Научная статья на тему 'Вербальные интертекстуальные маркеры в серии мультфильмов о трёх богатырях'

Вербальные интертекстуальные маркеры в серии мультфильмов о трёх богатырях Текст научной статьи по специальности «Языкознание»

CC BY
172
41
Поделиться
Ключевые слова
ИНТЕРТЕКСТУАЛЬНОСТЬ / КИНОДИАЛОГ / ВЕРБАЛЬНЫЕ МАРКЕРЫ / ПРЕТЕКСТ / ФУНКЦИИ ИНТЕРТЕКСТА / INTERTEXTUALITY / CINO-TEXT / VERBAL MARKERS / PRETEXT / INTERTEXT FUNCTIONS

Аннотация научной статьи по языкознанию, автор научной работы — Федотова И.П.

Анализируется лингвистическая система мультфильмов о трёх богатырях с точки зрения наличия в ней интертекстуальных маркеров, выделенные маркеры группируются согласно типу претекста и рассматриваются функции интертекстов.

Verbal Intertextual Markers in the cartoons about three Russian fairy tales’ heros

Тhe article deals with the verbal text of the Russian cartoons about three fairy tales’ heroes, points out its verbal intertextual markers, analysis sources of inertextuality.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Вербальные интертекстуальные маркеры в серии мультфильмов о трёх богатырях»

УДК 791.43.01

ВЕРБАЛЬНЫЕ ИНТЕРТЕКСТУАЛЬНЫЕ МАРКЕРЫ В СЕРИИ МУЛЬТФИЛЬМОВ О ТРЁХ БОГАТЫРЯХ

Федотова И.П.

Анализируется лингвистическая система мультфильмов о трёх богатырях с точки зрения наличия в ней интертекстуальных маркеров, выделенные маркеры группируются согласно типу претекста и рассматриваются функции интертекстов.

Ключевые слова: интертекстуальность, кинодиалог, вербальные маркеры, претекст, функции интертекста.

VERBAL INTERTEXTUAL MARKERS IN THE CARTOONS ABOUT THREE RUSSIAN FAIRY TALES' HEROS

Fedotova I.P.

The article deals with the verbal text of the Russian cartoons about three fairy tales' heroes, points out its verbal intertextual markers, analysis sources of inertextuality.

Keywords: intertextuality, cino-text, verbal markers, pretext, intertext functions.

Кино, являясь одним из наиболее сложных в семиотическом плане объектом, представляет собой новую область относительно роли и значимости слова в структуре фильма в целом. Исследованиям подвергается функционирование и взаимодействие вербальных и невербальных средств при реализации ими коммуникативной функции. По мере развития кинематографа вербальная составляющая получала всё большее значение; речь открыла для кино область отвлечённых рассуждений, говорящие с экрана персонажи раскрывают свои характеры не только во внешнем действии, но и вербально. Слово в фильме выполняет особую роль и обладает определённым набором характерных признаков.

Текст, создаваемый кинофильмом, рассматривается учеными с различных точек зрения в зависимости от парадигмы проводимого исследования. В нашей работе мы опираемся на термин «кинодиалог» в трактовке В.Е. Горшковой, рассматривающей кинодисурс как совокупность всех семиотических систем, участвующих в создании фильма, а кинодиалог как исключительно вербальный компонент кинодискурса [1]. Актуальность исследования кинодиалога

определяется, прежде всего, устойчивым интересом лингвистики к содержательному аспекту любого текста, призванного участвовать в акте коммуникации. Направлением нашего исследования является выявление в кинодиалоге специфических черт общетекстовых категорий, поскольку кинодиалог есть одна из новых форм бытования языка В наших предыдущих работах была рассмотрена общетекстовая категория

информативности [5], настоящее же исследование посвящено категории интертекстуальности и параметрам реализации данной категории в исследуемой текстовой среде.

Структура лингвистической системы фильма, кинодиалога, включает в себя различные компоненты, часть которых создаётся непосредственно для фильма (титры всех видов), а часть создаётся с опорой на разного рода претексты (диалоги героев, диегетические письменные компоненты). В качестве претекстов для кинодиалога выступают как культура в целом, так и конкретные произведения литературы, песенного искусства, фольклора и кино. Апеллирование к ранее созданным вербальным текстам позволяет авторам вписать своё кинопроизведение в контекст российской культуры, а историческая давность претекстов открывает перед авторами возможность продемонстрировать родство героев и зрителя в аспекте менталитета.

