Научная статья на тему 'Влияние экстремальных погодных условий на состояние насаждений Москвы'

Влияние экстремальных погодных условий на состояние насаждений Москвы Текст научной статьи по специальности «Сельское и лесное хозяйство»

CC BY
163
20
Поделиться

Похожие темы научных работ по сельскому и лесному хозяйству , автор научной работы — Белова Н.К., Белов Д.А., Лебедева Г.С., Галасьева Т.В., Беднова О.В., Шарапа Т.В.,

Текст научной работы на тему «Влияние экстремальных погодных условий на состояние насаждений Москвы»

ВЛИЯНИЕ ЭКСТРЕМАЛЬНЫХ ПОГОДНЫХ УСЛОВИЙ НА СОСТОЯНИЕ НАСАЖДЕНИЙ МОСКВЫ

Н К БЕЛОВА, ДА. БЕЛОВ, Г.С. ЛЕБЕДЕВА, Т В. ГАЛАСЬЕВА, О.В. БЕДНОВА, Т В ША-РАПА, МГУ Л

В результате многолетних исследований МГУЛом были выявлены и классифицированы природные и антропогенные факторы, неблагоприятно воздействующие на состояние зеленых насаждений и городских лесов Москвы, и оценена их роль [1, 2, 3 и др.]. К числу наиболее влиятельных среди них отнесены антропогенные и природные биотические факторы среды. Абиотическим факторам, в том числе, экстремальным погодным явлениям, придавалось второстепенное значение, так как известно, что в средней полосе России и в Московском регионе, в частности, природные катаклизмы -явление достаточно редкое. То, что произошло в Москве в весенне-летний сезон 1998 г., заставило пересмотреть сложившиеся представления и в полной мере оценить истинную значимость и последствия периодически проявляющихся экстремальных погодных явлений для состояния насаждений города.

В 1998 г. в Москве неожиданный и обильный снег выпал 12 апреля и продолжался почти сутки. Он стал причиной многочисленных случаев повреждения снегом крон и стволов деревьев во всех категориях зеленых насаждений города.

На основании учета и анализа 205 поврежденных снегом деревьев установлено, что наиболее массовый характер слом стволов и крупных ветвей под тяжестью снега наблюдался у широко распространенного в городских насаждениях клена ясенелистного, обладающего непрочной древесиной и густой развесистой кроной. Второй по частоте встреч поврежденной снегом породой был тополь. При этом в большинстве случаев пострадали старые деревья тополя с диаметром ствола от 28 см и выше с многоствольной и густой кроной. Тяжелые скопления мокрого снега разваливали и сгибали

кроны и отщепляли крупные ветви туи, ивы, березы повислой, деревья кленов и ясеней с рыхлыми или с односторонними кронами. Повреждению снегом живых деревьев способствовали болезни, слом стволов часто происходил на месте раковых опухолей или ран, при наличии дупла или сухобочин, в местах выхода плодовых тел трутовиков. Легко ломались под тяжестью снега сухие вершины и сухие ветви деревьев, в особенности у древесных пород с хрупкой древесиной.

Вывалу с корнем подвергались, в основном, крупные или наклоненные и многоствольные, а также пораженные комлевыми гнилями и живые, и сухостойные деревья всех пород.

В лесах лесопарков под снежными шапками сгибались тонкие и высокие стволики молодых берез и сосен.

Еще более значимым для состояния насаждений стихийным явлением погоды в Москве был июньский ураган, сопровождавшийся массовым ветровалом и буреломом деревьев.

Ураган прошел по территории Москвы 21 июня 1998 г. полосой в направлении с юго-запада на северо-восток. Природа урагана, его структура в целом, предопределялись разностью величин атмосферного давления внутри сильно прогретой солнцем жилой застройки и открытыми участками, вследствие чего возникали локальные вихри (смерчи), в сере/дине которых скорость ветра достигала 40-80 м/сек. Высокая скорость

ветра отмечалась также у больших и гладких поверхностей - у стен многоэтажных домов.

Четкой закономерности в территориальном расположении пострадавших от урагана участков в масштабе города не выявлено. Не было такого района и административного округа Москвы, где ураганом не был бы нанесен зеленым насаждениям значительный ущерб.

