Научная статья на тему 'ВЛИЯНИЕ СОВМЕСТНОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ И СЕТЕВЫХ ИНФОРМАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ НА СОЦИАЛЬНЫЕ ПРОЦЕССЫ'

ВЛИЯНИЕ СОВМЕСТНОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ И СЕТЕВЫХ ИНФОРМАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ НА СОЦИАЛЬНЫЕ ПРОЦЕССЫ Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

CC BY
119
15
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ЭКОНОМИКА СОВМЕСТНОГО УЧАСТИЯ / СЕТЕВЫЕ ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ / ИНТЕРНЕТ-ПЛАТФОРМЫ / ОБЩЕСТВЕННЫЕ ПРОЦЕССЫ / ДОВЕРИЕ / ECONOMY OF JOINT PARTICIPATION / NETWORK INFORMATION TECHNOLOGIES / INTERNET PLATFORMS / PUBLIC PROCESSES / TRUST

Аннотация научной статьи по экономике и бизнесу, автор научной работы — Белоконев Сергей Юрьевич, Дудин Михаил Николаевич, Хоконов Анзор Альбертович

В статье исследовано влияние совместного потребления и сетевых информационных технологий на общественные процессы. Представлены международные технологические платформы различных стран мира и распределение их по сферам, функциями, масштабу распространения и типу платформы. Предмет исследования - совместное потребление и сетевые информационные технологии. Целью статьи является анализ особенностей возникновения и существования сложного социально-экономического феномена - совместного потребления и его влияния на общество и общественные процессы. Методология. В работе использован ряд методов общенаучного характера: методы обобщения и аналогии, синтеза, единства исторического и логического, сравнительного анализа - при разработке научно-исследовательской базы и при исследовании эволюции понятия экономики совместного участия в мире и в России. Были использованы абстрактно-логический и системно-аналитический методы для теоретического обобщения и исследования сущности понятия «sharing economy» и ее влияния на общественные процессы. Результаты. Авторы доказывают, что дальнейшее развитие sharing economy возможно в условиях: многовекторного развития информационных технологий и расширения сферы их применения; сохранения высоких нравственных ценностей и одновременно развития новой культуры - культуры потребления нового типа, базирующейся на ответственном и рациональном отношении к благам и т.д.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The effect of common consumption and network information technologies on public processes

The article investigates the influence of joint consumption and network information technologies on social processes. International technological platforms of different countries of the world and their distribution by spheres, functions, scale of distribution and type of platform are presented. The subject of the research is joint consumption and network information technologies. The purpose of the article is to analyze the features of the emergence and existence of a complex socio-economic phenomenon-joint consumption and its impact on society and social processes. Methodology. The paper uses a number of methods of General scientific character: methods of generalization and analogy, synthesis, unity of historical and logical, comparative analysis - in the development of research base and in the study of the evolution of the concept of the economy of joint participation in the world and in Russia. Abstract-logical and system-analytical methods were used for theoretical generalization and study of the essence of the concept of «sharing economy» and its impact on social processes. Results. The authors prove that the further development of sharing economy is possible in the conditions of: multi-vector development of information technologies and expansion of their application; preservation of high moral values and at the same time the development of a new culture-a culture of consumption of a new type based on a responsible and rational attitude to goods, etc.

Текст научной работы на тему «ВЛИЯНИЕ СОВМЕСТНОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ И СЕТЕВЫХ ИНФОРМАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ НА СОЦИАЛЬНЫЕ ПРОЦЕССЫ»

ЭКОНОМИКА, ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО И ПРАВО

Том 9 • Номер 4 • Октябрь-декабрь 2019 ISSN 2222-534Х

>

Journal of Economics, Entrepreneurship and Law

Первое

экономическое издательство

г.

-J

2 Институт проблем рынка РАН, Москва, Россия

3 Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ, Москва, Россия

В статье исследовано влияние совместного потребления и сетевых информационных технологий на общественные процессы. Представлены международные технологические платформы различных стран мира и распределение их по сферам, функциями, масштабу распространения и типу платформы. Предмет исследования - совместное потребление и сетевые информационные технологии. Целью статьи является анализ особенностей возникновения и существования сложного социально-экономического феномена - совместного потребления и его влияния на общество и общественные процессы.

Методология. В работе использован ряд методов общенаучного характера: методы обобщения и аналогии, синтеза, единства исторического и логического, сравнительного анализа - при разработке научно-исследовательской базы и при исследовании эволюции понятия экономики совместного участия в мире и в России. Были использованы абстрактно-логический и системно-аналитический методы для теоретического обобщения и исследования сущности понятия «sharing economy» и ее влияния на общественные процессы.

Результаты. Авторы доказывают, что дальнейшее развитие sharing economy возможно в условиях: многовекторного развития информационных технологий и расширения сферы их применения; сохранения высоких нравственных ценностей и одновременно развития новой культуры - культуры потребления нового типа, базирующейся на ответственном и рациональном отношении к благам и т.д. ФИНАНСИРОВАНИЕ:

Статья подготовлена при финансовой поддержке Российского фонда фундаментальных исследований. Проект 19-011-31495 «Факторы, содержание и сценарии трансформации политических институтов в условиях развития экономики совместного потребления (sharing economy) и сетевых информационных технологий».

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: экономика совместного участия, сетевые информационные технологии, интернет-платформы, общественные процессы, доверие

The effect of common consumption and network information technologies on public processes

BelokonevS.Yu. 1, Dudin M.N. 23, KhokonovA.A. 1

1 The Financial University under the Government of the Russian Federation, Russia

2 Market Economy Institute of Russian Academy of Sciences, Russia

3 The Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration, Russia

АННОТАЦИЯ:

Введение

овместное потребление (от англ. «sharing economy») уже давно не является новым

явлением во многих странах мира. Данная идея в современной ее интерпретации вошла в экономическую науку в конце первого десятилетия XXI века и сразу же приобрела мировую известность. Совместное потребление при этом рассматривается как социоэкономическая система, основанная на совместном пользовании ресурсами, идеология которой противопоставляется идеологии общества потребления - его контрпропаганда.