Современный кинематограф предлагает зрителю произведения различных форм, и одной из самых популярных форм на протяжении десятилетий остаётся мультипликационное кино. Возникнув на раннем этапе развития кинематографа, мультфильмы с годами приобретают всё более актуальные смыслы. Именно мультфильмы в настоящее время занимают большую часть времени детей дошкольного и младшего школьного возраста [8]. Традиционно за мультфильмами признаётся образовательная и воспитательная функции, они несут в себе образы добра, чистоты, демонстрируют модели поведения в повседневной жизни и в критических ситуациях. Реализация подобных функций невозможна без опоры на существующую реальность, что приводит к появлению параллелей между реальным миром и миром мультфильма. Узнаваемость ситуаций, фраз, действий получила в научных исследованиях название интертекстуальности, категории, которой в различной степени обладает каждый текст. Ранее мы подробно рассматривали возможные формы проявления интертекстуальности в кинодиалоге [9], в данной же

статье представим анализ конкретного лингвистического материала с точки зрения реализации в нём категории интертекстуальности. Реализация данной категории осуществляется через наличие в кинодиалоге вербальных интертекстуальных маркеров, понимаемых нами как эксплицитное или имплицитное цитирование ранее созданных вербальных текстов.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Сама структура мультипликационного фильма носит интертекстуальный характер, поскольку в широком смысле интертекстуальность понимается как общий механизм тектообразования [6]. В связи с этим отметим пять основных характеристик современных мультфильмов [7]:

1) доминирование характера героя над внешностью - зрителю дается возможность самому найти в персонаже интересное;

2) добро побеждает зло - даже если по ходу фильма создаётся иллюзия победы злых сил, в конечном итоге они всегда проигрывают;

3) герой никогда не действует в одиночку -мультфильмы учат действовать дружно, слушать мнения окружающих;

4) музыкальное сопровождение создаёт мощный ассоциативный ряд;

5) комичность главных персонажей - героям позволяется вести себя глупо, ведь каждый может ошибиться.

В качестве материала для исследования были выбраны шесть мультипликационных фильмов о трёх богатырях российской студии мультипликации «Мельница». Цикл мультфильмов о трёх богатырях получил беспрецедентное в российском прокате отечественных фильмов внимание зрителей. Помимо того, что первый фильм цикла стал первым полнометражным произведением в жанре мультипликации в постсоветский период, само обращение к былинным героям является неординарным и новым для отечественной мультипликации, т.к. даже в советский период, признаваемый специалистами периодом расцвета мультипликационного искусства, режиссёры и сценаристы не использовали тему трёх богатырей. Первый мультфильм цикла «Алёша Попович и Тугарин Змей»1 вышел на экраны в 2004 году, последующие фильмы создавались с периодичностью в полтора-два года («Добрыня Никитич и Змей Горыныч» ; «Илья Муромец и Соловей-разбойник»3; «Три богатыря и Шамаханская царица»4; «Три богатыря: на дальних берегах»5; «Три богатыря: ход конём» ).

Мультфильмы о трёх богатырях интересны различным социальным группам и представляют собой захватывающее зрелище как для детей, так и для взрослых. Дети воспринимают сюжет на поверхностном уровне, на уровне сказочного повествования, взрослые, имея более сформированную интертекстуальную компетенцию,

воспринимают прямые и скрытые аллюзии. Кинодиалог мультфильмов о трёх богатырях создавался целенаправленно для воплощения на экране в анимационной форме, и в связи с тем, что задача мультфильмов и их целевая аудитория предполагают тесную связь с культурой нашей страны, её традициями, обычаями и повседневной жизнью, мультфильмы изобилуют

интертекстуальными маркерами как вербального, так и невербального характера.

Признавая за мультфильмами о трёх богатырях все присущие современным мультфильмам черты, обратимся непосредственно к объекту нашего исследования - лингвистической системе фильмов, и предмету - специфики реализации в кинодиалоге категории интертекстуальности.

