Научная статья на тему 'Варианты башкирского эпоса «Ҡуҙыйкүрпəс менəн маянһылыу» («Кузыйкурпяс и Маянхылу») в записях 30-х годов ХХ века'

Варианты башкирского эпоса «Ҡуҙыйкүрпəс менəн маянһылыу» («Кузыйкурпяс и Маянхылу») в записях 30-х годов ХХ века Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
797
26
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
эпос / башкирский / «Кузыйкурпяс и Маянхылу» / версии / варианты / записи / тексты / 30-е годы / epic / Bashkir / Kuzyykurpyas and Mayankhylu / versions / variants / records / texts / 1930’s

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Хусаинова Гульнур Равиловна

В целях привлечения внимания исследователей и включения в научный оборот неопубликованных архивных вариантов популярного башкирского эпоса «Ҡуҙыйкүрпәс менән Маянһылыу» («Кузыйкурпяс и Маянхылу»), в данной статье будут рассматриваться тексты названного эпического произведения, записанные с 1929 по 1938 год. Автор исходит из того, что к настоящему времени из известных к 1971 году 27 текстов на языке оригинала опубликованы только три, на русском – два. Количество вариантов произведения к 2017 году стало 35. Несмотря на широкое распространение, популярность и современное бытование, башкирский эпос «Кузыйкурпяс и Маянхылу» до сих пор не изучен в монографическом плане. Систематизация имеющихся записей эпоса позволила определить четыре хронологических периода в их фиксации: начало XIX в., 1929–1938-е годы, 1960–1970-е годы, второе десятилетие XXI в. Из записей 1930-х годов сохранились тексты, записанные Сайфуллой Салимовым в Курганской области, Б. Альметовым в Челябинской области, Г. Аллаяровым в Учалинском районе и Гайнаном Амири в Хайбуллинском районе РБ. Существует еще один текст объемом 11 страниц на арабском шрифте, паспорт неизвестен, краткий пересказ содержания которого осуществлен М. Бурангуловым в 1938 году и приложен к оригиналу источника на латинском шрифте. В статье рассматриваются отличительные, наиболее значимые места в пяти вариантах эпоса «Кузыйкурпяс и Маянхылу» в записях 30-х годов ХХ века.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

VERSIONS OF THE BASHKIR FOLK EPIC KUZYYKURPYAS AND MAYANKHYLU IN THE RECORDS OF THE 30’S OF THE 20TH CENTURY

In order to attract the attention of researchers and include unpublished archival versions of the popular Bashkir epic Kuzyykurpyas and Mayankhylu into the scientific circulation this article will consider the texts of the epic work recorded from 1929 to 1938. The author proceeds from the fact that by now, of the 27 texts known in 1971, only three texts have been published in the original language and two in Russian. The number of variants of the work in 2017 was 35. Despite the wide spread, popularity and modern existence, the Bashkir epic Kuzyykurpyas and Mayankhylu has not yet been studied in monographic terms. The systematization of the existing records of the epic made it possible to determine four chronological periods in their fixation: the beginning of the 19th century, the years of 1929–1938, the 1960s – 1970s, the second decade of the 21st century. From the records of the 1930s, the texts preserved by Sayfulla Salimov in the Kurgan region, B. Almetov in the Chelyabinsk region, G. Allayarov in the Uchalinsky district and Gainan Amiri in the Khaybulla district,the Republic of Bashkortostan, have been preserved. There is another text of 11 pages in the volume in Arabic script, the passport is unknown, a brief retelling of the content of which was carried out by M. Burangulov in 1938 and attached to the original source in Latin script. The article deals with distinctive, most significant places in five variants of the epic Kuzyykurpyas and Mayankhylu in the records of the 30s of the 20th century.

Текст научной работы на тему «Варианты башкирского эпоса «Ҡуҙыйкүрпəс менəн маянһылыу» («Кузыйкурпяс и Маянхылу») в записях 30-х годов ХХ века»

Arts Studies. Theory and Practice]. Tambov: Gramota publ., No. 1 (7). P. 120-122. URL: http://www.gramota.net/materi-als/3/2011/1/29.html (Accessed January 8, 2018) (in Russ.).

3. Makhinina, N.G. Funktsii ironii v sovremennoy dnevnikovoyproze (na materiale knigi R. Kireeva "Sestra moya-smert'") [The Functions of Irony in Modern Diary Prose (Based on R. Kireev's Book My Sister is Death)]. URL: http://pandia.ru/text/78/307/14558.php (Accessed January 8, 2018) (in Russ.).

4. Petrova, O. Tipy ironii v khudozhestvennom tek-ste: kontseptual'naya i kontekstual'naya ironiya [Types of Irony in the Literary Text: Conceptual and Contextual Irony]. Izvestiya Saratovskogo universiteta. Novaya seri-ya. Seriya: Filologiya. Zhurnalistika - Herald of the Saratov University. New Series. Philology. Journalism Series. 2011. Vol. 11, Issue 3. P. 25-30. URL: https://cy-berleninka.ru/article/n/tipy-ironii-v-hudozhestvennom-tekste-kontseptualnaya-i-kontekstualnaya-ironiya (Accessed January 8, 2018) (in Russ.).

5. Poleva, E.A. Zhanr avtobiograficheskogo minia-tyrnogo rasskaza o detstve: proza Angeliki Sumbaevoy [Genre of the Autobiographical Miniature Story about Childhood: Angelika Sumbayeva's Prose]. Vestnik Tomskogo gosu-darstvennogo pedagogicheskogo universiteta - Tomsk State Pedagogical University Bulletin. 2017. No. 2 (179). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/zhanr-avtobiogra-

ficheskogo-miniatyurnogo-rasskaza-o-detstve-proza-an-geliki-sumbaevoy (Accessed January 8, 2018) (in Russ.).

