизни. Потеря цели, утрата интереса к сложным духовным проблемам всегда приводили к деградации нации, отделению отдельных территорий, как правило периферийных, а в последующем и полному распаду государства.

Как уже отмечалось, особое место в нарастании угроз духовно-нравственному и интеллектуальному состоянию общества принадлежит информационному воздействию, которое связано с бурным развитием информационных технологий в глобализирующемся мире. Информационные ресурсы сегодня следует рассматривать как важнейший элемент выживания общества и, следовательно, обеспечения национальной безопасности страны в целом. Они все больше превращаются в «самостоятельный» инструмент агрессии, деструктивного духовного воздействия на население приграничных территорий в интересах определенных внешних и внутренних сил.

Уровень развития средств и технологий информационных воздействий позволяет скрытно, через государственные границы и на любые расстояния, манипулировать сознанием народов, формировать у масс определенные идеологические установки, настроения, ценностные ориентиры поведения и действий. Таким образом граждане лишаются свободы мышления, самостоятельности поведения, обостряется социально-политическая обстановка как в стране в целом, так и в ее регионах, особенно приграничных, находящихся в соприкосновении с сопредельными странами. В связи с удаленностью от Центра, а также наличием национально-государственных образований на их территории, эти регионы наиболее удобны для «подогрева» антигосударственных настроений, проявления сепаратистских устремлений.

Современные электронные системы обеспечивают массированный контроль за настроениями, поведением граждан, их политическими пристрастиями, что выражается в их отношениях к властям, партиям, лидерам, оппозиции. Такие данные накапливаются, систематизируются и хранятся в соответствующих электронных банках данных как государственных, так и общественных институтов. Следует учитывать, что информационные массивы институтов гражданского общества менее защищены от несанкционированного доступа. Один из видов информационных угроз связан со стремлением определенных оппозиционных сил, в том числе патронируемых из-за рубежа, иметь достоверную информацию о настроениях в обществе, установить свой контроль над средствами массовой информации в приграничных регионах и использовать влияние «четвертой власти» в политической борьбе за сосредоточение властных полномочий в руках заинтересованной элитной группировки. Не исключается манипулирование сознанием граждан в целях завоевания властвующих позиций, обеспечения решения своих узкогрупповых интересов, которые могут далеко не соответствовать интересам российской государственности и подрывать ее основы.

В условиях глобализации средства информации, коммуникации и культуры, с присущими им характерными способами воздействия на индивидуальное и общественное сознание, используются субъектами духовно-информационного воздействия для манипулирования чувствами, эмоциями и настроениями населения приграничья. Внешними силами и частью региональных элит предпринимаются попытки создания атмосферы бездуховности и безнравственности, негативного отношения к культурному наследию, манипулирования общественным сознанием и политической ориентацией социальных групп населения приграничных субъектов с целью создания обстановки политического напряжения и хаоса.

Современные информационные коммуникации, целенаправленное духовно-информационное воздействие стали сегодня реалиями, способными либо обеспечить стратегическую стабильность и развитие общества и государства в целом, либо разобщить и дестабилизировать общество, способствовать формированию ложных представлений, навязыванию опасных для него идей, направлений развития и, в конечном итоге, подчинению чужим интересам. Последнее обстоятельство может иметь особо тяжелые последствия применительно к территориям, непосредственно прилегающим к границам государств и испытывающим постоянное внешнее воздействие.

Таким образом, процессы глобализации отличаются от других социальных процессов тем, что они представляют угрозу национальному суверенитету и цивилизационной идентичности, нивелируют самобытность государств и народов, в первую очередь их культуру, традиции, менталитет и способы организации жизни и тем самым негативно воздействуют на духовное самочувствие не только жителей приграничных территорий, но и представителей силовых структур государства, прежде всего, сотрудников пограничных органов.

Связано это с тем, что государственные границы существуют как результат территориальной определенности и отграничения геосоциальных организмов [Семенов 2003, с. 28—35], а это предполагает выделение в них социальной группы, которая непосредственно осуществляет такое территориальное отграничение и обостренно осознает данную территориальную определенность и отграниченность, свою меру профессиональной и моральной ответственности за состояние безопасности государства в пограничной сфере. Говоря другими словами, в современных условиях эффективность решения задач обеспечения безопасности страны на государственной границе и на приграничных территориях во многом зависит от духовного состояния сотрудников пограничных органов, сердцевину которого составляет их патриотическое сознание.

Согласно подходу В.И. Городинского, патриотическое сознание по-граничников отличается от патриотического сознания других социальных групп тем, что оно предметно отражает национальные интересы именно в пограничной сфере. Специфика патриотического сознания российских пограничников выражается и в особенностях содержания его функций. Дифференцирующая функция способствует отграничению пограничников от представителей других стран и цивилизаций,

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time Special Issue 'Space, Time, and Boundaries'

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Elektronische wissenschaftliche Auflage Almabtrieb 'Raum und Zeit' Spezialausgabe 'Der Raum und die Zeit der Grenzen'

Кулаков А.В. О влиянии глобализационных процессов на пограничную безопасность Российской Федерации

выделяет их среди других групп общества, закрепляет их роль в обеспечении безопасности границ Отечества. Интегрирующая функция служит подчинению интересов пограничников интересам нации в целом, объединяет их с другими социальными группами российского общества и способствует корпоративной сплоченности, помогает налаживать взаимодействие в охране границы с представителями пограничных структур дружественных стран [Городинский 2005, с. 8].

Среди факторов, которые в настоящее время оказывают существенное воздействие на патриотическое сознание российских пограничников, особое место занимает глобализация, порождающая новые тенденции в его развитии и требующая поиска ценностных ориентиров, адекватных вызовам времени. Представляя часть российского социума, пограничники вовлечены в социокультурные процессы современности. Внедрение западными и отдельными отечественными СМИ в массовое и индивидуальное сознание российских граждан чуждых традиций, норм, идеалов и ценностей отрицательно сказывается на духовном облике и морально-психологическом состоянии сотрудников пограничных органов. Главную же угрозу духовному «здоровью» пограничников представляют целенаправленные попытки некоторых субъектов российской политической и культурной жизни ориентировать молодежь, в том числе на приграничных территориях, на западные и иные установки в понимании смысла жизни и отождествления себя с идеями и социокультурными образцами, не имеющими ничего общего с исторически укорененными в российском социуме духовными ориентирами служения Отечеству.

