Научная статья на тему 'Влияние информационной агрессии на библиотечные фонды как базу самообразования взрослых'

Влияние информационной агрессии на библиотечные фонды как базу самообразования взрослых Текст научной статьи по специальности «СМИ (медиа) и массовые коммуникации»

CC BY
146
32
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ЭКСПОРТ ИДЕЙ / ИНФОРМАЦИОННАЯ АГРЕССИЯ / САМООБРАЗОВАНИЕ / БИБЛИОТЕКА / ПУБЛИЧНАЯ ДИПЛОМАТИЯ / EXPORT OF IDEAS / INFORMATION AGGRESSION / SELF-EDUCATION / LIBRARY / PUBLIC DIPLOMACY

Аннотация научной статьи по СМИ (медиа) и массовым коммуникациям, автор научной работы — Фомина А. А.

Рассматриваются формы информационного диктата развитых стран. Представлена роль библиотек, каналов СМИ, книгоиздания в формировании национального культурного пространства. Подчеркнута важность сознательного выбора информации.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

LIBRARY COLLECTIONS AS A BASE FOR ADULT SELF-EDUCATION UNDER THE INFLUENCE OF INFORMATION AGGRESSION

The forms of the information diktat of developed countries are viewed. The role of libraries, mass-media, publishing in the forming of national cultural field is presented. The importance of conscious choice of information is accentuated.

Текст научной работы на тему «Влияние информационной агрессии на библиотечные фонды как базу самообразования взрослых»

уважение её законов, ответственность перед ней за свои по- говорить о любви и уважении к своей Родине. Самая сильная

ступки. Необходимо мудро и умело использовать государст- защита государства - это не мощная армия, а любящие Ро-

венную символику. А самое главное, не нужно стесняться дину, счастливые люди этой страны.

Библиографический список

1. Оленина, Г.В. Педагогические потенциалы социально-культурного проектирования и коммуникационного продвижения добровольческих инициатив учащейся молодёжи: монография. - Барнаул: Изд-во АлтГАКИ, 2008.

2. Филонов, Г.Н. Гражданственное воспитание: реальность и тенденции развития // Педагогика. - 1999. - № 8.

3. Бондаревская, Е.В. Ценностные основания личностного ориентированного воспитания // Педагогика. - 1995. - №4.

4. Лихачев, Б.Т. Воспитательные аспекты обучения: учебное пособие. - М.: Просвещение, 1982.

5. Гаязов, А.С. Гражданское воспитание в новых условиях развития российской государственности // Понятийный аппарат педагогики и образования. - Екатеринбург, 2001.

6. Филонов, Г.Н. Феномен гражданственности в структуре личностного развития // Педагогика. - 2002. - № 10.

7. Гозман, Л.Я. Политическая психология / Л.Я. Гозман, Е.Б. Шестопал. - Ростов н/Д: Феникс, 1996.

8. Савотина, Н.А. Гражданское воспитание: традиции и современные требования // Педагогика. - 2002. - № 4.

9. Капустина, З.Я. Воспитание гражданственности в условиях обновляющейся России // Педагогика. - 2003. - № 9.

10. Дополнительное образование детей / под ред. О.Е. Лебедевой. - М.: Владос, 2003.

11. Павлова, И.И. Проявление гражданских качеств у современных подростков // Социально - гуманитарные знания. - 2006. - № 4.

Статья поступила в редакцию 20.10.09

УДК 37.014.53

А.А. Фомина, канд.пед.наук, доц. АлтГАКИ, г. Барнаул, E-mail: mvsh@sibnet.ru

ВЛИЯНИЕ ИНФОРМАЦИОННОЙ АГРЕССИИ НА БИБЛИОТЕЧНЫЕ ФОНДЫ КАК БАЗУ САМООБРАЗОВАНИЯ ВЗРОСЛЫХ

Рассматриваются формы информационного диктата развитых стран. Представлена роль библиотек, каналов СМИ, книгоиздания в формировании национального культурного пространства. Подчеркнута важность сознательного выбора информации.

Ключевые слова: экспорт идей, информационная агрессия, самообразование, библиотека, публичная дипломатия.