Экономика совместного потребления - осознанный отказ от частной собственности ради большей свободы выбора. Родственными для данного понятия являются понятия сетевой экономики (mesh economy) и общего потребления (collaborative consumption). Обозначенные понятия только получают теоретическое оформление в современной науке, поэтому отдельными исследователями данными терминами обозначаются разные бизнес-модели. Но суть везде примерно одинакова: это более

ABSTRACT:_

The article investigates the influence of joint consumption and network information technologies on social processes. International technological platforms of different countries of the world and their distribution by spheres, functions, scale of distribution and type of platform are presented. The subject of the research is joint consumption and network information technologies. The purpose of the article is to analyze the features of the emergence and existence of a complex socio-economic phenomenon-joint consumption and its impact on society and social processes. Methodology. The paper uses a number of methods of General scientific character: methods of generalization and analogy synthesis, unity of historical and logical, comparative analysis - in the development of research base and in the study of the evolution of the concept of the economy of joint participation in the world and in Russia. Abstract-logical and system-analytical methods were used for theoretical generalization and study of the essence of the concept of «sharing economy» and its impact on social processes. Results. The authors prove that the further development of sharing economy is possible in the conditions of: multi-vector development of information technologies and expansion of their application; preservation of high moral values and at the same time the development of a new culture-a culture of consumption of a new type based on a responsible and rational attitude to goods, etc.

KEYWORDS: economy of joint participation, network information technologies, Internet platforms, public processes, trust

JEL Classification: D83, L86, D11, E21 Received: 13.12.2019 / Published: 30.12.2019

© Author(s) / Publication: PRIMEC Publishers

For correspondence: Belokonev S.Yu. (departpol0mail.ru)

Belokonev S.Yu., Dudin M.N., Khokonov A.A. (2019) Vliyanie sovmestnogo potrebleniya i setevyh infor-matsionnyh tekhnologiy na sotsialnye protsessy [The effect of common consumption and network information technologies on public processes]. Ekonomika, predprinimatelstvo i pravo. 9. (4). - 445-462. doi: 10.18334/epp.9.4.41481

CITATION:

эффективное использование имеющихся ресурсов (имущества, времени, денег) в рамках более тесных, направленных социальных взаимодействий.

Sharing economy представляет собой экономическую модель, агрегирующую «старые» практики совместного пользования благами в новом технико-технологическом оформлении, т.е. новизна этой модели заключается по существу в генеалогии подобных практик и конкретных методах и инструментах их реализации.

Архитектура sharing economy строится на принципиально новом отношении к частной собственности как к временному акту владения. Безусловно, одномоментно отношение общества к такому фундаментальному институту как частная собственность изменить невозможно. Это подтверждается отчасти различиями в темпах распространения практик совместного пользования в разных странах мира, которые определяются целой совокупностью факторов, в том числе и path dependency1, и уровнем ВВП на душу населения, и уровнем распространения интернета и информационных технологий, и многими другими.

Сложно поддается научному анализу влияние практик совместного потребления на национальные экономики. «В настоящее время статистически сложно выделить роль экономики совместного потребления в хозяйственной жизни страны именно ввиду отсутствия единого подхода к ее определению. Существуют лишь оценки вклада (доли) шеринг-экономики в ВВП, приведенные в отдельных исследованиях на основе собственной методологии и для отдельных стран» [16].

1 Path Dependency - (англ. - зависимость от пути) устойчивое сохранение неэффективных норм, институтов вследствие сформировавшейся зависимости от предшествующего развития. Концепция Path Dependency, распространяет зависимость от пути на более широкий класс явлений - экономические институты, понимаемые как правила игры общества, ограничительные рамки, которые организуют отношения между людьми. См.: Болгова В.В. Qwerty-эффекты, path dependancy в праве: некоторые возможности развития теории Право и государство: теория и практика. 2012. № 9(93). С.13.

ОБ АВТОРАх:_

Белоконев Сергей Юрьевич, кандидат политических наук, руководитель департамента политологии и массовых коммуникаций Финансового университета при Правительстве Российской Федерации (departpo10mai1.ru)

Дудин Михаил Николаевич, доктор экономических наук, профессор, зам. директора Института проблем рынка РАН, главный научный сотрудник Института управления и регионального развития Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации (dudinmn0mai1.ru)

Хоконов Анзор Альбертович, кандидат политических наук, доцент департамента политологии и массовых коммуникаций Финансового университета при Правительстве Российской Федерации (dr_enzo@ mai1.ru)

ЦИТИРОВАТЬ СТАТЬЮ:_

Белоконев С.Ю., Дудин М.Н., Хоконов А.А. Влияние совместного потребления и сетевых информационных технологий на социальные процессы // Экономика, предпринимательство и право. - 2019. - Том 9. - № 4. - С. 445-462. doi: 10.18334/epp.9.4.41481

Основные положительные эффекты совместного пользования в современных условиях:

• сокращение отходов, соответственно, уменьшение вредных выбросов в атмосферу;

• повышение доступности благ для широких слоев населения за счет увеличения скорости оказания услуги (оборота благ);

• эффективное (бережное, рациональное) расходование ресурсов;

• возможность дополнительного заработка для участников;

• формирование новой культуры - ответственного потребления, укоренение в массовом сознании прогрессивности пользования, а не владения;

• развитие доверия и солидарности в социуме, ориентация членов локальных шеринг-сообществ на улучшение своей репутации добросовестного участника социальных взаимодействий.

Целью статьи является анализ особенностей возникновения и существования в современной экономике феномена совместного потребления и изучение его влияния на общественные процессы.