Важно учитывать, что в информационном противоборстве в современных условиях большое внимание уделяется подготовке и проведению подрывных информационных (информационно-психологических, психологических) операций, акций и мероприятий на приграничных территориях стран, которые рассматриваются лидерами и идеологами глобализации как геополитические оппоненты, потенциальные конкуренты за усиление роли и влияния в мире. Угрозы в области духовной жизни и информационной деятельности, прежде всего, связаны с информационно-психологическим воздействием на население приграничья (обработка общественного мнения, управление динамикой формирования менталитета, искажение индивидуального и общественного сознания). В частности, в духовно-информационной сфере российского пограничного пространства распространяются идеи и взгляды, дезинформирующие население приграничья и пограничников, способствующие снижению уровня их культуры и образования. Данная информация подрывает духовные ценности и идеалы, способствует формированию религиозно-экстремистских взглядов и настроений граждан, деморализуюет пограничников.

Нельзя исключать попыток манипулирования, которые могут использоваться деструктивными силами для оказания целенаправленного (выборочного) негативного информационного воздействия на сознание и деятельность пограничников и гражданского населения. При этом манипулирование, имея объектами российских пограничников, нацеливается на скрытое формирование (или изменение) их сознания и деятельности в ущерб национальным интересам России в пограничной сфере. Манипулируемые могут не осознавать, что их мировоззрение, идеалы, ценности, потребности и в целом образ мыслей во многом будут зависеть от интересов тех, кто ими манипулирует и стремится к господству над их духовным миром путем навязывания манипулятивной информации, содержащей идеи, взгляды, мнения, оценки, стереотипы, выгодные манипулятору [Марков 2002, с. 12].

Все это может негативно сказаться на духовно-нравственном состоянии сотрудника пограничных органов — носителя духовных традиций как российского социума, так и социальной группы, непосредственно обеспечивающей защиту и охрану государственной границы. Воздействие культурной глобализации во многом деформирует нравственные устои, приводит к тому, что нравственный выбор становится для военнослужащего проблемным, происходит понижение порога сопротивляемости негативным явлениям. Девальвируются смысложизненные для пограничников ценности, являющиеся ядром духовных традиций, такие как, воинская честь, совесть военнослужащего, воинский долг, героизм, справедливость, порядочность, честность, гордость за принадлежность к специальной службе — ФСБ России.

Негативное культурно-информационное влияние предполагает космополитизацию сознания российских пограничников, потерю ценностей национального государства и суверенитета, утрату понимания национальных интересов, вытеснение ценностей российского патриотического сознания стандартами и нормами единого планетарного сообщества силами, доминирующими в процессе глобализации и стремящимися сделать его контролируемым. Это влияние будет сопровождаться культивированием комплекса периферийности, подменой базовых духовных ценностей сиюминутными и конъюнктурными интересами. Как следствие, граница может превратиться в «проходной двор» и рассматриваться теми, кто ее охраняет, как источник наживы и дополнительного дохода «гражданского мира».

Отвечая на вызовы информационной и культурной глобализации, российская культура должна сохранить фундамент подлинности, установить баланс традиций и современности, обеспечить национальную идентичность. В Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации отмечается, что целью государственной политики в области культуры, искусства и массовых коммуникаций выступает формирование и реализация национальной идентичности, развитие культурного потенциала регионов России, обеспечивающего повышение конкурентоспособности, развитие творчества, инноваций и социального благополучия в обществе, формирование ориентации личности и социальных групп на ценности, обеспечивающие успешную модернизацию российского общества [Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации 2008].

Государственные информационные и культурные программы, осуществление которых направлено на создание позитивных социокультурных образов (установок, ценностей, стереотипов) и закрепление лучших традиций российского социума, по своей форме и содержанию, а также по методам и используемым информационно-культурным средствам, по

Электронное научное издание Альманах Пространство и Время. Т. 3. Вып. 1 • 2013 Специальный выпуск ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ ГРАНИЦ

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time Special Issue 'Space, Time, and Boundaries'

Elektronische wissenschaftliche Auflage Almabtrieb 'Raum und Zeit' Spezialausgabe 'Der Raum und die Zeit der Grenzen'

Кулаков А.В. О влиянии глобализационных процессов на пограничную безопасность Российской Федерации

мнению автора, должны ориентироваться на следующие приоритетные направления развития цивилизационной идентичности России в контексте современных процессов глобализации:

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

1. Выработка консолидирующих идей (возможно формирование национальной объединительной идеи) и проведение комплекса практических мероприятий, направленных на сохранение цивилизационной идентичности российского народа, недопущение стирания исторически сложившихся социокультурных кодов. Открытое провозглашение и активная пропаганда идеологии развития общества и государства, которая была бы понятной и приемлемой для большинства населения. Ее содержание (при значительном сокращении разрыва по уровню материального достатка между богатыми и бедными россиянами) могут составить следующие положения:

— наличие сильного, правового, демократического государства, обеспечивающего большинству своих граждан не только необходимый комплекс прав и обязанностей, но и социальное благополучие;

— доверие и уважение к государству, закону и праву, готовность к защите общенациональных интересов страны;

— сохранение и приумножение культурных и исторических традиций, всего того положительного, что было накоплено предшествующими поколениями;

— придание сакральности образам и символам Отечества, гордости за принадлежность к российской нации;

— культивирование проявлений добра и блага, толерантности, вежливости, чести, достоинства и совести, справедливости и равенства.

2. Создание условий для обеспечения свободы слова, творчества и развития культурного и духовного потенциала российской нации, сохранение и развитие русского языка как основы общения народов страны.

3. Непрерывное целенаправленное и планомерное формирование в общественном сознании российских граждан духовно-нравственных ценностей, морально-психологических установок и стереотипов, отражающих социальный характер государства, национально-специфические особенности менталитета российского народа.

4. Сохранение и развитие многонационального культурного наследия, популяризация и пропаганда исторических культурных традиций российского социума, отдельных этнических (национальных) групп как фундаментальных основ российской духовности, патриотизма и государственности.

5. Информационная защита российской духовной сферы общественной жизни: науки, информации, морали, искусства, религии и т.п., противодействие распространению на территории страны чуждых социокультурных стандартов и ценностей.

6. Информационное противодействие попыткам закрепления за Россией комплекса вины, а у россиян чувства национального унижения и ответственности за негативные представления (стереотипы) об истории государства и советское прошлое страны. Пресечение попыток переписывания истории с целью оправдания территориальных претензий к нашей стране и ограничения исторически сложившихся зон ее геополитического и цивилизационного влияния.

7. Законодательная защита страны от миграционно-демографической и культурно-религиозной экспансии извне, проведение адекватной политики в области гражданства, отграничивающей мигрантов, культурно и этнически чуждых России, и репатриантов — русское и русскоязычное население республик СНГ, воспринимающее российскую культуру, нормы и правила гражданского поведения.

8. Обеспечение единого культурного и информационного пространства российской нации.

9. Интеграция в мировой культурный процесс и информационное пространство с учетом национальной идентичности, опорой на культурные традиции российского социума.

