Научная статья на тему 'Ван-дер Беллен — забытое имя в истории отечественной цветной металлургии'

Ван-дер Беллен — забытое имя в истории отечественной цветной металлургии Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
33
6
Поделиться
Ключевые слова
ЦВЕТНАЯ МЕТАЛЛУРГИЯ / ИСТОРИЯ / ВАН-ДЕР БЕЛЛЕН / ПОЛИТЕХНИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ / РЕДИГЕР / УРКВАРТ

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Липин Вадим Аполлонович

В статье приводятся ранее не опубликованные сведения о судьбе и творческой деятельности выпускника металлургического факультета Петроградского политехнического института Александра Константиновича Ван-дер Беллена (1891–1944). На основе архивных материалов, редких и малодоступных публикаций, а также воспоминаний отражены малоизвестные страницы развития цветной металлургии страны в начале XX века и в послереволюционный период.In paper the earlier not published data on destiny and creative activity of graduate of metallurgical faculty of Petrograd Polytechnical Institute namely Alexander Konstantinovich Van der Bellen (1891-1944) are given. On the basis of archival materials, rare and inaccessible publications, and also memoirs little-known pages of development of nonferrous metallurgy of the country at the beginning of the 20th century and during the postrevolutionary period are reflected.

Текст научной работы на тему «Ван-дер Беллен — забытое имя в истории отечественной цветной металлургии»

ня день и год, и Павел Павлович назвал прошедший день и прошлый год. Тогда врач спросил, где он работает, и Кобеко назвал себя сотрудником А.Ф. Иоффе. Психиатр был уже совсем убежден, что имеет дело с больным, и чуть было не задержал Павла Павловича, а потом оправдывался, что все его пациенты «всегда ссылаются на высокие личности».

Неудавшаяся заначка Как-то раз, получив с И.В. Курчатовым гонорар за книги, сговорились утаить от жен по триста рублей на мелкие расходы. Но те по количеству принесенных домой купюр быстро разгадали маневр и потребовали внести в семейные кассы полные суммы.

Недорезанный буржуй

Иронически относился Павел Павлович к своему дворянскому происхождению. В совершенстве владея немецким, английским и французским языками и видя, как товарищи «пролетарского происхожде-

ния» потеют, переводя технические статьи, любил подойти и сказать с усмешкой:

— Дайте-ка посмотреть недорезанному буржую.

Курьезный случай во время защиты докторской диссертации

Во время защиты докторской диссертации П.П. Кобеко в 1935 году на Совете ЛФТИ произошел курьезный случай, который хорошо характеризует Павла Павловича. От его доклада у слушателей создавалось впечатление, будто вся работа была проделана не самим соискателем ученой степени, а его помощниками и учениками. Поэтому председательствующий спросил: «Мы, конечно же, ценим вашу скромность, но скажите же, ради бога, Павел Павлович, что вы-то сделали?». Зал встретил этот вопрос смехом, так как всем было хорошо известно, сколько труда и сноровки было вложено в эти исследования, да и о его работах было широко известно далеко за пределами института [ 4 ].

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Кобеко Павел Павлович [Текст] // В кн.:Физи-ки о себе.— Л.: Наука, 1990.— С. 290-296.

2. Юрченко, Г.Ф. На земле Мстиславщины взращенный. Очерк жизни и деятельности П.П. Кобеко [Текст] / Г.Ф. Юрченко.— Минск: Наука 1 техшка, 1991.— 144 с.

3. Храмов, Ю.А. Кобеко Павел Павлович [Текст] / Ю.А. Храмов.— Физики. Биографический справоч-

ник.— М.: Наука, 1983.— С. 135, 136.

4. Коптев, Ю. П.П. Кобеко [Текст] / Ю. Коптев.— СПб., 1997.— 36 с.

5. П.П. Кобеко (11.У1.1897-6. I. 1954) [Текст] // Журнал технической физики.— 1954. Т. 24, вып. 4.— С. 1-1У.

6. Рейнов, Н.М. Физики — учителя и друзья [Текст] / Н.М .Рейнов.— Л.: Лениздат. — 256 с.

