Научная статья на тему 'Влияние западной литературы на современную китайскую эссеистику'

Влияние западной литературы на современную китайскую эссеистику Текст научной статьи по специальности «Прочие социальные науки»

CC BY
672
297
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ЗАПАДНАЯ ЭССЕИСТИКА / САНЬВЭНЬ / "КУЛЬТУРНЫЕ ЭССЕ" / ЮЙ ЦЮЮЙ / ЧЖОУ ЦЗОЖЭНЬ / "CULTURAL ESSAYS" / WESTERN ESSAY / SANWEN / YU QIUYU / ZHOU ZUOREN

Аннотация научной статьи по прочим социальным наукам, автор научной работы — Плясенко Н.А.

В статье рассматриваются особенности жанра современной китайской эссеистики (саньвэнь), который окончательно сформировался в XX в. на почве сближения западного «essay» и китайской «интеллектуальной» прозы вэнь. Утверждается, что в истории формирования жанра саньвэнь можно выделить два важнейших периода («две революции»). Движение за новую культуру 1910-1920 гг. и период конца 80-х начала 90-х гг. XX в. (что связано с появлением «культурных эссе» Юй Цююя).

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The influence of western literature on contemporary Chinese essay writing

The article deals with the distinguishing features of contemporary Chinese essay writing (sanwen) that have been eventually formed in the XX century as a result of narrowing of the gap between Western «essay» and Chinese «intellectual» prose wen. It is stated that there were two important periods («two revolutions») in the history of sanwen genre: the New Culture Movement of the 1910’s-1920’s and the late 1980’s early 1990’s (the emergence of Yu Qiuyu’s «cultural essays»).

Текст научной работы на тему «Влияние западной литературы на современную китайскую эссеистику»

УДК 82.02 Н. А. Плясенко

аспирант каф. китаеведения, Школа региональных и международных исследований ДВФУ; e-mail: uminelly@gmail.com.

ВЛИЯНИЕ ЗАПАДНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ НА СОВРЕМЕННУЮ КИТАЙСКУЮ ЭССЕИСТИКУ

В статье рассматриваются особенности жанра современной китайской эссеистики (саньвэнь), который окончательно сформировался в XX в. на почве сближения западного «essay» и китайской «интеллектуальной» прозы вэнь. Утверждается, что в истории формирования жанра саньвэнь можно выделить два важнейших периода («две революции»). Движение за новую культуру 1910-1920 гг. и период конца 80-х - начала 90-х гг. XX в. (что связано с появлением «культурных эссе» Юй Цююя).

Ключевые слова: западная эссеистика; саньвэнь; «культурные эссе»; Юй Цююй; Чжоу Цзожэнь.

Plyasenko N. A.

Post-Graduate Student, Department of Sinology, School of Regional and International Studies, Far Eastern Federal University; e-mail: uminelly@gmail.com.

THE INFLUENCE OF WESTERN LITERATURE ON CONTEMPORARY CHINESE ESSAY WRITING

The article deals with the distinguishing features of contemporary Chinese essay writing (sanwen) that have been eventually formed in the XX century as a result of narrowing of the gap between Western «essay» and Chinese «intellectual» prose wen. It is stated that there were two important periods («two revolutions») in the history of sanwen genre: the New Culture Movement of the 1910's-1920's and the late 1980's - early 1990's (the emergence of Yu Qiuyu's «cultural essays»).

Key words: Western essay; sanwen; «cultural essays»; Yu Qiuyu; Zhou Zuoren.

Жанр эссе (саньвэнь) всегда занимал особое место в истории китайской литературы. В старом Китае он представлял собой вид высокой, «интеллектуальной» прозы вэнь и принадлежал к изящной словесности (в отличие от более поздней по времени традиции сяошо). Однако современная китайская эссеистика - один из жанровых инвариантов саньвэнь - сформировалась только в ХХ в. на почве сближения литературной формы эссе на Западе и в Китае.