В указанной Концепции определяются приоритетные задачи государственной политики в области культуры, искусства и массовых коммуникаций: повышение социальной и территориальной доступности качественных благ и услуг отечественной системы государственного образования; повышение качества и доступности услуг в сфере культуры, обеспечение сохранности историко-культурного наследия; сохранение и активное включение культурного наследия в гражданский оборот; содействие развитию творческих индустрий; обеспечение динамического развития сферы культуры за счет развития механизмов партнерства [Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации 2008].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

При этом практические аспекты реализации государственной политики в сфере культуры, искусства и массовых коммуникаций применительно к приграничным территориям должны включать:

— поддержку традиционных религиозных конфессий и культур коренных народов России, населяющих приграничье;

— сохранение и приумножение духовных ценностей, культурно-национального своеобразия, развитие творчества

и самодеятельности народов приграничных регионов;

— активный поиск методов совершенствования работы с населением российского приграничья по формированию у

Электронное научное издание Альманах Пространство и Время. Т. 3. Вып. 1 • 2013 Специальный выпуск ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ ГРАНИЦ

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time Special Issue 'Space, Time, and Boundaries'

Elektronische wissenschaftliche Auflage Almabtrieb 'Raum und Zeit' Spezialausgabe 'Der Raum und die Zeit der Grenzen'

Кулаков А.В. О влиянии глобализационных процессов на пограничную безопасность Российской Федерации

него патриотического сознания, ориентации на социокультурные ценности российского социума;

— информирование населения приграничья, в том числе посредством Интернета, о целях и задачах реализации региональной пограничной политики;

— недопущение распространения на приграничных территориях идеологических и культурно-регилиозных воззрений, подрывающих устои жизни общества и государства, несущих потенциал конфликтности;

— предотвращение в приграничных регионах попыток духовно-информационного давления со стороны сопредельных стран, представляющих иные цивилизации либо ориентирующихся на чуждые национальной культуре стандарты и ценности;

— создание в приграничных регионах современной информационной инфраструктуры, улучшение качества образования и информированности населения;

— доведение до жителей приграничных территорий через региональные и местные СМИ информации, способствующей общественному признанию оперативно-служебной деятельности пограничных органов по защите и охране государственной границы;

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

— регулирование потоков внешней миграции в приграничные регионы страны с учетом ее этнокультурной составляющей;

— разработку специальной правительственной программы, предусматривающей поощрение миграции патриотически настроенного населения в малозаселенные приграничные регионы;

— пресечение слухов, паники и других негативных морально-психологических и эмоционально-психических проявлений, а также координацию и контроль деятельности средств массовой информации по освещению происходящих событий в приграничных районах, где проводятся контртеррористические операции;

— проведение согласованной культурно-информационной политики с приграничными регионами СНГ;

— поддержание этнокультурных связей с приграничными территориями сопредельных государств;

— защиту прав иностранных граждан, проживающих в приграничных регионах сопредельных стран, этнически и культурно идентифицирующих себя с Россией.

Новые процессы, происходящие на государственной границе в условиях глобализации, вызывают необходимость усиления нравственной и правовой составляющих патриотического сознания сотрудников пограничных органов, выработки новых, отвечающих вызовам времени ценностных ориентиров этого сознания.

В современных условиях крайне необходимо, чтобы профессиональная деятельность сотрудников пограничных органов мотивировалась высокими целями защиты своего Отечества, обеспечения безопасности в пограничной сфере. Отсюда, в духовном мире пограничника, как вооруженного защитника Отечества, приоритетными должны быть общественно-государственные интересы и ценности. При этом каждый сотрудник пограничных органов должен самоиденти-фицировать себя не только как гражданина, представителя именно российского социума, но и как сотрудника специальной службы, осознающего трансграничные угрозы, порождаемые глобальными процессами, обеспечивающего защиту национальных интересов на государственной границе и на приграничных территориях соответствующими приемами и способами оперативно-служебных действий.

В этой связи противодействие негативному духовно-информационному воздействию деструктивных сил представляет собой систему согласованных и взаимосвязанных информационных, организационно-правовых, оперативных и других мероприятий, проводимых в пограничных органах в целях предупреждения, нейтрализации или значительного ослабления влияния на сознание и деятельность пограничников негативной информации, распространяемой спецслужбами и организациями как сопредельных, так и иных государств или другими деструктивными силами. Просматриваются следующие основные направления противодействия негативному духовно-информационному воздействию на сотрудников пограничных органов в условиях глобализирующегося мира:

— информирование пограничников о глобализационных процессах современности, их возможном негативном влиянии на информационно-культурную среду приграничных территорий;

— разъяснение пограничникам истинных целей, задач, методов, форм, приемов, содержания, возможностей технических средств подрывной духовно-информационной деятельности спецслужб сопредельных и иных государств, а также деструктивных сил в пограничном пространстве страны, формирование у них установок по критическому восприятию негативной информации;

— анализ духовно-информационных потребностей и интересов пограничников, оценка степени уязвимости (подверженности) пограничных органов влиянию информации негативной направленности;

— внедрение в систему образования и воспитания пограничников традиционных общенациональных российских

Электронное научное издание Альманах Пространство и Время. Т. 3. Вып. 1 • 2013 Специальный выпуск ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ ГРАНИЦ

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time Special Issue 'Space, Time, and Boundaries'

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Elektronische wissenschaftliche Auflage Almabtrieb 'Raum und Zeit' Spezialausgabe 'Der Raum und die Zeit der Grenzen'

Кулаков А.В. О влиянии глобализационных процессов на пограничную безопасность Российской Федерации

духовных ценностей, идеалов, базирующихся на их основе идей и теорий, программ и лозунгов, а также их пропаганда и агитация среди сотрудников пограничных органов;

— ознакомление сотрудников пограничных органов и членов их семей с материалами СМИ патриотической направленности, литературными произведениями и кинофильмами;

— создание в ведомственных средствах массовой информации рубрик и подготовка постоянных публикаций, освещающих проблемы формирования патриотического сознания пограничников, противодействия негативному духовно-информационному воздействию;

— определение источников негативного воздействия на пограничников и жителей приграничья, принятие правовых, организационных, финансово-экономических, технических и других мер для их нейтрализации;

— осуществление конкретных (адресных) мер по защите пограничников от негативного духовно-информационного и морально-психологического воздействия;

— организация информационно-психологического воздействия на спецслужбы и пограничные структуры недружественных сопредельных государств, незаконные вооруженные формирования, трансграничные террористические, националистические, сепаратистские, религиозно-экстремистские и другие деструктивные силы;

— учет в пограничной деятельности цивилизационных императивов, обычаев и традиций населения, проживающего на приграничных территориях как России, так и сопредельных стран.

Таким образом, информационная и культурная глобализация не только способствует социокультурному сближению приграничных территорий России и сопредельных стран, но и порождает целый спектр угроз безопасности, проявляющихся в духовно-информационной сфере пограничного пространства.

* * *

Подведем некоторые итоги.

