Научная статья на тему 'Влияние постановлений Пленума Верховного Суда РФ по уголовным делам на дефекты уголовного закона: минимизация или обострение? (на примере постановлений, принятых в 2008 году)'

Влияние постановлений Пленума Верховного Суда РФ по уголовным делам на дефекты уголовного закона: минимизация или обострение? (на примере постановлений, принятых в 2008 году) Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

CC BY
232
312
Поделиться
Ключевые слова
ПОСТАНОВЛЕНИЕ / ДЛЯЩЕЕСЯ ПРЕСТУПЛЕНИЕ / ДОБРОВОЛЬНЫЙ ОТКАЗ ОТ ПРЕСТУПЛЕНИЯ / СОУЧАСТИЕ / ПРЕСТУПНОЕ СООБЩЕСТВО / ОРГАНИЗОВАННАЯ ГРУППА / КОНТРАБАНДА / ДЕЗЕРТИРСТВО / САМОВОЛЬНОЕ ОСТАВЛЕНИЕ ЧАСТИ ИЛИ МЕСТА СЛУЖБЫ

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Ныркова Наталья Анатольевна

В статье рассматриваются роль и значение принятых в 2008 году постановлений Пленума Верховного Суда РФ в уяснении признаков самовольного оставления части или места службы, дезертирства, контрабанды и организации преступного сообщества (преступной организации).

Текст научной работы на тему «Влияние постановлений Пленума Верховного Суда РФ по уголовным делам на дефекты уголовного закона: минимизация или обострение? (на примере постановлений, принятых в 2008 году)»

5.4. ВЛИЯНИЕ ПОСТАНОВЛЕНИЙ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РФ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ НА ДЕФЕКТЫ УГОЛОВНОГО ЗАКОНА: МИНИМИЗАЦИЯ ИЛИ ОБОСТРЕНИЕ? (НА ПРИМЕРЕ ПОСТАНОВЛЕНИЙ, ПРИНЯТЫХ В 2008 ГОДУ)

Ныркова Наталья Анатольевна, доцент, кандидат

юридических наук, заместитель директора

Ростовский филиал РТА по научной работе

Аннотация: В статье рассматриваются роль и значение принятых в 2008 году постановлений Пленума Верховного Суда РФ в уяснении признаков самовольного оставления части или места службы, дезертирства, контрабанды и организации преступного сообщества (преступной организации).

Ключевые слова: постановление, длящееся преступление, добровольный отказ от преступления, соучастие, преступное сообщество, организованная группа, контрабанда, дезертирство, самовольное оставление части или места службы.

Исследование вопросов, связанных с различными дефектами уголовного законодательства (про-бельностью, неточностью, избыточностью норм, громоздкостью и др.) является давней и весьма результативной традицией уголовно-правовой науки.1 Не будет большим преувеличением утверждение, что практически каждая научная публикация, так или иначе, связана с рассмотрением проблем действующего уголовного законодательства. При этом профессиональный поиск идеала заставляет современных российских ученых вновь и вновь обращаться не только к законодательному тексту, но и к иным источникам и явлениям, вовлеченным в орбиту уголовного права: бланкетному законодательству, актам толкования уголовного кодекса, нормам морали и пр.

Одним из важнейших инструментов познания и уяснения смысла уголовного закона являются постановления Пленумов Верховного суда РФ, содержащие разъяснения по конкретным отраслевым вопросам. В 2008 году было принято три таких постановления: 1) 3.04 - «О практике рассмотрения судами уголовных дел об уклонении от призыва на военную службу и от прохождения военной или альтернативной гражданской службы»;2 2) 27.05 - «О судебной практике по делам о контра-

1 Яркой иллюстрацией этого являются труды П.И. Люблинского, Г.С. Фельдштейна, Н.С. Таганцева. В наше время исследование законодательных проблем продолжили Е.В. Благов, А.П. Войтович, Л.Д. Гаухман, А.Э. Жалинский, И.Э. Звечаровский, Л.В. Иногамова-Хегай, С.Г. Келина, Т.В. Кленова, М.И. Ковалев, И.Я. Козаченко, В.П. Коняхин, М.Б. Кострова, Л.Л. Кругликов, В.Н. Кудрявцев, Н.Ф. Кузнецова, С.Ф. Милюков, А.В. Наумов, К.К. Панько, Н.И. Пикуров, Ю.Е. Пудовочкин, А.И. Рарог, А.И. Чучаев, А.Е. Якубов, П.С. Яни и др.