Анализ исследований и публикаций

Изучению экономики совместного потребления в России не уделяется достаточного внимания, что может быть связано как и со сложностью и многокомпонент-ностью явления, которое находится на начальных этапах своего становления, так и с нашим советским прошлым, в котором идеи совместного пользования были дискредитированы. В то же время за рубежом вопросы, связанные с различными аспектами совместного потребления [11, 13, 15, 17, 19] сегодня активно исследуются. В частности, многочисленные масштабные исследования проблемы осуществляются в Великобритании, США, Австралии, Канаде и т.д. [16; 20, 21]. Так, вопросы совместного потребления нашли отражение в работах Р. Ботсмана и Р. Роджерса [8] (Botsman, Rogers, 2010), К. Лаурелля и К. Сандстрома [23] (Frenken, Schor, 2014), К. Френкена [24], и Дж. Шора [22] (Schor, 2014), Т. Слея [27] и др.

Среди отечественных ученых отдельные аспекты совместного пользования и его влияние на общественные процессы исследуют В.В. Швед [3] (Shved, 2018), Киреева Е.Е., Шехова Н.В., Маркеева А.В., Лымарь Е.Н. [2] (Lymar, 2018) и др.

Шеринг постепенно становится одним из наиболее популярных и важнейших трендов общественного развития, который формирует новый образ жизни обществ, создает совершенно новую модель экономики, что, естественно, привлекает внимание исследователей - представителей широкого спектра наук.

Совместное потребление меняет в корне формат взаимодействия между поставщиком и получателем услуги. Деятельность происходит пока без посредничества государственных институтов, в формате «равный-равному» и является фактором и одновременно следствием целого комплекса фундаментальных изменений экономического,

общественного, социокультурного, политического и психологического характера.

На данный момент, если исходить с позиций государственного регулирования, совместное потребление находится в «серой зоне». Единственно понятные правила игры (нормативные, законодательные) для нее еще не разработаны, наблюдается раздробленность и неполнота институционального оформления шеринговой экономической деятельности. С одной стороны, уже фактически сложились предпосылки для государственного регулирования и контроля за подобной деятельностью, хотя бы с целью обеспечения охраны труда, гарантии безопасности жизни, здоровья и свободы личности. Но, с другой стороны, включение государства как активного игрока в сферу шеринга чревато сокращением положительных эффектов за счет усложнения, бюрократизации практик обмена, что, по сути, неизбежно. Ведь конкурентным преимуществом шеринга является как раз его неформализованный с точки зрения закона характер, за счет чего обеспечивается потребление благ «здесь и сейчас».

Между тем имманентным свойством шеринг-сообществ является способность к саморегуляции через самоконтроль (социальный (гражданский) контроль) и общественно установленную и реализуемую систему санкций (социальные санкции2), которые являются более действенными и эффективными в рассматриваемых условиях, чем правовые - обеспеченные авторитетом и аппаратом принуждения государства3.

Измерение экономической и общественной деятельности в рамках sharing economy также может стать вызовом для правительственных и финансовых институтов4. Исторически капиталистическая экономика была сосредоточена на производстве, а с

2 Path Dependency - (англ. - зависимость от пути) устойчивое сохранение неэффективных норм, институтов вследствие сформировавшейся зависимости от предшествующего развития. Концепция Path Dependency, распространяет зависимость от пути на более широкий класс явлений - экономические институты, понимаемые как правила игры общества, ограничительные рамки, которые организуют отношения между людьми. См.: Болгова В.В. Qwerty-эффекты, path dependancy в праве: некоторые возможности развития теории Право и государство: теория и практика. 2012. № 9(93). С.13.

3 Сторонники Airbnb отмечают, что существующие правила, регулирующие экономическую деятельность начиная с 1961 года, не должны применяться к моделям интернет-эры бизнеса. В ближайшее время следует разработать актуальную правовую и налоговую базу для сервисов экономики совместного участия, но пока ее услуги остаются в серой правовой зоне. См.: Wang R. Monday's Musings: Four Elements for A Sharing Economy Biz Model In MatrixCommerce [Electronic resource] / Ray Wang. - Software Insider. - 2013. Access mode: http://blog.softwareinsider.org/2013/05/26/ mondays- musings-how-the-sharing-economy-impacts-matrix-commerce.

4 Это приводит к тому, что государства вынуждены строго регламентировать данную сферу, в результате чего потенциал ее роста сокращается. Так, например, в Берлине в 2016 году был введен запрет на сдачу в аренду более половины частной собственности, а во многих штатах США запрещено сдавать жилье сроком менее чем на 1 месяц. В Сан-Франциско запрещено сдавать жилье более чем на 90 дней в году, а в определенных районах Парижа - более чем на 120 дней в течение календарного года. См.: Экономика совместного потребления как новая экономическая модель. Бюллетень о текущих тенденциях мировой экономики. Аналитический центр при Правительстве Российской Федерации. № 47, август 2019. http://ac.gov.ru/files/publication/a/23700.pdf

появлением экономики совместного участия большой акцент делается на повторное использование ресурсов для обеспечения экономических выгод. Поскольку непосредственно между людьми заключается все больше сделок, то трудно оценить их масштаб для получения экономической информации.

Важными экономическими причинами возникновения нового типа экономики стали финансовый кризис и экономическая рецессия во многих странах мира (прежде всего в США, где совместное потребление появилось впервые), и, как следствие, снижение покупательной способности граждан. Неслучайно, большинство компаний, работающих по принципу «равный-равному», были созданы в период между 2008-2010 годами. Некоторые ученые также рассматривают новый тип экономики как посткризисное противоядие от материализма и чрезмерного потребления [26] (Wang, 2013).

