Научная статья на тему 'Вице-адмирал Рожественский «Обесславленный герой одного из величайших сражений в истории флота»'

Вице-адмирал Рожественский «Обесславленный герой одного из величайших сражений в истории флота» Текст научной статьи по специальности «История России»

CC BY
1745
106
Поделиться
Ключевые слова
вице-адмирал / зиновий петрович рожественский / русский флот / цусимское сражение

Текст научной работы на тему «Вице-адмирал Рожественский «Обесславленный герой одного из величайших сражений в истории флота»»

УДК 94(471.08

ВИЦЕ-АДМИРАЛ РОЖЕСТВЕНСКИЙ -«ОБЕССЛАВЛЕННЫЙ ГЕРОЙ ОДНОГО ИЗ ВЕЛИЧАЙШИХ СРАЖЕНИЙ В ИСТОРИИ ФЛОТА»

Воронежский филиал Российского государственного торговоэкономического университета

Н.В. ШАБУЦКАЯ

Зиновий Петрович Рожественский (1848-1909) - выдающийся русский адмирал и флотоводец. В 1903-04 гг. исполнял должность начальника Главного морского штаба. В 1904 г. назначен командующим 2-й эскадрой Тихоокеанского флота и произведен в вице-адмиралы. Провел неподготовленную эскадру в тяжелейших условиях к Японским островам. В Цусимском морском сражении (14 мая 1905 г.) потерпел поражение, был ранен и попал в плен. После проигранной войны в его адрес развернулась уничтожающая критика и травля. Военно-морским судом был оправдан по факту нахождения в плену. Всю ответственность за поражение в Цусиме Рожественский взял на себя.

Ключевые слова: вице-адмирал, Зиновий Петрович Рожественский, русский флот, Цусимское сражение.

История русского военного флота насчитывает более тысячи лет. В русскую и мировую историю вписано не мало имен блестящих адмиралов, которые возглавляли отечественный флот на протяжении столетий его славной истории. В нем были приняты те же чины флагманов, что и во флотах Западной Европы: адмирал, вице-адмирал, контр-адмирал. В переводе с арабского - адмирал (амир аль бахр) - владыка на море. Адмиральские чины в русском флоте, как правило, присваивали плававшим морякам, тем самым плавсостав резко отделяли от тех, кто не ходил в море. Трудность морской службы подчеркивали также тем, что моряков, сделавших 18-20 кампаний в море, награждали орденом Св. Георгия 4-й степени, как за подвиг в сражении. Среди русских адмиралов были моряки, отличившиеся как флотоводцы и мореплаватели, дипломаты и кораблестроители. Их имена вошли в анналы истории Российского флота. Но далеко не всегда в памяти потомков они оставались теми, кем были на самом деле. Их истинные заслуги и деяния забывались, а народная молва приписывала им чужие грехи. Так случилось и с вице-адмиралом Зиновием Петровичем Рожественским. Его имя долгие годы предавалось забвению. О нем говорили только тогда, когда упоминали печально известное событие русско-японской войны 1904-1905 годов - Цусимское морское сражение. В то время как с его именем связана целая эпоха в истории отечественного флота.

Зиновий Петрович - один из немногих всемирно известных российских адмиралов. Стать известным далеко за пределами России ему позволило назначение на должность командующего 2-й Тихоокеанской эскадры. Его путь в воды Тихого океана освещали практически все газеты мира: негодуя по поводу Гулльского инцидента, восхищаясь флотоводческими способностями, которые позволили довести разнотипную эскадру на Дальний Восток. В итоге, весь мир был потрясен известием о поражении Российской эскадры, а Рожественский, получивший всемирную известность, стал печально известным российским адмиралом.

Зиновий Петрович Рожественский родился 30 октября (12 ноября по новому стилю) 1848 года в семье военного врача. Покровительствовать ему в военно-морской карьере было некому1. 14 сентября 1864 года, успешно сдав экзамены, он был зачислен в Морской кадетский корпус кадетом младшей роты. Учился добросовестно, увлекался артиллерией, тактикой и историей, отличался трудолюбием, целеустремленностью, самостоятельностью поведения, но вместе с тем, неровностью характера и повышенным самолюбием. В корпусе Зиновий Рожественский считался одним из лучших учеников.