По мнению китайской исследовательницы Цай Цзянчжэнь, наибольшее влияние на творчество и мировоззрение китайских писателей оказала английская эссеистика («essay»), основными представителями которой можно назвать Уильяма Хэзлитта и Чарлза Лэма. Жанр «essay» окончательно сформировался в начале XVII в. в философских работах Фрэнсиса Бэкона, который стал продолжателем основоположника западной эссеистики Мишеля Монтеня. В процессе длительной исторической эволюции этого жанра возникло деление на «formal essay» и «informal / familiar essay»; при этом именно вторая категория - «неофициальные» эссе в духе «откровенного разговора по душам», противопоставлявшиеся «официальным», научным - получила в XIX в. наибольшее распространение в Англии, а затем уже в XX в. и в Китае, вызвав огромный интерес со стороны таких известных китайских литераторов и писателей, как Линь Юйтан, Ху Мэнхуа, Фан Чжун, Лян Юйчунь, Ли Субо и др. [4, Ж. 103].

Знакомство китайских читателей с классическим наследием западной эссеистики впервые произошло во время Движения за новую культуру 1910-1920 гг. (Движения 4 мая). Большинство исследователей (Чжао Сююань, Ли Ган, Цай Цзянчжэнь и др.) сходятся во мнении, что это общественное движение стало важнейшим переломным моментом в истории развития современной китайской эссеистики; именно тогда, по мнению Чжао Сююань, впервые пересеклись пути развития китайской и западной эссеистики, что ознаменовало собой «первую революцию в области жанра саньвэнь в Китае» [5, Ж. 125]

Импульсом к формированию современной китайской эссеистики стал раскол в среде китайских интеллектуалов, возникший как реакция на политизацию и усиление радикальных настроений внутри писательского сообщества (которое к тому времени разделилось на левых радикалов, сторонников продуманных реформ, представителей научного сообщества, а также тех, кто вообще не принимал идеи осовременивания Китая с помощью западных и прозападных концепций). «Этот раскол в интеллектуальной среде оставил неизгладимый след в истории современной китайской литературы в виде множества проверенных временем эссе» [3, Ж- 107]. Конечно, интерес к эссеистике не мог возникнуть исключительно как результат размежевания в интеллектуальных кругах. Но, несомненно, раскол способствовал тому, что жанр эссе оказался самым востребованным в литературе того времени.

Движение за новую культуру принесло с собой радикальные перемены, проявившиеся во всех сферах общественной жизни. В литературе они начались с перехода от классического древнекитайского языка вэньянь к байхуа, близком разговорному, что ознаменовало собой первый масштабный импульс модернизации китайского общества и культуры. Многие китайские писатели всерьез увлеклись исследованиями западной литературы и философии.

В 1925 г. Лу Синь перевел и опубликовал работу «Покинув башню из слоновой кости» японского профессора Куриягавы Хакусона, одного из тех литераторов, которые являлись проводниками культуры западного мира. По мнению многих китайских исследователей (Чжао Сююань, Цай Цзянчжэнь и др.), именно это событие ознаменовало собой знакомство широкого круга китайских читателей с жанром «essay». Анализируя особенности этого жанра, зародившегося в XVI в. во Франции и к концу XIX в. уже пользующегося огромной популярностью во всей Европе, Куриягава Хакусон подчеркивал: «В жанре эссе важнейшим условием является изображение автором глубинных проявлений особенностей личности отдельно взятого индивидуума» (цит. по: [5, Ж- 125]). По утверждению Чжао Сююань, именно на этой почве удалось сблизиться западной эссеистике и китайскому жанру саньвэнь: дух личностного освобождения, которым была пропитана западная эссеистика, и призывы деятелей Движения 4 мая к раскрепощению сознания сразу же нашли общие точки соприкосновения.

Этот и другие переводы Лу Синя в 1920-е гг. в Китае вызвали большой интерес со стороны всего китайского общества. На литературной сцене появлялось все больше статей об особенностях творчества Мон-теня и английской эссеистики: китайских критиков «очень привлекал такого рода литературный стиль, в котором сочетались открытое выражение собственного мнения, свобода и не скованность [никакими рамками], яркое проявление своей индивидуальности» [4, Ж- 103]. Тем не менее до появления теории Чжоу Цзожэня о двойственной природе китайского жанра саньвэнь, в среде китайских литераторов не существовало единого/общепринятого названия для такого литературного явления, как западная эссеистика.