Для удобства представляется целесообразным сгруппировать выделенные интертекстуальные маркеры по типу претекста. Самая многочисленная группа имеет своим претекстом современную массовую вербальную культуру в различных сферах жизни, а именно бытовые ситуации и профессиональные жаргоны. Обратимся к примерам.

Князь Киевский, будучи главой государства и обличенным государственными делами, регулярно употребляет в своей речи слова и выражения, относящиеся к современному деловому стилю речи. Его реплики в сочетании со старославянскими словечками и общим визуальным рядом мультфильмов (одежда, строения, уклад жизни Киевской Руси) создают комический эффект, вызывая при этом снисходительное отношение к герою.

■ Вече объявляю закрытым, о дне следующего заседания будет сообщено дополнительно .

■ А что если я вето наложу? Чуть мне слово, а я сразу вето.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

■ Вот это прочие расходы. - А может прочие сократить? - Ну-ну, а ты часом не демократ?

■ Животина казённая, на балансе числится.

■ Здесь все равны - демократия! Демократия ваша до смуты доведёт.

■ Ты подверг опасности жизнь главы государства.

Современный профессиональный жаргон в своей речи также употребляют и другие герои мультфильмов. Например, невеста Ильи Муромца, Алёна, занимающаяся журналистикой, в моменты выполнения своих профессиональных обязанностей ведёт себя как назойливый, везде сующий свой нос репортёр. Её речь в такие моменты изобилует устойчивыми выражениями из репортёрского жаргона.

■ Вы подтверждаете отставку Ильи Муромца?

■ Я желала придать гласности будни

русских героев.

■ Вот она, свобода слова...

■ Значит первое - предлагаю создать согласительную комиссию, второе - безусловно, пригласить иностранных наблюдателей, третье.

В речи Алёны удачно, на наш взгляд, сочетаются интертекстуальные маркеры с претекстами как в современной, так и в исторической эпохе.

■ Таким образом, открытие северного дровяного пути, который некоторые уже поспешили назвать Северным потоком, неуклонно толкает рейтинг Киевского князя вверх. Допечатай без меня, мне в Осколково, там новая конюшня открывается, будут показывать, как готовить сани летом».

Ещё одним героем, речь которого изобилует интертекстуальными маркерами, имеющими своим претекстом современный стиль речи, является конь Юлий. Изображенный создателями как образованный, но эгоистичный, Юлий всегда оправдывает свои действия, критикует или уговаривает кого-либо, ссылаясь на научные факты, международную политику или общие принципы поведения. При этом его реплики состоят из профессиональных терминов, непонятных другим героям, или ссылаются на явления современной России (игра «Кто хочет стать миллионером», уклонение от армии, родители-депутаты, лозунги).

■ Недостаток пищи в молодом организме способствует отмиранию клеток головного мозга.

■ Я сразу хочу предупредить, у меня клаустрофобия. - Что? - Это боязнь замкнутых пространств.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

■ Вот ты в армии служил? А ты? Хм, плоскостопие.. Они в студентах отсиделись.

■ У меня отец - депутат, и мать - депутат, я выбираю звонок другу.

■ Богатыри, как назло, в горячей точке.

■ Дайте хоть поесть перед дорогой! Я утюг не выключил!

■ Лошади и зайцы - дружба навек!

В целом, благодаря таким репликам образ коня Юлия является самым осовремененным и близким зрителям по речевому поведению.

Речевое поведение трёх упомянутых персонажей (князь Киевский, Алёна, конь Юлий) является значимым фактором при создании образов самих героев. Именно их речевое поведение вызывает ассоциации с конкретными сферами жизни и представителями этой сферы, позволяет сформировать зрительское мнение о героях, как правило, отрицательное, («чинуша», «назойливая», «умник») на первых минутах просмотра фильма. Однако интересным нам представляется тот факт, что к концу фильма первое отрицательное мнение об этих героях меняется на противоположное. Объяснение мы видим в том, что после просмотра зритель судит героев не по их словам, а по

совершённым поступкам, персонажи

воспринимаются как личности, а их речевое поведение более не является определяющим фактором для описания.

Интертекстуальные маркеры с претекстами в современной культуре также встречаются и в речи других героев, но в меньшем количестве. Каждый такой маркер создаёт комичную ситуацию, в основе которой лежит оксюморон.