УДК 001:66

В.А. Липин

А.К. ВАН-ДЕР БЕЛЛЕН — ЗАБЫТОЕ ИМЯ В ИСТОРИИ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ЦВЕТНОЙ МЕТАЛЛУРГИИ

Имя Александра Константиновича Ван-дер Белена, выпускника металлургического факультета Петербургского (Петроградского) политехнического института, мало или почти ничего не говорит поколению россиян XXI века. Между тем этот человек достоин памяти и уважения за вклад в развитие российской—советской цветной металлургии, а также подготовку кадров для предприятий отрасли.

Архивные документы, как обычно, скупы, но все же позволяют установить факты биографии А.К. Ван-дер Беллена.

Евгений-Александр-Станислав Константинович фон-дер Беллен (таково его полное имя) родился по старому стилю 14 января 1891 года в семье потомков голландцев, переселившихся еще в XVIII веке в Россию. Ван-дер Беллены находились на российской службе с XVIII века, главным образом, по медицинской части, имели привилегии дворянства, играли активную роль в общественно-политической жизни Псковской губернии и прилегающего региона. Достаточно сказать, что последним губернатором г. Пскова был именно Ван-дер Беллен. На территории

Рис. 1. Александр Константинович Ван-дер Белен в предреволюционный период (фотография из личного архива ЕА. Лубны-Герцык)

Псковской губернии, Эстляндии, Германии и др. семейством Ван-дер Беллен была создана сеть аптечных и медицинских учреждений. Дела шли хорошо, и в конце XIX века представители семейства Ван-дер Белленов переселились на Урал, где ими был приобретен ряд золотых приисков [4].

До революции 1917 года Ван-дер Беллены составляли элиту российского общества. В родстве с ними состояли многие известные и влиятельные фамилии той поры, в том числе и военный министр России (1905—1909 гг) Александр Федорович Редигер (1853—1920). Образование представители семейства Ван-дер Белленов получали в области юриспруденции, химии, медицины и лесного дела в петербургских высших учебных заведениях и тартуском университете. Родовое имение в Псковской губернии было по существу превращено студентами и выпускниками Петербургского лесного института и Московского сельскохозяйственного института (впоследствии МСХА им. Тимирязева) в опытный участок для взращивания различных сельскохозяйственных культур. Будущие академики Д.Н. Прянишников (1865-1948), В.Р. Вильямс (1863-1939), Е.Ф. Ли-скун (1873-1958) были в их числе.

Александр Константинович Ван-дер Беллен, как и его родной брат Владимир (1892 г.р.), вопреки семейным традициям поступил в 1907 году в недавно открытый Санкт-Петербургский политехнический институт имени Петра Великого. Владимир поступил на механический факультет, а Александр — на металлургический. Интерес к химическим производствам, геологическим исследованиям и металлургии, помноженный на незаурядные способности, сыграл свою роль.

В тот период в стенах Санкт-Петербургского политехнического института преподавание на металлургическом факультете вели крупнейшие специалисты и педагоги того времени. Общую химию преподавал Н.С. Курнаков (1860—1941), физическую химию и теоретическую электрохимию — В.А. Кистяковский (1865—1952), общую металлургию, теорию сплавов, теоретический и горнозаводской анализ — А.А. Байков (1870—1946), металлургию стали — В.Е. Грум-Гржимайло (1864—1928), электрометаллургию — П.П. Федотьев (1864-1934) [1].

Еще будучи студентом, А.К. Ван-дер Беллен проявил разносторонние способности, аналитический ум и незаурядную эрудицию. Об уровне и характере научных исследований А.К. Ван-дер Беллена в студенческие годы можно судить по результатам работы, выполненной под руководством А.А. Байкова [5] и опубликованной в 1914 году в журнале Русского металлургического общества, председателем которого был его дядя — Н.А. Иосса. Работа была посвящена исследованию процессов, идущих в шахтных печах при плавке сульфидных руд в присутствии угля и возможности образования вторичных продуктов (CS2, H2S, COS). В частности, в этой работе была установлена роль катализаторов в промышленном осуществлении реакции диспропорци-онирования монооксида углерода.

