Научная статья на тему 'Власть и нравственность в правовом государстве'

Власть и нравственность в правовом государстве Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
389
63
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ПРАВОВОЕ ГОСУДАРСТВО / ПРАВА ЧЕЛОВЕКА КАК МОРАЛЬНАЯ КАТЕГОРИЯ / ГОСУДАРСТВЕННАЯ ЗАЩИТА ПРАВ И СВОБОД

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Курбанов Ризван Даниялович

Авторский императив сводится к тому, что государство должно защищать не только свою территорию, границы, недра, но и веками складывающееся духовное пространство

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Власть и нравственность в правовом государстве»

УДК 323

Курбанов Р.Д. Власть и нравственность

в правовом государстве

Авторский императив сводится к тому, что государство должно защищать не только свою территорию, границы, недра, но и веками складывающееся духовное пространство.

Ключевые слова: правовое государство, права человека как моральная категория, государственная защита прав и свобод.

Kurbanov R.D. Power and morality in a legal state

Authors imperative is about state that must protect not only his territory, boards and mineral wealth but its spiritual field that was created for ages.

Keywords: legal state, human rights as a moral category, state protection of rights and freedoms.

Особую важность в сегодняшних российских условиях имеет проблема взаимодействия общественных и государственных институтов. В научной литературе неоднократно подчеркивалось, что структуры власти в процессе своего исторического развития имели по отношению к обществу, человеку самодовлеющую, однонаправленную силу.

В современный период развития Российского государства задачи общественного и государственного строительства решаются недостаточно эффективно. Особое беспокойство у общественности вызывают бесперспективное положение в области прав человека, рост преступности, коррупция, расцвет бюрократизма и т.п. Проблемы, в значительной степени имеющие моральный характер, затрудняют движение к правовому государству и цивилизованному гражданскому обществу.

Власть играет неоднозначную роль в становлении государственных и общественных институтов. Ее созидательная функция состоит в образовании такой государственной организации, которая именуется правовым государством, где во главу угла ставятся закон, права и свободы человека и гражданина, где власть связана законом и подконтрольна гражданскому обществу. Разрушительная же функция

усматривается в установлении тоталитарного политического режима, подчинении гражданского общества бесконтрольному и безответственному государству.

Сложившаяся обстановка требует концентрированного внимания на поиске наиболее оптимальных путей развития государственных и общественных институтов. Последние, в свою очередь, должны обладать достаточным влиянием, чтобы уравновешивать власть государства и, не препятствуя ему, оказывать содействие в поддержании законности и правопорядка.

Сегодня правовое государство предстает в большей степени как конституционный принцип, лозунг. В настоящее время в России сложился только некий идеальный образ правового государства и гражданского общества, требующий глубокого научного осмысления. Так же, как естественное право задает нам идеал, направление совершенствования права позитивного, должен быть задан идеал, направление совершенствования государства, должно быть задано предвидимое, желаемое и осуществимое состояние вещей и людей, составляющих государство.

Вопрос о правовом государстве по существу сводится к вопросу взаимодей-

Ризван Даниялович Курбанов - кандидат юридических наук, докторант кафедры национальной безопасности Российской академии государственной службы при Президенте РФ.

ствия права и государства. Долгое время право по отношению к государству играло второстепенную роль. На протяжении десятилетий оно рассматривалось как инструмент, орудие власти, юридический способ оформления политических решений, а не как самостоятельная культурная общечеловеческая ценность.

В исторической ретроспективе власть и закон всегда шли рядом, а в большинстве случаев власть стояла над законом, попирала его. Многочисленные прогрессивные учения различных времен и эпох были направлены на то, чтобы изменить это соотношение, обеспечить господство закона над властью.

Крупнейшим теоретиком правового государства является И. Кант. В труде "Метафизика нравов" он определял государство как "объединение множества людей, подчиненных правовым законам". В нем формулируется и признак правового государства: "верховенство правового закона". И. Кант неоднократно подчеркивает тезис, что благо и назначение государства - в совершенном праве, в максимальном соответствии устройства и режима государства принципам права.