Широко распространившийся взгляд на информацию как на товар, реализация которого способна принести прибыль, позволяет оценить важность проблем противоборства стран именно с позиций расширения зон их присутствия для завоевания новых рынков сбыта товара новой формации. В отечественной профессиональной литературе приоритет в изучении проблем информационного противостояния принадлежит О.И. Талалакиной, В.В. Скворцову и Б.П. Каневскому, отметившим наиболее распространенные формы нового вида экспансии и технологии продвижения [1; 2]. По мнению Б.П. Каневского, конкуренция между ведущими мировыми державами - Германии, Великобритании и США, способствовала быстрому формированию новых управленческих структур [2, с. 143]. В начале 40-х гг. в США начнет функционировать союз правительственной организации (Управление военной информации) и общественной инициативы (Совет по книжному делу в военное время), - координирующий практику «массового производства дешевых изданий, предназначенных для военнослужащих, для населения собственной страны и стран, на территории которых находились американские войска» [2, с. 144]. Спустя десятилетия контроль над распространением американской книги, ее содержания и обеспечение деятельности американских информационных центров и библиотек за рубежом перейдет в ведение Управления по международной информации и культурным связям, созданного при правительственном департаменте (1946). С начала 60-х гг. ведущее место в идеологии продвижения американского образа жизни прочно займет Информационное агентство США (ЮСИА), имевшее в разные годы существования статус самостоятельного правительственного учреждения.

Пользуясь поддержкой официальной пропаганды и финансовой поддержкой многочисленных благотворительных фондов, Государственный департамент США, Библиотека Конгресса, Американская библиотечная ассоциация, фонд Рокфеллера координировали практику «массового производства дешевых изданий» [2, с. 144]. Речь идет о более чем тысяче названий книг, 120 млн. экземпляров которых были направлены в страны Европы, Юго-Восточной Азии, Ближнего Востока и Африки. «Часть литературы из библиотек американских армейских подразделений, находившихся в других

странах, со временем также передавалась местным библиотекам».

Среди наиболее грандиозных удач нового курса информационной экспансии необходимо отметить «политику доброго соседа» в отношении стран Латинской Америки. В Колумбии, Мексике, Уругвае, Никарагуа (1942-1943) и Перу (1944) были открыты, а в Бразилии (1945) и Японии (1946) реорганизованы национальные библиотеки и профинансировано снабжение американскими изданиями [2, с. 146]. Информационное агентство США (ЮСИА) учредило в Мексике, Аргентине и Бразилии, позже в странах Индонезии и Африканского континента, свои региональные книжные бюро в целях распространения книг американских авторов, в том числе и учебников, в переводах на языки местных общин, поддерживая крупные издательские фирмы США [2, с. 149150]. Правительство этой страны, руководствуясь доктринами «плана Маршалла», Д. Кеннеди «Союз для прогресса», гарантировало в течение 1948-1968 гг. в 21 стране конвертирование в американские доллары местной валюты, полученной от продажи американских книг, журналов, пластинок и т.п. (Information Guarantee Program); закупало у частных издательств и рассылало остатки тиражей ежегодно до 20 млн. экз. в развивающиеся страны (Donated Воокз Programs); финансировало издание в 1957-1975 гг. укороченных и адаптированных изданий американских авторов, предназначенных для читателей со слабым знанием английского языка (Ladder Воокз Programs).

Статистика мероприятий ЮСИА или его партнеров по внешнеполитической деятельности (в том числе Библиотеки Конгресса США) фиксирует неуклонное замещение книги продуктами новых информационных технологий. Выполняя «стратегическую роль в обеспечении безопасности США», ЮСИА сократило издательскую программу (с 13 млн. экз. в 1965 до 1 млн. экз. в 1983 г.), по-прежнему наращивая свое присутствие за рубежом [2, с. 156]. Судя по данным зарубежных специалистов, мнение которых процитировал Б. П. Каневский, пик книжно-библиотечного формата информационной экспансии пришелся на середину 60-х гг. ХХ в.