6. Romashova, M.V. Reprezentatsiya sovetskogo detstva v memuarnoy literature rubezha XX i XXI vekov [Representation of Childhood in the USSR in the Memoirs at the Turn of the XXI Century]. Vestnik Permskogo universiteta. Seriya: Istoriya - Perm University Herald. History. 2005. Issue 5. P. 56-65. URL: https://cyberlen-inka.ru/article/n/reprezentatsiya-sovetskogo-detstva-v-memuarnoy-literature-rubezha-hh-i-xxi-vekov (Accessed January 8, 2018) (in Russ.).

7. Sahawat, S. Qaghaqag [Running]. Azarbaycan -Azerbaijan Journal. 2010. No. 9. P. 13-73 (in Azerbaijani).

8. Sahawat, S. Qaghaqag. Ikinci kitab, birinci hissa [Running. Book 2, Part 1]. Azarbaycan - Azerbaijan Journal. 2012. No. 2. P. 13-59 (in Azerbaijani).

9. Tretyakova, E. Ironiya v strukture khudozhest-vennogo teksta [Irony in the Structure of the Literary Text]. URL: http://www.relga.ru/Environ/WebObjects/tgu-www.woa/wa/Main?textid=443&level 1=main&level2= articles Accessed January 8, 2018) (in Russ.).

10. Khalizev, VE. Teoriya literatury [Literary Theory]. Moscow: Vysshaya shkola, 2002. 437 p. URL: https:// vk.com/doc228059021_322198548?hash=ddcd4835644 21a8bc2&dl=323a011ffc403c3584 (Accessed January 8, 2018) (in Russ.).

DOI 10.24411/2223-0564-2018-10308 Г.Р. Хусаинова УДК 398. 22(=512.141)

ВАРИАНТЫ БАШКИРСКОГО ЭПОСА «КУЗЫЙСТРПЭС МЕНЭН МАЯНЬЫЛЫУ» («КУЗЫЙКУРПЯС И МАЯНХЫЛУ») В ЗАПИСЯХ 30-Х ГОДОВ ХХ ВЕКА

ЗНАКОМЬТЕСЬ: член редколлегии журнала Хусаинова Гульнур Равиловна (р. 14.10.1959, дер. Кунакбаево Учалинского р-на БАССР), фольклорист, сказковед. Доктор филологических наук (2017). Заслуженный работник культуры Республики Башкортостан (2007). Окончила филологический факультет БашГУ (1983). С 1983 г. - в штате Ин-та истории, языка и литературы БФАН СССР. 1990— 1994 гг. — учеба в аспирантуре Института мировой литературы им. М.А. Горького РАН. В 1994 г. защитила кандидатскую диссертацию: «Поэтика башкирских волшебных сказок (Традиции на срав-

Хусаинова Гульнур Равиловна, доктор филологических наук, заведующая отделом фольклористики Института истории, языка и литературы Уфимского федерального исследовательского центра РАН (Уфа), e-mail: bashfolk@yandex.ru

Gulnur R. Khusainova, Dr.Sc. (Philology), Head of the Department for Folklore Research, Institute of History, Language and Literature, Ufa Federal Research Centre, Russian Academy of Sciences (Ufa), e-mail: bashfolk@yandex.ru

© Хусаинова Г.Р., 2018

ПРОБЛЕМЫ ВОСТОКОВЕДЕНИЯ. 2018/3 (81)

нительном фоне и сохраняемость сказки во времени) (ИМЛИ РАН), в 2017 г. - докторскую: «Башкирские волшебные сказки: поэтика и текстология» (ИМЛИ РАН).

Г.Р. Хусаинова провела комплексное изучение региональных традиций башкирских волшебных сказок, сравнительно-типологические исследования башкирских сказок со сказками народов Евразии. С 2003 г. под её руководством и при её непосредственном участии осуществлено 26 фольклорных экспедиций (в 17 из них - руководителем) в 18 районов Республики Башкортостан, Пермский край, Челябинскую область, по два раза в Свердловскую, Оренбургскую и Курганскую области. Подготовила 3 кандидатов наук. Автор более 350 научных работ, 5 монографий и 2 учебных пособий.

Награждена Почетной грамотой МО РФ (11.06.2014 года № 498/к-н), Почетным знаком «За укрепление мира и дружбы народов» Респ. Саха (Якутия) (18.06.2015 года № 552).

Главные направления научных исследований: сказковедение, эпосоведение, мифология, история науки, полевые исследования.

Соч.: Поэтика башкирской народной волшебной сказки: формулы в сравнительном освещении и сохраняемость сказки во времени. М: Наука, 2000. 244 с.; Башкорт халык ижады: 13 том. Хайуан-дар тура^шда экиэттэр / твзвYсеhе, инеш мэкэлэ авторы Гелнур Хесэйенова; ацлатмалар Лев Бараг, Марат Ми^ажетдинов, Гелнур Хесэйенова; томдьщ яуаплы мехэррире Фэщзэ Нэ?ершина. Эфе: Китап, 2009. 200 б. (Башкирское народное творчество: XIII том. Сказки о животных / сост., автор вступ. ст. Г.Р. Хусаинова; коммент. Г.Р. Хусаиновой (в соавт. с Л.Г. Барагом, М.Х. Мингажетдиновым); отв. ред. Ф. Надршина. Уфа: Китап, 2009. 200 с.); Башкирские волшебные сказки: поэтика и текстология. Уфа: Гилем, 2014. 216 с.; Устное народное творчество // Башкиры / отв. ред. Р.Г. Кузеев, Е.С. Данилко; Ин-т этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН; Ин-т этнологических исследований им. Р.Г. Кузеева Уфимского научного центра РАН; Ин-т истории, языка и литературы Уфимского научного центра РАН. М.: Наука, 2015. (662 с.) С. 397-408; Башкорт халык ижады. Хрестоматия / те?. Г.Р. Хесэйенова. Эфе: Fилем, 2005. 280 б. (Башкирское народное творчество. Хрестоматия / сост. Г.Р. Хусаинова. Уфа, 2005. 280 с.); Фольклорный сборник / сост. Г.Р. Хусаинова, Н.М. Си-ражитдинова. Уфа; Учалы, 2009. 180 с., др.