■ Нда, до чего олигархи страну довели. -говорит Колыван, заглядывая в пустой сейф во дворце. Но при этом Колыван сам много лет обкрадывает князя, да и заглядывает он в чужой сейф.

■ Одних долгов мало, ещё бы вид на жительство нужен. - Чего? Дачу тебе под Киевом. - Баба Яга торгуется с Колываном.

■ О, мудрейший Колыван, форс-мажор у меня сейчас - монгольский хан просит купца позволить ему не выплачивать долг.

■ А должность так и называется «Дракон при монастыре», должность не пыльная - льготы, премии, сверхурочные вдвойне оплачиваются - змей Горыныч рассказывает Добрыне о своей жизни в китайском монастыре.

■ Надпись на фото «Привлекательная царица познакомится с князем средних лет для серьёзных отношений» - один из немногих письменных вербальных маркеров в рассматриваемом цикле мультфильмов.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

■ Каким образом отходы утилизируете? -Так, эт самое. на вторичное производство -придворный боярин разговаривает с дружинником.

■ Эй, Потаня, принять вправо, остановиться - три богатыря гонятся за разбойниками на корабле, используя при этом фразу из жаргона работников ГИБДД.

С лингвистической точки зрения все приведённые примеры содержат канцеляризмы и речевые клише официально-делового стиля и профессиональных жаргонов. Проникновение таких грамматических и лексических конструкций в стиль художественного повествования, каким, без сомнения, является кинодиалог, приводит к смешению стилей и вызывает желаемый эффект противопоставления и выделения персонажа. Отметим следующие характерные черты канцеляризмов: замена простого глагольного сказуемого составным именным (подвергать опасности, придать гласности, объявлять закрытым), использование отглагольных

существительных (боязнь, открытие, производство, недостаток), вытеснение активных оборотов пассивными и безличными (сверхурочные оплачиваются, будут показывать, будет сообщено). Речевые клише, представляющие собой готовые обороты, используются в качестве легко воспроизводимого в определенных условиях и контекстах стандарта. Клише образуют

конструктивные единицы, сохраняют свою семантику и выразительность, позволяют экономно выразить мысль и способствуют быстроте передачи информации (наложить вето, сократить расходы, глава государства, горячая точка, для серьёзных отношений). Высказывания коня Юлия также изобилуют речевыми штампами, избитыми лексическими выражениями, не отражающими реального положения дел, а в виде метафоры, метонимии или перефраза входящими в эмоциональное высказывание (они в студентах отсиделись, я утюг не выключил, дружба навек).

С точки зрения теории речевых актов кинодиалог анализируемых мультфильмов структурируется согласно функционально-прагматическим правилам диалогического общения. Диалоги и монологи героев отражают естественно-устные ситуации общения и конституируются всеми типами речевых актов (констативы, директивы, комиссивы, экспрессивы, эмотивы, декларативы, вокативы, интеррогативы). Констативы, будучи самым распространенным типом речевых актов, наиболее часто содержат интертекстуальные маркеры, однако необходимо также отметить декларативы и экспрессивы.

Далее обратимся к примерам, иллюстрирующим употребление интертекстуальных маркеров с претекстами в бытовой сфере. В этой группе отличительным фактом является использование в качестве претекста комичных и анекдотичных ситуаций, возникающих между супругами или друзьями.

• Ты просто боишься серьёзных отношений - упрекает Алёшу его невеста Любава.

• Тебе до жены нет дела, а то, что она второй год в старой шубе ходить будет... об этом ты не думаешь - жена Добрыни очень недовольна тем, что мужу снова необходимо уехать из дома.

• Учти - воротишься, а я к маме перееду -Настасья решила применить запрещённый приём, чтобы удержать мужа дома.

• Вот и я Любаве говорю, зачем куда-то ехать, а она заладила «отпуск да отпуск» - Алёша жалуется друзьям.

• А ты мне не указывай, понял? - А ты меня на «понял» не бери - Алёша Попович и конь Юлий пытаются найти общий язык.

• Я же богатырский конь! Вдруг завтра в бой, а я уставший! - конь Юлий всеми силами пытается избежать работы.

• Не знаешь, что делать. упал-отжался. -Опять? - Не опять, а снова, 10 раз.