В начале 80-х гг. массированная пропаганда велась по каналам международных коммуникаций ЮСИА: радиослужбе «Голос Америки», радио «Свобода», «Свободная Европа», «Радио Марти», телесети «Уорлднет» [3, с. 315]. Трансляция

концентрировалась на книгах «запрещенных авторов, религиозной тематики и историко-культурном анализе, опровергающем постулаты марксизма» [3, с. 315]. Ответная реакция нашей страны материализовалась в массированной контрпропаганде, как правило, на собственной территории, политизированности средств массовой информации [4, с. 90] и, соответственно, общественной жизни, создании образа внешнего врага. По мнению специалистов, развернуть идеологическую экспансию СССР мешала убежденность в действенности идей пролетарского интернационализма [5, с. 134]. В СССР существовала система защиты своих информационных предпочтений во внутренней и внешней политике, но сегодня признается, что по размеру инвестиций она уступала развитым странам. «В советскую эпоху наши культурные центры значительно проигрывали в сравнении с аналогичными учреждениями ведущих стран Запада [4, с. 105]. Известный отечественный политолог В. Г. Сеидов считает, что просчеты в идеологической борьбе следует связывать также с жесточайшей цензурой, лишавшей «советскую информацию оперативности и актуальности [3, с. 312-313].

В 90-е гг. было утрачено «даже минимальное государственное регулирование деятельности в России зарубежных СМИ и идеологических центров». Основой для одностороннего «информационного разоружения», по выражению Хачатурова К. А., стало провозглашение, в том числе на официальном уровне, тождественности российских национальных интересов американским [4, с. 105]. Эффективность деятельности ЮСИА в конце 90-х гг. резко возросла, благодаря развитию программы всемирной телевизионной сети «Уорлднет», специализированной службы ЮСИА «Евронет». Резко возросшей популярности телепрограмм «Уорлднет» способствовал бесплатный доступ к информационным и развлекательным программам, предлагаемый российским федеральным и частным каналам, рост услуг (спутниковые телемосты, ежедневное вещание, включающее программу новостей, документальный или художественный фильм, уже переведенный на русский язык; обучающие программы) [3, с. 326-327]. Осуществление задачи восхваления Америки стала приоритетным направлением и главным инструментом тотальной политики США, призванной оправдать деятельность страны в глазах мировой общественности, в том числе и средствами публичной дипломатии [3, с. 325]. Таким образом, несмотря на гуманность провозглашенных целей построения глобального информационного общества: «улучшение жизни людей, создание условий для их максимальной самореализации» [6, с. 50], трудно игнорировать проблемы противоборства, в том числе в информационной сфере. Как считает В. Г. Сеидов, увеличение воздействия за счет новейших информационных технологий и средств на мировое общественное сознание привело к «появлению новых сфер конфронтации. Для развитых стран создается соблазн использовать имеющиеся у них преимущества в информационных технологиях и средствах манипулирования общественным сознанием для информационной и культурной экспансии» [3, с. 331].

По мнению К.А. Хачатурова, существующий пока еще только на бумаге паритет в культурно-информационной сфере необходимо наращивать, возрождая деятельность обществ дружбы с Россией, духовный образ, интеллектуальный потенциал России, русского языка почти в 60 странах мира [4. с. 105]. В новейшей истории отечественного книговедения проблемы информационного противоборства за пределами нашей страны стали предметом рассмотрения в комплексном исследовании ГПНТБ СО РАН (Новосибирск, 2001), посвященном разработке темы [7]. Установление международных научных контактов в контексте распространения русской книги за рубежом может стать вполне адекватным ответом на организацию зарубежными дипломатическими представительствами и консульствами при областных и краевых, университетских библиотеках национальных информационных центров, и продвижение американских и европейских проектов по реорганизации библиотечного дела на постсоветском пространстве [8]. Учитывая предложения специалистов ГПНТБ СО РАН, стоит

большее внимание уделить ресурсам, которые могут быть использованы в качестве фундамента публичной дипломатии. К сожалению, иные перспективы информационной работы за рубежом по оценке исследователей пока не утешительны.