Главный способ достижения правового государства, по Канту, состоит в разделении властей на законодательную, исполнительную и судебную, причем первой из них отдается предпочтение, так как она создает законы и выражает суверенитет народа. Исполнительная власть издает распоряжения и действует на основе этих законов, судебная власть выражает сущность права через представителей народа - присяжных. Необходимость существования представительной судебной власти (присяжных) И. Кант обосновывал тем, что у обладателей власти всегда есть соблазн толковать законы в свою пользу.

Свобода реальных личностей в определенный момент времени в определенной точке пространства - это абсолютная ценность, для всех людей минимальная сфера действий - моральная необходимость, и ее нельзя отменить во имя каких-либо абстракций и общих принципов, которыми так легко жонглировали политики и властители.

Вопросы развития правовой государственности в современной России освещали в своих работах такие исследователи,

как С.А. Авакьян, С.С.Алексеев, М.В. Баг-лай, М.И. Байтин, Н.В. Витрук, К.С. Гаджи-ев, Ю.А.Дмитриев, О.Е. Кутафин, О.Э. Лейст, Л.С. Мамут, А.С. Мордовец, В.С.Нер-сесянц, Б.С. Эбзеев и другие ученые.

Анализ идей правового государства, развиваемых с различных мировоззренческих позиций, в рамках различныхтипов правопонимания, правовых и политических систем позволяет выявить сущностные принципы правового государства - обеспечение прав и свобод человека; ограничение государственной власти правом. Они выступают в качестве основ правового государства, так как характеризуют формально-юридическую и содержательную стороны его сущности.

Кроме названных не менее важны для понимания правового государства и другие принципы: разделение властей; взаимная ответственность государства и личности; наличие гражданского общества; верховенство права и закона; высокий уровень правового сознания и правовой культуры в обществе и другие. Все принципы имеют глубокое нравственное содержание и гуманистическую направленность.

Так, принцип наиболее полного обеспечения прав и свобод человека переводит идею правового государства в плоскость этических проблем, так сами права человека, как уже отмечалось, являются моральными категориями.

Данный принцип нашел закрепление в ст. 2 Конституции Российской Федерации, смысл которой заключается в том, что высшим ценностным ориентиром политики государства становится человек, его права и свободы. Отсюда следует, что вся деятельность государства должна исходить из гарантирования прав и свобод человека, обеспечения их реализации,установления механизма их защиты. Реальность закрепленных в Конституции России основных прав и свобод обеспечивается, с одной стороны, через индивидуальные возможности самого человека, который вправе защищать их любыми не запрещенными законом методами, а с другой - через деятельность государства в целом. Именно поэтому ст. 45 Конституции Российской Федерации провозглашает гарантирован-

ность в первую очередь государственной защиты прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации и лишь затем право каждого на самозащиту.

Однако в современной России права и свободы человека пока не стали высшей ценностью государства. Это обусловлено как предшествующей историей, так и современными проблемами. У власти, как и у общества, недостаточно внутренних нравственных ориентиров для признания, соблюдения прав и свобод личности. Для этого необходимо время. Требуется определенный исторический опыт, чтобы эти права и свободы стали определять смысл, содержание и применение законов, деятельность исполнительной, законодательной и судебной властей, местного самоуправления. Пока же должностные лица исполнительной власти, представительная власть, нарушающие права и свободы человека и гражданина, практически не несут, как уже отмечалось, за это никакой ответственности.

За последние пятнадцать лет мы преуспели только в одном - в количестве норм о правах и свободах человека, закрепленных в нормативных актах различного уровня и юридической силы. Если сделать обзор законодательства Российской Федерации, то права человека там фигурируют постоянно. Однако все эти нормы не выстроены концептуально, не подкреплены механизмом реализации и потому носят скорее декларативный, если не сказать хуже - декоративный характер. Создается впечатление, что категорический отказ от социальных ценностей советского прошлого оказался преждевременным и необоснованным. Присутствовавший там механизм обеспечения социальных прав имеет право на существование, если его критически осмыслить, соотнести с новыми условиями. Таким образом, следует признать, что "российская государственность и политика в нынешних условиях не соответствуют нравственным критериям, главным из которых является обеспечение и защита прав человека".

