Научная статья на тему 'Великие советские географы И. П. Герасимов и К. К. Марков к 110-летию со дня рождения'

Великие советские географы И. П. Герасимов и К. К. Марков к 110-летию со дня рождения Текст научной статьи по специальности «Геология»

CC BY
389
52
Поделиться
Ключевые слова
ГЕОМОРФОЛОГИЯ / ПАЛЕОГЕОГРАФИЯ / ГЕОЛОГИЯ ЧЕТВЕРТИЧНОГО ПЕРИОДА / ПОЧВОВЕДЕНИЕ / КОНСТРУКТИВНАЯ ГЕОГРАФИЯ / ГЕОГРАФИЯ МИРОВОГО ОКЕАНА / GEOMORPHOLOGY / PALEOGEOGRAPHY / QUATERNARY GEOLOGY / SOIL SCIENCE / CONSTRUCTIVE GEOGRAPHY / GEOGRAPHY OF THE OCEANS

Аннотация научной статьи по геологии, автор научной работы — Чичагов Валерий Павлович

Великие географы советской эпохи академики Иннокентий Петрович Герасимов и Константин Константинович Марков родились в 1905 г. и в текущем году им исполнилось бы 110 лет. В их жизни и научном творчестве было много общего и много различий. Они закончили Ленинградский государственный университет, с первых лет научной деятельности стали ездить в экспедиции и публиковать свои работы в ведущих географических изданиях. Оба были энергичными талантливыми учеными, оба работали в Институте географии АН СССР.

GREAT SOVIET GEOGRAPHERS I.P. GUERASIMOV AND C.C. MARKOV 110 years of anniversary

Great geographers of the Soviet era academics Innocent Gerasimov and Konstantin Markov, born in 1905, and this year he would have turned 110 years old. In their life and scientific work had much in common and many differences. They graduated from the Leningrad State University, from the first years of scientific activity began to go on the expedition and to publish their work in leading geographic journals. Both were energetic talented scientists, both worked at the Institute of Geography of the USSR.

Текст научной работы на тему «Великие советские географы И. П. Герасимов и К. К. Марков к 110-летию со дня рождения»

АСТРАХАНСКИЙ ВЕСТНИК ЭКОЛОГИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ

№ 3 (33) 2015. с. 164-175.

УДК 551.2

ВЕЛИКИЕ СОВЕТСКИЕ ГЕОГРАФЫ И.П. ГЕРАСИМОВ И К.К. МАРКОВ К 110-летию со дня рождения

Валерий Павлович Чичагов Институт географии РАН chichagov@mail.ru

Геоморфология, палеогеография, геология четвертичного периода, почвоведение, конструктивная география, география Мирового океана.

Великие географы советской эпохи академики Иннокентий Петрович Герасимов и Константин Константинович Марков родились в 1905 г. и в текущем году им исполнилось бы 110 лет. В их жизни и научном творчестве было много общего и много различий. Они закончили Ленинградский государственный университет, с первых лет научной деятельности стали ездить в экспедиции и публиковать свои работы в ведущих географических изданиях. Оба были энергичными талантливыми учеными, оба работали в Институте географии АН СССР.

GREAT SOVIET GEOGRAPHERS I.P. GUERASIMOV AND C.C. MARKOV 110 years of anniversary

Valery Pavlovich Chichagov Institute of Geography Russian Academy of Sciences

Geomorphology, paleogeography, Quaternary geology, soil science, constructive geography, geography of the oceans.

Great geographers of the Soviet era academics Innocent Gerasimov and Konstantin Markov, born in 1905, and this year he would have turned 110 years old. In their life and scientific work had much in common and many differences. They graduated from the Leningrad State University, from the first years of scientific activity began to go on the expedition and to publish their work in leading geographic journals. Both were energetic talented scientists, both worked at the Institute of Geography of the USSR.

Великие географы советской эпохи академики Иннокентий Петрович Герасимов и Константин Константинович Марков родились в 1905 г. и в текущем году им исполнилось бы 110 лет. В их жизни и научном творчестве было много общего и много различий. Они закончили Ленинградский государственный университет, с первых лет научной деятельности стали ездить в экспедиции и публиковать свои работы в ведущих географических изданиях. Оба были энергичными талантливыми учеными, оба работали в Институте географии АН СССР. Их творческое сотрудничество, плодотворная совместная деятельность этого блестящего тандема сразу же принесли замечательные результаты. В 1939 г. выходят в свет не потерявшие своего значения в наши дни их совместные, фундаментальные монографии «Ледниковый период на территории СССР. Физико-географические условия ледникового периода» и «Четвертичная геология (палеогеография четвертичного периода)». Во время Великой Отечественной войны оба ученых составляют карты проходимости, внося свой вклад в дело Победы над гитлеровской Германией. После войны их пути расходятся. И.П. Герасимов остается в Институте географии и сотрудничает с Почвенным Институтом АН СССР, К.К. Марков переходит в Московский государственный университет, работает деканом географического факультета. И.П. Герасимов специализируется в области геоморфологии и почвоведения, К.К. Марков - в области палеогеографии и геоморфологии. Приведем основные вехи их творчества.

Великий советский ученый - географ Иннокентий Петрович Герасимов был многогранным ученым, создал морфоструктурный анализ, конструктивную географию, значительно развил отечественную геоморфологию, существенно преобразовал научную деятельность руководимого им Института географии АН СССР. Это был энергичный, волевой, красивый и до конца своих дней молодой человек.

