Научная статья на тему 'Влияние комплексного соединения N-ацетил-L-цистеина и цинка на биоэлектрическую активность коры мозга кошек при развитии острой экзогенной гипоксии с гиперкапнией'

Влияние комплексного соединения N-ацетил-L-цистеина и цинка на биоэлектрическую активность коры мозга кошек при развитии острой экзогенной гипоксии с гиперкапнией Текст научной статьи по специальности «Фундаментальная медицина»

CC BY
201
41
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ГИПОКСИЯ / ГИПЕРКАПНИЯ / ГОЛОВНОЙ МОЗГ / НЕЙРОН / ВЫЗВАННЫЕ ПОТЕНЦИАЛЫ / ИМПУЛЬСНАЯ АКТИВНОСТЬ НЕЙРОНОВ / АНТИГИПОКСАНТЫ / КОШКИ / HYPOXIA / HYPERCAPNIA / BRAIN / NEURON / EVOKED POTENTIALS / IMPULSE ACTIVITY OF NEURONS / ANTIHYPOXIC SUBSTANCES / CATS

Аннотация научной статьи по фундаментальной медицине, автор научной работы — Евсеев А. В., Парфенов Э. А., Правдивцев В. А., Евсеева М. А.

У кошек на новой модели острой экзогенной гипоксии с гиперкапнией (ОГсГк) изучали параметры вызванных потенциалов и импульсной активности нейронов соматосенсорной зоны коры головного мозга. Для защиты мозга использовали новое комплексное соединение цинка (II) и N-ацетил-L-цистеина вещество πQ-901 (50 мг/кг). Было установлено, что вещество πQ-901 эффективно защищает нейроны головного мозга на всех стадиях развития ОГсГк и увеличивает продолжительность жизни животных в 2,4 раза по сравнению с контролем. Прослежена динамика состояния отдельной нервной клетки, как в условиях ОГсГк, так и на фоне протективного действия вещества πQ-901.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по фундаментальной медицине , автор научной работы — Евсеев А. В., Парфенов Э. А., Правдивцев В. А., Евсеева М. А.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

With using of the new model of the acute exogenous hypercapnic hypoxia (AHH) some parameters of evoked potentials and impulse activities of somatosensory cortex neurons were studied in experiments on cats. The new complex of zinc(II) and N-acetyl-L-cysteine πQ-901 (50 mg/kg) was used for the brain protection. The studied substance showed high effective antihypoxic activity in the brain neurons during all periods of AHH. The average life span of cats was prolonged in 2,4 times in comparison with the control group. The neuron activity dynamic under AHH condition and after πQ-901 injection was observed.

Текст научной работы на тему «Влияние комплексного соединения N-ацетил-L-цистеина и цинка на биоэлектрическую активность коры мозга кошек при развитии острой экзогенной гипоксии с гиперкапнией»

НЕЙРОПСИХОФАРМАКОЛОГИЯ

1176 ----------------

Резюме______________

У кошек на новой модели острой экзогенной гипоксии с гиперкапнией (ОГсГк) изучали параметры вызванных потенциалов и импульсной активности нейронов соматосенсорной зоны коры головного мозга. Было установлено, что вещество л0-90 (50 мг/кг) эффективно защищает нейроны головного мозга на всех стадиях развития ОГсГк и увеличивает продолжительность жизни животных в 2,4 раза по сравнению с контролем. Прослежена динамика состояния отдельной нервной клетки как в условиях ОГсГк, так и на фоне протективного действия вещества л0-901. Евсеев А.В. и др. Влияние комплексного соединения Ы-ацетил-Ь-цистеина и цинка на биоэлектрическую активность коры мозга кошек при развитии острой экзогенной гипоксии с гиперкапнией. // Психофармакол. биол. наркол. — 2006. — Т. 6,

№ 1-2. — С. 1176-1182

Ключевые слова

гипоксия; гиперкапния; головной мозг; нейрон; вызванные потенциалы; импульсная активность нейронов; антигипоксанты; кошки

© А.В. ЕВСЕЕВ, Э.А. ПАРФЕНОВ, В.А. ПРАВДИВЦЕВ,

М.А. ЕВСЕЕВА; 2006

Смоленская государственная медицинская академия; Крупской ул., 28, Смоленск, 214019

