Научная статья на тему 'Вербальная самоподача в условиях дискредитирующего общения: речевые формулы защиты идентичности'

Вербальная самоподача в условиях дискредитирующего общения: речевые формулы защиты идентичности Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
129
14
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ВЕРБАЛЬНАЯ САМОПОДАЧА / ЗАЩИТА ИДЕНТИЧНОСТИ / IDENTITY PROTECTION / РЕЧЕВАЯ ФОРМУЛА / VERBAL FORMULA / ИНТЕНЦИЯ / INTENTION / ЛИНГВИСТИЧЕСКИЕ МАРКЕРЫ / LINGUISTIC MARKERS / VERBAL SELF-PRESENTATION

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Медведева Ирина Александровна

Статья посвящена исследованию вербального опыта самоидентификации в ситуации конфликтного, провокационного общения на примере дискурса телевизионного шоу. Автор выделяет набор речевых моделей защитной самоподачи, фиксируя их интенциональные установки и лингвистические маркеры.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Verbal self-presentation in a defamatory communication: verbal formulas to protect identity

The article investigates the verbal experience of identification in a defamatory communication in television show discourse. the author finds a set of verbal models of protective self-presentation and describes intentional settings and linguistic markers of the formulas.

Текст научной работы на тему «Вербальная самоподача в условиях дискредитирующего общения: речевые формулы защиты идентичности»

вербальная самоподача в условиях дискредитирующего

общения:

речевые формулы защиты идентичности

Статья посвящена исследованию вербального опыта самоидентификации в ситуации конфликтного, провокационного общения на примере дискурса телевизионного шоу. Автор выделяет набор речевых моделей защитной самоподачи, фиксируя их интенциональные установки и лингвистические маркеры.

Ключевые слова: вербальная самоподача, защита идентичности, речевая формула, интенция, лингвистические маркеры.

Irina А. Medvedeva

The article investigates the verbal experience of identification in a defamatory communication in television show discourse. The author finds a set of verbal models of protective self-presentation and describes intentional settings and linguistic markers of the formulas.

Keywords: verbal self-presentation, identity protection, verbal formula, intention, linguistic markers.

В наш век стремительных трансформаций в общественных отношениях человеку становится всё сложнее поддерживать внутреннюю согласованность и устойчивость своего «Я». Наблюдается кризис идентичности на уровне самосознания как отдельной личности, так и в рамках поколений [Патырбаева, Козлов, Мазур, Конобеев и др. 2012]. Особенно остро эта тенденция ощущается в культурах коллективистского типа, предполагающих такие ценностные ориентации, как значимость мнения другого, установка на близость, отказ от эгоцентризма и личной выгоды.

В этой ситуации выступает на первый план проблема поддержания идентичности личности, которая может быть решена на двух уровнях: на внутреннем - через формирование личностной автономии, критериев оценки с учетом индивидуально-психологических особенностей и т.д.; и на внешнем -через активацию защитных механизмов, среди которых в том числе можно назвать повышение уровня коммуникативной компетентности отдельной личности.

Э. Эриксон, основатель базового подхода к изучению проблемы идентичности, считал, что обладать идентичностью значит иметь личностно принимаемый образ себя во всем богатстве отношений личности к окружающему миру, чувство адекватности и стабильности владения личностью собственным «Я» независимо от внешних и внутренних изменений, способность личности к полноценному решению задач, возникающих перед ней на каждом этапе ее развития.

и.А. Медведева

УДк 81'23

VERBAL SELF-PRESENTATION IN A DEFAMATORY

communication: verbal formulas to protect identity

Социально-психологическая природа термина «идентичность» определила круг основных его интерпретаций: идентичность понимается как один из элементов структуры психики человека (или «Я-концепция»), как результат идентификации человека или группы людей с социальной общностью, как ощущение и переживание субъектом аутентичности или принадлежности к другому, как форма описания структуры, некая схема, когнитивно-аффективный элемент или объяснительный принцип, механизм, интерпретирующий и объясняющий различные социальные особенности поведения индивида в обществе и т.д.

Опираясь на анализ литературных источников, можно определить идентичность как особое психическое состояние, переживание индивидом своего «Я», которое не является статичным (представление человека о себе меняется с течением жизни и при этом сохраняет свою основу; процесс поиска идентичности никогда не прекращается [Смирнова, Киселев 2002: 60]) и монолитным (система внутренних идентичностей представляет собой устойчивые сгустки опыта личности [Козлов 2007: 176]).