Анализ и учет последствий урагана проведен в 53 пунктах Москвы, в том числе, в 2-х участках лесопарков, в 2-х парках, на 15 бульварах и скверах, на 24 улицах ив 10 дворах с описанием 236 деревьев, 772 пней и 136 спилов деревьев в местах их произрастания. Это позволило сделать вывод о приуроченности поврежденных ветром деревьев к разным категориям насаждений (табл. 1).

Таблица 1

Число учтенных деревьев, пострадавших от урагана, в разных экологических категориях насаждений

Кол-во, шт. В том числе по экологическим категориям насаждений, шт./%

Учтено улицы и магистрали бульвары скверы дворы парки лесопарки

Деревьев и пней 1008 284/ 28,2 34/3,4 397/ 39,4 75/ 7,4 95/ 9,4 123/ 12,2

Спилов 136 2/ 1,5 54/ 39,7 79/ 58,1 1/0,7 0 0

Всего 1144 286/25,0 88/ 7,7 476/41,6 76/6,6 95/8,3 123/ 10,8

Обследования показали, что городские леса в целом пострадали от урагана в меньшей степени, чем зеленые насаждения города, однако во многих лесопарках были выявлены локальные участки насаждений, где поваленные ураганом деревья составляли более 50 % (например, в Фили-Кунцев-ском, Битцевском, Измайловском лесопарках).

В лесопарках были повреждены ураганом все лесообразующие породы, в том числе почти в равной степени ель, сосна, липа, береза, осина, реже дуб. В парках в наибольшей степени - тополь (57,9 %), липа (17,9%) и ива (13,7%).

Насаждения на бульварах, скверах и в парках пострадали от урагана также на относительно небольшой части их территории.

Но отдельные объекты, подверглись массовому повреждению. К наиболее пострадавшим от урагана объектам, требующим срочной реконструкции, отнесены парки (Ново-Девичьи пруды, Чапаевский, Березовая роща, Петровский, Дружбы народов), бульвары (Цветной, Самотечный, имени Дурова), скверы (Ново-Екатерининский, Болотный, по улицам Летняя, 1905 года, Георгия Деж), насаждения на откосах Воробьевых гор.

Достаточно часто вывал и слом деревьев происходил и на улицах (например, на Университетском проспекте) и во дворах.

О породном составе поврежденных ураганом деревьев и их размерах свидетельствуют данные табл. 2, составленные на основании учета и описания 898 деревьев и их пней.

Таблица 2

Распределение пострадавших от урагана деревьев по породам и по диаметрам

Учтено деревьев и пней, шт. Диаметр (Б), см

Порода Б дерева Э пня

мин. макс. мин. макс.

Тополь бальзамический 230 20 52 10 66

Клен остролистный 105 16 32 10 68

Ясень обыкновенный 96 8 44 10 60

Клен ясенелистный 82 12 40 10 52

Вяз гладкий 82 - - 10 40

Береза повислая 49 16 44 10 60

Ива (древовидные виды) 35 10 16 12 38

Клен татарский 31 - - 6 12

Дуб черешчатый 27 40 44 - -

Лиственница сибирская 8 10 32 22 26

Яблоня домашняя 7 16 20 20 24

Рябина 3 10 20 - -

Осина 3 - - 20 40

Ель колючая 2 - - 10 30

Сосна обыкновенная 2 - — — —

Черемуха 1 - - - -

В числе поврежденных ураганом деревьев наиболее пострадавшими породами оказались тополь (26,5 % от общего количества поврежденных деревьев), липа (23,2 %), клен остролистный (12,0 %), ясень (10,8 %) и вяз (10,0 %), то есть породы наиболее широко представленные в зеленых насаждениях города. В меньшей степени повреждены клен ясенелистный (5,7 %), древовидные виды ивы (4,1 %) и клен татарский (3,6 %). Среди пострадавших от урагана оказались и такие ценные и достаточно редкие в городе виды как ель колючая, лиственница сибирская, сосна обыкновенная, дуб и некоторые другие, в совокупности число учтенных деревьев этих пород не превысило 4 %, а по отдельности каждая порода составила доли процента, кроме березы (1,6 %). Деревья липы, тополя и клена ясенелистного часто выворачивало с корнем; большое число старых тополей было сломано в средней части ствола.

На магистралях большую часть поврежденных ураганом деревьев (92 %) составили липы.

На улицах состав пострадавших от урагана деревьев был представлен тополями (41,5 %), липой (30,9 %), ясенем (14,4 %), кленом ясенелистным (7,9 %) и вязом (4,3 %).