ВЛИЯНИЕ КОМПЛЕКСНОГО СОЕДИНЕНИЯ ^АЦЕТИЛ^-ЦИСТЕИНА И ЦИНКА НА БИОЭЛЕКТРИЧЕСКУЮ АКТИВНОСТЬ КОРЫ МОЗГА КОШЕК ПРИ РАЗВИТИИ ОСТРОЙ ЭКЗОГЕННОЙ ГИПОКСИИ С ГИПЕРКАПНИЕЙ

При эксплуатации летательных аппаратов, подводных лодок всегда присутствует некоторая вероятность отказа систем, обеспечивающих регенерацию газовых смесей обитаемых замкнутых пространств. Ухудшение качественных характеристик газовых смесей инициирует развитие экзогенной формы острой гипоксии с гиперкапнией (ОГсГк) у членов экипажа, что, как правило, нарушает их общее состояние и работоспособность [1], в первую очередь, из-за нарушений функций ЦНС [2, 15]. Успехи современной химии и фармакологии позволили осуществить синтез и внедрить в практику так называемые антигипок-санты — лекарственные вещества нового класса [4]. Применение ан-тигипоксантов оказалось действенным при многих видах хронических форм кислородной недостаточности [4, 8, 11]. Однако большинство используемых в настоящее время антигипоксантов не обладают необходимой эффективностью в качестве средств экстренной помощи, преимущественно из-за недостаточной скорости развития терапевтического действия. Обнадеживающие перспективы открылись в связи с разработкой очередного поколения антиоксидантов — физиологически совместимых антиоксидантов (ФСАО). ФСАО, по большей части, представляют собой комплексные соединения переходных металлов с биоантиоксидантами [10]. В экспериментах на мышах, помещенных в условия ОГсГк, было показано, что производные Ы-ацетил-Ь-цистеина и цинка (II) — вещества :^-901, :^-1104, относящиеся к категории ФСАО — обладают отчетливым и быстроразвивающимся ангипокси-ческим эффектом [7].

Задача настоящего исследования — изучение влияний ^-901 на биоэлектрическую активность высших отделов ЦНС при развитии ОГсГк в остром эксперименте.

МЕТОДИКА

Эксперименты выполнены в соответствии со стандартами независимого комитета по биоэтике при Смоленской государственной медицинской академии. Опыты проводили на кошках массой 3,5—4,0 кг.

В ходе подготовительного этапа в условиях эта-миналнатриевого наркоза (30—35 мг/кг) животным рассекали мягкие ткани, в черепе делали трепана-ционные отверстия. Края ран инфильтрировали

0,5 %-ным раствором новокаина. В последующем животных интубировали, обездвиживали миорелак-сантами и переводили на управляемое дыхание [12].

В опытах в зоне проекции контралатерального лучевого нерва регистрировали фокальные вызванные потенциалы (ВП) [5] и импульсную активность нейронов соматосенсорной коры больших полушарий [12]. Параметры стимуляции нерва — одиночные прямоугольные толчки тока 5—7 В, 0,2 мс импульсного генератора ЭСУ-1.

Усредненные ВП и перистимульные гистограммы нейронов оценивали в режиме on line с помощью лабораторной ЭВМ. Общее состояние кошек контролировали посредством непрерывной регистрации электроэнцефалограммы (ЭЭГ).

Статус ОГсГк моделировали по методике, специально разработанной для решения поставленной задачи [6]. Качественный состав вдыхаемых кошками газовых смесей определяли электронными анализаторами АНКАТ-7631М (О2) и ГИАМ-301 (СО2) производства «Аналитприбор» (Смоленск).

Вещество nQ-901 в дозе 50 мг/кг кошкам опытной группы (25) вводили внутрибрюшинно в 3 мл раствора натрия хлорида (0,9 %). Кошкам контрольной группы (19) вводили аналогичный объем раствора натрия хлорида (0,9 %). Инъекции выполняли за 90 мин до процедур моделирования статуса ОГсГк.

Полученные результаты обрабатывали статистически на персональном компьютере с использованием t-критерия Стьюдента и стандартных программ Statistica for Windows.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

На рис. 1А представлен исходный ВП на одиночное раздражение лучевого нерва. Видно (рис. 1Б), что по мере перехода животного из исходного состояния в состояние ОГсГк амплитуда всех компонентов ВП достоверно уменьшается, при этом их длительность увеличивается. Наиболее отчетливо изменения ВП проявлялись в динамике первичной негативной волны (ПНВ).