Феномен глобализации выходит за чисто экономические рамки, в которых ее склонны трактовать большинство исследователей этой темы, и охватывает практически все сферы общественной деятельности, включая политику, идеологию, культуру, образ жизни, а также сами условия существования человечества.

Предпосылками процессов глобализации явились: информационная революция, обеспечившая техническую базу для создания глобальных информационных сетей, интернационализация капитала и ожесточение конкурентной борьбы на мировых рынках, дефицит природных ресурсов и обострение борьбы за контроль над ними, демографический взрыв, а также усиление техногенной нагрузки на природу и распространение оружия массового уничтожения, увеличивающее риск всеобщей катастрофы. Все это свидетельствует о том, что глобализацию необходимо рассматривать в нескольких взаимосвязанных аспектах, охватывающих ее основное содержание. Глобализация как многомерный процесс оказывает всестороннее влияние на безопасность Российского государства в пограничной сфере, обусловливает целый комплекс соответствующих вызовов и угроз.

Политическая глобализация во многом подпитывается идеями глобализма, то есть конгламератом воззрений, сводящихся в целом к подчеркиванию роли и значения глобальных начал в жизни современного человечества и видящих в них исключительно или почти исключительно позитивное содержание. Пограничная безопасность, прежде всего, испытывает воздействие политической глобализации, обусловливающей следующие угрозы в пограничной сфере: ограничивается суверенитет и повышается открытость государственной границы; провоцируются действия сепаратистских сил; активизируется деятельность спецслужб иностранных государств, международных террористических и экстремистских организаций по сбору информации и дестабилизации обстановки на приграничных территориях.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Экономическая глобализация представляет собой совокупность процессов глобализации рынка (капитала, трудовых ресурсов, товаров и услуг) и глобализации экономических форм, под которыми понимается укрепление организационных структур экономики вплоть до создания глобальных сверхкомпаний, которые посредством экономического доминирования способны ослабить роль национальных государств. Угрозы безопасности страны в пограничной сфере, обусловливаемые влиянием экономической безопасности, связаны не только с ухудшением социально-экономического положения и сохраняющейся неравномерностью развития приграничных регионов, но и с нарастанием внешнего экономического давления на приграничные российские территории.

Информационная глобализация в настоящее время является наиболее показательным из всемирных интеграционных процессов и включает в себя: развитие коммуникационных возможностей и использование космического пространства для передачи информации, появление и быстрый рост глобальных информационных сетей, компьютеризацию многих процессов жизнедеятельности человека. Информационная глобализация не только несет с собой технологические возможности и преимущества, но и создает реальные и потенциальные угрозы безопасности страны в пограничной сфере, связанные с многообразием участников внутреннего информационного рынка, в том числе в приграничных субъектах, сохраняющейся зависимостью государственных и общественных институтов страны от зарубежной техники и информационных структур, а также возможностями получения и распространения в сети Интернет любой информации, что ис-

Электронное научное издание Альманах Пространство и Время. Т. 3. Вып. 1 • 2013 Специальный выпуск ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ ГРАНИЦ

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time Special Issue 'Space, Time, and Boundaries'

Elektronische wissenschaftliche Auflage Almabtrieb 'Raum und Zeit' Spezialausgabe 'Der Raum und die Zeit der Grenzen'

Кулаков А.В. О влиянии глобализационных процессов на пограничную безопасность Российской Федерации

пользуется не только иностранными спецслужбами, но и международными террористическими организациями.

Культурная глобализация представляет собой процесс интеграции национальных (этнических) культур в единую мировую культуру на основе развития современных средств коммуникаций. Переход к постиндустриальной экономике, развитие информационных технологий порождают информационные потоки, не признающие государственных границ. Распространение инновационных технологий, свободное движение информации способствуют культурному обмену, сближению народов, универсализация гуманитарных ценностей, практики. В то же время происходит внедрение в массовое и индивидуальное сознание граждан страны, прежде всего жителей приграничья, зарубежными и отдельными отечественными СМИ чуждых духовной культуре и традициям российского социума норм, идеалов, ценностей, образцов поведения, что не лучшим образом сказывается на духовном облике и морально-психологическом состоянии сотрудников пограничных органов.

Проведенное исследование позволяет утверждать, что геополитический статус России в мировом сообществе будет определяться не только модернизацией экономики, социальной сферы, государственного управления, но и стратегией национальной безопасности, теми задачами и мерами, которые в этой связи предстоит определить и реализовать в контексте нового расклада сил в мировой политике и проявляющихся факторов глобального влияния. В условиях глобальной нестабильности, связанной с последствиями мирового экономического кризиса и усиливающейся борьбы за природные ресурсы, особое значение приобретает защита интересов страны на государственной границе и на приграничных территориях.

В настоящее время угрозы безопасности Российской Федерации, обусловленные глобализацией, носят преимущественно невоенный, латентный характер и оказывают все более негативное влияние на внутриполитическую обстановку, экономику, социальную сферу и развитие криминогенной ситуации в приграничных субъектах. И от того, насколько удастся выявить и нейтрализовать угрозы, исходящие от отдельных глобализационных процессов, во многом будет зависеть обеспечение пограничной безопасности страны.

ЛИТЕРАТУРА / REFERENCES

1. О государственной границе Российской Федерации: Федеральный закон Российской Федерации № 148 от 29 ноября 1996 года в ред. Федеральных законов от 05.08.2000 N 118-ФЗ (ред. 24.03.2001) // Гарант. Информационно-правовой портал. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://base.garant.ru/10103372/

2. Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года. Утверждена распоряжением Правительства Российской Федерации от 17 ноября 2008 г. № 1662-р. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.ifap.ru/ofdocs/rus/rus006.pdf

3. Концепция национальной безопасности // Собрание законодательства Российской Федерации. 2000. № 2. Ст. 170.

4. Концепция формирования системы обеспечения интересов Российской Федерации в пограничной сфере: Утверждена решением Государственной пограничной комиссии от 28 января 2005 года. Протокол № 1. Доступ из информационно-правовой базы «КонсультантПлюс», 2005.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

5. Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года // Российская газета. 2009. № 4912 (88).

6. Бабурин С.Н. Реальность и существующий порядок // Независимая газета. 1999. 25 февраля.

7. Бауман З. Текучая современность. СПб.: Питер, 2008.

8. Бек У. Общество риска: На пути к другому модерну. М.: Прогресс-Традиция, 2000.

9. Белоклокова М., Чуйков А. Среди чеченских спонсоров олигархи не значатся // Известия. 2002. 25 января.

10. Бенедикт Р. Хризантема и меч: модели японской культуры. М.: Российская политическая энциклопедия, 2004.

11. Большой энциклопедический словарь. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Большая Российская энциклопедия, 1998.