18 декабря 1913 года А.К. Ван-дер Беллен окончил курс Санкт-Петербургского политехнического института и был удостоен звания инженера-металлурга [3]. Мало кому сейчас известно, что выпускник с такой квалификацией имел в тот период «право занимать должность штатного преподавателя в специальных учебных заведениях, заведовать фабриками и заводами, составлять проекты зданий и сооружений, производить всякого рода строительные работы» и др. [2].

Лучшей характеристикой А. К. Ван-дер Беллена стал отзыв о нем В.Е. Грум-Гржимайло, написанный несколько лет спустя после окончания института. Он писал: «Я считаю инженера-металлурга Александра Константиновича Ван-дер Беллена одним из самых талантливых молодых инженеров-металлургов. Он имеет прекрасную подготовку, очень начитан, прекрасно владеет иностранными языками. У него хорошие руки в лабораторной работе и хорошая голова при обсуждении полученных результатов».

После окончания института А.К. Ван-дер Беллен был рабочим и практикантом в доменном цехе Биссерского завода на Урале, в мартеновских цехах Надеждинского (ныне Серовского) и Ена-киевского заводов, техником на Богословском медеплавильном заводе, был ассистентом Варшавского политехнического института [4].

Произошли изменения и в семейной жизни. В 1914 году А.К. Ван-дер Беллен женился на Елене Эдуардовне Тидебель, родственнице знаменитого мецената-банкира, благодаря финансовой помощи которого стало возможным создание Музея изобразительных искусств им. А.С. Пушкина, и переселился из Петербурга в Москву.

К 1917 году А.К. Ван-дер Беллен выполнил и опубликовал ряд работ по цветной и черной металлургии, свидетельствовавших о его разносторонних интересах и знаниях. Среди них следует отметить «Материальный и тепловой баланс медеплавильной шахтной печи Богословского завода», «Исследование свойств пульного мельхиора», «Влияние примесей в меди на свойства медных снарядных поясков». Понятно, что в условиях Первой мировой войны, в которой с 1914 года участвовала и Россия, совершенствованию технологии получения цветных металлов и увеличению объемов их производства отводилось не последнее место. Поэтому инженер А.К. Ван-дер Беллен видел свою роль именно в этом.

Революция 1917 года поставила перед русской интеллигенцией непростую задачу выбора, разбив русское общество на два лагеря. Большинство представителей семейства Ван-дер Бел-лен по разным причинам к середине двадцатых годов покинуло Россию. Так, родной брат Александра Константиновича — Владимир, который учился на механическом факультете Политехнического института с 1909 по 1913 год, затем с 1913 по 1916 год — в Лесном институте и позд-

Рис. 2. Александр Константинович Ван-дер Белен в металлургической лаборатории Петроградского политехнического института (фотография из личного архива Е.А. Лубны-Герцык)

нее в 1916 году в Николаевском инженерном военном училище, в 1918 году предпринял наивную попытку восстановиться в Лесном институте [10]. Но, не встретив там поддержки и не найдя себе достойного применения в послереволюционной России, был вынужден в 1924 году эмигрировать в Голландию.

А.К. Ван-дер Беллен был один из немногих представителей этой фамилии, кто остался и искренне направил все свои силы на то, чтобы наладить работу цветной металлургии страны в послереволюционные годы.

1917 год А.К. Ван-дер Беллен встретил на Кольчугинском медеплавильном заводе, где работал заведующим металлургической лабораторией. Он избирается членом президиума Кольчугинского Совета рабочих депутатов, возглавляет Отдел народного образования, занимается всеобщим начальным обучением.

С 1918 года А.К. Ван-дер Беллен работает в секторе цветных металлов Высшего совета народного хозяйства (ВСНХ) — центральном органе по руководству промышленностью страны, где его деятельность прежде всего была направлена на организацию работы предприятий цветной металлургии в новых хозяйственных условиях, национализацию предприятий цветной металлургии, преобразование предприятий. А.К. Ван-дер Беллен обследует ряд предприятий и многие месторождения руд цветных металлов, разрабатывает серию докладов и записок в руководящие органы страны, выступает с предложениями о дальнейших путях развития цветной металлургии послереволюционной России. Основное внимание Александра Константиновича было сосредоточено на предприятиях Восточного Казахстана, где в тот период бурно развивалась вплоть до 1917 года горнодобывающая и горнозаводская промышленность, где разрабатывались богатые месторождения цветных металлов и угля.