Отмеченные изменения ВП у всех животных контрольной группы (n = 10) были однотипными, что позволило использовать, прежде всего, амплитудные параметры ПНВ в качестве маркера функционального статуса головного мозга в ходе развивающейся ОГсГк.

Было принято, что уменьшение ПНВ в пределах 90 — 55 % от исходного уровня характеризует легкую, 1 стадию ОГсГк (рис. 1Б1). Уменьшение ПНВ 1177 в пределах 50—30 % от исходного уровня характеризует среднюю, 2 стадию ОГсГк (рис. 1Б2). Уменьшение ПНВ в пределах 25—10 % от исходного уровня характеризует глубокую, 3 стадию ОГсГк (рис. 1Б3), наконец, полное исчезновение ПНВ характеризует терминальную, 4 стадию ОГсГк (рис.-1Б4). В наших экспериментах легкая стадия гипоксии у животных в среднем развивалась через 7 ± 1,2 мин после инициации модельных условий, средняя стадия — через 34 ± 3,3 мин, глубокая — через 50 ± 3,5 мин, тогда как терминальная стадия развивалась обычно через 55 ± 3,8 мин.

Параллельно с записью ВП у всех животных в соматосенсорной коре регистрировали активность одиночных нейронов, как правило, на глубине порядка 1000 мкМ.

Для работы отбирали нейроны, отвечающие антидромным разрядом на одиночное раздражение аксонов пирамидного тракта [12]. Из общего числа идентифицированных корковых мотонейронов (184) все имели исходную фоновую активность (ФА) и реагировали на электрическую стимуляцию лучевого нерва.

В ходе изучения влияния ОГсГк на импульсную активность нейронов животных контрольной группы было зарегистрировано 73 нейрона: 26 — во время развития 1 стадии ОГсГк, 28 — во время 2 стадии, 15 — во время 3 стадии ОГсГк и 4 — во время развития 4 стадии.

По итогам данной серии экспериментов, прежде всего, обращает на себя внимание характерное изменение параметров ФА. Так, если исходная фоновая частота нейронной активности у кошек в соматосенсорной коре составила 5 ± 0,4 имп/с, то на 1-й стадии развития ОГсГк было отмечено ее значительное увеличение до 23 ± 3 имп/с.

В последующем, на 2 и 3 стадиях развития ОГсГк, повышенный уровень ФА обычно сохранялся, хотя ее средняя частота постепенно уменьшалась до величины порядка 10 ± 2 имп/с. Однако к моменту окончания 3 или в начале 4 стадии развития ОГсГк ФА нейронов внезапно исчезала. Столь же значительными были изменения вызванной активности изученных нейронов.

В целях большей наглядности динамики ФА и вызванных ответов нейронов во время стадийного развития ОГсГк в 9 дополнительных опытах были зарегистрированы 9 нейронов, изменения активности которых наблюдали на всех стадиях становления и развития у подопытных кошек ОГсГк.

Рис 1.

Вызванные потенциалы соматосенсорной коры головного мозга кошки при развитии ОГсГк:

А — исходное состояние;

Б — на фоне ОГсГк: 1 — легкая стадия ОГсГк (через 15 мин ОГсГк); 2 — средняя стадия ОГсГк (через 35 мин ОГсГк); 3 — глубокая стадия ОГсГк (через 50 мин ОГсГк);

4 — терминальная стадия ОГсГк (через 55 мин ОГсГк); стрелкой обозначен момент нанесения болевого раздражения

На рис. 2Б1, 2, 3, 4 демонстрируются результаты одного из экспериментов. Представленные нейрограммы и усредненные перистимульные гистограммы фиксируют типичные изменения фоновой и вызванной активности зарегистрированного нейрона на протяжении всего опыта.

Итак, на рис. 2А демонстрируется исходный ответ нейрона на стимуляцию лучевого нерва. Рис. 2Б1 — тот же нейрон у кошки в легкой стадии ОГсГк. Видно, что под влиянием легкой гипоксии (15 мин) фоновая частота импульсной активности нейрона с уровня 6 имп/с увеличилась до уровня 21 имп/с. Нельзя не отметить трансформацию паттерна вызванного ответа нейрона, а также сокращение продолжительности его следовой реакции.