Первое плавание - в июне-августе 1865 года - он совершил в Финском заливе на винтовом фрегате «Громобой» под флагом самого директора, контр-адмирала В.А. Римского-Корсакова. Ко времени окончания училища старший воспитанник Рожественский имел за плечами 227 суток плавания, к тому же он был хорошо знаком с непростыми условиями кораблевождения в финляндских шхерах, с балтийскими портами и рейдами2. В апреле 1868 го-

1 РГАВМФ Ф. 417. Оп. 4. Д. 4244. Л. 16.

2 РГАВМФ. Ф. 417. Оп. 4. Д. 4244. Л. 15.

да Зиновий Рожественский после сдачи выпускных экзаменов был произведен в гардемарины. Он окончил училище в числе лучших - пятым по списку (всего 44 человека).

«Характер Зиновия Рожественского вполне проявлялся уже в училище. Его добросовестность и трудолюбие внушали уважение. В то же время Зиновий Петрович рано обнаружил стремление не только подмечать любые, пусть незначительные, промахи начальства, но и откровенно высказывать по ним свои категорические суждения. Это касалось и товарищей. Исключительно самостоятельный, замкнутый, болезненно самолюбивый, он не всегда считал нужным скрывать чувства собственного превосходства над теми, кто стоял ниже его по умственному развитию или допускал ошибки»3. В силу чего он не пользовался особой симпатией ни со стороны сослуживцев, ни со стороны дирекции корпуса. Так, В А Римский-Корсаков, выступая с речью перед вновь произведенными гардемаринами, ни разу не упомянул имя Рожественского в числе лучших. По каким-то неясным причинам не был он удостоен и премии адмирала П.С. Нахимова, которая по традиции распределялась между шестью лучшими выпускниками.

Свою службу Рожественский начал на одном из новых сильнейших кораблей, под флагом выдающегося адмирала - Г.И. Бутакова. Здесь же гардемарин Рожественский близко познакомился с новыми образцами артиллерийской техники, что, возможно, и определило для него специализацию - артиллериста. Такой выбор был достаточно редким случаем для флотского офицера.

17 апреля 1870 года Зиновий Рожественский был произведен в первый офицерский чин мичмана. В сентябре 1870 года он поступает в Михайловскую артиллерийскую академию. В мае 1873 года в чине лейтенанта оканчивает академию «по первому разряду с присвоением знака отличия за окончание курса и с награждением годовым вкладом жалованья по чину»4. Начало кампании 1873 года он встретил командиром роты на винтовом клипере «Алмаз», входившем в состав учебного отряда родного морского училища.

В октябре 1873 года Зиновий Рожественский приступил к исполнению новых обязанностей члена Комиссии морских артиллерийских опытов, состоявшей при Артиллерийском отделении Морского технического комитета. Однако, в это же время Рожествен-ский плавал на кораблях практической броненосной эскадры: «Первенец» и «Петропавловск». На броненосном фрегате «Петропавловск» он состоял флаг-офицером штаба начальника эскадры адмирала Бутакова, который отзывался о нем как о бравом и очень хорошем моряке. По представлению Г.И. Бутакова, Зиновий Петрович получил свой первый орден - святой Станислав 3-й степени (январь 1876 г.).

В декабре 1876 года, в преддверии войны с Турцией, лейтенант Рожественский был откомандирован Артиллерийским отделением МТК в распоряжение главного командира Черноморского флота и портов Черного моря. 28 апреля 1877 года, вскоре после начала войны, Зиновия Петровича назначают «заведующим артиллерией на судах и плавающих батареях Черноморского флота». В июле, на пароходе «Веста» (вспомогательный крейсер) под командованием капитан-лейтенанта Н.М. Баранова, Рожественский вышел в поход. Цель похода: уничтожение военных и коммерческих судов противника, осмотр других подозрительных судов и испытания приборов Давыдова. В походе «Веста» встретилась с броненосным корветом «Фетхи-Буленд». После гибели подполковника К.Д. Чернова, проводившего испытания приборов управления стрельбой, у прицела встал Рожественский. Считается, что именно им пущенная бомба удачно попала в неприятельский корабль и вывела из боя. Современники сравнивали бой «Весты» с подвигом легендарного брига «Меркурий» (1829 г.).