Здесь следует подробно остановиться на ситуации в российской горнорудной и металлургической промышленности, сложившейся в предреволюционные годы.

Дело в том, что в начале XX века большинство предприятий горной промышленности, производивших медь, цинк, свинец, золото, уголь и др., находились в руках иностранных акционерных обществ. Так, на территории Казахстана англо-французское акционерное обще-

ство Спасских медных руд, возникшее в 1904 году, владело Спасско-Успенским медным рудником и заводом. В 1911 году было организовано, главным образом с участием английского капитала, Атбасарское акционерное общество медных руд для разработки Джезказганских месторождений.

Одним из главных центров цветной металлургии западного Алтая был рудник в поселке Риддерск, основанном в 1786 году и названном по имени горного офицера Филиппа Риддера (1759-1838), открывшего здесь месторождение полиметаллических руд. Риддеровскими месторождениями полиметаллов до 1917 года владел Джон Лесли Уркварт (1874-1933), английский миллионер и предприниматель. Шотландец по происхождению, он более половины жизни прожил в России, здесь создал свою репутацию и достиг своих величайших успехов [6].

Еще в 1906 году Уркварт организовал АнглоСибирскую компанию с целью инвестирования в добычу и преработку руд цветных металлов в России. В 1908 году он скупил акции наследников купца Л.И. Расторгуева и завладел Кыш-тымским горным округом. В 1910 году им был основан Карабашский медеплавильный завод на базе имеющихся месторождений медно-колчеданных руд. Основной сырьевой базой было Александринское месторождение меди. К 1915 году завод был в числе ведущих в России по уровню технической оснащенности и объемам производства.

С 1914 года Англо-Сибирская компания стала контролировать работу предприятий Риддер-ска. На средства, выделенные Урквартом, велось совершенствование шахт и рудников, строительство обогатительной фабрики, Экибастузского свинцово-цинкового завода, строилась железная дорога, было организовано производство первого в России кокса. В 1917 году планировалось производить 12000 тонн цинка, 8000 тонн свинца и почти миллион тонн угля. Это было самое большое предприятие в России, за исключением металлургических заводов на западе страны.

Компания «Руссо-Азиатик Консолитейтед Лимитед», ведомая Лесли Урквартом, до октябрьского переворота контролировала крупнейшие медные, цинковые и железно-рудные рудники на Урале и в Восточной Сибири, общей площадью свыше миллиона гектар, где также добывались

серебро и свинец (их доля составляла 60 % от общего производства этих металлов в России) [6].

Происшедшие после государственного переворота 1917 года события коренным образом изменили ситуацию. Неопытность новой власти, подстрекательства большевиков, негативное отношение к иностранным специалистам и их отъезд привели к тому, что предприятия Риддер-ска и других объектов цветной металлургии региона к началу 1918 года прекратили свою работу. Восточный Казахстан и Алтай переходили от красных к белым и обратно. В итоге к середине 1919 года некогда крупнейшее предприятие металлургии, которым владел Уркварт, превратилось в страшный скелет, с заводами, подлежащими восстановлению с большим трудом, затопленными медными копями и разбежавшимся персоналом. Хозяйственная разруха на предприятиях усугублялась из-за того, что в годы после революции их оборудование и механизмы практически не ремонтировались, не заменялись, не реконструировались, и они работали с большими перебоями, остановками, неравномерной нагрузкой. Степень их изношенности превысила 50 %. Кроме того, оборудование, детали зданий и сооружений в той или иной степени были разворованы местным населением. Персонал предприятий фактически остался без работы, были прекращены поставки сырья и производство основной продукции, исключительно важной для страны [6].

