Научная статья на тему 'Владислав Всеволодович Кропоткин археолог и нумизмат (по материалам личного архива)'

Владислав Всеволодович Кропоткин археолог и нумизмат (по материалам личного архива) Текст научной статьи по специальности «Археология»

374
37
Поделиться

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Каменецкая Е. В.

Статья посвящена работе крупного российского ученого В.В. Кропоткина по сбору нумизматического материала для составления сводов римских и византийских монет на территории Восточной Европы. Основой послужили письма, сохранившиеся в личном архиве исследователя.

Vladislav Vsevolodovich Kropotkin, the archeologist and the numismatist (based on the materials from V.V. Kropotkin's personal archive)

The article is devoted to the well-known Russian scientist V.V. Kropotkin who collected numismatic material for compiling codes of the Roman and Byzantium coin found in the territory of Eastern Europe. The article is based on the letters from the scientist's personal archive.

Текст научной работы на тему «Владислав Всеволодович Кропоткин археолог и нумизмат (по материалам личного архива)»

IN MEMORIAM

8

УДК 929: 902

E. В. Каменецкая

ВЛАДИСЛАВ ВСЕВОЛОДОВИЧ КРОПОТКИН — АРХЕОЛОГ И НУМИЗМАТ (ПО МАТЕРИАЛАМ ЛИЧНОГО АРХИВА)

Статья посвящена работе крупного российского ученого В. В. Кропоткина по сбору нумизматического материала для составления сводов римских и византийских монет на территории Восточной Европы. Основой послужили письма, сохранившиеся в личном архиве исследователя.

The article is devoted to the well-known Russian scientist V V. Kropotkin who collected numismatic material for compiling codes of the Roman and Byzantium coin found in the territory of Eastern Europe.

The article is based on the letters from the scientist’s personal archive.

В 2007 г. исполнилось 85 лет со дня рождения Владислава Всеволодовича Кропоткина, крупного российского археолога, вся жизнь которого связана с наукой. И, к счастью, его жизнь в науке продолжается. Труды, изданные в начале 1960-х гг. и дополняемые публикациями последующих лет, остались уникальными и востребованными. В 2005— 2006 гг. были переведены на французский язык и изданы две работы В. В. Кропоткина, посвященные находкам кладов римских и византийских монет на территории СССР [1; 2].

Среди нескольких тысяч учтенных находок есть и монеты, обнаруженные на территории бывшей Восточной Пруссии (ныне Калининградская область), вовлеченной в экономические связи Восточной Европы в 1-м тысячелетии н. э. К сожалению, в 1950—60-е гг. исследователю были доступны не все материалы археологических раскопок немецких ученых в этом регионе. В Кёнигсберге Владислав Всеволодович впервые оказался весной 1945 г., участвуя как красноармеец-путеец в составе железнодорожной роты в войне с гитлеровской Германией, и был награжден медалью «За взятие Кёнигсберга». Позднее он приезжал сюда для ознакомления с фондами музея, а в 1982 г. выступал рецензентом на защите дипломных работ по археологической тематике студентов исторического факультета КГу. К работам В. В. Кропоткина обращаются исследователи, занимающиеся проблемами, связанными со средневековым периодом истории прусских племен, славян и Руси [3, с. 8; 4].

Данные биографии В. В. Кропоткина уже излагались в печати. После его смерти в 1993 г. в журнале «Российская археология» был опубликован некролог, подготовленный Н. Я. Мерпертом, там же приведен список его работ, составленный Е. В. Каменецкой и А. А. Кропоткиным

Вестник РГУ им. И. Канта. 2007. Вып. 12. Гуманитарные науки. С. 8—14.

[5, с. 243—248]. Николай Яковлевич Мерперт, школьный и университетский друг Владислава Всеволодовича и его коллега по работе в Институте археологии, написал очень теплую и достаточно полную статью.

В 2000 г. И. С. Пиоро издал работу «Объективность и оригинальность в научном творчестве В. В. Кропоткина», в которой сделана попытка осмыслить методы исследований ученого [6]. Большое внимание уделено взглядам В. В. Кропоткина на различные проблемы этнической и экономической истории Европы в 1-м тысячелетии н. э.