Зиновий Рожественский был награжден орденом Св. Владимира 4-й степени с мечами и бантом (признак боевой награды) и орденом Св. Георгия 4-й степени: за спасение парохода и решение боя удачно произведенным выстрелом. Зиновий Петрович таким образом получил высшие боевые отличия и вне очереди стал штаб-офицером, украсив эполеты бахромой и двумя звездами. Однако, считая, что пришла пора броненосных судов, Рожественский вскоре после войны выступил с критикой технической отсталости отечественного флота, упоминая о подвиге «Весты» как о «постыдном бегстве». Этим он вызвал бурю негодования, вплоть до возбуждения судебного процесса.

Пять лет после скандального дела капитан-лейтенант работал членом комиссии Морских артиллерийских опытов. Это был один из наиболее мрачных периодов его жиз-

3 Последние адмиралы: Адмирал Макаров / С.Н. Семенов. Вице-адмирал Рожественский / В.Ю. Грибовский. М.; СПб., 2002. С. 331.

4 РГАВМФ. Ф. 417. Оп. 4. Д. 4244. Л. 16 об.

ни: обструкция со стороны части офицеров, рутинная служба (его лишили даже летних плаваний), отсутствие перспективы. Именно в этот период Зиновий Петрович позволил себе огромную роскошь - трижды подряд побывать в отпуске. За 36 лет офицерской службы у него было четыре отпуска, суммарной продолжительностью 99 суток5.

В июле 1883 года З.П. Рожественскому предложили новое и весьма необычное назначение: должность командующего морскими силами дружественной Болгарии. После образования независимой Болгарии, при помощи России, была создана небольшая болгарская флотилия. 13 июля 1883 года состоялось подписание приказа о назначении капитан-лейтенанта З.П. Ро-жественского исправляющим должность начальника флотилии и морской части Княжества и командиром княжеско-болгарской яхты «Александр I». Под его руководством были сформулированы задачи болгарского флота, приняты планы обороны болгарского побережья и боевой подготовки флота. Он стал одним из основателей болгарского технического общества, офицерского собрания, морского музея и морской библиотеки страны. Испытывая недостаток в ассигнованиях, Рожественский добился безвозмездной передачи Россией Болгарии нескольких судов, различных боевых средств, что способствовало укреплению болгарского военного флота.

11 октября 1885 года распоряжением из Санкт-Петербурга все российские офицеры были отозваны из Болгарии, в том числе и Рожественский. Прибыв в Санкт-Петербург, он был вновь определен на службу в Российский флот с чином капитана 2-го ранга (18 ноября 1885 г.). В мае 1886 года Рожественский был назначен флагманским артиллерийским офицером в походный штаб командующего Практической эскадрой Балтийского моря (самое крупное соединение флота того времени). На такую должность обычно назначались капитаны, подполковники или полковники Корпуса морской артиллерии. Таким образом, Зиновий Петрович, благодаря Михайловской академии, своему артиллерийскому опыту, стал одним из первых флотских офицеров, которому доверили столь ответственные специальные обязанности. Вскоре последовало важное для Зиновия Петровича цензовое назначение, он стал старшим офицером броненосной батареи «Кремль». Здесь он плавал две кампании (1887 и 1888 гг.) в составе Учебно-артиллерийского отряда. Начальство отметило службу Зиновия Петровича орденом Св. Анны 2-й степени.

В марте 1888 года Зиновия Петровича назначили старшим офицером по-луброненосного фрегата «Герцог Эдинбургский». Кампанию 1889 года фрегат провел в составе Практической эскадры на Балтике, а 1 января 1890 года Рожественского назначили командиром клипера «Наездник». В апреле 1890 года возникла необходимость замены командира однотипного клипера «Крейсер», который находился в составе эскадры Тихого океана. Рожественский получил на него назначение и направился на Дальний Восток.