Одним из прогнозов развития государств в глобальном масштабе на XXI век является их интеграция, сближение. Поэтому, отмечая универсальный характер прав человека, в литературе обращают

внимание на то, что их обеспечение - один из важнейших стимулов и высшая гуманитарная цель демократической и правовой интеграции государств.

Государство и религия. В Конституции Российской Федерации указывается, что наше государство является государством светским. Как светское государство, Россия характеризуется тем, что в ней религиозные объединения отделены от государства и "никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной" (ст. 14) . Это положение раскрывается в ст. 4 Федерального закона от 26 сентября 1997 г. "О свободе совести и о религиозных объединениях", где сказано, что религиозные объединения равны перед законом.

Особенности режима взаимоотношений государства и церкви таковы.

Государство и его органы не вправе контролировать отношение своих граждан по этому признаку.

Государство не вмешивается во внут-рицерковную деятельность (если нет нарушения закона).

Государство не оказывает церкви материальной или какой-либо иной, в том числе финансовой, поддержки.

Однако нет фактической изоляции церкви от государства. Имеет место партнерство своего рода. Церковь формирует общественное мнение и влияет на законодательство.

Интеграционная функция церкви направлена на объединение социальных интересов верующих. Церковь выполняет и функцию социального контроля, так как ориентирует людей руководствоваться в своих действиях и поступках общепринятыми гуманистическими ценностями. Любому государству для укрепления морального духа народа и процветания страны необходима поддержка церкви в качестве источника национальной культуры, самобытности и сохранения народныхтрадиций.

Религия создает картину мира, влияет на отношение людей к окружающей их действительности. Она является формой удовлетворения духовных запросов, дает свое объяснение причинам зла и страданий, указывает путь к праведной жизни. Религия является моральным фундаментом обще-

ства, выполняет функцию охранительницы духовных ценностей. Мораль и религия -понятия, которые многие тысячи лет воспринимались человеком как явления одного порядка, когда одно не мыслилось без другого. Однако именно религия способна удержать свободу в нужных границах.

Церковь отделена от государства, но не отделена от общества и народа и служит их духовной и нравственной опорой. Как верно подмечено, привычные дихотомические схемы "церковь - государство" или "государство - общество" кажутся несколько устаревшими. Речь идет о трихотомии "религиозные институты - государство - гражданское общество". Эти общественные силы отличаются друг от друга. У каждой особая природа, отражающая различные сферы человеческого духа, практики и общежития. Ибо в деятельности религиозных институтов на первый план выступает устремленность людей к духовным ценностям, в деятельности государства - стремление к четкой и формализованной институционализации межчеловеческих связей, а в практике гражданского общества - тяготение к непринужденным формам повседневной самодеятельности и самовыражения людей. Но автономия этих трех важнейших измерений жизни предполагает и принцип их взаимного уважения и взаимной соотнесенности.

Только в таком сложном тройственном составе видится живой контекст самоосуществления человека, его культуры и гражданственности в современном мире.

Ныне действующая Конституция закладывает иллюзорные основания государственности. В ней нет главного - выработанного историей, выношенного представления о природе церковно-государственного устройства, о легитимности власти. Сегодня, когда конфессиональный состав некоторых российских регионов быстро меняется, проблема становится политической.

Опасности для России, связанные с изменением ее культурно-религиозного типа, более или менее очевидны. Но если мы хотим их избежать или уменьшить их отрицательные последствия, необходимо найти "волшебную формулу", проясняющую смысл исторического, государствен-

но-культурного синтеза и, помимо прочего, четко определяющую статус Православной Церкви в государстве.

Такая формула, предполагающая государственно-правовое оформление четко обозначенных двусторонних отношений между государством и организованными конфессиями, - своего рода "первый этаж", на котором должна выстраиваться конструкция федеративных и межэтнических отношений. Можно даже сказать, что права всех конфессий и всех этносов могут быть надежно защищены лишь при стабильном, исторически обоснованном государственно-церковном синтезе.