И.П. Герасимов родился 9 декабря 1905 г. в семье врача в г. Костроме на Волге, в центре России. В 1922 г. он закончил Пермскую опытную (среднюю) школу и полупил в Географический институт, позднее преобразованный в Географический факультет Ленинградского государственного университета. Его учителями были прославленные отечественные ученые Л.С. Берг, З.Ю. Шокальский, А.Е. Ферсман, С.С. Неуструев и другие. В 1926 г. он блестяще закончил университет и был принят в аспирантуру ЛГУ.

Будучи студентом, И.П. Герасимов увлекся почвенно-географическими исследованиями. С 1924 г. он участвует в сложных и трудных экспедициях в пустынях Средней Азии и Казахстана, а позднее - на юге Западной Сибири. Одновременно занимается геолого-геоморфологическими исследованиями Турана, Устюрта и Центрально -Казахстанского мелкосопочника, которые заложили основу широкого палеогеографического подхода к изучению аридных территорий. В 1934 г. ему без защиты диссертации была присуждена ученая степень кандидата наук за совокупность работ по географии почв сухих степей и пустынь, а в 1936 г. за диссертацию "Основные черты развития современной поверхности Турана (опыт геоморфологической монографии)" была присуждена также без защиты ученая степень доктора географических наук. Докторская диссертация И.П. Герасимова составила определенную эпоху в развитии отечественной региональной геоморфологии, показав, что углубленный комплексный анализ рельефа даже сравнительно ограниченной территории может дать материал для решения глобальных геоморфологических проблем, а также утвердить необходимость широкого географического подхода к изучению рельефа, включая климатические, почвенно-ботанические, палеогеографические и геологические исследования.

В 30-е годы прошлого века И.П. Герасимов работает научным сотрудником Почвенного института АН СССР, а также доцентом Горного института в Ленинграде, где читает лекции по четвертичной геологии. В 1936 г. Академия наук СССР переезжает в Москву и И.П. Герасимов возглавляет отдел географии и картографии почв в Почвенном институте АН СССР, а также избирается профессором Московского государственного университета, где основывает кафедру географии почв, читает лекции по четвертичной геологии и палеогеографии.

С 1943 г. и до конца жизни научная деятельность И.П. Герасимова связана с Институтом географии АН СССР, где он длительное время возглавляет отдел геоморфологии, в 1949 г. становится заместителем директора, а в 1951 г. избирается директором Института и в течение целой трети века возглавляет этот крупнейший в мире географический центр. За выдающиеся заслуги в области географии, геоморфологии и почвоведения он в 1946 г. избирается членом-корреспондентом АН СССР, а в 1953 г. становится академиком. По его инициативе в 1958 г. создается Геоморфологическая комиссия АН СССР, объединившая основные научные, учебные и производственные учреждения, проводящие геоморфологические исследования. И.П. Герасимов бессменно возглавлял эту комиссию и определял генеральные направления ее деятельности по 1985 г. Совместно с Ю.А. Мещеряковым он прилагает настойчивые усилия для созданий академического журнала "Геоморфология", который выходит с 1970 г. и вскоре становится одним из ведущих периодических изданий в мире в этой области.

И.П. Герасимов по праву считается главой советской геоморфологии. Им создана научная школа и разработано учение о морфоструктурах и морфоскульптурах Земли, ставшее теоретической базой современных представлений о морфогенезе нашей планеты, По его инициативе начаты комплексные исследования современной геодинамики рельефа, выросшие в новое актуальное научное направление. И.П. Герасимов - один создателей

современной палеогеоморфологии. Вместе с К.К. Марковым И.П. Герасимов основал советскую школу палеогеографии, заслуги которой в реконструкции ледниковых событий и четвертичной среды обитания человека получили широкое международное признание.

За 60 лет плодотворной и многообразной научной деятельности И.П. Герасимов существенно расширил круг геоморфологических вопросов, наполнил качественно новым содержанием само понятие этой науки, прежде всего потому, что он являлся географом самого широкого профиля. Четвертичная геология, литология, геохимия, тектоника и сейсмотектоника, палеогеография, почвоведение, биогеография - вот неполный перечень разрабатываемых им направлений, среди которых видное место занимает геоморфология, вклад в которую особо ощутим. И.П. Герасимов выделил семь крупных групп своих геоморфологических и палеогеографических работ. Из них первые пять написаны по результатам геоморфологических исследований. Это - новые идеи в региональных исследованиях, новые аспекты в традиционных проблемах, новые методические подходы, научные основы структурной геоморфологии, геоморфологический этап в развитии Земли.

Развитие советской науки о рельефе тесно связано с именем и трудами И.П. Герасимова. Еще в своих ранних работах 1930-40-х годов он обратил внимание на некоторую схематичность концепций В.М. Дэвиса и В. Пенка, в ранних работах использовал их; одним из первых применил системный подход в современном понимании к анализу рельефа как целостного природного образования. Эти исследования привели к созданию знаменитой "геоморфологической триады" И.П.Герасимова: геотектура - морфоструктура -морфоскульптура, заложившей основу учения о морфоструктуре и морфоскульптуре Земли, ставшее теоретической базой современных представлений о морфогенезе нашей планеты.