21 июня 1890 года он принял клипер от капитана 2-го ранга П. А. Безобразова. Это был первый корабль, на который капитан 2-го ранга З.П. Рожественский вступил в качестве командира. Своим первым кораблем Зиновий Петрович командовал 345 дней. В августе Ро-жественский был отчислен от командования клипером с назначением командиром новой броненосной канонерской лодки «Грозящий», на которой он провел малый срок. Главный морской штаб готовил ему почетное и редкое, по тем временам, назначение - должность морского агента в Англии (в современном понимании - военно-морского атташе).

Должность морского агента второй половины XIX века в Российском флоте была редка, престижна и достаточно обеспечена в материальном отношении. К тому же, морскими агентами назначались не «простые» офицеры: учитывались либо выдающиеся способности, либо родственные связи, либо протекция. Кандидатура Рожественского была рассмотрена в числе других многих претендентов. Прежняя служба, сочетавшая в себе как командные, так и административные должности, боевой опыт и знание английского и французского языков выгодно отличали его от прочих кандидатов. Новое назначение состоялось 5 ноября 1891 года. Деятельность Ро-жественского в качестве морского агента полностью устраивала начальство. О своей работе в Англии и о самом себе он оставил мнение вполне достойное хорошего морского офицера.

20 июля 1894 года Зиновия Петровича назначают командиром крейсера 1-го ранга «Владимир Мономах». 14 мая 1896 года он был назначен командиром 16-го флотского экипажа броненосца береговой обороны «Первенец» и начальником Учебно-артиллерийской команды. Поручение руководства ими означало для З.П. Рожественского серьезное повышение по службе: 16-й экипаж объединял на берегу команды нескольких кораблей (включая «Первенец»). В трех кампаниях - 1896, 1897 и 1898 годов Зиновий Петрович неизменно командовал в составе Учебно-артиллерийского отряда своим ветераном «Первенцем» и руко-

5 РГАВМФ. Ф. 1233. Оп. 1. Д. 4. Л. 68.

водил обучением комендоров всей Учебно-артиллерийской команды. В этот период времени заслуги Зиновия Петровича перед Отечеством были отмечены тремя медалями - в память царствования императора Александра III, за труды по первой всеобщей переписи населения и в память «Священного коронования императора Николая II» и, главное, высшей наградой для штаб-офицеров - орденом Св. Владимира 3-й степени. Начиная с 21 октября 1897 года, ему стали выплачивать ежегодное денежное вознаграждение (по 540 рублей в год) за долговременное командование судами 1-го ранга. А 6 декабря 1898 года, в возрасте 49 лет, Зиновия Петровича Рожественского произвели в контр-адмиралы.

В кампанию 1899 года контр-адмирал З.П. Рожественский уже сам командовал Учебноартиллерийским отрядом. За короткий срок ему удалось добиться идеальной организации службы в отряде, а также высокого теоретического уровня у обучаемых. Летом 1899 года на «Генерал-адмирале» проходил практическое обучение двоюродный брат Николая II, Великий князь Кирилл Владимирович. Его воспоминания об этом событии, а точнее, его мнение о Рожественском весьма интересно: «Эту донкихотскую флотилию я созерцал со смешанным чувством жалости, благоговения и ужаса. То были останки нашего флота, настоящие музейные экспонаты, которые представляли лишь археологический интерес... Несмотря на то, что мне пришлось иметь дело с коллекцией устаревших и разнородных посудин, я сумел узнать много полезного в области практической артиллерии и ближе познакомиться с адмиралом, человеком суровым и прямодушным, страстно преданным своему долгу и одержимым непреклонным стремлением преодолеть любые препятствия...»6. Кирилл Владимирович сохранил о З.П. Рожественском самое лучшее мнение и называл его уже позже, после Цусимской трагедии, «блистательным военным», «обесславленным героем одного из величайших сражений в истории флота», призванным в 1904-1905 гг. командовать «плавучей грудой металлолома»7.