Исследования идентичности имеют богатую историю в различных гуманитарных науках: философии, социологии, психологии, антропологии, культурологии (В.С. Агеев и А.К. Толмасова, Р.Бернс, И. Гоффман, М.В. Заковоротная, Н.Л. Иванова, В.В. Козлов, И.С. Кон, Э. Эриксон, В.А. Ядов и др.). Что касается работ по изучению идентичности в рамках психолингвистической парадигмы, то, к сожалению, пока они довольно малочисленны (Е.И. Горошко, М.С. Школовая, Б.Б. Ярмахов, Е.П. Матузкова).

Цель данного исследования - с помощью дискурс-анализа определить и проанализировать речевые модели вербализации самоидентификационного опыта в ситуации конфликтного, провокационного общения.

Эмпирической базой послужили видеозаписи ток-шоу «Школа злословия» Татьяны Толстой (далее - «ТТ») и Авдотьи Смирновой (далее - «АС»), выпуски за 2014 гг. Объем исследуемого материала суммарно составил 798 минут, то есть более 13 часов эфирного времени.

Выбор программы «Школа злословия» объясняется рядом причин: во-первых, возрастающей ролью дискурса телевизионного шоу в формировании современных речевых стереотипов: участники шоу транслируют актуальные речеповеденческие модели и способы межличностной коммуникации, формируя тем самым коммуникативную компетенцию массовой аудитории; во-вторых, в центре внимания передачи оказывается успешная личность (поэт, ученый, актер, шоумен и т.д.), что дает богатый материал для анализа техник самоподачи, включающих в себя не только самопрезентацию, но и самораскрытие личности; в-третьих, ориентированность программы на конфликт, агрессию и разоблачение имиджа создает удачный контекст для поиска моделей защитной самоподачи, а диалоговая форма общения ведущих и гостей программы позволяет проследить перлокутивные эффекты вербальных техник противостояния.

Стоить заметить, что до настоящего времени в поле внимания лингвистов чаще попадали техники дискредитации личности, в том числе рассматриваемые на примере коммуникативных стратегий ведущих «Школы злословия» [Шаповалова

2006]. В данном исследовании впервые предпринята попытка определить речевые модели защитной самоподачи и поддержания идентичности.

Любая коммуникативная ситуация самопредъявления может быть репрезентирована набором типичных речевых формул, которые являются показателями, с одной стороны, качеств субъекта речи, с другой - конкретной ситуации общения. Речевая формула представляет собой систему стереотипных семантико-грамматических элементов, характерных для целой группы высказываний, принадлежащих определенному контексту и имеющих похожую интенциональную установку.

Вербальная самоподача предполагает рассказ о себе либо с целью произвести положительное впечатление, когда максимально учитываются параметры ситуации (контекст общения, характеристики слушающего, обратная связь и т.д.), либо с целью самораскрытия и создания близости с партнером (в этом случае происходит более спонтанная, незапланированная самоподача, предполагающая раскрытие чувств и переживаний). И самопрезентация, и самораскрытие личности могут инициироваться говорящим самостоятельно, а могут быть представлены в качестве ответа на вопрос, например, в момент интервью.

АС: Татьяна, Вы филолог? Я видела Вашу книжку о Державине, но я не знаю сферу Ваших научных интересов...

Татьяна Смолярова: Безусловно, я филолог. ИXVIII век находится в центре моих научных интересов.

В приведенном высказывании Татьяна Смолярова не столько представляет, сколько подтверждает характеристики свой личности (род занятий, сферу интересов). Как видно из примера: стиль общения ведущего нейтральный, нет попыток задеть, разоблачить гостя, что приводит к положительной ответной реакции и свободной трансляции статуса говорящего (безусловно, я филолог). В большинстве случаев героям программы «Школа злословия» приходится защищать свое «Я» от провокационных номинаций, ярлыков и негативных оценок, что позволило выделить следующий перечень речевых формул защитной самоподачи.

1.Р/Ф. Личный бренд. «Я Иван Иванов...»

Речевая формула применяется для нейтрализации социального ярлыка, появление которого связано обычно с профессией человека (чиновник, предприниматель, поэт и т.д.). Говорящий переводит акцент с рода деятельности на свою личность, расширяя таким образом возможности восприятия себя другими людьми. Лексико-грамматическими маркерами формулы выступают личное местоимение «Я» в роли подлежащего и имя собственное (личное имя, отчество, фамилия) в роли предиката. Формула может сопровождаться пояснением, в котором раскрываются представления говорящего о своей профессиональной роли.