2 Бюллетень Верховного Суда РФ, 2008. № 6.

банде»;3 3) 10.06 - «О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации)».4 При этом только постановление «О судебной практике по делам о контрабанде» сменило ранее действовавшее по этим вопросам постановление Пленума Верховного Суда СССР, а два других постановления приняты впервые. Никогда ранее систематизированных и обобщенных рекомендаций Верховного Суда по проблемам, касающимся квалификации различных видов преступного уклонения от военной службы, а также посвященным правовой оценке форм соучастия, не существовало.

Каждое из постановлений играет важную и, в целом, позитивную роль в многотрудном процессе правовой оценки соответствующих преступлений. Однако тема публикации обязывает нас остановиться на тех положениях, которые, на наш взгляд, обостряют недостатки уголовного законодательства или коллизируют с его содержанием.

1. П.14 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 3.04.2008 г. № 3 «О практике рассмотрения судами уголовных дел об уклонении от призыва на военную службу и от прохождения военной или альтернативной гражданской службы» гласит: «в случае, когда лицо добровольно возвращается в часть (к месту службы) до окончания срока, в течение которого оно намеревалось самовольно отсутствовать, содеянное подлежит квалификации по соответствующим частям статьи 337 УК РФ в зависимости от фактической продолжительности самовольного отсутствия». Данное разъяснение, безусловно, может быть распространено и на дезертирство (ст. 338 УК РФ). Оно закрепляет господствующую в науке и практике точку зрения о моменте окончания самовольного оставления части или места службы и, таким образом, исключает добровольный отказ от совершения данных преступлений. Полагаем, что это противоречит и статье 31 УК РФ, и понятию длящегося преступления, сформулированного в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 4.03.1929 г (в редакции постановления от 14.03.1963 г.) «Об условиях применения давности и амнистии к длящимся и продолжаемым преступлениям».5 В соответствии с п. 1 указанного постановления, длящиеся преступления характеризуются непрерывным осуществлением состава определенного преступного деяния. Длящееся преступление начинается с какого-либо преступного действия (например, при самовольной отлучке) или с акта преступного бездействия (при недонесении о преступлении). Окончание длящегося преступления постановление

3 Бюллетень Верховного Суда РФ, 2008. № 8.

4 Там же.

5 Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР 1924-1977, часть 2. - М., "Известия", 1978.

связывает, во-первых, с действиями самого виновного, направленными к прекращению преступления, а во-вторых, с наступлением событий, препятствующих совершению преступления (например, вмешательство органов власти). Следовательно, до наступления этих двух моментов преступление является неоконченным, а значит, сохраняется возможность добровольного отказа от его совер-шения.6 Необходимо лишь установить, что возвращение субъекта в часть или к месту службы является добровольным и окончательным, при осознании возможности дальнейшего продолжения преступной деятельности. Таким образом, вывод о длящемся характере преступления, требует ответа вопроса о том, что длится, если деяние уже признанно оконченным? Если признать, что длится уже оконченное преступление7, то каков момент его окончания (если вообще можно вести речь о моменте окончания оконченного преступления )? Утверждение о том, что дезертирство как оконченное преступление совершается (длится) в течение всего времени отсутствия военнослужащего в части, пока он не будет задержан или не вернется сам либо пока не будет прекращено совершение преступления в силу иных обстоятельств (например, смерть обвиняемого, амнистия)8 неизбежно приводит к выводу, что названные обстоятельства свидетельствуют об окончании преступления. Этот вывод полностью согласуется с понятием длящегося преступления и его спецификой, состоящей в продолжительности преступных действий.9 Таким образом, представляется, что добровольная явка лица в часть (к месту службы) может рассматриваться (с учетом специфики сроков самовольного оставления части, предусмотренных в ст.ст. 337 и 338 УК РФ) как добровольный отказ от совершения данных преступлений.

2. П. 19 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.05.2008 г. № 6 «О судебной практике по делам о контрабанде» посвящен правилам квалификации контрабанды, совершенной организованной группой. В нем нашла отражение вполне оформившаяся тенденция судебной практики и по другим преступлениям, совершаемым организованной группой, когда действия всех участников группы квалифицируются как соисполнительские,

6 Следует отметить, что отнесение самовольного оставления части или места службы к длящимся преступлениям в уголовном праве является предметом дискуссии, в частности, существует мнение, что состав данного преступления формальный. См., например, Уголовное право РФ. Особенная часть: Учебник / под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, А.И. Рарога, А.И. Чучаева. М., 2006.