Православие искони играло и в известной мере продолжает сегодня играть роль системообразующей для государства и общества квазисоциальной доктрины. Для менталитета как российских атеистов, так и верующих большинства конфессий характерно традиционалистское отношение к православию. Его можно сравнить с отношением к родной природе, родному языку, поведенческим стереотипам граждан. Российское православие и российский ислам и впредь будут рассматриваться государством как своего рода государственные институты, ответственные за политико-воспитательную работу с населением, за социализацию молодежи и профилактику правонарушений.

По нашему мнению, государство должно защищать не только свою территорию и границы, недра, воздушное и водное пространство, но и свое веками складывающееся "духовное пространство". Для народов России в этом пространстве существенную роль играют национальные религии и церкви, зачастую являющиеся скрепой их прошлого, настоящего и будущего. И потому защита национальной религии, или Церкви, есть защита наций и народов, государства и общества. В противном случае возрастает риск денационализации, превращения народов в "население", которое не ощущает связи с предшествующими поколениями, не считает себя частью национальной общности и не ставит перед собой задачи продолжения национальной истории в будущем. Удел такого населения один - вслед за распадом национального суве-

ренного государства - колонизация территории и последующее небытие, забвение во вновь пришедших народах.

Сохранение традиционных духовных основ российского общества в условиях глобализационного слома устоявшихся русел цивилизационного развития, формирования манкуртного состояния общественного сознания - одна из наиболее актуальных стратегий его развития.

В отношении религии в данной стратегии выдвигаются следующие задачи: сохранение отделения церкви от государства и от светского образования; взаимоограничение и взаимодополнение церкви и государства; опора в большей мере на традиционные для России конфессии, которые уже установили русло цивилизационного развития; установка на надконфессиональный статус власти; разработка цивилизационной идеологии и определение места в ней различных конфессий.

Следует заметить, что Русская Православная Церковь четко определила свое место в обществе. Она отказалась от участия в политике - она стремится подняться над политической борьбой и распрями, сконцентрировать внимание на решении проблем духовно-нравственного возрождения общества.

Митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл так определил роль церкви в гражданском обществе: "Русская Православная Церковь не участвует в политической борьбе и не стремится к светской власти. Для нее было бы крайне нежелательно стать частью государственной машины. Главное для нашей Церкви - миссия спасения человека, преображение общества, движение к тому, чтобы храмы были заполнены сознательно верующими людьми, руководствующимися во всех поступках христианской мотивацией. Воздействие Церкви на общество осуществляется не через внешнее давление, не в форме власти и принуждения, а изнутри, через пробуждение совести людей".

Сегодня не столько государство нужно Церкви для создания тех или иных преференций, сколько Церковь нужна государству. Во-первых, для оформления его идентичности в истории. Именно религиозная картина мира задает ту систему координат, в которой возможен абсолютный суверенитет государства. Во-вторых, для легитимизации

власти. Власть должна считаться праведной с точки зрения вероисповедных традиций данного общества. В-третьих, для социализации граждан. Социальные институты традиционных религий восполняют вакуум доверия в обществе, дефицит первичных социальных связей и поведенческих эталонов. Общество постоянно производит пересмотр мировоззренческих и методологических парадигм. В этом процессе важно, какие субъекты возьмут на себя ответственность в переопределении векторов новых ценностных предпочтений. В ситуации динамичной изменчивости мира и его отображений в научной рациональности становится актуальной классическая проблема соизмеримости содержания в гражданской менталь-ности старого и нового знания. Решение этой проблемы прослеживается через синтез образования и науки как важнейших областей рациональной деятельности. С позиций иррационального взгляда эту миссию может взять на себя религия.

Ограничение государственной власти правом означает, что государственная власть действует лишь в рамках, установленных правом. Государственные органы обязаны без каких-либо исключений подчиняться правовым нормам. Для государства, его органов и должностных лиц действует принцип "можно только то, что прямо разрешено законом".