АС: Вы сами как себя ощущаете? Вы чиновник? Или Вы предприниматель?

Андрей Шаронов: Я Андрей Шаронов. И в данный момент я себя ощущаю руководителем крупнейшей бизнес-школы, самой замечательной, с очень серьезной социальной повесткой.

Говорящий для усиления своей позиции прибегает к самопрезентационной технике «отражение чужой славы» [Чалдини 2002] (руководитель крупнейшей бизнес-школы, самой замечательной, с очень серьезной социальной повесткой).

2.Р/Ф. Ощущение себя. «Я себя ощущаю / чувствую (кем?)...»

В основе формулы лексика с семантикой чувственного восприятия: «ощущаю», «чувствую», «вижу» и т.д. Несмотря на то, что глаголы употребляются в переносном значении (ощущать - т.е. воспринимать сознанием, понимать, осознавать [Современный толковый словарь русского языка Ефремовой 2000]), их присутствие сообщает высказыванию дополнительное значение: говорящий делится личностным опытом, который сложно оспорить. Для сравнения: «Я учитель» и «Я чувствую себя учителем». Самоподача говорящего в этом случае, скорее, содержит в себе элементы самораскрытия, а не самопрезентации, что способствует установлению доверия между коммуникантами и снижает риск возникновения коммуникативных нападок.

Юлия Идлис: У меня ощущение себя как поэта включалось и выключалось. Я помню, что лет в 16, я себя ощущала поэтом каждый день. У меня была очень близкая подруга, с которой мы учились в школе (она тоже поэт). Мы созванивались по вечерам и спрашивали друг друга, кто сколько написал текстов. Один, два, три... Потом читали. Понятно, что это не является ситуацией, в которой ты поэт. А дальше я ощущала себя поэтом в тот момент, когда понимала, что я написала что-то помимо меня. Я написала что-то, чего я не могу воспроизвести при всем желании, я не понимаю, как это сделано, но это мне нравится, у меня от прочтения мурашки идут по коже...

Юлия Идлис, употребляя данную формулу, представляет ситуацию в динамике (лет в 16, дальше), по ходу повествования дает свои комментарии, апеллируя к разуму (понятно, что это не является ситуацией, в которой ты поэт), делится эмоциональным опытом (мне нравится, мурашки идут по коже) - всё это способствует глубокому самораскрытию индивида и создает условия для безопасной трансляции своей идентичности, представлений о себе.

Отрицательная реализация формулы «не чувствую себя», «не ощущаю себя» часто содержит в себе негативную оценку транслируемой личностной характеристики, которая также может восприниматься говорящим неоднозначно.

Мария Голованивская: Я не чувствую себя университетским профессором, я не чувствую себя писателем. Сказать «Яписатель» как-то стыдно должно быть. Я не знаю, почему. Вот эта связь образа и человека сейчас совершенно разрушена. Просто потому, что вещи перестали означать то, что они означали раньше.

Автор уходит от самораскрытия (искреннего рассказа о себе) и обращается к защитной самопрезентационной тактике, перемещаясь в когнитивное поле социальных норм и тенденций (должно быть стыдно, вещи перестали означать то, что они означали раньше).

3.Р/Ф. Образ себя. «Я такой /метафора/.»

Индикатор данной формулы - метафора, яркий образ-ощущение себя говорящим, что сближает данную формулу и по содержанию (трансляция ощущений) и по коммуникативной задаче (апелляция к личностному опыту) с предыдущей.

Татьяна Мей: Я такой книжный червь ...А хочется же кому-то рассказать, с кем-то поделиться. Обычно страдают мои друзья, на которых я просто начинаю вываливать информацию...

В высказывании ироничная метафора (книжный червь), актуализируя значение чрезмерной увлеченности говорящего чтением, поиском информации, а также обращение к негативным последствиям такой увлеченности (страдают мои друзья) обнаруживают установку, свойственную национальному менталитету русских, говорить о себе подчеркнуто занижено [Харченко 2010: 91].

Одна из самых распространенных техник поддержания идентичности в защитной самоподаче - отрицание, которое в большинстве случаев является ответом на стигматизацию: говорящий эксплицитно демонстрирует несогласие с тем статусом, ролью, характеристикой, которые ему присваиваются. Для решения этой задачи могут использоваться: Р/Ф «Прямое отрицание», Р/Ф «Самостоятельное позиционирование», Р/Ф «Уход от идентификации».

4.Р/Ф. Прямое отрицание ярлыка. «Я не (какой?), а (какой?) / потому что.»

