Научная статья на тему 'Влияние нарушений сна на состояние психоэмоциональной сферы при метаболическом синдроме'

Влияние нарушений сна на состояние психоэмоциональной сферы при метаболическом синдроме Текст научной статьи по специальности «Науки о здоровье»

CC BY
274
60
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
МЕТАБОЛИЧЕСКИЙ СИНДРОМ / НАРУШЕНИЕ СНА / ИНСОМНИЯ / НАРУШЕНИЕ ПИЩЕВОГО ПОВЕДЕНИЯ / ДЕПРЕССИЯ / ТРЕВОГА / METABOLIC SYNDROME / SLEEP DISORDER / INSOMNIA / EATING DISORDERS / DEPRESSION / ANXIETY

Аннотация научной статьи по наукам о здоровье, автор научной работы — Алексеева Н.С., Салмина-Хвостова О.И., Белобородова Е.В

В статье рассмотрено влияние нарушений сна на состояние психоэмоциональной сферы при метаболическом синдроме (МС). Исследование проведено среди 713 пациентов (46% женщин и 54% мужчин) с МС, в возрасте 20-45 лет (средний возраст 35,6±7,8 года). По результатам анкетирования субъективные нарушения качества сна наблюдали у 404 (56,7%) обследованных, среди которых чаще отмечались повышенная сонливость в дневное время 55%, и ночной хронотип у 61,9%. При инсомнии у пациентов МС зафиксировали статистически значимую большую частоту и выраженность нарушений психоэмоциональной сферы.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по наукам о здоровье , автор научной работы — Алексеева Н.С., Салмина-Хвостова О.И., Белобородова Е.В

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

THE IMPACT OF SLEEP DISORDERS ON THE STATE OF PSY-CHOEMOTIONAL SPHERE IN METABOLIC SYNDROME

The article examines the impact of sleep disorders on the state of psychoemotional sphere in metabolic syndrome (MS). The study was conducted among 713 patients (46% women and 54% men) with MS, aged 20-45 years (mean age of 35.6±7.8 years). Based on the questionnaire results of subjective disorders in sleep quality was observed in 404 (56.7%) of the surveyed, among which most often there is increased sleepiness during the daytime is 55%, and nocturnal chronotype from 61.9 per cent. When insomnia in patients of MS have recorded a statistically significant greater frequency and severity of violations of psychoemotional sphere.

Текст научной работы на тему «Влияние нарушений сна на состояние психоэмоциональной сферы при метаболическом синдроме»

УДК 616-008.9:616.8-009.836:616.895

ВЛИЯНИЕ НАРУШЕНИЙ СНА НА СОСТОЯНИЕ ПСИХОЭМОЦИОНАЛЬНОЙ СФЕРЫ ПРИ МЕТАБОЛИЧЕСКОМ СИНДРОМЕ

Алексеева1 Н.С., Салмина-Хвостова2 О.И., Белобородова3Е.В.

'■2ГБОУДПО Новокузнецкий государственный институт усовершенствования врачей Минздрава России, г. Новокузнецк, Россия

ФГБОУ ВО Сибирский государственный медицинский университет Минздрава России, г. Томск, Россия

Аннотация. В статье рассмотрено влияние нарушений сна на состояние психоэмоциональной сферы при метаболическом синдроме (МС). Исследование проведено среди 713 пациентов (46% женщин и 54% мужчин) с МС, в возрасте 20-45 лет (средний возраст 35,6±7,8 года). По результатам анкетирования субъективные нарушения качества сна наблюдали у 404 (56,7%) обследованных, среди которых чаще отмечались повышенная сонливость в дневное время - 55%, и ночной хронотип - у 61,9%. При инсомнии у пациентов МС зафиксировали статистически значимую большую частоту и выраженность нарушений психоэмоциональной сферы.

