Научная статья на тему 'Власть как процесс (по мотивам философии А. Уайтхеда)'

Власть как процесс (по мотивам философии А. Уайтхеда) Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

CC BY
309
59
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ИНФОРМАЦИОННОЕ ОБЩЕСТВО / ВЛАСТЬ / ФИЛОСОФИЯ ПРОЦЕССА / УАЙТХЕД / СОБЫТИЕ / СРАЩЕНИЕ / ЛЕГИТИМНОСТЬ / СИМВОЛИЧЕСКИЙ КАПИТАЛ

Аннотация научной статьи по философии, этике, религиоведению, автор научной работы — Чайковский Денис Витольдович

Проводится философский анализ власти. Показывается, что в информационном обществе атрибутами власти выступают такие характеристики, как динамизм и интеграция во всеобщее движение. На основе философии процесса А. Уайтхеда анализируется процессуальная природа власти, раскрывается механизм ее становления как результат процессов сращения и перехода.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Власть как процесс (по мотивам философии А. Уайтхеда)»

Вестник Челябинского государственного университета. 2011. № 2 (217).

Философия. Социология. Культурология. Вып. 20. С. 39-43.

Д. В. Чайковский

власть как процесс

(по мотивам философии А. уайтхеда)

Проводится философский анализ власти. Показывается, что в информационном обществе атрибутами власти выступают такие характеристики, как динамизм и интеграция во всеобщее движение. На основе философии процесса А. Уайтхеда анализируется процессуальная природа власти, раскрывается механизм ее становления как результат процессов сращения и перехода.

Ключевые слова: информационное общество, власть, философия процесса, Уайтхед, событие, сращение, легитимность, символический капитал.

Скорости информационных обменов настоящего возросли многократно, что не может не оказывать влияние на современное общество. Как пишет М. Маклюэн, «информация изливается на нас мгновенно и непрестанно. Как только информация получена, она тут же замещается еще более свежей...»1. Действительно, движение — онтология современного мира. Оно проникает во все сферы социокультурного, вызывая повсеместные процессы ускорения, уплотнения, сжатия и выводя на передний план процессуальные характеристики явлений. Динамика процесса порождает непрерывность изменений, через которые реализуется бытие современного общества. Процессуальность инициирует движение всех областей социокультурного, обеспечивая потоки новаций и в целом общественное развитие.

Власть — основа стабильности, консерватизма, также должна описываться в категориях движения и процессуальности. Необходимо отказаться от традиционного, субстанционалист-ского подхода, при котором власть рассматривается через ее ассоциацию с институциональной иерархией, а властные отношения — через взаимодействие субъектов и их статусных позиций в этой иерархии. Следует сместить акцент с институциональных характеристик власти на процессуальный характер властных отношений, где динамизм процессуального развертывания власти определяется ее интеграцией во всеобщее движение. Надо признать, что современная власть — это, прежде всего, процесс, и именно это ее качество должно стать предметом научного интереса.

Одну из первых попыток отразить процессуальность власти предпринял М. Фуко. С его точки зрения, власть — это система отношений силы, возникающих в каждой точке социального пространства, это стратегии, в которых раз-

виваются эти отношения, это игры, которые их трансформируют. Фуко подчеркивает, что в исследовании власти важны именно ее процессуальные характеристики: как власть властвует и заставляет себе повиноваться, как властные отношения действуют независимо от индивидов. Она определяется «множественными отношениями силы, которые имманентны области, где они осуществляются и которые конститутивны для ее организации»2.

В своих работах Фуко отходит от субстанциональных атрибутов власти. Он исследует ее техники и технологии, движение и видоизменение властных отношений, определяющих специфику реализации власти. «Власть существует только в действии, даже если, само собой разумеется, она вписывается в поле разрозненных возможностей, основанных на перманентных структурах»3. Основными характеристиками власти являются дисперсность, противоречивость и разнородность. Ее агентами выступают не только полицейские службы, но и медики, психиатры, учителя и т. д. Происходит своего рода движение, рассеивание власти, распределение ее между различными центрами силы. У Фуко власть — это некий закрепляющий принцип, который фиксирует отношения напряжения и неравенства, возникающие в конкретный момент времени в конкретной ситуации. За ее именем скрывается множественность процессуальных отношений, не определяемая унифицированной и обобщенной характеристикой. «Власть,— заключает Фуко,— это не некий институт или структура, не какая-то определенная сила, которой некто был бы наделен: это имя, которое дают сложной стратегической ситуации в данном обществе»4.