Уже с середины 1920 года стал решаться трудный вопрос о сохранении риддерских и других предприятий для их последующего пуска. К тому моменту уже стало однозначно ясно: Советы не станут отдавать Уркварту назад его собственность, что можно было бы рассматривать как признание ими частной собственности. Речь могла идти только либо о концессии, либо о национализации данных предприятий. Решающее слово в данной ситуации было за руководителем советского государства В.И. Лениным (1870— 1924), лично руководившим переговорами с предполагаемыми концессионерами, которые продолжались больше года.

В конце 1921 года была создана специальная комиссия при Совете труда и обороны по обследованию в Риддерске и других местах состояния предприятий цветной металлургии. В ее состав в качестве главного технического специалиста

вошел инженер-металлург А.К. Ван-дер Беллен. Целью обследования было установление технического и экономического состояния предприятий на текущий момент и видов на ближайшее будущее, сбор материала для выяснения вопроса о дальнейшей эксплуатации путем восстановления дела своими руками или сдачи в концессию, выяснение организационных задач и работ, которые встанут перед руководителями при организации и восстановлении дела своими средствами.

С ноября 1921-го по январь 1922 года комиссия занималась обследованием предприятий Риддерска и Кыштыма. Позднее непосредственно А.К. Ван-дер Белену было поручено подготовить соображения по восстановлению работы и других предприятий региона.

Изучив архивы акционерных обществ цветной металлургии (Спасского, Атбасарского и Риддерского), Александр Константинович представил в ВСНХ доклад о восстановлении предприятий указанных акционерных обществ и дальнейшем их развитии без привлечения иностранного капитала (концессий). По существу, данные материалы представляют собой пред-проектные обоснования восстановления с подробнейшими технико-экономическими выкладками. Отдельные материалы доклада были опубликованы в центральном советском издании — газете «Правда» от 18, 19 и 21 марта

1923 года и вскоре были также напечатаны в виде отдельных брошюр [7, 8].

В том же 1923 году Александр Константинович представил «Проект организации Государственного медно-свинцово-цинкового общества», ставший первой наметкой перспективного плана развития цветной металлургии в стране.

4 февраля 1924 года А.К. Ван-дер Беллен подал доклад Президиуму ВСНХ «Об организации медно-цинко-свинцового дела» и в декабре

1924 года еще раз доложил Президиуму ВСНХ о развитии медных производств Карабаша, закавказских предприятий, о строительстве Кар-сакпая и Богомолстроя (ныне Красноуральский комбинат). Именно по этому докладу ВСНХ принял Постановление от 4 февраля 1924 года: «Принципиально признать необходимой организацию медно-цинко-свинцового государственного предприятия в составе Кыштыма, Калаты, Таналыка, Риддерска и Экибастуза».

Обширные знания геологии, горного дела и металлургии, умение анализировать и оценивать экономическую сущность рассматриваемых промышленных проблем, непоколебимая убежденность в соответствии своих оценок и предложений интересам Родины, генеральной линии на индустриализацию страны и преимущественное развитие государственной тяжелой промышленности, строго логичная аргументация, страстность в письменном изложении и в устных докладах прокладывали дорогу идеям и предложениям А.К. Ван-дер Беллена. Таким образом, вопрос о развитии этой большой группы предприятий цветной металлургии как государственных получил практическое разрешение и развитие.

В своих публикациях А.К. Ван-дер Беллен констатирует: «Ни одно из русских месторождений свинца и цинка в отношении прибыльности не может быть сравнимо с Риддером и в ближайший период развития русской промышленности Риддер является единственным месторождением, способным обеспечить коммерчески выгодное получение свинца и цинка в масштабе, отвечающем потребности страны» [6].