Предостерегая от несостоятельности «отождествления научно-технического или материального прогресса с общественным прогрессом в целом», специалисты указывают, что «даже в экономически развитых государствах научно-технический и материальный рост не стал причиной роста нравственности, духовной культуры или терпимости в национальных и социальных отношениях, что сверхактуально для всей планеты». [9, с. 196]. Вместе с тем авторитет, престиж, богатство Запада, замечает В. Г. Сеидов, способствуют навязчивому экспорту свойственных ему понимания реальности, эталонов поведения, образа жизни, политических институтов [9, с. 197-198]. Наиболее ярким примером экспорта идей в последнее время стала деятельность Фонда Сороса, имевшего в 30 странах свое представительство. Оценивая интерес «к русской книге не только в странах бывшего СССР, но и во многих странах Восточной и Центральной Европы», Фонд разработал проект «Русская книга без границ», «чтобы не только (хотя это главное!) снабдить библиотеки хорошими, нужными им русскими книгами (ведь они выбирают книги сами по каталогу), но и дать возможность библиотекам установить контакты между собой и с издателями. Кроме того, проект помогает небольшим издательствам расширить свой рынок, чтобы как можно больше библиотек - потенциальных покупателей -их узнало. Поскольку библиотеки платят за книги хотя бы небольшую часть стоимости, это побуждает их искать средства, договариваться с властями, спонсорами». Венгерский представитель Фонда высоко оценила такое взаимодействие, назвав «упражнениями по созданию в будущем большого международного библиотечно-издательского сообщества» [10].

В. Бахмин, оценивая масштабы разрабатываемых проектов и глобальность поставленных задач, охарактеризовал деятельность института «Открытое общество» (фонд Сороса), как естественную региональную «экспансию» [11]. «Еще в начале 90-х годов были открыты четыре отделения фонда (тогда еще он назывался «Культурная инициатива») - в Ленинграде (Санкт-Петербурге), Новосибирске, Самаре и Нижнем Новгороде. Наличие таких форпостов в регионах позволило начать масштабные проекты в области гуманитарного образования с пилотными площадками в ряде областей России. <...> Серьезным этапом расширения активности программ фонда на большую часть страны стал проект по открытию в 33 классических университетах России (без Москвы и Санкт-Петербурга) центров открытого доступа к сети Интернет - их назвали Университетские центры Интернет (УЦИ).<...>. Таким образом, фонд Сороса получил мощную сеть своих представителей практически по всей России, уникальный и эффективный инструмент работы с каждым отдельным регионом и со страной в целом.

Столь активная работа в регионах страны постепенно привела к необходимости оформления договорных отношений с местными властями. ИОО были подписаны Договоры о намерениях по совместному финансированию проектов с более чем 30 субъектами федерации, договоры с региональными ассоциациями, с некоторыми федеральными округами. В результате появились десятки крупных проектов, в которых доля финансирования местных властей оказалась не менее 50%. В их числе - Мегапроект «Пушкинская библиотека. Книги для российских библиотек»» [11].

Идея мегапроекта «Пушкинская библиотека» возникла во время визита Джорджа Сороса осенью 1997 г. в семь регионов России в рамках празднования 10-летия деятельности его Фонда в нашей стране [12]. Реализация мегапроекта (19982001 гг.) во всех 89 субъектах России и 17 странах СНГ, Восточной Европы, Монголии позволила 12 тысячам библиотек обновить фонды на 15 млн. изданий, задействовать более 1000 российских издательств [11; 12].

Устранению многих зарубежных грантодателей с российского рынка в немалой степени способствовали изменения в налоговом кодексе (2002 г.).

Деструктивные влияния 90-х гг. заставляют больше внимания уделять анализу практики информационной агрессии для противостояния в насаждаемой ситуации однополярного мира. Как и для многих других иностранных государств, для Российской Федерации актуальны программы, помогающие защитить национальное информационное пространство. Чаще всего разрабатываемее меры касаются виртуального контента. Однако в наметившемся противостоянии необходимо предусмотреть угрозы, формирующиеся из-за ложно понимаемой свободы информации. Подобная установка позволяет с полным правом заявлять о востребованности публичных библиотек в осуществлении государственной информационной политики в условиях жесткого информационного противостояния на территории нашей страны.

Намечая на 2009-2010 гг. всероссийскую перепись библиотек, министерство культуры признало отсутствие учета библиотек «уже более двадцати лет» [13, с. 3]. Признание подобных издержек во многом означает практическое отсутствие единой государственной программы культурного строительства. В этих условиях фонды некоммерческих государственных учреждений культуры оказались во многом идентичными рыночным реалиям, вызвавшим потребительский бум бестселлеров. Ситуация с изданием художественной литературы в России в конце 90-х гг. ХХ - начале XXI в. свидетельствовала о сбросе на российского читателя морально устаревшего западного женского любовного романа и детектива [14, с. 51]. Частные издатели, преследуя коммерческие интересы, игнорировали информационный демпинг массовой культуры, потворствуя невысоким читательским вкусам [15, с. 21].