• Всем стоять, работают три богатыря -друзья спускаются на верёвках по стене замка.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Такие ситуации и произносимые в них фразы позволяют увидеть зрителю, что богатыри - это такие же люди, у них могут возникнуть вполне обычные для

всех семейных пар или для друзей проблемы, они шутят друг с другом и над собой. Такое осознание вызывает душевный отклик в зрителях и рождает дополнительные симпатии к героям.

В этом блоки примеров мы видим использование речевых клише из разговорного стиля речи в конститивах, эмотивах, декларативах и директивах. С грамматической точки зрения речевые акты героев имеют форму повествовательного и вопросительного предложения, а с точки зрения прагматики анализируемые реплики являются установками упрёка, угрозы, жалобы, отказа от работы и повеления.

Таким образом, функции вербального интертекста в описанных ситуациях сводятся к экспрессивной, фатической и реферативной. Первая позволяет сообщить зрителю о своих культурно-семиотических ориентирах, вторая устанавливает контакт между героями и зрителями, третья активизирует в сознании зрителя информацию о внешнем мире. Интертекстуальные маркеры с претекстами в профессиональной и бытовой сферах приближают героев исторического мультфильма к современности, являются своеобразным вербальным мостом между жителями мультипликационной Киевской Руси и Россией XXI века.

Следующая группа интертекстуальных маркеров представляет особый интерес, поскольку отражает тенденции в выборе претекста. Информационный бум последних десятилетий вызвал к жизни новые формы интертекстуальности, художественная литература перестала быть единственным источником цитирования, общество чаще апеллирует к кинематографическим произведениям, песням, к выступлениям, услышанным по радио или в прямом эфире. Исследования новых видов прецедентных текстов пока малочисленны, но, несомненно, актуальны и заслуживают пристального внимания. Нам интересны работы по исследованию кино как источника интертекстуальности [2, 3, 4], поскольку исследуемый кинодиалог, среди прочих, содержит реплики, прецедентными текстами для которых послужили кинофильмы прошлых лет.

Сразу отметим, что многие из выделенных вербальных интертекстуальных маркеров имеют изменённую лингвистическую структуру, оставаясь при этом узнаваемыми. Изменение оригинальной фразы позволяет вписать реплику в контекст мультипликационного повествования и соединить интертекстуальный смысл со смыслом сцены.

«А тебя, Добрыня, я попрошу остаться» -говорить князь Киевский Добрыне Никитичу по окончании совещания по поводу поиска пропавшей царевны. Фраза представляет собой ясно читаемую ссылку на реплику Мюллера из фильма «17

мгновений весны»7 («Штирлиц! А вас я попрошу остаться. еще на одну минуточку»). Подтверждением бытования данной фразы вне кинотекста может служить оговорка актёра С.Маковецкого, озвучивавшего князя Киевского. Актёр, работая в студии звукозаписи и репетируя данную реплику, несколько раз оговорился и использовал местоимение «вас» вместо требуемого сценарием «тебя» (www.3bogatirya.ru «Фильм о фильме»).

Встречаясь с Добрыней в очередной раз, монгольский хан выгораживает себя: «Ох, Колыван, нехороший человек, поссорить нас хотел». Появившись благодаря фильму «Джентльмены удачи»8, словосочетание «нехороший человек» широко используется в нашем обществе в качестве замены ругательного слова.

В мультфильме «Три богатыря: ход конём» в словах песни мы слышим фразу «Буду бить аккуратно, но сильно», которая является прямым цитированием реплики из фильма «Бриллиантовая

9

рука» .

Приведённые примеры иллюстрируют использование в качестве претекстов фильмов советского периода, однако современный кинематограф также находит своё отражение в серии мультфильмов о трёх богатырях.

Отправляясь в поход с Добрыней Никитичем, молодой влюблённый гонец Елисей учится у него быть героем и постоянно расспрашивает: «В чём сила, брат? - Во сне сила, и у кого её больше, тот спит крепче». Фильм «Брат 2»10 является культовым кино 1990-х гг., а вопрос о силе, ставший актуальным в эпоху глобальных перемен, не потерял своей остроты и в наши дни. Для мультфильма фразу адаптировали, но цитирование по-прежнему остаётся эксплицитным.