Осенью 1900 года Учебный артиллерийский отряд был реорганизован. Постоянным начальником отряда назначили З.П. Рожественского, а его помощником - Н.И. Не-богатова. В кампании 1902 года Зиновию Петровичу представилась новая возможность отличиться и проявить себя. По словам А.С.Новикова-Прибоя, «отсюда началась головокружительная карьера адмирала Рожественского»8.

В июне - июле 1902 года Учебный артиллерийский отряд, выполняя обычную программу стрельб, одновременно готовился к маневрам в присутствии двух императоров: Николая II и Вильгельма II. Оба монарха со своей свитой наблюдали за ходом маневров с крейсера «Минин». «... По окончании маневров и стрельбы Вильгельм, поздравляя своего коллегу, сказал:

- Я был бы счастлив, если бы у меня во флоте были такие талантливые адмиралы, как ваш Рожественский.

.Сейчас же высочайшим приказом Рожественский был зачислен в свиту его вели-чества»9.

Зачисление в свиту его величества, которое было объявлено 26 июля 1902 года, надо сказать, являло собой редкое отличие для лиц всех чинов и ведомств, не обремененных унаследованной от предков особой близостью ко двору императора. Поэтому зачисление в свиту означало для Зиновия Петровича переход в высшую категорию подданных императора. Вслед за пожалованием в контр-адмиралы свиты и награждением прусским орденом З.П. Рожественский был назначен младшим флагманом Балтийского флота (с оставлением в свите) и зачислен в 18-й флотский экипаж для довольствия.

Вскоре Зиновий Петрович стал начальником Главного морского штаба (за десять месяцев до начала русско-японской войны). Так как начальником ГМШ по штату должен был состоять вице-адмирал (или адмирал), то в соответствии с правилами того времени контрадмирал свиты Е.И.В. Рожественский официально именовался «исправляющим должность» (и.д.) начальника ГМШ. Трудолюбивый, самостоятельно мыслящий, Рожественский был нелюбим за неуравновешенность и деспотический характер. «Так или иначе, среди флагманов Российского флота в начале XX в. контр-адмирал свиты Е.И.В. З.П. Рожественский был заметной и яркой фигурой, человеком, не лишенным слабостей, но и отмеченным определенными достоинствами, которые были высоко оценены правящим императором. Оставалось

6 Великий князь Кирилл Владимирович. Моя жизнь на службе России: Пер. с англ. Лики России, 1996. С. 129.

7 Последние адмиралы. С. 405.

8 Новиков-Прибой А.С. Цусима. Т. 3. Кн. 1. М., 1950. С. 57.

9 Новиков-Прибой А.С. Цусима. С. 59.

оправдать это доверие, для чего военному человеку представлялся редкий случай - канун войны с сильным и коварным противником и, наконец, сама война 1904-1905 гг.»10.

С 17 апреля 1904 года специальным приказом по Морскому ведомству корабли в водах Дальнего Востока стали именоваться 1-й эскадрой флота Тихого океана, а изготовлявшаяся на Балтике - 2-й эскадрой. Через два дня Николай II назначил командующим 1-й эскадрой вице-адмирала П.А. Безобразова, а 2-й - контр-адмирала З.П. Рожественского с оставлением его в должности и.д. начальника ГМШ. 2 октября 1904 года 2-я Тихоокеанская эскадра под командованием Зиновия Петровича из Либавы отправилась на Дальний Восток, чтобы в совместных действиях с Порт-артурской эскадрой переломить ход русско-японской войны.