12. Бондаренко И.Н. Миграционная служба в борьбе с незаконной миграцией // Влияние миграционных процессов на региональную безопасность: Сборник научных трудов. М.: ВНИИ МВД России, 2004.

13. Бочарников И.В. Противодействие сепаратизму: теоретикополитический анализ. Автореф. дис. ... докт. полит. наук М: ПА ФСБ РФ, 2009.

1. O gosudarstvennoi granitse Rossiiskoi Federatsii: Federal'nyi zakon Rossiiskoi Federatsii N 148 ot 29 noyabrya 1996 goda v red. Federal'nykh zakonov ot 05.08.2000 N 118-FZ (red. 24.03.2001). On: Garant. Informatsionno-pravovoi portal. URL: http://base.garant.ru/10103372/

2. Kontseptsiya dolgosrochnogo sotsial'no-ekonomicheskogo razvitiya Rossiiskoi Federatsii na period do 2020 goda. Utverzhdena rasporyazheniem Pravitel'stva Rossiiskoi Federatsii ot 17 noyabrya 2008 g. № 1662-r. URL: http://www.ifap.ru/ ofdocs/rus/rus006.pdf

3. Kontseptsiya natsional'noi bezopasnosti. In: Sobranie

zakonodatel'-stva Rossiiskoi Federatsii. 2000. N 2. St. 170.

4. Kontseptsiya formirovaniya sistemy obespecheniya interesov

Rossiiskoi Federatsii v pogranichnoi sfere: Utverzhdena

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

resheniem Gosudarstvennoi pogranichnoi komissii ot 28 yanvarya 2005 goda. Protokol № 1. Dostup iz informatsionno-pravovoi bazy «Konsul'tantPlyus», 2005.

5. Strategiya natsional'noi bezopasnosti Rossiiskoi Federatsii do 2020 goda. Rossiiskaya gazeta. 2009. № 4912 (88).

6. Baburin S.N. (1999). Real'nost' i sushchestvuyushchii poryadok. Nezavisimaya gazeta. 25 fevralya.

7. Bauman Z. (2008). Tekuchaya sovremennost'. Piter, S-Peterburg.

8. Bek U. (2000). Obshchestvo riska: Na puti k drugomu modernu. Progress-Traditsiya, Moskva.

9. Beloklokova M., Chuikov A. (2002). Sredi chechenskikh sponsorov oligarkhi ne znachatsya. Izvestiya. 25 yanvarya.

10. Benedikt R. (2004). Khrizantema i mech: modeli yaponskoi kul'tury. Rossiiskaya politicheskaya entsiklopediya, Moskva.

11. Bol'shoi entsiklopedicheskii slovar'. 2-e izd., pererab. i dop. Bol'shaya Rossiiskaya entsiklopediya, Moskva. 1998.

12. Bondarenko I.N. (2004). Migratsionnaya sluzhba v bor'be s nezakonnoi migratsiei. In: Vliyanie migratsionnykh protsessov na regional'nuyu bezopasnost': Sbornik nauchnykh trudov. VNII MVD Rossii, Moskva. 2004.

13. Bocharnikov I.V. (2009). Protivodeistvie separatizmu: teoretiko-politicheskii analiz. Avtoref. dis. ... dokt. polit. nauk. PA FSB RF, Moskva.

Кулаков А.В. О влиянии глобализационных процессов на пограничную безопасность Российской Федерации

14. Волков Н.В. Экстремизм как крайняя форма сепаратизма: проблема определения социально-правовой сущности феномена // История государства и права. 2006. № 9. С. 4—6.

15. Глуховский И.Г. Международная политико-экономическая интеграция и ее влияние на безопасность Российской Федерации. M.: АФПС, 2002.

16. Голубев С.В. Глобализация и государственность // Глобализация: плюсы и минусы для стран СНГ, региональных и муниципальных образований: Материалы конференции. Голицыно, 2004.

17. Городинский В.И. Патриотическое сознание российских пограничников в условиях глобализации (социально-философский анализ): Автореф. дис. ... канд. филос.наук. М.: ПА ФСБ РФ, 2005.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

18. Гринин Л.Е. Национальный суверенитет и процессы глобализации // Полис. 2008. № 1. С. 123—133.

19. Замятин Д.Н. Пространство как образ и трансакция: к становлению геоэкономики // Полис. 2007. № 1. С. 168—183.

20. Зегберс К. Сшивая лоскутное одеяло. (Шансы и риски глобализации в России) // Pro et Contra: Проблемы глобализации. 1999. Т. 4. № 4. (Осень). С. 65—76.

21. Иванов В. Глобальный спрут: ООН должна квалифицировать наркопроизводство в Афганистане как угрозу миру и международной безопасности // Известия. 2010. 2 декабря.

22. Игнатенко А. Убийственная благотворительность // Отечественные записки. 2006. № 4 (31). [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.strana-oz.rU/2006/4

23. Иззатдуст Э. Организованная преступность как криминологоэкономическая категория // Финансы, экономика, безопасность. 2006. № 12. С. 28—31.

24. Иллюк А.А. О необходимости исследования преступности незаконных мигрантов в условиях начала нового тысячелетия // Миграционное право. 2006. № 2. С. 29—32.

25. Кафтан В.В. Современный терроризм: сущность, содержание, ос-новные направления противодействия. М.: ВУ МО РФ, 2007.

26. Кирюшин А.В., Плотников С.В. Правовые аспекты обеспечения экономической безопасности Российской Федерации // История государства и права. 2006. № 9. С. 6—8.

27. Кистанов В.В., Копылов Н.В. Региональная экономика России: Учебник. М.: Финансы и статистика, 2009.

28. Клин Б. Либерализм «греховен и опасен» // Известия. 2009. 12 октября.

29. Кокуш А.В. Информационный фактор урегулирования внутреннего вооруженного конфликта (социально-философский анализ): Автореф. дис. ... канд. филос. наук. М.: ВУ МО РФ, 2005.

30. Красиков С.А. Глобализация: политические риски открытости // Полис. 2008. № 2. С. 162—170.

31. Кристалинский Л.Б. Экстремизм и терроризм как особо опасные политические явления и особенности их проявления в пограничной сфере: лекция. М.: ПА ФСБ РФ, 2007.

32. Кулаков А.В. Глобализация как многомерный процесс: Монография. М.: Национальный институт бизнеса, 2009.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

33. Кэмерон Ф. (Fraser Cameron). Россия в тупике ("The New York Times", США) // Электронное периодическое издание «Интернет-проект «ИноСМИЛи». 11/02/2010. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.inosmi.ru/politic/20100211/158115469.html

34. Макеев А.В. Политология: учебник. М.: АФСБ РФ, 2009.

35. Малахов В. Культурный плюрализм versus мультикультурализм. // Логос. 2000. № 5—6 (26). C. 4—8.