Формула может быть развернута в логике аргументации, предъявления альтернативы или синтезировать в себе оба упомянутых варианта.

АС: Сегодня у нас в гостях поэт Юлия Идлис. Мы правильно Вас представили? Вы сами как представляетесь? Вы представляетесь как поэт?

Юлия Идлис: Я, нет, не представляюсь как поэт, потому что это странно, зайти в помещение и сказать: «Здрасьте, я поэт». Это вещь, мне кажется, не предназначенная для самопредставления. Люди тебя либо воспринимают поэтом, либо нет.

АС: А как вы тогда представляетесь?

Юлия Идлис: Я говорю: «Здрасьте, меня зовут Юля».

Юлия Идлис, оставаясь в рамках самопрезентационного дискурса, обращает внимание на перлокутивный эффект своей самоподачи, используя его в качестве защитной тактики (это странно, вещь, не предназначенная для самопредставления, люди тебя воспринимают). Также в высказывании можно заметить обращение к Р/Ф «Личный бренд»: говорящий уходит от номинации «поэт» и переводит акцент на свою личность.

5.Р/Ф. Самостоятельное позиционирование. «Я не отношу себя к (кому?) / не ассоциирую себя с (кем?) / ни с кем себя не сравниваю.»

Идентичность, как свойство личности, проявляется в том числе и в отождествлении себя с той или иной социальной общностью. При этом самостоятельное (внегрупповое) позиционирование как способ отстоять свою профессиональную и личностную идентичность встречался в ответах героев передачи довольно часто. С помощью семантической категории «свой круг» [Иссерс 2008: 202] говорящий исключал себя из той или иной профессиональной общности. Лингвистический маркер формулы: отрицательные частицы; глаголы «отношу», «ассоциирую», «причисляю», «сравниваю»; существительное со значением общности (школа, поколение и т.д.).

АС: Михаил, Вы себя относите к какому-то поколению поэтов?

Михаил Кукин: ...У меня нет чувства, что я встроен в какую-то школу, или течение, или направление. Все-таки я себя воспринимаю достаточно самостоятельно.

В высказывании обращает на себя внимание причастие «встроен», употребленное в переносном значении - аллюзия на известную метафору «винтик

в системе» передает отрицательное отношение автора к возможности его отнесения к одной из существующих в настоящее время поэтических школ.

6.Р/Ф. Уход от идентификации. «Я не знаю, кто я., потому что.»

Когнитивной предпосылкой формулы является представление о проблемах самоопределения и самоидентификации человека в условиях постоянно меняющегося мира, где отсутствует единая устоявшееся система ценностей.

АС: А Вы сами себя ощущаете как писатель?

Мария Голованивская: Нет, я вообще не знаю, честно говоря, кто я. Потому что я, например, работаю профессором в МГУ. Я испытываю массу неловкости из-за того ритуала, который эта моя странная приставка обозначает: ужимки, прыжки, «проходите», «садитесь». Что происходит?!

Коммуникативная задача говорящего - сохранение личных границ, противостояние ярлыку, борьба с неверной интерпретацией своего статуса. В основе формулы лежит лексико-грамматическая модель «не знаю, кто я», формула чаще всего усиливается придаточным предложением со значением причины, в котором дается пояснение позиции говорящего, почему ему сложно конкретизировать себя или свой род деятельности тем или иным определением.

7.Р/Ф. Абсурдное согласие с ярлыком. «Это то же, что и сказать.»

Формула направлена на защиту идентичности, но не содержит в себе прямого

отрицания. Говорящий реализует стратегию когнитивного плана, цель которой через создание абсурдной ассоциации (сравнения) обличить и нивелировать социальный ярлык.

АС: То есть фактически Вы занимаетесь бизнес-тренингами?

Андрей Шаронов: Если совсем грубо... Ну, это как прийти в консерваторию и сказать: «Вы здесь палочками машите? Да? Да, мы палочками машем». Мы тоже занимаемся бизнес-тренингами.

Эффект достигается за счет перенесения внимания слушателя из одной когнитивной области в другую (бизнес-образование и консерватория). Сравнение тренингов и дирижерских палочек помогает автору выразить отношение к своей работе. Для него тренинги - это инструмент, способ решения задач, сопоставимых по важности с задачами искусства. Метафорическая модель актуализирует значение «важное - не важное». Посредством данной формулы говорящий также обличает дискредитирующий, по его мнению, ярлык «бизнес-тренер»: профессия бизнес-тренера получила на сегодняшний день достаточно широкое распространение, при этом большинство представителей инфо-бизнеса не являются профессионалами своего дела, что привело к возникновению у лексем «тренер», «тренинги» шлейфа негативных ассоциаций.