Важным социальным фактором развития sharing economy является смена поколений. Многочисленные исследования показывают, что представители поколения «мил-лениалов» (тех, кто родился между 1980 и 2000 годами) уже редко покупают дома, а еще реже - автомобили. Прослеживается модная тенденция не делать сверхдорогих покупок вообще. Людей в возрасте до 35 лет нередко вообще называют «поколением арендаторов». Современная молодежь пересматривает понятие успеха, наполняет его новым содержанием. Если раньше символом успешности считался объем накопленного имущества - собственности, то сейчас мерилом успеха становятся впечатления [7]. Путешественники, экстремалы, стартаперы - «коллекционеры впечатлений, а не собственности» - подлинные герои постиндустриального общества. Такие ценности могут стимулировать принятие и тиражирование модели общего потребления потому, что она способствует развитию лучшей осведомленности пользователей, становлению более прозрачной, устойчивой, демократической, а значит и более справедливой воспроизводственной системы - что является важной для молодежи характеристикой экономической системы. Идеологическая составляющая априори является крайне важным фактором участия граждан (особенно молодежи) в шеринг-сообществах. Воля и содействие справедливым социально-экономическим преобразованиям и трансформациям способствуют возникновению чувства склонности к шеринговой экономике [9, с. 22] (Bolcato, 2016).

Как правило, peer-to-peer сайты всегда дешевле, чем рыночные альтернативы. На Airbnb можно найти более дешевое жилье, чем в отеле, кроме того, комиссионные сборы таких сайтов обычно меньше, чем процент существующих предприятий. Кроме денежного вознаграждения, участие в sharing economy дает возможность найти временную работу, генерировать частичный дополнительный доход, получить в пользование вещи, которые были недоступны в индивидуальном плане, повысить социальное взаимодействие. Коллективное действие основано на доверии, социальном капитале, теории коллективной эффективности. Предполагаемый риск дефицита является центральным фактором, определяющим привлекательность экономики совместного участия.

Сервисы по обслуживанию, или service networking, такие как TaskRabbit с местным рынком внештатной рабочей силы, обычно взимают меньшую плату, чем традиционные агентства по уходу за детьми, услуги консьержа, уборщика или охранника. Исследование американского издания The Verge в 2018 году показало, что количество подрядчиков, которые предлагают временные услуги, составляет более 300 тысяч человек ежегодно и растет в геометрической прогрессии. Это отличная возможность для тех, кто имеет лишние деньги, но испытывает недостаток времени.

Работники, которые выполняют такие одно- или многократные работы, сильно варьируются по статусу и уровню образования: 70% имеют степень бакалавра, 20% -магистра, и еще 5% - PhD; а 37% из них вообще были безработными к появлению TaskRabbit. Таким образом, данный сервис частично помогает решать большую демографическую проблему длительной безработицы, а также позволяет людям по собственному усмотрению распоряжаться своим рабочим временем и планировать график.

И, наконец, приверженность к общественной и социальной трансформации является важным фактором мотивации участия в экономике совместного участия.

Connected Consumption Research Team обнаружила, что многие респонденты отмечают важность обмена и сотрудничества, а некоторые из них весьма критически отзываются о капитализме, функционировании рынка и бизнеса как основных игроков обычной экономики [22] (Schor, 2014). Идеологическая мотивация, однако, варьируется в зависимости от сайта и его ориентации (for profit или non-profit модели).

Современные информационные платформы облегчили взаимодействие и обмен информацией между людьми, которые даже не знают друг друга, и у них нет ни одного общего знакомого. В таком контексте общее потребление влечет еще большую степень риска и неопределенности, которые являются препятствиями на пути создания социального капитала.

Платформы пытаются снизить риски путем размещения информации о пользователях, а также используя форму обратной связи и оценки - краудсорсинговую информацию. Цифровые технологии используются для снижения операционных расходов и неопределенности и создают новые возможности в режиме реального времени. Уникальность экономики совместного участия в том, что она мобилизует технологии, рынки и «мудрость толпы» для объединения незнакомцев вместе.

Многие шеринговые сервисы представляют социальную связь как основной результат своей деятельности. Стэнфордский социолог Паоло Париги (Paolo Parigi) с коллегами обнаружил, что Couchsurfing в действительности приводит к появлению дружбы. Однако способность платформ к созданию таких особо дружелюбных групп уменьшилась с момента ее создания в 2003 году. Пользователи начали разочаровываться в таких отношениях, а поэтому взаимодействие носит в основном случайный и недолговечный характер. Другие исследования показали, что социальная связь может быть неуловимой, если участники дают оценку интеракции как «anonymous» или «sterile».

Роль рейтингов как результатов проанализированных отзывов участников шеринг-отношений и репутационной информации в целом находится в центре внимания исследователей социального капитала. Распространено мнение, и авторы придерживаются такой точки зрения, что свободный доступ к актуальной информации о пользователях является безусловных фактором развития шеринг-отношений с точки зрения сокращения рисков. Однако в исследованиях Париги обнаружен парадокс: чем больше репутационной информации отображается в профиле конкретного пользователя, тем меньше пользователей образуют с ним прочные социальные связи [22] (Schor, 2014).

Мотивы для участия в экономике совместного участия различаются, учитывая разнообразие платформ и деятельность. Некоторые участники пользуются ультрасовременностью или новизной платформы. Sharing economy платформы могут воспроизводить класс, пол и расовые предрассудки5 и иерархии. Такая практика остается более распространенной в рабочем классе, среди бедных людей и общественных меньшинств. Дискурс новизны использует ложный универсализм, который может отдалять людей, которые до сих пор сохранили нецифровую практику совместного участия в своей повседневной жизни [22] (Schor, 2014).

В исследованиях Джулиет Скор удалось обнаружить, что культурный капитал, тип классовых привилегий ограничивают участников в действиях. Только пользователи с «правильным» предложением, внешним видом или вкусом получали предложения. Фактором дискриминации участников шеринг-сообществ может стать уровень грамотности (в чатах) или уровень образования. При этом интерес вызывает нежелание высококвалифицированных специалистов позиционировать себя таковыми и предлагать свои ценные навыки (например, программирование и веб-дизайн), считая, что вместо этого лучше выступать в качестве любителей или разнорабочих.

Желание увеличить социальные связи также является общей мотивацией.