В ходе углубления состояния ОГсГк можно было наблюдать дальнейшие изменения параметров как фоновой, так и вызванной активности нейрона как во время развития средней стадии ОГсГк, так и при возникновении тяжелой стадии ОГсГк. Во время развития терминальной стадии ОГсГк нейрон (50 минута наблюдения) практически становился ареактивным.

Было отмечено, что на протяжении первых трех стадий ОГсГк концентрация О2 и СО2 во вдыхаемом

_IUU1____________________________п_п_nJ

Л__________П_ГТ_П_____________П____Г*1ЛЛ_П—

iüItOjui___п.

Б ♦ 0 200 600 1000 мс

,П П I ñnm гл.

íi: V

i „ „ .lU.lVlrljl

' ' Ï, П П-П

0 200 600 1000 мс

Рис. 2

Динамика вызванных реакций отдельного нейрона: соматосенсорной коры головного мозга кошки при развитии ОГсГк:

А — исходное состояние;

Б — на фоне ОГсГк: 1 — легкая стадия ОГсГк (через 15 мин ОГсГк); 2 — средняя стадия ОГсГк (через 35 мин ОГсГк); 3 — глубокая стадия ОГсГк (через 50 мин ОГсГк);

4 — терминальная стадия ОГсГк (через 55 мин ОГсГк); по вертикали — число импульсов в бине перистимульной гистограммы; по горизонтали — время, мс; стрелкой обозначен момент нанесения болевого раздражения

воздухе изменяется линейно. Переход к очередной стадии наблюдали при уменьшении содержания О2 и увеличении концентрации СО2 в среднем на каждые 2 %. Однако к моменту развития 4 (терминальной) стадии потребление животными О2 и, соответственно, выделение СО2 существенно снижалось.

Исследование изменения газового состава воздуха, используемого для вентиляции легких экспериментальных животных, предоставило возможность установить пороговые концентрации О2 и СО2, при которых, в условиях предложенной нами модели ОГсГк, стадии гипоксии последовательно сменяют друг друга (табл. 1).

А

А

2

2

3

4

Таблица 1

Пороговые концентрации кислорода и углекислого газа во вдыхаемой газовой смеси при различных стадиях развития ОГсГк у животных, не получавших вещество л^-901

Момент забора пробы Концентрация Ö2, % Концентрация СО2, %

Исходные параметры 20,8 ± 0,14 0,03 ± 0,01

Начало 1-й стадии 18,5 + 0,1б 2,14 + 0,08

Начало 2-й стадии 1б,4 ± 0,14 4,05 ± 0,11

Начало 3-й стадии 14,1 ± 0,12 б,47 ± 0,13

Начало 4-й стадии 13,5 ± 0,11 7,04 ± 0,09

Гибель 13,2 0,12 7,54 0,11

Профилактическое введение вещества :^-901 сопровождалось изменением исследуемых биоэлектрических реакций мозга животных как находящихся вне гипоксии, так и в условиях ОГсГк. В частности, под влиянием вещества :^-901 было отмечено снижение на 28 % амплитуды ПНВ ВП, увеличение латентного периода генерации ПНВ на 34 % (рис. 3А, 3Б1), а также пролонгирование латентности вызванных ответов отдельных нейронов (рис. 4А, 4Б1). Достоверных изменений ФА нейронов на фоне действия вещества :^-901 выявлено не было.

Для идентификации стадии ОГсГк у животных, получивших вещество :^-901, вновь был применен метод регистрации ВП. Глубину состояния ОГсГк оценивали по тем же критериям.

Введение животным вещества :^-901 способствовало достоверному пролонгированию периода активной деятельности корковых нейронов, что нашло отражение, как в характеристиках ФА нейронов, так и в динамике амплитудно-временных параметров ВП.

На рис. 3Б1, 2, 3, 4, 5 представлены кривые, отображающие динамику корковых ВП мозга кошки, помещенной в условия ОГсГк, на протяжении одного опыта. Было установлено, что в соответствии с динамикой ПНВ состояние ОГсГк на фоне вещества :^-901 развивается медленнее. Так, легкую стадию гипоксии регистрировали в среднем через 12 + 2,3 мин после помещения животных в условия опыта. Среднюю стадию ОГсГк регистрировали через 40 ± 3,9 мин, глубокую — через 86 ± 6,3 мин. Переход в терминальную стадию отмечали значительно позже в сравнении с контролем, как правило, спустя 154 + 13,6 мин от момента помещения животных в модельные условия.