И все-таки считаю необходимым обратиться к основным вехам жизненного пути В. В. Кропоткина, поскольку они помогают понять становление его как ученого. Владислав Всеволодович родился 2 февраля 1922 г. в Рязани, в том же году семья переехала в Москву. Его отец, Всеволод Николаевич Кропоткин, происходил из старинного княжеского рода, ведущего свое начало от Рюрика. В 1937 г. он был арестован и расстрелян по обвинению в антисоветской деятельности, реабилитирован в 1991 г. На день рождения сына в 1937 г. В. Н. Кропоткин подарил «юному историку» «Разыскания о начале Руси» и «Историю России» Д. И. Иловайского с пожеланием изучать «нашу русскую историю», беречь и передать книги детям. Они принадлежали еще деду Владислава Всеволодовича, и на корешках можно прочитать инициалы «КНК» — «князь Николай Кропоткин». Семья матери, Надежды Николаевны Болдыревой, большая и дружная, жила в Риге и Петербурге, из нее вышли врачи, педагоги. От деда по материнской линии Н. Д. Болдырева к Владиславу перешла в 1938 г. книга «Очерки русской исторической географии» Н. П. Барсова. Так семейные традиции поддерживали интерес Владислава Всеволодовича к истории, проявившийся еще в школьные годы.

В. В. Кропоткин закончил одну из лучших московских школ (59-я им. Н.В. Гоголя), где преподавание велось на очень высоком уровне, причем шефом школы был Музей изящных искусств (ныне Государственный музей изобразительных искусств им. А. С. Пушкина). Тетрадь с конспектами по античной истории и рисунками к ним хранится в семейном архиве Кропоткиных. Определяющую роль в увлечении Владислава Всеволодовича археологией сыграли созданный в 1936 г. при Московском дворце пионеров археологический кружок и участие в раскопках славянских курганов у дер. Пузиково в Подмосковье, которыми руководил будущий академик Борис Александрович Рыбаков. Рисунки и описание этих своих первых раскопок В. В. Кропоткин также сохранил.

В 1940 г. Владислав Всеволодович поступил на исторический факультет Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова, но закончил его, причем с отличием, только в 1950 г., так как учеба была прервана Великой Отечественной войной. Большое влияние на формирование личности В. В. Кропоткина оказали преподаватели кафедры археологии, особенно профессор Артемий Владимирович Ар-циховский. Его письма к В. В. Кропоткину во время войны опубликованы [7, с. 17—22].

Все последующие годы жизни В. В. Кропоткина были связаны с Институтом археологии, где велась разработка научных тем по различным аспектам истории и археологии средневековой Европы конца 1-го —

9

10

начала 2-го тысячелетия н. э. Этому посвящены его кандидатская и докторская диссертации. Владислав Всеволодович проводил археологические исследования в Чуфут-Кале в Крыму, в Винницкой, Кировоградской, Полтавской, Тернопольской, Хмельницкой, Черкасской областях Украины, участвовал в работе многих других экспедиций.

Владислав Всеволодович Кропоткин опубликовал более 120 печатных работ. Главными его трудами, актуальными и ныне, являются три каталога в серии «Своды археологических источников», издаваемой Институтом археологии: «Клады римских монет на территории СССР» (1961) [8], «Клады византийских монет на территории СССР» (1962) [9], «Римские импортные изделия в Восточной Европе» (1970) [11], а также монография «Экономические связи Восточной Европы в I тысячелетии нашей эры» (1967) [10]. При подготовке этих работ понадобилось собрать огромный фактический материал. Автор пишет в предисловиях о просмотренных музейных коллекциях и архивных фондах в 34 городах, а также фондах Института археологии АН СССР и Института археологии АН УССР. Он выражает «благодарность работникам ряда центральных и краеведческих музеев и многим лицам, которые своими ценными сообщениями и любезным содействием помогли составлению списка монетных находок» [8, с. 6]. В сводах перечислено более 100 имен. При этом автор поясняет, что «сводка монетных находок не может претендовать на исчерпывающую полноту» [8, с. 12] и «составленный перечень находок римских и византийских вещей в Восточной Европе еще далеко не полон» [11, с. 4]. Упоминает В.В. Кропоткин и о тех трудностях, которые возникли в связи с утратой коллекций во время войны.

Тщательно собранный, проанализированный и картографированный археологический материал позволил В. В. Кропоткину выйти на уровень теоретических обобщений. В его работах рассматриваются вопросы экономических связей Восточной Европы с Римской империей и Византией, роль Хазарского каганата и Волжской Булгарии в посреднической торговле между Востоком и Древней Русью. Большое значение имеет данная им интерпретация памятников черняховской культуры и роли готских племен в ее формировании.