Вклад И.П. Герасимова в формирование современной геоморфологии громаден. Одним из важнейших направлений, разработанных И.П. Герасимовым, является морфоструктурный анализ. По определению И.П. Герасимова, морфоструктурный анализ основан на сопоставлении морфологических (орографических, орогидрографических) особенностей земной поверхности с ее геологической структурой и составом новейших отложений, проведенном в историко-геологическом (палеогеографическом) аспекте. Иными словами, это

- геоморфологический анализ структурных черт рельефа с целью определения их происхождения. Он слагается из комплекса методических приемов, направленных на выявление прямой или косвенной связи между формами рельефа современной поверхности и строением земных недр. Анализ позволяет решать не только прямую задачу геоморфологии

- выяснение структурной основы рельефа, но и иную задачу - расшифровку ряда важнейших элементов геологической структуры любой территории по геоморфологическим признакам, что особенно важно для геологических и, в частности, поисковых исследований. В отличие от предшествующих методов морфологического анализа, морфоструктурный анализ в полном согласии с главный положением геоморфологии об образовании рельефа Земли путем непрерывного взаимодействия эндогенных и экзогенных процессов применяет его как в динамическом, так и в историческом аспектах. В динамическом аспекте учитывается непрерывность тектонической активности земной коры и процессов денудации и аккумуляции, а в историческом - взаимодействие эндогенных и экзогенных факторов рассматривается в перспективе геологического прошлого.

Морфоструктурный анализ подразделяет единый рельеф на морфотектонические и морфоскульптурные элементы только в методических целях, чтобы, расчленяя суммарный результат взаимодействия эндогенного и экзогенного факторов, выделить из него ведущее начало развития, выражающегося в тектонических деформациях земной поверхности. Для этого необходимо изучить весь ход предшествующего геологического развития территории, что принципиально отличает морфоструктурный анализ от изучения неотектоники, имеющей более узкие хронологические рамки.

Определяя соотношения между общим геоморфологическим и морфоструктурным изучением территории, И.П. Герасимов считал последнее особым направлением геоморфологических исследований, в значительной степени завершающим общие

геоморфологические исследования. При этом отмечалось его самостоятельное теоретическое и практическое значение. В настоящее время морфоструктурный анализ является методической основой нового научного направления геоморфологии и органической частью общих геоморфологических исследований, имеющих целью изучение крупных форм рельефа тектонического заложения. Морфоструктурный анализ оказался совершенно необходимым для выяснения влияния тектоники на формирование морфоскульптуры.

Путем применения морфоструктурного анализа в области планетарной геоморфологии, а также изучения глобального распространения поверхностей выравнивания выделить геоморфологический этап развития Земли, охватывающей мезозой и кайнозой, общей продолжительностью около 200 млн лет, во время которого сформировались основные черты современного рельефа поверхности планеты. Поскольку установленные основные тенденции преобразования лика Земли в этот период отражают новую тенденцию геологического развития, этот этап может быть сопоставлен по значению с предшествующим геологическим этапом.

Исторический анализ событий геоморфологического этапа позволил И.П. Герасимову выделить в его пределах три главных цикла развития. Первый микроцикл - формование глобального пенеплена - мог протекать на стадии временного затухания тектонической активности Земли, консолидированного состояния континентов и общей тенденции к росту платформ. Второй макроцикл, характеризовавшийся во многих районах суши формированием ярусного денудационного рельефа, отражает прерывистый рост тектонической активности, достигшей в свою новейшую фазу максимума, рост тектонической активности нашел отражение в формировании не только эпигеосинклинальных, но и возрожденных эпиплатформенных гор. Третий макроцикл, выразившийся в планетарном развитии террасовых равнин, связан с событиями ледникового периода.

Введение И.П. Герасимовым понятия "геоморфологический этап" обосновывает особую роль геоморфологических методов в изучении этой эпохи истории Земли, а выделение основных планетарных циклов развития рельефа, как уже упоминалось, закладывает основу самостоятельной геоморфологической хронологии.

Морфоструктурный анализ получил широкое признание как в нашей стране, так и за рубежом, вошел в "золотой фонд" теории современной геоморфологии. Применение морфоструктурного анализа позволило не только выявить главные закономерности строения рельефа Земли, но и вооружило практику эффективным средством поиска различных полезных ископаемых: прежде всего нефти и газа, рудных месторождений, гипергенных образований и т.д., а также стало базой изучения высокосейсмичных и вулканических областей. Начиная с середины XX века морфоструктурные исследования, благодаря трудам И.П. Герасимова, его последователей и учеников, вывели советскую геоморфологию на передовые позиции современной науки. Советская структурно -геоморфологическая школа в последние десятилетия оказала существенное влияние на развитие геоморфологии во многих странах мира.

Доказывая активное, ведущее влияние процессов тектогенеза на формирование крупных категорий рельефа Земли, И.П. Герасимов одним из первых обратил внимание на известный кризис в теории геоморфологии, возникший в результате попыток признания универсальности господствовавшей до 1950-х годов концепции фиксизма и примата вертикальных движений. Выход из этого кризиса он видел в концепции неомобилизма и теории тектоники литосферных плит. Своей главной задачей в последние годы он считал внедрение в геоморфологию идей тектоники плит, позволивших вскрыть новые закономерности в формировании крупных категорий рельефа Земли, с чем связывал перспективу дальнейшего прогресса нашей науки и ее практической ценности. Не случайно последняя монография И.П. Герасимова посвящена именно глобальным проблемам геоморфологии с позиций тектоники плит и стала своего рода его научным завещанием. Очень важно, что в "теоретическом споре века" И.П. Герасимов занимал позицию активной

роли геоморфологии в разрешении геологических и геофизических проблем, а не простого интерпретатора достижений смежных наук.

В этом отношении показательны его последние доклады на XXVII Международном геологическом и XXV Международном географическом конгрессах, где он предложил самостоятельную геоморфологическую терминологию для крупных категорий рельефа, рассматриваемых с новых позиций тектоники плит, но резко отличную от традиционных геологических и геофизических понятий и терминов. Под влиянием этих докладов в рамках комиссии по морфотектонике МГС была создана специальная тематическая группа по глобальным проблемам геоморфологии, руководителем которой единогласно был утвержден И.П. Герасимов.