Младший брат Лу Синя Чжоу Цзожэнь (1885-1967), известный публицист и переводчик, выдвинул предположение о связи между английским «essay» и китайской эссеистикой еще в 1921 г.: «Я считаю, что источник новой китайской эссеистики - это синтез китайской

литературной школы «гунъаньпай» и английской миниатюры» (цит. по: [4, Ж- 102]) («гунъаньская школа», на которую ссылается Чжоу Цзожэнь, возникла в конце XVI в., ее основоположники - братья Юань Цзундао, Юань Хундао и Юань Чжундао - утверждали, что литература должна изменяться вместе со временем и отражать личность автора [1, с. 70]).

Развивая идею Чжоу Цзожэня о двух источниках современной китайской эссеистики, Цай Цзянчжэнь пишет: «произведения трех братьев - основоположников гунъаньской школы были написаны всего на десять с лишним лет позже, чем эссе Монтеня. Являлось ли это чистой случайностью, превратностью истории или это было одновременное осознание (пусть и немного по-разному) некоторыми представителями человечества важности проблем свободы и индивидуальности с [одновременным] обращением к одному и тому же литературному стилю? Тогда нельзя ли сказать, что двойственная природа этого литературного стиля, реализовавшегося в виде «essay» в Европе и «миниатюры» [гунъаньпай] в Китае, которые отличались средствами выражения, но имели общую природу, совместно выступая в роли источника саньвэнь, была вызвана тем общим восприятием эпохи, [которое было характерно для Европы и Китая того времени]?» [4, Ж- 104].

Под влиянием теории Чжоу Цзожэня о синтезе двух источников жанра саньвэнь, китайские критики все чаще стали использовать для «familiar essay» название «миниатюра» (сяо пиньвэнь), что свидетельствовало о существовании прочной связи между традицией и современностью, а также способствовало сохранению идеи об особом характере жанра саньвэнь, уходящем корнями в глубокое прошлое.

Занимаясь переводами западной литературы и изучая особенности английских «миниатюр», Юй Дафу, Линь Юйтан, Лян Шицю и другие китайские писатели в то же время работали над формированием доктрины современной китайской эссеистики. Юй Дафу считал, что «такой наиболее успешный и популярный жанр китайской литературы, как бицзи, по природе своей имеет много схожего с английским "essay", ему недостает лишь только чувства юмора, весьма характерного для английской эссеистики». Линь Юйтан писал: «Хотя новая европейская литература прежде включала в себя множество школ, но после того, как романтизм пришел к полному отрицанию классической литературы, в творчестве писателей различных жанров появилось нечто общее, что в высшей степени отличало его от всего того, что

было написано прежде, а именно: литература стала выражать чувства автора, стала выразителем его индивидуальности. [...] Теперь каждый выражает собственную позицию, говорит о том, что у него на душе» (цит. по: [4, Ж- 105]). Юмористическая «литература души» Линь Юйтана вместе со «способностью миниатюры, находясь на острие литературы, высказывать заветные желания и устремления личности» Чжоу Цзожэня составила ядро современной теории саньвэнь. Утверждение Лян Шицю о том, что «литература подчиняется «собственному внутреннему приказу», высказывание Чжу Цзыцина «смысл [литературы] - в выражении себя», а также особая манера письма Ху Мэнхуа, передающая все «оттенки личности» / «голос личности» писателя, также внесли важный вклад в построение современной доктрины сань-вэнь, обогатив и усовершенствовав ее.

Период конца 1980-х - начала 1990-х гг. ознаменовал собой второй этап радикальных преобразований в области жанра саньвэнь, вызванных появлением «культурных эссе» Юй Цююя. По мнению многих китайских исследователей (Ван Яо, Хэ Гуймэй, Ван Кайчжи), почва для этой «второй революции» была подготовлена событиями середины 1980-х гг., когда по всей стране под воздействием пришедших с Запада общественных идеологий и литературных течений развернулись крупномасштабные культурологические дебаты («культурный бум»). Ван Кайчжи утверждает, что усилия интеллектуалов того времени по идеологическому и художественному раскрепощению китайской литературы «по своей глубине и сложности ничуть не уступают Движению 4 мая» [2, Ж- 59].