В опытах по изучению влияния состояния ОГсГк на характеристики импульсной активности отдельных нейронов у животных, получивших вещество ^-901, было зарегистрировано 92 нейрона: 32 — во время развития 1 стадии ОГсГк, 24 — во время 2 стадии, 25 — во время 3 стадии и 11 — во время развития 4 стадии ОГсГк.

Было отмечено, что на фоне действия вещества ^-901 ФА нервных клеток достоверно не изменялась на протяжении всей 1 (легкой) стадии ОГсГк и составила в среднем 6 + 0,5 имп/с. На протяжении 2 и 3 стадий ОГсГк ФА нейронов постепенно возрастала до уровня 15 + 3,7 имп/с, но к концу глубокой (3-й) стадии выявлялась тенденция к снижению ФА. С наступлением терминальной (4-й) стадии ФА нейронов не определялась.

Защитное действие вещества :^-901 при развитии ОГсГк также было нами исследовано в серии из 10 дополнительных опытов, в которых изучали раз-

50

мкв

1

2

3

4

5

Рис. 3

Вызванные потенциалы соматосенсорной коры головного мозга кошки, получившей вещество П0-901, в динамике развития ОГсГк:

А — исходное состояние;

Б: 1 — через 90 мин после введения вещества л0-901,

2 — легкая стадия ОГсГк (через 35 мин ОГсГк);

3 — средняя стадия ОГсГк (через 70 мин ОГсГк);

4 — глубокая стадия ОГсГк (через 130 мин ОГсГк);

5 — терминальная стадия ОГсГк (через 160 мин ОГсГк); стрелкой обозначен момент нанесения болевого раздражения

А

_ÍUITUI_______IUUL

Àh.

0 200 600 1000 мс

1

. л_п_______п_п_п_____п_п______I Lr I Л—г.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

L

—Л____п_пл_п______п_

1

. ЛлШ_____rinñnjdlnlLjJLLjVl/luiA^^-LjdSMjS^^________R.

Л_____П—ШЛЛЛЛ-П-ПЛ.

i

. AjWvAJhn_nnnjLJuuTJlAJWjVubLJTnAn_rtjuuu_nJljLjuuuT_rA^ 1 ♦

0 200 600

1000 мс

Рис. 4

Гистограммы вызванных ответов отдельного нейрона соматосенсорной области коры головного мозга кошки, получившей вещество П0-901, в динамике развития ОГсГк:

А — исходное состояние;

Б: 1 — через 90 мин после введения вещества л0-901,

2 — легкая стадия ОГсГк (через 35 мин ОГсГк);

3 — средняя стадия ОГсГк (через 70 мин ОГсГк);

4 — тяжелая стадия ОГсГк (через 130 мин ОГсГк);

5 — терминальная стадия ОГсГк (через 160 мин ОГсГк); по вертикали — число импульсов в бине перистимульной гистограммы; по горизонтали — время, мс; стрелкой обозначен момент нанесения болевого раздражения

рядную активность отдельно взятых нейронов [10] по мере развития всех стадий ОГсГк. На рис. 4Б1, 2,

3, 4, 5 представлены нейрограммы и усредненные перистимульные гистограммы, являющиеся результатом наблюдения за состоянием отдельного нейрона на протяжении одного эксперимента.

На рис.4Б1 представлен ответ нейрона на стимуляцию лучевого нерва, зарегистрированный через 90 мин после введения изучаемого вещества. На рис. 2Б2 — та же клетка при развитии легкой стадии ОГсГк через 35 мин после помещения животного в модельные условия. Обращает на себя внимание отсутствие заметных различий в уровне ФА не-

Таблица 2

Пороговые концентрации О2 и СО2 углекислого газа во вдыхаемой газовой смеси при различных стадиях развития ОГсГк у животных, получавших вещество ^-901

Момент забора пробы Концентрация О2, % Концентрация СО2, %

Исходные параметры 20,5 0,12 0,02 0,01

Начало 1-й стадии 17,7 ± 0,13 3,02 ± 0,07

Начало 2-й стадии 15,0 + 0,11 5,81 ± 0,14

Начало 3-й стадии 12,3 ± 0,15 8,1б ± 0,17

Начало 4-й стадии 10,4 ± 0,12 9,92 0,13

Гибель 8,б 0,10 12,43±0,14

рвной клетки в сравнении с ее исходным состоянием при наличии явных изменений в структуре паттерна вызванного ответа.