И.П. Герасимов явился родоначальником и другого научного направления в геоморфологии - современной геодинамики рельефа. Он одним из первых обратил внимание на возможности применения инструментальных методов (геодезических, океанографических, гидрологических, астрономических и др.) для количественной оценки современной геодинамики активных морфоструктур, для их классификации не только с историко-геологических, но и геодинамических позиций в целях прогноза сейсмичности, строительства долговременных сооружений, поисков месторождений ряда полезных ископаемых. Под влиянием трудов И.П. Герасимова, Ю.А. Мещерякова и их последователей в Советском Союзе сформировалась советская школа изучения современной эндодинамики рельефа, которая получила широкое международное признание.

И.П. Герасимов успешно разработал новый подход к изучению экзогенного рельефообразования. Метод научного анализа скульптурных элементов рельефа И.П. Герасимова также исходит из основного закона геоморфологии о постоянном взаимодействии эндогенных и экзогенных процессов в формировании земной поверхности, который при рассмотрении генезиса этих относительно молодых и малых форм часто предавался забвению. Отмечая ведущую роль экзогенных процессов при образовании морфоскульптуры, И.П. Герасимов обращал внимание на структурную обусловленность ряда особенностей скульптурного рельефа. Исторический подход к изучению эрозионной сети позволил ему сделать важный вывод о наблюдаемой в ряде случаев большей древности речных долин, чем современный рельеф, созданный новейшими тектоническими движениями. Такой же исторический подход необходим при сопоставлении современного рельефа с особенностями распространения и деформациями поверхностей выравнивания. Палеогеографический анализ крайне нужен при изучении сложных генетических морфоскульптур, например комплекса форм, связанного с аридной денудацией.

Получившее широкую известность представление об эндогенном контроле экзогенных процессов посредством исторически сложившегося рельефа, И.П. Герасимов существенно дополнил динамическим толкованием экзогенного рельефообразования. Устанавливая количественную соизмеримость интенсивности современных денудационно-аккумулятивных процессов, И.П. Герасимов подчеркивал представление о подвижном динамическом равновесии при формировании скульптурного рельефа, имеющем историческую балансовую тенденцию, контролируемую тектоническим фактором. Такой историко-динамический подход, свойственный новому направлению геоморфологии вообще, оказался очень важным не только в теоретическом, но и прикладном отношении при изучении современных экзогенных процессов. Он позволил И.П. Герасимову противопоставить природное динамическое саморегулирование рельефообразования антропогенным нарушениям естественного развития рельефа.

Начав в студенческие годы изучать аридный рельеф, он всю жизнь он продолжал работать в аридных регионах. Многим читателям в большей мере известны публикации второй половины научной деятельности ученого, тогда как его ранние работы, заложившие научные основы, известны меньше. В богатой россыпи статей казахстанского периода научной деятельности молодого И.П. Герасимова встречаются необычные, весьма содержательные, но мало известные широкому кругу читателей, не переиздававшиеся

статьи. В некоторых из них предстает «новый» Иннокентий Петрович, ранний и, может быть, в чем-то незнакомый нам... В частности обращает внимание его стремление принести своими научными, академическими - в высоком значении этого термина - исследованиями реальную пользу в решении остро стоявших вопросов сельскохозяйственного освоения крупного аридного региона. Эта характерная для И.П. Герасимова «практическая линия» с годами трансформируется в созданное им научное направление конструктивной географии, ляжет в основу его борьбы против переброски стока северных рек на юг, строительства крупной ГЭС в низовье Оби, создания бумажно -целлюлозного комбината на Байкале; в основу его представлений о войне и мире и др.

И.П. Герасимов был не только выдающимся ученым-теоретиком, но и крупным организатором науки. Под его руководством в СССР проводились комплексные исследования районов нового хозяйственного освоения, крупные экспедиции, например, экспедиции Сталинского плана преобразования природы СССР. Он руководил созданием фундаментальных научных сводок. При его активном участии были организованы институты и секторы географии во многих республиках и регионах СССР (Сибири, Дальнего Востока, в Грузии, Азербайджане, Армении, на Украине, в Молдавии, Литве, Туркмении, Казахстане, Узбекистане, Киргизии, Таджикистане).

Будучи самобытным оригинальным ученым И.П. Герасимов внимательно следил за научной литературой. Во время своих зарубежных командировок он выбирал наиболее яркие и фундаментальные научные монографии для их последующего перевода и издания в СССР на русском языке.

И.П. Герасимов большое внимание уделял воспитанию геоморфологических кадров. Из его учеников выросли известные академики и члены-корреспонденты АН СССР и АН союзных республик, им подготовлены многочисленные доктора и кандидаты наук.

Значительное место в научной деятельности И.П. Герасимова занимали работы по географии зарубежных стран. Он был инициатором и организатором таких серьезных международных проектов, как "Альпы - Кавказ" и "Кавказ - Балканы", завершившихся созданием одноименных монографий; фундаментальных сводок по почвам Болгарии, физической и экономической географии Румынии. При активном участии И.П. Герасимова были изданы национальные атласы Кубы, Монголии и Вьетнама И.П. Герасимов являлся организатором комплексных исследований совместно с географами социалистических стран.

При его активном содействий были созданы институты географии в Академии наук Болгарии, Кубы, Монголии, Румынии, активизированы географические исследования в ГДР, Венгрии, Вьетнаме, Чехословакии. И.П. Герасимов возглавлял различные международные комиссии.