Потребительский спрос на эту литературу в новейшее время во многом объясняется реакцией на многолетний жесткий государственный контроль как книжного рынка, так и библиотечных фондов, изъявший еще в 1918-1932 гг. бестселлеры. По сведениям М. Н. Глазкова, в списках художественной и детской литературы, предназначенной к изъятию инструкцией 1923 г., оказались книги, «... могущие возбуждать, укреплять и развивать низменные, животные, эгоистические и антисоциальные чувства» [16, с. 17]. Отдел беллетристики требовалось полностью очистить «... от книг с дурным эмоциональным и идейным содержанием, вообще, от всей тенденциозной и антихудожественной литературы, воспевающей быт, нравы и идеологию буржуазного и мещанского общества». Видимо, поэтому, требовалось удалить произведения классиков русской и зарубежной литературы: Н.С. Лескова, Э.Т.А. Гофмана, А. Конан-Дойля. Чисткам подлежали издания «не внушающих доверия» издающих организаций: издательства Вольфа, Ступина, Суворина, Сытина и др.

И.А. Шомракова убеждена, что государственная монополия в области книжного дела, установившаяся с 1930 г., в силу идеологических государственных условий, создала для читательской массы искаженное (или неполное) представление как о развитии отечественной, так и мировой культуры. В результате сформировалось ««читающее общество», в массе своей не приемлющее многое из русской и мировой «книжной культуры», не понимающее сложных книг, не испытывающее потребности в них. И, в конце концов, оно само переродилось и превратилось в общество нечитающее и немыслящее <...>» [17, с. 78].

Нарастающий поток аудио-, видео-, телеинформации, а также всеобщая информатизация снижают субъективно ощутимую потребность в чтении печатной продукции. Существенным следствием изменения читательского поведения, вероятно, можно назвать фрагментарное, мозаичное мышление, сформированное в результате воздействия экранной культуры. Современник, воспитанный в стихии рекламно-новостной клиповой культуры, чаще всего избегает умственных усилий постижения логики линейного текста. Некоторое исключение из этого правила составляет картина чтения художественной литературы в общедоступных библиотеках. Однако

спросом пользуются преимущественно прозаические тексты, чтение которых регламентировано школьной программой, и фонды бестселлеров. Накопленные фонды поэтических произведений гораздо менее востребованы читающей аудиторией, за исключением тех, что адресованы дошкольникам и школьникам младшего возраста.

На фоне общепризнанной проблемы отсутствия интереса к чтению, из зоны внимания специалистов, как правило, выпадают особенные читатели, которые не только любят и понимают поэзию, но и сами творят поэтические тексты. Эта аудитория формируется в библиотеках, организующих поэтические клубы. Безусловно, отсутствие статистического учета мешает говорить о какой-либо значительной численности этой аудитории читателей муниципальных библиотек, однако создание и рост числа поэтических объединений (студий) при библиотеках свидетельствуют о перспективной этой формы работы по формированию информационной культуры нового уровня. К числу литературных студий и объединений местных поэтов и творчески одаренных людей следует отнести читательские сообщества в 9 (15 %) районах и 6 (54%) городах Алтайского края (без г. Барнаула) [18].

Клубы в ЦГБ г. Алейска и ЦДБ Тальменского района относятся к числу старейших литературных объединений поэтов и прозаиков в районах Алтайского края. Литературный клуб «Маяк» (г. Алейск) десять лет существует под руководством библиотекаря Л. А. Морозова. Талантливые авторы стихов и прозы представили собственное творчество на страницах семи сборников альманаха «Алейские самоцветы», на выступлениях в библиотеках города, Доме детского творчества, на общегородских мероприятиях. С течением времени стали заметны превалирование поэтического творчества, преобладание молодой аудитории среди поэтов, тяга к творчеству людей с ограниченными возможностями. Деятельность Алейской библиотеки по воспитанию чувства слова привлекает внимание литераторов-профессионалов, участились визиты алтайских поэтов на библиотечные мероприятия.