Именно на риддеровских предприятиях бывшей концессии Лесли Уркварта при техническом руководстве А.К. Ван-дер Беллена были достигнуты наибольшие успехи национализации. С трудом пережив времена полной остановки производства (1918-1921 годы), но тем не менее в наибольшей степени сохранив комплектность оборудования, впоследствии частично отремонтированного и обновленного, задействованного на полную мощь, удалось на этой базе вновь созданному комбинату «Риддерцинк» к 1925 году стать самым передовым предприятием молодого Казахстана. В его составе действовали горный цех с двумя рудниками, золотоизвлекательная фабрика, опытный электролитный цинковый завод, электротехнический цех, химическая лаборатория, строилась обогатительная фабрика; в полном объеме функционировало вспомогательное производство. В результате за первый хозяйственный год (с 1 октября 1924-го по 1 октября 1925 года) было добыто 3644 тонны руды, вдвое больше против прошлогоднего. 1 ноября 1927 года с пуском передислоцированного из Экибастуза свинцового завода здесь был получен первый казахстанский свинец. В октя-

бре 1928 года впервые в истории Риддерска себестоимость добываемой руды не стала превышать средней годовой сметной себестоимости, и, наконец, в декабре 1929 года Риддерский горно-металлургический комбинат государственного треста «Полиметалл» снизил себестоимость руды на 41 % против прошедшего года. В ходе успешной первой пятилетки и далее Риддерск продолжал производство крупнотоннажного количества серебросодержащего свинца, а Экибастуз и степные хозяйства, до революции арендованные Лесли Урквартом, добычей угля и меди делали существенный вклад в экономику советского государства [6].

В 1925-1926 и в 1932-1934 годы А.К. Ван-дер Беллен работал техническим директором треста «Алтайполиметалл», а затем главным инженером треста «Алтайцветметзолото». Он активно участвовал в освоении селективной флотации полиметаллических руд, в создании первого в стране Риддерского опытного цинкового электролитного завода. Впоследствии в 1937-1938 годах Александр Константинович как консультант Гипроцветмета участвовал в разработке технико-экономической записки по вопросам развития цветной металлургии и энергетики на Алтае. После рассмотрения этой записки было принято постановление Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б) от 9 октября 1938 года.

А.К. Ван-дер Беллен много сделал для развития цветной металлургии и в других районах страны. В 1926-1927 годах он обследовал ряд медных и полиметаллических месторождений Южного Казахстана и Средней Азии, выступал с критикой и ревизией установок Геологического комитета и некоторых работников плановых органов, утверждавших непромышленный характер этих месторождений, выдвинул предложение о создании предприятий цветной металлургии в этих районах. Он представил в ВСНХ записку о большом значении медных вкрапленных порфировых руд Казахстана (1927), разработал по заданию правительства Казахской ССР проект «Первого пятилетнего плана развития цветной металлургии и связанных с ней отраслей хозяйства в Казахстане» (1928 г.).

По его оценке, суммарные промышленные запасы руд разведанных Коунрадского, Джезказганского и других медных месторождений Центрального Казахстана позволяли проекти-

ровать в этом районе выплавку меди в количестве, значительно превышавшем всю выплавку меди в СССР в тот период.

На основании этих данных в полупустынном Прибалхашье был построен и введен в 1938 году в действие крупнейший на тот период горнометаллургический комбинат, сыгравший впоследствии немалую роль в обеспечении страны металлом в годы Второй мировой войны.

В 1929—1930 годах А.К. Ван-дер Беллен работал в Гипроцветмете главным инженером проекта Казмеди (ныне Балхашский горно-металлургический комбинат), выпустил технико-экономическую записку «Плановое задание по строительству Казмеди». Впоследствии он был первым главным инженером треста «Казмедь».

На протяжении ряда лет А.К. Ван-дер Беллен возглавлял технические и научно-технические советы руководящих органов цветной металлургии, участвовал в экспертизе и рассмотрении проектов почти всех предприятий медной и свинцово-цинковой промышленности.

Как эрудированный инженер и экономист, он правильно оценивал проблемы размещения промышленности, неутомимо пропагандировал развитие медной и свинцово-цинковой промышленности в Казахстане и Средней Азии, алюминиевой промышленности в Сибири. Жизнь подтвердила правильность его рекомендаций и прогнозов.