Писавшие о Владиславе Всеволодовиче Н. Я. Мерперт и И. С. Пиоро особо отмечали «тяжесть и длительность черновой работы», предшествующей «тщательному, методически четкому и предельно объективному анализу огромного фактического материала» [5, с. 244], «титанический труд в библиотеках, научных архивах и фондах научных учреждений многих городов» [6, с. 1]. В результате этих поисков образовался большой архив В. В. Кропоткина, в котором собраны картотеки памятников черняховской культуры, предметов римского импорта (амфор, краснолаковой керамики, серебряной и бронзовой посуды) и др. Особый интерес представляет картотека нумизматического материала: кладов и отдельных монетных находок — римских, византийских, арабских, бунтарских.

Сбор данных о монетах был начат В. В. Кропоткиным еще в студенческие годы при подготовке дипломной работы «Топография кладов римских монет в Восточной Европе» и продолжался всю жизнь. В наши дни наличие Интернета и электронной почты позволило бы ускорить и

упростить такую работу. В 1950-е гг. даже публикаций было еще немного и сведения в них не всегда были полны. Владислав Всеволодович собирает любые сообщения о находках кладов, включая газетные заметки. Широко используется и такая форма, как запросы в музеи, коллекционерам, авторам раскопок.

В архиве В. В. Кропоткина сохранилось много писем. Предварительная разборка позволила отобрать 680 деловых писем (440 писем от корреспондентов из нашей страны и 240 — из-за рубежа). Географический диапазон достаточно широк — это республики Советского Союза: Россия, Украина, Белоруссия, Молдавия, Литва, Латвия, Эстония, Грузия, Армения. Тесные контакты поддерживались с коллегами из Польши, Чехословакии, есть письма из Англии, Германии, Румынии, Франции. Наряду с письмами из крупнейшего российского музея — Государственного Эрмитажа сохранились письма из Областного музея истории Донского казачества г. Новочеркасска, краеведческого музея г. Полтавы, школьного музея с. Романовки Житомирской области.

Авторы писем — археологи, нумизматы, искусствоведы из Ленинграда (Санкт-Петербурга): А.В. Банк, А. А. Быков, А.В. Добровольский, Г. Ф. Корзухина, А. А. Маркова, Е. Н. Носов, В. М. Потин, И. В. Соколова, И. Г. Спасский и др. Регулярная переписка велась с украинскими коллегами В. А. Анохиным, М. Ю. Брайчевским, Е. В. Веймарном, И. С. Винокуром, А. М. Гилевич, И. К. Свешниковым, Р. А. Юрой и др. А есть письма от коллекционера из пос. Сенного Темрюкского района Краснодарского края, из г. Мещовска Калужской области, учителя из г. Ва-луйки Белгородской области. Значительная часть писем содержит сообщения о находках кладов и отдельных монет, данные о монетах, прорисовки, оттиски. Авторы пишут о результатах разведок и раскопок конкретных памятников, и, конечно, идет обмен информацией о конференциях, выходе новых книг и статей.

Письма представляют большой интерес с различных точек зрения, но хотелось бы остановиться лишь на одном аспекте. Работы В. В. Кропоткина, которые уже упоминались, посвящены находкам кладов. Тема эта сама по себе достаточно интригующая, но многие сообщения (как правило, это ответы на запросы Владислава Всеволодовича) звучат буднично. Судьба же самих кладов сложна, а порой и драматична. Ведь клады часто находят случайно, и они становятся добычей любителей и коллекционеров. Об обстоятельствах обнаружения кладов рассказывают письма.

Вот письмо от 29 августа 1953 г. из Полтавского государственного краеведческого музея. Клад римских монет найден в урочище Биля Спинжарки возле с. Лукощино Головачанского сельсовета Полтавского района Полтавской области в мае 1942 г. «Клад найден подростком Иваном Черкасским и Федором Сабадашем во время вспашки на глубине 0,5 м. Плуг зацепил кувшин с вышеупомянутыми монетами; кувшин был от удара плуга разбит, а монеты собраны подростками». Затем родители и подростки продали Полтавскому музею 954 штуки. Точное количество неизвестно, так как часть монет разошлась по рукам. Далее сообщается о типе сосуда, в котором был клад, и особенностях местности в районе реки Ворсклы, где была сделана находка. Не

11

12

повезло кладу и историкам и в дальнейшем. Он был увезен в Германию во время Великой Отечественной войны и возвращен музею в 1948 г., причем монеты частично утратили паспорта. Сотрудники музея уточняют сведения об имеющихся монетах, а также информируют, что в каталоге археологического отдела музея 1911 г. отмечен другой клад.