Вклад И.П. Герасимова в развитие международного сотрудничества отмечен избранием его почетным членом академий наук Болгарии, Венгрии, ГДР, почетным членом Географических обществ Англии и Шотландии, Парижского, Итальянского, Австрийского, Шведского, Финляндского, Японского, Колумбийского и многих научных обществ социалистических стран. И.П. Герасимов награжден рядом иностранных орденов и медалей. За участие в создании монографии "Почвы Болгарии" он удостоен Государственной премии НРБ.

В течение многих лет И.П. Герасимов избирался вице-президентом Географического общества СССР и вице-президентом Международного Географического Союза. За выдающийся вклад в развитие физической географии он награжден Большой золотой медалью Географического общества СССР и Золотой медалью им. Н.М. Пржевальского.

И.П. Герасимов внес крупный вклад в развитие комплексной картографии, под его руководством создан единственный в мире "Физико-географический атлас мира", а в последние годы он возглавлял работы по подготовке "Атласа природной среды естественных ресурсов мира".

И.П. Герасимов вел большую общественно-политическую работу. Его статьи публиковались теоретическим органом ЦК КПСС - журналом "Коммунист", газета "Правда" и "Известия", Всесоюзным обществом "Знание".

Советское правительство высоко оценило заслуги И.П. Герасимова в развитии советской географии, его научную, научно-организационную и общественную деятельность. Он был награжден двумя орденами Ленина и другими орденами и медалями СССР. За "Национальный атлас Кубы" И.П. Герасимов был удостоен Государственной премии СССР.

В год 70-летия Великой Победы советского народа над гитлеровским фашизмом уместно вспомнить, что в годы Великой Отечественной войны И.П. Герасимов -геоморфолог, почвовед и физико-географ - руководил большими работами по составлению специальных карт на территории будущих наступательных действий Красной Армии, внося свой вклад в дело победы.

И. П. Герасимову была присуща высокая принципиальная гражданственность. Он был инициатором международного движения "Географы за мир", с которым от имени географов социалистических стран выступил на Международном Конгрессе в Париже в 1984 г.

И.П. Герасимов был увлеченным, деятельным и обаятельным человеком. Он был невероятно трудолюбив, бесконечно предан советской науке - делу всей своей жизни, институту географии АН СССР. Будучи тяжело больным, он в больнице заканчивал три последние монографии, которые увидели свет к его 80-летнему юбилею.

Изучение особенностей и закономерностей формирования современных экзогенных рельефообразующих процессов в аридных регионах привело И.П. Герасимова к выделению особого класса экзогенных форм рельефа - морфоскульптур. В аналитических целях формы рельефа земной поверхности он разделял на три большие группы: а) морфотектурные, б) морфоструктурные и в) морфоскульптурные. Происхождение элементов геотектуры в значительной мере зависит от геофизических факторов, элементов морфоструктуры - от геологических факторов и элементов морфоскульптуры - от факторов географических. В процессе анализа морфоскульптуры рельефа территории СССР ученый рассматривал три группы форм рельефа, связанные с процессами эрозии, гляциальными и перигляциальными явлениями и с аридной денудацией. Аридная морфоскульптура объединяла формы рельефа аридной денудации в равнинных и низкогорных областях: островных возвышенностей -островных и столовых гор; дефляционных котловин (отмечалась роль эрозии, карста и суффозии в их происхождении); комплекса аккумулятивных песчаных форм рельефа -кучевых, барханных, грядовых и бугристых песков, приуроченных обычно к районам древнеаллювиальных равнин и имеющих смешанное - аллювиально-эоловое происхождение; лессовой аккумуляции (лессы подразделялись на «холодные» приледниковые и «жаркие» внеледниковые).

Таким образом, в основу выделения морфоскульптур И.П. Герасимов положил ведущий фактор рельефообразования.

Характерные черты исследований И.П. Герасимова в области экзогенного образования аридного типа сводились к следующему.

1. Приоритет всегда отдавался полевым исследованиям, хотя признавалась актуальность и необходимость стационарных, лабораторных, дистанционных исследований; картографирования процессов и их моделирования.

2. Экзогенные процессы изучались в конкретной природной обстановке для решения определенных практических народно-хозяйственных задач.

3. В процессе изучения современных экзогенных рельефообразующих процессов разрабатывалась и оттачивалась методика их изучения.

4. Изучая современные экзогенные процессы, И.П. Герасимов всегда учитывал строение рельефа предшествующего этапа.

5. Экзогенные процессы изучались в ходе естественного развития и под воздействием антропогенных вмешательств.

6. Особое внимание в области экзогенного рельефообразования уделялось проявлению быстрых, катастрофических процессов.

7. Одним из главных направлений в изучении современных экзогенных процессов признавались теоретические исследования.

И.П. Герасимов никогда не упускал возможности провести исследования и принять участие конференциях, проводимых в аридных странах Северной и Южной Америк, Австралии и Африки и сопровождающихся полевыми экскурсиями. Среди таких поездок выделялось одно африканское путешествие .

В 1962 г. он участвовал в работе Международного Геологического конгресса и хорошо подготовленной научной экскурсии по Западному Средиземноморью и Западной Африке. Вдоль африканского побережья участники экскурсировали на большом судне, делая многочисленные остановки и сходя на берег для изучения обнажений, разрезов и руин античных городов. Эта необычайно плодотворная экскурсия больше походила на путешествие и окончилась грандиозным маршрутом через Тунис и Алжир в Сенегал. Возвратившись в Москву, Герасимов часто возвращался к этой стране и через несколько лет, во время проведения исследований в Гвинее решился на свой страх и риск, без визы и сопровождения снова посетить Сенегал, на это раз с юга. Путешествие было рискованным, но результативным. Времена были сложные, но все обошлось. ИП и своим коллегам рекомендовал продолжить изучение аридных стран, например, своему давнему другу и соратнику А.В. Сидоренко исследовать каличе Мексики и коры Северной Африки. (Сидоренко завершил свой жизненный путь в пустыне, по дороге на юг Алжира).