7 Уголовное право: Особенная часть: учебник / под ред. В.Т. Гайкова, Н.Г. Шимбаревой. Ростов н/Д: Феникс, 2008. С. 768.

8 Ахметшин Х.М. Дезертирство (научно-практический комментарий к ст. 338 УК РФ) // Право в Вооруженных Силах, 2006. № 6.

9 П. 3 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 4.03.1929 г (в редакции постановления от 14.03.1963 г.) // Сборник постановлений Плену-

ма Верховного Суда СССР 1924-1977, часть 2. - М., 'Известия", 1978.

без ссылки на ст. 33 УК РФ.10 Вместе с тем, в Общей части УК РФ регламентируются базовые положения, касающиеся вопросов уголовной ответственности соучастников преступления. В соответствии с ними, давать правовую оценку деяниям соучастников без ссылки на ст. 33 УК РФ допустимо лишь в случаях, когда они одновременно являлись соисполнителями преступления. В рассматриваемом постановлении, напротив, находим следующий вывод: «по ч. 4 ст. 188 УК РФ квалифицируются действия всех участников организованной группы, а не только тех, кто непосредственно перемещал товары или иные предметы контрабанды через таможенную границу Российской Федерации». И далее в постановлении приводятся типичные примеры действий, которые могут быть совершены, в частности, пособниками: приобретение товара за границей в целях его ввоза на таможенную территорию РФ, содействие его незаконному перемещению в пункте таможенного контроля или фальсификация документов, представленных при таможенном оформлении товаров, выполнение роли транспортных экспедиторов контрабандного груза. Представляется, что такое нивелирование преступных ролей участников организованной группы, отраженное в правоприменительном акте, не только затрудняет уяснение «вклада» каждого из них в совершенное преступление, но и увеличивает нежелательный «разрыв» между содержанием уголовного законодательства и практикой его применения.

3. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10.06.2008 г. № 8 «О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации)» содержит целый ряд разъяснений, имеющих значение для уяснения самого понятия преступного сообщества, его важнейших признаков, ответственности его организаторов, руководителей и участников, то есть, конкретизирующих соответствующие положения Общей части УК РФ о соучастии. Так, в соответствии с п. 2 постановления «под преступным сообществом (преступной организацией) следует понимать структурно оформленную преступную группу, которая, помимо присущих организованной группе признаков (ч. 3 ст. 35 УК РФ) характеризуется сплоченностью и создана для совершения одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступлений, либо объединение организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп, созданное в тех же целях». Сравнительный анализ данного определения и признаков преступного сообщества, установленных в ч. 4 ст. 35 УК РФ, позволяет заметить, что Вер-

10 Аналогичные разъяснения даны, к примеру, в постановлениях «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)», «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» и др.

ховный Суд существенно дополнил законодательную формулу преступного сообщества, фактически выйдя за рамки толкования. Структурное оформление как новый признак преступного сообщества, очевидно, вызовет затруднения в правоприменительной практике. Его вменение потребует ответа на вполне закономерные вопросы: какие обстоятельства свидетельствуют о структурном оформлении преступной группы, насколько сложной должна быть такая структура и другие. Выделение в составе группы организатора так же свидетельствует о ее структурировании, следовательно, актуализируются и без того сложные вопросы разграничения организованной группы и преступного сообщества.11 Помимо этого, непоследовательна позиция Пленума относительно взаимосвязи структурного оформления преступного сообщества с признаком сплоченности. С одной стороны, в п. 2 постановления, они зафиксированы как самостоятельные признаки. С другой, в п. 3., указано, что «сплоченность может также характеризоваться особой структурой сообщества (например, руководитель, совет руководителей, исполнители отдельных заданий), наличием руководящего состава, распределением функций между его участника-