Исход печально знаменитого Цусимского сражения хорошо известен. В данном случае можно говорить не столько о поражении Рожественского, сколько о победе того. Генерал-адъютант не сделал в этом сражении ни одной непростительной ошибки (правда, ничего умного он тоже не сделал). Путь через Корейский пролив, отсутствие плана боя, приказ «N023» - все это, по сути, было предопределено еще в августе 1904 года, в Санкт-Петербурге. Рожественскому можно было поставить в вину только то, что он не попытался вырваться из «круга событий», но кто из адмиралов русского флота того времени был на это способен? Семь месяцев он честно выполнял задачи, решение которых было не по силам заурядной личности. И то, что, преодолев огромные трудности и опасности, Рожественский достиг вод Тихого океана - это уже подвиг. Его железной воли не хватило на то, чтобы отдать минимум необходимых распоряжений для предстоящего боя. Но до последнего мгновения, до потери сознания от полученных ран Зиновий Петрович исполнял свой долг - долг солдата. Раненого русского адмирала японцы отвезли в свой госпиталь в Сасебо, где окружили вниманием и заботой, здесь ему сделали и операцию.

5 октября 1905 года в газетах было официально объявлено о ратификации мирного договора между Японией и Россией. Для Рожественского, впрочем, как и для всех других, это означало скорое возвращение на родину. В ноябре 1905 года Рожественский прибыл во Владивосток и направился по железной дороге в Петербург. Где по прибытии встречается с Николаем II. Содержание их беседы, к сожалению, неизвестно. Но вполне понятно, что отношение к адмиралу существенно изменилось. Ситуация усугублялась и огромным негодованием со стороны прессы в адрес адмирала. Российские газеты, набравшие полный голос после Манифеста 17 октября, требовали суда над виновниками небывалой катастрофы. Но кто был виновником этого небывалого в истории разгрома и позора? Россия тем и замечательная страна, что виновных в ней никогда не найти.

19 декабря 1905 года приказом по Морскому ведомству была назначена следственная комиссия обстоятельств Цусимского боя под председательством контр-адмирала Я.А. Гильтебрандта. В своем заключении комиссия назвала Зиновия Петровича в числе лиц, персонально ответственных за поражение, вторым после неопределенных персонажей, «стоявших во главе Морского министерства». В сложившихся обстоятельствах Рожествен-ский принимает решение уволиться со службы. Высочайшим приказом по Морскому ведомству от 8 мая 1906 года (№ 679) Зиновий Петрович был уволен «по болезни от ран и контузий происходящей, с мундиром и пенсией.»11.

В июне 1906 года Рожественский, офицеры его штаба и командир «Бедового» предстали перед судом особого присутствия Кронштадского военно-морского суда по делу о сдаче 15 мая 1905 года неприятелю без боя миноносца «Бедовый». Суд оправдал адмирала «за недоказанностью обвинений», так как, будучи тяжело раненым, он не принимал участия в сдаче миноносца противнику. По окончании суда, в одной из газет было напечатано: «Прокурор отказался его обвинять, суд отказался его судить. Да и весь приговор суда явился только исполнением тягостной формальности. Победителей не судят, но не судят также и побежденных, когда поражение подводит лишь итог целой эпохе, когда оно пишет слово: «конец» на последней, и - как это не редко бывает - кровавой странице, закрывающей собою отдельный том истории народа»12.

Почитатели Зиновия Петровича, а несмотря ни на что в России их было много, надеялись на то, что он не оставит флот, морское дело. Они считали его преданным своему делу, родному Отечеству, в то время как вокруг было мало талантливых, честных работников. В одном из своих писем к адмиралу, они высказывают свое горячее пожелание: «.Снова стать во главе нашего обновленного флота и восстановить его прежнюю славу,

10 Последние адмиралы. С. 454.

11 РГАВМФ. Ф. 763. Оп. 1. Д. 472. Л. 126.

12 РГАВМФ. Ф. 763. Оп. 1. Д. 472. Л. 100.

доказать нашу правоспособность на морское могущество и смирить дерзких соперников наших на море»13. Эти слова, к сожалению, так и остались лишь только пожеланиями. Опыт Рожественского востребован не был. Все оставшиеся годы своей жизни он прожил в забвении. Весь остаток жизни был для него прямым продолжением Цусимского ада. Пресса, незримо, но умело направляемая господами «из-под шпица» объявила его главным и едва ли не единственным виновником национальной катастрофы. В печати постоянно появлялись язвительные статьи и критика в адрес опального адмирала.