Ключевые слова: метаболический синдром, нарушение сна, инсомния, нарушение пищевого поведения, депрессия, тревога

Сон представляет собой сложно организованный в нейрофизиологическом и нейрохимическом отношении процесс, жизненно необходимый для организма. Нарушения цикла бодрствование - сон, диссомния (инсомния, дневная сонливость) могут быть вторичны по отношению к соматической или психогенной патологии (тревожным и депрессивным расстройствам), но в то же время могут играть и значительную роль в патогенезе соматической болезни и метаболической дисрегуляции [1, 2, 3]. Плохое качество сна и дневная сонливость ассоциируются с кардио-васкулярными заболеваниями. Это подтверждается многочисленными эпидемиологическими исследованиями, которые показывают связь кратковременного или некачественного сна с увеличением распространенности или заболеваемости сахарным диабетом (СД) 2 типа, ожирением и других составляющих метаболический синдром (МС). Хорошо известно, что ожирение может приводить к нарушениям сна (синдром ночного апноэ). Обратное предположение о том, что дефицит сна может приводить к ожирению, в

последние годы стало находить все больше научных подтверждений, полученных как в процессе лабораторных, так и эпидемиологических наблюдений. Возникает «порочный круг», в котором с одной стороны короткая продолжительность сна может изначально способствовать увеличению массы тела, с другой стороны ожирение и МС вызывают нарушения сна и психологический стресс, приводят к дальнейшему снижению общего времени сна [3, 4, 5].

Цель исследования. изучить влияние нарушений сна на состояние психоэмоциональной сферы при метаболическом синдроме.

Материал и методы. Данное исследование проведено среди 713 пациентов (46% женщин и 54% мужчин) с МС, в возрасте 20-45 лет (средний возраст 35,6±7,8 года), находящихся на лечении в МБЛПУ «КГБ №5» г. Новокузнецка. Диагностику МС осуществляли согласно рекомендациям экспертов ВНОК (2009) [6]. Поэтому основными критериями включения были: абдоминальное ожирение - у мужчин окружность талии (ОТ) более 94 см и у женщин ОТ более 80 см и

Журнал включен в Перечень рецензируемых научных изданий ВАК

11

наличие еще двух дополнительных компонентов МС. Так артериальную гипертонию (АГ) артериальное давление (АД > 130/85 мм рт. ст.) диагностировали у 80,4% пациентов, повышение уровня триглицеридов (ТГ) > 1,7 ммоль/л - у 56,2%, снижение уровня холестерина липопроте-инов высокой плотности (ХС ЛПВП) < 1,0 ммоль/л у мужчин и < 1,2 ммоль/л у женщин - у 21,9%, повышение уровня холестерина липопро-теинов низкой плотности (ХС ЛПНП) > 3,0 ммоль/л - у 66,3%, гипергликемию натощак - у 17,5% и нарушение толерантности к углеводам -у 12,3%, СД 2 типа - у 6,3%. Критериями исключения пациентов из исследования были СД 2 типа на инсулинотерапии с осложнениями, заболевания щитовидной железы требующие, гормональной коррекции ее функции, постменопау-зальный МС, сопутствующие заболевания в стадии обострения. Избыточную массу тела и ожирение диагностировали на основании индекса массы тела (ИМТ) Кетле (1997). Избыточная масса тела наблюдали у 38% пациентов, ожирение 1 степени - у 40% пациентов, ожирение 2 и 3 степени - у 20,6% и у 1,4% соответственно.

С целью субъективной оценки сна использовался оригинальный расширенный протокол исследования, включающий в себя отечественные и международные анкеты: анкета балльной оценки субъективных характеристик сна (Левин Я.И., 1998), анкета скрининга синдрома апноэ во сне (Елигулашвили Т.С. и соавт., 1998), шкала сонливости (Epworth Sleepiness Scale, 1991) [7]. При исследовании применялся ряд психологических методик: шкала Цунга для самооценки уровня депрессии и тревоги; шкала самооценки Ч. Спилбергера в модификации Ю.Л. Ханина для самооценки уровня тревожности в данный момент и личностной тревожности. Определение типологии нарушений пищевого поведения проводилось с использованием опросника DEBQ. В соответствии с требованиями биомедицинской этики, утвержденной Хельсинской декларацией Всемирной медицинской ассоциации (2000), на участие в исследовании было получено информированное согласие всех обследованных лиц. Непараметрические методы применяли для оценки статистической значимости межгрупповых различий результатов с использованием критерия парных сравнений U-теста Манна - Уитни. Для проведения корреляционного анализа был

использован критерий Спирмена, для сравнения качественных показателей применяли критерий Пирсона х2. Критерием статистической достоверности получаемых выводов считалась общепринятая в медицине величина р<0,05.

Результаты и обсуждение. По результатам анкетирования субъективные нарушения качества сна наблюдали у 404 (56,7%) обследованных, среди которых чаще отмечались повышенная сонливость в дневное время - 55%, и ночной хронотип - у 61,9%. Высокий риск апноэ во сне зафиксировали у 32,4% пациентов, жалобы на храп - у 24,7%, остановки дыхания во сне - у 2,5%, повышенный уровень АД - у 82,4%, утренних головных болей - у 29,5%.