INTRODUCING member of the journal's editorial board Gulnur R. Khusainova (born October 14, 1959, the village of Kunakbaevo, Uchalinsky district, BASSR), folklore ant tales scholar, Dr.Sc. (Philology) (2017), Merited Culture Worker of the Republic of Bashkortostan (2007). She graduated from the philological faculty of the Bashkir State University in 1983; since 1983 has been employed at the Institute of History, Language and Literature, the Bashkir Branch of the USSR Academy of Sciences; from 1990 to 1994 studied for her Ph.D. at the A.M. Gorky Institute of World Literature of the Russian Academy of Sciences; in 1994 defended her Ph.D. thesis on The Poetics of Bashkir Fairy Tales (Traditions on the Comparative Background and Preservation within Time) at the A.M. Gorky Institute of World Literature of the Russian Academy of Sciences and in 2017 her doctor's thesis on Bashkir Fairy Tales: The Poetics and Textology at the A.M. Gorky Institute of World Literature of the Russian Academy of Sciences.

G.R. Khusainova has carried out the comprehensive investigation of regional traditions of Bashkir fairy tales, comparative-typological analysis of Bashkir tales with those of Eurasian peoples. Since 2003 under G. Khusainova's supervision and with her participation 26 folklore expeditions, 17 of which were under her direction, to 18 districts of the Republic of Bashkortostan, the Perm Krai, Chelyabinsk Oblast, and twice to Sverdlovsk, Orenburg and Kurgan oblasts have been carried out. She has tutored two candidates of sciences. Dr. Khusainova is the author of over 350 scholarly works, 5 monographs and 2 textbooks.

G. Khusainova was awarded with the Diploma of the Ministry of Education of the Russian Federation (11.06.2014, No. 498/к-н) and the Badge of Honour for Strengthening the Peace and Friendship of Peoples of the Sakha Republic (Yakutia) (18.06.2015, No. 552).

The main areas of research: fairylore, studies of epics, mythology, scientific history, field studies.

Publications: The Poetics of the Bashkir Folk Fairy Tale: Rules in the Comparative Analysis and the Tale Preservation within Time. Moscow: Nauka press, 2000. 244 p.; Bashkir Folk Arts. Vol. 13. Bashkir Animal Folk Tales. Compilation, Introductory Article by G.R. Khusainova; Commentaries by G.R. Khusainova (Co-authored with L.G. Barag, M.Kh. Mingazhetdinov); ed. F.A. Nadrshina. Ufa: Kitap press, 2009. 200 p.; Bashkir Fairy Tales: The Poetics and Textology. Ufa: Gilem press, 2014. 216 p.; Folklore.

In: The Bashkirs. Ed. R.G. Kuzeyev, E.S. Danilko. The N.N. Miklouho-Maclay Institute of Ethnology and Anthropology, the Russian Academy of Sciences; R.G. Kuzeev Institute for Ethnological Studies, Ufa Research Centre, the Russian Academy of Sciences; the Institute of History, Language and Literature, Ufa Research Centre, the Russian Academy of Sciences. Moscow: Nauka, 2015 (662 p.). P. 397-408; Bashkir Folklore. Anthology. Comp. by G.R. Khusainova. Ufa, 2005. 280 p.; Folklore Collection. Comp. by G.R. Khusainova, N.M. Sirazhetdinova. Ufa; Uchaly, 2009. 180 p., etc.

Аннотация

В целях привлечения внимания исследователей и включения в научный оборот неопубликованных архивных вариантов популярного башкирского эпоса «Кузыйкурпэс менэн МаянЬылыу» («Кузыйкурпяс и Маянхылу»), в данной статье будут рассматриваться тексты названного эпического произведения, записанные с 1929 по 1938 год. Автор исходит из того, что к настоящему времени из известных к 1971 году 27 текстов на языке оригинала опубликованы только три, на русском - два. Количество вариантов произведения к 2017 году стало 35. Несмотря на широкое распространение, популярность и современное бытование, башкирский эпос «Кузыйкурпяс и Маянхылу» до сих пор не изучен в монографическом плане. Систематизация имеющихся записей эпоса позволила определить четыре хронологических периода в их фиксации: начало XIX в., 1929-1938-е годы, 1960-1970-е годы, второе десятилетие XXI в. Из записей 1930-х годов сохранились тексты, записанные Сайфуллой Салимовым в Курганской области, Б. Альметовым в Челябинской области, Г. Аллаяровым в Учалинском районе и Гайнаном Амири в Хайбуллинском районе РБ. Существует еще один текст объемом 11 страниц на арабском шрифте, паспорт неизвестен, краткий пересказ содержания которого осуществлен М. Бурангуловым в 1938 году и приложен к оригиналу источника на латинском шрифте. В статье рассматриваются отличительные, наиболее значимые места в пяти вариантах эпоса «Кузыйкурпяс и Маянхылу» в записях 30-х годов ХХ века.