Разыскивая украденного коня Бурушку и царскую казну, Илья Муромец встречает в лесу шайку разбойников, после боя поверженные разбойники говорят: «Не мы такие, жизнь такая». Впервые такими словами оправдывали свои незаконные действия герои фильма «Бригада»11.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Также отметим фразу Добрыни Никитича «Я работаю один, и никакой напарник мне даром не нужен», которая не является прямой ссылкой на конкретный фильм, однако отражает сценарные особенности целого жанрового направления. Классический голливудский боевик - это всегда подвиги главного героя, который в одиночку сражается с неприятелем, не приемлет командной работы, а напарника считает обузой.

Нельзя также обойти вниманием цитирование известной «Песни о друге» В. Высоцкого. Когда Добрыня узнаёт, что Змей Горыныч, которого он считает другом, имеет

отношение к похищению царевны, он не может поверить услышанному и произносит: «Ну не может мой друг оказаться вдруг».

Так, мы видим, что кинофильмы советского и постсоветского периода, а также песня советского периода стали прецедентными текстами для нескольких реплик в исследуемом кинодиалоге. Без сомнения такой выбор сценаристов обусловлен широким функционированием данных фраз вне их изначального кинотекста. В лингвистическом плане наблюдается использование как целых грамматических конструкций, так и отдельных лексем, в некоторых случаях с незначительным изменением в лексико-грамматическом составе высказываний. Использование героями таких интертекстуальных реплик позволяет зрителю увидеть в персонажах своих соотечественников, людей одной культуры и менталитета, а нам позволяет говорить о реализации поэтической и фатической функций интертекста. Интертекст предстаёт как своего рода игра на опознавание культовых фильмов и песен, а также устанавливает общность коммуникантов в семиотическом и культурном планах.

Многочисленные примеры

интертекстуальности на основе кино не отвергают, однако, возможности обнаружить маркеры на основе литературных прецедентных текстов. Художественная литература и фольклор являются неисчерпаемым источником вдохновения и кладезем мудрости, воспользоваться которым всегда считалось признаком образованности. Отличительной особенностью выделенных нами интертекстуальных маркеров на основе литературы и фольклора является принадлежность их претекстов к жанру детской или юношеской литературы, что вполне объясняется целевой аудиторией мультфильмов.

• Был русский дух, да весь вышел -формула «русский дух» и связанное с ней лингвистическое оформление принадлежат русским народным и авторским сказкам.

• Не хочу я быть фрейлиной, фу, фрейлина какая-то, стану-ка я сразу царицей - Баба Яга, поселившись во дворце князя, теряет чувство меры и начинает просить всё большего. Здесь в изменённом лингвистическом оформлении мы видим цитирование сказки А.С. Пушкина «Золотая рыбка» .

• Прилетели комарики на воздушном шарике - возмущается конь Юлий, когда в город прибывают подручные Колывана, напрямую цитируя стихотворение К.Чуковского «Тараканище».

• Ну всё, я вас породила, я вас и убью -говорит Баба Яга, когда созданные ею чудовища стали нападать на её избушку. Данный интертекстуальный маркер в изменённом лингвистическом оформлении цитирует фразу из повести Н. Гоголя «Тарас Бульба».

В целом, интертекстуальные отсылки к произведениям художественной литературы немногочисленны, но хорошо узнаваемы. Данные интертексты также выполняют поэтическую и фатическую функции.

Следующая группа интертекстуальных вербальных маркеров имеет своими претекстами исторические факты. В исследуемом кинодиалоге мы выделили всего два таких маркера, однако они оба отсылают зрителя к известным историческим событиям и действиям, с ними связанными.

Сражаясь против солдат византийского императора, Илья Муромец и князь Киевский оказываются вдвоём против целого войска. В ответ на предложение противника: «Русские, сдавайтесь!», князь кричит: «Русские не сдаются!». Эту крылатую фразу приписывают солдатам 13-й роты 226-го Земляного полка, которые во время Первой мировой войны в 1915 году обороняли небольшую крепость Осовец, расположенную на территории современной Польши. Месяц за месяцем гарнизон отказывался сдаться, находясь под постоянным огнём. Эта оборона и последняя атака, известная как «атака мертвецов», вошли в историю как пример беспрецедентного мужества и силы духа русских солдат, а их ответ противнику до сих пор символизирует стойкость русских воинов. Использование такой патриотической фразы в мультипликационном фильме, на наш взгляд, позволяет зрителю испытывать чувство гордости за сражающихся и восхищаться их мужеством.