Большинство исследователей сообщают о высокой частоте нарушений сна и чрезмерной дневной сонливости у лиц женского пола [2, 3, 4]. В нашем исследовании дневная сонливость чаще наблюдалась у женщин (в 55,7% случаев), чем у мужчин (в 44,3% случаев).

Хронический дефицит сна относится к факторам риска развития тревоги, депрессии, симптомов физической усталости и колебаниям настроения, чему также в большей мере подвержены женщины [3, 5]. По статистике, люди с ночным хронотипом («совы») имеют худшее качество сна, чаще испытывают дневную сонливость и их беспокоят проблемы, связанные с недостаточным вниманием и поэтому возникающими проблемами на работе [1, 2].

В нашем исследовании наиболее частыми, по мнению пациентов, причинами нарушений сна были: стресс 71,5%, жизненные события 12,3%, колебания настроения 9,6%, болезнь 6,6%. Нарушения пищевого поведения диагностировали у 556 (78%) пациентов МС. В структуре нарушения пищевого поведения наблюдали эмоциоген-ный тип - у 34,2%, экстернальный тип - у 47,6%, ограничительный тип - у 18,2%

Большая часть пациентов, с нарушениями сна инсомнического характера отмечала гиперфаги-ческую реакцию на стресс. Нарушение пищевого поведения среди данной категории диагностировали чаще (86,6%), чем у лиц без нарушений сна (66,7%). При сравнительной оценке нарушений пищевого поведения у пациентов МС с нарушениями сна и без таковых получено достоверное повышение уровня эмоциогенного пищевого по-

Журнал включен в Перечень рецензируемых научных изданий ВАК

12

ведения (2,3 и 1,9 соответственно, р<0,05) и экс-тернального пищевого поведения (3,3 и 3,04 соответственно, р<0,05), а также статистически значимая зависимость эмоциогенного пищевого поведения (р<0,05) от наличия инсомнических состояний и положительные корреляции с показателями тревоги (г=0,46), эмоциогенной едой (г=0,65).

По данным шкалы Цунга депрессивные состояния зафиксировали у 31,6% пациентов (20,8% мужчин и 42% женщин). Легкие депрессивные нарушения были диагностированы у 20,4% пациентов, средние - у 11,2% пациентов. У пациентов с нарушениями сна была выявлена корреляционная связь с депрессивными состояния (г = 0,56, р < 0,005).

По данным шкалы Цунга тревожные состояния диагностировали у 48% пациентов, из них 54% были женщины и 41,7% - мужчины. Низкий уровень тревоги наблюдали у 33,7% пациентов, средний - у 14,3%. При нарушениях сна фиксировали увеличение частоты тревожных состояний (г = 0,64, р < 0,005).

У пациентов без нарушений сна показатели теста Спилбергера демонстрировали более низкий уровень тревожности, как в «данный момент» (24,89±2,09), так и при оценке «обычного» состояния (22,83±1,89), чем у пациентов с инсо-мническими состояниями (45,98±14,87, р < 0,0001 и 44,32±12,75, р < 0,0001 соответственно).

По данным литературы, расстройства сна является облигатным признаком депрессии [3, 2, 4]. При депрессии чаще всего встречаются пост-сомнические расстройства сна в виде чувство «разбитости» после ночи и неимперативной дневной сонливости. Нередко при депрессии соотношение между субъективными оценками сна и его объективными характеристиками неоднозначно. Дневными симптомами нарушений сна инсомнического характера могут быть тревога, снижение фона настроения и негативные размышления, связанные с воздействием стрессового фактора. В 70% случаев депрессия сопровождается тревогой. При этом средний возраст начала заболевания составляет 25-27 лет. При

тревожных состояниях нарушения сна выявляются в 44-81% случаев [2, 4]. В 68% они возникают одновременно с развитием тревоги, а в 15% - вслед за началом тревожного расстройства [3,

5].

В результате проведенного исследования при нарушениях сна у пациентов МС зафиксировали большую частоту и выраженность нарушений психоэмоциональной сферы. Инсомнические состояния у пациентов с МС были одним из факторов, способствующих увеличению потребления пищи в ответ на изменение эмоционального состояния на фоне «скрытых» тревожно-депрессивных состояний. Нормализация сна в настоящее время является неотъемлемой частью комплексной патогенетической терапии составляющих МС, а также состояния психоэмоциональной сферы.