36. Малахов В.С., Тишков В.А. Мультикультурализм и трансформация постсоветских обществ. М.: Институт этнологии и антропологии РАН, 2002

37. Марков С.В. Информационная безопасность военнослужащих По-граничной службы Российской Федерации и меры по ее обеспече-нию (социально-философский анализ). Автореф. дис . канд. филос. наук. М.: АФПС РФ, 2002.

38. Международный терроризм: борьба за геополитическое пространство: Монография. М.: Изд-во РАГС, 2005.

14. Volkov N.V. (2QQ6). Ekstremizm kak krainyaya forma separatizma: pro-blema opredeleniya sotsial'no-pravovoi sushchnosti fenomena. Istoriya gosudarstva i prava. N 9. Pp. 4—б.

15. Glukhovskii I.G. (2QQ2). Mezhdunarodnaya politiko-ekonomicheskaya integratsiya i ee vliyanie na bezopasnost' Rossiiskoi Federatsii. AFPS, Moskva.

16. Golubev S.V. (2QQ4). Globalizatsiya i gosudarstvennost'. In: Globalizatsiya: plyusy i minusy dlya stran SNG, regional'nykh i munitsipal'nykh obrazovanii: Materialy konferentsii. Golitsyno.

17. Gorodinskii V.I. (2QQ5). Patrioticheskoe soznanie rossiiskikh pogranichnikov v usloviyakh globalizatsii (sotsial'no-filosofskii analiz): Avtoref. dis. ... kand. filos.nauk. PA FSB RF, Moskva.

18. Grinin L.E. (2QQ8). Natsional'nyi suverenitet i protsessy globalizatsii. Polis. N 1. Pp. 123—133.

19. Zamyatin D.N. (2QQ7). Prostranstvo kak obraz i transaktsiya: k stanovleniyu geoekonomiki. Polis. N 1. Pp. 1б8—183.

2Q. Zegbers K. (1999). Sshivaya loskutnoe odeyalo... (Shansy i riski globalizatsii v Rossii). In: Pro et Contra: Problemy globalizatsii. T. 4. N 4 (Osen'). Pp. б5—7б.

21. Ivanov V. (2Q1Q). Global'nyi sprut: OON dolzhna kvalifitsirovat' narkoproizvodstvo v Afganistane kak ugrozu miru i mezhdunarodnoi bezopasnosti. Izvestiya. 2 dekabrya.

22. Ignatenko A. (2QQ6). Ubiistvennaya blagotvoritel'nost'. Otechestvennye zapiski. N 4 (31). URL: http://www.strana-oz.ru/2006/4

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

23. Izzatdust E. (2QQ6). Organizovannaya prestupnost' kak kriminologo-ekonomicheskaya kategoriya. Finansy, ekonomika, bezopasnost'. N 12. Pp. 28—31.

24. Illyuk A.A. (2QQ6). O neobkhodimosti issledovaniya prestupnosti nezakonnykh migrantov v usloviyakh nachala novogo tysyacheletiya. Migratsionnoe pravo. N 2. Pp. 29—32.

25. Kaftan V.V. (2QQ7). Sovremennyi terrorizm: sushchnost', soderzha-nie, osnovnye napravleniya protivodeistviya. VU MO RF, Moskva.

26. Kiryushin A.V., Plotnikov S.V. (2QQ6). Pravovye aspekty obespecheniya ekonomicheskoi bezopasnosti Rossiiskoi Federatsii. Istoriya gosudarstva i prava. N 9. Pp. 6—8.

27. Kistanov V.V., Kopylov N.V. (2QQ9). Regional'naya ekonomika Rossii: Uchebnik. Finansy i statistika, Moskva.

28. Klin B. (2QQ9). Liberalizm «grekhoven i opasen». Izvestiya. 12 oktyabrya.

29. Kokush A.V. (2QQ5). Informatsionnyi faktor uregulirovaniya vnutren-nego vooruzhennogo konflikta (sotsial'no-filosofskii analiz): Avtoref. dis. ... kand. filos. nauk. VU MO RF, Moskva.

3Q. Krasikov S.A. (2QQ8). Globalizatsiya: politicheskie riski

otkrytosti. Polis. N 2. Pp. 162—17Q.

31. Kristalinskii L.B. (2QQ7). Ekstremizm i terrorizm kak osobo opasnye politicheskie yavleniya i osobennosti ikh proyavleniya v pogranichnoi sfere: Lektsiya. PA FSB RF, Moskva.

32. Kulakov A.V. (2QQ9). Globalizatsiya kak mnogomernyi protsess: Monografiya. Natsional'nyi institut biznesa, Moskva.

33. Kemeron F. (Fraser Cameron). (2Q1Q). Rossiya v tupike ("The New York Times", SShA). Elektronnoe periodicheskoe izdanie «Internet-proekt «InoSMI.RU». 11/Q2/2Q1Q. URL: http://www.inosmi.ru/politic/2Q1QQ211/158115469.html

34. Makeev A.V. (2QQ9). Politologiya: uchebnik. AFSB RF, Moskva.

35. Malakhov V. (2QQQ). Kul'turnyi plyuralizm versus mul'tikul'tu-ralizm. Logos. N 5—6 (26). Pp. 4—8.

36. Malakhov V.S., Tishkov V.A. (2QQ2). Mul'tikul'turalizm i transforma-tsiya postsovetskikh obshchestv. Institut etnologii i antropologii RAN, Moskva.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

37. Markov S.V. (2QQ2). Informatsionnaya bezopasnost' voennoslu-zhashchikh Po-granichnoi sluzhby Rossiiskoi Federatsii i mery po ee obespeche-niyu (sotsial'no-filosofskii analiz). Avtoref. dis ... kand. filos. nauk. AFPS RF, Moskva.

38. Mezhdunarodnyi terrorizm: bor'ba za geopoliticheskoe

prostranstvo: Monografiya. Izd-vo RAGS, Moskva. 2QQ5.

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time Special Issue 'Space, Time, and Boundaries’

Elektronische wissenschaftliche Auflage Almabtrieb 'Raum und Zeit' Spezialausgabe 'Per Raum und die Zeit der Grenzen'

Кулаков А.В. О влиянии глобализационных процессов на пограничную безопасность Российской Федерации

39. Меринов С. Готовят линию раскола. В Америке зреют планы раз-рушения территориальной целостности России // Российская газета. 2008. 12 сентября.

40. Михеев В. Логика глобализации и интересы России // Pro et Contra: Проблемы глобализации. 1999. Т. 4. № 4 (осень). С. 49 - 64.

41. Национальная безопасность: информационная составляющая / Калачев Б.Ф., Коваленко Б.В., Коваленко Ю.И. и др. / Под ред. С.А. Модестова. Монография. М., 2000.

42. Основы пограничной политики России. М.: Граница, 1996.