Первым июля 1955 г. датируется копия документа, присланного из архива Государственного Эрмитажа (фонд № 1, опись № 1, дело № 2 1804 г.). Это сообщение о передаче из придворного казначейства в Эрмитаж для хранения «с подобными древними вещами» «присланной Могилевским гражданским губернатором мелкой монеты древнего чекана, найденной в земле Могилевской губернии города Климовичи пастухом Данильченком числом всего 1815». Рекомендуется вписать «оные в каталог прибыльными». Сотрудник архива дает пояснение, что никаких дополнительных сведений в отделе нумизматики нет.

Двадцать восьмого марта 1957 г. пришел ответ на запрос В. В. Кропоткина из Белоцерковского краеведческого музея (г. Белая Церковь Киевской области). Письмо информирует, что «в инвентарной довоенной книге музея есть запись, что в фондах музея было три римских серебряных монеты с неразборчивой надписью. Монеты эти найдены возле села Кадына Попелянского района Киевской области. Монеты эти в годы войны 1941—1945 гг. не сохранились».

Интересные письма приходят от нумизмата А. Гилевич, которая даже отмечает: «Клады в моей жизни начинают принимать характер стихийного бедствия» (письмо от 3 марта 1959 г.). Один из кладов римских монет найден в районе Евпатории в 1958 г. «Двумя частями поступил в Евпаторийский и Симферопольский музей. Причем директор Симферопольского музея буквально выгнал офицера, доставившего клад, заявив, что такого древнего серебра и золота ему не надо. У выхода из музея офицера перехватили сотрудники музея и взяли у него серебро, а золото он без вознаграждения не отдал». Клад нашел солдат на засекреченном объекте, и узнать что-то дополнительно о кладе А. Гилевич не удалось. Далее она описывает монеты, входящие в состав клада.

Г. Ф. Денисенко, бывший школьный учитель из г. Валуйки Белгородской области, написал подробное письмо о судьбе клада, найденного возле селения Старый Хутор. «По рассказам, первые монеты были найдены девочкой-батрачкой, пасшей гусей; а спустя год или больше в этом же месте, как говорят, в 1916 г., был найден разбитый горшок и в нем около 1% фунта серебряных монет». Монеты разошлись по жителям города, но Г. Ф. Денисенко видел монету из этого клада в 1924 г. на школьной выставке нумизматических коллекций. Он подробно описывает, где еще ему попадались монеты из этого клада.

Тринадцатого апреля 1965 г. директор школы в с. Романовка Ново-Волынского района Житомирской области Украины А. А. Майструк отвечает на письмо В. В. Кропоткина и излагает обстоятельства находки клада вблизи с. Старая Романовка. Клад был найден детьми во время пахоты поля и ими же и разобран. «Школе удалось собрать у детей 95 монет». А. А. Майструк на основании размеров сосуда, в котором был

найден клад, предполагает, что всего было 500 монет. Монеты переданы Житомирскому областному краеведческому музею.

Сохранилось два письма от учителя средней школы С. Граната из с. Нижнив Тлумачского района Ивано-Франковской области. Он пишет о кладе монет, найденном в марте 1967 г. Отвечая на запрос В. В. Кропоткина, 10 ноября 1970 г. С. Гранат уточняет подробности его обнаружения. Его нашли рабочие каменного карьера, расположенного на правом крутом берегу Днестра. Монеты были в горшке, который разбился, так как рабочие заметили его не сразу. Количество монет точно неизвестно, рабочие его разобрали и вернули после разъяснений о ценности клада. Несколько штук взяли любители-нумизматы, 6 монет осталось в школьном краеведческом уголке. Остальные переданы в Ивано-Франковский музей. Два образца для определения высланы Владиславу Всеволодовичу.

Девятого ноября 1978 г. областной музей г. Бреста сообщил о поступлении в его фонды клада, найденного 19 апреля 1974 г. на территории предприятия Лыщицы Брестского района. Это оказались римские денарии. В фондах музея 48 монет, о которых приводятся данные. Еще 50 денариев находятся в секторе археологии Института истории АН БССР. Приводятся и обстоятельства находки: ученик 7 класса Мало-взводовской средней школы Каменецкого района Рыщук Леня, проходя по дороге из дер. Огородники в дер. Лыщицы, в 2—3 м от осушительной канавы нашел россыпь монет.

Коллекционер А. Д. Остапюк из г. Любомля Волынской области сообщает о своей коллекции, в которой имеется пять римских монет, из них три без паспорта. Далее корреспондент пишет о местах находок монет, им приобретенных, и обо всем, что он знает о находках монет в своем районе.