Отношения напряжения, скрывающиеся под именем власти, лишены стабильности и, как следствие, статики. Шаткое status quo есть причина

непрерывного стремления власти к сохранению тождественности самой себя, к укреплению своих позиций. Интенция власти реализуется в направлении преумножении своих ресурсов, своего символического капитала. Власть движется в направлении все большего расширения сферы своего влияния (экстенсивное движение) и повышения эффективности «рычагов» воздействия на объект (интенсивное движение). Но, выступая как причина изменения деятельности (или сознания) объекта, власть неминуемо меняет саму себя. Адаптируя реальность под свои задачи, власть сама адаптируется к осуществленным ею трансформациям. Социокультурный контекст накладывает на власть и управление четкий отпечаток5. Но было бы неверно связывать процесс изменения власти только с изменениями внешних социокультурных условий. Процессуальность — это внутренне свойство власти, определяющее, с одной стороны, ее способность к изменениям, а с другой стороны, способность осуществлять эти изменения во внешнем мире и в себе самой.

Процессуальность власти как явления реальности может быть проанализирована в рамках методологической схемы, предложенной А. Уайтхедом. Напомним, что, согласно Уайтхеду, «подлинной сущностью реальности является процесс»6, где одни явления сменяют другие, уходя и сохраняясь в качестве составных частей новых явлений. Они воспринимаются (схватываются) в единстве своих аспектов в конкретной точке пространства-времени и в соотношении с другими точками времени и пространства. Явление может быть познано только в динамике своего существования и только во взаимосвязи с иными явлениями. «Каждое действительное явление,— пишет Уайтхед,— проявляет себя как процесс; оно есть становление. Раскрывая себя оно находит себе место среди множества других явлений, без которых оно не может быть самими собой»7.

Философия Уайтхеда сильна своей универсальностью. Его идеи могут быть экстраполированы на любые явления реальности. Власть не является исключением. Как отношение сил власть проникает во множество явлений, оставляя на них свой отпечаток. В одних случаях влияние власти является очевидным в последующих стадиях развития того или иного явления. В других — проявления власти скрыты и могут быть выявлены лишь пытливым вниманием ис-

следователя-деконструктора. Как в первом, так и во втором случае власть выступает как сила, изменяющая (направляющая) направление течения иных процессов реальности. В свою очередь, как уже было отмечено, власть несет на себе отпечаток других явлений. Она включена в сложную систему социокультурных отношений, которые являются предпосылками для реализации властных воздействий.

Власть разворачивается как процесс реализации влияния в пространственно-временном континууме. Динамика процесса власти реализована в смене событий ее осуществления. Уайтхед определял событие как момент существования реальности в определенной точке пространства-времени, схваченный в единстве его аспектов. Соответственно событийность власти можно описать, через совокупность ее характеристик, существующих как данность в неком месте и в некое время. Эти характеристики должны быть имманентно присущи явлению власти и выступать некими инвариантами. Другими словами, несмотря на то, что каждое событие власти уникально, в целом оно однозначно реализуется в действительности как власть, а не как иное явление. Событию власти должно быть присуще нечто, что делает его идентичным самому себе. Уайтхед называет это ценностью. По Уайтхеду, ценность — это внутренняя реальность события, благодаря которой, с одной стороны, событие индивидуализируется, а с другой, сохраняет свою устойчивость и обретает свою «внешнюю действенность».

«Событие конституирует структурированную ценность, которая постоянно присуща всем его частям, и благодаря внутренней устойчивости событие оказывает значительное влияние на изменение окружающей среды»,— пишет Уайтхед8. Именно влияние на окружающие процессы составляет внутреннюю реальность события власти. Власть существует только во взаимоотношении, и вне его рассмотрена быть не может. Причинно-следственная связь между изменениями (деятельности, сознания) объекта и влиянием субъекта — важнейший атрибут вла-сти9. Ценность власти в каузальности властных отношений. Она заключается в возможности (и действительности) разрешения существующего напряжения в направлении некой цели, присущей либо субъекту власти (конфликт), либо его объекту (консенсус). Чем выше способность власти достигать означенную цель, тем выше ценность события власти.

Независимо от социокультурного контекста это свойство обеспечивает устойчивость власти как явления реальности. По сути, оно есть его внутренняя цель, сосуществующая с внешней целью. Только в интенции на самоидентификацию событие власти обретает само себя, реализуясь в своем единстве как власть. Другими словами, власть всегда должна подтверждать свое право быть властью. Она вынуждена перманентно оправдывать свою легитимность, чтобы иметь право влиять на другие события, или, используя слова Уайтхеда, быть внедренной в контекст других событий, которые ее окружают.