Ключевые слова: эпос, башкирский, «Кузыйкурпяс и Маянхылу», версии, варианты, записи, тексты, 30-е годы

Gulnur R. Khusainova

VERSIONS OF THE BASHKIR FOLK EPIC KUZYYKURPYAS AND MAYANKHYLU IN THE RECORDS OF THE 30'S OF THE 20th CENTURY

Abstract

In order to attract the attention of researchers and include unpublished archival versions of the popular Bashkir epic Kuzyykurpyas and Mayankhylu into the scientific circulation this article will consider the texts of the epic work recorded from 1929 to 1938. The author proceeds from the fact that by now, of the 27 texts known in 1971, only three texts have been published in the original language and two in Russian. The number of variants of the work in 2017 was 35. Despite the wide spread, popularity and modern existence, the Bashkir epic Kuzyykurpyas and Mayankhylu has not yet been studied in monographic terms. The systematization of the existing records of the epic made it possible to determine four chronological periods in their fixation: the beginning of the 19th century, the years of 1929-1938, the 1960s - 1970s, the second decade of the 21st century. From the records of the 1930s, the texts preserved by Say-fulla Salimov in the Kurgan region, B. Almetov in the Chelyabinsk region, G. Allayarov in the Uchalinsky district and Gainan Amiri in the Khaybulla district,the Republic of Bashkortostan, have been preserved. There is another text of 11 pages in the volume in Arabic script, the passport is unknown, a brief retelling of the content of which was carried out by M. Burangulov in 1938 and attached to the original source in Latin script. The article deals with distinctive, most significant places in five variants of the epic Kuzyykurpyas and Mayankhylu in the records of the 30s of the 20th century.

Key words: epic, Bashkir, Kuzyykurpyas and Mayankhylu, versions, variants, records, texts, 1930's

Эпос «Кузыйкурпяс и Маянхылу» в фольклорном наследии башкирского народа стоит в одном ряду с эпическими произведениями «Урал-батыр», «Атсбузат» («Акбузат»), «Кара юрга» («Кара-юрга»), «А'Латс тола» («Акхак-Кула»),

«Куцыр буга» («Куныр-буга») и др.; является общим древнетюркским памятником и сохранился у ряда тюркских народов: башкир, казахов, алтайцев, ногайцев, сибирских татар и отражает эпоху, «когда решающую роль в общественной

жизни играли патриархально-феодальные отношения <...>, Брать жен разрешалось только из другого, желательно дальнего рода» [10, с. 110]; в его основе лежит мотив объединения и укрепления племен [5, с. 175].

Башкирский эпос «Кузыйкурпяс и Маянхы-лу» в 1812 году впервые увидел свет на русском языке в переводе Тимофея Беляева в г. Казань. Несмотря на широкое распространение и популярность у башкир, до настоящего времени не стал объектом специального монографического исследования. Однако ряд башкирских фольклористов в своих исследованиях обращались к данному произведению. В первую очередь, необходимо упомянуть сборник статей под редакцией А.Н. Киреева и А.И. Харисова [8], изданный по итогам научной сессии, прошедшей в Уфе в 1962 г. и посвященной 150-летию публикации эпоса на русском языке. В сборник вошли десять статей, рассматривающих эпическое произведение «Кузыйкурпяс и Маянхылу» в разных аспектах, начиная с генезиса и сопоставительного изучения национальных версий и заканчивая исследованием его башкирской, казахской, сибирско-татарской версий. Определенное место изучению эпоса отводится в монографиях башкирских исследователей А.Н. Киреева [7, с. 221—241], А.И. Харисова [10, с. 105—130], С.А. Галина [5, с. 170—183], Н.А. Хуббитдиновой [11], а также в статье М.М. Сагитова [9, с. 10—18].

В башкирской фольклористике исследователи признают существование двух версий эпоса «Кузыйкурпяс и Маянхылу» [6, с. 70; 9, с. 10]: 1) салямовской, записанной в 1938 г. башкирским поэтом Г. Салямом в дер. Таскино Кунашак-ского района Челябинской области от Уммугуль-сум Галимовой, 1891 года рождения, с многочисленными вариантами (ее называют и кунашакской версией, по месту записи эпоса) и 2) беляевской, опубликованной в 1812 г. в типографии Казанского университета, с двумя вариантами, записанными в 1956 и 2017 гг. К настоящему времени реально сохранившихся вариантов 35, 10 из которых не были учтены в комментариях к тому «Башторт хальгк ижады. ДYртенсе том. Эпос» («Башкирское народное творчество. Четвертый том. Эпос») [4, с. 358—374], что стало известно в 2017 г. в процессе работы над проектом «Устная эпическая традиция во времени (на примере эпосов «Кузыйкурпяс и Маянхылу» и «Идукай и Мурадым»)» (№ 16-14-02002), поддержанным региональным конкурсом «Урал: история, эконо-

мика, культура» РГНФ совместно с Правительством РБ в 2016 г.

Из 35 текстов эпического сказания «Кузый-курпяс и Маянхылу» 6 текстов записаны с 1929 по 1938 год, изучению содержания которых, за исключением неоднократно опубликованного варианта Г. Саляма, посвящается данная статья.

Основное содержание салямовской версии эпоса заключается в следующем: у двух охотников одновременно рождаются разнополые дети; они договариваются женить их; скоро отец Ку-зыйкурпяса погибает; отец Маянхылу увозит ее, чтобы не отдавать замуж за Кузыйкурпяса; повзрослевший парень случайно узнает, что у него была нареченная невеста; заставляет мать признаться в этом; мать не хочет отпускать сына в дальнюю дорогу — создает препятствия; герой их преодолевает; находит девушку; нанимается у его отца пастухом; встречается и близко знакомится с девушкой; отец девушки велит убить парня; девушка убивает того, кто убил ее любимого, потом себя возле тела возлюбленного; на могиле молодых вырастают деревья, а на могиле убийцы парня — репей.