Стремление к увеличению и упрочению социальных связей распространено среди участников шеринг-сообществ, в то же время многие платформы не могут обеспечить установление подобных связей. Например, существуют исследования, которые показывают, что участники шеринга могут никогда не встретиться благодаря использованию новых информационных технологий, позволяющих все вопросы решать удаленно. [5] (Fenton, 2013).

Дебют sharing economy отличился многословием о добре, которое она несет, о построении общественных и социальных связей, о сохранении окружающей среды, а также об экономических выгодах для простых людей. Казалось, современные технологические и экономические инновации открыли место для новой экономической модели, такие мысли повсеместно звучали и особенно приятно смотрелись на фоне

5 Были обнаружены доказательства расовой дискриминации среди пользователей Airbnb, - белые хозяева недвижимости смогли на 12% заработать больше, чем черные «black people».

после финансового кризиса. Общественные активисты собирались вокруг этих инициатив, потому что казалось, что цифровые peer-to-peer платформы могут открыть путь к истинно низовой, справедливой экономики.

Но, по мнению американского экономиста Дина Бейкера из Центра экономических и политических исследований в Вашингтоне, новое совместное потребление «в значительной степени основано на уклонении от правил и несоблюдении закона» [10] (Baker, 2014), а также предоставляет потребителям некачественный, возможно, опасный продукт. Его коллега Энтони Каламар [6] назвал это явление «sharewashing» (отмывание под видом шеринга), в котором платформы переводят риск на пользователей под видом обмена. Такие сервисы действительно способствуют эффективной реализации малоиспользуемых ресурсов, но при этом не принимаются во внимание значительные отрицательные эффекты. Большинство городских такси и «регулируемых» отелей платят государству определенные средства, которые являются важным источником налоговых поступлений. Тогда как многие клиенты Airbnb не платят никаких налогов в соответствии с требованиями закона, здесь появляется нормативная неопределенность. Соответственно, налоговая нагрузка перераспределяется на добросовестных налогоплательщиков.

Важным является вопрос общественной безопасности. Отели регулярно проверяются, чтобы гарантировать пожарную безопасность, минимизировать другие риски для посетителей. Хозяева квартир на Airbnb не проходят таких стандартизированных комплексных проверок. До недавнего времени рекомендации по безопасности жилья не были включены в условия регистрации на сайте. Можно привести немало примеров, когда люди, которые снимали жилье через данный сервис, становились жертвами в результате недоброкачественного оборудования, плохого технического состояния мебели и тому подобное.

Автомобили водителей Uber в некоторых случаях не соответствуют требованиям техники безопасности, а водители до недавнего времени не были обязаны покупать специальную лицензию, которую вынуждены иметь водители диспетчерских такси. После появления Uber во Франции, таксопарки потеряли большую часть прибыли и стали просто непопулярными среди жителей. В рамках протестов таксистами были перекрыты подъезды к крупнейшим аэропортам страны и разбиты несколько автомобилей, которые принадлежали Uber. Для пресечения массовых беспорядков на улицах президент Франции Франсуа Олланд официально издал указ о запрете деятельности данной компании на территории государства. Позже стало известно об аресте французскими властями руководителей Uber France и Uber Europe [18] (Rudenko, 2013).

В большинстве ситуаций компании снимают с себя ответственность за несчастные случаи, так как позиционируют свое участие только как посредничество, потому что предоставляют в пользование качественную платформу как готовый продукт, при этом они не являются непосредственными исполнителями услуг.

Существует меньше ясности в вопросе о том, как платформы влияют на условия труда. Критики видят их в качестве архитекторов растущего класса прекариата6, который находится на сомнительном уровне общественной и экономической безопасности, и утверждают, что стимулом для общего потребления является не доверие, а тупик. Рост «прекариата» характеризует мировой тренд все большего отклонения от официальной занятости к «случайному» труду (особенно в развитых странах) и к растущему неформальному сектору в частности в развитых экономиках.

Влияние распространения шеринг-практик на рынок труда оценить пока очень сложно, прежде всего, потому, что большая часть сервисов экономического соучастия внедряются в период высокой безработицы и быстрой реструктуризации рынка труда. Условия труда и средства защиты подвергаются эрозии, реальная заработная плата снижается, а доля труда в национальном доходе как в США, так и в России снизилась до исторического минимума. Если востребованность официально оформленных наемных работников на рынке труда будет снижаться, то ухудшатся и их условия труда, что станет сильным фактором социальной дестабилизации, который нельзя будет игнорировать.

Для большего понимания влияния шеринг-отношений на общественные процессы важно рассмотреть разнообразие отраслей, в которых действуют шеринговые платформы. В таблице 1 представлены международные технологические платформы различных стран мира и распределение их по сферам, функциями, масштабу распространения и типу платформы.

Некоторые сектора экономики характеризуются высокой рентой, а следовательно, их легко захватить разрушительными технологиями, в такие отрасли совместное потребление проникает очень быстро. Для примера можно взять такси; наибольшее влияние, вероятно, оказываемое на владельцев дорогих лицензий, которые платят высокие лизинговые и другие платежи. Столкнувшись с UberX (бюджетная версия автомобилей Uber, в отличие от Uber Black люкс-класса) и Lyft, усилилась конкуренция, и высокие доходы таксистов уменьшились, что и вызвало возмущение профсоюза

6 Прекариат — класс социально неустроенных людей, не имеющих полной гарантированной занятости. Для прекариата характерны: неустойчивое социальное положение, слабая социальная защищённость, отсутствие многих социальных гарантий, нестабильный доход, депрофессионализация. По мнению Ж.Т. Тощенко прекариат - принципиально новое образование, означающее наличие социального слоя, который олицетворяет отчуждение не только от результатов труда, но и от всего общества значительных социальных групп, испытывающих особо изощренные формы эксплуатации их труда, их знаний, их квалификации, а в конечном счете и качества жизни. Представители данного класса имеют урезанные социальные права и обладают ущемленным социальным статусом. В целом эти группы образуют достаточно значительный слой во многих странах мира, достигая от 30 до 40% численности трудоспособного населения. На одной из конференций по экономическому и социальному развитию вице-премьер РФ Ольга Голодец заявила, что 38 миллионов россиян «непонятно где и чем заняты» — именно такое количество наших соотечественников не фигурирует в официальном секторе экономики. Показатель служит отражением глобального, по мнению современных социологов, процесса — роста прекариата.