Помимо возвращения к идеям, выдвинутым во времена Движения 4 мая (гуманизм, модернизм, философия жизни, психоанализ), в 1980-е гг. в Китай пришли такие концепции, как структурализм, западный марксизм, новый гуманизм, герменевтика, семиотика, постмодернизм и др. Постепенно китайская литература становилась частью мировой культуры. Эта культурная глобализация «дала новый исторический шанс современной китайской литературе», в то же время она ознаменовала собой острое столкновение китайской и западной культур

[6, ж. 184].

Первым литературным жанром, который взял на себя задачу помочь китайской нации сделать выбор в пользу ценностей западной или китайской культуры в контексте глобализации, стала литература «поиска корней», которая осознавалась как новое течение именно и прежде всего через эссеистические высказывания китайских писателей

о направлениях и методах поиска (статьи Хань Шаогуна «Корни литературы», Ли Ханьюя «Упорядочим наши корни», А Чэна «Без культуры нет человечества» и др.). Результаты этих культурологических дебатов ознаменовали собой важный этап поиска китайской интеллигенцией своей новой идентичности, стали своего рода подготовкой к появлению эссеистики Юй Цююя.

Приглашение культуролога и театрального критика Юй Цююя в один из самых влиятельных литературных журналов «Шоухо» с последующей публикацией четырех его эссе в рубрике «Тяжелое путешествие по культуре» (вэньхуа кулюй) стало знаковым событием «культурного бума», способствовало выделению нового литературного направления - «Большая культурная эссеистика» (вэньхуа да саньвэнь). «Культурные эссе» Юй Цююя сразу же привлекли к себе огромное внимание: «После классического наследия саньвэнь 4 мая, мы еще не сталкивались с подобным прецедентом: настолько длинные по объему статьи, такой богатый культурный и исторический фон, настолько огромная идейная мощь, рационально-научный стиль изложения, и в то же время такие мудрые и интересные рассуждения» [цит. по: 5, Ж- 126].

По утверждению Чжао Сююань, небывалой популярности этого нового направления в эссеистике способствовало своего рода «духовное крещение» писателя: еще в конце 1970-х гг., осознав необходимость поиска более широкой системы ориентиров для современной китайской литературы, он занялся глубоким и систематичным изучением трудов западных философов, от Платона и Аристотеля до Канта и Гегеля. Знакомство с этими работами «сформировало широкий культурный кругозор Юй Цююя, его глубокое понимание истории, а также свойственное ему отношение к культуре как производной от истории человечества» [5, Ж- 127]. Благодаря знакомству с классическим наследием западной литературы и философии Юй Цююй пришел к важнейшим идеям, оказавшим влияние на дальнейшее развитие жанра саньвэнь, а именно: «свобода и открытость» жанра и «дух рациональности».

Под «открытостью» жанра китайские исследователи подразумевали его особую «гибкость», высокую «адаптационную способность». В эссеистике Юй Цююя эта открытость заключалась в органичном применении в литературном творчестве художественных приемов, характерных для кино, театра и телевидения. Во многих его эссе («Даосская башня», «Пещеры Могао», «Пещера Белого лотоса» и др.)

используются приемы монтажа, переключения кадров, приближения и удаления кадра, наделяя эти произведения настоящей «зрелищно-стью», характерной для кино и театра, что позволяло китайским критикам называть «Тяжелое путешествие по культуре» «эссеизирован-ной драмой» или «театрализованным эссе».