Важным ресурсом в пропаганде поэтических произведений земляков-алтайцев и действенным средством по формированию качества информационного восприятия поэтического текста, несомненно, является интерактивный продукт «Литературная карта Алтая», подготовленный коллективом АКУНБ им. В.Я. Шишкова.

Информационную поддержку литературным интересам, безусловно, оказывают и мероприятия эпизодического характера. Писатели и поэты Алтая посещают литературные гостиные и салоны библиотек. Мероприятия такого формата способствуют формированию корпоративного подхода к развитию литературного краеведения. Однако они ориентированы на традиционный просветительский контекст работы с читателем, отводя ему пассивную роль пользователя. Перспективным направлением в таких встречах видится работа по изданию альманахов, сборников и антологий местных литературных талантов, особенно из числа молодых. Литературно-художественные альманахи «Степные узоры», «Новый ковчег» (студия «Творчество» г. Славгорода), сборники стихов «Свободная душа или о смысле бытия» (студия «Созвучие» ЦРБ Шипуновского района), «С любовью к малой родине моей» (ЦРБ Усть-Калманского района) персонифицируют фонды краеведения локальных библиотек, вводят авторов в краевую орбиту интеллектуального творчества. При поддержке крупнейших библиотек края проводятся программные краеведческие чтения. Старейшие из них, Шукшинские, приобрели общероссийский статус.

Организация клубов в библиотеках приняла массовый характер, но не в каждой библиотеке развита эта форма контакта с читательской аудиторией. Из 60 районов Алтайского края клубы отсутствуют в 4 (6%) районных объединениях библиотек. Соотношение числа клубов и библиотек показывает, что количество клубов в среднем в 3 раза меньше числа библиотек. В городском библиотечном пространстве клубов в 2,3 раза больше, чем в районах края. Наиболее многочисленная разновидность клубов является латентной формой пропа-

ганды библиотечных фондов, лишь 15% клубов ориентируются на интеллектуальное творчество читателей. Поэтические клубы, культивирующие литературное творчество читателей, не только способствуют развитию индивидуальных форм социализации самодеятельных поэтов, но формируют новый уровень читательской информационной культуры, способствуя пониманию сложных непрозаических текстов, обращая внимания на многослойность вербальной информации. Созда-

вая прецедент печатных и электронных публикаций молодых авторов, библиотеки развивают адекватные формы краеведения, повышая профессиональную компетентность сотрудников библиотек.

Современные муниципальные библиотеки России, не прибегая к системе запретов и спецхранов, ориентируют своих читателей на осознанность выбора информации в сложных условиях неограниченного доступа к информации.

Библиографический список

1. Скворцов, В.В. Из истории библиотечного дела США (XVII в.-90-е гг. XIX в.) // Библиотековедение и библиография за рубежом: сб. - М. , 1974. - Вып. 49.; Талалакина, О.И. История библиотечного дела за рубежом. - М., 1982.

2. Каневский, Б.П. Книга в идеологической экспансии американского империализма // Книга. Исследования и материалы: сб. ЦУ. - М.: Книжная палата, 1987.

3. Сеидов, В.Г. От традиционной дипломатии к публичной дипломатии // Информация. Дипломатия. Психология. - М., 2002.

4. Хачатуров, К. А. Роль международной информации в формировании репутации государства // Информация. Дипломатия. Психология. - М.: Известия, 2002.

5. Панарин, И. Н. Информационные войны и Россия // Информация. Дипломатия. Психология. - М.: Известия, 2002.

6. Чернов, А.А. Основные историко-теоретические этапы развития концепций глобального информационного общества // Информация. Дипломатия. Психология. - М.: Известия, 2002.

7. Елепов, Б.С. Геополитический характер распространения русской книги: к постановке вопроса / Б.С. Елепов, С. А. Пайчадзе; ГПНТБ СО РАН. - Новосибирск, 2001.

8. Шабалина, М. В. Книговедение: опыт региональных изысканий. - М.: Либерея, 2006.

9. Сеидов, В. Г. Государство и СМИ // Информация. Дипломатия. Психология. - М.: Известия, 2002.