По мере углубления ОГсГк (рис. 2Б3, 4, 5) было установлено, что нейроны соматосенсорной коры кошек, на фоне действия вещества :^-901, в целом, слабее реагируют на развитие состояния гипоксии в сравнении с нейронами животных, не получивших данного вещества, что подтверждается менее выраженными изменениями ФА и более устойчивыми паттернами вызванных ответов.

Из рис. 4Б4 видно, что высокий уровень ФА нейрона сохраняется даже через 130 мин эксперимента. Состояние ареактивности развивалось обычно к 150 мин.

Продолжительность жизни животных, помещенных в условия ОГсГк, на фоне действия вещества :^-901 увеличивалась в 2,4 раза в сравнении с контролем. Также было отмечено, что гибель животных наступала при более тяжелых условиях кислородного обеспечения и более высокой концентрации СО2 во вдыхаемом воздухе (табл. 2).

ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ

Известно, что лекарственная защита при развитии состояния гипоксии может быть в той или иной мере обеспечена своевременным введением веществ и препаратов, являющихся представителями многих

Б

2

3

4

5

фармакологических групп [13]. Однако, по мнению большинства исследователей, наиболее перспективными являются разработки антигипоксических средств, сочетающих в себе энергостабилизирующие свойства с антиоксидантными [8, 9, 11]. При возникновении ситуаций, сопровождающихся развитием гипоксии, такие средства могут быть использованы для «переживания» гипоксического состояния [9], то есть для пассивного выживания за счет существенного снижения потребностей организма в энергетических субстратах.

Развитие состояния ОГсГк на первых порах сопровождается резким увеличением интенсивности метаболизма, что обусловлено накоплением в тканях организма избытка углекислоты [13]. В связи с этим, для обеспечения эффективной защиты от воздействия ОГсГк требуются вещества не только повышающие резистентность организма к гипоксии, но и снижающие чувствительность клеток и рецепторов к высокой концентрации СО2 в тканях.

По нашему мнению, цинк(11)-содержащие производные Ы-ацетил-Ь-цистеина (^-901, ^-1104) в перспективе могут быть отнесены к данной категории веществ. Изучаемое вещество :^-901, подобно известным антигипоксантам гутимину и амтизолу [8], является серосодержащим аминотиолом. Введение цинка в молекулу Ы-ацетил-Ь-цистеина существенно повышает его фармакологическую активность. В наших исследованиях ранее было показано, что вещество :^-901 способно значимо снижать интенсивность окислительных процессов в митохондриях нервных клеток головного мозга [7]. Частичная, обратимая блокада клеточного дыхания в тканях организма позволяет задействовать дополнительные ресурсы для обеспечения минимальных энергетических потребностей жизненно важных органов — головного мозга и миокарда, что повышает возможность выживания в осложненных гипоксией условиях [14]. Не исключено некоторое отрицательное влияние такого рода антигипоксантов на функциональную активность головного мозга [3], что косвенно подтверждено настоящим исследованием, в частности, ухудшением ряда характеристик ВП соматосенсорной коры под влиянием вещества :^-901.

Вещество :^-901 продемонстрировало высокую антигипоксическую эффективность на животных высокого уровня эволюционного развития — кошках. При этом критериями эффективности выступают не только показатель продолжительности жизни в экстремальных условиях и повышение резистентности к ухудшению газового состава вдыхаемого воздуха. Осуществление непрерывного контроля над состоянием нейронов соматосенсорной зоны коры голов-

ного мозга позволяет оценить прямое влияние изучаемого вещества на функциональный статус высших отделов ЦНС, предоставляет возможность 1181 точнее определить внутренний потенциал антигипок-сического средства в рамках изучаемого патологического состояния.

Таким образом, проведенные исследования показали, что вещество :^-901 при развитии состояния ОГсГк эффективно защищает нейроны соматосенсорной коры головного мозга, обеспечивая увеличение времени активного переживания гипоксического статуса более чем в 2 раза.