Таблица 1

международные технологические цифровые платформы

сфера название платформы Функции масштаб и страна происхождения тип платформы

Образование Coursera Информационная, образовательная Глобальный, США Трансакционная

Udacity Информационная, образовательная Глобальный, США Трансакционная

Khan Academy Информационная, образовательная Глобальный, США Трансакционная

Edx Информационная, образовательная Глобальный, США Трансакционная

Preply Образовательная, репетиторство Глобальный, США Трансакционная

Недвижимость Airbnb Краткосрочная аренда частного жилья Глобальный, США Трансакционная

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

WcWoric Аренда коворкингов Глобальный, США Трансакционная

LiquidSpacc Аренда офисного пространства Глобальный, США Трансакционная

Торговля OLX Информирование о куплю-продажу и услуг Глобальный, США Трансакционная

Salesforce Самостоятельная разработка ИТ приложений Глобальный, США Инновационная

Amazon Торговля Глобальный, США Интегрированная

AliExprcss Торговля Глобальный, Китай Интегрированная

а Ш Feast ly Угощение домашней едой Государственный, США Трансакционная

Франшиза M-Pcsa Мобильное финансирования Государственный, Кения Трансакционная

Zopa Кредитование Глобальный, Великобритания Трансакционная

Кре- дито- вание Kiekstarter Привлечение совместных средств Глобальный, США Трансакционная

Спорт Hudl Анализ видео и обучение спортивных команд, коучинг Глобальный, США Трансакционная

Урбанистика Smart City Platform Поиск решений для развития городов, сервисные решения Глобальный, Испания Трансакционная

Транспорт Uber Перевозки пассажиров Глобальный, США Трансакционная

BlaBlaCar Совместные поездки с попутчиками за компенсацию расходов Глобальный, Франция Трансакционная

Источник: составлено авторами.

таксистов во многих странах мира. Джилиан Уайт в своем материале на The Atlantic акцентирует, что строительные компании, стрип-клубы и сервисы вроде Uber или Lyft имеют нечто общее: все они получают значительное число судебных жалоб и исков за попытки обойти закон в отношении своих работников [28].

Такая ситуация отлично подходит работодателям, но является потенциально опасной для работников. Закон вынуждает работодателей выстраивать трудовые отношения на основе трудового законодательства, что чревато значительными финансовыми потерями, связанными с необходимостью предоставлять легально трудоустроенным работникам заработную плату выше уставленного минимального размера, выплаты за сверхурочную работу, компенсации пострадавшим на производстве, пособия при увольнении, платежи в государственные внебюджетные фонды в размере 30% (страховые взносы во все внебюджетные фонды) и т.д. Если же работодатель предпочитает называть работающих на него людей подрядчиками, то освобождается от всех этих многочисленных юридических обязательств и экономит значительные финансовые ресурсы. Отчет по национальному трудоустройству за 2018 год показал, что, по разным оценкам, от 10 до 30% рабочей силы маркируется работодателями неверно, в качестве подрядчиков. Эта проблема, известная за рубежом как worker misclassification не нова и довольно распространена в таких отраслях, как строительство, служба доставки, развлечения для взрослых и т.д.

Отсутствие официального статуса ставит работников в беззащитное положение. Проблема стоит особенно остро в сферах, где уровень оплаты труда работника определяется на основе субъективных оценок пользователей. Для многих работников статус подрядчика (contractor - nonemployee status) - это возможность иметь хотя бы какую-то работу, а не результат осознанного выбора [28].

В статье Harvard Business Review отмечается, что часто сталкиваются интересы экономики совместного участия и городской власти. Так, например, суды запретили использовать Uber во Франкфурте, впоследствии национальный запрет на деятельность сервиса был наложен во многих городах Канады, Франции, в ряде штатов США. Зато Амстердам, Лондон, Сан-Франциско, Вашингтон и другие города хотят быть «дружественными» с экономикой совместного участия, позволяют ее существование и даже поощряют. Например, в докладе Британского правительства в 2014 году речь шла о том, чтобы сделать Лондон «глобальным центром для развития sharing economy» [26] (Wang, 2013).

Заключение

Распространение практик совместного потребления является следствием целого ряда изменений общественной жизни, социально-экономического, технико-технологического, социокультурного характера. В настоящее время еще сложно определить обратное влияние шеринг-отношений, их трансформационный потенциал по отношению к сферам общественной жизни, но уже сейчас понятно, что в условиях

отсутствия организованного противодействия со стороны государственных органов развитие практик совместного потребления будет способствовать значительной трансформации национальных экономик, политических институтов, формированию принципиально новых форматов социальных взаимодействий. Государство находятся на распутье: с одной стороны, инновации не следует значительно ограничивать, а с другой стороны, существует реальная необходимость в защите пользователей шеринг-платформ от возможных рисков.

Онлайн-платформы демократизировали доступ граждан к ряду благ, но вместе с этим они способствовали актуализации ряда проблем по общественной безопасности, связанных прежде всего с проблемами сохранения здоровья, недобросовестной конкуренции и ограниченной ответственности шеринг-компаний.

Дин Бейкер считает, что итоговый результат экономики совместного участия для экономики в целом будет отрицательным, поскольку нерегулируемая и де-факто часто не облагаемая налогом деятельность повышает экономическое давление, перекладывая определенные счета, вызванные «разбросанными поставщиками», на других субъектов [14] (Inman, 2014). В то же время сторонники sharing economy отмечают, что отрицательные эффекты шеринг-экономики являются неявными и отложенными, в то время как возможность получить небольшой доход или доступ к необходимому ресурсу «здесь и сейчас» посредством использования низкозатратных каналов для большинства населения имеет очевидную ценность. При сокращении числа и влияния отрицательных экстерналий можно говорить о безусловно прогрессивной гуманистической сущности шеринг-практик, позволяющих гражданам получить большую автономию и никогда ранее недоступное качество жизни.