В заключение можно с гордостью отметить значительный вклад И.П. Герасимова в изучение аридного рельефообразования, в создание, если можно так выразиться, аридного геоморфологического мировоззрения. Оно обширно и разнообразно. Вот два примера. Например, через всю свою жизнь он пронес сложившееся в юности убеждение в росте почвенных профилей за счет постоянного привноса эолового материала. И второй. Весьма показателен его интерес к проблемам географии войны и мира и его принципиальная позиция категорического отрицания возможности ядерных войн. Именно с этой позиции И.П. Герасимов разрабатывал подходы к глобальным и региональным общегеографическим прогнозам, которыми завершилась его яркая, продолжительная и результативная научная деятельность.

Иннокентий Петрович был мужественным человеком и увлеченным ученым, на склоне лет он вышел в Мировой океан. В этом решении сказалась вся его страсть к путешествиям, к новым горизонтам современной науки - приложению тектоники литосферных плит к анализу современного рельефа дна Мирового океана. Он пренебрег ограничивавшими его жизнь советами. Это решение принял молодой ученый и человек, сохранивший молодое восприятие природы и новых веяний в науке, сохранивший интерес к жизни и отношение к людям, свойственное молодым людям. Он прожил большую, полную ярких событий и интересных людей жизнь, не терпел обыденности и серости, хотел жить и жил полной жизнью ученого, у него не укладывалось в голове, как можно пассивно доживать жизнь. И жил полнокровной активной жизнью ученого, достойной подражанья. В его биобиблиографическом справочнике среди последних лет его жизни есть годы сверх продуктивные. Работы Иннокентия Петровича продолжали выходить и после его кончины.

Автор с благодарностью вспоминает совместную работу в институте географии АН СССР в 1956-1985 гг. с И.П. Герасимовым - этим выдающимся, талантливым ученым, яркой личностью, красивым и обаятельным человеком; вспоминает беседы с ним и совместные поездки в различные регионы Евразии от Чехословакии на западе до Приморья на востоке, от Ленинграда на севере до Ашхабада на юге. Автор старался воспринять у И.П. Герасимова стиль исследований и последовательность доведения их результатов до печати; перенять стремление разрабатывать новые направления в науке, постоянно черпать новые идеи из полевых исследований.

К.К. Марков В 1935-1945 гг. он руководил геоморфологическими исследованиями Института географии АН СССР - был заведующим наиболее крупного и представительного в те годы отдела геоморфологии. С 1945 по 1955 г. работал деканом Географического факультета МГУ. Под его патронатом я учился на факультете в 1951 -1956 гг. В те годы я был молодым студентом и с понятным волнением относился к каждой встрече с ним. Встречи эти были частыми на четвертом этаже старого здания Геофака на Моховой. Его можно было увидеть у деканата, а также нередко читающим факультетскую стенгазету «На одной шестой». Хорошо помню его строгие, логически выверенные и отточенные лекции, сопровождавшиеся четкими иллюстрациями, его короткие и ясные фразы. К.К. Марков тщательно готовился к лекциям, читал их интересно и мы успевали записывать их и даже отображать отдельные иллюстрации. Это был один из наиболее любимых наших лекторов. Наиболее полно я смог оценить его труд, волнение и надежды на успех лекций, когда сам стал читать курс лекций по аридной геоморфологии на Геофаке. Эти строки пишу для молодых геоморфологов, не знакомых с Константином Константиновичем, хочу передать им свои впечатления, оставшиеся на всю жизнь от его светлой личности. Это был настоящий, преданный науке ученый, последователь и ученик В.И. Вернадского, Л.С. Берга и Э.Я. Эдельштейна. В 1953-1954 гг. мне посчастливилось учиться у К.К. Маркова - слушать его замечательный курс лекций «Палеогеография» и заниматься в руководимом им, специально организованном для нашей группы геоморфологов семинаре по этой же проблеме. Прошли годы, и я вспоминаю его - лидера университетского геоморфологического образования и великого, разностороннего ученого. Его фундаментальные труды внесли серьезный вклад в развитие физической географии, палеогеографии, четвертичной геологии, геоморфологии, географии Мирового океана. К.К. Марков читал нам незабываемые лекции: строго логичные, сжатые, наполненные до отказа обширным новым фактическим материалом и массой иллюстраций. Они оставили яркий след в душах геоморфологов моего и других поколений. Хочу познакомить молодых геоморфологов с «ранним Марковым», создавшим свои первые фундаментальные монографии: «Основные проблемы геоморфологии» (1948) и «Палеогеография» (1951). По этим книгам мы учились, будучи студентами, эти книги мы использовали, став учеными, к ним мы обращаемся и сейчас. Для меня они были первыми книгами моего учителя. Они были первыми и для него, так как перед ними он опубликовал две совместные выдающиеся монографии с И.П. Герасимовым (они упоминались выше), совершил ряд крупных экспедиций, в частности, в Среднюю Азию, был в расцвете сил и создал после войны рассматриваемые труды, создал быстро и увлеченно, несмотря на трудности предшествовавших военных лет.