ми».12

Ряд положений постановления посвящен вопросам ответственности участников преступного сообщества (преступной организации). В соответствии с ч. 5 ст. 35 УК РФ, лицо, создавшее преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее им, подлежит уголовной ответственности за его организацию и руководство в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК РФ, а так же за все совершенные преступным сообществом (преступной организацией) преступления, если они охватывались его умыслом. Иначе трактует ответственность руководителя (организатора) преступного сообщества (преступной организации) Пленум Верховного Суда РФ в п. 7 постановления. Руководитель (организатор) несет уголовную ответственность за совершение тяжкого или особо тяжкого преступления и в тех случаях, когда он непосредственно не участвовал в исполнении конкретного преступления, поскольку совершение другими участниками преступного сообщества (преступной организации) указанных преступлений (преступления) охватывалось его умыслом. Таким образом, и УК РФ и акт судебного толкования исходят из возможности ответственности руководителя (организатора) даже в

11 См., например, п. 15 постановления ПВС РФ от 27.12.2002 г. № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое»; п. 23 постановления ПВС РФ от 27.12.2007 г. № 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» и др.

12 К сожалению, нельзя не отметить и тавтологичность положений

п. 3 анализируемого постановления, ибо именно фигуры руководителя, совета руководителей свидетельствуют о наличии руководящего состава.

тех случаях, когда он не принимал непосредственного участия в совершении конкретного преступления или преступлений. Принципиальная разница двух позиций заключается в том, что закон ставит такую ответственность в прямую и жесткую зависимость от содержания умысла субъекта: если преступная деятельность охватывалась его умыслом, ответственность возможна. В противном случае она исключается. В постановлении акцент иной: руководящая (организующая) роль субъекта группового преступления с неизбежностью предопределяет содержание и направленность умысла, а значит, и уголовную ответственность. Разумным исключением является только эксцесс исполнителя (п. 14 постановления). Мнение Верховного Суда РФ, сформулированное в постановлении Пленума, следует признать более правильным, однако его расхождение с уголовным законодательством требует корректировки последнего с целью преодоления данной коллизии.

П. 10 анализируемого постановления толкует весьма важные и, одновременно, проблемные вопросы квалификации тяжких и особо тяжких преступлений, совершенных преступным сообществом (преступной организацией). Действия участников преступного сообщества (преступной организации) в подобных случаях «подлежат квалификации по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 210 УК РФ и соответствующей частью (пунктом) статьи Особенной части УК РФ с учетом квалифицирующего признака «организованная группа». В том случае, если состав преступления не предусматривает его совершение организованной группой, действия лица «подлежат квалификации по соответствующей части (пункту) статьи УК РФ, содержащей квалифицирующий признак «группа лиц по предварительному сговору», а при его отсутствии - по признаку «группа лиц», а также по ч. 2 ст. 210 УК РФ.

К сожалению, данные рекомендации лишь закрепляют сложившуюся вынужденную практику квалификации преступлений, совершенных преступным сообществом. Ее вынужденность обусловлена отсутствием в Особенной части УК РФ преступного сообщества в качестве квалифицирующего признака конкретных составов преступлений. На парадоксальность позиции законодателя, впервые предусмотревшего в Общей части УК РФ 1996 года такую форму соучастия, как преступное сообщество (преступная организация) и не включившего его в число квалифицирующих признаков отдельных преступлений давно обращается внимание в науке уголовного права.13 Больше того, данная практика

13 Козлов А.П. Соучастие: традиции и реальность. СПб.: Юридический центр Пресс, 2001. С 351-356; Ныркова Н.А. Соучастие в уголовном праве: неразрешимые или неразрешенные проблемы? // Уголовное право: стратегия развития в XXI веке: Материалы 5-й Межд. науч.-практ. конф. М., Проспект, 2008. С. 189-193; Она же. Отражение

подвергнута обстоятельной и справедливой критике как не соответствующая принципам справедливости, дифференциации ответственности в уголовном праве, порождающая коллизии между нормами Общей части УК РФ, более или менее тщательно регламентирующими совершенно разные с точки зрения степени общественной опасности формы соучастия и нормами Особенной части, «уравнивающими» данные формы соучастия, а в некоторых случаях - вообще исключающими учет совершения преступления преступным сообществом.

Существенный недостаток рассматриваемого постановления видится в том, что такая практика признается, легализуется и «освящается» Верховным Судом. Наше глубокое убеждение состоит в том, что преступления, совершенные преступным сообществом (преступной организацией) недопустимо квалифицировать по признакам организованной группы, а уж тем более неприемлемо - по признакам группы лиц по предварительному сговору или группы лиц. Технология разрешения отмеченных противоречий хорошо известна специалистам: включение преступного сообщества в качестве квалифицирующего признака в Особенную часть УК РФ, а так же корректировка квалифицирующих, особо квалифицирующих и ультраквалифицирующих признаков конкретных преступлений с учетов степени общественной опасности форм соучастия, предусмотренных в ст. 35 УК РФ.