Последние по датам письма о монетах относятся к началу 1990-х гг. Так на протяжении 40 лет продолжается эта кропотливая работа по сбору фактов обнаружения археологических находок, представляющих интерес для Владислава Всеволодовича.

И конечно, письма отражают время, в которое жил и работал В. В. Кропоткин. Корреспонденты, находившиеся с ним в дружеских отношениях, пишут о проблемах в работе. Литовский коллега жалуется на невозможность напечатать статью со ссылками на буржуазных авторов. Украинские археологи объясняют замедление работы отправкой лаборанта в колхоз на уборку урожая, подготовкой к юбилею Октябрьской революции, выражают надежду на потепление в обществе в связи с прошедшим XXII съездом партии. Чешский археолог, подписывая открытку осенью 1968 г., добавляет, что он член компартии Чехословакии.

Из писем ясно, что значимость исследований В. В. Кропоткина некоторые коллеги оценили сразу после публикации их результатов. Г.Ф. Корзухина, автор монографии «Русские клады IX—XIII вв.» [12], получив экземпляр «Кладов византийских монет», 18 августа 1962 г. написала: «Большущую работенку Вы проворотили! И полезнейшую. Если римские монеты, плохо ли, хорошо ли, но попали в какие-то, хотя бы частные сводки, то для византийских монет не было ровно ничего. А что такое каталожная работа, это я хорошо знаю. Она и увлекательная и изводящая. От души поздравляю Вас с завершением труда, “за-

13

14

вещанного Вам богом”, а главное — людьми. Многие и многие будут Вас благодарить за облегчение их труда. Ведь сколько каждый из нас тратил времени, лазая по литературе в поисках монеток. А сколько пропусков у каждого из нас было!»

Архив Владислава Всеволодовича Кропоткина будет передан в Институт археологии РАН. Надо надеяться, что содержащиеся в нем материалы, в том числе неопубликованные, окажутся полезными для археологов и нумизматов. В «Своде византийских монет» В. В. Кропоткин отмечал: «Конечно, мы не можем претендовать на решение всех стоящих перед нами вопросов. В ряде случаев собранные материалы позволяют предположительно высказывать только ту или иную гипотезу, но опираясь на работы своих предшественников и соблюдая необходимую осторожность в анализе фактического материала, можно рассчитывать, что плодотворные научные гипотезы, подкрепленные новыми фактами, принесут определенную пользу» [9, с. 9].

Список литературы

1. Kropotkin V. V. Les trouvailles de monnaies romaines en U.R.S.S / Ed. G. De-peyrot // Collection Moneta. N 49. MONETA WETTEREN, 2005.

2. Idem. Les trouvailles de monnaies byzantines en U.R.S.S / Ed. G. Depeyrot // Collection Moneta N 61. MONETA WETTEREN, 2006.

3. Кулаков В. И. Древности пруссов VI—XIII вв. // Археология СССР. Свод археологических источников. М., 1990. Вып. Г 1—9.

4. Петрухин В.Я., Каменецкая Е. В. Пруссия и Русь: средневековый миф и новейшая историография // Балто-славянские исследования. 2007 (в печати).

5. Mepnepm Н. Я. Памяти Владислава Всеволодовича Кропоткина // Российская археология. 1994. № 1. С. 243—248.

6. Пиоро И. С. Объективность и оригинальность в научном творчестве В.В. Кропоткина // STRTUM plus. 2000. №6: Печать презренного металла [Электрон. ресурс]. Режим доступа: http://stratum.ant.md/6_00/articles/pioro01.htm23.02.2006

7. Каменецкая Е. В. Артемий Владимирович Арциховский в годы войны (по материалам переписки) // Новгородские археологические чтения — 2. Великий Новгород, 2004. С. 17—22.

8. Кропоткин В.В. Клады римских монет на территории СССР // Археология СССР. Свод археологических источников. М., 1961. Вып. Е 4—4.

9. Он же. Клады византийских монет на территории СССР // Археология СССР. Свод археологических источников. М., 1962. Вып. Г 4—4.

10. Он же. Экономические связи Восточной Европы в I тысячелетии нашей эры. М., 1967.

11. Он же. Римские импортные изделия в Восточной Европе (II в. до н. э. — V в. н.э.) // Археология СССР. Свод археологических памятников. М., 1970. Вып. Д 1—27.

12. Корзухина Г. Ф. Русские клады IX—XIII вв. М.; Л., 1954.

Об авторе

Е. В. Каменецкая — канд. ист. наук, зав. каф. философии и культурологии, Институт гуманитарного образования (Москва), El-kamenetskaya@yandex.ru.