В год 70-летия Великой Победы уместно вспомнить о создании К.К. Марковым курса лекций по военной географии, который он читал в течение четырех лет, до окончания войны». Курс и рукопись лекций состояли из трех частей. В первой был представлен очерк истории военной географии от эпохи феодализма. Особенно подчеркивались идеи русских военных географов П. Языкова и Д. Милютина. Во второй излагалась оценка географических факторов, в третьей содержалась военная оценка комплекса природных условий западно - и восточноевропейских театров военных действий Великой отечественной войны. В июле-августе 1944 г. К.К. Марков принимал участие в составлении карт проходимости и решении отдельных тактических задач на Карельском фронте, за что получил благодарность начальника штаба инженерных войск фронта генерал-полковника Хренова.

Вернемся на факультет. Поскольку К.К. Марков читал нам курс «Палеогеографии», начну с этой книги. Открыв ее, сразу же подкупали первые краткие и точные определения: предмет физической географии - современная природа земной поверхности, предмет палеогеографии - история развития современного рельефа. Далее увлеченно разбиралась гипотеза усыхания Центральной Азии, сторонниками которой были И. Кант и Г.Е. Грумм -Гржимайло, а защитниками Л.С. Берг и А.И. Воейков. После интересного рассмотрения космогонических теорий анализировалось развитие основных форм развития Земли. Запоминалось приведенное К.К. Марковым выражение М.С. Эйгенсона, от том, что

гидродинамика выступает в качестве дирижера эндогенных горообразовательных процессов. В книге утверждалось, что ритмичность является закономерностью в осадконакоплении на примерах карбонатов, обломочных отложений и углеобразования. Врезалась в память краткая и яркая фраза о том, что рельеф земной поверхности и осадконакопление неповторимы. После обстоятельного рассмотрения развития коры выветривания был дан анализ развития гидросферы. Отмечалось, что даже в древнейших архейских отложениях Балтийского кристаллического щита сохранились следы осадочных отложений, а следовательно и доказательства существования гидросферы в нижнем архее». Речь шла об отложениях рек и озер, а значит и об океанах. Далее отмечалось, что гидросфера Земли «наращивается» за счет выделения вод из земных глубин. Планетарные трансгрессии океана длительно развивались гидрократически, но ритмы трансгрессий и регрессий океана являются геократическими; со временем роль речного фактора, формирующего солевой состав океана, увеличивалась, а глубинного уменьшалась. Гидросфера изменялась и развивалась неповторимо, как по своей водной массе, так и по составу. Очень интересным и содержательным был анализ развития атмосферы и изменения климатов. Доказывалось, что атмосфера Земли преобразовалась из газовых выделений земных недр. Появление на Земле живого вещества вызвало революцию в составе атмосферы Земли, атмосфера приобрела биогенный кислород и почти освободилась от углекислого газа. Климат Земли изменялся под влиянием двух факторов: колебаний солнечной активности и изменения поверхности Земли - площадей морей и океанов и оледенений, обусловленных тектоническими процессами. Проведенный К.К. Марковым анализ развития живого вещества биосферы привел к выводам: основной особенностью структуры живого вещества земной поверхности является его зональность; зональность живого вещества усложнялась в орогенные эпохи и становилась более простой в межорогенные. В заключении к «Палеогеографии», составленном под девизом «Великого Л.С. Берга»: «История Земли неповторима», формулировались пять выводов: 1. Направленные изменения отдельных геосфер Земли осложнены во многих случаях ритмичными изменениями; 2. Все геосферы Земли взаимосвязаны; 3. Местные особенности развития отдельных геосфер Земли заключаются с их совокупности, всей природы земной поверхности; 4. наличие географических зон и провинций внутри них было во все эпохи на земной поверхности; 5. Происходило «наращивание» вещества внешних оболочек и, как следствие этого, усложнение структуры природы земной поверхности по мере ее развития. Книгу «Основные проблемы геоморфологии» отличала прежде всего новизна географического замысла и геоморфологической мысли автора. Перечитывая ее, как и предыдущую, видишь в ней одновременно и учебник, и научную монографию. Основными запомнившимися мне особенностями книги была ее новизна, строгая логическая выдержанность, четкость, последовательность и постоянство изложения своих представлений, приверженность к достижениям российской науки. Начиналась книга с замечательной цитаты из труда великого М.В. Ломоносова «О слоях земных». После обстоятельного рассмотрения состояния геоморфологии в Европе и Северной Америке анализировалось состояние русской геоморфологии, отстаивались приоритеты выдающихся российских ученых П.П. Семенова-Тянь-Шанского, П.А. Кропоткина, В.В. Докучаева, И.В. Мушкетова. А.П. Карпинского, С.Н. Никитина и А.П. Павлова в разработке ряда геоморфологических направлений. При этом было подчеркнуто, что перечислены были не ученые-одиночки, а представители целых российских научных течений. Далее давалась оценка и критика трудов основателей современной геоморфологии В.М. Дэвиса и В. Пенка; приводились основные проблемы геоморфологии и рассматривалась их роль в народном хозяйстве Союза ССР. Новым и весьма своевременным было включение в книгу вопросов планетарной геоморфологии, роли эндогенных факторов в рельефообразовании, анализ геоморфологические уровней как метода изучения взаимодействия эндогенных и экзогенных рельефообразующих сил: экзогенного фактора формирования геоморфологических уровней, рассмотрение абразионно-аккумулятивного и денудационного уровней, уровня снеговой границы, верхнего денудационного уровня, а также вершинной поверхности гор. В начале

книги, на стр.8 отмечалось, что порой необходимо доказывать нужность геоморфологии, что актуально и в наше время. Вслед за интересными, содержавшими огромный фактический материал, лекциями по общей геоморфологии И.С. Щукина книга К.К. Маркова открывала новые пути для размышлений о содержании и будущем геоморфологии.