Периодически говорящий сталкивается с проблемой развенчания своих притязаний на ту или иную социальную роль, когда его оппонент реализует стратегию с коммуникативным посылом «знай свое место». В этом случае противостояние и самозащита может сводиться к двум, казалось бы, противоположным стратегиям: повышение значимости одного из проявлений «Я», либо снятие его актуальности.

8.Р/Ф. Усиление значимости персоны. «Я горжусь тем, что я.» В этом случае задача говорящего - защитить две социальные позиции: ту, на

которую ему указывают, и ту, на которую он претендует. Чаще в отношении первой (а она обычно оппонентом и слушателем воспринимается как менее привлекательная) используются речевые стратегии усиления значимости. Их лингвистические маркеры: лексика с оценочной семантикой (хорошо, добро, важно...), обращение к авторитету. В отношении второй - говорящий демонстрирует свою пассивность в обретении новой роли, апеллируя к стечению обстоятельств.

АС: Мне казалось, вот по-настоящему умный человек, который, находясь в поле коммерческой фотографии, говорит: «Я нахожусь в поле коммерческой фотографии. Я не искусством тут занимаюсь, а своей профессией, делаю то-то и то-то». Дальше в этой же логике человек снимает для РЖД проект, и тут, я смотрю, тон интервью поменялся, и уже Антон Ланге разговаривает с позиции художника, который крупно высказывается о стране? Шо это было?

Антон Ланге: Да! Шо это было? Да это все очень просто было, я совершенно согласен со всем, что вы сказали, очень горжусь своим коммерческим прошлым и никогда не считал его зазорным. И, следуя своему гуру Хельмуту Ньютону, как и он, никогда не брезговал копейку заработать или рубль самого такого банального толка - девушка в купальнике для мужского журнала. Другое дело, что я коммерческой фотографией не занимаюсь в этом смысле уже лет 10 как. И со всем согласен, что Вы сказали за одним но. Дело в том, что этот проект с РЖД, история про Россию, некоммерческий. Он в другую сферу меня вывел, и я охотно туда переместился.

Антон Ланге пытается реабилитировать себя в двух позициях: коммерческий фотограф и художник. Защита первой позиции проявляется в обращении к авторитету (Хельмут Ньютон), личной системе ценностей (никогда не брезговал копейку заработать или рубль самого такого банального толка - девушка в купальнике). Усиление позиции в рамках роли «художник» происходит за счет лексики с семантикой времени (уже лет 10) и пассивного залога (меня вывела).

9.Р/Ф. Снятие актуальности, значимости персоны. «Это незначительный эпизод в моей биографии.»

Защита идентичности не всегда предполагает реабилитацию или усиление той или иной социальной позиции. Очень часто говорящий стремится, напротив, снизить значимость или актуальность одного из проявлений своего «Я». Речевые маркеры формулы: темпоральная лексика со значением низкой частоты (никогда, один раз, короткий эпизод) и лексика со значением низкой ценности (незначительный, зря, несерьезно и т.д.).

ТТ: То, что Вы прибегли к псевдониму от Ходасевича, это тоже ведь откуда-то, не просто же так. Что-то у Вас там в подсознании случилось?

Михаил Кукин: Вы знаете, несколько объяснений, наверное, можно дать. На самом деле это не так интересно всё, потому что для меня это был незначительный короткий эпизод, и это было всего один раз, и после этого я никогда под псевдонимом не печатался. И честно говоря, и тогда сделал это, наверное, зря... Это была самая первая моя публикация... Я как-то прикрылся. Подумал, как остроумно, и интересно, и сложно я прикрываюсь, потому что «Василий Травников» - это простое русское имя, ни к чему не отсылающее. И в то же время - для знающих - это сочиненный Ходасевичем (а он тогда был моим

любимым поэтом) неведомый поэт, который на самом деле пишет прекрасные стихи, но он никому не известен... Это, конечно, я, ребята, читайте намек. Одним словом, это была игра. На самом деле нет у меня никакого второго «Я», нет у меня потребности в псевдонимах.

Снижение актуальности приписываемого говорящему ярлыка «Альтер эго» достигается обращением к концепту «игра».