При внимательном изучении вариантов рассматриваемого эпического произведения, записанных в 30-е годы ХХ в., можно выявить довольно любопытные моменты, эпизоды в содержании, характерные только им.

Самая первая запись эпического сказания «Ку-зый-Курпяс и Маянхылу» в ХХ веке датируется 1929 годом. Она осуществлена Сайфуллой Сали-мовым в Курганской области. Текст, напечатанный на машинке латинским шрифтом, хранится в Научном архиве УФИЦ РАН [1, ф. 3, оп. 5, ед. хр. 56, л. 1—43], в приложении к тексту в этой же папке имеется оригинал рукописи произведения на арабском шрифте [1, л. 56—75]. В тексте прозаическая часть чередуется с поэтической. Это один из объемных, относительно рано записанных текстов исследуемого произведения, относящийся к салямовской версии, где, в отличие от беляевской, герои трагически погибают. В нем внимание привлекают следующие детали и эпизоды: договор двух ханов о сватовстве, написанный их кровью; пир, организованный матерью Кузыйкурпяса с целью удержать сына и выбрать невесту для него; причитание матери Кузыйкур-пяса перед его отправлением за Маянхылу; подробное описание быта скотовода; притворство Кузыйкурпяса полоумным; рассказ Маянхылу о своей жизни и своей любви к Кузыйкурпяс,

не подозревавшей, что перед ним сидит ее возлюбленный; распространение ложной информации о свадьбе Кузыйкурпяса и Маянхылу, чтобы убить жениха на свадьбе; образы ворона, сороки, не желающих помочь Кузыйкурпясу; образы братьев Маянхылу, приехавших убить Кузыйкур-пяса, но отказавшихся от своей затеи, получив от него подарки (шапку и пояс); Карагул привозит и отдает Маянхылу отрубленную голову Кузыйкурпяса; Кузыйкурпяс оживает на семь дней; переживания родителей Маянхылу; белые тополя на могилах героев.

Второй текст под названием «Кузыйкурпяс, Маянхылу» записан 2 августа 1929 г. студентом Б. Альметовым в дер. Асян Аргаяшского кантона от Ибатуллы Даянова. Рукописный вариант хранится в НА УФИЦ РАН (ф. 3, оп. 2, ед. хр. 477, с. 95—107). Текст неполный и прерывается на эпизоде, где соперник Кузыйкурпяса заявляет о необходимости убить возлюбленного Маянхылу, узнав, что они встретились. В тексте есть поэтические части: 1) диалог Ку-зыйкурпяса с матерью перед отправлением за Маянхылу, 2) сообщение барана из стада отца Маянхылу о приезде Кузыйкурпяса. В этом варианте привлекают внимание способ узнавания пола ребенка при помощи стрелы или веретена, выпытывание героем у матери информации о существовании нареченной с помощью горячего баурсака (сваренные в масле кусочки теста, замешенного на яйцах), а не курмаса (жареное зерно).

Третий вариант записан писателем Г. Аллая-ровым 16 июля 1938 г. в дер. Уразово Учалинско-го района от Гайнисафы Халиловой [1, ф. 3, оп. 2, ед. хр. 480, л. 45—52]. В этом тексте поэтическими строками даны диалоги Маянхылу с женой брата и с отцом. Отличительные моменты в тексте: события происходят на Урале; на охоте встречается жеребая олениха; перед народом отец Маянхылу велит сыну Кузыйкурпяса и Маянхы-лу подойти к своему отцу; на могиле Кузыйкур-пяса и Маянхылу вырастают, обвиваясь, белый и синий цветы — символ большой любви.

Вариант Г. Амири под названием «Кузыйкурпяс» записан в Хайбуллинском районе в 1939 г. [1, ф. 24, оп. 1, ед. хр. 2, с. 3—7]. В этом варианте о существовании нареченной Кузыйкурпяс узнает от кендек инэй (крестной); Кузыйкурпяс горячей жареной пшеницей трет грудь матери, чтобы выпытать тайну; герой просит маму приготовить для него нескончаемую еду и недона-

шиваемую одежду; белая юрта с кипящим в казане золотом, в который Кузыйкурпяс макает седло, одежду, уздечку; Кузыйкурпяс появляется на свадьбе Маянхылу с Кырккуласом, переодевшись в одежду пастуха; Кузыйкурпяс на свадьбе борется и побеждает жениха; мертвый Кузый-курпяс оживает на три дня; на могиле молодых вырастают красный и желтый цветы.

Вариант неизвестного в рукописном виде, на арабском шрифте, хранится в архиве [1, ф. 3, оп. 5, ед. хр. 56, л. 44—55]. В 1938 году М. Буран-гулов на латинском шрифте составил краткое содержание текста и приложил к оригиналу. Из текста пересказа видно, что имена персонажей несколько отличаются; Маянхылу встречает и узнает спящего Кузыйкурпяса в саду, будит его капнувшей из глаз слезой на лицо возлюбленного; девушка прячет любимого в своем дворце; у героев появляется сын, но отец девушки не отказывается от намерения убить парня; убивает Кузыйкурпяса слуга отца Маянхылу по имени Карагарап; весть о смерти Кузыйкурпяса Маян-хылу сообщает его конь и хоронит их (героя и его возлюбленную), потом он отвозит сына Кузыйкурпяса и Маянхылу к матери героя. Как видно, в этом тексте происходят события, не характерные другим вариантам.