Если человек талантлив, то талантлив во всем. Действительно, ученый проявил мастерство и в создании разрабатываемой мной аридной геоморфологии. Его перу принадлежит ряд фундаментальных исследований в этой области: «Высыхает-ли Средняя и Центральная Азия?», «Холодная пустыня в Антарктиде», «Проблемы палеогеографии Марокко», «К истории Мертвого моря» и «История озера Чад». Приведу три примера.

Палеогеография антропогена Марокко. Совершив меридиональное пересечение Марокко, К.К. Марков внимательно рассмотрел ряд вопросов формирования пустынь северо -запада Африки, в бассейне р. Дра. Он показал, что широко распространенные здесь озерные мергели являются отложениями очень влажной эпохи и крупной древней реки. Карбонатные коры здесь служат реликтовым образованием, свидетелями о климате столь же или более аридном, чем современный. Еще большее значение для понимания геоморфологии и палеогеографии Южного Марокко имеют красноцветы, формировавшиеся при 800 - вместо 200-300 мм осадков в год. К.К. Марков писал: можно предполагать, что они образовались в древние плювиальные фазы под лесом.

История Мертвого Моря. К.К. Марков рассмотрел причины смены этапов усыхания и обводнения морской котловины на протяжении 5 этапов. 1. Океаническая вода проникала далеко вглубь грабена, усиление сухости климата в верхнем плиоцене-среднем плейстоцене (за несколько сотен тыс. лет до нашего времени) вызвало интенсивное выпаривание вод, море стало походить на Кара-Богаз-Гол, отложилась огромная толща - до 4 км - каменной соли. 2. Перемычка Эль-Араба преградила приток морской воды, море почти высохло и на его дне возникла сеть долин временных речных потоков. 3. 70-15 тыс. л.н. - наивысший уровень 23 тыс.л.н. - разлилось огромное Лизанское море-озеро - современник ледниковой эпохи Европы и Сев. Америки; море-озеро было аналогично Каспию - хвалынская трансгрессия, Иссык-Кулю и Большому Соленому озеру. 4. Уровень Лизанского озера снизился до 260 м, площадь стала в 1.5 раза меньше современной, усыхание достигла максимума в библейские времена - 4-1.5 тыс. л.н., когда господствовал теплый климат. Уровень был низок и в начале н.э., судя по ныне затопленной дороге через пролив напротив п-ова Лизан: старинная «Мадебская карта» (560 г.) показывает контур моря по 40 -метровй изобате. 5. На протяжении последних 1.5-1 тыс. л. уровень снова повысился на 40 м в связи с одновременным увлажнением климата, сведением растительности и разрушением ирригационных сооружений во время войн. Т.о. в истории Мертвого моря чередовались эпохи усыхания и обводнения, большую роль в изменении водного режима играла и деятельность человека. В особенности велико было ее значение в районах очагов древнейших человеческих культур, к которым принадлежит и бассейн Мертвого моря».

История озера Чад. В последние 45 тыс. лет в бассейне Чада произошли две трансгрессии - 40-22 и 12-2 тыс. л.н.; первая продолжительностью 10 тыс. лет., вторая - 7.55.4 тыс. лет. Уровень озера повышался на 40 м, а площадь увеличивалась до 330-400 км , т.е. становилась равной современному Каспийскому морю.

Каким казался К.К. Марков нам - студентам? Должен сказать, что мы его как следует так и не узнали. Декан, замечательный лектор, строгий, обычно спокойный, неулыбчивый; всегда строго одет: в хорошем костюме, сорочке и галстуке. Только один раз он при нас горячо похвалил одну из своих специалисток по спорово-пыльцевому анализу, с гордостью сказав, что она делает срезы толщиной в микроны...

Я упоминал о том, что в 1954 г. К.К. Марков согласился создать и проводить по нашей просьбе семинар по палеогеографии. И вот на нем он предстал перед нами в ином свете: был очень прост, с удовольствием и упоением рассказывал и объяснял наиболее сложные сюжеты из его лекций, с охотой отвечал на многочисленные наши вопросы, он непринужденно разговаривал с нами. Однако, истинный К.К. Марков оказался на страницах

его замечательного труда «Воспоминания и размышления географа», на которых он трогательно пишет о В.И. Вернадском, о своем учителе Я.С. Эдельштейне, который стал ответственным редактором его «Основных проблем геоморфологии», о Л.С. Берге, ставшим для него идеалом; о Д.И. Щербакове, А.Е. Ферсмане и Д.В. Наливкине, об И.П. Герасимове, В.Н. Сукачеве и С.А. Яковлеве, об И.А. Витвере, Н.Н. Соколове и о многих других. Не забыл он сказать добрые слова о трудной работе своих коллег - заместителей декана М.В. Карандеевой и В.И. Веденеевой.

К.К. Марков был внимательным и благодарным руководителем, общительным и хорошим человеком. После рассмотренных первых книг К.К. Марков написал много ярких, фундаментальных работ, совершил рейсы в Мировой океан, создал крупный научный Тихоокеанский институт географии ДВНЦ РАН, разработал и внедрил научную программу его исследований и совершил много добрых дел. К.К. Маркову принадлежит заслуга создания мощного коллектива палеогеографов - ученых-единомышленников, крупных результативных ученых, успешно продолжающих решать начатые им проблемы на Географическом факультете МГУ.