ЛИТЕРАТУРА

1. Лышова О.В., Лышов В.Ф., Пашков А.Н. Скри-нинговое исследование нарушений сна, дневной сонливости и синдрома апноэ во сне у студентов первого курса медицинского вуза // Медицинские новости. 2012. № 3. С. 77-80.

2. Полуэктов М.Г. Первичные и вторичные инсо-мнии и расстройства дыхания во сне // Журнал неврологии и психиатрии. 2011. Т. 9. № 2. С. 10-18.

3. Killick R, Banks S, Liu PY. Implications of sleep restriction and recovery on metabolic

Outcomes // J Clin Endocrinol Metab. 2012. Vol. 97. N 11. P. 3876-3890.

4. Полуэктов М.Г. Эндокринная система и нарушения сна. / Под ред. Левин Я.И. Полкуэктов М.Г. Со-мнология и медицина сна. М.: Медфорум, 2013. C. 408-422.

5. Brumpton B., Langhammer A., Romundstad P., Chen Y., Mai X-M. The associations of anxiety and depression symptoms with weight change and incident obesity: The HUNT Study. Int J Obes (Lond). 2012. URL: http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/23229732.

6. Консенсус российских экспертов по проблеме метаболического синдрома в РФ: определение, диагностические критерии, первичная профилактика и лечение / Актуальные вопросы болезней сердца и сосудов. 2010. № 2. С. 4-11.

7. Протокол исследования больных с нарушениями сна. [Электронный ресурс]. URL: http//www.sleepmed.ru.

Журнал включен в Перечень рецензируемых научных изданий ВАК

~ 13 ~

THE IMPACT OF SLEEP DISORDERS ON THE STATE OF PSY-CHOEMOTIONAL SPHERE IN METABOLIC SYNDROME

Alekseeva1 N.S., Salmina-Khvostova2 O.I., Beloborodova3 E. V.

'■2 Novokuznetsk State Institute of Postgraduate Medicine, Novokuznetsk, Russia 3Siberian State Medical University Russian Ministry of Health, Tomsk, Russia

Annotation. The article examines the impact of sleep disorders on the state of psychoemotional sphere in metabolic syndrome (MS). The study was conducted among 713 patients (46% women and 54% men) with MS, aged 20-45 years (mean age of 35.6±7.8 years). Based on the questionnaire results of subjective disorders in sleep quality was observed in 404 (56.7%) of the surveyed, among which most often there is increased sleepiness during the daytime is 55%, and nocturnal chronotype - from 61.9 per cent. When insomnia in patients of MS have recorded a statistically significant greater frequency and severity of violations of psychoemotional sphere.

Key words: metabolic syndrome, sleep disorder, insomnia, eating disorders, depression, anxiety

REFERENCES

1. Lyshova O.V., Lyshova V.F., Pashkov A.N. A protegendo studium somno perturbationes, interdiu som-num, et somnus apnea in somno, primo anno alumni med-icorum schola. Medicinae locus, 2012, no. 3. pp. 77-80.

2. Poluektov M.G. Primarium et secundarium insomnia et perturbationes spiritus in somno. Acta neurology et psychiatry, 2011, vol. 9, no. 2. pp. 10-18.

3. Killick R, Banks S, Liu PY. Implications of sleep restriction and recovery on metabolic

outcomes. J Clin Endocrinol Metab. 2012, vol. 97, no 11, pp. 3876-3890.

4. Poluektov M.G. Endocrinarum ratio et somno per-turbationes. Ed Levin Y. I. Poluektov M. G. Somnology et somno medicina. M.: Medforum, 2013, pp. 408-422.

5. Konsensus rossijskih ehkspertov po probleme met-abolicheskogo sindroma v RF: opredelenie, diagnostich-eskie kriterii, pervichnaya profilaktika i lechenie. Ak-

tual'nye voprosy boleznej serdca i sosudov, 2010, no. 2, pp. 4-11.

6. Brumpton B, Langhammer A, Romundstad P, Chen Y and Mai X-M The associations of anxiety and depression symptoms with weight change and incident obesity: The HUNT Study. Int J Obes (Lond). 2012. URL: http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/23229732.

7. Studium Protocollo aegros cum somno perturbationes. [Electronic resource]. URL: http//www.sleepmed.en.

Журнал включен в Перечень рецензируемых научных изданий ВАК

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.