В России, по мнению авторов, модель sharing economy имеет большие перспективы. Базовыми драйверами развития шеринг-практик в нашей стране являются низкая покупательская способность населения и относительная доступность интернета и информационных технологий для широких масс общества (территориальный охват, цена). Влияние этих благоприятных факторов нивелируется низким уровнем доверия населения, как институционального, так и межличностного. Эффективным решением проблемы может стать формирование единого федерального банка данных об участниках шеринг-отношений по примеру банка кредитных историй.

Разрушительный потенциал шеринг-практик по отношению к традиционным социально-экономическим и политическим структурам, онтологически находящимся на индустриальном этапе развития, заставляет правительства многих государств предпринимать жесткие ограничительные меры в отношении практик совместного пользования. Однако шеринг уже стал глобальной тенденцией, практики совместного потребления слишком прогрессивны, чтобы правительство смогло ограничить их развитие, не переходя за пределы демократического режима, - они как и по форме, так и по содержанию соответствуют информационному обществу.

Сегодня sharing economy заполнила фактически незаполненные ниши, но даль-

нейшее его распространение станет мощным конфликтогенным фактором, так как будет сопровождаться вытеснением структур, давно и успешно функционирующих на заполняемых участках. И чем глубже будут шеринг-сервисы проникать в общественную жизнь, тем больше традиционных социальных институтов будет вступать с ними в противоречие.

ИСТОЧНИКИ:

1. Болгова В.В. Qwerty-эффекты, path dependancy в праве: некоторые возможности

развития теории // Право и государство: теория и практика. - 2012. - № 9. - с. 13.

2. Лымарь Е. Н. Экономика совместного потребления в современной России // Вестник

Челябинского государственного университета. - 2018. - № 12. - с. 67-72. - doi: 10.24411/1994-2796-2018-11207 .

3. Швед В.В. Доверие - психологическая категория или экономическая ценность? //

Проблемы экономики. - 2018. - № 1. - c. 274-279.

4. Экономика совместного потребления как новая экономическая модель. Бюллетень

о текущих тенденциях мировой экономики. Аналитический центр при Правительстве Российской Федерации. № 47, август 2019. Ac.gov.ru. [Электронный ресурс]. URL: http://ac.gov.ru/files/publication/a/23700.pdf.

5. Anny Fenton Making Markets Personal: Exploring Market Construction at the Micro Level

in the Car-sharing and Time Bank Markets. - Unpublished paper, Harvard University, 2013.

6. Anthony Kalamar, «Sharewashing is the New Greenwashing» OpEd News, May 13,

2013, http://www.opednews.com/articles/Sharewashing-is-the-New-Gr-by-Anthony-Kalamar-130513-834.html.21. Tom Slee, «Sharing and Caring» Jacobin Magazine, January 24, 2014

7. All Eyes on the Sharing Economy // The Economist, - 2013. Www.economist.com.

[Электронный ресурс]. URL: http://www.economist.com/news/technology-quarterly/21572914-collaborative- consumption-technology-makes-it-easier-people-rent-items.

8. Botsman R., Rogers R. What's Mine is Yours: How Collaborative Consumption is Changing the Way We Live. - London: HarperCollins UK, 2010. - 304 p.

9. Bolcato S. Sharing Economy e sostebilita ambientale. Il fattore condivisione nella piatta-

forma Italiana «JOJOB». - Universita Marco Fanno // Anno Accademico, 2016. - 147 p.

10. Don't buy the 'sharing economy' hype: Airbnb and Uber are facilitating rip-offs Dean Baker. Don't buy the 'sharing economy' hype: Airbnb and Uber are facilitating rip-offs. The Guardian. Tue 27 May 2014. https://www.theguardian.com/commentisfree/2014/ may/27/airbnb-uber-taxes-regulation

11. European Parliament resolution of 19 February 2009 on Social Economy. Www.europarl. europa.eu. [Электронный ресурс]. URL: www, europarl, europa, eu / sides / getDoc, do ? pubRef = - // EP // TEXT + TA + P 6- TA -2009- 0062 + 0 + DOC + XML + V 0 // EN 888..

12. Howe N., Strauss W. Millennials rising: the next great generation. - Vintage Books, 2000.

13. How much is the sharing economy worth to GDP? Word Economic Forum. Www.we-forum.org. [Электронный ресурс]. URL: https://www.weforum.org/agenda/2016/10/ what-s-the-shar ing-economy-doing-to-gdp-numbers /.

14. Inman P. Uber and Airbnb show the sharing economy is on its way - like it or not. - The Guardian, 2014.

15. Innovative tendencies in the context of the social economy: the emergence of social enterprisesSocial economy and social entrepreneurship Social Europe guide Volume 4. European Commission Directorate-General for Employment, Social Affairs and Inclusion Manuscript completed in March 2013. - URL: http: // www.igfse.pt/upload/ docs/2013/DGEMPL Social Europe Guide Vol.4 EN Accessible.pdf

16. John Restakis Defining the Social Economy - The BC Context. Prepared for BC Social Economy Roundtable. - URL: http://www.msvu.ca/socialeconomyatlantic/pdfs/ DefiningSocialEconomy_FnlJan1906.pdf

17. Map of EU and national social economy institutions and organisations, Foundation for Social and Economic Initiatives and written as part of project «PROMES - Promotion of Social Economy» which is being realised with funding from the EQUAL initiative of the European Social Fund

18. Rudenko A. The collaborative consumption on the rise: why shared economy is winning over the «capitalism of me». Popsop.com. [Электронный ресурс]. URL: http://popsop. com/2013/08/the-collaborative- consumption-sharing-wins-over-ownership/.