Вещество :^-901 в совокупности с другими комплексными соединениями цинка(11) и Ы-ацетил-Ь-цистеина может быть отнесено к перспективной группе антигипоксантов энергостабилизирующего механизма действия.

ЛИТЕРАТУРА

1. Агаджанян Н.А., Елфимов А.И. Функции организма в

условиях гипоксии и гиперкапнии. — М.: Медицина, 1986. — 272 с.

2. Акопян А.А. Электро-физиологическое исследование

деятельности мозга при гипоксии: Автореф. дис. ... канд. мед наук. — Ереван, 1987. — 24 с.

3. Васильев П.В., Глод Г.Д., Сытник С.И. Фармакологи-

ческие средства стимуляции работоспособности летного состава при напряженной деятельности. // Воен. мед. журн. — 1992. — № 8 — С. 45-47.

4. Виноградов В.М., Смирнов А.В. Антигипоксанты —

важнейший шаг на пути развития фармакологии энергетического обмена. // ААИП. — СПб., 1994. — Вып. 1. — С. 23.

5. Гнездицкий В.В. Вызванные потенциалы мозга в кли-

нической практике. — М.: МЕДпресс-информ, 2003. — 264 с.

6. Евсеев А.В., Евсеева М.А. Способ моделирования

гипоксии с гиперкапнией у животного. // Заявка на изобретение № 2003133679 14(036129), положительное решение от 11.01.2005 г.

7. Евсеев А.В., Правдивцев В.А., Яснецов В.В., Евсеева

М.А. Изменение энергетического обмена у мышей на фоне антигипоксанта nQ-901. // Новые медицинские технологии и квантовая медицина: Сб. трудов XI межд. конф. — М., 2005. — С. 199-200.

8. Зарубина И.В., Шабанов П.Д. Молекулярная фарма-

кология антигипоксантов. — СПб.: Издательство Н-Л, 2004. — 368 с.

9. Новиков В.С., Шустов Е.Б., Гаранчук В.В. Коррекция

функциональных состояний при экстремальных воздействиях. — СПб.: Наука, 1998. — 544 с.

10. Парфенов Э.А., Володин А.И., Стратиенко Е.Н. и др. Изучение антигипоксических свойств новых антиоксидантов. // Гипоксия: механизм, коррекция, адаптация: Мат. Всеросс. конф. — М., 1999. — С. 56.

11. Смирнов А. В. Возможности применения при экстремальных состояниях быстродействующих корректоров метаболизма из класса антигипоксантов и ак-топротекторов. // Патофизиология экстремальных

состояний: Тез. науч. конф. — СПб.: Изд-во ВМедА, 1993. — С. 114-119.

12. Таран Г. А., Крученко Ж. А. Реакции нейронов вторичной сомато-сенсорной коры бодрствующей кошки на электрокожное и звуковое раздражения. // Нейрофизиология. — 1977. — Т. 9, № 5. — С. 453-459.

13. Шевченко Ю. Л. Гипоксия. Адаптация, патогенез, клиника. — СПб.: Элби-СПб., 2000. — 384 с.

14. Klatzo I. Pathophysiologic aspects of cerebral ischemia. // The nervous system. — N.Y.: Raven Press. — 1995. — Vol. 29, N 2. — P. 223-229.

15. Sutton J. R., Coates G., Remmers J. Hypoxia. — Philadelphia: B.C. Decker, 1990. — 184 p.

Summary: With using of the new model of the acute exogenous hypercapnic hypoxia (AHH) some parameters of evoked potentials and impulse activities of somatosensory cortex neurons were studied in experiments on cats. The new complex of zinc(II) and N-acetyl-L-cysteine — nQ-901 (50 mg/kg) was used for the brain protection. The studied substance showed high effective antihypoxic activity in the brain neurons during all periods of AHH. The average life span of cats was prolonged in 2,4 times in comparison with the control group. The neuron activity dynamic under AHH condition and after nQ-901 injection was observed.

Key words: hypoxia; hypercapnia; brain; neuron; evoked potentials; impulse activity of neurons; antihypoxic substances; cats

электронная копия статьи — http://www.elibrary.ru, © Архив (стоимость коммерческого доступа в режиме full text — 55 руб./год)

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.