Второй выделенный вербальный

интертекстуальный маркер ссылается на события Отечественной войны 1812 года, когда по приказу главнокомандующего русские войска подожгли Москву и оставили город. «Князь, может нам лучше поджечь Киев и организованно отступить?» -предлагает конь Юлий, когда видит, что ситуация в городе складывается не в пользу князя. В отличие от фразы «Русские не сдаются», известной большинству именно в лингвистическом оформлении, а не по историческому факту, данная реплика ссылается на известный исторический факт, который может иметь различное лингвистическое оформление.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Таким образом, выделенные вербальные интретекстуальные маркеры в кинодиалогах мультфильмов о трёх богатырях могут быть сгруппированы в пять групп по типу претекста: профессиональные жаргоны, бытовые

анекдотические ситуации, кинофильмы,

художественная литература и фольклор, исторические факты.

Использование интертекстуальных

вербальных маркеров позволяет детализировать образ героя, глубже описать ситуацию или придать ей необходимые дополнительные смыслы. В целом,

каждый интертекст выполняет ряд функций, поскольку не всегда возможно отделить одну функцию от другой, но среди преобладающих отметим фатическую, поэтическую, экспрессивную и реферативную. Чаще всего интертексты присутствуют в речевых актах типа констатив, изменённая во многих случаях лексико-грамматическая структура не отнимает у интертекстов возможности быть опознанными зрителем.

Рассматривая интертекстуальные маркеры в мультфильмах о трёх богатырях, нельзя не упомянуть о невербальном проявлении интертекстуальности.

Основной и, пожалуй, первый, приходящий на ум при озвучивании названия, невербальный маркер -это известная картина В. Васнецова «Богатыри». Законченная художником в 1898 году, картина была куплена П.М. Третьяковым для своей галереи; на картине изображены три богатыря, герои русских былин. В мультфильмах картина с богатырями (сюжет тот же, но лица и одежда богатырей изменены в соответствии с образами героев мультфильмов) неоднократно появляется в кадре, с ней связаны несколько эпизодов: Любава пишет картину, а три богатыря ей позируют, сидя на муляжах коней ; картина висит во дворце, и князь, каждый раз проходя мимо, с гордостью смотрит на богатырей; конь Юлий забирает картину с собой, когда они с князем вынуждены покинуть Киев.

Пожалуй, основным претекстом невербальных маркеров в рассматриваемом цикле мультфильмов является современная массовая культура. Авторы мультфильмов постоянно апеллируют к фильмам, телешоу, модным трендам и манерам поведения. Отметим лишь некоторые примеры.

■ Алёна, пытаясь попасть в Константинополь вслед за Ильёй Муромцем, встречает в порту представителя развлекательной индустрии, внешний вид которого и его манера держаться в утрированном виде копируют поведение тусовщика, нагловатого, не терпящего отказа парня, занятого поиском красивых девушек для своего клуба.

■ Замедленные части боя - данный приём встречается в нескольких мультфильмах.

■ Большие, беспомощные глаза попавшего в беду героя - явная ссылка на кота из серии мультфильмов про Шрека12.

Следующий пример отмечен многими зрителями как ссылка на сцену из другого фильма. В мультфильме «Илья Муромец и Соловей-разбойник» Соловей рассказывает палачу и Византийскому императору о том, как Илья набедокурил, все элементы сцены на невербальном уровне (музыка, жесты, кадры) копируют сцену из фильма «Новые приключения неуловимых»13, когда батька Бурнаш рассказывает о неуловимых в штабе Кудасова (www.3bogatirya.ru,

«Илья Муромец и Соловей-разбойник», комментарии к мультфильму).