Итак, процессуальность власти предполагает, во-первых, самоидентификацию, т. е. объединение в единство власти различных событий, порождающих ее ценность, и, во-вторых, проникновение власти в другие явления в качестве причины их изменений. Вышесказанное соответствует идее Уайтхеда о существовании двух видов процессов — сращения как «конституиро-вания отдельно существующего» и перехода — становления, «благодаря которому прекращение процесса в случае формирования отдельно существующего конституирует это существующее как изначальный элемент конституирования других отдельно существующих.»10. По сути, первый процесс есть легитимизация власти как ее внутренняя самоцель. Под данным термином, вслед Уайтхеду и применительно к предмету нашего исследования мы будем понимать отбор событий из всего многообразия событий реальности, наделяющих власть ценностью и образующих ее единство. Второй процесс — активное осуществление власти в стремлении изменения действий или сознаний ее объектов. Он ориентирован на внешние цели власти и отражает ее казуальную связь с окружающей действительностью. Этот процесс иллюстрирует развертывание веера возможностей для реализации деятельности власти, возможностей для влияния на реальность. Это контур возникновения будущего, которое должно стать действительным (актуальным, по Уайтхеду), в соответствии с целями власти.

Власть — неотъемлемый атрибут общества. Она становится, но не может достичь финальной стадии. Поэтому оба рассмотренных процесса, по сути, незавершаемы. В силу этого есть смысл говорить о двух контурах власти в рамках общего процесса ее становления: внутреннем и внешнем. Внутренний контур — контур

воспроизводства власти, внешний — предвосхищение результатов ее активных свершений. Взаимосвязь между ними выражается в приобретении властью нового качества. Как отмечал Уайтхед, «собственное строение субъекта предполагает, что его активность в формировании себя переходит в активность формирования иного»11. Мы смело можем говорить и об обратной активности. Другими словами, конструируя себя, власть закладывает предпосылки воздействия на объект, оказывая влияние на который, власть переформатирует себя в содержании, отличном от своего первоначального образа, добавляя себе элементы своего объекта. Последующее воздействие строится уже с учетом новых аспектов. Видимо, в пределе можно предположить полное воплощение свойств объекта в явлении власти, приводящее к их финальной ассимиляции друг в друге (вспомним фразу Людовика V: «Государство это Я»).

Философия процесса предполагает, что власть как явление реальности конкретизируется в терминах прошлого, настоящего и будущего. Всякое явление обладает прошлым, сохраняя в себе формы предшествующих явлений, и будущим, отражая в себе аспекты, «которые будущее отбрасывает на настоящее или, иными словами, которые несут в себе обусловленность будущим»12. В своем настоящем оно содержит неопределенность своего будущего, которое включено в него пространственно-временной отнесенностью с прошлым и настоящим. Бесконечный спектр возможностей для действительности власти реализуется в прошлом ее событий как выбор того, чем событие власти является в настоящем. Прошлое власти есть предпосылки ее возникновения и соответствует процессу сращения у Уайтхеда. Это ресурсы и накопленный потенциал. Это ее социальное признание. Это капитал власти, в терминологии П. Бурдье, обновляемый на каждом витке ее жизненного цикла. Настоящее власти — это актуальная социальная деятельность, которая воплощает имеющийся властный потенциал. Данная деятельность реализует, как часть прошлого, потенциальную причину — способность воздействовать на объект. Превращение потенциальной каузальной связи в актуальную возможно, только если власть воспринимается в качестве таковой осознанно либо неосознанно в силу традиций, стереотипов, мифов и т. д. Таким образом, прошлое сохраняется и проявляется в настоящем власти. Более того,

оно является предпосылкой будущего, которое проецируется в настоящее через цели власти, важнейшей из которых является приращение ее капитала. Будущее призвано подготавливать условия для нового сращения, ради возникновения более сильной власти.

Само сращение, в концепции Уайтхеда, обусловливается определенным процессом, преобразующим индивидуальные чужеродные друг другу сущности в компоненты целого. Он называет этот процесс чувствованием и выделяет в нем три стадии: 1) рецепции, 2) эмоционального и интеллектуального дополнения, 3) удовлетворения13. Применимо к предмету нашего исследования эти три стадии могут быть проиллюстрированы следующим образом. Первая фаза — рецепция, предполагает существование исходных индивидуализированных предпосылок власти — ее прошлого. Это стадия накопления капитала, который послужит для власти устойчивым базисом. Напомним, что, согласно П. Бурдье, в обществе происходит перманентное перераспределение ресурсов, посредством которых осуществляется борьба за присвоение дефицитных благ. Ресурсы распределяются неравномерно среди позиций социального универсума и наделяют агентов, занимающих эти позиции, особым видом власти. К ним Бурдье относит различные формы экономического, культурного и социального капиталов, капитал физического принуждения, а также символический капитал как «форму, которую принимают различные виды капитала, воспринимаемые и признаваемые как легитимные»14. Таким образом, на стадии рецепции происходит формирование центров капитала различной природы, еще не получивших социального признания в качестве единой силы власти, т. е. еще не преобразованных в символическую форму.