43. Пантин В.И. Политическая и цивилизационная самоидентификация современного российского общества в условиях глобализации // Полис. 2008. № 3. С. 29—39.

44. Победенный М.Г. Пограничная поли-тика Российской Федерации и особенности ее реализации в Калининградском регионе. Автореф. дис. ... канд. полит. наук. М.: ПА ФСБ РФ, 2008.

45. Пограничная политика Российской Федерации / Под общ. ред. А.М. Касьянова. М.: Граница, 1998.

46. Пограничная политика: учебное пособие / Под ред. В.А. Дмит-ри-ева. М.: ПА ФСБ РФ, 2010.

47. Пограничный словарь. М.: Граница, 2006.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

48. Понятийно-категориальный аппарат теории пограничной безопасности // Вестник границы России. 1996. № 5. С. 10—14.

49. Региональная экономика: Учебник / Под ред. Т.Г. Морозовой. 4-е изд., перераб. и доп. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2009.

50. Робертсон Р., Хондкер Х. Дискурсы глобализации: Предварительные размышления // Социальные и гуманитарные науки. Серия 11. Социология: РЖ РАН. ИНИОН. М., 2000. №1.

51. Родионов М.А. Социально-политическая безопасность России: учебное пособие. М.: Изд-во РАГС, 2009.

52. Саклаков П.Н. Административно-правовые режимы, используемые в интересах защиты и охраны государственной границы Российской Федерации. М.: АФПС РФ, 2000.

53. Семенов Ю.И. Философия истории. М.: Современные тетради, 2003.

54. Снесарев А.Е. Введение в военную географию. Письмо из Индии и Средней Азии. М.: Центриздат, 2006.

55. Соболев О.Н. Политические процессы в Калининградском регионе и их влияние на обеспечение национальной безопасности России. Автореф. дисс. ... канд. полит. наук. М.: РАГС, 2007.

56. Соболев О.Н., Губченко А.В. Калининградский регион и национальная безопасность России. М.: Вузовская книга, 2007.

57. Старчак М.В. Шанхайская Организация Сотрудничества в обеспечении безопасности в Центральной Азии // Безопасность Евразии. 2006. № 4. С. 475—487.

58. Тынянова О.Н. К вопросу о теоретических основах пограничной безопасности // Погранология. Материалы постоянно действующего межведомственного научного семинара. № 2. М.: ПА ФСБ РФ. 2010.

59. Тягунов Ю. Угрозы в пограничной сфере: анализ, прогноз, противодействия // Вестник границы России. 2010. № 3. C. 3—11

60. Федеральные округа России. Региональная экономика: учебное пособие / Под ред. В.Г. Глушковой и Ю.А. Семигина. М.: КНО-РУС, 2009.

61. ФМС подсчитала число иностранцев, которые живут и работают в России: их около 10,3 млн. // NEWSru.com: Новости экономики. 2012. 28 декабря. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://newsru.com/finance/28dec2012/fms.html

62. Худолеев В. Солдат на границе не будет // Красная Звезда. 2010. 25 февраля.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

63. Цапенко И.П. Управление миграцией: опыт развитых стран. М.: ИМЭМО РАН, Academia, 2009.

64. Цориева Е.С. Криминологические проблемы, связанные с вынужденной миграцией населения: По материалам Республики Северная Осетия-Алания: Автореферат дисс. ... канд. юр. наук. М.: Московская государственная юридическая академия, 2003.

65. Шахов М.Н. Теоретические проблемы современного терроризма. М.: ИБПИТ, 2003.

39. Merinov S. (2QQ8). Gotovyat liniyu raskola. V Amerike zreyut plany razrusheniya territorial'noi tselostnosti Rossii. Rossiiskaya gazeta. 12 sentyabrya.

4Q. Mikheev V. (1999). Logika globalizatsii i interesy Rossii. In: Pro et Contra: Problemy globalizatsii. T. 4. N 4 (osen'). Pp. 49 - б4.

41. Natsional'naya bezopasnost': informatsionnaya sostavlyayushchaya. Kalachev B.F., Kovalenko B.V., Kovalenko Yu.I. i dr. Pod red. S.A. Modestova. Monografiya. Moskva, 2QQQ.

42. Osnovy pogranichnoi politiki Rossii. Granitsa, Moskva. 1996.

43. Pantin V.I. (2QQ8). Politicheskaya i tsivilizatsionnaya samoidentifika-tsiya sovremennogo rossiiskogo obshchestva v usloviyakh globalizatsii. Polis. N 3. Pp. 29—39.

44. Pobedennyi M.G. (2QQ8). Pogranichnaya politika Rossiiskoi Federatsii i osobennosti ee realizatsii v Kaliningradskom regione. Avtoref. dis. ... kand. polit. nauk. PA FSB RF, Moskva.

45. Pogranichnaya politika Rossiiskoi Federatsii. Pod obshch. red. A.M. Kas'yanova. Granitsa, Moskva. 1998.

46. Pogranichnaya politika: uchebnoe posobie. Pod red. V.A.

Dmitrieva. PA FSB RF, Moskva. 2Q1Q.

47. Pogranichnyi slovar'. Granitsa, Moskva, 2QQ6.

48. Ponyatiino-kategorial'nyi apparat teorii pogranichnoi bezopasnosti. In: Vestnik granitsy Rossii. 1996. N 5. Pp. 1Q—14.

49. Regional'naya ekonomika: Uchebnik. Pod red. T.G. Morozovoi. 4-e izd., pererab. i dop. YuNITI-DANA, Moskva.2QQ9.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

5Q. Robertson R., Khondker Kh. (2QQQ). Diskursy globalizatsii: Predvaritel'nye razmyshleniya. In: Sotsial'nye i gumanitarnye nauki. Seriya 11. Sotsiologiya: RZh RAN. INION. Moskva, 2QQQ. N 1.

51. Rodionov M.A. (2QQ9). Sotsial'no-politicheskaya bezopasnost' Rossii: uchebnoe posobie. Izd-vo RAGS, Moskva.

52. Saklakov P.N. (2QQQ). Administrativno-pravovye rezhimy, ispol'zuemye v interesakh zashchity i okhrany gosudarstvennoi granitsy Rossiiskoi Federatsii. AFPS RF, Moskva.

53. Semenov Yu.I. (2QQ3). Filosofiya istorii. Sovremennye tetradi, Moskva.

54. Snesarev A.E. (2QQ6). Vvedenie v voennuyu geografiyu. Pis'mo iz Indii i Srednei Azii. Tsentrizdat, Moskva.

55. Sobolev O.N. (2QQ7). Politicheskie protsessy v Kaliningradskom regione i ikh vliyanie na obespechenie natsional'noi bezopasnosti Rossii. Avtoref. dis. ... kand. polit. nauk. RAGS, Moskva.