Новый 1909 год адмирал встречал в кругу семьи. Рядом были дорогие его сердцу и близкие люди: жена, дочь, зять и внук. Зиновий Петрович в новогоднюю ночь был необыкновенно бодр и весел. Провозглашал тосты за светлое будущее. Около двух часов ночи вышел к себе в кабинет, где и скончался. Врач констатировал мгновенную смерть от паралича сердца. Бывший командующий, ведя замкнутый образ жизни в своей петербургской квартире, пережил свою эскадру на три года, семь месяцев и семнадцать дней.

Провожавших Рожественского в последний путь было немного: родственники, близкие друзья, моряки, матросы, и те, кому полагалось по службе. Официальные почести высшим морским начальством были проигнорированы. Отпевание состоялось в петербургской церкви святого Спиридона, на территории адмиралтейства, в присутствии почетного эскорта из лейб-гвардии Семеновского полка и гвардейской артиллерийской бригады. Многие, присутствовавшие в адмиралтейской церкви и на кладбище, плакали. Печальную колесницу сопровождал по Невскому батальон лейб-гвардии Семеновского полка. Гроб был покрыт Андреевским флагом, поверх его - парадная треуголка адмирала и перекрещенная с ножнами шпага. Процессия долго шла до ворот Тихвинского кладбища Александро-Невской лавры. Там тело предали земле. Похоронили Рожественского, согласно завещанию, в штатском костюме. Над последним пристанищем адмирала треснул винтовочный залп салюта. Моряк и честный воин, способный в иных обстоятельствах умножить славу Русского Флота, закончил свой путь. В.И. Семенов записал: «Теперь все кончено! Адмирал умер! По уставу надо было поднять сигнал: «Адмирал передает командование». Но кому?»14.

На наш взгляд, лучшей эпитафией вице-адмиралу Зиновию Петровичу Рожествен-скому являются слова, опубликованные в журнале «Русское знамя» в 1906 году: «Нам кажется, что адмирал сыграл в этом деле роль доктора, на руках которого умерло любимое дитя, и неутешная семья бранит и винит в этой потере только врача. Русские вообще народ несдержанный ни в похвалах, ни в брани. Когда адмирал Рожественский, пройдя Атлантический и Индийский океаны, вошел в Китайское море, то этим был завершен поразивший весь мир поход. Сколько нужно было затратить мужества, силы воли и характера, чтобы провести эскадру, при самой неблагоприятной политической обстановке, на расстоянии 35 000 верст, хорошо понятно каждому знакомому с морем. Вся Россия во главе с печатью, славила своего героя, пела хвалебные гимны. Но случилась беда - и старые заслуги позабыты и за него никто не сказал ни одного слова в защиту.»15.

VICE-ADMIRAL ROZHESTVENSKIY -«DEFAMED HERO OF THE GREATEST BATTLE IN THE NAVY HISTORY»

Zinoviy Petrovitch Rozhestvenskiy (1848-1909) was an outstanding Russian admiral and sea captain. In 1903-04 he was a Commander of Supreme Navy headguarters. In 1904 he was appointed to be a second sguad ron Commander of the Pacibic Navy N.V. SHABUTSKAYA and later was made to be a vice-admiral. In the hardest conditions he led the un-

trained sguadron towards Japanese islands. He was defeated during the Tsusim Voronezh Branch ofRus- navy battle (14 May, 1905) was wounded and captured.

sian State Trade-Economic After he lost the war the scathing criticism and persecution was displayed to his ad-

University dress. The Navy Court justified him as he was captured. Rozhestvenskiy took on all

responsibility for the Tsusim defeat.

Key words: vice-admiral, Zinoviy Petrovitch Rozestvenskiy, Russian Navy, Tsusim battle.

13 РГАВМФ. Ф. 1233. Оп. 1. Д. 4. Л. 70.

14 Последние адмиралы. С. 614.

15 РГАВМФ, ф. 763, оп. 1, д. 472, л. 108.