Сравнение вариантов эпоса «Кузыйкурпяс и Маянхылу» показало, что имена отцов героев в вариантах разные: Ьарыбай 'Харыбай' и Ка-рабай 'Карабай' (варианты Б. Альметова, Г. Амири), Ьарыбайхан 'Харыбайхан' и Карабайхан 'Карабайхан' (варианты Г. Аллаярова, С. Салимо-ва), Кусэр хан 'Кусяр хан' и Кусмэд хан 'Кусмяс хан' (вариант неизвестного); что касается имен главных персонажей, то они в рассматриваемых вариантах совпадают, за исключением варианта Г. Амири, где девочке дают имя Миннебаян, однако по тексту идет имя БаянЫшыу 'Баянхы-лыу'. Имя соперника Кузыйкурпяса тоже разное: Кыркколас 'Кырккулас' (вариант Г. Амири), Ка-рагол 'Карагул' (вариант С. Салимова), Каракол 'Каракул' (вариант Г. Аллаярова), Колтан та§ 'Култан таз' (вариант Б. Альметова), Карагэрэп 'Карагарап' (вариант неизвестного).

В трех вариантах эпоса перед рождением детей их отцам подаются знаки: перед ними появляется еленен тултырып торган быуа§ бо-лан 'жеребая олениха' (вариант Г. Аллаярова), бер ак кейек 'белый зверек' (вариант С. Салимова), в тексте Б. Альметова — это втыкание на видное место стрелы, если родится сын, и веретена,

если родится дочь. В башкирском фольклоре олень выступает покровителем сирот, обездоленных, рода, спасает людей, попавших в беду [2, с. 509], а стрела и веретено, являющиеся символами рождения мальчика и девочки, на наш взгляд, выбраны потому, что первый является необходимым атрибутом мужчины-воина, а второй - женщины.

В варианте С. Салимова имеет место распространенный у башкир обычай heueuce алыу -принести радостное известие: Карабай хаидъщ ялсыЫг сабып килеп етте лэ Карабай хаи-га: «heueuce, хаиым солтаиым, кы^ыц бар» -тип heйeuceлэuе 'Слуга Карабай хана прискакал с радостным известием: «Радостная весть, мой хан, у Вас родилась дочь»', за что получил вознаграждение: Карабай хаи ялсыга башыи-дагы камсат бYрегеu heйeuceгэ бир§е 'Кара-бай хан дал слуге за радостное известие свою бобровую шапку'. Этот обычай нашел отражение и в тексте С. Беляева [4, с. 73], но в нем добрую весть приносит пастух Карабая и получает вознаграждение - коня. В остальных 33 текстах этот эпизод отсутствует. Обычай сообщения радостной вести также встречается в вариантах Г. Амири, Б. Альметова, когда Ку-зыйкурпяс добирается до своей суженой. В них радостную весть сообщает Маянхылыу баран из стада.

Привлекает внимание в варианте Б. Альме-това действие героя, не отмеченное в других рассматриваемых вариантах: Китер алдыиаи Ку-§ъlйгYрпэc иuэhеuецуц имсэгеи имгэи, hул имсэгеи иммэгэи 'Перед тем, как отправиться в путь, Ку-зыйкурпяс приложился к правой груди матери, а к левой не приложился'. В варианте Г. Аллая-рова у героя при прощании с матерью бер ^§еиэи йэш, икеисе ку§еиэи каи тамды 'из одного глаза упала слеза, из другого - капля крови'. Сцена прощания героя с матерью в варианте С. Сали-мова отличается тем, что на вопрос матери, кому он оставляет ее, отвечает «Аллага тапшырам» 'Аллах сбережет'. После того, как он ускакал, иuэhеuец йeрэге ярылып йыгылып ятып калды 'у матери разорвалось сердце', а в варианте Г. Амири перед расставанием мать предупреждает сына: «Балам, ky§ йэшем даръя булыр, имсэ-гемдец heme kyk даръя булыр, тешем кая таш булыр, сэсем кара урмаи булыр, кул-аягымдыц бармактары кыйыулы ла 40 бYре булыр, улар-§ыц осо ла кырыйы ла булмад. Улар§ы иисек Ymэрhец?» - тиие уга эcэhе 'Дитя мое, мои сле-

зы превратятся в реку, мое грудное молоко станет синим морем, зубы - каменными скалами, волосы - черным лесом, пальцы рук и ног - сорока волками, их будет много. Как ты преодолеешь эти препятствия?'. Горячими слезами обливается мать Кузыйкурпяса перед расставанием с сыном в варианте С. Салимова: Ку^ыйкурпэстец uuahe салгыйына адылып, <...> харап Ыгктай 'Мать Кузыйкурпяса, держась за полы одежды сына, всхлипывала'. Как видно из примеров, в каждом варианте произведения имеет место эпизод расставания героя с матерью, и они разные. К основному варианту Г. Саляма близок вариант Г. Амири, где мать героя грозится создать препятствия, если Кузыйкурпяс отправится за Маянхылыу.

В варианте С. Салимова: Маян^тыу Ку^ый Курпэстец гэY§эhен косактап Ыгктаны, иланы, hbiy китереп [лит.: килтереп] муйыныныц канын йыу§ы. Ак сатыр§ы кор§о, ак кей姧е йэще, Ку-§ый Курпэстец гэY§эhен китереп ак кейе§ вдтвнэ hалды. Урынына башын беркетеп текте лэ, ете квнгэ терелеYен алланан зарый кылып телэне 'Крепко обняв тело Кузыйкурпяса, поплакала, принесла воду, промыла кровь на шее. Соорудила белый шатер, постелила белую кошму, положила на нее тело Кузыйкурпяса и пришила голову на место, умоляя Аллаха оживить любимого на семь дней'. В варианте Г. Амири герой тоже оживает от прикосновения палки человека с белой чалмой на голове, в белом чапане и просит у него жизнь длиною в три дня и три ночи. Итак, эпизод временного оживания героя имеет место в вариантах С. Салимова, неизвестного, а также Г. Амири.