19. Social economy and social entrepreneurship Social Europe guide Volume 4 European Commission Directorate - General for Employment, Social Affairs and Inclusion Manuscript completed in March 2013. - URL: http://www.igfse.pt/upload/docs/2013/ DGEMPL_Social_Europe_G uide_Vol.4_EN_Accessible.pdf

20. Social Economy Europe. Www.socialeconomy.eu. [Электронный ресурс]. URL: http:// www.socialeconomy.eu.org/social-economy.

21. Social Economy. Taking back the initiative. Proposals to make the social economy into a pillar of the European Union. 2015 Social Economy Europe. - URL: www.socialeconomy. eu.org

22. Schor J. Debating the Sharing Economy. A Great Transition Initiative Essay. Greattransition.org. [Электронный ресурс]. URL: http://greattransition.org/publica-tion/debating-the-sharing-economy.

23. Frenken K., Schor J. Putting the sharing economy into perspective. Reader.elsevier.com. [Электронный ресурс]. URL: https://reader.elsevier.com/reader/sd/pii/S221042241730 0114?token=A81133C6E63C65EDDE497E26829804 .

24. Frenken K. Putting the sharing economy into perspective [Электронный ресурс] / K. Frenken, J. Schor // Elsevier. - 2017. - режим доступа: https://reader.elsevier.com/reader/sd/ pii/S2210422417300114?token=A81133C6E63C65EDDE497E26829804 0B921A63B8AB ECCB265E 2491D23C2ACE44B43DB8F1ACE0DE45F47E47D764DE7C20

25. Friedman L. T. Welcome to the «Sharing Economy». - The New-York Times, 2013.

26. Wang R. Monday's Musings: Four Elements for A Sharing Economy Biz Model In MatrixCommerce. - Software Insider, 2013.

27. What's Yours Is Mine: Against the Sharing Economy by Tom Slee review - the problem with Airbnb and Uber. The Guardian. [Электронный ресурс]. URL: https:// www.theguardian.com/books/2016/apr/02/whats-yours-is-mine-against-the-sharing-economy-tom-slee-review.

28. White G. In the Sharing Economy, No One's an Employee. Atlantic. [Электронный ресурс]. URL: http://www.theatlantic.com/business/archive/2015/06/in-the-sharing-economy-no- ones-an-employee/395027/.

REFERENCES:

All Eyes on the Sharing Economy // The Economist, - 2013Www.economist.com. Retrieved from http://www.economist.com/news/technology-quarterly/21572914-collaborative- consumption-technology-makes-it-easier-people-rent-items Anny Fenton (2013). Making Markets Personal: Exploring Market Construction at the

Micro Level in the Car-sharing and Time Bank Markets Bolcato S. (2016). Sharing Economy e sostebilita ambientale. Il fattore condivisione nella

piattaforma Italiana «JOJOB» Bolgova V.V. (2012). Qwerty-effekty, path dependancy vprave: nekotorye vozmozhnosti razvitiya teorii [Qwerty-effects, path dependency in law: some features of theory development]. Pravo igosudarstvo: teoriya ipraktika. (9). 13. (in Russian). Botsman R., Rogers R. (2010). What's Mine is Yours: How Collaborative Consumption

is Changing the Way We Live European Parliament resolution of19 February 2009 on Social EconomyWww.europarl. europa.eu. Retrieved from www, europarl, europa, eu / sides / getDoc, do ? pubRef = - // EP // TEXT + TA + P 6- TA -2009- 0062 + 0 + DOC + XML + V 0 // EN 888. Frenken K., Schor J. Putting the sharing economy into perspectiveReader.elsevier.com. Retrieved from https://reader.elsevier.com/reader/sd/pii/S2210422417300114?toke n=A81133C6E63C65EDDE497E26829804 Friedman L. T. (2013). Welcome to the «Sharing Economy»

How much is the sharing economy worth to GDP? Word Economic ForumWww. weforum.org. Retrieved from https://www.weforum.org/agenda/2016/10/what-s-the-shar ing-economy-doing-to-gdp-numbers / Howe N., Strauss W. (2000). Millennials rising: the next great generation New York. Inman P. (2014). Uber and Airbnb show the sharing economy is on its way - like it or not Lymar E. N. (2018). Ekonomika sovmestnogo potrebleniya v sovremennoy Rossii [Economics of Joint Consumption in Modern Russia]. Bulletin of Chelyabinsk State University. (12). 67-72. (in Russian). doi: 10.24411/1994-2796-2018-11207 .

Rudenko A. The collaborative consumption on the rise: why shared economy is winning over the «capitalism of me»Popsop.com. Retrieved from http://popsop. com/2013/08/the-collaborative- consumption-sharing-wins-over-ownership/ Schor J. Debating the Sharing Economy. A Great Transition Initiative EssayGreattransition.org. Retrieved from http://greattransition.org/publication/ debating-the-sharing-economy Shved V.V. (2018). Doverie - psikhologicheskaya kategoriya ili ekonomicheskaya tsennost? [Trust: is it a psychological category or an economic value?]. The problems of Economy. (1). 274-279. (in Russian). Social Economy EuropeWww.socialeconomy.eu. Retrieved from http://www.

socialeconomy.eu.org/social-economy Wang R. (2013). Monday's Musings: Four Elements for A Sharing Economy Biz Model In MatrixCommerce

What's Yours Is Mine: Against the Sharing Economy by Tom Slee review - the problem with Airbnb and UberThe Guardian. Retrieved from https://www.theguardian.com/ books/2016/apr/02/whats-yours-is-mine-against-the-sharing-economy-tom-slee-review

White G. In the Sharing Economy, No One's an EmployeeAtlantic. Retrieved from http://www.theatlantic.com/business/archive/2015/06/in-the-sharing-economy-no-ones-an-employee/395027/

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.