Человеку часто трудно вписать себя в рамки одной социальной роли. Как правило, у каждого индивида присутствует целый комплекс интересов, значимых задач, ситуаций, которые определяют его личность. Людям свойственно искать баланс между различными проявлениями своего «Я» и в случае коммуникативного нападения отстаивать каждое из них, используя для этого приемы анализа и синтеза, в связи с этим можно выделить несколько речевых формул самоподачи: Р/Ф «Тождество проявлений «Я», Р/Ф «Динамика проявлений «Я», Р/Ф «Синтез проявлений «Я», Р/Ф «Я» как этап развития личности».

10. Р/Ф. Тождество проявлений «Я». «На самом деле «Я1» равно

«Я2»

Формула предполагает поиск общего основания для двух, на первый взгляд, ничем не связанных между собой характеристик личности (чаще речь идет о профессиональной реализации). На содержательном уровне может проявляться через единство подходов, приемов и способов действия, инструментов работы, приоритетов, ценностей и т.д. Соответственно, лингвистическим маркером формулы выступает лексика с вышеперечисленной семантикой, а также семантико-грамматическая модель «профессия / роль 1 - это профессия / роль 2».

АС: Вы своей профессией называете фотографию? А еще недавно Вы говорили: «Да нет, скорее, я биолог».

Антон Ланге: Когда меня спрашивают: «А как вы сменили профессию?» Я говорю: «Во-первых, я ничего не менял, потому что биологи, особенно биологи классических направлений (у нас называется полевых специальностей), так или иначе все фотографы. Фотоаппарат - один из инструментов познания мира, и все биологи более или менее прилично фотографируют - это часть профессии, часть взгляда на вещи. Второй момент - я такой классический морфолог, меня всегда очень увлекали, восхищали и восхищают биологические формы». Поэтому, когда говорят: «Как вы перешли от фотографий животных к фотографиям обнаженных женщин?» Я говорю: «Перемены-то нет никакой, просто я раньше снимал много видов животного царства, а потом у меня остался один вид, даже один пол этого одного вида».

В высказывании через единство инструмента (фотоаппарат), объекта воздействия (вид животного царства), ценностей субъекта действия (восхищали и восхищают биологические формы) отрицается наличие смены профессии и всячески подчеркивается сходство работы биолога и фотографа.

Р/Ф 11. Динамика проявлений «Я». «Я обеими ногами то в ..., то в ...»

С помощью этой формулы могут быть отражены нападки против мнимого раздвоения личности. При этом говорящий демонстрирует и защищает оба направления своей самореализации, подчеркивая динамику переключения между ними.

АС: Вы же про поэзию?

Ирина Сурат: В основном. Хотя иногда раз - и про прозу.

Говорящий оставляет за собой право и время выбора рода деятельности, а также допускает стихийность такого переключения (раз - и...).

АС: .Я никак не могу разобраться, потому что Вы одной ногой в чиновничестве, а другой в предпринимательстве. А я не понимаю, как это возможно, потому что это совершенно разные виды деятельности. Когда с Вами случилось это раздвоение?

Андрей Шаронов: На самом деле я не считаю, что это раздвоение. Я считаю, наоборот, что это ценный опыт. Я бы по-другому представил ситуацию: я обеими ногами то в чиновничестве, то обеими ногами в предпринимательстве.

АС: Вы прыгаете так?

Андрей Шаронов: Я двигаюсь, я не прыгаю. В мире есть несколько моделей госслужбы (если уходить в теорию). Есть немецкая модель, которая предполагает пожизненную государственную службу, люди там стимулируются очень большой пенсией... А есть американская модель, где люди попашут немного, попишут стихи... Мне идеологически такая модель ближе. Я долгое время работал в министерстве экономического развития и торговли, не имея опыта работы в бизнесе. Я не чувствовал там до конца того эффекта, который я, как чиновник, там создавал...

Андрей Шаронов выбрал рациональное объяснение позиции (я обеими ногами то в чиновничестве, то обеими ногами в предпринимательстве), транслируя свои идеологические предпочтения с опорой на авторитет (американская модель госслужбы). В качестве лингвистического маркера формулы можно назвать повторяющийся союз «то».

Обращает на себя внимание интерпретация говорящим своей двойственной позиции: акцент с негативной характеристики (прыгаете, раздвоение) переносится на ценности личности (ценный опыт).

11. Р/Ф. Синтез проявлений «Я». «Сначала я., потом я., в итоге

я понял.»