В вариантах Б. Альметова, Г. Аллаярова, С. Салимова после смерти Кузыйкурпяса Маян-хылу убивает себя: вонзает в себя нож. В варианте Г. Амири героиня умирает рядом с телом возлюбленного, но не с помощью ножа.

Финальный эпизод вариантов тоже отличается в деталях. На могилах влюбленных вырастают: береhе кы§ыл гвл булып, береhе hары гвл <...> 'красный и желтый цветок' (Амири), берэр ак тирэк 'по одному белому тополю' (Са-лимов, Альметов), ак сэскэ менэн ^к сэскэ 'белый и синий цветы' (Аллаяров). На могиле убийцы Кузыйкурпяса репей вырос в вариантах С. Салимова и Г. Аллаярова.

В вариантах эпоса «Кузыйкурпяс и Маян-хылу» встречаются оригинальные поэтические формулы: 1) ат уйнатып, кош свйвп, куян

алдырып, твлкв алдырып, ук ман колан да болан атып 'прискакав на резвых конях, пускали ловчих птиц за зайцами и лисами, а стрелами из лука брали косулю и оленя' (Салимов), которая дает хорошее представление о том, как охотились башкиры и на каких диких животных; 2) слуга Харыбай-хана прискакал ике ботта бер камсы булып — досл. 'быстро как плеть', сообщил радостную весть и ускакал сат та бот бу-лып (так же быстро), т.е. так выражается скорость всадника; 3) времени: бер квндэ бер [йыл] йэшэнелэр, ике квндэ ике [йыл] йэшэнелэр 'в один день год прожили, в два — два года', ащан ай, йылдан-йыл Yтэ 'месяц за месяцем, год за годом проходят', твн-квн тора, ай тора 'ночь, день живет, месяц живет' (Салимов); 4) расстояния: бер нисэ квн китте, белэк буйы ер китте 'несколько дней шел, прошел путь длиной с локоть' (Салимов); ете дицге§, ете урман аша сыгът киткэн 'семь морей, семь лесов он прошел' (Альметов), 40 тау, 40 дицге§ аша алып каса 'увез за сорок гор, за сорок морей' (Аллаяров); 5) приветствия: сэлэм бир§е, арыу§ык, hау$ык (лит.: арыулык, hаулык) ^раны 'поприветствовал, про здоровье спросил' (Салимов); 6) завершения: иртэгем ары китте, Y§ем бире калдым, кыу агаска, кыу CYпкэ дугар§ым 'иртэк мой дальше пошел, я здесь остался, у высохшего дерева, у высохшего мусора' (Салимов).

Рассмотрение вариантов башкирского эпического сказания «Кузыйкурпяс и Маянхылыу» в записях 30-х годов ХХ века показало, что в основном тексты излагаются прозой, поэтому они не похожи друг на друга, одни тексты по содержанию полные, объемные, как, например, вариант С. Салимова, другие — сокращенные: это варианты Г. Аллаярова, Г. Амири, не завершенный вариант Б. Альметова (к счастью, существует текст, записанный в 1962 г. от того же информанта С. Галиным), текст неизвестного (к настоящему моменту есть полный текст на арабском шрифте и краткое изложение содержания текста М. Бурангуловым на латинском шрифте). В некоторых вариантах имеет место импровизация, не характерная изучаемому эпосу, тем не менее каждый его текст представляет собой самостоятельное произведение с увлекательным сюжетом.

В перспективе предстоит работа по изучению и введению в научный оборот многочисленных вариантов эпоса «Кузыйкурпяс и Маянхылу», записанных в 1960—1970 гг.

ЛИТЕРАТУРА

1. Архив Уфимского федерального исследовательского центра Российской академии наук.

2. Башкирское народное творчество. Том I. Эпос / составитель М.М. Сагитов. Комментарии Н.Т. Зари-пова, М.М. Сагитова и А.М. Сулейманова. Уфа: Башкирское книжное издательство, 1987. 544 с.

3. Башкорт хальгк ижады. Эпос. Икенсе китап / тез., баш hY3 языусы, ацлатмалар биреYсе Мехтэр Сэгитов. Эфе: Башкортостан китап нэшриэте, 1973. 372 б. (Башкирское народное творчество. Эпос. Вторая книга / сост., автор предисловия и комментариев Мухтар Сагитов. Уфа: Башкирское книжное издательство, 1973. 372 с.).

4. Башкорт халык ижады. ДYртенсе том. Эпос / тез., баш hY3 языусы, ацлатмалар биреYсе М. Сэгитов, Б. Байымов. Эфе: Китап, 1999. 400 б. (Башкирское народное творчество. Четвертый том. Эпос / сост., авторы предисловия и примечаний М. Сагитов, Б. Баимов. Уфа: Китап, 1999. 400 с.).

5. Галин С.А. Башкирский народный эпос. Уфа: Аэрокосмос и ноосфера, 2004. 320 с.

6. Киреев А.Н. Позднейшие записи эпического сказания «Кузы-курпес и Маян-хылу» // Народный эпос «Кузы-Курпес и Маян-хылу»: сб. статей. Уфа,

1964. С. 69-79.

7. Киреев А.Н. Башкорт халкыныц эпик ко-марткылары. Эфе: Башкортостан китап нэшриэте, 1961. 388 б. (Киреев А.Н. Эпические памятники башкирского народа. Уфа: Башкирское книжное издательство, 1961. 388 с.).

8. Народный эпос «Кузы-Курпес и Маян-хылу»: сб. статей. Уфа, 1964. 124 с.