10. Громова, О. Проект работает, и книги уже расходятся по школам и городам! [Электронный ресурс] - Электрон. дан. - Режим доступа :http://ps.1september.ru/newspaper.php?vear=1999&num=14

11. Бахмин, В.О фондах в России [Электронный ресурс]. - Электрон. дан. - Режим доступа:http://www.socpolitika.ru/rus/ngo/

12. «Пушкинская библиотека»: Книги для российских библиотек [Электронный ресурс]. - Электрон. дан. - Режим доступа:

http://magazines.russ.ru/znamia/1999/6

13. Упорядочить сведения // Ршкнижное обозрение. - 2009. - № 301.

14. Бесстремянная, Ю.С. Изменения в потоке печатной продукции: Парадоксы статистики или объективная закономерность? // Библиотековедение. - 1997. - № 5-6.

15. Филиппова, Н. Ф. Книжный рынок и фонды библиотек Пермской области // Библиотековедение. - 1997. - № 1.

16. Глазков, М.Н. Чистки фондов массовых библиотек в годы советской власти (октябрь 1917-1939). - М.: Пашков дом, 2001.

17. Шомракова, И.А. Книга и возрождение русской культуры // Русская культура и современность: материалы ХЦ науч. конф. - СПб. СПГИК, 1993.

18. Доклад о деятельности библиотек Алтайского края / АКУНБ им. В.Я. Шишкова. - Барнаул, 2000-2007.

Статья поступила в редакцию 05.11.09

УДК 378.147

И.Н. Егоров, аспирант АлтГПА, г. Славгород, E-mail: egoroff_in@mail.ru Г.А. Калачев, д-р мед. наук, проф. АлтГПА, г. Барнаул, E-mail: gak@uni-altai.ru

ФОРМИРОВАНИЕ ГОТОВНОСТИ СТУДЕНТОВ ПЕДАГОГИЧЕСКОГО КОЛЛЕДЖА К САМООРГАНИЗАЦИИ ОЗДОРОВИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

В статье анализируются состояние здоровья, физическая подготовленность студентов педагогического колледжа и их готовность к оздоровительной деятельности. Представлена авторская модель развития у студентов компетенций в области здорового образа жизни и готовности их к самооздоровлению.

Ключевые слова: студенты, здоровый образ жизни, оздоровительная деятельность, уровень здоровья, физическая подготовленность, самоорганизация.

Особое внимание к студенческой молодежи объясняется тем, что студенты являются авангардным отрядом молодежи России. От их физического и психического здоровья, социального благополучия во многом зависит работоспособность будущих специалистов, тот вклад, который они призваны внести в возрождение России. В первую очередь это относится к студентам педагогических учебных заведений - будущим учителям, от которых во многом зависит нравственное и физическое здоровье подрастающего поколения. Между тем, проблемы, связанные со здоровьем и физическим развитием студентов, преодолением негативно влияющих на их состояние факторов, наименее изучены, по сравнению с другими группами детей и учащейся молодежи. Как показывают многочисленные исследования, обучение в вузе отнюдь не способствует улучшению здоровья студентов. Усугубляется действие ряда школьных факторов, отрицательно влияющих на состояние здоровья, появляются новые, связанные с изменением образа жизни. Огромный объем информации, постоянный дефицит времени, отсутствие навыков самостоятельной работы, непривычный уклад жизни в общежитии, нерегуляр-

ное питание, нерациональное использование времени в условиях относительной свободы - все это травмирует психику значительной части студентов, негативно сказывается на их здоровье [1; 2]. В то же время в современных условиях успешно осуществлять профессиональную деятельность может только специалист с достаточно высоким уровнем здоровья, хорошо знакомый с медико-гигиеническими правилами жизнедеятельности, современными методиками оздоровления и активно применяющий их на практике [3]. Особенно это касается студентов педагогических образовательных учреждений, так как их будущая трудовая деятельность заключается не только в обучении детей, но и в заботе об их здоровье, воспитании у них мотивации к здоровому образу жизни, формировании навыков его практической реализации [4; 5].

Есть и другой, не менее важный аспект значимости здоровья, здорового образа жизни, приобщения к активной физкультурно-спортивной деятельности для будущих педагогов. Овладеть здоровьесберегающими технологиями, успешно внедрять их в практику учебно-воспитательной работы могут только люди, убежденные в необходимости вести здоровый

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.