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Данная формула предполагает раскрытие процесса синтеза различных проявлений «Я», который часто сопровождается ментальными исканиями личности, имеющими протяженность во времени. В основе реализации формулы лежит темпоральная лексика (сначала, много лет назад, потом, сейчас), глаголы речемыслительной деятельности (думал, понял, считал) и эмоционально-оценочного отношения (любить, интересоваться, увлекаться).

АС: Вас принято представлять как журналиста, но как называется та журналистика, которой занимаетесь Вы и Света Рейтер, потому что Вас две таких, собственно говоря.

Вера Шенгелия: Условно говоря, это называется социальная журналистика, но вообще-то это обычная журналистика. Позвольте мне пояснить. История про то, что вы журналист, с другой стороны - Вас всего двое таких, Вы еще волонтеры... Мне всегда хочется это как-то пояснить... Это всегда выглядит каким-то подвижничеством или, действительно, волонтерством. Я просто хочу объяснить, как это всегда получается в нашей стране довольно часто... Я называю

эту проблему «двойное дно», куда сейчас я попала. Потому что много-много лет назад я писала просто про усыновление. Я тогда сама удочерила ребенка... И мне казалось, что если и есть какое-то дно, то это сиротство. Прошло много-много лет, я увлеклась вещами, связанными с ментальными расстройствами. Мне было интересно то, что было на стыке психиатрии и общества. И я думала, что так круто, что я буду писать сейчас такие тексты про паническую атаку, про то, как нам надо трактовать новый классификатор психических расстройств. Я была окрылена этим... Дальше, когда я поняла, что мне интересны все эти ментальные истории, я подумала, что мне нужно куда-то приткнуться, где этим занимаются много, где есть люди- профессионалы, я пошла в центр лечебной педагогики... Они были одни из первых, очень симпатичная организация с таким духом очень хорошим, с уважением к личности, ребенку... И в этот момент мне стало понятно, что есть еще одна такая сложная проблема, а именно отношение к людям с ментальными особенностями, что они изолированы, мы их не видим, кто-то их боится, кто-то показывает на них пальцем... И так я приблизительно и думала, что есть сиротство, есть люди с ментальными особенностями. А потом выяснилось, что есть «двойное дно» - это сиротские заведения для людей с ментальными особенностями - и это настоящий ад.

В высказывании помимо маркеров описываемой формулы можно заметить использование метафоры «двойное дно», которая не только передает отношение автора к проблеме (ощущение безвыходности) но и символизирует результат его духовного поиска, указывая на синтез взглядов говорящего (есть одно дно, есть другое дно, а есть «двойное», содержащие в себе обе проблемы). Интересна логика построения высказывания: автор как в луковице, снимая один слой за другим, доходит до сердцевины - самой сути проблемы. Ввиду того, что формула раскрывает эволюцию взглядов, очень часто она применяется для трансляции миссии, как глубоко личностной установки человека на определенный вид деятельности.

12. Р/Ф. «Я» как этап развития личности. «Это был особый этап,

который изменил меня.»

Формула по своей сути очень близка к предыдущей, также в качестве лингвистических маркеров содержит лексику со значением времени, но акцент в ней делается не на синтезе идентичностей, а на одном (более актуальном на данный момент) роде деятельности (роли) человека, а также на фатальности выбора этой деятельности, направления (стечение обстоятельств) и т.д.

Антон Ланге (о проекте с РЖД): Для меня это было таким новым этапом, в который я нырнул по своей воле, понимая, что это на несколько лет уберет меня из коммерческой рутинной фотографии (и убрало, чему я очень рад), что это приведет меня к какому-то долгому путешествию, которое, наверное, изменит меня, изменит мой взгляд на страну...

Говорящий транслирует свою пассивную позицию: его новый статус - это не столько его выбор, сколько стечение обстоятельств (лингвистический маркер формулы - пассивный залог).

Несмотря на то, что список выделенных вербальных моделей не претендует на полноту и может быть продолжен, анализ вербального опыта самоидентификации участников шоу «Школа злословия» позволил определить основные способы

защитной самоподачи, среди которых: прямое отрицание навязываемого статуса; усиление значимости или снятие актуальности с определенных характеристик личности; вербальные техники демонстрации самостоятельности и автономии (исключение себя из конкретной общности); техники, способствующие созданию «масштаба личности» в условиях навешивания ярлыков (обращение к личному бренду, использование метафор); самопрезентационные техники (отражение чужой славы, игра на понижение, обращение к перлокутивному эффекту самоподачи), техники самораскрытия (трансляция чувств, ощущений, вербализация рефлексивного опыта), обращение в момент самоподачи к приемам анализа и синтеза различных проявлений «Я».