9. Сэгитов М.М. Был китаптагы эпик эдэрзэр хакында // Башкорт халык ижады. Эпос. Икенсе китап / тез., баш hY3 языусы, ацлатмалар биреYсе Мехтэр Сэгитов. Эфе: Башкортостан китап нэшриэте, 1973. 5-25-се бб. (Сагитов М.М. Об эпических произведениях этой книги // Башкирское народное творчество. Эпос. Вторая книга / сост., автор предисловия и комментариев Мухтар Сагитов. Уфа: Башкирское книжное издательство, 1973. С. 5-25).

10. Харисов Э.И. Башкорт халкыныц эзэби мирады. XVIII-XIX быуаттар. Эфе: Башкортостан китап нэшриэте, 1965. 416 б. (Харисов А.И. Литературное наследие башкирского народа (XVIII-XIX веков). Уфа: Башкирское книжное издательство,

1965. 416 с.).

11.ХуббитдиноваН.А. Реликвия «Курайчи». Уфа: Башкирский лингвистический центр, 2005. 108 с.

REFERENCES

1. Arkhiv Ufimskogo federal'nogo issledovatel 'skogo tsentra Rossiyskoy akademii nauk [Archives of the Ufa Federal Research Centre, Russian Academy of Sciences] (in Russ.).

2. Bashkirskoe narodnoe tvorchestvo. Tom 1. Epos [Bashkir Folk Art. Vol. 1. The Epic]. Comp. by M.M. Sagi-tov. Commentaries by N.T. Zaripov, M.M. Sagitov and A.M. Suleymanov. Ufa: The Bashkir Publishing House, 1987. 544 p. (in Russ.).

3. Bashkort khalyk izhady. Epos. Ikense kitap [Bashkir Folk Art. The Epic. Second Book]. Compilation, Introduction, Explanatory Notes by Mukhtar Sagitov. Ufa: The Bashkir Publishing House, 1973. 372 p. (in Bashkir).

4. Bashkort khalyk izhady. Durtense tom. Epos [Bashkir Folk Art. Vol. 4. The Epic]. Compilation, Introductory Article, Explanatory Notes by M. Sagitov, B. Bayimov. Ufa: Kitap press, 1999. 400 p. (in Bashkir).

5. Galin, S.A. Bashkirskiy narodnyy epos [The Bashkir Folk Epic]. Ufa: Aerokosmos i noosfera press, 2004. 320 p. (in Russ.).

6. Kireev, A.N. Pozdneishiye zapisi epicheskogo ska-zaniya "Kuzy-kurpes i Mayan-khuly" [The Latest Re-

cords of the Epic Tale Kuzy-kurpes andMayan-khylu]. In: Narodnyi epos "Kuzy-Kurpes i Mayan-Khylu": sb. statey [The Folk Epic Kuzy-Kurpes i Mayan-Khylu: Collected Articles]. Ufa, 1964. P. 69-79 (in Russ.).

7. Kireev, A.N. Bashkort khalkynyy epik komartky-lary [The Bashkir Epic Monuments]. Ufa: The Bashkir Publishing House, 1961. 388 p. (in Bashkir).

8. Narodnyy epos "Kuzy-Kurpes iMayan-khylu": sb. statey [The Folk Epic Kuzy-Kurpes i Mayan-khylu: Collected Articles]. Ufa, 1964. 124 p. (in Russ.).

9. Sagitov, M.M. Byl kitaptagy epik aGardar khaky-nda [On the Works in This Book]. In: Bashkort khalyk izhady. Epos. Ikense kitap [Bashkir Folk Art. The Epic. Book 2]. Compilation, Introductory Article, Explanatory Notes by Mukhtar Sagitov]. Ufa: The Bashkir Publishing House, 1973. P. 5-25 (in Bashkir).

10. Kharisov, A.I. Bashkort khalkynyy adabi mi-raGy. XVIII-XIX buyattar [The Literary Heritage of the Bashkir People. The 18th - 19th Centuries]. Ufa: The Bashkir Publishing House, 1965. 416 p. (in Bashkir).

11. Khubbitdinova, N.A. Relikviya "Kuraichi" [The Relic Kuraichi]. Ufa: Bashkir Linguistic Centre, 2005. 108 p. (in Russ.).

DOI 10.24411/2223-0564-2018-10309 Т.М. Гарипов, Т.Ю. Капишева УДК 81'83

ПОЛИВАРИАНТНОСТЬ ЛИЧНЫХ СОБСТВЕННЫХ ИМЁН КРЯШЕНСКОГО НАСЕЛЕНИЯ ПРИВОЛЖСКО-ПРЕДУРАЛЬСКОГО РЕГИОНА

Аннотация

В статье проводится концентрированный контент-анализ личных имён собственных, заимствованных из восточнославянских языков (особенно русского) в антропонимикон кряшенской народности, обитающей преимущественно в Волго-Уралье и принявшей в прошлом христианскую веру православного толка.

Гарипов Талмас Магсумович, доктор филологических наук, профессор, член-корреспондент АН РБ, профессор кафедры общего языкознания Башкирского государственного педагогического университета им. М. Ак-муллы (Уфа), e-mail: talmasg@yandex.ru

Капишева Татьяна Юрьевна, кандидат филологических наук, доцент кафедры общего языкознания Башкирского государственного педагогического университета им. М. Акмуллы (Уфа), e-mail: tanja415@yandex.ru

Talmas M. Garipov, Prof. Dr.Sc. (Philology), Associate Member of the Academy of Sciences of the Republic of Bashkortostan, Professor of the Department of General Linguistics, the Bashkir State Pedagogical University Named after M. Akmullah (Ufa), e-mail: talmasg@yandex.ru

Tatiana Yu. Kapisheva, Cand.Sc. (Philology), Associate Professor of the Department of General Linguistics, the Bashkir State Pedagogical University Named after M. Akmullah (Ufa), e-mail: tanja415@yandex.ru

© Гарипов Т.М., Капишева Т.Ю., 2018

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.