«Дух рациональности» всегда был неотъемлемой частью классического наследия западной эссеистики, которая зачастую была посвящена объяснению философских истин, в отличие от китайских произведений в жанре саньвэнь, стремящихся к выражению высоких идей и нравственному перевоспитанию личности. По мнению Чжао Сююань, Юй Цююй первым «осмелился в жанре саньвэнь, преуспевшем в выражении чувств, использовать рациональный подход». В своих эссе он стремится уйти от прямого выражения эмоций и отыскать историческую логику вещей и явлений: «Мои наблюдения, мои исследования исторических персонажей и событий по большей части не являются однозначными суждениями о том, что является правдой, а что вымыслом, они [...] обусловлены моим желанием того, чтобы через культурные переживания, [особый] способ мышления придать своим исследованиям более рациональный характер» (цит. по: [5, Ж. 128]).

Это стремление Юй Цююя к рациональности повлекло за собой обращение писателя к новой форме саньвэнь, названной китайскими критиками «Большая культурная эссеистика», которая характеризовалась «особым способом мышления, уделяющим повышенное внимание целостности и масштабности [социально-исторических явлений]», приводящим к «всепоглощающему» характеру его эссе, в которых смешиваются крупнейшие культурные явления» [5, Ж. 128]. Эссеистика Юй Цююя «направлена от исторического прошлого к будущему», через изучение достоинств и недостатков отдельных категорий «индивидуумов, составляющих массу» он приходит к построению новых культурных моделей поведения, его глубокие познания в области западной философии и театральной культуры позволяют ему анализировать любые явления в контексте межкультурной коммуникации - все это и определяет характер его «Больших культурных эссе».

Чжао Сююань характеризует творчество Юй Цююя как «непрерывное столкновение, сближение и сплавление накопленного в течение долгого времени национального культурного духа с культурой Запада». По ее мнению, историческое сознание китайских интеллектуалов, их вечное ощущение прихода трудных времен и мышление

западных философов с их стремлением к исследованию проблем общечеловеческого масштаба, вниманием к общей судьбе всего человечества, являются очень взаимосвязанными явлениями. «Внимание Юй Цююя к западным философским концепциям и истории театрального искусства, в конце концов, привело его к осуществлению огромного проекта по созданию «культурного портрета» китайской нации в рамках литературного жанра саньвэнь». Его творчество ознаменовало собой «очередное глубокое взаимопроникновение китайского саньвэнь и западной эссеистики» [5, Ж. 127-128]. При этом по сравнению с тем, что имело место в начале века, это взаимопроникновение было более всесторонним; в эссеистике Юй Цююя гармонично сосуществуют выражение желаний и стремлений индивидуума и выражение высоких идей, осознание себя/своей индивидуальности и восхваление духа национальной культуры.

Благодаря этому всеобъемлющему характеру эссе Юй Цююя и их глубокому философско-историческому содержанию, вышедшая в конце 1980-х гг. на авансцену литературной жизни и достигшая наивысшего расцвета в первой половине 1990-х гг. «Большая культурная эссеистика» бросила вызов теряющей популярность беллетристике и стала новым направлением поиска национальной идентичности. Отвечая на вызовы глобализации в условиях сближения китайской и западной культур, творчество таких известных китайских писателей, как Юй Цююй, Ван Аньи, Ван Сяобо, Цзя Пинва и другие, стало связующим звеном между эпохами, позволило не только вернуться к лучшим традициям эссеистики периода Движения 4 мая, но и расширить эстетическое пространство произведений, написанных в жанре саньвэнь, создать новую форму этого жанра, завершить «вторую революцию» в области современной китайской эссеистики.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Серебряков, Е. А. Классическая поэзия / гл. ред. М. Л. Титарен-ко // Духовная культура Китая: энциклопедия: в 5 т. - М. : Вост. лит., 2006. - С. 43-75.

2. // 2001, Ш5Ш, Ш8-60

ж.

2011, Шй, Ш07-113Ж.

4. Ж!Ш. i^SESSAY^S^Äftttai^^ // ^йШШ : XX

2007, Ш03Ш, Ш02-107Ж.

5. ШШ. ФЭ^Ш^^ШЙШШ^ — MX // 2001, Ш04Ш, Ш25-128Ж.

6. шш, жтт. ^тытт^тттжмш // шшш, 2006,

Ш01Ш, Ш84-189И.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.