Исходя из представленного речевого материала, стоит заметить, что в рамках одного высказывания каждая формула в зависимости от интенций говорящего может употребляться как самостоятельно, так и в комплексе с другими формулами.

Выделенные речевые модели могут быть использованы в вузовских курсах лингвопрагматики, теории дискурса, когнитивной лингвистики и стилистики.

Агеев В.С., Толмасова А.К. Теория социальной идентичности и ее эмпирические верификации // Психология самосознания: хрестоматия. - М., 2003.

Бернс Р. Развитие Я-концепции и воспитание. - М.: Прогресс, 1986.

Горошко Е.И. Коммуникативная виртуальная идентичность: гендерный анализ // Филологические заметки. - Пермь, Скопье, Любляна, Загреб. - 2009. -Вып. 7. - Ч. 2. - С. 93-105.

Гоффман И. Представление себя другим в повседневной жизни. - М.: ЖСМО-Пресс, 2000.

Ефремова Т. Ф. Новыйсловарьрусскогоязыка. Толково-словообразовательный. - М.: Русский язык, 2000.

Заковоротная М.В. Идентичность человека: социально-философские аспекты. - Ростов-н/Д: Изд-во Северокавказского научного центра высшей школы,

Иванова Н.Л. Самоопределение личности в бизнесе: монография. - М., Ярославль: МАПН - «Аверс-Плюс», 2007.

Идентичность: социально-психологические и социально-философские аспекты: коллективная монография / К.В. Патырбаева, В.В. Козлов, Е.Ю. Мазур, Г.М. Конобеев, Д.В. Мазур, К. Марицас, М.И. Патырбаева. - Пермь, 2012.

Иссерс О.С. Коммуникативные стратегии и тактики русской речи. - М.: ДомКнига, 2008.

Козлов В.В. Интегративная психология: Пути духовного поиска, или освящение повседневности. - М., 2007.

Кон И.С. Открытие Я. - М.: Политиздат, 1989.

Матузкова Е.П. Междисциплинарные научные подходы к изучению идентичности // Мова i культура (Науковий журнал). - К.: Видавничий дiм Д. Бураго, 2012. - Вип. 15. - Т. I (155). - С. 79-86.

Литература

1999.

Смирнова А.Г., Киселёв И.Ю. Идентичность в меняющемся мире: учеб. пособие. - Ярославль, 2002.

Харченко В.К. Современная повседневная речь. - М.: ЛКИ, 2010.

Чалдини Р. Психология влияния. - М., 2002.

Шаповалова Н.Г. Языковая личность Татьяны Толстой (на материале программы «Школа злословия») // Филологические этюды: сб. науч. ст. молодых ученых. - Саратов: Изд-во Латанова В.П., 2006. - Вып. 9. - Ч. I-II. - С. 220-225.

ШколоваяМ.С. Лингвистический и семиотические аспекты конструирования идентичности в электронной коммуникации: дис. ... канд. филол. наук. - Тверь, 2005.

Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис. - М.: Прогресс, 1996.

Ядов В.А. Социальные и социально-психологические механизмы формирования социальной идентичности // Психология самосознания: хрестоматия. - Самара, 2000.

Ярмахов Б.Б. Межкультурная коммуникация: аспект социальной идентичности // Материалы международной научно-практической конференции «Коммуникация: теория и практика в различных социальных контекстах» -«Коммуникация-2002» ("Communication Across Differences"). Ч. I. - Пятигорск, 2002. - C.183-185.

Botting N. Narrative as a tool for the assessment of linguistic and pragmatic impairments // Child Language Teaching and Therapy. - 2002. - Vol. 18. - № 1.

Leary M.R. and Kowalski R.M. Impression management: A literature review // Psychological Bulletin. - 1990. - № 107.

NystedtL., LjungbergA. Facets of private and public self-consciousness: construct and discriminant validity // European Journal of Personality. - 2002. - Vol. 16. - Issue 2.

Olson J.M., Stone J. The Influence of Behavior on Attitudes. In: D. Albarracin, В. T. Johnson, & M. P. Zanna (Eds.), Handbook of attitudes and attitude change. - Mahwah, NJ: Erlbaum, 2005.

SchutzA. Assertive, offensive, protective, and defensive styles of self-presentation: a taxonomy // The Journal of Psychology. - 1998. - №132 (6).

Self-Disclosure: Theory, Research, and Therapy. - N.Y., 1986.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.