К сожалению, подчеркивает А.Д. Керимов, несмотря на то, что мы уже в течение нескольких лет претендуем на осуществление крупномасштабных демократических преобразований во всех сферах общественной жизнедеятельности, власть, причем на всех уровнях, весьма склонна рассматривать себя в качестве самодостаточной силы, закрытой корпорации. "Многие представители нередко ощущают себя совершенно не связанными ни юридическими законами, ни этическими нормами, ни общественным мнением".

Принцип разделения властей тесно связан с предыдущим, так как является основным механизмом ограничения государственной власти правом. Квинтэссенция идеи разделения властей - в том, чтобы не допустить абсолютизации какой-либо ее ветви, превращения ее в самодовлеющую, монопольную. На этой идее в разных ее вариантах основываются все современные демократии.

Разделение властей является, согласно ст. 10 Конституции Российской Федерации, одним из основных начал конституционного строя России. Государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Все ветви власти самостоятельны, ни одна из трех властей не может ущемить или подчинить себе другие.

Однако самостоятельность каждой ветви власти на практике не должна восприниматься как их автономность. Обеспечение интересов государства достигается не обособленностью ветвей власти, не их противостоянием, а тесным взаимным сотрудничеством, точным исполнением каждой из ветвей власти своих функций.

Оптимальный баланс властей достигается с помощью системы сдержек и противовесов, которая представляет собой совокупность правовых ограничений в отношении конкретной государственной власти и является механизмом, препятствующим сосредоточению слишком большой власти в руках какого-либо лица или органа. В России как федеративном государстве реализация принципа разделения властей также тесно связана с принципом разграничения предметов ведения и полномочий между Федерацией и ее субъектами.

Принципиально новым подходом к теории разделения властей, как отмечалось ранее, стало ее дополнение положением о единстве государственной власти. В последнее время, особенно в постсоветских государствах, утверждается понимание того, что в правильном истолковании концепции разделения и единства государственной власти не взаимоисключают, а взаимодополняют друг друга. Единство государственной власти органически вытекает из самой природы государственной власти, которая не может быть ни социально, ни юридически разделена на куски.

Разделение властей не только обеспечивает "эффективное функционирование государства", но также имеет глубокий гуманистический смысл. В обществах, исповедующих этот принцип, на первый план выдвигается человек, личность, частный интерес, и только через него проявляется и отстаивается интерес государственный.

Срабатывает механизм защиты человека законом. Защита оказывается в фокусе деятельности всех властей.

Главное условие разделения властей -господство закона при четких критериях пределов полномочий каждой ветви власти. Это обеспечивает равенство возможностей для каждого гражданина.

Верховенство закона во всех сферах государственной и общественной жизни. Концепция правового государства исходит из того, что "приоритет права неизбежно должен выступать как безусловный приоритет (верховенство)закона во всей системе правовых актов". Это означает, что, во-первых, государственная власть подчинена закону и, во-вторых, что закон в системе нормативных актов, действующих в государстве, обладает высшей юридической силой и не может быть отменен актом исполнительной власти. Причем, как верно отмечают ученые, закон, будучи основным, главенствующим юридическим актом в государстве, не должен "растворяться" в системе других, подзаконных актов.

Вряд ли можно согласиться с мнением, что в правовом государстве подзаконные акты в принципе должны утратить роль нормативного регулятора. Речь идет лишь о том, чтобы эти акты не доминировали в количественном и качественном отношении в общей системе нормативно-правовых актов. Главное, чтобы, развивая положения законов, они не искажали их первоначальный смысл. Чтобы обеспечить закону статус основополагающего регулятора общественных отношений, акцент следует сделать на повышении качества принимаемых законов; устранении коллизии между законами и другими нормативными актами; установлении оптимального баланса между законами и подзаконными актами; усилении контроля за исполнением принятых законов и т.п.

Таким образом, чем выше моральные принципы во взаимоотношениях между гражданами и государством, тем больше возможностей у общества реализовать себя. Моральные принципы, являясь достоянием всего человечества, всех народов, пройдя через все этапы развития общества, претворяясь в законотворчестве, одухотворяют государство, способствуют его выживанию в экстремальных условиях и являются источником эволюционных преобразований.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.