Вторая стадия определяется трансформацией разнообразных форм капитала в «эстетическое единство» (Уайтхед), или «символический капитал» (Бурдье). Уайтхед отождествляет данную стадию с возникновением видимости, как следствия активности ментального полюса, благодаря которой подвергаются трансформации качества и структуры данного физического мира15. Эмоциональное и интеллектуальное дополнение наделяет физически данное новыми субъективными характеристиками. Другими словами, на данной стадии различные виды капитала власти преобразовываются в символический капитал,

который есть «не что иное, как экономический или культурный капитал, когда тот становится известным и признанным, когда его узнают по соответствующим критериям восприятия»14. Происходит узнавание власти, появляется эмоциональная и (или) интеллектуальная вера в эту власть.

Бурдье подчеркивает, что признание капитала власти в его символической форме придает последней абсолютную ценность, позволяющую не зависеть от различных точек зрения. Именно поэтому вторая стадия представляет собой арену непрерывной борьбы за присвоение символического капитала. Это борьба ведется за схемы восприятия и выражения объективной реальности, за возможность навязывать свое видение реальности. Результатом этой борьбы является возможность конституировать действительность в соответствии с целью власти — всеобщим восприятием власти как неотъемлемой данности. Как следствие, в качестве заключительного шага, говоря словами Бурдье, происходит «переход от диффузного символического капитала, основанного на одном только коллективном признании, к объективированному символическому капиталу, кодифицированному, делегированному и гарантированному государством, короче — бюрократизированному»16.

Наконец, третья стадия, именуемая Уайтхедом сатисфакцией или удовлетворением, означает финальный этап, при котором исчезает всякая неопределенность. Теперь король «с полным основанием может считать себя королем, поскольку другие верят (хотя бы отчасти), что он им является; каждый должен считаться с фактом,

17

что другие считаются с тем, что он — король»17. Но прав Бурдье, делая оговорку «хотя бы отчасти». Думается, что полная сатисфакция является для власти недостижимой. Понятие «абсолютная власть» не более чем метафора, означающая лишь способность власти поддерживать саму себя, используя для этого все возможные средства. В реальности абсолютной власти не существует. Именно поэтому власть вынуждена непрерывно заниматься своим воспроизводством.

Подведем итог. В современном обществе власть должна рассматриваться в контексте динамики своего становления. Как следствие, базовой характеристикой власти выступает про-цессуальность, которая может быть проанализирована в рамках философии процесса, разработанной А. Уайтхедом. В результате пред-

ложено рассматривать становление власти как результат процессов: а) сращения, отражающего воспроизводство власти, ее легитимизацию, и б) перехода, соответствующего ее активной деятельности по преобразованию действительности. Думается, что подобный подход позволит по-иному взглянуть на механизм реализации власти (в том числе и политической) и расширить диапазон методов, применяемых для исследования способов и результатов осуществления властного воздействия. Процессуальность власти не предполагает отрицание иных концепций, а носит скорее парадигмальный характер, в котором более адекватно отражены реалии информационного общества.

Примечания

1 Маклюэн, М. Средство само есть содержание [Электронный ресурс]. URL: http://www.uic.nnov.ru/ рш1уп/НЬ/тас1и.га.Ыш1

2 Фуко, М. Воля к знанию // Фуко М. Воля к истине: по ту сторону знания, власти и сексуальности. Работы разных лет. М. : Касталь, 1996. С. 192.

3 Его же. Субъект и власть // Фуко М. Интеллектуалы и власть : Избр. полит. ст., выступ. и интервью. Ч. 3. М. : Праксис, 2006. С. 179.

4 Там же. С. 193.

5 Чайковский, Д. В. Управление и власть в социокультурном пространстве информационного общества. Томск : ТПУ, 2009.

6 Уайтхед, А. Н. Избранные работы по философии. М. : Прогресс, 1990. С. 679.

7 Там же. С. С. 238.

8 Там же. С. 180.

9 См.: Ледяев, В. Г. Власть: концептуальный анализ / В. Г. Ледяев // Полис. 2000. № 1. С. 97-107.

10 Уайтхед, А. Н. Указ. соч. С. 296.

11 Там же. С. 594.

12 Там же. С. 131.

13 Там же. С. 298-302.

14 Бурдье, П. Социальное пространство и символическая власть [Электронный ресурс] // Начала. URL: http://bourdieu.name/content/socialnoe-prostranstvo-i-simvolicheskaja-vlast

15 См.: Уайтхед, А. Н. Указ. соч. С. 613.

16 Бурдье, П. Дух государства: генезис и структура бюрократического поля [Электронный ресурс]. URL: http://bourdieu.name/content/burde-duh-gosudarstva-genezis-i-stmktura-bjurokraticheskogo-polja

17 Бурдье, П. От «королевского дома» к государственному интересу: модель происхождения бюрократического поля [Электронный ресурс] / П. Бурдье. URL: http://gtmarket.ru/laboratory/expertize/2009/2600

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.