56. Sobolev O.N., Gubchenko A.V. (2QQ7). Kaliningradskii region i natsional'naya bezopasnost' Rossii. Vuzovskaya kniga, Moskva.

57. Starchak M.V. (2QQ6). Shankhaiskaya Organizatsiya Sotrudnichestva v obespechenii bezopasnosti v Tsentral'noi Azii. Bezopasnost' Evrazii. N 4. Pp. 475—487.

58. Tynyanova O.N. (2Q1Q). K voprosu o teoreticheskikh osnovakh

pogranichnoi bezopasnosti. In: Pogranologiya. Materialy

postoyanno deistvuyu-shchego mezhvedomstvennogo nauchnogo seminara. N 2. PA FSB RF. Moskva.

59. Tyagunov Yu. (2Q1Q). Ugrozy v pogranichnoi sfere: analiz, prognoz, protivodeistviya. Vestnik granitsy Rossii. N 3. Pp. 3—11.

6Q. Federal'nye okruga Rossii. Regional'naya ekonomika: uchebnoe posobie. Pod red. V.G. Glushkovoi i Yu.A. Semigina. KNORUS, Moskva. 2QQ9.

61. FMS podschitala chislo inostrantsev, kotorye zhivut i rabotayut v

Rossii: ikh okolo 1Q,3 mln. On: NEWSru.com: Novosti

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ekonomiki. 2Q12. 28 dekabrya. URL:

http://newsru.com/finance/28dec2Q12/fms.html

62. Khudoleev V. (2Q1Q). Soldat na granitse ne budet. Krasnaya Zvezda. 25 fevralya.

63. Tsapenko I.P. (2QQ9). Upravlenie migratsiei: opyt razvitykh stran. IMEMO RAN, Academia, Moskva.

64. Tsorieva E.S. (2QQ3). Kriminologicheskie problemy, svyazannye s vynuzh-dennoi migratsiei naseleniya: Po materialam Respubliki Severnaya Osetiya-Alaniya: Avtoreferat diss. ... kand. yur. nauk. Moskovskaya gosudarstvennaya yuridicheskaya akademiya, Moskva.

65. Shakhov M.N. (2QQ3). Teoreticheskie problemy sovremennogo terrorizma. IBPIT, Moskva.

Кулаков А.В. О влиянии глобализационных процессов на пограничную безопасность Российской Федерации

бб.

67.

68.

69.

7Q.

71.

72.

Шендрик А.И. Социология культуры: учебное пособие для сту- 66.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

дентов. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2QQ5.

Щербаков А.С. Пограничная безопасность России и система её 67.

обеспечения // Безопасность. 1996. № 1—2. С. 44—52.

Яскевич Я.С. Межрелигиозный и межкультурный диалог в кон- 68.

тексте устойчивого развития: опыт Беларуси // Вестник Российской академии наук. 2QQ8. № 12. С. 1111—1117.

Яценко А.С. Духовная идентичность российского общества в 69.

современных условиях: Автореф. дисс. канд. филос. наук. М.:

ВУ МО РФ, 2QQ9.

Cohen S. Geography and Politics in a Divided World. L., 1964.

Gordon A.F., Neufield Ch. (eds.) Mapping Multiculturalism. Minneapolis, L., Straysz-Hupe, Robert. Geopolitiks. The struggle for Space and Power. N.Y.

Shendrik A.I. (2QQ5). Sotsiologiya kul'tury: uchebnoe posobie dlya studentov. YuNITI-DANA, Moskva.

Shcherbakov A.S. (1996). Pogranichnaya bezopasnost' Rossii i sistema ee obespecheniya. Bezopasnost'. N 1—2. Pp. 44—52. Yaskevich Ya.S. (2QQ8). Mezhreligioznyi i mezhkul'turnyi dialog v kontekste ustoichivogo razvitiya: opyt Belarusi . Vestnik Rossiiskoi akademii nauk. N 12. Pp. 1111—1117.

Yatsenko A.S. (2QQ9). Dukhovnaya identichnost' rossiiskogo obshchestva v sovremennykh usloviyakh: Avtoref. dis. kand. filos. nauk. VU MO RF, Moskva.

199б.

1942.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ON THE INFLUENCE OF GLOBALIZATION PROCESSES ON THE BORDER SECURITY OF RUSSIAN FEDERATION

Andrey V. Kulakov, Doctor of Philosophy, Professor, Professor at the Department of Humanitarian Disciplines of the National Business Institute

E-mail: pro_gnosis@mail.ru

In the new global openness the world is rapidly changing, it cause an objective need for deep theoretical understanding current processes and their implications for society and the state, to respond adequately to the challenges of the time. Only in this case it is possible not stay on the "backyard" of a globalizing world, to ensure the interests and security of the Russian society. Our focus is problem of the influence of multidimensional globalization processes on the country's security in the border sphere, the threat posed by these processes and challenges.

Border security is primarily affected by political globalization, which leads to the following threats in the border area

— border security is primarily affected by political globalization, which leads to the following threats in the border area:

— sovereignty is limited and open border rises;

— actions of the separatist forces are provoked;

— special services of foreign states, international terrorist and extremist organizations are stepping up their efforts to collect information and to destabilize the situation in frontier territories

Economic globalization is a set of processes of globalization of the market (capital, labor, goods and services) and the globalization of economic forms, which are understood as institutional strengthening of the economy including the creation of global super-companies that are able to weaken the role of national states through economic dominance. Threats to national security in the frontier sphere, that determined by the influence of economic globalization, are related not only with the deterioration of social and economic situation and the continuing unevenness of development of the border regions, but also with the increase of the external economic pressure on the Russian border area.

Information globalization is now the most indicative of the global integration process and includes:

— development of communication capabilities and use of outer space for the transmission of information,

— the emergence and rapid growth of global information networks,

— computerization of many processes of human life.

Information globalization not only brings technological capabilities and benefits, but also creates a real and potential threats to national security in the frontier sphere associated with a variety of participants in the internal information market, including in the border regions, the continuing dependence on the state and public institutions in the country from foreign technology and information structures, as well as the capability to capture and distribution on the Internet any information that is not only used by foreign intelligence services, but also by international terrorist organizations.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Cultural globalization is a process of integration of national (ethnic) cultures in a unified global culture through the development of modern means of communication. The transition to a post-industrial economy, the development of information technologies generates information streams that do not recognize state borders. Spread of innovative technologies, the free flow of information contributes to cultural exchange, rapprochement of peoples, universalization of human values, and practices. At the same time, cultural globalization promotes the introduction by foreign and domestic private media of alien norms, ideals, values, behavior patterns in mass and individual consciousness of citizens, especially residents of border areas, that is not best effect on the the spiritual image and moral and psychological state of employees of border authorities.

Keywords: political, economic and information globalization; globalization processes; border space; frontier regions of Russia; threats and challenges; security in the frontier area; border authorities.