Список использованных источников:

1. Ахметшин Х.М. Дезертирство (научно-практический комментарий к ст. 338 УК РФ) // Право в Вооруженных Силах, 2006. № 6

2. Козлов А.П. Соучастие: традиции и реальность. СПб.: Юридический центр Пресс, 2001

3. Ныркова Н.А. Соучастие в уголовном праве: неразрешимые или неразрешенные проблемы? // Уголовное право: стратегия развития в ХХІ веке: Материалы 5-й Межд. науч.-практ. конф. М.: Проспект, 2008.

4. Ныркова Н.А. Отражение соучастия в Особенной части УК

РФ: проблемы соотношения с принципом справедливости // Кримінальний кодекс Украіни 2001 р.: проблеми застосування і перспективи удосконалення: Матеріали

міжнародноінауково-практичноі конференціі 13-15 квітня 2007р. у 2-х ч. Львів: Львівський державний університет внутрішніх справ, 2007

5. Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 4.03.1929 г (в редакции постановления от 14.03.1963 г.) «Об условиях применения давности и амнистии к длящимся и продолжаемым преступлениям» // Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР 1924-1977, часть 2. - М., "Известия", 1978.

соучастия в Особенной части УК РФ: проблемы соотношения с принципом справедливости // Кримінальний кодекс Украіни 2001 р.: проблеми застосування і перспективи удосконалення: Матеріали

міжнародноінауково-практичноі конференціі 13-15 квітня 2007р. у 2-х ч. Львів: Львівський державний університет внутрішніх справ, 2007. С. 267-270.

6. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 3.04.2008 г. № 3 «О практике рассмотрения судами уголовных дел об уклонении от призыва на военную службу и от прохождения военной или альтернативной гражданской службы» // Бюллетень Верховного Суда РФ, 2008. № 6

7. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.05.2008 г. «О судебной практике по делам о контрабанде» // Бюллетень Верховного Суда РФ, 2008. № 8

8. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10.06.2008 г. «О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации)» // Бюллетень Верховного Суда РФ, 2008. № 8

9. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 г. № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» // СПС Консультант Плюс. Судебная практика

10. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2007 г. № 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» // Бюллетень Верховного Суда РФ, 2008. № 2

11. Уголовное право РФ. Особенная часть: Учебник / под ред. Л.В. Иногамовой - Хегай, А.И. Рарога, А.И. Чучаева. М., 2006

12. Уголовное право: Особенная часть: Учебник / под ред В.Т. Гайкова, Н.Г. Шимбаревой. Ростов н/Д: Феникс, 2008

Рецензия

Рецензируемая статья посвящена вечно актуальным проблемам соотношения уголовного законодательства и практики его применения. Особое значение в процессе гармонизации законодательной и правоприменительной деятельности по праву придается постановлениям Пленума Верховного Суда РФ, в которых, на основе анализа и обобщения практики рассмотрения конкретных уголовных дел, раскрываются конструктивные и квалифицирующие признаки преступлений, содержатся важные рекомендации относительно правил разграничения смежных составов и др. При этом, несмотря на неутихающие дискуссии о статусе данных постановлений, несомненной является их роль как важного ориентира, стабилизирующего и упорядочивающего судебную практику.

В настоящей статье автор, признавая и отмечая роль и значение постановлений Пленума Верховного Суда РФ, анализирует те положения принятых в 2008 году постановлений, которые коллизируют с содержанием отдельных уголовноправовых норм. Ряд выводов (например, о конструкции составов самовольного оставления части и дезертирства) касаются весьма сложных и спорных уголовно-правовых проблем, уже ставившихся, но не разрешенных наукой. Полагаю, что стремление автора взглянуть на них по-новому, с учетом вновь принятых постановлений Пленума Верховного Суда, к тому же реализованное корректно, обоснованно и профессионально, будет полезно ученым и практикам.

л *

Доцент кафедры уголовного права и криминологии юридического факультета юфу, ] к.ю.н, доцент Н.Г. Шимбарева