Так, мы отметили самые яркие, на наш взгляд, невербальные интертекстуальные маркеры в исследуемых мультфильмах. Добавим, что невербальные системы фильма обладают неисчерпаемыми возможностями для передачи интертекстуальности, поскольку создаваемыми ими визуальные и акустические образы обращены к подсознанию, а выполняемые ими апеллятивная, реферативная и фатическая функции позволяют зрителю ощущать себя в центре событий, чувствовать свою информированность и причастность к происходящему.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Также в ходе исследования мы пришли к выводу, что интертекстуальность мультфильмов данного цикла на вербальном уровне выявляется исключительно носителями русского языка и культуры, в то время как интертекстуальность на невербальном уровне в большей степени является интернациональной, поскольку в её основе лежат современные глобализированные невербальные претексты. В целом, обращение к современным вербальным и невербальным текстам позволяет авторам создавать комические эффекты в исторических мультфильмах и «оживлять» быт своих героев, придавая ему современные черты.

Таким образом, в исследуемой текстовой среде -лингвистической системе мультфильмов о трёх богатырях - общетекстовая категория

интертекстуальности реализуется через ряд вербальных интертекстуальных маркеров, которые обладают чётко выраженной направленностью на культурные и исторические явления российского общества.

В заключение скажем, что

интертекстуальность, представленная в цикле мультфильмов о трёх богатырях на вербальном уровне, является важной составляющей успеха данных мультфильмов у зрителей, поскольку устанавливает между героями и зрителями связь в поле «свой / чужой» через такой неотъемлемый элемент культуры и самосознания как язык.

Языкознание

Примечания:

1. Алёша Попович и Тугарин Змей, 2004, реж. К. Бронзит.

2. Добрыня Никитич и Змей Горыныч, 2006, реж. И. Максимов.

3. Илья Муромец и Соловей-разбойник, 2007, реж. В. Торопчин.

4. Три богатыря и Шамаханская царица, 2010, реж. С. Глезин.

5. Три богатыря: на дальних берегах, 2012, реж. К. Феоктистов.

6. Три богатыря: ход конём, 2014, реж. К. Феоктистов.

7. 17 мгновений весны, 1973, реж. Т. Лиознова.

8. Джентльмены удачи, 1971, реж. А. Серый.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

9. Бриллиантовая рука, 1968, реж. Л. Гайдай.

10. Брат 2, 2000, реж. А. Балабанов.

11. Бригада, 2002, реж. А. Сидоров.

12. Шрек, 2001-2010, реж. Э.Адамс, В. Дженсон.

13. Новые приключения неуловимых, 1968, реж. Э. Кеосаян.

Список литературы

1. Горшкова В.Е. Перевод в кино. - Иркутск: ИГЛУ, 2006. - 277 с.

2. Косарев М. И. Прецедентные феномены со сферой-источником «кино» в печатных СМИ Германии // Известия Уральского государственного университета. № 50, 2007. С. 109-116

3. Крылова М.Н. Кино как источник интертекстуальности (на материале сравнительных конструкций) // Язык и социальная динамика: материалы Всерос. науч.-практ. конф. с междунар. участ. (24 мая 2012 г., Красноярск): в 2 ч. Ч. 1, 2012. С. 355-361

4. Метелкина О. А. Крылатые фразы из отечественного кинематографа как прецедентные тексты // Актуальные проблемы филологии: материалы междунар. науч. конф. (г. Пермь, октябрь 2012 г.). 2012. С. 64 -66

5. Муха И.П. Категория информативности кинодиалога. Автореф. дисс. ... канд. филол. наук. Иркутск, 2011. 22 с.

6. Петрова Н.В. Интертекстуальность как общий механизм текстообразования (на примере англоамериканских коротких рассказов). Автореф. дисс. ... док. филол. наук. Волгоград, 2005. 31 с.

7. Пять отличающих черт современных мультфильмов. 2014. URL : http: / megomult.ru (дата обращения: 25.12.2015)

8. Соколова М.В. Мультфильмы для современных дошкольников // Современное дошкольное образование. Теория и практика. № 2. 2011. URL : http:/sdo-journal.ru (дата обращения: 22.12.2015)

9. Федотова И.П. Проявление интертекстуальности в кинодиалоге // Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского. № 3, 2015. С. 320-324

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Об авторе

Федотова Ирина Петровна - кандидат филологических наук, доцент кафедры русского и иностранных языков Дальневосточного института управления (филиал РАНХиГС при Президенте РФ), irina_mukha@mail.ru