На бульварах больше других повреждались старые тополя ( 68,5 %), но также и другие породы - липы, ясень и клен ясенелистный.

На скверах от ураганного ветра в наибольшей степени пострадали клен остролистный (23,7), липа (17,9 %), вяз (17,6 %), тополь (14,9 %) и ясень (8,1 %).

Повреждения ураганным ветром в Москве носили как групповой, так и одиночный характер. Среди учтенных деревьев более половины (59,3 %) составил групповой ветровал и бурелом, более трети - одиночный (36,7 %) и лишь малую часть составили поврежденные наклоненные или согнутые ветром, но не погибшие деревья (4,0 %).

Часто причиной группового вывала и слома деревьев были отдельные мощные деревья, при падении увлекавшие за собой от 2 до 5 растущих поблизости деревьев. Именно

такие крупные деревья с развитой и часто многоствольной кроной более других пострадали от ураганного ветра. Известно, что возраст 40-50 лет для тополя и клена ясенелистного в городских условиях является предельным - возрастом физиологической старости. К этому времени обычно увеличивается пораженность их стволов и корней гнилями и снижается общая устойчивость.

Установлено, что только небольшая часть сломленных или ветровальных деревьев (11,4 %) была поражена стволовыми и корневыми гнилями. Из них 70,9 % имели центральную гниль ствола, остальные -смешанный тип гнили в разной степени развития. Центральная гниль преобладала у тополя, липы, лиственницы, ивы и клена остролистного, смешанная гниль - у вяза и яблони, ясень был поражен и тем и другим типом гнили в равной степени.

Наличие гнили в большей степени определяло вывал или слом деревьев, обладающих более прочной древесиной или более развитой и глубокой корневой системой (дуба, яблони, березы, рябины и некоторых других). В меньшей мере от этого зависел слом или вывал деревьев с менее прочной древесиной (старые тополя, липы и клены), растущих на щебенистой или мелкой почве или имеющих поверхностную корневую систему.

Все приведенные данные, позволяют сделать достаточно парадоксальный вывод: ураган в зеленых насаждениях города, в ка-кой-то степени, выполнил и положительную роль, удалив с помощью ветра часть старых, больных и потерявших декоративность и устойчивость деревьев и этим заменив собою санитарные рубки.

Случившееся показало также недостаточность объемов санитарно-оздорови-тельных мероприятий и отставание сроков их проведения в зеленых насаждениях города, при которых должны удаляться старые, потерявшие устойчивость, наклонившиеся и

все другие, создающие угрозу своим падением, деревья.

Очевидно, что в сложившихся обстоятельствах возросла и потенциальная опасность развития в насаждениях Москвы очагов стволовых насекомых вследствие увеличения их кормовой базы в насаждениях, пострадавших от стихийных явлений природы и на временных складах срубленной древесины, где до весны 1999 г. не успеют разработать и утилизировать ветровал и бурелом.

При первой же возможности городу необходимо также укрепить и в последующем развивать при производственном отделе защиты растений Мосзеленхоза хорошо оснащенную специализированную службу по уборке и вырубке деревьев и утилизации срубленной древесины и порубочных остатков. Эти, так называемые, «отходы» древесины могут стать источником получения ценного сырья в самых разных отраслях - от медицины и экологии (древесный уголь) до растениеводства (мульча, органические удобрения и проч.).

Литература

1. Мозолевская Е.Г. Факторы дестабилизации зеленых насаждений и лесов Москвы и Подмосковья // Городское хозяйство и экология / Научн. тр. -М.: АКХ, 1996.-№ 2.— С. 3-5

2. Мозолевская Е.Г., Соколова Э.С., Трофимов В.Н., Балясова Г.Г. Причины снижения устойчивости лесов ближнего Подмосковья // Сохранение и восстановление природно-культурных комплексов Подмосковья / Тез. докл. н.-пр. конф. - М.; 1994.-С. 7.

3. Мозолевская Е.Г., Соколова Э.С, Кузьмичев Е.П., Белова Н.К., Куликова Е.Е. Факторы нарушения устойчивости зеленых насаждений г. Москвы и стратегия лесозащитных мероприятий // Экология, мониторинг и рациональное природопользование./ Научн. тр,- М.: МГУЛ, 1996. -Вып. 283.-С. 7-11