Наряду с руководящей инженерной и экономической работой в промышленности А.К. Ван-дер Беллен с 1923 года работал в высшей школе — сначала доцентом в стенах Московской горной академии, а после выделения факультета цветных металлов в самостоятельный Московский институт цветных металлов и золота в 1930 году — профессором. В рекомендации того же В.Е. Грум-Гржимайло, данной в 1923 году сказано: «А.К. Ван-дер Беллен вполне владеет даром слова... Думаю, что Московская горная академия приобретет в его лице достойного сочлена-преподавателя». В 1934 году он избран деканом инженерно-экономического факультета и заведующим кафедрой организации производства. Среди учеников Александра Константиновича был будущий министр цветной металлургии СССР П.Ф. Ломако (1904— 1990), окончивший Московский институт цветных металлов и золота в 1932 году.

Рис. 3. Александр Константинович Ван-дер Белен в советские годы (фотография из личного архива Е.А. Лубны-Герцык)

А.К. Ван-дер Беллен был непримирим к любым ведомственным, местническим, конъюнктурным, волюнтаристским толкованиям и подходам, никогда не боялся оспаривать ошибочные, по его мнению, положения и выводы. Такая принципиальность требовала от него большого напряжения ума и нервов и немалого гражданского мужества. В 1929—1930 годах он вступил в спор с авторитетными геологами, доказал ошибочность их оценки запасов меди в Коунрадском месторождении, добился пересчета и утверждения запасов, в 5 раз превысивших первоначально заявленные.

Человек трезвого мышления и точного расчета, Александр Константинович выступал как против заниженных, так и против завышенных цифр в предложениях, добивался оптимальных решений. Так, 12 мая 1931 года А.К. Ван-дер Беллен обратился в руководящие органы страны с докладной запиской, в которой он вскрыл причины отставания цветной металлургии от требований народного хозяйства, причины возраставшего дефицита цветных металлов, и предложил комплекс мероприятий для преодоления отставания цветной металлургии и смягчения

дефицита цветных металлов, рассчитанный на несколько лет. Некоторые положения его записки, например тезис о необходимости про-порционировать капитальные вложения в черную и в цветную металлургию, представляют интерес и в наши дни. После рассмотрения записки была образована правительственная комиссия, в состав которой был введен А.К. Ван-дер Беллен; этой комиссии было поручено проработать мероприятия для развития производства цветных металлов в стране.

Судьба пощадила Александра Константиновича в годы репрессий тридцатых годов. Лишь его

огромный авторитет и ряд случайных обстоятельств позволили ему с его фамилией и происхождением избежать ареста. Однако очередная «чистка» достигла и его. В 1938 году поступила очередная директива Сталина по кадровым вопросам. Ближайшие соратники арестованы, сам он был полностью отстранен от работы в промышленности. Происходят личные трагедии: смерть дочери, внучки, сестры. В 1940 году А.К. Ван-дер Беллен оставляет преподавание в институте цветных металлов и золота. 5 мая 1944 года он скоропостижно скончался в возрасте 53 лет и был похоронен на Донском кладбище в Москве.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. ЦГИА СПб. Ф. 478. Оп. 4. Д. 78.

2. ЦГИА СПб. Ф. 478. Оп. 25. Д. 81.

3. ЦГИА СПб. Ф. 478. Оп. 1. Д. 155.

4. РГИА. Ф. 1343. Оп. 17. Т. 1. Д. 2429.

5. Ван-дер Белен, А.К. К вопросу о плавке сульфидных руд [Текст] / А.К. Ван-дер Беллен // Журн. Рус. металлург. о-ва.— Петроград.— 1914. № 6.— С. 689-724.

6. Немцев, М.С. Риддерская концессия Лесли Уркварта [Текст] / М.С. Немцев.— Риддерск: Изд. бюро «Терра», 2008.— 170 с.,

7. Ван-дер Белен, А.К. Риддерское свинцово-цин-ковое дело [Текст] / А.К. Ван-дер Белен.— М.: Высший совет народного хозяйства. Отдел редакционно-издательский, 1923.— 129 с.

8. Ван-дер Белен, А.К. К вопросу о «Концессии Уркварта» [Текст] / А.К. Ван-дер Белен.— ВСНХ.— М.: 1923.— 42 с.

9. Грановский, Б.Л. У истоков цветной металлургии [Текст] / Б.Л. Грановский // Цветные металлы.— 1967. № 10.— С. 97-99.

10. ЦГИА СПб. Ф. 994. Оп. 5. Д. 1475.